Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: О чём молчат обелиски.  (Прочитано 1200 раз)

Михаил Матвиенко

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 844
  • ХИЩНИК
    • WWW
О чём молчат обелиски.
« : 16 Февраля 2014, 11:17:20 »
Разыскивая данные о судьбе своего деда, нашёл его полного тёзку -

МАТВИЕНКО МИХАИЛ ГРИГОРЬЕВИЧ


Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 844
  • ХИЩНИК
    • WWW
Re: О чём молчат обелиски.
« Reply #1 : 16 Февраля 2014, 11:18:06 »
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 844
  • ХИЩНИК
    • WWW
Re: О чём молчат обелиски.
« Reply #2 : 16 Февраля 2014, 11:27:23 »
http://chtenie-21.ru/blogs/361/2050

     В двадцатых числах октября 1941 года враг занял Алексеевку. Во время боев часть бойцов Красной Армии оказалась в плену. Немцы содержали их в здании церкви с. Алексеевки и школы с. Красное. Местные жители пытались передавать пленным продукты, но далеко  не всегда это удавалось. Часть пленных погибла, многие были расстреляны. Некоторые красноармейцы скрывались у жителей села, немцы устраивали облавы. Евдокии Григорьевне Ткачевой, прятавшей в подполе двоих солдат, пришлось вылить на них ушат кипятку, чтобы доказать немцам, что подпол пуст. Таким образом, наши солдаты, хоть и  икаенные остались живы.

     Немцы занимали под свои квартиры крестьянские дома, В доме матери Леоновой Александры Тихоновны была расположена немецкая комендатура. С подворий крестьян немцы забирали кур, свиней, молока для организации своего питания, Вот так осенью 41-го года и начались черные дни оккупации.

     Трудными военными веснами 42,43 годов провели сев, хотя далеко не весь урожай удалось собрать. Очевидца рассказывают, что немцы, видя как нуждается люди, зачастую делились продуктами, а иногда и лекарствами.

     Весной 1943 года началось наступление Красной Армии на Курско-Орловском направлении. Территория Алексеевского сельского Совета была освобождена, но именно здесь летом 1943 года суждено было произойти  грандиозному Курскому сражение.
Местные жители приняли активное участие в строительстве оборонительных сооружений; копали окопы, траншей, строили блиндажи в Шепелевском лесу. Большая часть вековых дубов леса пошла на их строительство. До сих пор лес не сумел залечить раны той войны.
В марте 1943 года Алексеевка дважды подвергалась массированной бомбардировке: в результате первой была разрушена церковь, а затем полностью уничтожен хутор  Калашный.

     С приходом весны началась эвакуация жителей в села Ивнянского района: с.  Новеньское, Верхопенье, Березовку, Курасовку. Люди уходили, забирая с собой нехитрый скарб и коров – своих главных кормильцев. Каждый осознавал, что пройдут здесь жестокие сражения.

     В ночь на 4 июля стало известно от перебежчика, задержанного в полосе 6-й гвардейской армии, что немецким солдатам роздан сухой паек, а саперы обезвреживает свои минные поля, снимает проволочные заграждения: это означало предстоящую атаку врага. Был дан приказ держать войска в полной боевой готовности. В книге Влардашова «5 июля 1943» (М»:1983) читаем; «В 16.00  75 бомбардировщиков врага появились над опорными пунктами боевого охранения 6-й гвардейской Армии под командование  И.М Чистякова. В течение 10 минут на фронте в 1 км. Было сброшено до двух с половиной тысяч авиабомб.
   …Ровно в 6 часов противник нанес главный удар на участке 6-й гвардейской Армии в общем направлении на Обоянь.
     4 июля генерал Ватутин Н.Ф. приказал штабу 1-й танковой армии: «К 24 часам 5 июля  6-й танковый и 3-й механизированный корпуса выдвинуть на второй оборонительный рубеж 6-й гвардейской армии и прочно занять оборону на рубеже Меловая,Раково,Шепедевка,Адексеевка.Яков-лево,31-й танковый корпус расположить в обороне на месте 3-го механизированного конуса… Задача: ни при каких обстоятельствах не допустить прорыва противника на Обоянь. Быть в готовности с рассветом 6 июля перейти в контрнаступление в общем направлении на Томаровку; танки в обороне закопать и тщательно замаскировать, от войск потребовать максимального напряжения для выполнения поставленной задачи».

     Немедленно по получении приказа  1-я танковая  армия была приведена в действие: танки, автомашины и орудия выведи из укрытий и составили в походные колоны.  Преодолев расстояние в 35 км, к 23-24 часам части вышли  в назначенный районе Июльские ночи коротки, но рубеж обороны был заранее подготовлен: все танки, орудия, минометы, автомашины были поставлены в окопы и тщательно замаскированы» Следы от окопов  по полям вдоль дороги Алексеевка-Луханино сохранялись до середины 70-х годов.

     С утра б июля гитлеровские войска, подтянув вторые эшелоны, возобновили наступление. Противник, прорвав  главную полосу обороны, предполагал, что теперь на пути к Курску не встретит серьезного сопротивления. Но тут они наткнулись на танкистов армии Катукова,

     Развернулось грандиозное сражение. В течение нескольких часов сотни танков превратилось в металлический дом, Фашисты не выдержали: замедлив свой бег, танки начали разворачиваться, пехотинцы отступать. Атака врага захлебнулась.
Терпя неудачу, гитлеровца в упорством маньяков  продолжали атаковать. На участке Луханино-Сырцево-высота 272,2 противник бросил в бой до 250 танков, сопровождаемых пехотой. 1-я механизированная бригада полковника Ф.П. Липагенкова в течение дня восемь раз была атакована танками численностью до 200 машин, но позиций не оставила.
27-я истребительно-противотанковая бригада в июле поддерживала  90-ю стрелковую дивизию полковника В.Г. Чернова, занимавшую оборону во втором эшелоне 22-го гвардейского стрелкового корпуса, перекрывая дорогу Бутово-Луханино.

     Нанося удар вдоль дороги Черкасское-Дубрава, танковая  колонна противника попала под фланговый огонь батарей 1373-го истребительно-противотанкового полка. В течение б минут противник потерял 12 машин и поспешил отойти.

     Однако к середине дня под натиском превосходящих сил противика полк отошел на северную окраину села Луханино, где с частями 90-й гвардейской стрелковой дивизии  отражал атаки вражеской пехоты и танков, обеспечивая выход из боя танков 67-й гвардейской  стрелке вой дивизии и отход их на вторую полосу обороны. Здесь отличились воины 5-й батареи, которые за день уничтожили четыре танка и штурмовое орудие, которое было на счету  расчета сержанта З. Асфандьянова. Когда во время стрельбы заклинило его орудие, он перебежал к соседнему, весь расчет которого был выбит и первым же снарядом поразил самоходку.

     Здесь же, в поле на кургане, произошла трагедия. Часть бойцов, развернув успешные действия, сумели укрепиться на высоте,  Не зная об этом, наша авиация открыла по ним огонь. Защитники Отечества погибли от рук своих же летчиков на глазах у сельских жителей, которые собрали тела погибших и захоронили в братской могиле, там же, на кургане.

     1841-й  истребительно-противотанковый артполк вместе с частями 71-й гвардейской стрелковой дивизии отражал вражеские атаки в районе х. Шепелевки и х.  Раково. Бои продолжались в течение месяца.

     Белгородско-Харьковская наступательная операция. Воронежский фронт. Ночью на 6 августа 6-я гвардейская армия (И. М. Чистяков) продолжала бои по очищению Томаровки от засевших в ней отдельных групп противника. К утру 6 августа томаровский узел был полностью освобождён от немцев. Наступая с рубежа Зыбино, Томаровка, к исходу дня части армии вышли на рубеж Крюково, северо-восточная опушка Заповедника (лесной заповедник на р. Ворскла), северная часть Борисовки. Частью сил наступая вдоль р. Ворскла, советские войска заняли Берёзовку и подошли к северо-восточной и восточной окраине Борисовки. К исходу дня войска армии блокировали Борисовку с юго-востока и перехватили дорогу Борисовка — Головчино южнее Новоборисовки. Противник, оборонявший борисовский узел, оказался окруженным со всех сторон.

     6 августа у х. Шепелевка погиб сын украинского народа Матвиенко Михаил Григорьевич, Старший лейтенант получил приказ не пропустить ни одного танка на своих позициях. «За моих гвардейцев можете быть спокойны» - отвечал Матвиенко. После артподготовки фашисты пошли в наступление. «Товарищ старший лейтенант! Справа «тигры»! Матвиенко уже знал о них, но встречать не доводилось, нервы были напряжены до предела.
     Когда вражеские танки подошли на расстояние прямого выстрела, послышалась долгожданная команда: «Огонь!». После первого залпа вспыхнули две машины, но немцы продолжали наступление. В этом боя артиллеристы подбили 10 танков. В разгаре боя никто не заметил, как замолк голос командира. Он сидел, прислонившись к стене окопа. После боя был похоронен на х. Шепелевке, а в 1964 году его прах был перенесен в братскую могилу в с. Алексеевка. Благодаря директору школы Шелехову И.И.  мать, отец и брат Матвиенко М.Г. не раз приезжали  на могилу героя.


     В Алексеевке оборвался и жизненный путь двух девушек-связисток Ялбухтиной Адили и Есиной Капитолины, подорвавшихся на немецкой мине возле водяной мельницы. Их похоронил житель села Струков Александр Яковлевич и всю свою жизнь ухаживал за их могилой.

     На центральной площади села Алексеевка в братской могиле покоятся останки 396 советских воинов, погибших в 1943 году за села и хутора Алексеевского сельского округа. До середины 60-х годов этой могилы не существовало. Накануне празднования 20-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне одиночные захоронения, имеющиеся на территории Алексеевского сельского округа, были перенесены в центр села. Над каменными плитами могилы в скорбном молчании склонили головы бронзовые матери.

     В середине августа бои на нашей земле прекратились, жители начали возвращаться домой. В ходе боев все дома были практически уничтожены. Блиндажи, построенные перед Курской битвой, разбирали, а бревна использовали для строительства домов и землянок.

     Поля были выжжены, урожай собрали очень скудный.
Жители собирали трупы солдат и предавали их земле. Дети часто подрывались на минах, становились инвалидами.
     Домой начали возвращаться солдаты-инвалиды. Одним из первых пришел Шелехов Иван Иванович, начал восстановление школы. В школе создали разновозрастные классы, в ту пору в ней работали Александра Федоровна Щербакова, Мария Сергеевна Моснова. В приказе  №72 от 5 января 1945 г. по Томаровскому РОНО читаем: «Назначить директором Алексеевской начальной школы и преподавателем русского языка и литературы  Алексеенко Якова Григорьевича», а в приказе № 83 от 19 марта 1945» … назначить преподавателем истории и географии Делехова Ивана Ивановича с I апреля 1945 г.» С 1943г. трудилась всю свою  жизнь в школе Сиротенко Валентина Алексеевна, школа не один раз меняла свое месторасположение, пока в 1966г, под руководством Шелохова И.И, не была построено капитальное здание для восьмилетней школы.
Жили после войны очень трудно: ели жмых, соевые лепешки, корни растений, ютились в картофельных ямах, пуньках-шалашах. Пахали на волах и коровах, тракторов не было. На одном из первых тракторов трудилась Трубилина Мария Демьяновна. И сегодня она не может без слез вспоминать, как было страшно ей, почти девчонке, ездить по начиненным взрывчаткой полям, как попадали ей под гусеницы трупы погибших в боях.
Но жизнь продолжалась. Была организована помощь селянам: через магазин выдавали сало, просеянную и муку, хлопковую макуху из расчета 8 кг в месяц на человека. Многие  ездили на Западную Украину за хлебом. Страшным, голодным был 194бгод, а в 1947году уже получили неплохой урожай.
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 844
  • ХИЩНИК
    • WWW
Re: О чём молчат обелиски.
« Reply #3 : 16 Февраля 2014, 11:37:31 »
Науменко, Юрий Андреевич
Шагай, пехота!


Наша дивизия в конце июля вновь вошла в состав 32-го гвардейского стрелкового корпуса, которым командовал Герой Советского Союза генерал-майор А. И. Родимцев. Комкор поставил перед командиром дивизии И. И. Анциферовым новую боевую задачу: прорвать оборону противника на участке шириной 3 км и выйти в район сел Томаровка и Борисовка.

Первыми ровно в 5 часов утра 3 августа 1943 года начали артиллерийскую подготовку наши прославленные гвардейские минометы «катюши». Вместе с огненным  смерчем реактивной артиллерии на голову врага обрушились снаряды тяжелых орудий, а с воздуха — авиационные бомбы. Мне не приходилось еще видеть такой мощной артиллерийской и авиационной подготовки. В течение трех часов вражеский передний край практически не просматривался ни в стереотрубы, ни в мощные полевые бинокли — там все заволокло клубящимися облаками дыма и пыли. Да это и немудрено: на участках прорыва было сосредоточено до 230 орудий и минометов и до 70 танков и САУ на километр фронта. (Недостатка в боеприпасах в этот период войны уже не было.) Оборона противника была явно парализована, и его ответный артиллерийский огонь был беспорядочен и слаб. Передний край обороны гитлеровцев покрылся сплошными разрывами снарядов, мин и бомб. Артиллерийским и авиационным огнем подавлялись и уничтожались вражеские боевые порядки.

В 8 часов утра при поддержке танков в атаку на вражеские позиции решительно пошли наши войска.

На участке, где действовал 289-й гвардейский стрелковый полк, немцы сопротивлялись отчаянно. Однако гвардейцы медленно, но уверенно продвигались вперед. Наше наступление заметно ускорилось, когда в полдень передовые части 1-й танковой армии генерал-лейтенанта М. Е. Катукова, обогнав пехоту, прорвали вражескую оборону.

4 августа немцы отошли в направлении села Томаровка. Наш полк достиг высоты Безымянной, что северо-восточнее этого села. Через два дня, тесня противника и обойдя Томаровку, полк оседлал участок дороги Борисовка — Становой примерно в километре от Борисовки. На это село немцы возлагали большие надежды, рассчитывая создать в нем узел обороны. Но это были тщетные потуги. Полк блокировал Борисовку с юго-востока, другие части дивизии перекрыли противнику пути отхода на юго-запад, и фашистам ничего не оставалось делать, как пробиваться из окружения.

Но все их попытки отойти на Березовку и Хотмыжск не увенчались успехом. Когда в штабе полка стало известно, что по одной из проселочных дорог из Борисовки движется колонна немцев силою до роты при пяти танках, командир полка приказал мне:

— Бери роту автоматчиков, батарею сорокапяток, оседлай проселок и чтобы ни один фриц не ушел, понял? 

Я вызвал на КП командира роты гвардии старшего лейтенанта Макарова, командира батареи гвардии старшего лейтенанта Радченко и поставил им задачу: возле рощи Круглой (показал им на карте) выбрать позиции для пехоты и орудий, чтобы преградить путь немцам, Я хорошо знал этих офицеров еще по боям под Сталинградом и был уверен, что они сделают все как надо. И действительно, когда через полчаса приехал на выбранное ими место, убедился, что огневые позиции орудий, окопы для автоматчиков и пулеметчиков расположены удачно.

Едва я успел обменяться с офицерами несколькими фразами, как на проселке заклубилась пыль, послышался грохот моторов и лязг гусениц. Первыми шли танки. Иосиф Давыдович Радченко решил подпустить их поближе и открыл огонь, когда машины были ужо метрах в четырехстах. Первыми же выстрелами были подбиты два танка. Но оставшиеся три открыли ответный огонь и вывели из строя две наши пушки: на одной заклинило затвор, на другой был поврежден поворотный механизм.

Немецкая пехота, следовавшая за танками, во время артиллерийской перестрелки залегла, а потом поднялась и бросилась в атаку. Наши воины огнем из пулеметов и автоматов прижали ее к земле. Танки укрылись в придорожных балках.

Я в это время находился на НП у Радченко.

— Товарищ гвардии майор, — послышался его голос. — Орудийных мастеров Шкарупу и Горваля бы сюда — мигом исправят повреждения. А то с двумя пушками туго нам придется, если немцы снова полезут.

Я крутнул ручку полевого телефона. Отозвался связист на КП полка. Ему было приказано позвать к телефону гвардии старшего лейтенанта Коденко. Начальник артмастерской должен был находиться там. И действительно, вскоре в трубке зарокотал его голос.

— Николай Михайлович, — сказал я ему, — садись в трофейный грузовик, забери с собой двух орудийных мастеров, брось в кузов десяток ящиков со снарядами и гранаты для Радченко и сюда. Знаешь, где мы сейчас?

— Знаю, товарищ гвардии майор, я же был, когда вы задачу ставили ему и Макарову. Минут через тридцать буду.

Не прошло и получаса, как возле огневой позиции остановился трофейный автомобиль. Гвардии старшие сержанты Г. Д. Горваль и М. С. Шкарупа под руководством Н. М. Коденко принялись за дело и заклинение затвора на одной из пушек устранили быстро. А вот с ремонтом поворотного механизма на другом орудии пришлось им повозиться дольше. Но и эта пушка была введена в строй. Золотые руки были у орудийных мастеров! Сколько раз приходилось им и другим специалистам ремонтировать пушки, минометы, пулеметы нередко прямо на огневой позиции, под огнем противника. И оперативная группа артвооружения, как правило, всегда была под рукой у меня или у командира полка.

Я уже не знаю почему, но какое-то время немцы не пытались снова прорваться: может быть, ожидали подкреплений. Но, видно, не дождались. Часа через два три танка выползли из своих укрытий и пошли на нас, за ними рванулась пехота.

Но и эта попытка врага окончилась для него неудачей. Артиллеристы подбили два танка, а последний повернул назад, наверное, экипаж его решил найти обходный путь. Фашистские солдаты снова залегли, а потом оставшиеся в живых десятка два повернули вспять и скрылись из виду. Мы не стали их преследовать.

А к вечеру 6 августа штаб и тылы полка были уже в Борисовке, которую освободили части нашей дивизии. Мы заняли оборону на северо-западной окраине села. В бою за Борисовну были захвачены мельница с запасом зерна и муки, продовольственный склад, склады горючего, запчастей к танкам, боеприпасов, инженерного имущества. В качестве военных трофеев полку досталось 20 исправных танков «тигр», 3 танка Т-IV и 4 автомашины.

К исходу дня 7 августа дивизия завершила ликвидацию окруженной в районе Борисовки группировки врага. Было взято в плен 1200 гитлеровских вояк. А трофейная команда целый день учитывала брошенную гитлеровцами исправную боевую технику, в том числе 48 танков, 300 автомашин, 3 эшелона с вооружением и боеприпасами.
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »