Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Добреля Сергей Антонович, 76-й ошб  (Прочитано 1241 раз)

начкар@

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 17 393
  • Сергей Сергеевич (nachkar)
Добреля Сергей Антонович, 76-й ошб
« : 15 Январь 2012, 02:11:20 »
http://obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=VS/001/033-0011458-0101/00000174.jpg&id=2993504&id=2993504&id1=5f3b5fbfc2e6c2bfe225fba4b2294f98

сразу и не разобрал фамилию комбата... Знакомьтесь - командир 76 ошб майор(впоследствии полковник) Добреля Сергей Антонович.

в его наградном есть интересные моменты боевого пути батальона!



http://podvignaroda.ru/filter/filterimage?path=VS/254/033-0690155-4635%2B011-4632/00000007.jpg&id=32096458&id=32096458&id1=7e40b4ef3a28764f61779ee976a5a84a

в базе только об одной награде, но. как записано, были еще.. Вроде бы и все, но проверил по просторам инета и.. вот такой материал: рассказ внука о своем скромном деде. Надеюсь, внук не будет против, если мы на нашем форуме приведем его рассказ и увековечим память его деда именно в теме о его штрафбате..


"Пожалуй, расскажу и я о своём деде. Сам он давно умер, а я наверно уже единственный человек который всё это помнит.
Ну и основное: мне кажется, что ДЕД достоин памяти.

Человек он был очень сильный и физически и духовно. Служил, воевал, опять служил, после изгнания из армии, которой он отдал 24 года, практически своими руками построил дом для семьи и внуков.
Получая немаленькую полковничью пенсию, не гнушался много лет работать на заводе, и не каким-нибудь «замполитом общественником – организатором побед» а на самой обычной рабочей точке.
Будучи настоящим «хохлом» ДЕД не был крохобором, и всегда содержал на свои доходы минимум две семьи и родственников и бездельников.
Все-таки лишившись израненной ноги (которая была вся в шрамах и всегда у него болела) не один год ни только полностью себя сам обслуживал, но и делал большинство общей работы по не маленькому дому.
А такое крепкое рукопожатие, как у этого пожилого инвалида, я до сих пор встречаю не часто. Даже когда он уже не мог ходить до последних своих дней ДЕД каждое утро делал зарядку сидя.
Он пережил свою единственную дочь – мою маму,
пережил страну, которую и строил и защищал,
пережил Партию, в которой состоял более полувека (у него был знак «50 лет КПСС») и которую я знаю, в душе недолюбливал.
Пережил предательство тех – кому он помогал, потерю благосостояния….вообще много всего пережил.
Но, НИ-КО-ГДА!! я не видел, что бы он жаловался, плакался или вообще унывал. Будучи абсолютно русскоязычным, он знал десятки и десятки украинских песен, которые пел по праздникам, за столом, но напевал он постоянно …только «черный ворон» из фильма «Чапаев».
Таким я его и запомнил, своего ДЕДА: малоразговорчивым, всегда что-то делающим, крепко жмущим руку и напевающим: «ты добычи, не дождешься…..».
Наверное, он очень любил жизнь.
Фото около 1970 года.
http://sammler.ru/uploads/post-237-1285347691.jpg


Китель дед при мне никогда не носил, 9 мая вешал на стул возле себя, а вечером прятал в шкаф на год.
Потом к наградам на фото прибавились другие юбилейные: «60» и «70 лет» ВС. СССР, «30», «40» и «50 лет Победы», юбилейный орден Отечественной войны (почему-то из военкомата принесли 2 ой степени), медали «100 лет Ленина» и «1500 лет Киева». Ко всем этим новым наградам он относился безразлично, на китель не цеплял, но хранил – не разбрасывал.

Хотя с рождения и жил я с ним в одном доме, фактически его рассказы об армии слушал только в середине, меньше в конце 70-х.
 Затем - юность: спорт, девочки, дискотеки, гулянки… не до истории.
В 1981 я сам отправился служить, тут уж и виделись не каждый год. Когда приезжал в отпуска молодым, все было одинаково – с дедом «поздоровкался», вещи кинул и вперед…девушки, друзья, футбол. А с возрастом - семья, служба, дела….
Да и рассказы о войне меня тогда не интересовали – своих хватало.
Мы собственно с ДЕДОМ даже водки вместе не выпили никогда, хотя из всей родни только двое были в погонах.
А потом он умер, родня быстренько продала его большой дом, который тут же снесли, ведь он находился в самом «жирном» месте города, все разъехались, а многочисленные дедовские вещи в буквальном смысле выкинули в мусор…
Я не вру и не «загибаю» - соседка, которая прожила рядом с дедом с 1959, действительно отдала мне часть разодранных похоронных подушек с наградами, которые она совершенно случайно ПОДОБРАЛА, когда вывозился мусор от разрушенного здания.
Почему, все эти гребанные приживалы-продавцы бросили даже ордена. Награды того, в чьем доме и часто за чей счет они жили. Почему? В чем смысл? Уже не узнать – кто умер, а другие свалили в богатые страны.
А ведь ДЕД хранил очень многие военные вещи: формы, портупеи, папахи, бурки, планшетки, кобуры, не виданные мною футляры от биноклей, он хранил и трофейную бритву с оселком, которой при мне не брился и трофейный (со Сталинграда) столовый прибор: вилка-ложка-кружка, то ли венгерский, то ли итальянский, которым не пользовался
А кроме этого десятки фотографий, какие-то карты, линейки, формуляры, сотни личных бумаг. Это все хранилось с войны, и все было выкинуто, осталась только пара фотографий и память о нескольких его рассказах – у меня.

Это те дедовские награды, что остались. Пропал самый дорогой «фронтовой» орден БКЗ и медаль «За оборону Сталинграда».
http://s54.radikal.ru/i143/1009/15/a529037a9a99.jpg



(IMG:http://s001.radikal.ru/i194/1009/1b/3c44cb719a2d.jpg)Вот эти награды пропали.
Ну и есть еще много юбилейных, но большинство в страшном состоянии – перед тем как они ко мне попали, чужие дети с ними поиграли.

Остались:

(IMG:http://s005.radikal.ru/i210/1009/51/de6299cef4cc.jpg)(IMG:http://s47.radikal.ru/i117/1009/c9/63703e6e2a9a.jpg)
Этот орден получен дедом за 20-лет выслуги.

(IMG:http://s40.radikal.ru/i087/1009/fd/dcfb8da36d81.jpg) (IMG:http://s47.radikal.ru/i117/1009/cd/96d55a878ce7.jpg)
А Красная Звезда за 15 лет выслуги.

Ну а медаль ЗБЗ мне досталась совсем разломанной
(IMG:http://s49.radikal.ru/i124/1009/24/77473520c176.jpg) (IMG:http://s43.radikal.ru/i101/1009/cd/fa4ef90aef1d.jpg)
Но все равно это – именно та медаль, что висела у деда на кителе.

Еще раз повторюсь, что все рассказы деда относятся к 70-м.
Когда по субботам, после ПХД, попарившись и получив около 400 мл «домашней водки» градусов на 55, которые ему приносили в металлической кружке. Самогон бабуля ему торжественно наливала из большой бутыли, что хранилась в шкафу на втором этаже под единственным ключом. Добавка никогда не выдавалась.
После этого весь гарнизон дома прятался т.к. «приняв» дед мог высказать то, что держал в себе и «построить» нерадивого домочадца. Нет, он не буянил и не оскорблял, он именно что по настоящему, по-армейски «строил» и всегда за дело, но таким чеканным слогом и с таким армейским юмором…..каков я все реже и реже встречал потом. Вот только тогда, «употребив», ДЕД (свято веря, что я тоже буду служить) мог и поговорить со мной – еще пацаном, если конечно я не успевал смотаться.
Кроме этого кое - что я запомнил, когда по праздникам он непременно принимал дома друзей, сам ходить в гости не любил. Вот там все почти на 100% были фронтовики с женами, за столом с ними, конечно не сидел, но иногда слушал.

В рассказах ДЕДА я постараюсь все оставить именно так, как он говорил, или я запомнил, поправлять ничего не буду. Хотя мне кажется, заметны некоторые несуразности, но буду следовать его выражению: «говори, что было, а не пори отсебятину»

Итак:
Родился дед в селе Веселом, ныне Запорожской области. Во время голода уехал в Харьков, где выучился на электромонтера. Про голод и дед, и бабушка (она так же из Запорожской обл. Пологовского района) упоминали, но про смерть родных ни когда не говорили. Во всяком случае, я еще застал нескольких дедовых старших сестер, множество племянников,…а его самый старший брат служил в 1944, на фронте с ним в батальоне. Ну а про двух старших бабушкиных братьях я наверно напишу отдельно.
Работал он на каком-то Зугрэсстрое, но что это – точно не знаю.
В одно из посещений своего села, встретил старшину – отпускника, деду так запомнилась его форма, выправка, что он стал мечтать стать военным.
Где то в 1933-34 году призвали в армию, попал служить в Армению, город Дилижан, в пехоту. Полгода учился в полковой школе, стал командиром отделения – ну какой же «хохол» без лычек. Служил, а потом был направлен на учебу в Бакинское пехотное училище. Где проучился, как мне кажется, все - таки не два, а три года.
Про училище запомнилось, что было очень много бега, чуть ли не ежедневные марш-броски с полной выкладкой. И то, что он много занимался самостоятельно,…изучал все подряд т.к. начальное образование было слабое. Хорошо научился работать с картой и тактику взвод-рота-батальон. Дед говорил, что в своей роте был в этих дисциплинах лучшим.
Это был годы репрессий, опять же он особо про них не вспоминал, но был рассказ, что у них арестовали начальника училища (в звании возможно комбриг), причем чуть ли - не при всем личном составе.
Дед вспоминал про этот случай т.к. случайно встретил своего бывшего начальника в Москве, в 1945 (когда был на учебе в академии), тот был в звании полковника и сильно выпивал. Они даже пообщались, начальник рассказал, что его выпустили, а вот его семью немцы расстреляли в Ростове.
О других репрессированных среди сослуживцев деда я не знаю.
После выпуска он командовал взводом в горно-стрелковом полку в Нахичевани. За тем стал нач.продом. полка. Зачем? Пояснил – нач.прод должность капитанская, а я считал, что офицер должен «расти». Перейти на роту у него долго не получалось, но потом при штабных учениях на картах, дед любивший это дело, «высунулся» при большом начальнике доложив «решение за командира». Начальник удивился таким познаниям у нач.прода и посодействовал. Так что войну дед встретил ст. лейтенантом командиром роты горно-стрелкового полка, в котором не было батальонов, а только роты и все было на вьюках, в каждой роте чуть не сотня лошадей.
 После начала войны вошли в Иран. Дед говорил, что против их дивизии стоял иранский корпус, который сразу сложил оружие. И выстрела не было. Только командир корпуса ускакал на верблюде.
 Аж через два месяца (это повезло) в эшелоны и под Полтаву, уверенные в себе…
 Развернули знамена и в бой! Сперва гнали немца километров 10, а потом те ударили с флангов и их дивизию разгромили.
Очевидно там же на месте части попытались доукомплектовать, потому что у деда в роте оказались все местные украинцы, которые – «как выдвинулись, так тут же и разбежались».
(Может кому и обидно, но он рассказывал именно так).
Осталось всего несколько человек, с которыми дед стал отходить т.к. к тому времени уже были и в окружении. Выходили из окружения полями подсолнухов.
Как попали к своим, завели в избу, а там уже сидит типа трибунал, спросили «где люди?» «нет?!» - «расстрелять!», сняли портупею, забрали оружие, документы и повели в сарай, где сидели такие же. Дед говорил, что ему это было абсолютно безразлично.
(Дико повезло) – на встречу свой комиссар толи полка, толи дивизии: «куда?» - «расстреливать». «Стойте, ожидайте».
Подождали, зовут назад - документы отдали, сказали куда идти, и … НИ ШАГУ НАЗАД.
Так дед стал командиром батальона.
 Через буквально пару дней передышка закончилась. В немецком селе, против которого батальон стоял, вечером шум моторов – танки.
А в батальоне и ПТР почти нет,
Доложил о танках, отвечают - «не паникуй, пришлем собак» ???
Что за херня? Каких собак?
Ну, привезли свору, утром появились танки – проводник выпустил им на встречу собачек с минами, бах-бах танки подбиты, стоят. Ночью немцы конечно танки уволокут, отремонтируют…. Но здесь они больше не наступали.
Так дед увидел применение боевых собак, которых наши под работающими танками специально кормили…
Потом опять отступали, долго. И без всякого боя: мы идем, а за нами немцы. Вечером немцы встали – и мы встали.
Утром поновой…
 Смотрю вдоль колоны мотоциклист в нашей форме раз, другой проехал, и что-то с ним не так…достал пистолет, наставил - «стой!, документы?» Оказался немец.
 Так чисто случайно и совсем не героически дед взял первого и единственного за войну пленного.
Дошли кажется до района Северского Донца, вечером перешли речку (может и Донец) ночевали наши с одной, а немцы с другой стороны. Утром начинаем уходить, деда типа батальон, типа прикрывает.
А ведь даже и не окапывались.
Смотрим – немцы столб поставили с табличками как пограничный, с одной стороны Германия с другой СССР.

А ну стоп!, окапываемся…
остатки дивизии назад к речке вернулись и сообщаем «ОСТАНОВИЛИ НЕМЦА!!»
Так было….. увы.

А в 1961 году дед а наградили медалью:
(http://s001.radikal.ru/i196/1009/ba/2fc68955b8f3.jpg )
Он как-то назвал ее «Хрущевской», и только не давно, из ТВ передачи я узнал и понял – почему.

В 1942 дед был уже капитаном, и даже некоторое время покомандовал в обороне полком….
На мой детский вопрос – «сколько немцев на войне ты убил?» было сказано, что стрелял то много, и наверно попадал, а вот убил или нет – вопрос.
Точно убил двух человек, первого в 42-м, своего же солдата: стояли в обороне, много солдат перебегало к немцам, бежали ежедневно. Полк наполовину состоял из казахов, деда и комиссара вызвали и предупредили – если будут бежать и дальше, обоих под трибунал. Вернулись в полк, пошли по траншеям, слышим, немец кричит: «рус, ком - иди сюда», а наши отвечают: «здесь рус нет, казах», «казах, ком - иди сюда» «сейчас едем» и казахи уже группой собираются. Зашли к ним в траншею, и дед сразу застрелил того, кто кричал…Не знаю, много ли перебегали потом, но полком дед командовал не долго, сняли.
А второго убил уже в 44-м, когда при наступлении заночевал, в какой то избе, на ж/д переезде. Там на чердаке прятались немцы. Ночью напали, удалось вывернуться и выстрелить одному в лицо, второго заколол штыком чей-то ординарец грузин, заскочивший на шум.

Ну а потом в 42-м был Харьков, (вышло что повезло) дивизия деда прорвать фронт немцев не смогла, потому и в котел не попали. А рядом – прорвали, и шли, шли на Харьков наши части, люди, техника, колоны…сутками. Помню, дед рассказывал, что у нас все знали – когда немец ударит, будет катастрофа, мешок…. Все так и вышло.
И опять отступали.

Как раз где-то в этот период времени деда и назначили командиром отдельного штрафного батальона, тогда одного на весь фронт. С огромным удовольствием он вспоминал, что иногда в его батальоне было около тысячи человек, все штрафники офицеры, все обученные, батальон моторизирован, всё на машинах. Сила очень серьезная. И использовали их не бездумно т.к. подчинялись только штабу фронта.
Командовал штрафбатом практически два года, за исключением пары месяцев госпиталя с осколочными ранениями ног, а пока лечился погиб его друг - нач. штаба, который командовал вместо него. Тот носил кирасу, в спину попала пуля, попала и об кирасу завернулась в кишки, друг погиб, а не было бы кирасы – прошла бы на вылет.
Вернувшись из госпиталя, опять принял батальон, командовал до тяжелейшей контузии - когда при попытке захватить плацдарм, батальон был разбит, а дед едва не попал в плен.
Командовать там ему нравилось – личный состав отличный, сам на виду, выслуга – месяц за шесть, уже к началу 44-го был подполковником. Единственно с наградами сложно, хотя батальон действовал много и часто очень успешно, но просто некому было писать представления на ордена – не будет же такими мелочами командование фронта заниматься. И командиры дивизий, в полосе которых штрафбат воевал, то же сами об этом сильно не думали – им своих награждать надо, тут все без обид…справедливо.
( http://s56.radikal.ru/i153/1009/91/d655efd1ed92.jpg )


Это фото 44-го, на груди деда все его фронтовые награды: орден БКЗ, медаль «За оборону Сталинграда» (обе утеряны) и Отечественная война 1 ст.
вот эта –
( http://s49.radikal.ru/i124/1009/05/b507f6dc85c8.jpg )
( http://i053.radikal.ru/1009/d0/157bdcaa5635.jpg )
Со своим батальоном дед прошел Сталинград, «Миус – фронт», форсировал Молочную, воевал в Крыму под Севастополем (была даже какая то привязка к знаменитой Сапун – горе).
Фронт, для него закончил, когда пытались занять плацдарм, а немецкая дивизия ударила вдоль берега и .. «всех погорнула».
Очнулся в госпитале, как попал - не помнит, руки-ноги не работают, говорить не может.
В госпитале его нашел кто-то из штабных начальников: «ты здесь! молодец!» « доложили – штрафбат разбит, а ты может и в плену, меня вот послали искать», пожелал выздоравливать….
(когда и где это было со слов деда я не запомнил, еще не давно думал что в сентябре 44-го, но сейчас понимаю - пожалуй раньше…а вычислить самому – пока знаний не хватает).

Членораздельно говорить он не мог еще долго, представили к комиссованию из армии – для него трагедия. Слава Богу, нашлись заступники, отправили туда, где надо больше слушать, а не говорить – в академию им. Фрунзе (сперва на курсы).

Что еще дед рассказывал в середине 70-х о Войне и штрафбате? -
люди там попадались разные:
- Раз приходит разжалованный полковник – тыловик из штаба фронта, еврей, физически совершенно не годный. Сразу дает мне золотые часы - «помоги восстановиться !?». Часы не беру, тогда стояли в обороне, говорю – «убей немца - напишу представление». Отправил его в роту, там ночью поставили дежурить в траншее, всю ночь вверх стрелял – боялся, что немцы утащат. Со временем пообвыкнув, и действительно застрелил немца, даже двух. Было место в балке, где немцы за водой ходили – там их полковник и пострелял. Пришлось держать слово. Потом, когда виделись в штабе – встречал как дорогого гостя.

- Раз попали моряки, человек 5-6, все офицеры большого парохода, они где-то перевозили пленных немцев – на борт загрузили 3 000, а довезли 1 000, остальных за ночь утопили в море. Трибунал – штрафбат. Подходят ко мне:
«Что надо сделать, командир?» Люди просто «безбашенные», напросились идти в разведку, а у немцев перед окопами и мины и проволока…пошли и прошли, назад волокут «языка», правда и у самих потери - одного убило и кого то ранило тяжело,…Что тут скажешь? - «молодцы!, искупили!!»

Что на войне, по мнению деда, было самое тяжелое? – это бомбежка, ничего страшнее нет… и вообще, когда в 43-м мы завоевали господство в воздухе, воевать стало в пять раз легче.

Что было самое важное? – окопаться, закопаться как можно глубже, если окопы полного профиля – хорошо, но надо еще лучше. И тогда нас хрен нас выгрызешь. А командиру самое важное было беречь своих людей.

Кстати о командирах:
- дед очень, очень хорошо отзывался о генерале Толбухине, как о очень человечном командующем, рассказывал, что Толбухин при представлении целую речь сказал «береги людей, эти штрафные офицеры – наш основной запас»
- про Еременко вспоминал, что тот лупил своих генералов палкой на которую опирался при ходьбе, но вообще был ничего…заставлял о подчиненных беспокоиться.
- наблюдал Жукова, и наверно поэтому не любил его.
(для меня это вообще было странно – именно тогда у меня был двухтомник маршала «Воспоминания и размышления», по ТВ часто показывали «Освобождение», да и похороны Жукова летом мы смотрели вместе с дедом, хорошо помню, как их показывали днем! по телевизору)
А тут я услышал, как он на праздник за столом спорил с кем-то «Вы его (Жукова) не видели и не знаете, что он творил…а я видел». Хотя возможно это относилось и к «послевоенному» Жукову.
(в 70-е годы такие слова о прославленных маршалах вызывали как минимум удивление)

Просто о фронте:
- видел как под Сталинградом молоденькие солдатики плакали от страха в окопах, ну когда закончилось – приободрились,
а уж когда потом всем медали выдали… «шапка набекрень и соколом смотрит» - «совсем другие люди стали: обстрелянные…обученные».
- у нас были «Катюши» у немцев 6-и ствольный миномет «Ванюша», а дед видел еще применение нами снаряда, который назывался «Иван Грозный» (я ни где больше о таком не слышал), многопудовый, стреляли на небольшое расстояние, пускали с уголка-направляющей, летел медленно, был хорошо виден и гудел, причем летел прямо в ящике? Про него говорили – «сарай кидают».

Про награды: был у него товарищ на заводе который имел за фронт 6 орденов (2 От.войны и 4 Звезды), когда по праздникам собирались у нас рассказывал, что воевал где-то с конца 43-го, дошел до Берлина, старший лейтенант, командир взвода-роты связи. У другого товарища - старшині, минометчика была От.война, Звезда и 2 ордена Славы. Были и другие, но этих дядек запомнил особенно хорошо – они намного моложе деда.
У нас было несколько разговоров на эту тему т.к. меня как пацана ордена и медали конечно интересовали больше всего – а почему у тебя дедушка за фронт всего два ордена, хоть ты и полковник , а у других вон сколько…?!?
«а потому что в последний год войны мы вперед шли, вот и награждали по другому», «в 41-42 говорили – ордена на пятки не цепляют»
А не жалко, что в последний год не воевал…орденов бы было больше?
«Ты мозгами думай! сколько людей убило в конце войны ?!, а я живой. В таких мясорубках был …., (особенно упоминались Сталинград и Молочная), по всему должно было убить, но повезло! - и это САМАЯ!! награда».

После учебы, он не долго командовал частью в Белоруссии, затем служил в военном комиссариате БССР, с 1953 находился в Германии, последняя должность – комендант г. Бранденбурга.
На пенсию его отправили не по желанию и не «хрущевскому» сокращению, а в связи с каким то залетом подчиненных. Мать помнила эти дни, говорила - с отцом поступили несправедливо, он был просто черный, так переживал.

Пенсию деду насчитали большую, только два года в штрафбате дали выслугу 12 лет… Для жительства выбрал Днепропетровск, квартиру ждать не стал, выписал через военкомат стройматериалы, купил у профессора земельный участок, в так называемом «поселке научных работников», и практически за год построил дом, который уже потом достраивал и перестраивал.
И хотя ему предлагали поруководить – избираться каким то освобожденным секретарём, и еще там куда-то – работать пошел на завод, командовать больше не захотел.
Еще много лет (я застал) к деду приезжали бывшие сослуживцы и подчиненные, они его заметно любили…..
наверно он сам хорошо владел тем, что называл: «беречь людей».

Мой дед:
Добреля Сергей Антонович, родился 12.04.1912 умер 26.06.1995."


без сокращений

dnepr21
Группа: Участник форума
Место жительства: днепропетровск
http://sammler.ru/index.php?s=e8b066253d054e780c35b96eba71f2ff&act=ST&f=237&t=77661




Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »