Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Выпускники Свердловского пехотного училища. Фамилии на "Ч"  (Прочитано 1659 раз)

murylev

  • Сын своего отца, Атеист, Перфекционист, COVID-диссидент, лукавую приставку "Уважаемый" прошу при обращении ко мне не употреблять!
  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 101
  • Мурылев Андрей Анатольевич (Cat)
    • WWW
ЧУЧКАЛОВ Тимофей Степанович
Генерал-майор

(16.02.1921 - 15.09.1975)

Проходил обучение в Свердловском пехотном училище в 1940 году.


Фотография 1940 года.



АВТОБИОГРАФИЯ генерал-майора ЧУЧКАЛОВА Тимофея Степановича
Автобиография составлена по материалам письма Тимофея Степановича ученикам Дмитриевской школы Зилаирского района Башкирской АССР, написанного в 1972 году.

Я, Чучкалов Тимофей Степанович, родился 16 февраля 1921 года в крестьянской семье в деревне Дмитриевка Ново-Никольского сельсовета Зилаирского района Башкирской АССР.
В 1927 году поступил в Дмитриевскую начальную школу. Из-за отсутствия в то время поблизости средних школ с 1931 по 1934 год пришлось работать в колхозе. В 1934 году поступил в открывшуюся Ново-Никольскую неполную среднюю школу, которую окончил в 1937 году. Круглый год после уроков мы возвращались в Дмитриевку и только в сильные морозы и метели оставались ночевать на снимаемой квартире.
В 1937 году я поступил в Зилаирское педагогическое училище, окончить которое мне не удалось. В декабре 1939 года, во время советско-финской войны, я добровольно попросился на фронт, но мне отказали из-за молодости. Поэтому я, не сказав родителям, уехал с 3-го курса педагогического училища и поступил в Свердловское пехотное училище. Затем в составе батальона был переведен в Камышловское военное пехотное училище, которое и окончил в июле 1941 года. Мне было присвоено звание лейтенант, и я сразу же уехал на фронт, под город Брянск.
Немцы в то время уже находились в 50 км от города Брянска и рвались к Москве. Я командовал взводом, а вскоре водил в атаку и роту солдат. Бои шли с переменным успехом, но перевес был на стороне немцев. В августе 1941 года я был легко ранен в руку, но оставался в строю.
10 сентября 1941 года я был тяжело ранен осколками мин и с множественными ранениями рук и ног до декабря месяца находился на излечении в госпиталях Ельца и Тамбова. Но в начале декабря 1941 года, прихрамывая и опираясь на палку, я уже вернулся в строй. А с 6 декабря уже принимал участие в разгроме немецко-фашистских войск под Москвой, которые к тому времени находились в 40 км от столицы. В результате ожесточенных боёв немцы, с большими для них потерями, были отброшены до 400 километров от Москвы. Но до нашей победы было еще очень далеко.
Пройдя с боями от Рязани, станции Проня, до Калужской области, 2 февраля под городом Юхнов я был тяжело ранен и контужен разорвавшимся 150 миллиметровым немецким снарядом.
От многих осколков, я до сих пор считаю, меня спасла одежда, в которую мы были тогда одеты. На мне было тёплое бельё, офицерские брюки, гимнастерка, меховая жилетка, ватные брюки, телогрейка (фуфайка), шинель, подпоясанная офицерским поясом с наплечными ремнями, кобурой с пистолетом "ТТ" и планшеткой, меховая шапка-ушанка, валенки и поверх всего белый маскировочный халат, укрывавший меня с головы до пят. Эта одежда помогала нам месяцами находиться на сорокаградусном морозе и даже спать на снегу.
2 февраля 1942 года я был тяжело ранен, а очнулся через десять суток – 12 февраля в госпитале города Уфы. Как узнал позже, работники медицины использовали для моей доставки в госпиталь все виды транспорта: сани, автомашины, поезда, самолеты. Очень много было сделано врачами для спасения моей жизни. Но спасло меня, в первую очередь, крепкое здоровье. И как сказал осматривавший меня известнейший доктор, генерал-полковник медицинской службы профессор Бурденко: "Молодой человек, у Вас не сердце, а стальной мотор".
С детства я много работал: дома, в колхозе, в лесхозе. Отлично ходил на самодельных лыжах, фабричные тогда были мечтой. Много катался на деревянных коньках, тоже самодельных, пытаясь иногда их усовершенствовать – оковать бортом от ручной косы. Впоследствии, в училище, это физическая закалка помогала мне участвовать в различных соревнованиях: по лыжным гонкам (10 км – 33 минуты), 50 км со станковым пулемётом и стрельбой, бегу на коньках – 400, 1000, 5000 и 10000 м, по броску ручной гранаты (73 м) и другим. Я много хожу пешком – на охоте могу легко проходить 25-30 км, хорошо плаваю и могу подолгу держаться на воде.
Я немного отвлёкся, продолжаю рассказ о своём боевом пути.
За бои под Москвой мне было присвоено звание старший лейтенант, представляли к медали "За отвагу", которая где-то затерялась, да так и не получена.
Пролежав в госпитале до конца августа 1942 года, я одновременно окончил курсы "Выстрел" Уральского военного округа в городе Уфе, где прошёл подготовку командиров стрелковых рот.
После госпиталя я снова попросил направить меня на фронт, и в середине сентября 1942 года я был уже в Сталинграде.
19 ноября 1942 года, окружив немецко-фашистскую группировку в районе Сталинграда и перейдя в наступление, мы вышли к реке Дон у станицы Потёмкинская, затем наступали вдоль Дона и освобождали города Батайск, Ростов-на-Дону, Новочеркасск, Шахты, Сталино и Ворошиловград (сейчас Донецк и Луганск).
Особо остановлюсь на освобождении города Краснодона, в который мы пришли в феврале 1943 года. Тогда ещё не было известно о подпольной организации "Молодая Гвардия", но из рассказов местных жителей мы узнали о существовании подпольщиков и их гибели. Я был участником подъёма останков тел молодогвардейцев и других советских людей из шахты, куда их сбросили фашисты.
Шли жесточайшие бои в ходе Донбасской наступательной операции. Я уже был начальником разведки стрелкового полка, поэтому дел было много, и очень трудных. Здесь, в июне-июле 1943 года, в боях на реке Миус я был несколько раз ранен.
Одно из ранений, пулевое – я получил в правую руку. Дело было на рассвете, двигались мы втроём на наблюдательный пункт (НП). Я шел впереди и, по-видимому, мы попались на глаза снайперу – все трое были легко ранены. Всё могло кончиться хуже, если бы немецкий снайпер умел лучше стрелять. Рука была перевязана, мы благополучно добрались до НП, но уже с большими предосторожностями. А через час началась артиллерийская подготовка, затем атака, и мы погнали фашистов. И быть может, в атаке, расстреливая оставшихся после артподготовки фрицев, я добил того, кто стрелял в меня.
В этот же день меня ещё раз ранило. Закрепившись на захваченной высоте и сидя в окопе, я получил удар осколком снаряда по голове. Но повезло, что осколок прошёл по касательной, и я отделался большим синяком величиной с куриное яйцо, да сбитой с головы пилоткой.
В июле пришлось похуже. Я снова сидел на НП. Началась немецкая контратака с танками и пехотой. Нас в окопе было несколько человек. Немецкий танк шёл прямо на окоп, стреляя на ходу из пушки и пулемётов. До нас он не дошёл, его подбили артиллеристы, но один снаряд разорвался в бруствере. Я не успел упасть на дно окопа, а только пригнулся и осколок, пробив кожу, застрял в затылке. Я был без сознания минут тридцать и потерял много крови. Придя в себя, съездил в медико-санитарный батальон, где мне вытащили осколок, и недели две я ходил с повязкой на голове.
В июле 1943 года я вступил в ряды ВКП(б). До этого с 1938 года был членом ВЛКСМ. В комсомол меня принимали ещё в Зилаире.
За бои на реке Миус мне было присвоено очередное воинское звание капитан. А так как за бои в Сталинграде нашему полку было присвоено звание "Гвардейский", я стал именоваться "гвардии капитан". В это же время я был награждён орденом Красного Знамени.
Итак, мы гнали проклятую немчуру на запад. В сентябре мы вышли к Днепру у города Каховки, а в декабре подошли к "воротам Крыма" – Перекопу. Здесь в январе 1944 года я был назначен заместителем начальника разведки стрелковой дивизии.
8 апреля 1944 года наши войска прорвали оборону на Перекопе, и началось освобождение Крыма. За бои на Перекопе, за форсирование восьмикилометрового Каркинитского залива и бои в Крыму я был представлен к награждению орденом Ленина. Но и эта награда тоже где-то затерялась.
10 мая 1944 года Крым был полностью очищен от немецко-фашистских захватчиков. Наша дивизия была награждена орденом Красного Знамени, получила наименование "Перекопская" и была переброшена в Белоруссию. К этому времени наши войска стояли на границе с Восточной Пруссией и были готовы громить врага на его земле.
Из Крыма я был послан учиться в Москву, в Краснознаменную высшую разведывательную школу Генерального штаба Красной Армии, которую окончил в декабре 1944 года. Заехав дней на пять в Дмитриевку, я уехал на фронт, а затем и за линию фронта. Три месяца во главе разведгруппы я выполнял специальное задание в тылу врага. Задача была та же – громить, бить и уничтожать немецко-фашистских захватчиков.
9 апреля 1945 года Кёнигсберг пал, Восточная Пруссия была освобождена.
9 мая 1945 года я встретил День Победы в Кёнигсберге (ныне Калининград).
В сентябре 1945 года нашу дивизию перевели на Украину в город Нежин Черниговской области, где я в декабре женился.
В мае 1946 года я поехал в Москву сдавать экзамены в Военную академию им. Фрунзе. В течение трёх месяцев готовился и сдал все экзамены, в том числе и экзамен по французскому языку. Достаточно сказать, что из 367 человек поступавших приняли только 60, в том числе и меня.
Так был выигран первый умственный бой. Кстати, об иностранных языках. Начиная с Зилаирского педучилища, я изучал немецкий язык, неплохо его знал, и он мне очень пригодился на фронте. Но при поступлении в академию мне пришлось сдавать французский, с чем я справился. Я тогда и не подозревал, что в академии мне придётся изучать японский язык! Занятия по изучению языка в течение трёх лет, ежедневно по два часа, потребовали упорного труда и большой выдержки, но и эту задачу я осилил. В результате я свободно читал, писал и говорил на японском языке.
В ноябре 1949 года я окончил академию и был направлен на Дальний Восток, в город Ворошилов (Уссурийск), где прожил с семьёй 4 года. Я работал в штабе Приморского округа. За эти годы побывал во многих городах Китая, в Порт-Артуре, Дальнем, на Сахалине, на Камчатке, на Чукотке и на Курильских островах.
Воинское звание майор я получил ещё в академии, а звание подполковник – на Дальнем Востоке.
В июне 1953 года я был переведён в Австрию, в то время там стояли наши войска. Я служил в оперативном управлении Центральной группы войск в городе Бадене, пригороде Вены. За время службы мне приходилось бывать во многих городах Европы: Берлине, Праге, Будапеште, Бухаресте, Софии, Белграде и других.
В сентябре 1955 года наши войска были выведены из Австрии, и я приехал служить в Киев, в штаб округа. В ноябре 1957 года мне присвоили воинское звание полковник.
В мае 1960 года я был переведён служить в Новосибирск, снова на штабную работу, но с повышением. За время службы в Новосибирске я объехал всю Сибирь и север страны.
В августе 1961 года меня снова направили на учёбу – в Москву в Военную академию Генерального штаба им. К.Е. Ворошилова, которую окончил в 1963 году. Здесь я изучил ещё один иностранный язык – английский.
В сентябре 1963 года я прибыл служить в город Львов на должность начальник штаба – первый заместитель командира корпуса.
В мае 1966 года постановлением Совета министров Союза ССР мне было присвоено высокое звание генерал-майор.
За время службы в городе Львове я побывал во многих городах Украины и Белоруссии, а также Варшаве, Праге, Будапеште и Бухаресте.
В апреле 1968 года я был переведён в город Ташкент на должность начальник штаба – первый заместитель командующего – член военного совета отдельной армии. Здесь мне часто приходилось летать во многие города Средней Азии: Алма-Ата, Фрунзе, Душанбе, Самарканд, Бухару, Ашхабад и другие.
Пошёл 33-й календарный год, как я служу в Армии, служу и работаю на благо нашей любимой Родины, на благо нашего советского народа, и в первую очередь, несгибаемого, могучего Русского Народа!
С искренним уважением и приветом к Вам,
Ваш земляк генерал-майор Т.С.Чучкалов.
30 января 1972 года.


Генерал-майор Чучкалов Тимофей Степанович летом 1972 года тяжело заболел. В 1973 году был уволен по болезни из рядов Вооруженных сил. 15 сентября 1975 года после тяжелой и продолжительной болезни умер. Тимофей Степанович похоронен на родине, на кладбище деревни Дмитриевка Зилаирского района Башкортостана.

Генерал-майор Чучкалов Тимофей Степанович был награжден:
– орденом Красного знамени,
– орденом Трудового Красного знамени,
– орденом Красной звезды,
– медалью "За боевые заслуги",
– медалью "За победу над Германией",
– медалью "За оборону Москвы",
– медалью "За оборону Сталинграда",
– медалью "За взятие Кенигсберга" и многими другими.

Источники:
1. http://www.zilair.ru/forum/index.php?showtopic=16291
2. http://podvignaroda.ru/podvig-flash/
Записан
При использовании информации с данного Форума, ссылка на соответствующую страницу цитируемой темы обязательна
__
Ищу информацию биографического характера в отношении выпускников и представителей командно-преподавательского состава Ташкентского пехотного училища имени В.И.Ленина 1918-1958 гг.
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »