Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Катастрофа экипажа подполковника Тухватулина 8 августа 1984 года  (Прочитано 461 раз)

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 18 013
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Об этой авиационной катастрофе я вновь вспомнил совсем недавно… Вспомнил и… стал продолжать вспоминать. И, конечно, поискал в Сети…
…Я точно помню, где сам находился в тот тяжёлый для советской Дальней Авиации день 8 августа 1984 года - я отдыхал в Мисхоре, в Крыму. Первые мои студенческие летние каникулы и последний «предармейский» летний отдых…
…И я точно помню, где и когда я впервые узнал об этой авиакатастрофе – в здании штаба в/ч 13736



в подмосковном посёлке Остафьево, куда я предыдущим днём прибыл для продолжения службы. Это было 20 мая следующего, 1985 года, и я впервые поднимался по лестнице этого здания, которое станет для меня главным на ближайшие десять месяцев. На площадке между вторым и третьем этажами мой взгляд привлёк самодельный «политотдельский» плакат, на котором рассказывалось об этом «тяжёлом авиационном происшествии» (в тот же день я познакомлюсь и с рисовавшим его штабным чертёжником, который на всё предстоящее время моей службы во 2 ОТАЭ ДА станет «товарищем по казарме», но именно товарищем мне он так никогда и не станет…). Посмотрел плакат, прочитал его текст и отправился на третий этаж – представляться НШ «по случаю прибытия для дальнейшего прохождения»… Но имя командира того, погибшего экипажа в тот день запало в мою память навсегда – Вил Романович Тухватулин. Именно так, как оно было там написано…
…И первое, что я недавно узнал, так это то, что отчество у него на самом деле было другое. Как и фамилия – татарские, и отец его звался не Роман, а РАХМАН. Значит, Вил Рахманович Тухватулин…
В результате поиска и анализа всех полученных данных у меня сложилась следующая картина произошедшего, которой я и делюсь сегодня со всеми вами…

«Главным героем» этого «тяжёлого авиационного происшествия» стал стратегический бомбардировщик «3МС» («Три-Эм-Эс», или в «авиационном просторечии» – «Эмка»)



из состава 1096-го тяжёлого бомбардировочного авиационного полка 201-й тяжёлой бомбардировочной авиационной дивизии 37-й воздушной армии (Дальней Авиации), базировавшийся на аэродроме Энгельс.
Из 7 членов его экипажа в том роковом полёте известны имена шестерых:
Тухватулин Вил Рахманович (1936 г.р.) – полковник, заместитель начальника Отдела боевой подготовки 37-й воздушной армии, в данном полёте исполнявший должность штатного командира воздушного корабля (который остался на земле)
Козионов Виктор Алексеевич (1950 г.р.) – майор
Ефишин Александр Иванович – капитан, 2-й штурман
Миронов Константин Константинович – капитан
Шаврин Николай Васильевич (1954 г.р.) – капитан
Воротников Александр Васильевич – прапорщик
… - прапорщик, командир огневых установок.
В том, обычном полёте «по маршруту» воздушный корабль совершил ночной взлёт в простых метеоусловиях и начал набирать высоту, одновременно разворачиваясь вправо. О том, что произошло дальше, сухо и кратко поведали строки официального отчёта: «В режиме набора высоты загорелся двигатель. В процессе пожара самолёт потерял поперечную устойчивость и возник крен 60 - 70º. Самолет потерял высоту и столкнулся с землёй». Всё…


Копия «фотолистовки» «И в мирное время есть место подвигу» об экипаже подполковника Тухватулина.

…Но вот как, более подробно описал произошедшее один из ветеранов Дальней Авиации: члены экипажа «…на высоте 350 м услышали хлопки. Как выяснилось позже, струя горячего воздуха из разрушившегося соединения противообледенительной системы попала на бензиновый бачек запуска турбостартера С-300М двигателя РД-ЗМ-500А, что вызвало взрыв паров бензина. Этот бачок располагался в кессоне корневой части крыла левой плоскости, в непосредственной близости к его носовой части, где проходил трубопровод противооблединительной системы. В результате вырвало часть верхней обшивки и механизации левой плоскости крыла, из-за чего возник опасный крен. Командир, доложив о происшествии руководителю полетов, развернул самолет на посадку, уводя его в сторону от населенного пункта. Но ситуация быстро переросла в катастрофическую, с последующим разрушением левой консоли крыла, приведшим к значительному уменьшению подъемной силы и к потере поперечной управляемости. Когда крен достиг 54 градусов, штурман-оператор и командир огневых установок, не дожидаясь приказа командира, катапультировались. Затем самолет задел крылом землю и взорвался, унеся жизни остальных членов экипажа».
«При расследовании было выяснено, - продолжает ветеран, - что причиной летного происшествия являлся конструктивный недостаток — необоснованное, далеко отнесенное место расположения запорного крана противообледенительной системы от места отбора горячего сжатого воздуха из-за компрессора двигателя. Виновник: предприятие — разработчик самолета ЗМ. В течение 3 – 4 месяцев доработка была выполнена на всем парке самолетов ЗМ. Но за 9 лет до этого случая ... 13 мая 1975 года причиной гибели экипажа и самолёта стал прорыв горячего воздуха из трубопровода противообледенительной системы с последующим воспламенением жгутов электрических проводов».
«Технические аспекты катастрофы – трагичнее, и обреченность экипажа была предопределена. – вторит ему другой ветеран-«дальник». – В наборе высоты у него не двигатель загорелся, а из-за конструктивной недоработки 40-литровый бак с пусковым бензином, который находился рядом с двигателем и (!!!) трубопроводом системы наддува кабины экипажа. В том месте был злополучный фланец, который расстыковался, и горячий воздух из двигателя с температурой около 300 - 400 градусов на взлетном режиме работы двигателей пошел на бак. Результатом чего стал мощный взрыв с разрушением конструкции крыла и снятием большой площади обшивки крыла. Большой поперечный момент в левую сторону, компенсировать который экипажу не удалось, только уменьшить и изменить траекторию снижения, что не позволило самолету упасть на населенный пункт Генеральское. Ну, и как часто бывает в такой ситуации, борьба экипажа за самолет в аварийной ситуации съела отведенное время на его спасение. Они прошли критическую высоту (особенно на самолетах того периода – с системой покидания вниз, а минимальная высота покидания – 350 метров, что погубило многие экипажи)…». «Большой крен возник из-за того, что они пытались развернуть машину и сесть на аэродром», - уточняет ветеран.
Из 7 находившихся на борту воздушного корабля советских военных лётчиков погибло пятеро… Спаслись, покинув самолёт, второй штурман (штурман-оператор) капитан А.И.Ефишин и прапорщик-КОУ. Его имя «осталось для истории неизвестным», так как он покинул воздушный корабль без приказа. Капитан же на самом деле выполнял приказание, что было окончательно подтверждено 18 января 1985 года. В этот день был издан указ Верховного Совета Союза ССР



, согласно которому награждены были все участники того, последнего полёта «эмки», кроме «самовольщика» КОУ. Согласно этому указу, пять погибших были награждены посмертно орденами: командир корабля – Красного Знамени, остальные – Красной Звезды. Такой же «пятиконечный» орден получил и выживший капитан А.И.Ефишин.
Итак, в катастрофе погибло пять советских военных лётчиков. Но на мемориале «Живые помнят вас» на Восточном кладбище города Энгельса



 справа от обелиска – табличка с надписью «8 августа 1984 года / отводя беду от мирных / людей погиб экипаж / стратегического / бомбардировщика»



и только 3 надгробия (как указано в том Интернет-источнике – «символические») – майора Козионова Виктора Александровича



, капитана Шаврина Николая Васильевича



и прапорщика Воротникова Александра Васильевича



Относительно же мест захоронений ещё двух погибших там было высказано лишь предположение: «Может быть, прах их вывезен на родину по просьбе родственников»…
Известно, что командир корабля в том полёте, подполковник В.Р.Тухватулин родился в 1936 году в селе Айкино, ныне – одноимённого сельского поселения Усть-Вымского района Республики Коми, где и проживал до окончания местной школы в 1953-м. Но именно там его могилы точно нет – судя по отсутствию такой информации в рассказе о нём на официальном Интернет-сайте этой самой Айкинской средней общеобразовательной школы… На наш же взгляд, служивший в Штабе Дальней Авиации на «Усачёвке» в Москве В.Р.Тухватулин однозначно проживал перед своей гибелью в советской столице и, скорее всего, был похоронен на одном из московских кладбищ…
…Относительно же места последнего упокоения ещё одного лётчика, погибшего 8 августа 1984-го – капитана К.К.Миронова – можно лишь согласиться с вышеизложенным предположением…
…Упомянутый мемориал на Восточном кладбище города Энгельса, с аэродрома которого в ту ночь поднялась «эмка», ведомая подполковником Тухваптулиным – не единственное памятное место, связанное с её экипажем…
…Выше уже упоминалось о том, что погибший экипаж ценой своих жизней «не позволил самолету упасть на населенный пункт Генеральское». Речь идёт о селе в нынешнем Красноярском муниципальном образовании Энгельсского муниципального района Саратовской области. В 1984 году в нём проживало порядка двух тысяч человек. От скольких из них той ночью отвёл смерть экипаж «эмки» подполковника Тухватулина?..
До прошлого года в Генеральском был «мемориал памяти экипажа стратегического бомбардировщика Ту-60, погибшего при выполнении служебного задания и не допустившего падения самолета на жилые микрорайоны города Энгельса и подземное газохранилище. При мемориале имеется православный храм во имя святого князя Александра Невского»



Понятно, что речь шла именно об «эмке» подполковника Тухватуллина…
Однако 30 сентября прошлого, 2017 года на его месте, «в обновлённом Сквере Хлеборобов» в Генеральском был открыт новый мемориал - «Героям неба». Согласно официальным сообщениям, таким образом было решено «увековечить память о земляках-ветеранах Великой Отечественной войны и военных летчиках, погибших при исполнении служебного долга». Главным элементом мемориала стал самолёт-истребитель МиГ-21



– машина, которая, к сожалению, никогда и никакого отношения к Энгельсской авиабазе Дальней Авиации не имела… «Еще одним подарком для всех гостей и местных жителей стал показательный пролет военных самолетов над селом Генеральское», - этими словами завершался репортаж об открытии мемориала «Героям неба». Судя по фотографиям и телерепортажу, это были стратегически бомбардировщики Ту-160, а не «эмки», ещё в «перестройку» списанные из Дальней Авиации… Как одна из машин этого типа, 8 августа 1984 года потерпевшая в приволжском небе катастрофу, о которой вы только что прочитали…

… Вот какую историю всколыхнули мои воспоминания о первом дне службы в моей новой части 20 мая 1985 года…
С уважением – К.Б.Стрельбицкий
« Последнее редактирование: 05 Январь 2018, 11:10:46 от исСЛЕДОВАТЕЛЬ »
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »