Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Книга Федора Ивановича Чумакова "Война и плен"  (Прочитано 11819 раз)

Warwara

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5 310
  • Варвара Леонидовна
Уважаемый Александр Анатольевич,

вoзможно, это казусы транслитерации украинской фамилии Здрилюк. Либо ее просто не перевели на русский язык. Интересно было бы полистать книгу 1938 года и посмотреть, как там в оригинале.
Записан
С уважением, Варвара
---------------------------------------
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

Warwara

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5 310
  • Варвара Леонидовна
(продолжение)

Но война шла дальше, и немцы всё больше отступали. Чем хуже шли дела на войне, тем лучше обращались с военнопленными. Мы предполагали, что немцы боялись будущего и уже предчувствали полное поражение. Би-Би-Си постоянно сообщало, что немецкие преступления будут отмщены. Но была еще одна причина улучшения обхождения с нами. В 1944 всех молодых мужчин послали на фронт и нашу охрану переняли пожилые ополченцы, которые негативно относились к национал-социалистам. Некоторые сочувствовали военнопленным, другие оказались тайными друзьями коммунизма. Осенью 1944 года пришел приказ о сборе грибов, и многие работники лазарета под наблюдением собирали в лесу грибы. Правда, большинство собранных экземпляров оседало в кухнях немцев и только небольшая часть оставалась нам. В любом случае это было раскрепощением и отдыхом от лагеря. Однажды на лесной тропинке я наблюдал странную сцену: с полдюжины военнопленных охранялись лишь одним охранником. Мужчины далеко разбежались по лесу, только двое оставались вблизи немецкого солдата и несли его оружие и боеприпасы, чтобы и он мог расслабиться.  Перед приближением к лагерю немец забрал свою амуницию, и колонна зашагала обратно, как полагается. За этим  событием я с интересом следил осенью 1944-го. До того времени было, правда, ещё далеко.
Записан
С уважением, Варвара
---------------------------------------
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

Warwara

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5 310
  • Варвара Леонидовна
(продолжение)

Весной же этого года я проводил время за чтением книг. В нашей библиотеке было много художественной литературы. Книги на русском языке были изданы после 1918 года во Франции или Германии. Среди них были мемуары генералов Краснова (Александр Николаевич Краснов: Казачья самостийность, Берлин, 1921) и Врангеля (Петр Николаевич Врангель: Записки, Берлин, 1928). Кроме того, я прочёл воспоминания одного бывшего певца из Одессы. Все эти книги в Советском Союзе были запрещены как контреволюционные. Кроме того, я зачитывался воспоминаниями кронпринца Вильгельма на немецком языке, биографией Софии-Августы Анхальт-Цербсткой (больше известной как Екатерина Великая) и книгой о битве при Танненберге. Глотал также детективы, например, «Украденная Эйфелева башня». Основательно прорабатывал французское произведение «Сирано де Бержерак». Особое впечатление произвела на меня биография одного русского следопыта, которого в 20-е годы сослали на Соловки. Оттуда ему удалось бежать в Финляндию. В этой книге рассказывалось обо всём, что в Советском Союзе десятилетиями скрывалось: аресты, лагеря, репрессии. После изучения этой книги я начал понимать, что происходило в России после 1917 года. Параллельно и преимущественно изучал специальную медицинскую литературу. Вдобавок начал переводить на русский две монографии. Но для этого мне нужна была бумага. Её я брал от мешков для заворачивания трупов, она была очень прочной, серого цвета. Поскольку ежедневно умирало около 20 пленных, её хватало с избытком. Кроме того, я делал из отдельных листков бумаги сначала небольшие тетрадки, а затем побольше. В них я записывал истории болезней и описания операций. Во время работы мне попался томик запрещённых в СССР стихов. Так как заучить всё наизусть я не мог, то переписал их. Все эти мои занятия были прерваны одним решающим событием, взволновавшим весь лагерь – как немцев, так и русских. Однажды вечером в лазарет на носилках принесли раненого начальника лагерной полиции – Сашку. Было обнаружено не меньше десяти ножевых ранений. Это могла быть либо драка, либо покушение.
Записан
С уважением, Варвара
---------------------------------------
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

Warwara

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5 310
  • Варвара Леонидовна
(продолжение)

Шефа полиции звали «рыжим», «Сашка» было лишь насмешливым уменьшительным от имени Александр. Он был высоким, толстым, весил 100 килограммов и был к тому же невероятно сильным. Идеальные предпосылки для его профессии. Только он один во всём лагере носил советскую военную форму, передвигался медленно  и чинно. Мы с издёвкой называли его «отцом народов» - до 1941 года почётный титул Сталина. Немцы звали его из-за рыжих волос «Барбароссой». Такое имя было у одного средневекового немецкого короля и кайзера. Сашка обладал в лагере абсолютной властью, и его сильно из-за этого опасались. Немцы его ценили, и он своими поступками оправдывал их доверие. До плена Сашка был ротным старшиной. Он был из Белоруссии, и тот, кто от него чего-нибудь хотел, должен был сначала доказать, что он тоже белорус. К этому нужно было ещё безошибочно спеть Лявониху – национальный гимн. В целом Сашка был прототипом лакея. Как только весть о его ранении достигла немцев, в лазарете тут же появились дежурный офицер, а также Кёнкель и Либл. Даманн тоже пришёл и следил за главврачом Алексеевым, когда тот записывал анамнез. Необходима была срочная операция, её сделал сам Алексеев, ассистировал ему руководящий хирург В.И. Разумовский.  Даманн и дежурный офицер тоже принимали участие – честь, никому до сих пор не оказанная.  По-видимому, опасались, что Алексеев и Разумовский убъют шефа полиции на операционном столе. Ненависть против Сашки была хорошо известна и немцам. Но всё прошло хорошо, операция под местным наркозом продолжалась без малого два часа. Втайне мы надеялись, что Сашка все же околеет, но этой радости он нам не доставил. Выздоровление длилось около месяца. Две недели он провёл в лазарете, в отдельной палате, денно и нощно охраняемый двумя своими людьми. В конце концов для нас это оказалось даже на пользу, так как Сашка понял, что именно нашим врачам он обязан спасенной жизнью.
Записан
С уважением, Варвара
---------------------------------------
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

Warwara

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5 310
  • Варвара Леонидовна
(продолжение)

Я же снова полностью сосредоточился на отоларингологических больных. При этом заметил, что у истощенных людей воспалительные болезни уха-горла-носа развиваются ареактивно с трудно распознаваемыми симптомами. К похожим выводам пришли советские врачи во время блокады Ленинграда. У одного ещё молодого мужчины я обнаружил так называемый «холодный гнойник» на задней стенке горла. Немедленно его вскрыл, но процесс выздоровления не начался. В ходе последующего обследования было установлено, что в действительности мужчина страдал туберкулёзом шейных позвонков, гнойник был лишь побочным явлением. Его сразу же перевели в барак для туберкулёзных больных. Через несколько дней он умер.

В свободное время хирург А.К.Швейкин развлекал нас историями из своей довоенной жизни. Он был заядлым охотником и цветисто расписывал нам свои охотничьи успехи. Спустя какое-то время он заметил между бараками заячьи следы. Они всегда заканчивались у грядок с овощами, на которых теперь, зимой, оставалось ещё немного капусты.  Зайца нужно было поймать бесшумно, ведь речь шла о браконьерстве. Швейкин увлекся идеей использовать силки. После трех или четырех неудачных попыток наш великий охотник уже награждался нами тайными насмешками, но, наконец, он всё же достиг успеха. Зайца полностью съели, шкурку сожгли в печке, чтобы уничтожить все следы.   
Записан
С уважением, Варвара
---------------------------------------
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

Warwara

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5 310
  • Варвара Леонидовна
(продолжение)

Внутри лагеря 326/VI K находилось маленькое еврейское гетто. Это был тщательно охраняемый лагерь в лагере. Там даже был собственный врач, дерматолог Блюштейн. Ему было разрешено посещать наш лагерный лазарет для получения перевязочного материала и лекарств. Иногда он брал с собой больных. У меня сложилось впечатление, что все наши врачи старались избегать контакта с Блюштейном, чтобы не привлекать внимания. Ведь немцы предполагали, что симпатия была возможна только между представителями одной и той же национальности, и они были твёрдо убеждены, что в нашем лагере ещё были скрытые евреи. Это и на самом деле было так - только у немногих пленных имелся, как и у меня, паспорт, который, несомненно, доказывал их русское происхождение. Когда я в первый раз увидел Блюштейна, то сразу подошёл к нему и поздоровался. Он плохо выглядел, питание в гетто было ещё намного сквернее, чем в нашем лагере. Я избегал вопроса, как ему удалось выжить со времени попадания в плен в 1941 году. Этот вопрос мне казался недопустимым.

Могие обращавшиеся ко мне больные страдали воспалением гланд. Я не знал, как удаляют гланды, и никогда прежде этого не видел. Поэтому я отрезал тонзиллотом Бруенинга только внешний край, а остаток уничтожал при помощи раскалённого острия (Packelen)-аппарата. Наркоза не было, вместо него использовали местное обезболивание с новокаином. Два раза из-за такой операции ко мне приходили французы. Одному я вскрыл абсцесс, другому частично вырезал гланды, а остаток сжег дотла. При возвращении из амбулатории началось сильное кровотечение,  с большим трудом мужчина добрался до своего барака. Но потом кровотечение прекратилось, началось выздоровление, и мне передали благодарность француза.
--------------------------------------------------------------------------

Вопрос к Александру Анатольевичу: что за "Packelen-аппарат" имеет в виду автор?
Записан
С уважением, Варвара
---------------------------------------
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

Warwara

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5 310
  • Варвара Леонидовна
(продолжение)
Однажды один из наших хирургов пригласил меня ассистировать ему на операции по удалению геморроя. Я с удовольствием принял приглашение, познал лёгкость этой операции и в будущем оперировал самостоятельно. Это произошло в то время, когда Альберти ещё долечивал своё повреждение. Тут в моё отделение попал второй итальянец. Звали его Мистрета, он страдал хроническим воспалением среднего уха. Вообще-то ему ему была бы необходима радикальная операция, но я не верил, что смогу её сделать. Поэтому я ограничился антропомией (хирургическая операция вскрытия воздухоносных ячеек сосцевидного отростка височной кости - Википедия), успех которой сохранился, правда, лишь в течение месяца. Последующая операция также ничего не принесла. Поэтому я обратился с просьбой о помощи к нашему нейрохирургу Здрылюку. Я дал почитать ему один справочник, и он согласился.  Боль для пациента была невыносимой, требовался общий наркоз. Здрылюк выпросил раствор гексала (не смогла установить, что это – В.Л.) и ввел его непосредственно в сонную артерию; правда, пришлось один раз сделать дополнительный укол. Его уверенная манера приводила меня в изумление. Операция прошла успешно, успех казался очевидным. Однако, когда пациент проснулся после наркоза, оказалось, что мускулы одной половины лица парализованы, и его левый глаз не закрывался. Ухо вылечилось, а паралич лица остался. Но пациент был доволен, он же думал, что должен умереть. Я уверил его, что пластическая операция после войны полностью вылечит его.  Мой авторитет в итальянском лагере сильно вырос, и вскоре мне прислали ещё одного пациента, страдавшего гнойной флегмоной предплечья. Операция прошла под полным наркозом, проводил её хирург Эсмонт (Михаил Михайлович Эсмонт - В.Т., см. ниже). Спящий больной ничего не заметил, и я незаслуженно был расценён им как спаситель. Его, между прочим, звали Джулио Козене. Он был из Сицилии и говорил на местном диалекте, чего я не распознал. Таким образом, я невольно научился говорить скорее на сицилианском, чем на итальянском языке. Но это обнаружилось только через три месяца, когда я вновь встретил врача-итальянца и решил поговорить с ним по-итальянски. Что за отвратитительный язык я выучил, хотел бы он знать. Я рассмеялся, но сослался на его земляка, научившего меня так разговаривать.

Куртка Козене, между прочим, полностью изорвалась, и я достал ему почти новую советскую гимнастёрку, которую он, впрочем, тут же обменял на хлеб. Он стерпел мои замечания, отреагировав только на случай с Альберти. Он презрительно усмехнулся: «Чего ты ждешь от сицилианца?» Он, видимо,  считал меня своим другом, поскольку с некоторых пор обращался ко мне на «ты».

Михаил Михайлович Эсмонт

«На долю прадедушки Михаила Михайловича Эсмонт во время войны также выпало много нелегких ипытаний. Он родился и вырос в Иркутске, где и получил профессию врача. Впоследствии, образование и навыки хирурга спасли ему жизнь. После окончания института прадед оказался в Средней Азии, где работал по специальности. Там его и застала война. Ему было 30 лет. Обстоятельства сложились так, что Михаил попал в плен.... Окончание войны он встретил в Германии, работая в советском госпитале. После войны прадед приехал в Воронеж и всю жизнь спасал и лечил людей: работал хирургом в санитарной авиации, а затем в поликлинике номер 3. Участником войны его признали в наше время, но он об этом так и не узнал. Зато благодарные пациенты помнят его до сих пор, а врачи, которые начинали с ним работать, восхищаются его талантом. Имя врача Михаила Михайловича Эсмонт упоминается в книге Фёдора Чумакова «Война и плен» (далее идёт цитата из моего перевода http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=23864.0 – В.Т.)»
http://www.gimnaz1.vrn.ru/victory_70/10_a/kobenko_vg.pdf

Фамилия   Есмонт (Эсмонт)   
Имя   Михаил   
Отчество      
Дата рождения/Возраст   13.03.1911   
Место рождения   Иркутская обл., г. Иркутск   
Дата пленения   Не позднее 13.08.1941   
Лагерь   шталаг 336   
Судьба   попал в плен   
Название источника информации   ГАРФ   
Номер фонда источника информации   Р-7021   
Номер описи источника информации   111   
Номер дела источника информации   5   
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=85771277

Уже известные документы:
 
Фамилия   Эсмонт   
Имя   Михаил   
Отчество   Михайлович   
Дата рождения/Возраст   __.__.1911   
Дата и место призыва      
Воинское звание   военврач 3 ранга   
Причина выбытия   попал в плен (освобожден)   
Название источника информации   ГАРФ   
Номер фонда источника информации   р-9526   
Номер описи источника информации   6   
Номер дела источника информации   1154
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=82460279

Фамилия   Эсмонт   
Имя   Михаил   
Отчество   Михайлович   
Дата рождения/Возраст   13.03.1911   
Место рождения   Иркутская обл., г. Иркутск   
Лагерный номер   7653   
Дата пленения   29.06.1941   
Место пленения   Ракишками   
Лагерь   шталаг 336   
Судьба   попал в плен   
Последнее место службы   492 строит. бат.   
Воинское звание   военврач   
Название источника информации   ЦАМО   
Номер фонда источника информации   Картотека военнопленных офицеров   
https://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=272099312&page=1
« Последнее редактирование: 12 Март 2017, 09:38:03 от Warwara »
Записан
С уважением, Варвара
---------------------------------------
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны

doc_by

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 381
  Боль для пациента была невыносимой, требовался общий наркоз. Здрылюк выпросил раствор гексала (не смогла установить, что это – В.Л.) и ввел его непосредственно в сонную артерию; правда, пришлось один раз сделать дополнительный укол.

Как я понимаю его аналог Гексенал
http://vse-tabletki.ru/geksenal-hexenalum

его используют преимущественно для вводного наркоза и кратковременного наркоза продолжительностью до 15—20 минут.
 
Записан

Warwara

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5 310
  • Варвара Леонидовна
Спасибо за разъяснение!

(продолжение)

В Штукенброке я иногда бывал на чёрном рынке. Как врач, я получал к моему рациону табак, который для меня, некурящего, был ценной «валютой». На каждой пачке было напечатано по-немецки «только для русских военнопленных». Табак был не из листьев, а из стеблей. И все же я постепенно обменивал свои пайки на хорошие ботинки, тёплую шапку и другие нужные вещи.

Однажды ко мне на приём пришёл бывший летчик, у которого было воспаление среднего уха. Несмотря на длительное интенсивное лечение мне не удавалось его вылечить. Лётчик же не хотел уходить из лазарета и указал мне на некое шаровидное утолщение в соединительной ткани предплечья.  Я не знал, что это было, сделал по возможности длинный разрез и удалил шишку. Рану я зашивать не стал, и он два месяца пробыл в лазарете. Но больше я никогда не проводил операций без причины.

По-видимому, весной 1944 мне в руки непонятным путем попали две газеты. Одна предназначалась для грузинского легиона, другая никоим образом не должна была бы попасть в лагерь военнопленных. Это была брошюра «Недочеловек», оказавшаяся инструментом расистской пропаганды. Всю обложку занимало изображение советского военнопленного. Он был небритым и грязным.

На другом фото мужчина стоял на коленях у края лужи, чтобы попить воды, - знакомая картина. Ещё на одном снимке был изображен старший политрук, истощённый бледный человек с запавшими глазами и растерянным выражением лица. Под снимком было написано: «Еврейский комиссар ждёт свою судьбу».

В это же время мне в руки попала разорванная газетная страница. Там рассказывалось, как Йозеф Геббельс посещал лечебницу для ослепших на войне.  После посещения он произнёс речь, в которой перечислил все жертвы, принесенные родине. Оратор поблагодарил солдат и пообещал им всеобщий почёт и заботу в будущем. Стояло лето 1944, и солдаты (да и оратор) хорошо знали о близком исходе войны... Кроме того, я с удовольствием подслушивал немецкую пропаганду  о неприступном Атлантическом вале. Пропаганда должна была, очевидно, как повысить мораль населения, так и привести в смятение противника. Мы же хорошо знали, что этот «вал» был совсем не готов.

Для меня были также интересны и рассказы одного пожилого фельдшера,  которого мы все называли дедушкой. Он уже был в немецком плену в 1915 году и теперь во второй раз попал в Германию. Его рассказы о первом пребывании в плену интересовали не только нас, но и немцев. Он до сих пор мог общаться по-немецки, так как ещё тогда научился обрывкам языка.
Записан
С уважением, Варвара
---------------------------------------
При использовании информации данного сайта ссылки на соответствующую страницу и автора обязательны
Страниц: 1 2 3 [4]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »