Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Чтения "Территориальные органы безопасности и органы военной контрразведки"  (Прочитано 633 раз)

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 18 489
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Сегодня получил из Филиала Государственного музея политической истории России "История политической полиции и органов государственной безопасности России XIX–XX вв." (Гороховая, 2)" Информационное письмо о предстоящих 15-х ежегодных Всероссийских исторических чтениях «Гороховая, 2».
Ниже привожу полный текст данного Информационного письма:

"Министерство культуры Российской Федерации
Государственный музей политической истории России
Филиал Государственного музея политической истории России «История политической полиции и органов государственной безопасности России XIX–XX вв.» (Гороховая, 2)»
191186, Санкт-Петербург, Адмиралтейский пр., д. 6
Т/факс: (812) 312-27-42; тел.: 312-63-05
E-mail: gorokhovaya2@rambler.ru

Уважаемые коллеги!
Государственный музей политической истории России и Санкт-Петербургский институт ФСБ России приглашают 19–20 апреля 2018 г. принять участие в пятнадцатых ежегодных Всероссийских исторических чтениях «Гороховая, 2».
Тема чтений: «Территориальные органы безопасности и органы военной контрразведки: история и современность».
В 2018 г. исполняется 100 лет со дня создания Петроградской чрезвычайной комиссии – первой местной чрезвычайной комиссии и военной контрразведки (Особый отдел ВЧК и армейские Особые отделы). Эти юбилеи являются важным поводом для анализа их деятельности по обеспечению безопасности государства. Предлагается рассмотреть проблемы борьбы территориальных органов безопасности и органов военной контрразведки с разнообразными внешними и внутренними угрозами в XX в.
В ходе исторических чтений планируется обсудить следующие проблемы:
роль ВЧК в создании местных органов безопасности;
проблемы использования опыта работы Департамента полиции МВД Российской империи в деятельности ВЧК и ее местных органов;
от военной контрразведки Российской империи до Особых отделов ВЧК и армейских Особых отделов: проблемы создания и функционирования;
становление правовой базы деятельности местных органов ВЧК и органов военной контрразведки;
подготовка кадров для территориальных органов безопасности и Особых отделов РККА, исторические портреты их руководителей и сотрудников;
разведывательные и контрразведывательные организации антибольшевистских, национальных, повстанческих режимов и русской военной эмиграции;
красные и белые спецслужбы в осуществлении террора в годы Гражданской войны;
место и роль территориальных органов безопасности в осуществлении политических репрессий и контроля над населением СССР;
борьба территориальных органов безопасности и военной контрразведки со шпионажем, терроризмом, бандитизмом, экономическими преступлениями;
территориальные органы безопасности и военная контрразведка в войнах и военных конфликтах;
отражение деятельности территориальных органов безопасности и военной контрразведки в музейных коллекциях, экспозициях, выставочных проектах.
К участию в исторических чтениях приглашаются историки, социологи, политологи, юристы, криминалисты, архивные и музейные работники, действующие сотрудники и ветераны спецслужб и правоохранительных органов. По итогам конференции будет издан сборник научных трудов.
Исторические чтения состоятся 19–20 апреля 2018 г. на основной площадке Государственного музея политической истории России по адресу: г. Санкт-Петербург, ул. Куйбышева, д. 2–4 (вход со стороны Кронверкского пр., д.1/2). Начало в 11 часов.
Заявки на участие принимаются до 9 апреля 2018 г. В заявке необходимо указать Ф.И.О. участника (полностью), место работы, должность, ученую степень и ученое звание, тему сообщения, контактный телефон и электронную почту.
Тексты сообщений просим направлять в срок до 21 мая 2018 г. на E-mail: gorokhovaya2@rambler.ru
Обязательные требования к оформлению текстов сообщений: объем не более 20 тыс. знаков, шрифт Times New Roman, кегль – 14, интервал – 1,5; сноски концевые, кегль – 12, нумерация сплошная. Наличие ссылок на источники и литературу – обязательно.
Сообщения без научного аппарата, а также превышающие установленный размер, не принимаются и не рассматриваются для публикации. Организаторы чтений оставляют за собой право отбора и редактирования представленных материалов.
Телефоны для справок: (812) 312-27-42; (812) 312-63-05 (Алексеева Оксана Алексеевна, Зайцева Оксана Олеговна, Лукашова Ирина Сергеевна)".

С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 18 489
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Несмотря на то, что "по известным причинам" я уже второй год не могу принять личного участия в чтениях, их Оргкомитет продолжает информировать меня о них. Так только что с "Гороховой, 2" мне были присланы два материала, которые я размещу ниже в данной теме нашего Форума.

"Министерство культуры Российской Федерации
Филиал Государственного музея политической истории России «Гороховая, 2»
191186, г. Санкт-Петербург, Адмиралтейский пр., д. 6
Т/факс: (812) 312-27-42; тел.: 312-63-05
e-mail: gorokhovaya2@rambler.ru
XV Всероссийские исторические чтения «Гороховая, 2»
19 – 20 апреля 2018 года

Территориальные органы безопасности и органы военной контрразведки: история и современность

Место проведения: Государственный музей политической истории России
Адрес: Санкт-Петербург, ул. Куйбышева, д. 2-4 (вход с Кронверкского пр. 1/2), ст. метро «Горьковская»

Программа
19 апреля, четверг (Белый зал)

10.30 - 11.00
Регистрация участников исторических чтений

11.00 - 13.00
Утреннее заседание

11.00 - Открытие исторических чтений.
Вступительное слово: Е. Г. Артемов, генеральный директор Государственного музея политической истории России (ГМПИР), кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры Российской Федерации.
Ведущие: АРТЕМОВ Евгений Григорьевич, генеральный директор ГМПИР; ПЛЕХАНОВ Александр Михайлович, доктор исторических наук, профессор, член президиума Общества изучения истории отечественных спецслужб; БОЧКОВ Евгений Анатольевич, доктор исторических наук, профессор, член совета Межрегиональной общественной организации «Академия военно-исторических наук».

Доклады и сообщения (регламент выступления – 10 мин.)
1. Пожаров Алексей Иванович – доктор исторических наук, кандидат юридических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Института российской истории (РАН) (г. Москва).
«Юбилей органов безопасности в осмыслении прошлого».
2. Бочков Евгений Анатольевич – доктор исторических наук, профессор, член совета Межрегиональной общественной организации «Академия военно-исторических наук» (г. Санкт-Петербург).
«Первая мировая война: борьба со шпионажем или шпиономания».
3. Дунаева Анастасия Юрьевна – кандидат исторических наук, научный редактор отдела издательских программ Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество» (г. Москва).
«Взаимодействие территориальных органов политической полиции и органов контрразведки по вопросу внутренней агентуры в армии и на флоте в период Первой мировой войны».
4. Смыкалин Александр Сергеевич – доктор юридических наук, профессор, академик военно-исторических наук, заведующий кафедрой истории государства и права Уральского государственного юридического университета (г. Екатеринбург).
«Становление правовой базы деятельности местных органов ВЧК в 1918-1920 гг. (на примере УралВЧК)».
5. Мелешин Кирилл Юрьевич – кандидат экономических наук, доцент, в/ч 44014 (г. Санкт-Петербург).
«Отделение военного контроля Комиссариата по военным делам Петроградской Трудовой Коммуны».
6. Гребенкин Алексей Николаевич – кандидат исторических наук, профессор Академии ФСО России (г. Орел).
«Создание и организационно-правовое развитие отрядов и Частей особого назначения на территории Орловской губернии (1919-1923 гг.)».
7. Демидов Александр Михайлович – доктор исторических наук, доцент, член Общества изучения истории отечественных спецслужб (г. Москва).
«Становление ВЧК и местных чрезвычайных комиссий как единой централизованной системы органов обеспечения безопасности Советского государства. 1918 – 1919 гг.».
8. Ратьковский Илья Сергеевич – кандидат исторических наук, доцент кафедры новейшей истории Института истории Санкт-Петербургского государственного университета (г. Санкт-Петербург).
«Взрыв 25 сентября 1919 г. в Леонтьевском переулке».
9. Марутин Андрей Геннадьевич – кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры теории истории государства и права Сочинского филиала Российского университета дружбы народов (г. Сочи).
«Борьба органов государственной безопасности с террором и бандитизмом на Северном Кавказе в 1920-1940-е гг.».

Кофе-брейк 13.00-13.45

13.45-18.00
Дневное заседание
Доклады и сообщения
10. Чимаров Сергей Юрьевич – доктор исторических наук, профессор кафедры управления персоналом и воспитательной работы Санкт-Петербургского университета МВД России (г. Санкт-Петербург).
«История создания и тактика действий филерской службы царской России».
11. Шананин Михаил Германович – кандидат юридических наук, доцент, член Общества изучения истории отечественных спецслужб.
«Историко-правовой анализ «Руководства для агентов Чрезвычайных комиссий» (на примере Волынской губернской ЧК)».
12. Измозик Владлен Семенович – доктор исторических наук, профессор кафедры истории и регионоведения Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций им. проф. М. А. Бонч-Бруевича (г. Санкт-Петербург).
«Следователи ПЧК Э.М. Отто и А.Ю. Рикс».
13. Баранов Андрей Владимирович – доктор исторических наук, доктор политических наук, профессор ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет» (г. Краснодар).
«Роль территориальных органов ВЧК-ОГПУ в преодолении повстанческого движения «бело-зеленых» в Кубано-Черноморской области (1920-1924 гг.)».
14. Марченко Геннадий Викторович - доктор исторических наук, профессор кафедры управления персоналом и воспитательной работы Санкт-Петербургского университета МВД России (г. Санкт-Петербург).
«Роль органов НКВД в организации партизанского движения в оккупированных горных районах Северного Кавказа в 1942-1943 гг.».
15. Соколов Андрей Сергеевич – кандидат исторических наук, доцент Калининградского филиала Санкт-Петербургского института внешнеэкономических связей, экономики и права (г. Калининград).
«Дела местных ЧК по спекуляции».
16. Ганин Андрей Владиславович – доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН (г. Москва).
«Большевистские деятели по материалам белого агента в Красной армии А.Л. Носовича».

Кофе-брейк (15 минут)

17. Галицкий Владимир Прохорович – доктор юридических наук, профессор, ведущий научный сотрудник в/ч 2571 (г. Москва).
«Судьбы чекистов: репрессированные, но не сломленные».
18. Крижановская Галина Николаевна – кандидат исторических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Санкт-Петербургского военного института войск национальной гвардии (г. Санкт-Петербург).
«Создание и функционирование войск ВНУС-ВЧК-ГПУ-ОГПУ».
19. Зданович Александр Александрович – доктор исторических наук, профессор, президент Общества изучения истории отечественных спецслужб (г. Москва).
«Дело «Промпартии»: размышления над сборником документов и комментариев к ним».
20. Хаустов Владимир Николаевич – доктор исторических наук, профессор, ведущий научный сотрудник НИЦ фундаментальных военно-исторических проблем Военного университета МО РФ (г. Москва).
«Региональные особенности массовых репрессий 1937-1938 гг.».
21. Бернев Станислав Константинович – кандидат исторических наук, подполковник запаса, член Общества изучения истории отечественных спецслужб (г. Санкт-Петербург).
«Крах аферистов в Смольном. 1934 г.»
22. Есипов Алексей Викторович – кандидат экономических наук, доцент кафедры банковского бизнеса инновационных финансовых технологий АНО ВПО «Международный банковский институт» (г. Санкт-Петербург).
«Герой Советского Союза, капитан госбезопасности В.А. Лягин: руководство разведывательно-диверсионной группой “Маршрутники”».


20 апреля, пятница (Белый зал)

10.00-12.30
Утреннее заседание

Ведущие: АРТЕМОВ Евгений Григорьевич, генеральный директор ГМПИР; ЗДАНОВИЧ Александр Александрович, доктор исторических наук, профессор, президент Общества изучения истории отечественных спецслужб; ИЗМОЗИК Владлен Семенович, доктор исторических наук, профессор кафедры истории и регионоведения Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций им. проф. М. А. Бонч-Бруевича.

Доклады и сообщения (регламент выступления – 10 минут)

1.  Дытченко Геннадий Владимирович – старший преподаватель кафедры прокурорского надзора и участия прокурора в рассмотрении уголовных, гражданских и арбитражных дел Санкт-Петербургского юридического института (филиал) Академии Генеральной прокуратуры РФ, советник юстиции (г. Санкт-Петербург).
«Идеологические основы обеспечения государственной безопасности (историко-правовой анализ)».
2. Селунская Екатерина Александровна – кандидат исторических наук, архивист (г. Тверь).
«Тверская губернская чрезвычайная комиссия и ее руководители».
3. Плеханов Александр Михайлович – доктор исторических наук, профессор, член президиума Общества изучения истории отечественных спецслужб (г. Москва). 
«Карательная политика советских органов госбезопасности в годы новой экономической политики (1921-1928 гг.)».
4. Кротова Мария Владимировна – доктор исторических наук, профессор кафедры международных отношений, медиалогии, политологии и истории Санкт-Петербургского государственного экономического университета (г. Санкт-Петербург).
«Советские спецслужбы на КВЖД».
5. Плеханов Андрей Александрович – кандидат исторических наук, главный специалист Государственного архива Российской Федерации (г. Москва).
«Подготовка кадров Московской чрезвычайной комиссии (1921-1928 гг.)».
6. Репухова Оксана Юрьевна – кандидат исторических наук, заместитель заведующего кафедрой отечественной истории Института истории политических и социальных наук Петрозаводского государственного университета (г. Петрозаводск).
«Обеспечение пограничного режима в Карелии в 1930-х гг.».
7. Мозохин Олег Борисович – доктор исторический наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории Российской академии наук (г. Москва).
«Новое в операции «Синдикат 2».
8. Офицерова Наталья Владимировна – кандидат исторических наук, доцент кафедры «История» Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого (г. Санкт-Петербург).
«Пятнадцатилетний юбилей ОГПУ в Ленинграде».

Кофе-брейк 13.00-13.45

13.45-18.00
Дневное заседание
Доклады и сообщения

9. Панфилец Александр Владимирович – кандидат исторических наук, доцент кафедры истории государства и права Санкт-Петербургского университета МВД России, член-корреспондент Академии военно-исторических наук (г. Санкт-Петербург).
«Управление НКВД СССР по Ленинградской области в первые месяцы Великой Отечественной войны».
10. Веригин Сергей Геннадьевич – доктор исторических наук, профессор, директор Института истории, политических и социальных наук Петрозаводского государственного университета (г. Петрозаводск).
«Преследование агентуры финской разведки после завершения военных действия на Карельском фронте».
11. Фомин Алексей Анатольевич – соискатель кафедры истории государства и права Уральского государственного юридического университета (г. Екатеринбург).
«Организационно-правовые основы проверочно-фильтрационной деятельности в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период».
12. Белов Владимир Павлович – кандидат юридических наук, педагог-организатор, руководитель школьного музея «Разведка и контрразведка России» ГБОУ школы № 45 им. Л. И. Мильграма (г. Москва).
«Отражение деятельности военной контрразведки в музейных коллекциях, экспозициях, выставочных проектах».
13. Кукарека Андрей Николаевич – кандидат исторических наук, доцент кафедры государственного управления факультета национальной безопасности Института права и национальной безопасности Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при Президенте Российской Федерации (г. Москва).
«Борьба органов безопасности с немецким нацизмом – родоначальником транснационального терроризма».
14. Белов Анатолий Егорович – кандидат исторических наук, профессор, научный сотрудник Историко-краеведческого музея-заповедника А. С. Пушкина, член Общества изучения истории отечественных спецслужб (г. Москва).
«Разведка и контрразведка в пограничной охране и пограничных войсках СССР».
15. Иванов Виктор Александрович – доктор исторических наук, ассоциированный научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН, член Общества изучения истории отечественных спецслужб (г. Санкт-Петербург).
«1949 г.: город, регион, УМГБ ЛО. Итог».
16. Бородкина Наталья Андреевна – старший научный сотрудник Центрального пограничного музея (ЦПМ) ФСБ России (г. Москва);
Симаков Геннадий Николаевич – кандидат исторических наук, ведущий специалист Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) (г. Москва).
«Разведывательная и контрразведывательная деятельность пограничных войск КГБ СССР в Афганистане 1980-1989 гг.».

Перерыв (15 минут)

17. Чернышева Наталия Анатольевна – кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Академии ФСО России (г. Орел).
«Развитие правительственной междугородной связи в Орловской области».
18. Москвин Сергей Васильевич – кандидат технических наук, доцент Балтийского государственного технического университета им. Д. Ф. Устинова «Военмех», советник РАЕН (г. Санкт-Петербург);
Шмухрылев Максим Викторович – аспирант Санкт-Петербургского государственного университета гражданской авиации (г. Санкт-Петербург);
Савин Андрей Николаевич – аспирант Санкт-Петербургского университета гражданской авиации (г. Санкт-Петербург).
«Контрразведывательное противодействие иностранным техническим разведкам в сфере высоких технологий на этапе «реформ».
19. Зайцева Оксана Олеговна – кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Государственного музея политической истории России (г. Санкт-Петербург).
«История контрразведки Краснознаменного Балтийского флота в лицах (по материалам ГМПИР)».
20. Рац Сергей Васильевич – кандидат политических наук, доцент Института философии Санкт-Петербургского государственного университета, член Союза писателей РФ (г. Санкт-Петербург).
«Спецоперации НКВД СССР по уничтожению бандформирований в 1941-1943 гг. на территории Якутии».
21. Труханович Екатерина Владимировна – магистрант Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций имени проф. М. А. Бонч-Бруевича (г. Санкт-Петербург).
«Доклад подполковника И. Большакова как источник изучения взаимодействия Центра и резидентур в Западной Европе».
22. Дискуссия о статье А.А. Здановича: «К вопросу изучения истории ВЧК-НКВД на современном этапе: полемические заметки». (Клио. № 3. СПб., 2018.)

18.00-19.00 НЕФОРМАЛЬНОЕ ОБЩЕНИЕ

Стендовые доклады.
1. Аурилене Елена Евлампиевна – доктор исторических наук, профессор Тихоокеанского государственного университета (г. Хабаровск).
«Русские военные эмигранты в Манчжоу-го: “белые” в советской разведке (1932-1945 гг.)».
2. Билим Наталья Николаевна – доктор исторических наук, доцент Дальневосточного института (филиала) Российской правовой академии (г. Хабаровск).
«Борьба дальневосточных органов безопасности с антисоветскими выступлениями в 1920-е гг.».
3. Беляева Екатерина Вячеславовна – студентка исторического факультета Самарского государственного социально-педагогического университета (г. Самара).
«Историография США о деятельности ВЧК».
4. Василевский Виталий Петрович – кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и теории международных отношений Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского (г. Омск).
«Дмитрий Васильевич Шленов: исторический портрет чекиста».
5. Гашенко Вячеслав Андреевич – кандидат исторических наук, доцент, в/ч 44261 (г. Екатеринбург).
«Участие территориальных органов НКВД-НКГБ в обеспечении безопасности промышленных предприятий в годы Великой Отечественной войны (на примере Западной Сибири)».
6. Лепкова Елена Александровна – ведущий научный сотрудник ФГБУК «Государственного историко-мемориального музея-заповедника «Сталинградская битва» (г. Волгоград).
«Государственная стража – особый орган безопасности и правопорядка в Царицыне в 1919 г.».
7. Литвиненко Евгений Евгеньевич – старший научный сотрудник ФГБУК «Государственного историко-мемориального музея-заповедника «Сталинградская битва» (г. Волгоград).
«Боевые действия Частей особого назначения (ЧОН) на территории Царицынской губернии».
8. Мосеев Александр Евгеньевич -
«Архангельская губернская ЧК. Как все начиналось…».
9. Синиченко Владимир Викторович – доктор исторических наук, профессор, начальник кафедры государственно-правовых и гражданско-правовых дисциплин Владивостокского филиала Дальневосточного юридического института МВД России, полковник полиции (г. Владивосток).
«Создание пограничного и таможенного контроля советскими учреждениями Дальнего Востока в 1918 г.».
10. Усов Алексей Вячеславович – кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры государственно-правовых и гражданско-правовых дисциплин Владивостокского филиала Дальневосточного института МВД России (г. Владивосток).
«Развитие отрасли морского спасания Дальневосточного бассейна СССР в условиях репрессивной кампании конца 1930-х гг.».
11. Шабельникова Наталья Алексеевна – доктор исторических наук, профессор кафедры гуманитарных дисциплин Владивостокского филиала Дальневосточного юридического института МВД России (г. Владивосток).
«Деятельность правоохранительных органов по борьбе с бандитизмом на Дальнем Востоке России в 1920-е гг.»".

С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 18 489
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
В приведённой выше программе чтений есть следующие строки - "Дискуссия о статье А.А. Здановича: «К вопросу изучения истории ВЧК-НКВД на современном этапе: полемические заметки». (Клио. № 3. СПб., 2018.)".
Всем очным и заочным (вроде меня :) ) участникам чтений был разослан авторский текст этого материала (само имя в каких-либо дополнительных комментариях не нуждается), который я привожу ниже.

"А.А. Зданович
К вопросу изучения истории ВЧК-НКВД на современном этапе: полемические заметки

Накануне официально отмечаемого Дня работника органов безопасности в «Российской газете» было опубликовано интервью с Директором Федеральной службы безопасности генералом армии А.В. Бортниковым. И предваряя первый вопрос, главный редактор В.А. Фронин не мог не отметить, что 20 декабря российские органы безопасности отмечают свой 100-летний юбилей. Правда в заголовке эта дата не фигурировала и понятно почему. Ведь основная часть интервью содержала информацию о работе сотрудников ФСБ России в последнее время. Однако, в год столетия российских революций, когда событиям 1917г. посвящались научные конференции в Москве, Санкт-Петербурге и других городах нашей страны, увидели свет соответствующие монографии, многочисленные статьи, документальные и художественные фильмы, нельзя было не затронуть тему об образовании Всероссийской ЧК, работу чекистов в советский период истории вообще.
   Директор ФСБ России высказал свою точку зрения относительно юбилея, основанную на результатах проведенных историками исследований. Можно с его аргументацией соглашаться, но можно, конечно, и подвергать сомнению достижения исследователей истории российских спецслужб. Но для меня, к примеру, важно другое, а именно то, что глава ФСБ не открестился от отмечаемой даты, от советского периода деятельности органов госбезопасности, прекрасно понимая возможную реакцию на это некоторых представителей научной и творческой интеллигенции, представителей «демократической» общественности. И такого рода реакция последовала незамедлительно. Авторы коллективных заявлений и многих статей в отечественных и зарубежных СМИ, а также оппозиционные политики абсолютно безосновательно принялись обвинять А.В. Бортникова в оправдании имевших место массовых репрессий. Всполошились они от того, что якобы разглядели угрозу устоявшемуся (по их мнению) объяснению событий, происходивших в 1920-1030-х годах. Особо заострялось внимание читателей и радиослушателей на словах Директора ФСБ о наличии в определенной части уголовных дел того периода реальных оснований для принятия жестких решений. Сразу подчеркну – утверждения А.В. Бортникова имеют под собой абсолютно реальную почву. Говорю это основываясь на изучении в Центральном архиве ФСБ России нескольких сотен архивных уголовных дел на отдельных лиц и группы. Часть этих дел обозначены литерой «Н», что означает отсутствие оснований (по мнению прокуратуры) для реабилитации осужденных.
   В одном из откликов на вышеуказанное интервью высказывалось мнение, что некоторые ответы А.В. Бортникова на вопросы редактора газеты фактически дали старт новой дискуссии по вопросу репрессий и вообще оценки деятельности ВЧК-КГБ. Лично я был бы этому рад. Но, к моему сожалению, пока реальной научной дискуссии не началось, не просматривается даже и предпосылок к этому. Возможно, те, кто «за» и те, кто «против» дискуссии «сосредотачиваются» для нанесения точечных ударов по представителям противоположной точки зрения.
   Из обозначенной ситуации 10 января 2018 г. попытался выйти заместитель руководителя Научно-информационного совета общества «Мемориал» Н.В.Петров - мой давний оппонент. Пока он дал лишь оценки и достаточно субъективные разъяснения относительно текста интервью Директора ФСБ. [1] Зная, как тщательно он следит за тематикой по истории органов госбезопасности в научной литературе, а также в печатных и электронных СМИ, я был несколько удивлен отсутствием упоминания (естественно в резко критическом ключе) моего интервью телеканалу «День» 26 декабря 2017г., через несколько дней размещенному в YouTube. Кстати говоря, на данном электронном ресурсе всего за две недели уже имелось более 110 тысяч просмотров интервью. [2] Комментариев было тоже много, но их никак нельзя отнести к научным и даже просто здравым. Но не о моем интервью сейчас речь.
   Хочу поделиться с участниками конференции некоторыми соображениями по поводу реально имеющего место группового противостояния историков по вопросу о деятельности советских органов госбезопасности. Сразу замечу, что количественное наполнение указанных групп далеко не равнозначное. За период с конца 1980-х и до настоящего времени практически в каждом регионе Российской Федерации (прежде всего в республиканских, краевых и областных центрах) заявили о себе историки, объектом изучения которых стали репрессии. Многие из них, защитив докторские диссертации, подвигли нескольких своих аспирантов и соискателей к продолжению работы по «репрессивной проблематике». Они тоже защитили диссертации и стали кандидатами исторических наук. Я уже не беру в расчет публицистов, именующих себя «журналистами-историками» или «писателями-историками». Каждый из них (не говоря даже об ученых) стремился представить плод своих трудов в научных и иных изданиях, опубликовал ряд статей в газетах и журналах. Короче говоря, в информационном пространстве пока доминируют именно они.
   А теперь поставим вопрос - почему более активно выступают указанные выше группы историков и публицистов? Есть тому несколько причин. Прежде всего, это условия работы специалистов по истории разведки, контрразведки, борьбы с терроризмом и экономическими преступлениями, а в более общем плане -  ученых, специализирующихся на изучении противодействия внешним и внутренним угрозам нашему государству в советский период истории страны. Большинство из них проходят военную службу в органах ФСБ, СВР и других спецслужбах. Открытые публикации им, мягко говоря, не рекомендуются. Они, за редким исключением, не имеют возможности выступать на научных конференциях вне ведомственных научных и учебных заведений, пусть даже проводимых в городах проживания, не говоря уже о выезде (вне отпускного времени) в другие регионы.
   Среди ведомственных историков есть, кстати говоря, и те, кто исследует период репрессий, хотя понятно, что данная проблематика далеко не является основной в читаемых лекциях. Да и количество учебных часов, выделяемых на историю, в последние годы резко сокращено по указаниям Министерства образования и науки, что, в свою очередь, сказалось на количестве штатных единиц профессорско-преподавательского состава. И это непреодолимая данность -  ведь в соответствующих учебных заведениях ведется подготовка не историков, а профессионалов по борьбе с противником.
   Но как тут не вспомнить о существовавших в советский период, а ныне ликвидированных «исторических группах» в Академии Генерального штаба, Военно-политической академии и академии им. М.В.Фрунзе.  Воспитание слушателей и курсантов в военно-учебных заведениях на традициях и опыте старших поколений конечно же востребовано, но возможностей для этого явно недостаточно. С позиций сторонников «Болонской системы» сокращение часов на историю в непрофильных вузах– подход якобы верный для всех стран мира и преодолеть его, на мой взгляд, новым руководителям Минобразования пока еще не удается.
   Далее, и это, по моему мнению, даже более важно, чем вышеназванная причина. Напомню и своим коллегам, и ученым из иных научных и учебных центров, что сделал Ю.В. Андропов после назначения на пост председателя КГБ при СМ СССР в 1967г. Для поднятия, а точнее воссоздания авторитета органов госбезопасности после хрущевских времен он принял (помимо серьезных изменений в оперативной и следственной работе) абсолютно верное решение – рассекретить несколько агентурных разработок 1920-1930-х годов и на основе реальных материалов показать успешную борьбу с иностранными разведками и зарубежными эмигрантскими центрами. Так появились, к примеру, книги и фильмы об операции «Трест» и «Синдикат-2». По указанию руководителя чекистского ведомства архивисты и научные работники из Высшей школы КГБ выделили так называемую «когорту Дзержинского» - около полутора десятков руководящих и рядовых сотрудников ВЧК-НКВД, работавших с Ф.Дзержинским, но репрессированных в 1937-1938 годах. К тому времени большинство из них уже были реабилитированы, а посему могли стать героями кинофильмов, документальных и художественных книг и сборников очерков. Применительно к этим чекистам тоже раскрывались некоторые операции ВЧК-ОГПУ. [3]
   В конце 1960-х годов Ю.В. Андропов инициировал создание коллектива из числа ученых и профессорско-преподавательского состава Высшей школы КГБ для подготовки проекта учебника по истории советских органов госбезопасности. После длительной апробации, внесения необходимых изменений и уточнений, учебник был издан в 1977г. Могу утверждать, что описание оперативных мероприятий разведки, контрразведки и других подразделений ВЧК – КГБ не требует серьезной переработки и сегодня. Члены авторского коллектива руководствовались принципом объективности. Они основывались в своих текстах на сохранившихся архивных материалах, к которым были допущены в полном объеме – это было указание Председателя КГБ.
   К юбилейным датам (50,60,70 лет советским органам госбезопасности) издавались сборники документальных очерков об оперативных и следственных мероприятиях территориальных органов КГБ и органов военной контрразведки, о выдающихся сотрудниках.
   Но издательская активность центрального аппарата и местных органов госбезопасности была практически свернута на рубеже 1989-1991гг. Ни о каком рассекречивании материалов оперативных дел речи уже не шло. Более того. По указанию тогдашнего Председателя КГБ СССР В.А. Крючкова серьезной чистке подверглись архивные фонды в Москве, республиканских, краевых и областных чекистских аппаратах. В соответствующем указании специально оговаривалось, что не подлежат уничтожению документы, имеющие историческую ценность. Но кто бы стал определять эту ценность? Квалифицированных специалистов, энтузиастов из числа оперативных и следственных работников на местах было считанное количество. Наряду с актуальными тогда материалами во многих случаях жгли и дела за 1920-1930-е годы. Фактически еще в большем масштабе повторилось то, что делалось по указанию Н.Хрущева во второй половине 1950-х годов. Тогда, к примеру, были уничтожены все оперативные материалы, которые явились основанием к началу судебного процесса по так называемому «заговору маршалов».
   Еще одна причина отставания исследований по противодействию противнику в довоенный период. С конца 1980-х годов стала набирать обороты очередная волна ускоренной реабилитации. Политическая конъюнктура в этом процессе превалировала. Указания ЦК КПСС и конкретно члена Политбюро А.Н.Яковлева оказывали серьезное влияние на сотрудников прокуратуры, причастных к работе по реабилитации, да и архивистов из КГБ СССР. На основе изучения значительного объема материалов (о чем я уже упоминал) могу утверждать, что в указанное время большое количество архивных уголовных дел рассматривались поверхностно.
   Положение стало еще хуже после августа 1991г. Назначенный Председателем КГБ СССР В.В.Бакатин дал указание о передаче в республиканские, краевые и областные архивы всех законченных производством уголовных дел. Прежде всего это касалось периода 1920-1950-х годов. Насколько известно, лишь некоторые территориальные управления не выполнили этот приказ. Удержался от этого и Центральный архив КГБ-ФСБ.
   В середине октября1991г. был принят закон ВС РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий». Согласно статье 3 (п.б) безоговорочно подлежали реабилитации лица, «подвергнутые уголовным репрессиям по решениям органов ВЧК, ГПУ-ОГПУ, УНКВД-НКВД, МГБ, МВД, прокуратуры и их коллегий, комиссий, «особых совещаний», «двоек», «троек» и иных органов, осуществлявших судебные функции». [4]
   Те, кто работал с архивными уголовными делами за 1920-1930-е годы, знает, что именно внесудебные органы рассматривали дела, материалы коих не подлежали оглашению ввиду возможной расконспирации проведенных, а то и незаконченных к тому времени чекистских мероприятий и действий Разведывательного управления РККА. А подследственные во многих случаях реально совершили преступления, ответственность за которые предусматривалась уголовным кодексом.
    Указанный выше пункт закона реально «упрощал» работу прокурорских структур с учетом «реабилитационной гонки», диктуемой высшими властями, а также и общественными настроениями того времени. С учетом чрезмерной рабочей загрузки прокурорских работников (а это факт) их заключения по делам, представленным на реабилитацию, превращались в простую формальность. Лишь некоторые архивные уголовные дела (как их называли – резонансные) рассматривались достаточно тщательно. Однако и в таких случаях явно просматривалась политическая конъюнктура при вынесении окончательного решения прокуратурой и судебными инстанциями.
   Иллюстрацией сказанного выше может служить дело «Петроградской боевой организации» («ПБО»). Насколько известно, все началось с требования некоторых литературных организаций незамедлительно реабилитировать выдающегося русского поэта Н. Гумилева. Он прошел как соучастник по указанному делу, был приговорен к высшей мере наказания и расстрелян. По однозначному мнению «мыслящей литературной элиты» той поры, поэт не мог быть контрреволюционером, а тем более участвовать в подпольной организации – талант, поэтический дар исключает, якобы, какую-либо преступную деятельность. Реабилитация, как и следовало ожидать, вскоре последовала. Но на этом не закончилось. В скором времени все дело «ПБО» было признано чекистской фальсификацией. На основе заключения о реабилитации всех участников «ПБО», сотрудник Генеральной прокуратуры РФ   – д.и.н. Г.Е. Миронов (окончил аспирантуру по специализации «история южных и западных славян, выступал как специалист по истории и архитектуре, изобразительному искусству) подготовил и опубликовал книгу под говорящим сам за себя заголовком: «Заговор, которого не было» [5]. Здесь уточню – несколько исследователей доказали, что заговор реально был. [6] И имеемые в моем распоряжении архивные материалы говорят о том же.  Остается лишь вопрос о степени участия в заговоре тех или иных лиц. А отсюда и степень наказания должна была быть различной и, наверное, даже в тех политических условиях, не столь суровой. Это однозначно применимо к поэту Н.Гумилеву.
   Еще более значимым для нас в рамках рассматриваемой темы является беспрецедентный факт полной реабилитации участников Кронштадского восстания и даже установления им памятника. Об этом говорится в Указе Президента РФ Б.Н.Ельцина №65 от 10 января 1994 г. Основанием для указа послужил заключительный отчет Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий при Президенте РФ, подготовленный на базе изучения части сохранившихся архивных источников. [7] Еще через 3 года вышел из печати сборник документов о Кронштадских событиях с предисловием бывшего члена Политбюро ЦК КПСС, руководителя комиссии по реабилитации, академика А.Н.Яковлева. [8] Последний также осуществлял и общую редакцию. Был он в тот период и председателем редакционного совета международного фонда «Демократия», на средства которого осуществили издание сборника.
   Несмотря на вышеназванный указ Б.Н.Ельцина и влияние в высших политических кругах А.Н.Яковлева, группа архивистов во главе с ныне покойным В.П. Козловым (с участием представителей Центрального архива ФСБ России) приняла решение подготовить более полный сборник документов. Кроме того, предстояло существенно уточнить трактовки и комментарии, сделанные В.П. Наумовым и А.А. Косаковским в предыдущем сборнике. Намечено было исходить (как и полагается в научном издании) из комплексной и объективной оценки всего корпуса доступных источников, а не некой его части. Новый проект удалось осуществить при поддержке издательства «Российская политическая энциклопедия» в 1999 г. Речи о невиновности всех участников восстания – мятежа уже не шло.
   Между тем кампания по реабилитации жертв репрессий продолжалась и продолжается сейчас. Это закономерно и абсолютно правильно, поскольку необоснованно репрессированных действительно было много. Другой вопрос – был ли изменен подход к этому делу в плане реального пересмотра дел, а не поверхностного изучения. Остается только надеяться (и я действительно надеюсь) на высокую квалификацию привлекаемых сотрудников прокуратуры и их добросовестность. Ведь акт о реабилитации - это не только юридический документ. Он задает некий исторический тренд, определенным образом влияет на исследования и, прежде всего, на оценки и выводы ученых по тем или иным историческим сюжетам.
  Объективно сложилось так, что архивисты из ФСБ России уже многие годы занимаются в основном уголовными делами на ранее репрессированных лиц. Мне не понаслышке известно, что коллеги буквально тонут в той массе запросов, которые поступают в ведомство от родственников репрессированных, научных учреждений, творческих организаций и частных лиц, изучающих исторические события 1920-1930-х годов. Приходится учитывать и тот факт, что есть официально установленные сроки для ответа заявителям и нарушать их сотрудники ФСБ России не имеют права.
 И что же мы наблюдаем в итоге? Из Центрального архива и архивов местных органов ФСБ России исходит в подавляющей доле информация о серьезных нарушениях процессуальных норм и даже извращениях в ходе следственной работы, связанной с репрессиями. Более того, иногда архивные работники сами выступают инициаторами подготовки и издания документов именно о репрессиях. А если и не инициируют, то оказывают содействие составителям разного рода сборников в выявлении требуемых в их запросах документов, комментировании, пишут предисловия или вступительные статьи, выступают в качестве членов, а то и руководителей редакционных советов. [9] Мотивируется это явление тем, что и репрессии есть часть истории нашей страны. Кто бы спорил, это действительно так. Но именно часть истории. А если ее абсолютизировать, то получим «кривое зеркало», а не объективное освещение исторических явлений.
   В последние годы некоторые ведомственные архивисты стали утверждать (и демонстрировать это конкретными изданиями), что более важно раскрывать и довести до читателей путем публикации те документы, которые относятся к разного рода событиям из истории нашей страны и имеют отношение к органам госбезопасности лишь постольку, поскольку нашли свое отражение в архивных документах спецслужб. Что же, такой подход имеет право быть, и я только приветствую выход в свет соответствующих сборников документов и монографий. Здесь особо выделю 10-томное издание «Совершенно секретно»: Лубянка-Сталину о положении в стране», презентация последнего тома которого прошла в декабре 2017г. в Культурном центре ФСБ России. [10]
   А теперь вновь напомню, что сделал Ю.В.Андропов в плане доведения до общественности фактов реального противодействия советских органов госбезопасности иностранным спецслужбам, подрывным эмигрантским центрам и экстремистски настроенным противникам существовавшего строя.  Председатель КГБ приказал рассекретить ряд успешных агентурных разработок и оперативных игр, которые проводились в 1920-1930-х годах. Общественность, в том числе и историки, оценили это исключительно положительно. Я уже не говорю о позитивном влиянии рассекреченных эпизодов тайной войны на авторитет органов госбезопасности и привлечение на службу в чекистские органы новых сотрудников.
   Долгий перерыв в такого рода мероприятиях был, казалось бы, окончен в 2011г. Тогда состоялось решение о подготовке отдельного тома в издательском проекте «Великая Отечественная война 1941-1945 годов». Этот том (№6) был озаглавлен так: "Тайная война. Разведка и контрразведка в годы Великой Отечественной войны». [11] Председателем Редакционной комиссии тома был утвержден первый заместитель Директора ФСБ России генерал армии С.М.Смирнов. Он курировал Управление регистрации и архивных фондов нашего ведомства и это обеспечивало возможность относительно свободной работы с хранимыми документами. Создалась обстановка, сравнимая разве что с периодом подготовки учебника по истории советских органов госбезопасности по указанию Ю.В.Андропова в начале 1970-х годов. Для специалистов из Академии ФСБ России и Центрального архива нашей Службы это было поистине «золотое время». Только для моего раздела о работе органов контрразведки Смерш (1943-1945гг.) было отобрано около 100 документов (более 400 листов), которые в установленном порядке рассекретили полностью или частично. И эти документы касались не только и даже не столько информации о состоянии Красной армии и флота, недостатков в боеспособности войск. Удалось в научном ключе описать оперативные мероприятия по проникновению в спецслужбы Германии и ее союзников, радиоигры и розыск агентуры противника в войсках и тыловых районах.
  Как член авторского коллектива я «двумя руками» поддержал предложения некоторых своих коллег о том, что в томе должна быть рассмотрена деятельность органов госбезопасности в предвоенный период и с этого надо начинать. Такой подход удалось реализовать.
  Наш том был издан в 2013г., а в 2015, к 70-летию Великой победы, завершилась публикация 12-томника. Годом ранее увидел свет и завершающий серию из 6 сборников документов (с I по V-й том каждый в двух книгах), том - «Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне». Председателем редакционного коллектива являлся Директор ФСБ России А.В. Бортников. [12] К сожалению, предыдущий том был издан несколько лет назад - в 2007г., а затем (по ряду субъективных причин) работа застопорилась.  Как один из заместителей главного редактора этой серии я могу свидетельствовать, что без поддержки главы ведомства издание завершить бы не удалось.
   В конце «нулевых» годов стартовал проект Института российской истории РАН, предусматривавший издание сборника документов и научных статей по  локальным конфликтам и войнам в период с 1939 по 1945гг.[13] В ряде сборников ответственным редактором выступал тогдашний начальник Управления регистрации и архивных фондов ФСБ, доктор юридических наук В.С.Христофоров. Инициативу Института российской истории и лично В.С.Христофорова можно только приветствовать. Но все, что говорилось об указанных проектах, относится к конфликтам и войнам. В таких условиях для читателя абсолютно ясно, кто есть реальный враг, кто противостоит советским органам госбезопасности. А любые действия по пресечению разведывательно-подрывной активности иностранных спецслужб даже объяснять практически не надо – все делалось во имя победы. Вполне возможно допустить, что отсюда и отсутствие дальнейшей научной разработки помещенных в сборниках документов, комментариев и статей.
   Останавливаюсь на изданиях, посвященных периоду Великой Отечественной войны и иных вооруженных конфликтов, только потому, что хочу еще раз подчеркнуть – о конкретных агентурно-оперативных мероприятиях того времени свидетельствуют опубликованные документы, а не приукрашенные юбилейные очерки и даже не воспоминания ветеранов. Историки меня поймут и подтвердят насколько для исследователя важен первоисточник. Публицисты и писатели придут потом и «красочно» опишут реальные дела в художественной литературе.
 Другое дело относительно периода 1920-1930-х годов. Историки, придерживающиеся резко негативной оценки действий ВЧК-НКВД, сознательно (по большей части) забывают, что спецслужбы воюют и в перерывах между открытыми столкновениями государств, когда для населения не видны столкновения на «тайном фронте». Не только рядовые граждане, но и не причастные к деятельности органов безопасности страны представители правящих кругов СССР в центре и в регионах находились в неведении относительно реальных, а тем более потенциальных, только зарождающихся угроз для нашей страны.
    Что за последние годы появилось нового по рассматриваемой тематике? Та группа исследователей, к которой принадлежу и я, опубликовала ряд статей и монографий. Но далеко не все они были достаточно содержательными в плане научного рассмотрения оперативных и следственных мероприятий советских органов госбезопасности. И это напрямую связано с отсутствием новых рассекреченных документов по разного рода операциям в общей массе открытых за последнее время материалов из ведомственных архивов ФСБ России. Рассекречивается много – это неоспоримый и однозначно положительный факт. Но что это за документы?  За очень малым исключением они касаются, и я об этом уже упоминал, событий в международных отношениях, а также в экономической, военной, социально-политической сферах жизни страны, а не истории органов ВЧК- НКВД как таковой. Эти документы всего лишь дают возможность уяснить и оценить: в каких условиях тогда трудились чекисты. Конечно же это очень важно. Но должен быть сделан следующий шаг, а именно основанное на архивных рассекреченных документах описание конкретных мероприятий советской разведки, контрразведки, органов политического розыска и экономических подразделений по противодействию спецслужбам потенциальных военных противников нашей страны, зарубежных подрывных центров и преступных элементов внутри страны.
   В интервью Директора ФСБ России А.В.Бортникова в числе других вопросов речь шла и об открытых процессах 1930-х годов. Материалы их опубликованы. Но в отличие, к примеру, от сборника документов о процессе над социалистами-революционерами, [14] мы найдем в них крайне мало, а в некоторых вообще не найдем документы о истории борьбы с оппозиционерами по линии ОГПУ-НКВД, об оперативной составляющей подготовки упомянутых процессов.  Отсюда появляется некая «фора» у критиков деятельности органов госбезопасности. Ведь все открытые процессы признаны «полной фальсификацией», а осужденные давно реабилитированы за исключением единственного фигуранта -  бывшего наркома внутренних дел Г.Г. Ягоды. [15]
   Исходя из сказанного, сам собой напрашивается ответ на вопрос -  каково соотношение сил в противостоянии двух групп историков. К моему сожалению, наши оппоненты находятся в значительно более лучшем положении. Чтобы не быть голословным приведу несколько примеров, дам краткий абрис сложившейся ситуации.
   Одним из общей массы сторонников резко негативной оценки советского периода деятельности органов госбезопасности является историк из Новосибирска А.Г.Тепляков. Он строит свои книги на тенденциозно подобранных фрагментах из архивных уголовных дел на сотрудников ВЧК-НКВД, осужденных в 1937-1940 годах. [16]
   В конце «нулевых» годов А. Тепляков нашел выход на исследовательскую группу, работающую под руководством немецкого историка М. Юнге. Эта группа начала с подготовки сборника документов по действиям органов НКВД СССР, начатых в соответствии с приказом наркома №00447 от 1937г. «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». [17] Затем поучаствовал в авторском коллективе сборника статей «Социальная мобилизация в сталинском обществе».  [18] В рамках этого издания Тепляков написал статью с шокирующим для профессионалов названием "Агентурная работа ОГПУ-НКВД в системе мобилизационных практик сталинского режима».  Статья откровенно конъюнктурная и далека от объективности. Практически все примеры почерпнуты из архивных уголовных дел на сотрудников местных органов госбезопасности. Как ранее, так и в этой статье автор исходит из сделанного им же умозрительного вывода: то, что показывают на допросах чекисты – чистая правда, а то, что свидетельствуют иные граждане – выбито из них следователями и не иначе. О какой объективности здесь можно говорить? Добавим к этому отсутствие специальных знаний, что приводит к путанице в терминологии, а далее - к ложным утверждениям.
   Продолжу об упомянутом выше международном проекте. Он стартовал  более 10 лет назад и уже в 2010 г. в серии «История сталинизма» (издательство РОССПЭН) появилось два тома документов под общим названием «Через трупы врага на благо народа». Это были документы, относящиеся к «кулацкой» операции в Украинской ССР в 1937г. [19]
   Далее творцы проекта обратили свой взор на Грузию. Они обратились к грузинским властям. В Тбилиси историков приняли с готовностью оказать полное содействие. В итоге появился двухтомник документов с соответствующими комментариями к ним. [20] Авторы выразили благодарность все тому же А.Теплякову за консультирование.
   К настоящему времени проект трансформировался и можно предположить, что произошло это не без влияния А.Теплякова, учитывая область его изысканий и общий подход к теме репрессий. Теперь исследованию дано иное название, а именно: «Международный проект, посвященный изучению судебных процессов над сотрудниками советских органов государственной безопасности». [21] Нынешний глава проекта - М.Юнге указывает, что инициатором данной работы явился Германский исторический институт в Москве и конкретно его основатель Б. Бонвеч.  Первоначально участники проекта обратились к украинским властям и понятно почему. Во-первых, на Украине они уже бывали и успешно поработали. Во-вторых, они знали, что, руководители Службы безопасности Украины не считают секретными те документы, которые создавались в советский период. Об этом открыто и не раз заявлялось. Вполне естественно, что в Киеве дали «зеленый свет» проекту и предоставили участникам возможность работать в архивах нескольких областных управлений СБУ. В распоряжение членов авторского коллектива были даны не только архивные следственные дела на бывших сотрудников НКВД УССР, но и их личные дела, а также оперативные материалы, включая отчетные документы по оперативным разработкам и агентурные сообщения. Результаты исследований удалось достаточно быстро реализовать в виде монографии М.Юнге. И вновь мы читаем о выражении благодарности среди прочих и А.Теплякову. Последнее я подчеркиваю намеренно, чтобы виден был групповой подход - объединение усилий иностранных и некоторых отечественных исследователей в реализации проектов по "репрессивной" проблематике.
   Такого единения, к моему сожалению, пока нет среди историков, изучающих деятельность советских органов госбезопасности в 1920-1930-е годы во всей ее полноте, а не только по указанному выше вопросу. Корень зла здесь видится в том, что у нас нет достаточной документальной базы для проведения исследований, как главного объединяющего фактора.
   Как известно, в сети Интернет одним из американских научно-учебных центров уже более 10 лет назад выставлен учебник по истории советских органов госбезопасности, как раз тот, который был подготовлен по указанию Ю.В.Андропова в 1977 г. Про многие операции рассматриваемого периода там имеется информация. Понятно, что параметры учебника не позволили авторам детально описать их, но существо оперативных мероприятий изложено. Опираться в исследованиях на сюжеты из учебника можно однозначно, поскольку искажений там нет - все соответствует реальности и написано на основе архивных документов. Есть даже ссылки на конкретные фонды и номера дел. Но что дальше?  Вперед несколько продвинулись лишь некоторые историки - ветераны КГБ СССР. Так, генерал-майор в запасе Л.Ф. Соцков на материалах архива Службы внешней разведки России подготовил интереснейшую книгу об операции Контрразведывательного и Иностранного отделов ОГПУ-НКВД "Тарантелла". [22] В ней показана активная роль около десятка агентов органов госбезопасности (причем многие из них впервые раскрыты), а также наших штатных сотрудников. Изданная тиражом в 3 тысячи экземпляров (что немало по нынешним временам) она была несколько лет назад переиздана в таком же количестве. Мне известно, что на ее основе готовится документальный фильм. Операцию "Представительство", успешно проведенную против румынской разведки и зарубежных украинских националистических центров детально описал наш украинский коллега А.В.Ткачук. [23] Об упомянутой в учебнике оперативной игре "Заморское" написал еще в 1980 г. ветеран-контрразведчик из Краснодара И.И. Мутовин.  По тем временам автор вынужден был изменить фамилии некоторых действующих лиц и вообще придать книге форму романа-хроники.  [24] Но до настоящего времени научного, а, следовательно, доказательного, изложения указанной оперативной игры против реальных противников нашей страны не предпринято. Вообще нет описания еще одной интересной оперативной игры – «Ласточка», которая была направлена против французской разведки и поддерживаемых ею эмигрантских структур.
   Актуальным, на мой взгляд, явилось бы описание чекистских операций в рамках агентурного дела «Блок». Кстати говоря, оно тоже упомянуто в учебнике по истории советских органов госбезопасности. Работа Экономического управления и Иностранного отдела ОГПУ по данному делу проводилась с 1930 по 1932гг. и была направлена на срыв сговора при реализации контрактов нескольких иностранных фирм, включая такие известные и по сей день как «Сименс-Шуккерт», «АЕГ» и «Метрополитен-Виккерс». Имевшие место необоснованные обвинения ряда советских инженеров и техников в сотрудничестве с иностранными разведками конечно же надо констатировать. Они давно реабилитированы. Но были и те, кто реально, в силу материальной заинтересованности оказывал помощь иностранцам в ущерб интересам нашей страны. Но главное, что вскрыли чекисты - это схема и реальная практика нанесения ущерба инофирмами делу развития отечественной индустрии. То, что происходило в те годы, вполне можно сравнивать с ныне примененными в отношении России американскими и европейскими санкциями. Несмотря на вышеизложенное, пока историки имеют в своем распоряжении лишь некоторые протоколы допросов фигурантов уголовных дел. [25] Кстати говоря, содержание этих процессуальных документов (как и любых протоколов допросов подследственных периода 1920-1930-х гг.) наши оппоненты априори признают чекистскими «фальшивками». Кратко, без раскрытия оперативной работы органов ОГПУ по делу «Блок», описал ситуацию доктор исторических наук, мой коллега О.Б. Мозохин. [26] А ведь еще в 1976г., т.е. более 40 лет назад, мне довелось активно поучаствовать в подготовке обзора по делу «Блок». Работа эта проводилась в Высшей школе КГБ СССР под руководством моего старшего товарища, замечательного историка-архивиста В.К. Виноградова.
    Приведенные примеры можно дополнять и другими чекистскими операциями.
   Как это ни странно, сторонникам моей позиции помогают отдельные добросовестные, нейтрально настроенные по отношению к органам безопасности историки и даже некоторые из противоположного лагеря. Исследуя деятельность зарубежных подрывных центров, они волей-неволей показывают работу чекистов по нейтрализации возникающих для СССР угроз. Для своих монографий и статей они используют большое количество документов их зарубежных архивов, где отложилась информация по ряду эпизодов таких операций ВЧК-НКВД, как "Трест", "Синдикат-2" "Синдикат-4", "РДО", "Д-7", "Тарантелла" и других. В исследовании по делу "Весна" (как и в проекте М.Юнге) активно был задействован архив Службы безопасности Украины. Конкретно речь идет о докторах исторических наук В.И. Голдине и П.Н. Базанове, кандидатах исторических наук М.В. Соколове и Я.Ю. Тимченко. [27]
   Понятно, что указанные и некоторые другие историки дают лишь фрагменты успешных по нашей оценке операций (за исключением дела «Весна») и делают при этом акцент на последовавших репрессиях в отношении якобы «запутанных в сети ОГПУ-НКВД» советских граждан и эмигрантов.
   Подытоживая сказанное, берусь настаивать на следующем: историки, стремящиеся объективно раскрыть роль органов государственной безопасности в деле выявления и нейтрализации угроз нашей стране в 1920-1930-е годы, остро нуждаются в рассекречивании соответствующих документов. Только в этом случае можно будет успешно продолжить уже ведущиеся исследования и отстаивать несомненно положительную роль советских спецслужб, нисколько не приукрашивая их сложный путь. А это был путь побед над мощными противниками, а иногда и горьких поражений, без которых, к сожалению, не обходится разведка и контрразведка ни одной страны.

1.Передача «Реабилитация репрессий». // Сайт «Радио Свобода». 10 января 2018. 4 тысячи просмотров на 26 января 2018г.
2. Бортников разворошил осиное гнездо. // Телеканал «День». 31 декабря 2017г. Интервью Здановича А.А.
3.Рыцарь революции. Воспоминания о Феликсе Эдмундовиче Дзержинском. М.1967.; Солдаты невидимых сражений. Рассказы о подвигах чекистов. М.1968.; О Феликсе Эдмундовиче Дзержинском. Воспоминания, статьи, очерки современников. М.1977.; Чекисты. Сборник очерков. Л. 1977г.; МЧК. Из истории Московской чрезвычайной комиссии. 1918-1921. Сборник документов. М. 1978.; Военные контрразведчики. Особым отделам ВЧК-КГБ 60 лет. М.1978г.; С.Остряков. Военные чекисты. М.1979.;Д.Голинков.Крушение антисоветского подполья в СССР.М.1980.; Ю.Б.Долгополов. Война без линий фронта. М.1981г.;Чекисты. Сборник очерков. М. 1987.
4. Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий. М.1993. с.196.
5. Миронов Г.Е. Заговор, которого не было. М. 2001. Автор, начиная с 1992г., несколько лет проработал в Генеральной прокуратуре РФ старшим специалистом и основным направлением его деятельности была «аналитическая информатика», связи с общественностью, книгоиздательство и организация выставок.
6. Черняев В.Ю. Финский след в «деле Таганцева» // Россия и Финляндия в ХХ веке. К 80-летию независимости Финляндской Республики. СПб. 1997; Измозик В.С. Петроградская боевая организация (ПБО) – чекистский миф или реальность? // Исторические чтения на Лубянке 1997-2007. М. 2008. С.140-148.
7.Кронштадская трагедия 1921 года. Документы. Кн.1. М.1999. с.5.
8. Кронштадт. 1921. Сборник документов. М.1997.с.1.
9.Меньшевистский процесс 1931г. Сборник документов в 2-х книгах.М.1999; Судебный процесс над социалистами-революционерами (июнь – август 1922г.) Подготовка. Проведение. Итоги. Сборник документов. М. 2002; Высылка вместо расстрела. Депортация интеллигенции в документах ВЧК-ГПУ. 1921-1923гг. Сборник документов. М. 2005; Репрессированная интеллигенция. 1917-1934гг. М. 2010; Остракизм по-большевистски. Преследование политических оппонентов в 1921-1924гг. М. 2010; Демократический союз. Следственное дело 1928-1929гг. М. 2010; Шахтинский процесс 1928г. Подготовка. Проведение. Итоги. М.2011; Процесс Бухарина 1938г. М. 2013; Подпольные молодежные организации и группы. К истории молодежного сопротивления большевизму. Справочник. М. 2014;
10. «Совершенно секретно»: Лубянка – Сталину о положении в стране (1922-1934гг.). Том1. М.2001 – Т.10. М. 2017.
11. Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 томах. Том 6.М.2013.
12. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Т.6. М.2014.
13.Халхин-Гол. Исследования. Документы и комментарии. М.2009; К 70-летию начала Второй мировой войны. Исследования, документы, комментарии. М.2009; Зимняя война 1939-1940гг. Исследования. Документы. Комментарии. М.2009; Великая Отечественная война. 1941 год. М.2011; Великая Отечественная война. 1942 год.М.2012; Великая Отечественная война. 1943 год. М.2013; Великая Отечественная война. 1944г. М.2014; Великая Отечественная война. 1945 год. М.2015.
14. Правоэсеровский политический процесс в Москве. 8 июня-4 августа 1922г. Документы. Том 1-2. М.2011. Составитель сборника К.Н.Морозов опубликовал еще и монографию – «Судебный процесс социалистов-революционеров и тюремное противостояние (1922-1926): этика и тактика противостояния. М. 2005. В краткой аннотации прямо указывается, что автором исследованы «в том числе и мероприятия ГПУ по оперативно-агентурному обеспечению процесса…»
15. Шахтинский процесс 1928г. Кн.1. М. 2011; Кн.2. М.2012; Процесс Бухарина 1938г. Документы. М.2013; Судебный процесс «Промпартии» 1930г.: Подготовка, проведение, итоги. Кн.1. М. 2016; Кн.2. М. 2017.
16. Тепляков А. .Машина террора. ОГПУ-НКВД Сибири в 1929-1941гг. М. 2008. Он же. Опричники Сталина.М.2009.
17. Юнге М, Бордюгов Г, Биннер Р. Вертикаль большого террора. История операции по приказу НКВД №00447. М.2008.
18. Социальная мобилизация в сталинском обществе (конец 1920-1930-егг.). Новосибирск. 2013.
19. “Через трупы врага на благо народа». «Кулацкая операция» в Украинской ССР в 1937-1941гг. Том 1-2. М.2010.
20.Большевистский порядок в Грузии. Т.1-2. М.2015.
21.Юнге М. Чекисты Сталина: мощь и бессилие. «Бериевская оттепель» в Николаевской области Украины. М.2017. С.7.
22.Соцков Л.Ф. Код операции «Тарантелла». Из рассекреченного архива внешней разведки. М. 2007.
23. Ткачук А.В. Щит и меч Отечества. Героические страницы борьбы советских чекистов с подрывной деятельностью империалистических разведок, эмигрантских антисоветских центров и украинских буржуазных националистов в период 1917-1941гг. Киев. 2009. Судя по тексту книги, это, скорее всего, рассекреченное учебное пособие, изданное бывшими Высшими курсами КГБ СССР в Киеве.
24.Мутовин И.И. Заморская волна.Краснодар.1980.
25. Политбюро и «Вредители». Кампания по борьбе с вредительством на объектах промышленности. Сборник документов. Книга вторая. М.2014.
26.Мозохин О.Б. Деятельность ГПУ-ОГПУ по обеспечению экономической безопасности советского государства. М.2009.с.379-386.
27. Голдин В.И. Российская военная эмиграция и советские спецслужбы в 20-е годы ХХ века. Архангельск-Санкт-Петербург. 2010; Соколов М.В. Соблазн активизма. Русская республиканско-демократическая эмиграция 20-30-х гг. ХХ века и ОГПУ. М.2011; Базанов П.Н. Братство русской правды. Самая загадочная организация русского зарубежья. М. 2013".

С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 9 884
Уважаемый Константин Борисович добрый вечер!
Спасибо Вам за любезно предложенные вниманию участников форума материалы.
Вчера общался с участником слушаний в Санкт-Петербурге на Гороховой, который первый раз
был приглашен на слушания и дал очень высокую оценку их работе и высокому уровню материалов
который был представлен. Интересно было бы узнать, если возможно, где возможно в электронном
виде размещены опубликованные ранее материалы слушаний.
« Последнее редактирование: 21 Апрель 2018, 20:11:45 от Александр Слободянюк »
Записан

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 18 489
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемый Александр Ануфриевич!
Как непосредственный участник этих чтений могу подтвердить высочайший уровень выступающих на них и предшествующий этому серьёзный отбор среди предварительно подавших заявки. Участники этих чтений - это элита среди историков отечественных спецслужб.
Материалы чтений ежегодно публикуются в виде отдельных печатных сборников, но в Сети я пока нигде не видел выложенных их текстов...
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »