Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: 267.INFANTERIE DIVISION. Архив оперативного и развед/отделов за июль-август 1941  (Прочитано 60545 раз)

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 38 694
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемый коллега!
А в военно-морском училище какой "иняз" изучали? :)
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 849
  • ХИЩНИК
    • WWW
Уважаемый коллега!
А в военно-морском училище какой "иняз" изучали? :)
С уважением - К.Б.Стрельбицкий

Английский ;) но я как-то не проникся к нему  ;D
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 849
  • ХИЩНИК
    • WWW
                          ,,Bug, Moskwa, Beresina'' von Hinze.



.....
     В отсутствие других резервов обеспечение единственного пути подвоза снабжения дивизии из Стрешин в Скепня осуществляли части 267-го сапёрного и 238-го строительного батальонов, а также самокатные роты. Они образовывали тыловой рубеж вдоль дороги.
     Вечеров Советы предприняли попытку прорвать оборону у Пиревичи, что привело к бою между частями штаба 497-го пп и экипажами грузовиков противника.
     467-й пп (с 1-м дивизионом 267-го ап), в то время(16.08.10941) ещё находящийся в подчинении у 255-й пд, быстрой атакой восточнее Жлобин овладел к 22.00 Четверни.
     17.8  подошедшие с северного направления  моторизованные вражеские силы вынудили 267-й развед/батальон занять круговую оборону (ощетиниться) у высоты 152.7. На следующее утро им удалось взять обратно свои старые позиции и выйти на связь с 497-м пп.
     На рассвете 17 августа под давлением атаковавшего с севера 467-го пп снова последовала сильная атака противника в районе Руденка – Барановка, причём, в некоторых местах ему удалось прорваться по обе стороны дороги в направлении Скепня. И теперь уже левый фланг 497-го пп оказался находящимся под угрозой.
« Последнее редактирование: 25 Ноября 2012, 22:55:32 от Михаил Матвиенко »
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 849
  • ХИЩНИК
    • WWW
Из книги ,,Bug, Moskwa, Beresina'' von Hinze.


8. Группировка советских сил в районе Добысна (битва при Рогачёв-Гомель).

     Сильное давление русских на фронт 487-го пп привело к смещению переднего края обороны по обе стороны дороги примерно до 1,5 км севернее Скепня. Отдельные вражеские группы с криками «Ура!»  штурмовали позиции с обеих сторон  Скепня и устремились дальше на юг в лесные массивы по обе стороны дороги Скепня – Губичи. Защищавшая южную область плацдарма 260-я пехотная дивизия увидела этот прорыв и остановила его.
     В 07.00 последовал дальнейший (ещё один) прорыв  из Руденка на юг силами около одного батальона. 267-й передовой отряд с частями 497-го пп образовали здесь оборонительный рубеж в западной части леса и отражали там фланговый удар  продвигающегося вперёд на юг противника. Его удар был рассеян (раскололся).

     487-й пп остановил вражескую атаку и уничтожил в перелеске между Руденка и Барановка продвинувшиеся вперёд части противника. Тем не менее, отдельным группам удалось прорваться на восток за спину 267-го передового отряда.
« Последнее редактирование: 29 Ноября 2012, 22:38:34 от Михаил Матвиенко »
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 849
  • ХИЩНИК
    • WWW
Из книги ,,Bug, Moskwa, Beresina'' von Hinze.


Этот день ( 17.08) для всех частей 267-й пд считается «чернейшим» днём перехода.
Сообщение из другого источника:

… Рано утром вдалеке послышалась стрельба. В 04.00 ( 17.08. - прим.) я выбрался из палатки, так как нам показалось, что шум боя приближается. Однако, снаружи всё выглядело не так опасно. Тем не менее, что-то непредсказуемое витало в воздухе. Нашему «старику»(подполковник Матхаай)с его пресловутым чутьём опасности в критические моменты обстановка, кажется, так же не нравилась.Он тоже находился снаружи. Поскольку сначала ничего не происходило, я снова вернулся в палатку.     
     Около 05.00 командир лично поднял всех по тревоге. В непосредственной близости внезапно послышался громкий шум боя. Наше обеспечение (охрана, дозоры – прим.) уже перестреливалось с русскими. Едва мы успели одеть сапоги и схватить оружие в палатках, как русские уже стояли прямо перед нами. Они накатывались волна за волной. В тесном рукопашном бою мы сначала обеспечили себе некоторую свободу передвижения, тем самым разбив наступательные порядки русских. Затем началась зачистка. До вечера мы пытались измотать русских контратаками. Уже к вечеру нам удалось снова вернуться к месту нашего привала, которое мы оставили при первой неожиданной атаке русских. Там всё было плохо. Велосипеды разломаны, палатки изрезаны и т.д.
     Русские прорвали передний край обороны ночью. Находящиеся впереди воинские части вовремя не предостерегли нас. Только благодаря отличной сплочённости подразделения удалось своими силами разрешить критическую ситуацию против сильного противника, который, кроме того, использовал для себя фактор внезапности.
« Последнее редактирование: 29 Ноября 2012, 22:38:19 от Михаил Матвиенко »
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 849
  • ХИЩНИК
    • WWW
Из книги ,,Bug, Moskwa, Beresina'' von Hinze.


Один из солдат 267-го передового отряда рассказывает следующее:

…в отчаянной попытке быстро прорвать линию немецкой обороны, воспользовавшись внезапностью, грузовик, полностью заполненный русскими, на полном ходу прогрохотал  на Пиревичи непосредственно перед штабом 497-го пп. С наступлением темноты открылась страшная картина: ночное небо было освещено ярким багрянцем. Повсюду в округе горели ярким пламенем полностью или частично подожжённые русскими деревни. Горизонт пылал.

     17.08 в 04.00: советский прорыв западнее Руденка. В стыке между 497-пп справа и 487-м пп слева. Передовой отряд-267 поднят по тревоге. В 04.30 1-я самокатная рота нанесла фланговый удар по советскому клину. В 08.00 в распоряжение прибыла 2-я рота 497-го пп. В 09.00 ударили два взвода 2-й самокатной роты.


     В 11.15 была атакована 3-я самокатная рота. В 12.30 при возвращении в лес взвода 1-й самокатной роты на Круговец прорвались 11 грузовиков.
    В 13.00 пришло сообщение о вражеских танках и грузовиках на дороге Скепня – Круговец, за спиной немецких войск. Возникла опасность окружения. Кроме того, русские, по-видимому, приняв за недоразумение отвод взвода Воссидло 3-й самокатной роты, используя возникший разрыв, прорвались в лес. Это привело к повторной контратаке  2-й самокатной роты и ожесточённому рукопашному бою. Появились значительные потери. Вокруг штаба подразделения шёл бой. В то же время в непосредственной близости от этого места находилась операционная машина с младшим ординатором Юхем, в руки которого попадало всё больше и больше раненых.
     Так как в 267-й пд место привала было приказано организовать в запутанном лесном районе, то успешное руководство боем осуществить не представлялось возможным. Вероятность обстрелять свои же подразделения была очень велика, поэтому сначала отступили автомобили с ранеными, далее стянутые в лес лошадиные обозы 497-го пп с пленными двинулись на Пиревичи, и так до тех пор, пока не был получен приказ уклониться в сторону Круговец, который будет обороняться любой ценой. Перед Круговец мы остановили попытку русских прорвать нашу оборону. 3-я и 1-я самокатные роты заняли проходящую по окраине линию обороны, в то время, как 2-я самокатная рота  стояла в резерве. Передовой отряд  доставил 316 пленников.


     К сожалению, отвлекающая атака двух батальонов 439-го полка и бронеавтомобили 267-го развед/батальона прибыли слишком поздно. Наступление, которое 497-й пп вёл во второй половине дня из Пиревичи против лесного массива у Руденка, не сдвинулось с места.
     Вечером три русских всадника пытались прорваться на свой страх и риск прямо-таки с невероятной дерзостью через занятый немецкими войсками район Пиревичи и Круговец. Когда они скакали галопом в сумерках по деревенским улицам мы взяли их со всех сторон  под ружейный и пулемётный огонь, формально пропустив сквозь строй. Одного поймали в Пиревичи. Двух других ефрейтор Мосс сбил в Круговец.


    18 августа 267-й передовой отряд прибыл в район отдыха в Скепня и здесь узнал, что главный удар русских в попытке прорвать оборону противника пришёлся на район 1-го бтл 487-го пп со значительными потерями в данном направлении...
« Последнее редактирование: 29 Ноября 2012, 22:37:26 от Михаил Матвиенко »
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 849
  • ХИЩНИК
    • WWW


     К сожалению, отвлекающая атака двух батальонов 439-го полка и бронеавтомобили 267-го развед/батальона прибыли слишком поздно.

   


     Эта фраза подтверждает содержание следующего доклада переводчика 487-пп 267 пд Оствальда о том, что комкор Петровский был обнаружен солдатами именно 134-й пехотной дивизии ( 3-й батальон 439-го пп)


     При этом обнаружен на территории 2-го батальона 497-го пп 267-й пд, о чём свидетельствует доклад из батальона в полк от 22.08 и далее из полка в дивизию 23.08.1941.



2-й  бтл 497 пп                                                                                      22.8.41
                                                  В полк.
Тема: схема могилы
     В приложении представлена схема могилы застреленного в бою 17.8.41 генерал-лейтенанта Петровского.

497-й пп развед/отдел                                                                         23.08.41
     Представлено в развед/отдел 267-й пд.


« Последнее редактирование: 28 Ноября 2012, 00:23:41 от Михаил Матвиенко »
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 849
  • ХИЩНИК
    • WWW
     Из книги ,,Bug, Moskwa, Beresina'' von Hinze.

     ...Поскольку из-за исключительно широкого фронта и отсутствия резервов в дивизии сложилась тяжёлая ситуация, армейский корпус выделил в помощь подразделения 134-й и 260-й пехотных дивизий. Для поддержки передового отряда 267-й пд вводился в строй батальон 480-го пп 260-й пд, далее батальон 439-го ппп 134-й пд и самокатный эскадрон 260-го развед/батальона , которые зачищали перелески между Темразь и Круговец, а так же перелески южнее южнее Скепня –Руденка. Далее в строй вводился батальон 439-го пп по южной окраине Скепня, а так же части267-го противотанкового батальона и 260-го развед/батальона.
    В утренние часы 17.8.1941 на левом крыле 497-го пп 2-й батальон полка был атакован русскими частями и, испытывая недостаток в боеприпасах, с помощью стоящей здесь батареи 267-го артполка, организовал круговую оборону – «ежа». Однако, подмога от 267-го развед/батальона, 497-го пп и 52-й пд не успевала раньше вечера. 1-й батальон 487-го пп спас от ужасного положения 2-й батальон 497-го пп.
     18-го августа ранее подчинённые 267-й пд части 260-й и 134-й пд вернулись к своим дивизиям. 267-й сапёрный батальон, поставленный для обеспечения плацдарма, теперь высвобождался для осуществления зачистки района. Удалось зачистить оставшиеся перелески и взять в плен упомянутого в армейском докладе начальника штаба советского 63-го стрелкового корпуса полковника Фейгина.


МОЙ ПЕРЕВОД:

№ 206
Лейтенант Хайнк,                                                 Штаб полка, Ново-Морковичи, 20.8.1941
офицер-следователь.
Зондерфюрер Оствальд,
переводчик.

                                                            Д О К Л А Д
о допросе начальника штаба русского 63-го стрелкового корпуса полковника Фейгина.

     18.8.1941 двумя солдатами 13-й роты (рота пехотных орудий) 487-го полка был доставлен пленник, который представился, как начальник штаба русского 63-го стрелкового корпуса полковник Фейгин. Его показания были подтверждены найденным у него удостоверением личности.
     Пленник свидетельствовал:
     В последнее время 63-й ск применялся на линии  Жлобин – Рогачёв – Гадиловичи, а именно: 61 сд, состоящая из 221, 66, 307 стрелковых полков, полка полевой артиллерии и гаубичного артполка, от Гадиловичи через Рогачёв  на несколько км южнее Рогачёв; 167-я сд, состоящая из 615, 564, 520 стрелковых полков, полевого и гаубичного артполков южнее Рогачёв до севернее Жлобин; 154-я сд, состоящая из 437, 473, 510 и подчинённого ей 110-го стрелковых полков, а так же 541-й полк полевой артиллерии и 580-й гаубичный артполк севернее Жлобин до южнее Жлобин. Кроме того, были применены 546-й и 637-й артполки, как корпусная артиллерия с орудиями корпусной артиллерии. Речь идёт о длинных орудиях калибра 12,2 см с дальностью действия до 20 км.
     Как только произошёл немецкий прорыв фронта 63-го ск восточнее Гадиловичи, к месту вторжения для блокирования была направлена 167-я сд. Однако это уже не могло предотвратить образование котла, в котором оказались 61-я сд (вероятно, полностью), 154-я сд полностью, включая всюя артиллерию обеих дивизий, принадлежащую 63-му ск и примыкающую восточнее Гадиловичи к 61-й сд.
     16.8.41 русские попытались вырваться через  Пиревичи. Для 154-й сд был приказ предпринять «диверсионные атаки» на расположение 487-го пехотного полка, связать силы противника при удобном случае, а так же, по возможности, захватить территорию. Так как Старая Рудня была не занята, русским удалось продвинуться вплоть до леса у Хальч(-?). Поскольку попытка прорвать расположение немецких войск не удалась, было приказано назначить прорыв на 03.00 17.8.1941 через Скепня. Для обеспечения тыла и флангов выделялось боковое обеспечение и арьергард. Нападение должно было происходить в основном направлении на Скепня со 154-й сд справа и 61-й сд слева. Разграничительная линия между дивизиями проходила у Скепня через Барановка – Губичи. В полосе 154-й сд (то есть у Скепня) в атаке принимали участие 5 000 человек.
Это число было указано при многократном опросе пленника и определено в подробном комментарии к понятию «чистый боевой состав» именно, как чистый боевой состав. Пленник пояснил, что при нападении были применены специальные пехотные войска. Сразу после обнаружения дивизией трофейных карт стало ясно, что у противника было самое точное представление о составе и использовании немецких войск.
Полковник Фейгин подтвердил, что эти знания были получены в основном от военнопленных, затем из найденных документов погибших немецких солдат и из докладов  агентов, находящихся в большом количестве за фронтом. Пленник утверждает, что всего его корпусом было взято в плен 150 немецких солдат. Все пленники были вывезены в лагеря для военнопленных.
     Связь в корпусе очень плохая. Русская армия страдала от недостатка связи ещё с мирного времени. Радиооборудование могло обслуживать русских крайне неудовлетворительно. Об общей обстановке даже штаб корпуса узнавал только из газет.
     Русские танки и авиация в основном уничтожены.
     Химическая война русскими не предусмотрена. Имелись ли в наличии газ и отравляющие вещества, он не знал. Средства противохимической защиты в русской армии очень плохие. Он так же заявил, что и партизанская война вылилась в неудачи, потому что советская власть не сумела привлечь на свою сторону массу крестьянства.
     
     Россия надеется выиграть войну в основном за счёт помощи Америки в поставках самолётов и бронемашин,  затем за счёт партизанской войны. Пленник согласился, что снабжение России из Америки очень плохое.
     Полковник Фейгин посоветовал не давать русским отдыха, беспрерывно преследовать и вводить за фронтом практический нацизм, в частности в управлении земельными ресурсами, чтобы привлечь русское крестьянство. Это привело бы к быстрой победе Германии над Россией, в которой он больше, по существу, не сомневается.
     Отвечая на вопрос о положении комиссаров, пленник объяснил ,что никакой приказ не действителен без согласия ответственного комиссара. Если имеется расхождение во мнениях между командиром и комиссаром, то более высоко стоящий командир принимает решение о правильности приказа.
     Далее пленный опрашивался о местонахождении маршалов Егорова и Блюхера. Он объяснил, что они оба были расстреляны, как троцкисты, примерно в 1937 году. Он добавил, что тогда были устранены самые способные офицеры.

« Последнее редактирование: 29 Ноября 2012, 22:43:43 от Михаил Матвиенко »
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 849
  • ХИЩНИК
    • WWW
Одно из немногих ,  а практически и единственное свидетельство происходящих событий с нашей стороны:

Палий, Пётр Николаевич
Записки пленного офицера

- http://militera.lib.ru/memo/russian/paliy_pn/index.html

Титов получил предписание явиться в штаб командира 117-й стрелковой дивизии, расположенной около Быхова, а я, произведенный в чин инженер-майора, был назначен командиром саперно-инженерного батальона в 114-й стрелковый полк 162-ой дивизии отдельного корпуса генерал-полковника Петровского???. В приказе по 21-й армии, среди всяких других пунктов, было сказано о «внеочередном производстве в чин инженера-майора П.Н. Палия, вследствие представления генерал-майора Пузырева, начальника инженерных сил западной группы».

На рассвете следующего дня меня разбудил дежурным по части и передал мне копию приказа из дивизии. В приказе указывалось, что мне надлежит прибыть в село Скепня-Луговая с двумя грузовиками к двенадцати тридцати, чтобы получить боевое инженерное оборудование для полка. Скепня-Луговая была расположена в двадцати километрах южнее Четверни, почти на самом берегу Днепра. Со стороны реки была слышна довольно интенсивная стрельба, и я решил, для уменьшения риска, поехать кружным путем, через другое село, Скепня-Лесовая, находящееся в лесу, в десяти километрах от Скепни-Луговой. Но майор Титов запретил мне ехать этим путем. «Глупости, чего вы паникуете? Там в Луговой штаб 215-ой дивизии- ???, к которой мы теперь принадлежим, и если штаб там, то и ехать туда безопасно! Не тратьте даром примени и горючего, поезжайте напрямик, через Четверню».

Взяв с собой Борисова, Шматко и еще двух младших командиров, я выехал после восьми часов. Четверня вытянулась вдоль лугов километра на два, одной улицей, и когда мы начали спускаться из лесу, где находился наш полк, вниз, через поля спелого жита, к селу, стало ясно, что в лугах или на берегу Днепра идет бой. Около сельсовета я остановился и решил узнать обстановку, что происходит.

Тут, в сельсовете, был центр районной организации «истребителей», полувоенной группы, главным образом состоящей из партийцев и комсомольцев, у которых были специальные задания по подготовке района, если Красная армия его будет оставлять: минирование мостов, уничтожение колхозного сельскохозяйственного оборудования и инвентаря, угон в тыл рогатого скота и лошадей и даже сжигание посевов. Об этом я знал, еще когда мы здесь «копали землю» по заданиям ВПС. В сельсовете я не нашел ни одного человека, все было пусто. Только я успел выйти на улицу, как кругом начали рваться снаряды. Один снаряд разорвался непосредственно перед входом в сельсовет, опрокинув гипсовый бюст «великого вождя товарища Сталина», разлетевшийся мелкими осколками. Немцы перенесли огонь дальше и обстреляли лесопилку, стоящую за селом, а я вернулся к своим машинам. В селе было совершенно безлюдно, но в лугах стрельба разрасталась все сильнее и сильнее.

Проехав по улице с полкилометра, мы увидали, что впереди, группами и в одиночку, через улицу перебегают красноармейцы, прячась в полях, кустарниках и овражках за селом. Одна группа окружила наши машины. Старший сержант, без шлема, с автоматом в руке, подошел ко мне: «Куда вас черт несет? Там немцы! Жмут без пощады. Поворачивай назад, майор!» Положение было глупейшее. Повернуть назад — явное невыполнение приказа, продолжать ехать по назначению — действительно можно попасть прямо на немцев. Я все же решил проехать еще вперед по дороге к ближайшему лесу, за которым была Скепня-Луговая. В этом лесу мы делали противотанковые завалы, и местность я знал довольно хорошо. Мы остановились на околице села, под густыми деревьями, здесь недалеко в переулочке был дом Тарасенко.

Пока мы стояли и обсуждали, что нам предпринять, из-за забора выглянула пожилая женщина и по нашей просьбе принесла нам кувшин молока и теплых еще лепешек. Я ее спросил, что там у Тарасенко. Она рассказала печальную историю: сам Тарасенко из Жлобина не вернулся, и, когда Жлобин оказался в руках у немцев, тетка Тарасенко пошла узнавать, что с ним случилось. Она дошла до полустанка против Жлобина и там попала под обстрел. Ее серьезно ранило, и когда ее привезли в больницу в Четверне, она скончалась. Шура забрала своих младших сестер и братьев, всех пятерых, погрузила кое-какие вещи на воз и еще позавчера уехала к родственникам и Кричев... «А люди кажуть, що Кричев нимцы вже захопылы... И куды вона в таку пору поихала? Сидила б дома со всима...» Действительно, страшно было даже подумать, в какое положение попала молоденькая, девятнадцатилетняя девушка, с пятью детьми, оказавшаяся среди отступающих и наступающих...

Через дорогу все еще продолжали отходить наши части. Стрельба по лугам почти совсем затихла, только изредка доносились то отдельные выстрелы, то короткие автоматные очереди. Над нами пролетело звено немецких истребителей, и мы снова стали обсуждать, что же нам предпринять. Вся дорога от Четверни до леса была обсажена большими деревьями. Нарезав много веток и замаскировав ими машины, мы все же решили доехать до леса, а там, если что, повернуть по проселочной лесной дороге в сторону Скепни-Лесовой. Поехали осторожно, следя за «воздухом». Ни солдат, ни стрельбы. Здесь было совершенно спокойно, но с севера доносилась сильная артиллерийская канонада.

На опушке леса оказалась пехотная часть, и довольно большая, не меньше роты, а то и больше. Подошел капитан и осведомился, кто мы, куда и зачем едем. Я показал ему копию приказа. На мой вопрос, можно ли проехать в Скепню-Луговую, он очень спокойно и уверенно ответил: «Теперь можно. Это через Днепр прорвался их шальной отряд, всех перебили, а в Скепне штаб нашей 215-ой. Там теперь крепко». От капитана сильно разило спиртом.

Подошла еще одна машина, легковая, с пятью молодыми лейтенантами. Они направлялись в Гомель, в штаб 21-ой армии, и попросили разрешения присоединиться к нашей «колонне». «Там около Четверни попали под такой огонь, что еле ноги унесли. Где немцы сейчас?'' — «спросил один из них. «На этой стороне Днепра их нету! Только трупы валяются на лугах'» — сказал капитан.

Только около опушки были видны красноармейцы, дальше в лесу было совершенно безлюдно и тихо. Когда мы выезжали из лесу, легковая машина с лейтенантами обогнала нас и быстро стала уходить вперед по дороге. Вдруг она перекинулась несколько раз, окуталась облаком пыли и дыма и взорвалась. Наш шофер закричал, выпустил руль из рук и упал головой вперед. Машина заскользила по дороге, скатилась в кювет и уперлась в кучу щебня. Стекла кабины разлетелись вдребезги, сзади, в кузове раздался взрыв. Мы попали под прямой обстрел. Я выскочил из кабины и упал на вытянутые руки в канаву. Оглушенный взрывом и падением, испытывая сильную боль в руке и ноге, совершенно инстинктивно, я старался расстегнуть кобуру и вытащить мой тульский пистолет с единой мыслью в голове: «Немцы! Немцы! прямо на них налетели"… Вытащить оружие я не успел.

— Halt…Halt…Hände hoch!

Несколько солдат навалились на меня и, схватив за руки, выволокли на дорогу. По обе стороны дороги, широкой дугой, через поля шла негустая цепь немцев. Надо мной стоят молодой немецкий офицер и с улыбкой рассматривал меня, лежащего в пыли, на дороге, у его ног. Я, привстав, оглянулся: легковая машина с лейтенантами пылала впереди, а сзади, ближе к лесу, горел мой второй ЗИС!

Существует, конечно, огромная разница между ощущениями человека, попавшего в плен в большой массе, когда сотни и тысячи солдат, оказавшихся в безвыходном положении, бросают оружие и поднимают руки, и ощущениями одною человека, внезапно оказавшегося лицом к лицу с группой врагов, направивших на него дула своих автоматов. Один неверный шаг, жест или малейшая ошибка — и вместо живого пленного на земле будет валяться труп с простреленной головой... Это я сразу понял, автомат солдата почти касался моей головы! При любом положении переход солдата на положение пленного сопровождается психологическим шоком, но этот шок значительно более ощутим и болезнен для одиночки, чем для «одного из многих».

Солдаты сняли с меня портупею с оружием и планшетку; потом выпотрошили все вещи из карманов. Офицер что-то спрашивал, но мои познания в немецком языке были более чем ограничены, и я только твердил: «Дойче нихт ферштеен… нихт шпрехен». Разбирая мои вещи, офицер покачивал головой и улыбаясь говорил «Das ist schade, sehr schade». — Он положил в мою фуражку портсигар, зажигалку, гребешок и носовой платок, остальное ссыпал в брезентовую солдатскую сумку. Фуражку отдал мне, а сумку солдату, потом взял мою планшетку и показал мне ее. Планшетка была прострелена пулей. Только в этот момент я сообразил, что я ранен, и что сильная боль в ноге — не от удара при падении, а боль раны. Нога совсем онемела, в сапоге было мокро и тепло. Офицер что-то говорил, солдаты смеялись, а я вдруг почувствовал дурноту и лег прямо в дорожную пыль. Офицер отдал команду и пошел за удаляющейся цепью, а за ним пошли и солдаты. Мне показалось, что они бросили меня на дороге. Один из солдат вдруг резко повернулся ко мне и направил на меня свой автомат, я рванулся в сторону и от резкой боли в ноге, а может от испуга, потерял сознание... Очевидно, это было только одно мгновение, очнувшись, я увидал, что уходящие солдаты смеются, и тот, что направил на меня свое оружие, прощально помахал мне рукой. Со мной осталось двое солдат, они тоже смеялись и что-то старались сказать мне, но я продолжал лежать и ничего не понимал. Все эти солдаты, как и их командир, были рослые, здоровые, молодые блондины, с закатанными по локоть рукавами мундиров, с круглыми стальными шлемами, прицепленными к поясу. На рукавах и на шлемах были знаки «SS 310». Мои конвоиры продолжали что-то лопотать, потом, потеряв терпенье, один из них подхватил меня под мышки и поставил на ноги, но как только он перестал меня держать, я снова осел на дорогу, нога совершенно отекла, и боль в ране стала совершенно невыносимой. «А что с другими?» — подумал я, вспомнив о моих спутниках — «Майне золдатен?» — спросил я — «Alle tot, alles kaputt», — как бы извиняясь, сказал один из солдат, передавая другому свой автомат. Он нагнулся ко мне и, взяв меня за руку, ловким движением перекинул мое тело к себе на спину и пошел по обочине дороги. Он нес мои 85 килограммов легко и свободно, разговаривая со своим товарищем. Когда солдаты проходили мимо еще тлеющей и дымящейся машины, я увидал обгорелые трупы лейтенантов. Навстречу по дороге шли автомобиля с солдатами, они что-то кричали. «Наверно не убьют, — подумал я, — убить можно и здесь, на дороге, нечего трудиться и тащить меня куда-то».

Принесли меня на полевой санитарный пункт. Па самом краю села солдаты ставили большую палатку и распаковывали ящики, на мачте болтался белый флаг с красным крестом. Под небольшим брезентовым навесом стоял ряд походных коек. Меня положили на одну из них. Других раненых не было. Подошел человек в белом халате, по виду санитар. Он разрезал мои брюки и обмыл рану, потом что-то крикнул. Из большого грузовика, тоже отмеченного красным крестом, вышло еще двое. Сделали укол в бедро и... вытащили пулю. Не знаю, для чего был сделан укол. От острой боли я потерял сознание. Потом, смазав рану желтой вонючей мазью, ногу забинтовали. Из слов моих «операторов» и по их улыбкам и жестам я понял, что рана пустяковая. И действительно, через несколько минут боль стала утихать и вернулась чувствительность во всей ноге. Но это оказалось не все. Меня посадили и стали снимать с меня гимнастерку. Когда я сел, то почувствовал что-то твердое, и тогда вспомнил! В заднем кармане брюк у меня лежал тот маленький никелированный браунинг, который сержант Сестричка вынул из кармана убитого немца, когда я зажег бутылкой с бензином мой первый и последний танк, и преподнес мне как трофей. Солдаты, обыскивавшие меня на передовой, были недостаточно внимательны. Я решил, что утаивать при себе это оружие нет никакого смысла, все равно найдут, и тогда хуже будет, а как оружие, пистолет такого калибра не имел никакого значения. Я вынул никелированную игрушку из кармана... Эффект получился неожиданный, комичный и чуть не стоил мне жизни. Все трое в белых халатах, смешно расставив ноги и руки, задом отскочили от меня, один из них, тот, что вынимал пулю, что-то хрипло закричал. Я увидал двух солдат, бегущих ко мне с автоматами... одно мгновенье — и я был бы убит! В ужасе я отбросил в сторону браунинг и тоже с хрипом завопил: «Я фергесен... их фергессн... понимаете? Просто фергесен!» Немцы стали оглушительно хохотать, все успокоилось, и немцы, похлопывая меня по плечу, продолжали со смехом переговариваться между собой. На спине у меня тоже оказалась небольшая ранка, от осколка ручной гранаты, брошенной в кузов моего ЗИСа и убившей обоих младших командиров, находившихся там. Когда перевязка кончилась, меня оставили сидеть на койке, принесли чашку горячего горького кофе и несколько кусочков печенья. Я остался один.

По дороге бесконечной лавиной двигались немецкие войска. Танки, танкетки, грузовики всех размеров, артиллерия, отряды пехоты, мотоциклистов, велосипедистов и снова грузовики. Солдаты молодые, здоровые, веселые, с песнями, шутками, со смехом, все хорошо одеты, все с автоматическим оружием. Шли, как на веселый пикник или на спортивные состязания. Далеко, наверно, километров за тридцать, была слышна артиллерийская стрельба, в воздухе часто пролетали самолеты с черными крестами на крыльях. Я сидел на койке под навесом и думал: «Какой контраст! Наши, оборванные, усталые, грязные, голодные, плохо вооруженные... и эти «фашисты», идущие, как на параде... Как далеко они зайдут? Если до Москвы, то это конец большевикам. И что тогда? Что новое возникнет, если произойдет крах советской системы? И почему они не убили меня? Перевязали раны, накормили... для чего я им нужен и почему я отделен от других пленных?»

Группа солдат подошла ближе, и я слышал, как они на ломаном русско-польском языке шутили с крестьянами и девушками в толпе. Крестьяне стояли по обе стороны улицы и с любопытством наблюдали, как и я, этот мощный поток немецких войск...

Снова и снова я возвращался к мысли о том, что произошло. Пять недель я «провоевал», и вот ранен и в плену. Все это бегство через Белоруссию, строительство никому не нужных полевых укреплений, защита Жлобина, командование батальоном «лопатников», в последнюю минуту превращенных, как и я сам, в бойцов передовой линии, все это ни к чему не привело... я один, ранен и в плену! Сидя в окопах под Жлобином, мы бы были раздавлены немецкими танками... Без приказа отступать я бы и сам остался умирать под их гусеницами, и заставил бы погибать всех, мне подчиненных... Зачем?

Мои мысли были прерваны появлением двух немецких офицеров, подъехавших на маленьком автомобиле. Выяснив, что я ничего не понимаю по-немецки, они привели молодого ефрейтора, говорящего на крутой смеси польского, сербского и украинского языков. Кое-как договорились. Мне сообщили, что, по приказу, все советские командиры в чине майора и выше, то есть так называемый «старший комсостав», попавшие в плен на этом участке, должны быть допрошены в штабе дивизии, поэтому меня при первой возможности должны доставить в этот штаб, а до этого момента я буду сидеть здесь, на этой койке, под брезентовым навесом.

Офицеры уехали, а я снова остался ждать. Был уже четвертый час. Мне принесли поесть, котелок густого, хорошо пахнувшего супа и большой кусок хлеба, снова кофе, печенье и... пачку сигарет.

По дороге через Скепню все продолжали продвигаться немецкие части. Население стояло по обочинам дороги, с любопытством рассматривая «завоевателей-врагов», «банды фашистов», как их еще вчера называли дикторы советского радиовещания. В противоположном направлении, в сторону Днепра, проползла большая колонна пленных, наверно, до 1 000 человек, под охраной десятка немецких солдат.

Только после пяти часов дня подъехала большая, штабного типа автомашина и меня повезли в штаб дивизии. Но в этот день так и не довезли. С трудом переехали на другую сторону Днепра на маленьком моторном понтоне. Наведенный через Днепр понтонный мост был совершенно забит проходящими войсками. Потемнело, и унтер-офицер, конвоирующий меня, заночевал в расположении артиллерийской части, ожидавшей переправы на левый берег. Меня же положили спать в большом помещении какого-то колхозного сарая, битком набитого артиллеристами. Пришел санитар, сделал перевязку, взамен моих разрезанных брюк мне дали пару немецких, подходящих по росту и почти новых. Покормили на ночь тем, что ели все солдаты. Особого внимания к своей персоне в этой солдатской массе я не вызывал. Кое-кто из солдат хотел поговорить со мной, но языковой барьер оказался непреодолимым, и меня оставили в покое. Волнения пережитого за день свалили меня на солому, и я заснул как убитый.
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 849
  • ХИЩНИК
    • WWW
карта штаба Ценртального фронта о положении войск 3 и 21 армий на 16 августа 1941 года 14.15.
(ЦАМО ф.226 оп.648 д.49 кор. 3419)

- http://uploads.ru/i/SFjl5.jpg

Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 849
  • ХИЩНИК
    • WWW
« Последнее редактирование: 17 Декабря 2012, 01:56:57 от Михаил Матвиенко »
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 849
  • ХИЩНИК
    • WWW
267-я пд                                                                                                                   Штаб дивизии, 19 августа 1941
Командир дивизии
                                                          Приказ по части!


     Днепр перейдён (форсирован), линия Сталина прорвана, противник, неделями атаковавший дивизию, разбит.
     С этого момента начинается новый этап борьбы.
     После тяжёлых лесных боёв при Малорита дивизия совершила утомительный марш при большой жаре по плохим дорогам Березина. На широком фронте отбиты атаки превосходящих русских сил в упорной оборонительной борьбе с большими потерями  для противника. На протяжении нескольких недель днём и ночью изо всех сил без замены. Такие названия, как Малевичи, Веричев, Лесань, Мораль и Доброгощ останутся незабываемыми.
     Дивизия показала, что она достойна отцов оборонительных боёв Первой мировой войны.
     Не имея нового пополнения, 10.08 дивизия  всеми имеющимися силами преступила к атаке через Днепр. В труднопроходимой местности умело обороняющиеся русские за полтора дня были отброшены назад за Днепр.
     Вечером 12.8  497-й пп решительным ударом по собственной инициативе форсировал Днепр у Стрешин, тем самым заложив основы будущих успехов последних дней.
     Уже в полдень 13.8 удалось навести мосты, что превзошло все ожидания командования и застало противника врасплох.
     Невероятным усилием всех частей дивизии, а так же двух приданных пехотных полков 260-й пд, строительных войск и отбывающих трудовую повинность, удалось образовать глубокий плацдарм, из которого стоящие на Днепре вражеские войска двинулись обратно на юг.
     С вечера 16.08 и до полудня 17.08 лучшие части двух стрелковых корпусов с 6-ю дивизиями противника предприняли попытки прорвать фронт дивизии.
     Прорваться удалось только некоторым.
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 849
  • ХИЩНИК
    • WWW
     Более 7000 тысяч пленных из 14-ти стрелковых, 6-ти арт/полков и другое оружие попали в наши руки, в том числе  один командир дивизии (???)и множество старших офицеров.
     Бесчисленное количество убитых оборонительным огнём дивизии остались лежать на поле боя, среди них  Командующий 63-м стрелковым корпусом генерал Петровский, а так же командир 154-й стрелковой дивизии (???).
     Материальные потери противника на сегодняшний день ещё не подсчитаны. Среди прочего в наши руки попали: 6 танков, 52 пто, 82 орудия, одна зенитная батарея, 26 четырёх ствольных пулемётных установок, 63 пулемёта, 140 миномётов, 68 автомобилей, 5 тягачей, 2 ж/д поезда с боеприпасами, 180 лошадей.
     В то время, как основные подразделения дивизии формировали плацдарм, усиленный 467-й пп с 1-м дивизионом 267-го ап атаковал на Жлобин через Днепр. Благодаря тесному сотрудничеству с бомбардировщиками переправа удалась образцово. Мощный удар выбил противника  с заранее подготовленных к обороне позиций и завершил успех.
     Дивизия вместе с тем способствовала решающему уничтожению противника на передовых рубежах. Это нашло признание у Командующего армией и командира корпуса.
     Я благодарю каждого солдата дивизии и выражаю свою признательность за отличную службу.
     Особенно я поздравляю тех, кто награждён железным крестом за смелость.
     Многие из тех, кто шёл с нами, укрыты зелёной травой, многие залечивают свои раны в госпиталях. Большие потери в ротах и батареях. Наша глубокая благодарность убитым и раненым, кому мы обязаны нашим успехам. Мы знаем, что эти жертвы не напрасны в борьбе против чудовища большевизма.
     Наши погибшие обязывают нас бороться до окончательной победы, к которой нас ведёт фюрер.
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 849
  • ХИЩНИК
    • WWW

     Бесчисленное количество убитых оборонительным огнём дивизии остались лежать на поле боя, среди них  Командующий 63-м стрелковым корпусом генерал Петровский, а так же командир 154-й стрелковой дивизии (???).
     

     Командир 154-й сд генерал-майор Фоканов Яков Степанович, вопреки показаниям пленного начштаба-63 полковника Фейгина и, как следствие, вопреки докладам немцев, остался жив и вывел почти два полка 154-й сд в расположение 232-й сд 3-й армии.




Прорыв 154-й сд:

Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 849
  • ХИЩНИК
    • WWW
     Более 7000 тысяч пленных из 14-ти стрелковых, 6-ти арт/полков и другое оружие попали в наши руки, в том числе  один командир дивизии (???)и множество старших офицеров.
     

- Из сообщение от 19.8.41 15.00 развед/отдела 267 пд:
...Еще один командир дивизии (возможно, 167-й сд) был схвачен в лесу в лесу южнее Круговец строительной командой 267-го батальона связи и передан конному развед/патрулю другой дивизии (134-й или 260-й пехотной дивизии)....
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 849
  • ХИЩНИК
    • WWW
« Последнее редактирование: 13 Января 2013, 17:10:17 от Михаил Матвиенко »
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 849
  • ХИЩНИК
    • WWW
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

СергейНГ

  • Гуськов Сергей Николаевич
  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4 306
  • 1948-2015
187 сд 45 ск 21 А
« Reply #157 : 13 Января 2013, 17:22:14 »
Здравствуйте!

Интересуют данные из немецкого отдела 1 с XXIV Pz. Teilen. und 258 Inf. Div. Вермахта.
Они захватили документы 187 сд, 45 ск, 21 А в р-не Дашковка - Следюки-Быхов, Могилёвская обл.
В 187 сд ком. роты 338 сп был мой дядя. Находился с передовым отрядом 338 сп на правом берегу Днепра в данном р-не, точнее в р-не Следюки. О нём, кроме голой УПК в ЦАМО нет ничего. В КП региона - Саратовской обл. не значится, приказа об исключении из списков - нет.
С уважением,
СергейНГ.
Записан

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 849
  • ХИЩНИК
    • WWW
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/

Михаил Матвиенко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 849
  • ХИЩНИК
    • WWW
Записан
О чем историк умолчал стыдливо,
 Минувшее не вычерпав до дна,
 О том на полках старого архива,
 Помалкивая, помнят письмена.

http://117sd.wmsite.ru/
Страниц: 1 ... 3 4 5 6 7 [8]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »