Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: ДНЕВНИК старшего ефрейтора 5-й роты 35 мп (25 мд) Германа Шварца.  (Прочитано 845 раз)

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 661
  • ХИЩНИК
    • WWW
20 июля.
Идет дождь. Отвратительная погода!!! Мы уже 2 дня ничего не ели. Мы только собрались что-нибудь покушать, как пришел приказ: мы должны немедленно явиться куда-то для выполнения дорожных работ. Прошли 5 км вдоль дороги и измученные вернулись назад, т.к. не нашли никого, кто бы мог дать какие-либо указания.
Не успели зайти в дом, снова подготовиться к дорожным работам.
Приехал наш счетовод, который выплатил нам денежное содержание. Здесь также остановились мастерские, так что можно предположить, что мы останемся в этой деревне на несколько дней.
     Однако скоро пришел приказ на марш. Едем по полевой дороге. От дождя она совершенно размокла. Поганая картина - машины застревают и торчат на поле.
     Сумасшедшая поездка.
     Попадаем в волнистую местность. Мы приятно поражены. Опять видны небольшие горы, вернее холмы. Давно пожираем глазами этот редкий вид ландшафта.
Едем в юго-восточном направлении. После 25 км останавливаемся в лесу, совсем рядом с Малая Ясногорка. Здесь мы находимся, как ротное охранение. Предполагается возможность наступления в эту же ночь.

21 июля 1941 г.
После ложной тревоги ночь прошла спокойно. Утром повышенная боевая готовность, положение нашего полка неблагоприятное.
     Нас повсюду отбросили назад. Часть развед/отряда нашей 25-й дивизии уничтожена русскими. При этом погиб командир.
Несмотря на это, мы в этот день хорошо отдохнули.

22 июля 1941 г.
Сегодня у меня праздничный день, получил от Марии сразу 8 писем. Она самая золотая женщина на всем континенте.
     Я ей ответил на это мертвым молчанием.
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 661
  • ХИЩНИК
    • WWW
23 июля 1941 г.
Находимся на том же месте. Сегодня послал небольшое сообщение родителям, брату Вильгельму и Г.Шацеру.
Имеется очень много служебной работы.

24 июля 1941 г.
Нас не направили к Киеву, а отвели назад в сторону Житомира, откуда направили в юго-восточном направлении по дороге-центр. Выступление в 20.00. Маршрут: Ясногорка – Копиловка - дорога-север - Житомир - Староселье - Котдярка - Сквира.

25 июля 1941г.
Целый день в дороге. В 22.00 прибыли к нашему предварительному месту сосредоточения – Сквира. Это небольшой городок с несколькими фабриками. Переночевали в одном фабричном здании.

26 июля 1941 г.
В 6.00 двинулись дальше. Проезжаем Белая Церковь - в русских условиях довольно большой и относительно приятный город с большим аэродромом. Наши летчики разместились там по-домашнему. Новые современные казармы, электрическое освещение и водопровод.
     Мы должны вернуться по направлению Сквира, по дороге-центр.
Быстро продвигаемся вперед. К обеду прибыли в Тараща. Остановились по близости в лесу. Идет сильный дождь. Ночью все спали на грузовиках. Безумие!!!

27 июля 1941 г.
Сегодня воскресенье! В 3.00 двинулись пешком под проливным дождем. Дороги размокли. Это сумасшедшая маршировка! После 5-ти километров пути занимаем охранение одного населенного пункта.
     В 15.00 проехали 3 км по дороге-центр. Здесь мы нашли хорошие квартиры с соломенными тюфяками, вероятно большевистский партийный лагерь. Ночью было несколько ложных тревог, так что мы, несмотря на хорошие квартиры, не смогли отдохнуть.

28 июля 1941 г.
В 5.00 утра двинулись дальше. После 5 км остановка до 6.00 утра 29.7, более 24 часов.
В результате непрерывного дождя, дороги совершенно размокли. Машины с трудом продвигаются вперед. Целый день над нами летают наши истребители.
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 661
  • ХИЩНИК
    • WWW
29 июля
После долгого перерыва сегодня снова хорошая погода.
     Мы должны, однако, быстро двигаться вперед, по дороге-центр, через Лука, на юг. Занимаем участок обороны. Донесено, что русские наступают с 60 танками.
Всю вторую половину дня не могли найти нашего командира.
     Уже наступила ночь, когда он появился. Он поднял целый скандал и был недоволен, что ему не приготовили постель. Я с двумя солдатами вызвался добровольно принести ему вторые шинели, одеяла и палатку для моего начальника и для командира роты.
     Машины находились на расстоянии 3-х км от нас. Шли по высокой ржи, затем через лес. Совершенно темно, ни зги не видать.
     Дорога местами размокла так, что мы вязнем в ней. Убийственное горе. Наконец-то, к 3 часам утра мы вернулись назад.
     За то мы обеспечили ночной покой двух господ!

30 июля.
7.00 утра - приказ - сворачиваться. Шагаем снова назад.
      В 9.00 утра подошли к соседнему селению. Целый день русские стреляют в воздух.
Иду купаться в пруд. Только я разделся и влез в воду, как русские начали небольшое наступление. Я остался в воде, высунув только голову. На противоположном скате русские сбросили несколько маленьких бомб. Огненный сноп пулемета пересекает реку на расстоянии 1 метра от меня.
В 14.00 отъезд. Проезжаем Звенигородка. В 1.00 остановка.

31 июля.
Поднялись в 4.00. Достал картошку, помыл ее, почистил ее и нарезал ее. Разложил огонь, поставил кастрюлю и вдруг - немедленно к машинам, отъезжаем. Я бросил кастрюлю вместе с картошкой высоко в воздух.
Сегодня снова русские самолеты. К 13.00 прибыли в одну деревушку. Говорят, что мы здесь остановимся на несколько дней.

1 августа 1941 г.
В 8.00 утра пришел приказ о немедленном выступлении. Проехали примерно 5 км до города Хмелевое. Там оборудовали ротный командный пункт. Вечером снова приказ на марш - переезжаем на другой конец города. Не имеем ни минуты покоя.

2 августа 1941 г.
Так как возможно, что мы здесь останемся на целый день, то согласно традициям, составляется расписание. Само расписание также традиционно целесообразное. До обеда чистка машин. Отправились со своей машиной к озеру, вернее мы хотели туда ехать, но начался дождь, и мы застряли по дороге. Нам хватило работы до обеда, пока
мы вытащили машину из грязи. Так как не удалась наружная чистка, то необходимо очистить машину внутри. Как только мы выгрузили одеяла и шинели, пошел опять дождь. Все промокло. Грязь прилипает к сапогам и остается в машине. После чистки машина выглядела грязнее, чем была. Затем при этой грязи назначается осмотр обуви и одежды.
     К счастью, за полчаса до времени, назначенного для осмотра - в 16.30 - пришел приказ на марш. Таким образом, мы сегодня опять не имели ни минуты покоя, зато мы целый день потратили совершенно бес¬полезно.

3 августа 1941 г.
Сначала неплохая дорога. Затем начинается бедствие. Мы тащим машину больше, чем мы едем на ней. И такая грязь!!!
     В 13.00 это, наконец, кончилось. Дальше ехать нельзя. Пытаемся лопатами проложить себе дорогу. Ничего, однако, не помогает.
     В 14.00 дня прибыли в Доброво - Чеховка.
     Продовольствия давно уже нет. Вечером пришла походная кухня. Получаем по одному ломтику хлеба и по куску вонючего мяса.
     Как только мы подыскали квартиру, прибыл приказ об отъезде.
     Уже почти ночь. Проехали до города, расположенного в 8 км отсюда.

4 августа.
Хоть раз мы поспали спокойно всю ночь, т.е. с 24.00.
     В 8.00 утра - приказ на марш. Переезжаем на другой конец города. После обеда назначены и проведены 2 часа строевой подготовки. Мы упражнялись, как новобранцы. Построения, команда "смирно", обращение, повороты, чистка и осмотр оружия. И так до 21.00 - занятия.
     Уже наступила ночь, когда мы пришли ужинать.

5 августа.
Наконец-то представилась возможность постирать белье. Уже давно пора. Я получаю истинное удовольствие от стирки. Белье становится чистым. На наш участок привели много раненых, поэтому нет занятий.
От Марии снова получил 6 писем. Дорогое дитя, каждый день посылает мне письмо. Сегодня я ответил на ее письма.

6 августа.
В 2.30 приказ на марш. Едем довольно быстро по Украине, в южном направлении на Бобринец, который находится на расстоянии 150 км от Черного моря. В 5 км юго-восточнее Бобринца занимаем оборону. 2 часа тому назад здесь находились русские. Никто не знает, как далеко они отошли. Деревня называется Стоиково.

7 августа.
Сегодня утром я хорошо покупался в реке Ингул.

Река Ингул (укр. Інгул) - левая притока реки Южный Буг в нижнем течении, которая протекает через город Кировоград и Кировоградский, Новгородковский и Устиновский районы. Река считается судноплавной на 55 км от русла до села Пересадовка.
    Река Ингул самая крупная притока реки Южный Буг. Река вытекает из небольшого лесного озера, расположенного на территории Кировоградской области. Берега на этом участке пологие, дно болотистое. Ниже, протекая по холмистой местности, вдоль русла иногда появляются скалистые берега, продуктами размыва которых покрыто и дно.



9 августа.
Находимся на том же месте. Наш командир роты - мой покровитель - смещён.
Рота захватила большое количество тракторов и уборочных машин вместе с обслуживающим персоналом. Сразу организовали уборку урожая. Сразу косили и молотили.
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 661
  • ХИЩНИК
    • WWW
12 августа 1941г.   
     В 21.00 выехали из Стоиково. Ехали всю ночь напролет.

13 августа.
В 17.00 прибыли в (пропущено). Сразу приступаем к наступлению. Проходим по холмистой местности вдоль Ингулец. Нам поставили задачу, занять и удержать находящееся в 5 км отсюда селение Недекс-Вода. На высоте перед селением мы натолкнулись на сопротивление противника, который прочно засел в деревне.
Наши орудия ПТО выкуривают основные гнезда сопротивления. Ранены командиры 2-го и 1-го взводов, Ст.Шварц и Ланговинш.
     В горящем стогу соломы мы нашли обуглевшим солдата Ст.Пика из саперного взвода. Падают русские бомбы, содействуя сухопутному бою, но безуспешно.
К вечеру мы выполнили задачу. Выставили охранение и отдыхали по мере возможности.

14 августа.
В 6 часов начинаем дальнейшее наступление. Цель наступления - Лозоватка, 8 км от Недев-Вода. Через 2 км наталкиваемся на хорошо оборудованную русскую позицию. 3-й взвод в разведке.
     Через 500 метров они натолкнулись на усиленный ружейно-пулеметный огонь русских. Продвижение вперед невозможно. 1-й взвод идет на усиление, но вынужден скоро отступить. Тоже происходит и со взво¬дом 6-й роты. О 2-м взводе мы ничего не знаем.
6-я рота получает задачу: выдвинуться за 7-й ротой, левее русских позиций и занять высоту с фланга. Через час дело сложилось следующим образом: часть русских сдалась, а другая часть - половина - была уничтожена в окопах. Как мы потом узнали, это не 6-я рота, а наш 2-й взвод атаковал русских с фланга.
     Результат: 280 пленных, столько же убитых. Полевое укрепление было прекрасно оборудовано.
Продвигаемся без сопротивления до Лозоватка. Когда мы вошли в населенный пункт, появляется новая беда. Русские пытаются нас отрезать. Им удается проникнуть от входа в город до шоссе.
     Они напали на ПТО и одну машину. Бешеная стрельба, трескотня во всех углах и концах. Так продолжалось около получаса. Затем обстановка улучшилась, почти 80 русских уничтожено. К вечеру заняли охранение на восточной окраине города.
Сегодня было жарко, однако, каждому приятно, и все в хорошем настроении, т.к. наши жертвы, которые мы, к сожалению, понесли, не прошли даром, а, наоборот, мы можем отметить хороший результат. Не так, как в свое время в Броники. Вечером пришла почта, и я мог в тусклом свете читать письма моей любимой Марии.
Довольный, я лег спать.
Получил от Марии 6 писем и 4 посылочки. Когда-нибудь я её отблагодарю за это.

15 августа.
В 7.00 - выступление. Задача: охранение промышленных окру¬жений Кривого Рога. Шахтные сооружения видны издали. Подъезжаем к рабочему поселку. Чисто убранные, красивые дома. В большом количестве книги и радио. Это мог быть вполне немецкий поселок. Население очень любезно и гостеприимно. Особенно доступен женский пол. Через несколько часов амур уже пышно справлял свои торжества. Имеются довольно приятные женщины. У реки их можно видеть голыми, когда они купаются. Стремление этих существ к чистоте не знает предела!!!
Шахтные сооружения большей частью уничтожены.

17 августа.
В 7.15 оставляем гостеприимный поселок, двигаемся дальше на восток. Дорога проходит через Сталинодорф, Шевченко, Китекоробка-Баркоцский. Проехали около 180 км в восточном направлении.

18 августа.
В 8 часов прибыли в деревушку Широкая, расположенная в 20 км от Днепра. К вечеру приехали в немецкий поселок Найдорф. Активная деятельность русской авиации.

19 августа.
     В 9 часов - выступление по тревоге. Задача: взять город Кичкас, расположенный на этом берегу Днепра (Запорожье).
     Проехали 3 км, затем спешились. Не успели пройти 500 м, как пришел приказ - по машинам. Едем назад в Малашовка. Кичкас был взят 9 танковой дивизией.
Во время воздушного налета, в 1-м батальоне пострадало 50 человек.
Обстановка следующая:
     Мосты через Днепр взорваны. На острове - Днепр делится на два рукава, затем сливается снова - находится самая большая электростанция в Европе. Плотина взорвана. Железнодорожный мост поврежден, однако, он должен быть использован частями мотострелковой бригады 9 тд и будто бы наш 2-й батальон должен перейти на тот берег Днепра и образовать там плацдарм, который необходимо удерживать до подхода пехотных частей.
В 18.00 едем в Кичкас, прочесываем часть города и становимся в охранение.

20 августа.
Сегодня утром нас обстреляла вражеская артиллерия. Нас это, однако, не беспокоит, т.к. этим увеличивается время нашего отдыха.
Опять распространяются чудовищные слухи. Вообще, говорят об отправке в Германию. Этот слух подкрепился и еще тем, что мы получили наряд на железнодорожный  транспорт.

21 августа.
     После обеда, в 15.00 едем назад в наши старые окопы в Малашовка.

22 августа.
В 7.30 - отъезд. Едем в северном направлении до Днепра, однако отходим назад до высоты у фермы Отрада. Расположились в 3-х комнатах. После обеда - приказ на марш. В 18.00 продвинулись около 10 км в северном направлении. Подъехали на машинах к самому Днепру. На противоположном берегу все спокойно. Очевидно, русских там уже нет. Населенный пункт называется Федоровка.

23 августа.
Ночью гремело. Утром пошел дождь. 14 дней была хорошая погода, хотя иногда было довольно жарко.
     Для России на редкость красивый ландшафт. Широкий, мощный Днепр описывает на нашем берегу большую дугу. Далеко окаймляется водой расположенный на противоположном берегу мыс.
     Берега Днепра возвышаются равномерно по обеим сторонам. Немного южнее Днепр делится на два мощных рукава, чтобы через километр снова слиться в единый поток, образуя идиллический остров в центре течения.
Вода, смотря по погоде, принимает то голубую, то синюю, то черную или серую окраску. При северном ветре на воде бурлят белые гребни волн. Течение очень сильное.
На этом берегу стоит старая ветряная мельница. Её мощные крылья вертятся медленно и равномерно. Наступают сумерки. На горизонте выступает вечерняя заря. Сказочно отражается ветряная мельница на фоне алого вечернего неба. Невольно появляется грустное настроение. В благоговейной тишине думается о родине, о своей любимой.
Если бы ты, моя Мария, была теперь со мной. Мы бы сидели рядом, рука об руку и, замечтавшись, наблюдали бы за вечерней зарей. Мы бы с тобой беседовали и поняли бы друг друга без лишних слов. Душа с душой говорили бы.
Сегодня день рождения моего младшего брата, ему теперь 18 лет.
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 661
  • ХИЩНИК
    • WWW
29 августа.
     Мы все еще находимся в Федоровке. Последние три дня было совершенно спокойно. Вдруг эти собаки начали обстреливать местность тяжелыми минометами, "грохочущими" и моторизованными орудиями. Обстрел продолжался половина - три четверти часа.
     Особенно потерпела ветряная мельница. Русский самолет сбросил туда 8 штук бомб.
В ночь с 28 на 29.8 русский разведдозор поджег в Федоровке склад, в котором находилось около 1500 тонн зерна, стоимостью в 200 тысяч марок.
29.8 с утра пришла передовая группа нашей смены. Это венгерский фенрих и 3 унтерофицера. Наш ротный участок будет занят взводом венгерских самокатчиков.
В 20.30 дошли до перекрестка дорог, где находились наши машины.
Едем через Могило - Долосанска, Красный кут, Додинка, Крынички, Михайловка, до Бутовичевки, всего около 50 км.
     Прибыли туда 30.8 в 5.30 утра.

30 августа.
Оборудовали себе шалаш. Возможно, что мы здесь останемся до 7.9.

31 августа.
Сегодня меня без музыки выпроводили из взвода управления роты и назначили в 10-е отделение. О причине я здесь не буду говорить. Должен, однако, сказать, что значительная часть моего идеализма полетела к чёрту. Мне стало довольно ясно, как высоко ценится солдат в среде рядового состава, а также и среди унтерофицеров. К сожалению, еще сегодня, а может быть именно сегодня является фактом то, что у этих комивояжоров человек начинается только с офицера.

3 сентября.
У нас исключительно мирные занятия. Один осмотр сменяет другой. К тому же маршировка. Сегодня мы, наконец, получили старую почту за время со 2 - 17.8.
Л.К. написала в роту, разыскивая меня. М.Л. писала в немецкий Красный крест. Я сжег за собой все мосты. Я могу писать только одной, самой судьбой начертанной мне женщине, и это есть Мария.

6 сентября.
В заключение наших мирных занятий был сегодня организован спортивный праздник с групповым бегом, бегом с препятствиями и гранатометанием. После окончания соревнований, в 17.00 пришел приказ о сборе по тревоге. В 18.00 мы почти готовы к отъезду.

7 сентября.
Сегодня воскресенье. По традиции сегодня день поездки. В 1.00 выступили.
      Обстановка следующая:
противник перешел Днепр на широком фронте. Венгерские войска отогнали противника назад в район Федоровка, в то время, как немецкая 16 пд отбросила его до Запорожья. Если венграм не удастся отбросить русских, тогда нам придется взяться за это дело.
Два дня тому назад через Бутовичевка проехал венгерский мотобатальон. У меня создалось впечатление, что венгры совсем не приспособлены, чтобы завершить войну. Их заслуги очень скромны.
Проехали около 30 км в восточном направлении и остановились в Приображенка, в 20 км от Днепра.
После долгого перерыва сегодня опять хороший летний день и безоблачное небо.
Утром была слышна артиллерийская стрельба, которая скоро затихла. Все спокойно.
Как нам сообщили, венгры сами отогнали противника. Мы здесь остаемся на всякий случай, чтобы можно было сразу взяться за дело.
Расположились в палатках. Закат при хорошей погоде имеет особую прелесть. Мы сидим полукругом у палатки. Солнце заходит, образуя на далеком горизонте огненный шар. Один наигрывает на гармошке грустные мотивы. Постепенно все умолкли, каждый думает о своих любимых на родине, а также о той судьбе, которая нас ожидает. Между тем стемнело. Чистое, звездное небо. Один за другим заходим в палатку. Скоро воцарилась глубокая тишина. Только равномерные шаги часовых нарушают ночную тишину.
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 661
  • ХИЩНИК
    • WWW
12 сентября.
В 8.00 утра приехали в Преображенское. Едем 90 км в северном направлении. Маршрут: Подъедка, Чумаки, Александровна, Милорадовка, Саксагон.
Об обстановке нам сообщили следующее:
     Гудериан повернул в сторону от Москвы и прорвался на юг между Днепром и Волгой, образуя между своими частями и Днепром большое кольцо.
Это должно стать решающим боем нынешнего похода. Мы имеем задачу, замкнуть небольшое кольцо около Харькова.
Я вчера пристреливал русский полуавтомат. Стреляет превосходно. Выстрел получается почти, как в нашем пулемете 08, при хорошем попадании. К тому же это оружие не такое тяжелое, как наш карабин. Оно довольно новое. Выпуск 1941 г. Я воодушевлен.
     Кроме того я имею русский пулемет-пистолет, 75-ти зарядный, выпуска 41 г.
     Стреляю разрывными пулями около одного колхоза. Рядом находилось много людей, занятых уборкой урожая. Я пристреливал специальным патроном, чей снаряд разрывается при ударе, как граната. Осколки гудели по окрестности. Уже после первого выстрела, все находящиеся там люди побежали с поля в деревню!
В 13.00 мы прибыли к месту нашего назначения Закровенный. Проехали 108 км.
Вечером можно было купить папиросы и другие необходимые вещи.
От Марии получил посылку с куревом, каждый день нам это выдают на кухне вместо питания, так что я этим сыт по горло.

13 сентября.
В 10.20 двигаемся дальше. Нам сказали, что мы сегодня должны форсировать Днепр. По дороге встретили большое итальянское соединение.
Ожидается невероятно большой марш. Неимоверное количество войск проехало уже до и вслед за «танковой колонной К.».
По пути нашего следования уже 3 дня и ночи, непрерывно движутся войска. Целые армейские корпуса уже форсировали Днепр.
     У нас следующий маршрут (пропущено автором)
     Остановились в 2-х км от Кременчуга. Теперь 24.00.
     Только завтра утром двинемся дальше.
     У моста образовалась пробка.
     Местность исключительно холмистая. На протяжении всего дня не видели ни одного русского самолета. Ночью они предприняли большой налет. Однако они ограничились бомбежкой в районе моста.
     Наши зенитчики во взаимодействии с прожекторами открыли огонь. К небу направляются разноцветные трассирующие пули: белые, желтые, зеленые и красные. Разрываются ракеты и снаряды тяжелых зениток. Лучи прожекторов бороздят небо. Русские со своей стороны обстреливают нас из бортового оружия. Огненные пули падают вниз, как мелкий дождик, при детонации бомбы небо на миг освещается, как в полдень.   

14 сентября.
Сегодня воскресенье, прекрасный летний день. В 9.30 двигаемся дальше, вдоль Днепра. В 15.00 въехали в Кременчуг.
     На одном фабричном дворе стоит много русских тяжелых орудий, зениток. Их не успели во время вывезти. Понтонный мост проходит через реку рядом со взорванным мостом железной конструкции. Предстоит колоссальный марш. На перекрестках дорог видны указатели направлений частей, которые проехали до нас. Вся танковая группа Гудериана уже впереди.
Вдыхаешь атмосферу войны, атмосферу наивысшего огня действующей немецкой военной машины. Нервы напряжены, Но убежденно и уверенно едем навстречу врагу, так как мы знаем, что победа будет за нами.
Наступление, очевидно, хорошо организовано и продумано. Повсюду плакаты указывают на важные особенности, которые необходимо учесть.
Мобилизованные войска трудовой повинности заняты улучшением дорог. Ни одного русского самолета. Наши истребители сопровождают нас на всем пути.

15 сентября 1941.
     Идем всю ночь напролет. Дорога плохая. За всю ночь проехали 6 км.
     К 10 часам утра дорога улучшается, временами мы продвигаемся вперед довольно быстро. Впервые мы встретили усовершенствованную дорогу, по которой русские уже не могут более отступать. Справа и слева от шоссе - оно названо "танковая дорога В" -большое количество русских грузовиков уничтоженных нашими танками. Русские орудия также застряли.
На одном аэродроме стоят 5 сгоревших русских самолетов.
     В 15.00 прибыли в Софино у Хорол. С фронта доносится артиллерийская канонада.      Завтра мы должны пойти на фронт.

16 сентября.
Ночью шел дождь. Слава богу, он прекратился. Хоть бы больше не было дождя. Мы тогда с нашими машинами не сможем двигаться вперед, и все наше наступление разлетится в пух и прах. Невероятный холод. Наступил вечер, но приказа о наступлении все еще нет.
Вместе с командиром взвода достали себе по биноклю.

17 сентября.
В 2.30 наш лагерь оживился. Об обстановке распространяются самые нелепые слухи, некоторые из них, как это установилось, исходят даже от командира роты.
Было 3.45, когда мы двинули вперед наши машины бешеным темпом. Проехали 25 км до Болган. Весь полк на ногах. Когда мы прибыли в Болганы, то в 5 км отсюда уже шел горячий бой.
     Подождав 1 час, мы, т.е. мой взвод, двинулись вперед на крестьянских повозках навстречу русским. Они построили сильную оборонительную полосу. Однако, когда мы подошли, то они уже были выброшены со своих позиций. Мы гонимся за ними на крестьянских повозках.
     Веселая погоня. Мы едем то шагом, то галопом. Крестьянин - хозяин лошади и повозки - отказался великодушно от своего скарба и вернулся назад. Очевидно, он боялся потерять свой дом и свою жену.
Русских мы больше не можем поймать, после того, как мы гнались за ними в быстром темпе 25 км.
К 15.00 прибыли к небольшому селению, в котором расположилась наша рота. Ночью оборудовали свои палатки. Холодная погода, но зато сухо.

18 сентября.
В 15.00 продвинулись дальше на 4 км. Построили палатки, разместились, и тогда по традиции приходит приказ на марш. Естественно, нам опять неизвестно в чем дело.
Однако, теперь нам сообщили следующее: где-то в 120 км отсюда большая движущаяся русская колонна.
     Наш полк со 2-м батальоном впереди должен захватить эту колонну.
     Когда мы проехали 10 км, стало совсем темно. Едем без света, по дорогам, которые можно встретить только в России. Проехали меньше часа, водитель свернул немного влево, и машина повисла в канаве. Несколько машин нашей роты проехали мимо. Больше никого не видно и не слышно. После многих неудачных попыток, нам удалось, наконец, пустить машину в ход. При такой темноте нет смысла двигаться дальше, т.к. на каждом шагу можно снова попасть в канаву.
Поставили машину у правой обочины дороги и ожидали рассвета.

19 сентября 1941.
В 3.30 двинулись дальше и в 8.00 догнали нашу роту. Дорога ведет нас через Любны (Лубны – прим.), большой город, который носит следы войны. Город только недавно взят.
В 14.00 проехали большой лес и на одной высоте натолкнулись на противника.
Рота спешилась и пошла вперед развернутым строем.
     Мой командир взвода,1 унтерофицер, 3 солдата и я отправляемся на машине вперед, в качестве развед/дозора. Натолкнулись на русский развед/дозор. Открыли огонь. Часть из них сдалась, часть удрала. Мы сели на грузовик с ПТО, который тем временем подоспел к нам. Прошли до следующей высоты. Обрыв. Внизу находится селение Хитцы. Эта деревня еще занята русскими. Мой полуавтомат стреляет, как пулемет. ПТО выпустило несколько разрывных снарядов по деревне. Загорелось несколько домов. Русские отступили. Пешком пошли в деревню, осмотрели ее и поднялись по ниве на второй скат. Здесь у скирд мы поймали еще несколько русских. Рота между тем доехала до следующего села Вероники (может Воронки? – прим.). Мы следовали за ней. Просмотрели населен¬ный пункт, взяли еще много пленных. Затем пошли на колхозный двор, который находится на высоте. Поднявшись туда, мы заметили, что на противоположном скате двигается по направлению Вероники целая мотто/колонна с конницей и артиллерией. Полных 2 батальона.
     Наша рота одна, без тяжелого оружия.  Сопротивляться было бы безумием. Вернулись назад. Наших пленных (100-120 человек) взяли в средину и двинулись по большой свободной равнине. Если русские нас догонят, то мы пропали. Мы убежали ради жизни. Многое напоминает Броники. Действительно, неприятная ситуация. После 8-ми км высокая равнина круто обрывается. Место - Тычки. На обратном скате стоит немецкая артиллерия, зенитки и ПТО. Мое отделение едет вместе с зенитным орудием, чтобы первыми поймать русских.
     Долго не приходится ожидать. Когда русские натолкнулись на наше сопротивление, они остановились. К тому времени стемнело.
Мы потеряли все свои мотоциклы. Наши мотоциклисты-связисты занялись у выхода из деревни русским грузовиком, а в это время проехала мимо них колонна русских. Они оставили мотоциклы и еле пробрались к своей роте.
Мы занимаем оборону на высоте. Ужасно холодно. Беспокойная ночь. Русские бегают по всей местности. Стрельба. Один товарищ из 2-го взвода, дорогой и храбрый парень, получил при этой стрельбе пулю в лоб. Кругом горит. Фронт идет полукругом. В этом полукруге находимся мы и русские.

20 сентября.
На рассвете мы заметили на противоположном скате остановившуюся автоколонну. Это могут быть только русские. Зенитка сделала по ним 30 выстрелов. Загорелась одна легковая машина.
     Русские, приближающиеся к машинам, расстреливаются. Они машут белыми платками, но не переходят. Наш развед/дозор отправляется туда. Вытаскиваем из кустов еще несколько русских. Машины неисправны. К 9.00 прибыло подкрепление - 1 танковый и 1 артполк.
     К обеду пришел приказ о выступлении. Мы пошли к своим машинам, которые были, слава богу, спасены в последнюю минуту. После 5 км пути спешились и заняли охранение на высоте у долины. С наступлением темноты передвинулись на 1 км вправо. Ночью без перемен.

21 сентября.
В 9.30 двинулись дальше. Дошли до расположенной в долине деревни Мелехи. Оттуда наступаем на Городище. Нам поставили задачу, взять эту деревню. О высоты у деревни Мелехи мы увидели солдат 6-й роты, попавших в руки противника.
6 и 7 роты имеют снова большие потери. 7-я рота потеряла у Броники 100 человек убитыми, а вчера - около 30.
Между Мелехи и Городище находится большое болото. Переправились через реку, тогда только началась настоящая пакость.
Мы утопаем по пояс в болоте и грязи. Только через час мы выбрались оттуда. К тому же начинает немного моросить.
Начинаем наступление. Повсюду стоят русские грузовики. Русские большей частью сдаются без боя. Мы их вытаскиваем из домов сараев и окопов. Когда я раскрыл дверь одного сарая, там раздался выстрел. Русские вышли оттуда без оружия. Один остался там лежать. Я осмотрел кругом и увидел комиссара, в руках которого торчал еще дымящий пистолет. Он сам застрелил себя. Я забрал себе его пистолет. Дошли до конца деревни. Вдруг нас начали обстреливать с высоты, расположенной правее деревни. С левой стороны также строчит. Нам ничего не оставалось делать, как только выскочить на дорогу. Нам удалось попасть во фруктовый сад. Продвигаемся медленно вперед.  Получили приказ - вернуться. Дальнейшее наступление при таком огнем противника не имеет смысла, т.к. начало темнеть.
     Отошли около 300 метров назад, в общем, заняли оборону в самой деревне. Через час отошли еще немного назад, а именно до входа в деревню. Здесь все же лучше, и я себя чувствую в своей шкуре.
Наш пулемет направлен на дорогу. К полуночи подошли русские. Застрочил пулемет. Стреляем по местности левее дороги.
     Можно определить одного убитого, остальные быстро отошли назад.
     Одна женщина,/которая вероятно выскочила из дому, была застрелена.   

22 сентября.
В 7.30 приступаем к дальнейшему наступлению. Мы должны очистить лес от противника, однако, мы не натолкнулись на сопротивление. Пошли дальше. Примерно 10 русских спрятались в лесу, и эти собаки полностью отрезанные и окруженные, вообще в совершенно беспомощном и безнадежном положении, открыли по нам огонь.
Один унтерофицер, мой прежний командир отделения, получил при этом ранение в живот. Он умер на полевом перевязочном пункте.
К вечеру занимаем охранение у болота. С противоположной стороны русских загнали в болото 6-я и 7-я роты. Судя по перестрелке, русские отчаянно оборонялись. Как я потом установил, 7-я рота имела опять большие потери.
Я нахожусь прямо у дороги. Как только стемнело, появились русские. Один остался лежать, другие отходят назад.
     Через полчаса они хотели силой прорваться. Они забрасывают нас гранатами, но руки коротки. Мы стреляем со всех видов оружия.
     Двое остались лежать на месте. Больше они не пытались.

23 сентября.
В 6.00 начинается снова наступление. Это настоящее окружение Мы получили задачу: очистить кукурузное поле, откуда вчера усердно обстреливали 6-ю и 7-ю роту.
Нам приданы саперы с огнеметами. Сначала кукурузное поле обрабатывается артиллерийским огнем. Затем мы заняли охранение за кукурузным полем, чтобы погнать русских вперед. Это дело стоит много нервов, т.к. противник невидим, и он может в любую минуту открыть огонь. Медленно двигаемся вперед. Однако, кукурузное поле оказалось совершенно пустым. Затем очищаем большой лес.
Это отвратительное занятие. Повсюду могут сидеть и сидят русские. Одиночками и группами мы их выметаем.
Один русский спрятался в кустах, имеет с собой пулемет и проклято обстреливает нас. Пули свистят кругом. Когда прекратилась стрельба, мы пошли дальше и схватили его. На наше счастье у него случилась задержка при заражении.
Только к вечеру мы вышли из этого леса. Каждый очень доволен и вздыхает свободнее.
Наши машины стоят наготове, мы их уже давно не видели. Поехали до Вероники. Там мы должны иметь один день отдыха, который нам так необходим.
Уже добрую неделю не умывались и не брились. Пища часто отсутствовала по целым дням. О сне, само собой разумеется, нельзя было и думать. В сумерках мы приехали в Веронику.
     Нас поместили в настоящем доме, хотя холодный ветер продувал через поломанные окна.

24 сентября.
Сегодня типичный день отдыха. Начинается чисткой оружия и обмундирования. Затем нужно было отремонтировать трофейный грузовик.
Едва успели помыться и побриться. О том чтобы написать письмо, постирать и починить белье, конечно, не могло быть и речи.
Сегодня мы расстаемся с танковой группой Клейста и переходим в подчинение Гудериана.
Меняется наш маршрут, и, верно, мы теперь шагаем на Москву.
     Начинается новый этап войны, я его отображу в моем новом дневнике.

25 сентября 1941.
     В 14.00 мы выступили из Вероники на Москву, вернее, в битву за Москву. Всю ночь стоял ледяной холод. Сегодня утром все было покрыто сильным инеем, даже все лужи замерзли. Хотя сейчас небо прозрачно-голубое, однако не теплеет. Из-за резкого северного ветра, теплые лучи солнца совершенно не чувствуются.
Совершенно непроизвольно я вспоминаю о тех днях, когда мы вступали в бой за Харьков. И особенно за Киев. Эта битва уже окончилась. Тогда солнце светило нам с безоблачного неба лучами, еще полными силы.
Теперь же дни ожесточенных битв лежат позади. Нет дорогих товарищей. Однако мы можем гордиться такой крупной победой.
     Пусть предстоящая битва окончится также победоносно. К вечеру мы проходим через (пропущено), по-видимому, большой населенный пункт.
Было около 7.30,когда мы расположились в одном населенном пункте. Я отлично сплю на сеновале.

26 сентября.
Одна танковая дивизия должна выделиться от нас в маршевую колонну, поэтому мы остаемся на целый день в деревне. Мы жарим картофель и варим первоклассный куриный суп.
С продовольствием стало обстоять несколько хуже. Обеденный суп был очень жидкий. Мы получаем одну треть хлеба.
В 15.30 мы выступаем. Едем до 10.45. Сходим с машин. Мое и еще одно отделение взвода берут на себя охранение у болота.

27 сентября.
Уже в 6.00 едем дальше. Не проехали и часа, как колонна остановилась. Два русских самолета атаковали нас, летая красиво на бреющем полете. Самолеты прожужжали над самыми машинами. Недалеко от меня самолет отцепил 4 бомбы. Они упали примерно в 75 метрах от меня, однако они не разорвались. Все бегут к бомбам, чтобы посмотреть на предполагаемые не разорвавшиеся бомбы. Но тут - то все и началось. Части машин вскоре взлетели в воздух. Я опять поднялся невредимым. Наполовину сам, наполовину под давлением воздуха я снова быстро ложусь на землю. Слышатся крики, призывающие санитаров и санитарок. Кроме раненых, имеется 5 убитых.
Русские в течение всего дня атакуют нас. Они летают всё время на бреющем полете. Такого способа ведения боя у русских до сих пор еще не было. Мы предполагаем, что здесь речь идет об американских пилотах.
Уже в течение нескольких недель стоит ощутительный холод. Все мерзнут, как цепные собаки, вообще не становится теплее. Право, отвратительно, и из-за холода теряешь всякое желание воевать.
Как только стемнело, мы двинулись дальше.

28 сентября.
     Встаем в 5 часов и копаем щели. Мы умываемся и бреемся.
     В 9.30 отправляемся. После пройденных 8 км пути, мы делаем остановку. В 13.00 выезжаем снова. После 4-х км пути мы направляемся в (пропущено). По дороге стоят несколько разбитых грузовых и броневых машин.
Часть домов сожжена. Обстановка: 3-й батальон наехал на противника и атаковал его... Из (пропущено) можно слушать тяжелое оружие. Сегодня уже шел снег.
Спустя час мы опять едем дальше в следующую деревню. Там горят еще машины и дома.
В 15.30 приехали в следующую деревню. Слышна уже стрельба из станковых пулеметов.
Мы узнаем, что речь идет о кав/дивизии противника, которая, вероятно, вышла из Киевского окружения. Она отошла в один лес.
     3-й батальон с одной танковой ротой наступает. Мы все ещё находимся в резерве.
Мы устраиваемся в ближайшем доме. С сумерками получаем приказ выступать. Мы садимся на машины, проезжаем 50 метров, час ждем, затем едем опять назад. Не успели лечь, как опять получили приказ на выступление. Мы снова садимся на машины, проезжаем 50 метров, опять ждем час, однако, затем прибываем все же в новое расположение.

29 сентября.
Сегодняшнюю ночь я спал замечательно. В помещении было так хорошо и тепло. Мы находимся здесь до 12.30. Затем мы выезжаем и минуем два селения. Дорога ужасно разъезженная. При возвышениях мы должны с машин сходить и подстилать солому. Мы останавливаемся и поворачиваем назад! Мы едем опять назад до следующего селения, ждем здесь некоторое время до наступлеия сумерек и едем опять назад к (пропущено), исходному пункту нашей сегодняшней поездки.
Мы занимаем старые квартиры.
     На участке 119 пехотного полка, должно быть, атаковали русские тяжелые (52-х тонные) танки. Они приблизились к транспорту с боеприпасами, там переехали через несколько грузовых машин и 2 повозки и побывали на наших артиллерийских позициях. 2 легких и 2 тяжелых орудия они смешали с землей. 3 танка подстрелила зенитная артиллерия. Один, у которого была уже сбита башня, озверело носился по местности и задавил еще 2 орудия.
Всю ночь где-то поблизости слышалась стрельба из всех видов оружия.

30 сентября.
Как стало известно, направление нашего маршрута в результате невозможных дорожных условий изменено. По этой причине мы должны сегодня порядочное расстояние опять проехать назад.
В 6.30 поехали дальше, т.е. мы стояли 2 часа на сельской дороге, потому что на перекрестке, лежащем посредине деревни, образовалась пробка.
Мы недолго ехали в машинах. Вскоре нам пришлось вылезать из них и вытаскивать их из грязи. И так без конца продолжается в строгой последовательности: сходим, толкаем, садимся. Мы едем такое же расстояние назад, что и проехали вперед.
Из частной обстановки мы узнаем от вахмистра селения, который прибыл с передовых позиций, о том, что русские предпринимают контрнаступление и что наш 3-й батальон находится действительно на марше. Он даже утверждает, что дорога каждая минута, и что мы должны быстро повернуть назад. По-моему, он несколько преувеличивает. Однако, действительно совсем близко слышен шум боя.
Из общей обстановки стало известно, что данная нам задача - очистить указанный нам участок и затем продвигаться дальше в направлении Москвы - из-за дождя и связанных с этим плохих дорог, не осуществима.
Мы едем теперь назад к хорошей для движения дороге, находящейся в 15 км. отсюда, чтобы по ней в течение нескольких дней подойти к Москве.
В битве за Москву на нас возлагается задача лишь обстреливать.
В 13.30 мы прибываем в (пропущено). Дождь все продолжает идти. Мы высаживаемся и располагаемся по квартирам. Мы проехали примерно 200 км. Хозяин дома в мировую войну был в германском плену. Должно быть, ему неплохо там жилось, потому что он нам рассказывав все в великодушном тоне.
Мы рады теплой и сухой квартире. Когда с наступлением сумерек получаем приказ на марш для занятия какого-то охранения, наши в мечты о сне рушатся.
Мы достали себе крестьянскую повозку и выехали. Нам предстоит охранять высоту у (пропущено), вернее этот населенный пункт.
Предстоит ночной марш со всеми пакостями. Дорога стала вязкой, глубоко утопаешь по ней. Не видно, куда попадаешь. Надо еще принять во внимание, что мы не отдохнули.
Через час мы прибыли. Наш взвод образует красивое каре у зенитного орудия. Слава богу, ночью не было дождя.
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 661
  • ХИЩНИК
    • WWW
1 октября.
На рассвете двигаемся дальше. Наш взвод имеет задачу: выдвинуться вперед на 4 км в качестве развед/дозора, занять высоту, если там нет противника. На противника не наступать, ибо мы сами потеряли связь. Мы не знаем, что делается справа, слева и впереди нас. Наша рота находится в 4-х км позади нас.
Тем временем проникла весть о том, что 3-й батальон прорвался из окружения, но без машин. Все машины 3-го6атальона могут считаться пропавшими.
119 –й пп также окружен. К вечеру услышали, что 1-й батальон получил возможность прорваться, но он также должен оставить все машины. Как обстоят дела у нас самих, никто не знает, говорят, что вокруг нас фронт. Однако, когда к вечеру 60-й пп устанавливает с нами связь и переходит с нашего правого фланга в наступление, самый критический момент для нас надо считать преодоленным.
В 17.00 мы возвращаемся к своей роте. Мы занимаем восточный край обороны. Здесь должна также проходить оттянутая назад главная линия сопротивления. Нам пришлось 2 раза рыть щели, пока попали на настоящее место. Мы достали по пути соломы, и мне было уже относительно тепло, когда нам доставили и вручили одеяла.

2 октября.
Во что мы уже не верили, произошло сегодня. Сегодня прекрасный солнечный день, без отвратительного ледяного ветра, и можно даже погреться на солнце. В полдень небо покрылось несколько облаками, но было относительно тепло.
С наступлением сумерек мы оставляем нашу позицию и передвигаемся на 3 км к западу. Направление: на возвышенность, через реку. Главная линия сопротивления должна быть снова перенесена, река должна служить границей, потому что противник ожидается с правого фланга. 2-й взвод остается в качестве передового отряда.
Когда мы заняли свою новую позицию, мы увидели на участке нашего 119-го пп яркий фейерверк. Как позже мы узнали, это русские наступали при поддержке танков. Но наши храбрые солдаты 119-го полка всё же отбили атаку.
Фронт опять проходит вокруг нас. Кольцо довольно маленькое, так что, если русские будут наступать с востока, то как своей артиллерией спереди, так и сзади, они смогут достичь нас. Лишь в южном направлении остается свободный проход.

2 октября.
По причине больших потерь в машинах, курсируют невероятные предположения о дальнейшем применении нашей дивизии.
     Мы не обладаем больше подвижностью. Моторизованное подразделение, которое не располагает средствами передвижения, не может существовать.
Реорганизация в пехотную дивизию требует своего времени. Поэтому сейчас предполагают, что мы будем погружены и отправлены в направлении родины.
Некоторые острят, что командир дивизии сказал, будто дивизия 10.10 отправляется на родину. Ваша задача выполнена, - продолжают они. Наша последняя задача: сковать противника в том месте, где мы находимся в настоящее время, с тем, чтобы он не смог притянуть для подкрепления силы, для боя за Москву, который начался 2.10 в 2.00.
О потерях в машинах нашей дивизии объявлено уже официально. Я сам имел возможность прочитать один дневной приказ по дивизии, в котором указывалось, что 3-й батальон 35-го мотополка, 2 и 3-й батальоны 119-го мотополка и 1-й взвод 35-го саперного батальона потеряли все свои машины. В приказе указано подразделениям, не имеющим потерь в машинах, сдать излишние вторые шинели, одеяла, бритвенные приборы, белье, мыло и т.д., т.к. товарищи остались без средств защиты от холода.
В 17.00 приказано быть наготове. Как только стемнело, мы выступаем. Мы оставляем (пропущено) в западном направлении. Переезжаем через реку, поднимаемся на возвышенность и отходим несколько влево.
Всю ночь мы лежим в окопе.

3 октября.
Вчера вечером 119-й пехотный полк отбил сильную атаку русских. Они применяли при этом новое, страшное оружие. Речь идет, по-видимому, о соединенных машинах-минометах, потому что при падении одного снаряда на участке примерно в 100 метров разрывается одна мина за другой. Выглядит это так, будто все минное поле сейчас взле¬тит в воздух. При одном ударе, должно быть, получается 65 выстрелов.
Сегодня рано утром нас посетил командир батальона. Он не совсем был доволен нашей позицией и сказал, чтобы мы приблизились к реке.
К вечеру мы перебираемся туда. 3-й взвод подходит к реке, в то время, как мое отделение охраняет подчиненный нам взвод станковых пулеметов, расположенный на противоположной возвышенности.

4 октября.
Ранним утром мы перебираемся к нашему взводу. Местность совершенно затоплена. Вокруг лес и кустарник. Для того, чтобы иметь поле обстрела, надо вырубить большую часть леса – примерно 1 км. Еще с одним товарищем я иду в близлежащее селение и организую топоры. Это же сумасшествие! Этими невозможными инструментами мы должны рубить лес. Я сам руковожу работой 3-х гражданских пленных.
К вечеру все же порядочный участок срублен. Получаем приказ свертываться. Мы отходим на высоту, на которой вчера располагалось мое отделение, и строим там линию обороны.
О смене больше не говорят, и это кажется уже неактуальным.
     Мы получили массу боеприпасов. У нас бороды, как у подводников.

5 октября.
Сегодня ночью русские пытались наступать. Виден был яркий фейерверк. Однако при этом ничего не случилось.
Ночь прошла спокойно.

6 октября.
Сегодня рано утром совершенно неожиданно прибыла наша смена. Мы почти сожалеем, что должны уезжать, потому что мы построили довольно теплую соломенную хижину.
После долгих поездок взад и вперед, находим, наконец, свою роту.
В 13.00 мы уже выезжаем и с темнотой прибываем в Ромны. Мы помещаемся в одном относительно чистом доме.

7 октября.
В 6.00 мы выезжаем из Ромны. Едва мы отъехали, как метель снова начала насвистывать. До боли холодно. Через 2 часа колонна останавливается, и мы стоим несколько часов на дороге.
     Мы мерзнем, как мокрые собаки. Наконец, поехали дальше. Из-за снега дорога становится, как кисель, поэтому в некоторых местах мы высаживаемся и исправляем дорогу.
Когда стемнело, мы разместились в (пропущено).

8 октября.
В 6.00 мы выезжаем в направлении Путивль. В 8.00 мы делаем остановку в одном населенном пункте.
Наш 3-й батальон должен был в Ромны идти пешком. Там, как предполагалось, его сделают моторизованным, насколько этого позволят возможности. Также 2-й и 3-й батальоны 119 пп.
     1-й батальон 119 пп придается нашему полку в качестве резерва 3-го батальона. Согласно этому,7,8,3 и 5-я роты становятся полностью моторизованными. Дивизия имеет еще способный к бою полк, которому уже предстоит, вероятно, выполнить еще одну задачку.
Мы, как видно, являемся резервом резерва и движемся в направлении Москвы.

9 октября.
Вчера мы весь день провели в (пропущено). Мы располагались в амбаре.
В 7.30 выступаем. Путь марша: Путивль - Глухов. Погода намного улучшилась. В 22.00 мы прибываем в (пропущено).
Мы должны обеспечить охранение, потому что в этой местности противник каким-то образом прорвался из окружения.
В 23.30 начинается дождь.

10 октября.
Днем дождь сменяется настоящей метелью. Это настоящая оттепель. К полудню погода значительно прояснилась.
В 17.00 мы выезжаем в город, находящийся в 6 км отсюда. Там мы располагаемся по квартирам.
В течение ночи погода становится исключительно ясной. Прекрасное небо, но одновременно ужасно холодно.

11 октября.
В 4.00 мы выскакиваем из "перин". Галопом бежим к машинам. Мыв проезжаем через (пропущено) в направлении, в котором мы ехали вчера. Едем до окраины города, высаживаемся, освобождаемся от имущества и идем дальше пешком. Что-то случилось?
Так постепенно мы узнаем, что русские сильным соединением прорвались и находятся уже в населенном пункте (пропущено).
В 500 метрах перед окраиной города строим нашу линию обороны. Местность для этой цели исключительно болотистая.
Мой капрал, я и еще один солдат идем в разведку. Мы продвигаемся до ближайшей высоты. Кроме нескольких полос дыма, ничего не видно. Время от времени слышатся отдельные ружейные выстрелы.
Было около 8.00 утра, когда был получен приказ сниматься с позиций. Мы идем неохотно, так как нам не хотелось бы здесь встретить русских. Слышится треск немецких пулеметов и выстрелы противотанковых орудий. Противник, кажется, уже отброшен.
Мы получаем новую задачу.
В лесу, на расстоянии примерно 15 км укрепился противник численностью около 2-х армий. Он в разное время предпринимал уже несколько попыток прорваться. Мы должны охранять, а в случае необходимости, оборонять.
Нам дан довольно большой участок. 3-й батальон должен располагать 15-ю отделениями. В нашем батальоне, должно быть, тоже не больше этого.
Мы едем до (пропущено). Там мы сходим с машин и дальше идем пешком. Дорога не поддается описанию. После 10-ти км пути мы прибываем в (пропущено). Мы дожидаемся темной ночи. Опять идет снег. К счастью, мы можем расположиться в квартире.

12 октября.
     В 5.00    выступаем. Мы отправляемся в разведку. Задача: установить, имеется ли в лесу(расположенном перед нами, противник, и, если нет, то мы должны проникнуть к следующему селению и установить, свободно ли оно от противника; достичь следующей высоты, избегая соприкосновения с противникам. Выяснить, имеет ли противник намерения наступать, думает ли он обороняться или хочет отступать!!!
     Должна быть установлена также численность противника.
     Для огневого прикрытия нам дается две батареи артиллерии и тяжелых минометов.
     Когда мы осторожно, озираясь по всем сторонам, крались по незнакомой безлюдной местности, мы вспомнили о том, что сегодня воскресенье.
     Подул слабый ветерок.
     Каждый думает о доме. Я думаю о том, что, возможно, как раз сейчас мои родные находятся в церкви и молятся господу богу о том, чтобы я возвратился здоровым домой. Сознание, что дорогие люди со всем сердцем в этот час с нами, наполняет меня хорошим чувством уверенности и безопасности.
О противнике ничего не слышно. Мы прибываем в одно селение, оно также свободно от противника. Но это не тот пункт, который нам нужен. Мы идем дальше. После 3-х км пути опять населенный пункт. Осторожно мы приближаемся - ничего! Мы входим в первый дом. Гражданское население говорит, что русские отступили дальше.
Я захожу в ближайший дом, чтобы организовать хлеб. За столом мирно сидят два русских солдата, их ружья стоят у стены. Они ничуть не испугались и не были удивлены. Они охотно идут с нами.
     Затем из домов вышло добровольно еще несколько человек. Они были уже без оружия. Они охотно сдались в плен. Мы собрали 29 человек, затем мы пошли обратно.
     В 11.00 мы снова возвращаемся в ( пропущено).
     У меня настоящий рай для вшей. Все мое тело искусано. Оно выглядит так, будто оно покрыто сыпью.

13 октября.
Снег выпал уже глубиной 20 см. В 12.00 совершенно неожиданно прибыла наша смена. Это берлинская пехотная дивизия.
В 14.00 выступаем. Мы двигаемся назад по старой дороге до (пропущено). Дорога так размокла, что машины не могут по ней идти, поэтому мы идём около 10 км назад.
     В (пропущено) мы расквартировываемся.
Ходят нелепые слухи о том, что Москва пала. Будто Сталин застрелился, а Молотов ходатайствовал о переговорах со ставкой фюрера. Война на востоке, якобы, в общем и целом закончена. Фюрером получены со всего мира поздравительные телеграммы с победой. Наша дивизия будто бы должна быть погружена и отправлена на родину. Эти слухи нельзя проверить. Из авторитетных источников узнать ничего нельзя.

15 октября.
Сегодня с нами разговаривал командир батальона. Он сразу разбил все слухи о возвращении на родину. Он разъяснил также положение, в котором мы находились в последнее время. Мы боремся до победного конца.
7 рота распущена, а 5 и 6-я роты за счет этого получили пополнение. До полного укомплектования этого все равно не хватило, но все же мы теперь, до некоторой степени, укомплектованы по штату военного времени, хотя в нашем батальоне только три стрелковых роты.
     По-видимому, завтра мы должны будем выехать рано утром.
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 661
  • ХИЩНИК
    • WWW
22 октября.
Несмотря на то, что уже несколько раз издавался приказ об отъезде, мы находимся все еще в (пропущено).
Дни проходят равномерно и однообразно.
     В 6.00 подъем. Служба состоит преимущественно из часов штопания белья, чистки оружия и машин, и сборов.
     В 18.00 уже ночь. Свет имеется лишь в ограниченном количестве, поэтому большинство с наступлением темноты вынуждено ложиться спать.
Ведется борьба с насекомыми, с клопами, блохами, вшами, однако, успех в этом незначительный.
Путь для подвоза снабжения все еще не открыт. По этой причине с продовольствием туго, и оно однообразно. Так что приходится заниматься самообеспечением. Картофель, приготовленный в разных видах, составляет главное питание. Время от времени мы имели возможность достать себе кур или гусей. Иногда добываем и мясо.
Последняя почта была 3 недели тому назад. Отсутствие почты я воспринимаю особенно болезненно. Я так хочу письма от Марии!
Естественно, что ежедневно ходят различные слухи. Многого бы стоило их пересчитать. Кроме того, они иногда настолько бессмысленны, что не стоит стараться запоминать их.
Вчера, между прочим, состоялось занятие роты. При этом были сообщены результаты конкурса в дивизии на лучший рассказ из своей жизни. "Старший ефрейтор Шварц 5 рота 35 мото/полк является победителем конкурса", - с кислой улыбкой на лице поздравил меня мой начальник.
     Я должен еще получить диплом.
     Погода умеренная, идет дождь. Как только подморозит, мы должны выехать.
     Вчера мы наблюдали интересное явление. Один из жильцов нашего дома, 31-го года, чахоточный мужчина вчера вечером умер от кровоизлияния. Сюда сбежалась вся деревня, и поднялся сумасшедший крик. Люди, которых это событие не касалось, тоже усердно выли со всеми вместе. Это был ужасный плач мира.
Сегодня рано утром они соорудили из нескольких досок примитивный гроб. Гвозди нужно вытаскивать из стенок и досок всего дома. К полудню они погрузили ящик на навозную повозку и повезли. Траурная процессия состояла из 5-ти человек, один оборваннее другого. Это была жалкая кучка.

24 октября.
Вчера вечером было совещание у командира дивизии. Все напряженно ожидают предстоящей задачи. Сегодня утром узнали отдельные подробности. Рассказывают, будто Тула будет целью наступления нашей дивизии. Прежде всего, мы должны добраться до Орла, пусть это будет даже на крестьянских подводах, тем более, что весь наш тыл вместе с долгожданной почтой находится в Орле. Поэтому нам необходимо приготовить крестьянские повозки для возможного пешего похода.
     С таким же вздохом рассказывают нам об установлении строгой дисциплины, безупречных приветствиях и осмотрах.
     Кроме этого подыскивается стрельбище.
     За каждый проступок угрожают арестом.
     Мы как раз были на взводных занятиях, это было примерно в 11.00 - (ничего другого не слышим, как арест, петля, виселица),- когда пришел связной и сообщил, что в 12.00 мы выступаем, вероятно, на машинах. Маршрут - Орел.
В 14.00 мы выехали. Отъехали от Севска 15 км в северном направлении. Затем остановились. Мы удивлены, почему не едем дальше. Местность: Юшино.

25 октября.
Обстановка, очевидно, снова резко изменилась. Говорят, что мы здесь останемся на 4 недели. Во всяком случае, для нас Орел и Тула, как в воду канули.
Создается впечатление, что сверху вниз распространяются нарочно различные слухи или что высшее командование само не знает, что происходит. Возможно, что эти дни явились и для них неожиданностью.
Поэтому я уже давно перестал верить тому, что сообщается официально и неофициально, а я себе создаю свое собственное мнение. Так, я не верю тому, что мы этой зимой вернемся на родину. Поход в Россию, по-видимому, не может быть окончен в этом году, так что он будет продолжаться в ближайшую весну.
Я даже предполагаю, что нас готовят здесь для Кавказа, Ирана и Ирака. Даны большие заявки на транспорт и предметы снабжения.
Совершенно невероятно, чтобы дивизии, не участвующие в боях, были на зиму отправлены на родину с тем, чтобы весной везти их обратно. Русская железнодорожная сеть недостаточно густа для этого, тем более, если принять во внимание невероятное количество войск, которое теперь находится в России.
     Наконец, ведь необходимо будет перевозить и отпускников.
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 661
  • ХИЩНИК
    • WWW
8 ноября 1941.
За это время повторялись неоднократные приказы об отъезде, но они не могли быть выполнены из-за длительной оттепели.
     Мы можем ехать только тогда, когда хорошо подмерзнет, поэтому мы были удивлены, когда мы сегодня в 10.00 действительно выехали, несмотря на плохую погоду. Случилось то, чего и следовало ожидать.
     С трудом проехали 15 км. Наступила ночь. Останавливаемся. Жилищные условия не поддаются описанию. Повсюду бедные и грязные хижины. Нас поместили в помещение, в котором и днем темно.
     Окна только частично застеклены, недостающие стекла заменены мешками. В доме глиняный пол - замечательный горный ландшафт!
О вони я совсем не хочу говорить. Печь дымит, когда ее затапливают. Дует со всех щелей. Вся обстановка состоит из одной старой скамьи, покрытой толстым слоем штукатурки, которая спадает со стен и с потолка, и одного шатающегося стола. Крышка стола состоит из отдельных досок.
На полу валяется немного картошки, свеклы и несколько качанов капусты. Кроме грязи, больше ничего нет. Обстановка в высшей мере экономична и проста.
Семья состоит из 2-х старых женщин, одного старика, который еле держится на ногах и, вполне понятно, кучи детей. При этом, они еще совсем маленькие. Я чертовски заинтересовался, откуда собственно говоря, берутся эти дети. Женщины здесь действительно "страдают" удивительной плодовитостью. Кажется, что старость не приносит никакого ущерба их плодовитости.
Цивилизованному человеку нельзя себе представить жизнь в таком свинарнике.
Для меня немецкая овчарка более высокое существо, нежели эти русские.

9 ноября.
Сегодня 9 ноября и воскресенье. Снежная буря. Строим дорогу. Наезженная колея выравнивается. Но, так как почва еще не замерзла, то наша работа держится до тех пор, пока не проезжает очередная машина, которая оставляет за собой следы, как после пахоты.
     Вся работа, таким образом, бесполезна. Я не могу удержаться от смеха, когда авторитетные господа руководят работой с очень серьезным видом и совещаются между собой. По их лицам видно, что они убеждены в большой важности нашей работы. Там, где имеется яма или углубление, ее заполняют грязью с тем успехом, что очередная машина застревает в ней по-настоящему. Колеса не находят в этой грязи никакой опоры. Но это не останавливает нас от того, чтобы опять заполнять эти ямы.

12 ноября.
Мы очень обрадовались, когда утром пришел приказ на марш.
За полчаса до отъезда с нами  ещё проводили строевую подготовку. Ночью было очень холодно, морозит. Несмотря на то, что мотор работал целый час, вода замерзла сразу, как только мы ее налили в радиатор. Необходимо было снова разогревать машину! И только в 13.00 мы выехали.
Около 16-ти часов, это было за 4 км до местонахождения нашей роты, испортился ручной тормоз. При свете карманного фонаря и при ледяном холоде отремонтировали тормозные тяги.
     Затем попали на плохой участок дороги. Машина застряла. 2 человека пошли пешком в роту и привели машину для буксировки.
Наконец, в 20.00 двинулись быстро вперед. Остановились в (пропущено).

13 ноября.
В 9 часов едем дальше. Холодно. На машине можно замерзнуть. Двигаемся быстро, со скоростью 60-80 км в час. В (пропущено) занимаем квартиры. Уже давно не были в сравнительно приемлемом помещении.
Вечером я стал палачом двух нерях, которые не смогли удостоверить свою личность.

21 ноября.
В 9 утра двинулись дальше. Остановились недалеко от Громы. После долгого перерыва снова появились красные бомбардировщики.

22 ноября.
     В 3 часа ночи привезли сект, вино, папиросы и т.д.
     В 4 часа подъем и в 6 часов отъезд. Вкусные вещи не пришлось ночью отведать. Жаль хороших папирос.
     Едем по хорошему шоссе Орел - Тула - Москва.
     В 11 часов прибыли в Орел. Это первый город, который я здесь видел и который похож на другие цивилизованные европейские города.
     Видны большие постройки в хорошем стиле, в большинстве случаев они сгорели. Через центральные улицы проходит двухколейная трамвайная линия. Проезжаем мимо солдатского кино и удивляемся большому наплыву. Когда мы увидим какой-нибудь фильм ?
По дороге мы обогнали наши "телегизированные" части. Потрясающая картина. Дрожа от холода с опущенными головами, они плетутся за своими телегами. Одетые в различные тряпки, которые их защищают от холода.  Можно подумать, что перед тобой толпа ландскнехтов. Это шествие замыкалось нашим «продовольствием» в виде коров и овец.   
Машина раскрыта в связи с опасностью воздушного налета. При быстрой езде ледяной ветер пронизывает насквозь. Ноги вообще не чувствуются. Едем до 22 часов, проехали 160 км. Разместились в школе. Помещение еще нужно протопить. Несмотря на это, мы сразу засыпаем, т.к. холод очень утомляет.

23 ноября.
В 13 часов переехали в (пропущено) на расстоянии 3-х км. Наконец-то, в 15.00 пришла кухня и впервые со вчерашнего утра получаем пищу. Квартиры относительно хорошие.
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 661
  • ХИЩНИК
    • WWW
3 декабря.
За последние 10 дней мы проделали большой путь назад.
Один день езды, а на второй день партизанская война, затем опять марш. Сейчас мы находимся юго-восточнее Москвы, до которой осталось около 180 км. Маршрут нельзя записать, т.к. он никому не известен. Мне известно название одного города - это Епифань.

     В ночь с 19-го на 20 ноября 1941 г. немецкие войска подошли к ж. д. ст. Епифань (ныне Кимовск), и 21 ноября в 10 часов утра она была захвачена. 16 дней на северо-востоке и 20 дней на юго-западе продолжалась оккупация района. Огромный ущерб был нанесен за это время. Сожжены 44 школы, 333 общественные постройки, 3465 домов. Гибли ни в чем не повинные женщины, дети, старики. 76 человек были расстреляны, сожжены заживо. В д. Гранки повесили врача Валерию Александровну Ефремову, которая пыталась сохранить медикаменты для раненых советских бойцов, находившихся в больнице. Раненых солдат расстреляли. Жителей убивали только за то, что они пытались тушить подожженные фашистами дома. Гитлеровцы повесили председателя Ракитинского сельского Совета Ширяеву и ее сына, секретаря сельского Совета - Радюкина, учинили кровавую расправу над коммунистами Соломатиным, председателем Липковского сельского Совета Половинкиным и рядом других, ни в чем не повинных людей.


     Около Епифани нас использовали для окружения. В окружении находились 3 полностью укомплектованные дивизии, привезенные сюда с Дальнего Востока. Ничего особенного при этом не произошло.
     Летчики стали снова активными. Откуда красные достают свои бомбы?
     Один раз мы занимали предмостное охранение у Дона.
     Мы находились в одной деревне в составе 2-х взводов. За 2 дня сожрали свинью весом в 2 центнера.
Партизанская война усиливается. Наконец-то, берутся за это железной рукой. Уже давно пора. У меня одно сознание: я вспомнил о смерти Эрвина. Неужели я тоже так останусь лежать на поле? Поэтому я заранее отдаю возмездие в десятикратном размере. Я так озлоблен против этой презренной русской сволочи, что я бы мог их совершенно истребить.
Однажды я стоял на посту. В 2.30 ночи выскочила одна женщина на дорогу, несмотря на то, что им известно, что каждый, кто появляется на дороге после наступления темноты, расстреливается на месте. На мой вопрос она ответила, что несет воду для немецких солдат, находящихся в её доме. Когда я хотел проверить это обстоятельство, то она закрыла дверь перед самым моим носом и вместе с остальными жильцами подпирала ее. Мне удалось вовремя вставить свою ногу в дверь. Силой я ворвался в дом. Ясно, что в этом доме не было никаких солдат. Эта женщина отказалась пойти в комендатуру, и я тут же расстрелял ее.
Через 15 минут я хотел вторично проверить этот дом, но он был замкнут. Мне не открывали. Я тут же поджег его. На попытки прорваться через дверь, я ответил выстрелом из своего пулемета-пистолета.
     Так сгорело все это отродье - в доме было еще 6 человек.

     Я уверен, что если бы все так поступали, то партизанская война скоро исчезла бы.
     Страх перед немецким солдатом должен быть больше, чем страх перед комиссаром. Тогда было бы покончено с партизанами.

4 декабря.
Сегодня мы едем дальше. Остановились в нескольких километрах от Венёва. Заметно, что это на подступах к столице. Иногда встречаются довольно приличные квартиры. Вполне человеческие жизненные и квартирные условия.
Как видно, ночью будет ужасно холодно. Поэтому мы были очень довольны, когда достали теплую квартиру. Мы уже собирались распределять места для ночевки, как пришел приказ на марш.
     В дороге были большие задержки. Мы мерзли на машинах, как цепные собаки.
     В 24.00 - остановка. Только успели растопить печь и принести соломы, как нам приказали усаживаться на машины.
     Проехали 1 час, раздалась дикая стрельба. Сразу спешились. Установили, что наш дозор натолкнулся на противника. Батальонный адъютант направился узнать название соседней деревни, но он был обстрелян. Всё остальное происходило очень быстро.
Наше ПТО сразу подожгло полдеревни. Русские были частич¬но захвачены врасплох. У одного дома русские поставили для охраны одного гражданского. Мы взяли 80 пленных. В заключении пришлось занимать охранение, что при таком морозе не так просто.
За ночь многие отморозили пальцы ног. Было 32° ниже нуля.

5 декабря.
Целый день разведка и охранение. Продвинулись на несколько селений вперед. К вечеру наш взвод занимал охранение батальона. Все еще холодно.

6 декабря.
Ранним божьим утром началась бешеная стрельба со всех видов оружия, которая не прекращалась на протяжении всего дня.
     Русские наступают на 4 танковую дивизию, которая занимает деревню слева. Наступление было отбито, но русские опять наступают.
     Неладно. К вечеру шепчутся о том, что у нас не все в порядке.
     В самом деле, стреляют со всех сторон. Этот слух усилился, когда вся 4 тд отошла.
Наши передовые части уже продвинулись было на 80 км по шоссе Тула - Москва, но вынуждены были отойти, т.к. никто за ними не следовал, а русские хотели их отрезать.
Большое количество машин и орудий, а так же и танков было при этом потеряно.
Вечером пришел и для нас приказ о подготовке к маршу. Все неисправные машины, которые не могут двигаться своим ходом, уничтожаются.
Видимо, мы тоже должны убраться отсюда.

7 декабря.
В 4.00 утра получили приказ на марш. Отступление проводится лихорадочно. Наше солдатьё уже впадает в панику. Каждый хочет со своей машиной удрать первым, поэтому получается пробка, и это продолжается еще больше.
Мы отступили на 15 км и заняли новую линию обороны. Бесконечное число войск проходит назад. Видна тяжелая артиллерия, зенитные войска всех калибров, броневики, танки, пехотные полки, повозки и т.д.
     Путь отступления кажется опустошенный.
     4-я танковая дивизия очень рьяно выполняет приказ об уничтожении всего, что не может быть захвачено с собой.
Полевые кухни, наполненные продуктами питания, дорогостоящие консервы – всё взлетело на воздух.
Тяжелые, совершенно новые грузовики, четырехосные броневики, большое количество машин и танков уничтожено. Миллионные ценности взлетели на воздух.
Приказано так же сжигать без остатка все оставляемые нами населенные пункты. Вся местность вокруг Венёва должна быть очищена и сожжена.
Это самая жестокая из всех войн, которые когда-нибудь велись. Все гражданское население лишается крова и пищи и обрекается на замерзание и голод.
Нам, однако, нет основания для пощады, если подумать, что русские беспощадно бомбят все населенные пункты, в которых размещаемся мы - немецкие солдаты. Если при этом бывают убитые, то это, как правило, из гражданских людей. Они обращаются со своими людьми не лучше, а наоборот, могут взять первенство.


Три сюжета германской и советской кинохроники ноября-декабря 1941 года из города Венёва Тульской области. - https://www.youtube.com/watch?v=wPP-mMqM5fs


8 декабря.
В 3 часа утра я уже был в дороге. Машин не хватает, так что часть людей направляется пешком или подыскивают себе средства передвижения.
Дошли до командного пункта штаба полка. Там нас включили в батальонную штабную колонну.
     Сильная снежная метель, от которой не может спасти даже самая толстая шинель.
     Мы едем назад в Венёв и больше ничего не знаем.
     После долгих мытарств остановились в одной большой деревне, в 10 км за Венёв.
     За последние дни вообще не было никакого питания, а если и было, то в незначительном количестве. Теперь, когда мы отошли от роты, мы все равно должны сами обеспечить себя продуктами питания, которые здесь в России состоят исключительно из картошки.

9 декабря.
Когда мы утром встали, то убедились, что все войсковые части, которые здесь располагались, уже отошли.
Так как никто не мог объяснить нам обстановку, то мы сочли самым целесообразным убраться отсюда.
     На 3-х санях мы двинулись в путь. Следуем по маршруту 119-го пехотного полка. К счастью, встретили по дороге нашу машину с имуществом связи. Они нам указали дорогу.
Моя лошадка не хочет дальше идти, и я слезаю. Я уселся на машину связи, которая, тем временем, уже вернулась назад.
     Когда мы приехали в роту, то они уже намеревались уезжать.
     Все возбуждены. Мой командир взвода кричит мне, что бы я достал себе машину, т.к. русские наступают. Я опять вскочил в машину связи.
Тем временем, мы подожгли деревню. Мы едем через (пропущено) до (пропущено), расстояние около 30 км.
Когда я слез с машины, то узнал, что рота занимает оборону в 500 метрах отсюда. Наша рота прикрывает путь отхода 119-го пп, который должен прорваться в другом направлении, так как предусмотренный маршрут занят русскими.

10 декабря.
В 3.00 рота тронулась дальше. Соприкосновения с противником не было.
Мотоциклетно-стрелковый батальон был, однако, очень сильно потрёпан русскими.




Переведено 16.2.1942 г.

Перевели:   Лейтенант  (Школьник)

Техн.инт.1 ранга (Горемыкина)

Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/
Страниц: 1 [2]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »