Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Казаки Новохоперской крепости Гречкины, основатели Азово-Моздокской линии  (Прочитано 2454 раз)

Владимир Пузиков

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 871
  • Владимир Пузиков. Позывной R6FA, ex RU6HJ
ПОСЛЕДНИЙ УДАР ПО КУЛАКУ
АЛЕКСЕЙ ГРЕЧКИН


В 1930 году Северо-Кавказ¬ский край сдал государству 123 млн. пудов зерна, в 1931 году – 187 млн. пудов. Годовой план хлебозаготовок был выполнен! Это стало серьезным успехом организаторской и политической ра¬боты краевой партийной организации.
На самом деле бурный рост колхозов в 1930-1931 годах имел свои минусы. В колхозы «…наряду с массой крестьян, убедившихся в преимуществах и выгоде колхозного строя, пришло немало лю¬дей, увлеченных общим подъемом социалистического строи¬тельства в стране, но не сумевших еще полностью преодо¬леть своих мелкобуржуазных взглядов… Эта часть колхоз¬ного крестьянства была неустойчива и подвержена колебаниям. Кроме того, в колхозы проникло неко¬торое количество бывших кулаков, значительная часть кото¬рых после раскулачивания осталась в своих станицах и селах, затаив ненависть к колхозному строю и Советской власти. Проведение в жизнь разумных мер по ор¬ганизационно-хозяйственному укреплению колхозов зимой 1931-1932 года в ряде районов края из-за нехватки опытных и политически зрелых кадров, а также специалистов сельского хозяйства, сопровождалось ошибками. Подчас ограничивались и нарушались хозяйственная самостоятельность колхозов, принципы колхозной демократии, попирались интересы колхозников. При создании в колхозах общественного стада по¬лучили довольно широкое распространение факты принудительного обобществления скота». [14]
Трудности становления колхозного строя способствовали появлению колебаний среди неустойчивой части колхозного крестьянства. Неурожай 1932 года усилил эти колебания. В колхозах «…оживились мелкособственнические настроения, ослаб интерес к общественному производству, стала падать трудовая дисциплина. Этим воспользовались остатки разгромленного кулачества, проникшие в колхозы бывшие кулаки. Руководствуясь своими антисоветскими контрреволюционными целями, бывшие кулаки повели агитацию среди колхозников против сдачи хлеба государству, за немедленную раздачу урожая колхозникам и создание раздутых хлебных запасов в колхозах. Кулацкая агитация увлекла часть колхозников, ей поддалось руководство ряда колхозов.
Казалось, что массовое создание колхозов окончательно решит в крае зерновую проблему. Но засухи, следующие одна за другой, не позволяли обеспечить страну хлебом без применения репрессивных методов. В колхозах Дона, Ставрополья и Кубани получило широкий размах расхищение, утайка от государства в ямах и «черных амбарах» хлеба. В ноябре 1932 года в Краснодарском районе были выявлены 284 ямы со спря¬танным в них колхозным хлебом, подлежащим сдаче государ¬ству. В Армавирском районе было вскрыто 300 ям с хлебом, в Тихорецком районе – 500 ям.
Трудности хлебозаготовок нарастали. Возникла угроза срыва хлебозаготовительной кам¬пании, что могло осложнить положение в стране с хлебом, нанести ущерб социалистическому строительству. Сопротивле¬ние, оказанное хлебозаготовкам, объективно носило характер кулацкого са¬ботажа. Под угрозой срыва находился осенний посевной план. Партия вынуждена была прибегнуть к чрезвычайным мето¬дам борьбы с кулацким саботажем, используя все необходи¬мые силы и средства, которыми располагало государство дик¬татуры пролетариата.
4 ноября 1932 года Северо-Кавказский крайком ВКП(б) принял постановление «О ходе хлебозаготовок и севе по районам Кубани». Одной из причин кулацкого саботажа и крупнейшей ошибкой парторганизации крайком считал «отсутствие рабо¬ты с колхозным активом», ослабление политической работы в массах колхозного крестьянства. Выход из создавшихся труд¬ностей крайком ВКП(б) видел в укреплении Советов, в созда¬нии и укреплении актива из лучших колхозников, в разверты¬вании политической работы среди колхозников для сплоче¬ния их вокруг партии, в непримиримой борьбе с кулачеством и его агентами, проникшими в ряды партии. [14]
Таким образом, осень 1932 года ознаменовалась обо¬стрением классовой борьбы в деревне, в ходе которой был нанесен последний мощный удар по остаткам кулачества в зерновых районах Северного Кавказа. Под этот удар попали и казаки Гречкины.
Прошла перетряска кадров в органах ОГПУ. Бывшего начальника Терского оперативного сектора Павлова сменил на этом посту Иванов. Начальник Невинномысского райотдела ОГПУ Несветайлов на службе удержался. Но отдел пополнили свежими кадрами.
17 ноября 1932 года Несветайлов, вернувшись из города Пятигорска с совещания, на котором были поставлены задачи по ликвидации антисоветских элементов, бандитов, кулаков и подкулачников, созвал сотрудников отдела для постановки срочных задач. Новым сотрудникам отдела оперуполномоченному Лямченко и практиканту Скворцову поручалось провести спецоперацию в хуторе Казинском-2, задержать братьев Гречкиных.
Несветайлов давал инструктаж подчиненным:
- Товарищ Лямченко! Вы старший. Выезжаете немедленно! Ночи ждать не следует, время нас торопит… Тихо, без шума, изымаете братьев Гречкиных, доставляете в отдел…
- Так постановления на арест у нас нет, - не дослушав начальника, высказался Лямченко.
- Помолчите! Умейте выслушать старшего по должности и званию! В станице Георгиевской, вам попутно, прихватите с собой участкового инспектора милиции Иванцова. Он поможет вам при задержании Гречкиных, а завтра допросит их, напишет постановление о предъявлении обвинения и избрании меры пресечения… Понятно?
- Так точно!
- На все, про все, от ареста до написания обвинительного заключения, даю сроку вам две недели, - Несветайлов стряхнул пыль с папок, лежащих у него на столе. – Уголовные дела казаков Гречкиных с весны у нас залежались. Вы их сразу забирайте с собой!
И обратившись к Скворцову, Несветайлов сказал:
- Практикант Скворцов! Поручаю тебе дело вахмистра Алексея Гречкина! Крепкий орешек… Управишься в две недели, напишу на тебя отличную характеристику… Завалишь, хорошей характеристики от меня не жди… Ясно?
Скворцов вытянулся по стойке смирно.
- Ладно, не переживай! Я пошутил…
И уже обращаясь к руководителю группы Лямченко, заканчивая совещание, Несветайлов приказал:
- Завтра, в 9 часов утра жду вашего доклада о ходе спецоперации!
На следующий день, после задержания братьев Гречкиных, подозреваемых в уголовном преступлении, участковый инспектор Иванцов предъявил Алексею Гречкину постановление следующего содержания: «…18 ноября 1932 г. Станица Георгиевская. Я, участковый инспектор Невинномысского управления милиции Иванцов, рассмотрел следственный материал по делу и, приняв во внимание, что гр. Гречкин Алексей Абрамович достаточно изобличается в том, что проживая на хуторе Казинском № 2 Георгиевского станичного совета Невинномысского района, занимался агитацией среди крестьян единоличников и колхозников о гибели советской власти, о не вступлении в колхоз, а так же, находясь в колхозе «Раздольный», продолжал вредительскую работу в части мероприятий советской власти, а потому постановил: Гр. Гречкина Алексея Абрамовича привлечь по настоящему делу в качестве обвиняемого по статье 58 п. 10 УК РСФСР, а мерой пресечения способов уклонения от следствия и суда избрать содержание под стражей». [2]
В этот же день Иванцов допросил Алексея Гречкина, составил протокол допроса и протокол об окончании расследования. Иванцов писал: «…Принимая во внимание, что произведенными по делу действиями картина преступления вполне выяснена, руководствуясь ст. 206 УПК, постановил: считать расследование по настоящему делу законченным, ознакомить обвиняемого с материалом расследования, предложив ему сделать свои добавления». Алексей Гречкин, прочитав оба протокола, подписал их, добавить ему было нечего. [2]
В две недели уложился и практикант Скворцов. 22 ноября он организовал проведение очной ставки подследственного со свидетелями по делу, а 4 декабря 1932 года окончил составлять обвинительное заключение по делу Гречкина.
Алексею Гречкину вменялось в вину следующее: был зажиточным казаком, применял в хозяйстве сезонных и постоянных работников; служил в белой армии генерала Шкуро в чине вахмистра до 1920 года; при вступлении в колхоз «Раздольный» в мае 1932 года разбазарил личное хозяйство: 2 быков, 1 корову, 8 овец и свинью.
А также, «…будучи колхозником, когда было слияние колхоза с коммуной, он из коммуны выбыл, и за ним выбыло 30 семейств с требованием возвратить имущество, оцененного и числящегося колхозным. В результате, в колхозе упала дисциплина, сократился выход колхозников на работу, сорван план хлебозаготовок. Тем самым подорван авторитет и мощь Советского Союза, т.е. совершено преступление, предусмотренное ст. 58, п. 19 часть 1 УК РСФСР». [2]
Алексей Гречкин из станицы Невинномысской был отправлен в ИЗО города Пятигорска. По учету он отнесен к группе заключенных – «белая контрреволюция». Его уголовное дело, после согласования с прокурорами Невинномысского района и Терского оперсектора ОГПУ, 2 января 1933 года направлено в политтройку ПП ОГПУ Северо-Кавказского края и ДССР в город Ростов-на-Дону для внесудебного рассмотрения.
Уже 7 января 1933 года политтройка приняла решение Гречкина Алексея Абрамовича – расстрелять. 17 января приговор был приведен в исполнение. Его родственники узнают об этом только в августе 2003 года.
Записан

Владимир Пузиков

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 871
  • Владимир Пузиков. Позывной R6FA, ex RU6HJ
МОЙ ДЕД ИВАН ГРЕЧКИН

В отличие от практиканта Скворцова, оперуполномоченный ОГПУ Лямченко с выполнением задания не спешил. Он уже кое-что в службе понимал и учил начинающего сотрудника: «…Не спеши! Выполнишь задание, дадут другое!»
Лямченко так старательно и дотошно вел следствие, так «глубоко копал», что мой родной дед – Иван Абрамович Гречкин по материалам уголовного дела предстает матерым, ярым антисоветчиком. Причем, по откровенным и неприязненным высказываниям в адрес советской власти, его старшие братья ему и в «подметки не годятся»!
Следствие установило, что Гречкин Иван Абрамович родился 9 июля 1905 года в станице Беломечетской в семье казака Хоперского полка. Окончил двухклассную сельскую школу, прошел в ней 5 ступеней: учился два года в первом классе и три – во втором. По тем временам это был довольно высокий уровень образования. Не случайно в колхозе «Раздольный» мой дед работал счетоводом.
Иван с рождения проживал в станице Беломечетской Кубанской области в семье с отцом Гречкиным Абрамом Абрамовичем и братьями Алексеем и Петром. После гражданской войны, в 1921 году, под давлением обстоятельств, - казаки Гречкины симпатизировали белому движению, а Алексей и Петр даже служили у атамана Шкуро, - семейство Гречкиных поменяло место жительства, переселилось на хутор Казинский-2 Невинномысского района Армавирского округа.
- В Добровольческой Армии по малолетству не служил, - объяснял Иван оперуполномоченному. – А за старших братьев я не ответчик. В белой армии служили почти все казаки…
- Ваша семья в 1922 году прятала у себя дома бандитов,  - констатировал Лямченко.
- Помню, что к нам заезжали какие-то казаки, верхом на лошадях. Мать их кормила, давала продукты… Но не добровольно, а принудительно. Ведь бандиты были вооружены.
Иван Гречкин был дважды женат. Его первая жена умерла, оставив ему двух дочек: Екатерину, 1924 года рождения и Евдокию, 1927 года рождения. В браке с уроженкой села Александрии Благодарненского уезда Ставропольской губернии Шулениной Акулиной Антоновной у них родилось две дочки: в 1929 году – моя мама Елизавета и в 1931 году – Люба (8-е поколение Гречкиных).
В 1928 году на хуторе Казинский -2 стали организовывать коммуну «Красный партизан». Мой дед к этой затее относился резко отрицательно, он открыто говорил:
 - Собрались босяки и на нашей земле хотят жить! Пусть идут на свою землю в Россию и там живут… Все равно эта власть скоро погибнет! Придут наши братья из-за границы и помогут скинуть эту власть… А единоличникам надо сеять 1 гектар и довольно. Если больше сеять, то все равно хлебушек государство заберет, а взамен ничего не даст.
В 1930-м Иван Гречкин вступил в коммуну, но по-прежнему высказывался негативно относительно обобществления посевов, имущества и коллективного труда.
- Зачем нам идти в коммуну, – вопрошал он хуторян. – У нас забирают скот и сельхозмашины. Ходят слухи, что скоро жены будут общие…
А когда коммунары встретились с первыми трудностями, то Гречкин им заявил:
- Говорил Вам, что не нужно было вступать в коммуну, а Вы вступили… Не послушались, теперь все будем голодать!
Вступая в колхоз «Раздольный», он передал в коллективное пользование две лошади, бричку и плуг-букер. Оставил в личном пользовании корову, телку и несколько свиней. Часть поголовья продал на рынке, в том числе: одну корову и 10 овец. Счетное дело Иван Гречкин знал хорошо! На работу в колхоз он выходил не более 7 дней в месяц, за это ему начисляли 30 трудодней.
Значительно сократился объем работы в личном хозяйстве. Если с 1924 года, после выделения в отдельное хозяйство брата Алексея, у Ивана надел состоял из 18 десятин сельхозугодий и 12 десятин посева, то уже в 1930 году сельхозугодий стало 15 десятин и 7 десятин посева. С 1931 года у колхозника Ивана Гречкина остался лишь огород в 0,9 десятины, а из живности – корова и теленок.
В результате коллективизации ухудшилось материальное состояние крестьянских семей, резко сократились их доходы, соответственно, в разы уменьшились поступления налогов и платежей в казну. В 1930 году Георгиевский станичный совет исчислил доход по единоличному хозяйству Ивана Гречкина в 506 рублей, начислив налог в 50 рублей. В 1931 году его доход с личного хозяйства определен в 81 рубль, а налог предъявлен на сумму в 3,55 рубля, в 14 раз меньше!
В марте 1932 года по социальному положению середняк Иван Гречкин был «…изъят органами ОГПУ за антисоветскую агитацию, в апреле освобожден». С лета 1932 года он работал секретарем колхоза «Раздольный», критически относился к ситуации, сложившейся в колхозе на тот момент.
Колхозник Бузов Иван Алексеевич вспоминал:
- В конце августа Иван говорил, что скот в колхозе гибнет, лошадей нет, работы производить не на чем. За инвентарем нет досмотра. А виной всему является плохое руководство колхозом. Подобной агитацией Гречкин занимался неоднократно.
17 ноября 1932 года его арестовали во второй раз. Сотрудники ОГПУ и милиции, в присутствии понятых Денисенко Григория Сергеевича и Коновалова Сергея Григорьевича, произвели обыск на его подворье, которое состояло из хаты и сарая, крытых соломой. Сначала искали золото и оружие, затем, схроны зерна в огороде. Ничего обнаружено не было.
7 декабря оперуполномоченный Лямченко окончил следствие по обвинению Ивана Абрамовича Гречкина в «…антисоветской агитации, содержащей в себе призыв к подрыву авторитета советской власти и ослаблению темпов работ по хозполитическим кампаниям, т. е. в преступлении, предусмотренном ст. 58, п. 10, ч. 1 УК РСФСР».
Вечером Лямченко занес обвинительное заключение начальнику на подпись и доложил:
- Гречкин больной, его надо ложить в туббольницу…
- А где он сейчас?
- В Пятигорском следственном изоляторе.
- Полагаю, они там разберутся. Мы свою работу окончили. Оперативно, и в срок… Завтра доложу в Терский оперсектор Иванову, - заключил Несветайлов и нанес резолюцию «Согласен» на обвинительное заключение.
12 марта 1933 года по решению Тройки ПП ОГПУ по Северо-Кавказскому краю и Дагестанской ССР гражданин Гречкин Иван Абрамович был приговорен к 5 годам исправительных лагерей. По сведениям его родственников в 1933 году тяжелобольного Ивана Гречкина выпустили на свободу. Он прибыл домой в хутор Казинский-2, через два месяца скончался. Его жена Акулина вспоминала:
- 1933 год. Жесточайший голод. Кушать было нечего. Страдали взрослые и, особенно, дети, люди пухли с голода. Ивана поддержать было нечем… Ни молока, ни жиров… Иван на глазах слабел, вскоре умер. Вслед за ним умерла наша сводная дочь Евдокия. Ивану было 28 лет, Евдокии – 6 лет. Похоронили их на кладбище хутора Раздольного.
В семействе Гречкиных сложилась трудная ситуация. Свекор Абрам Гречкин, которому исполнилось 80 лет, уже был плохим помощником по хозяйству. Акулина, единственная трудоспособная в семье, осталась с тремя детьми на руках. Надо было искать поддержку у родни, возвращаться в Благодарненский район, в хутор Копани…
Записан

Владимир Пузиков

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 871
  • Владимир Пузиков. Позывной R6FA, ex RU6HJ
КОЛХОЗ «КРАСНОЕ ЗНАМЯ»

В конце 20-х годов прошлого века крестьяне хуторов Копани, Терновая Балка и Пузиков объединились в коммуну, получившую название «Красное знамя». Организатором коммуны стал боец Первой Конной Армии С.М. Буденного – Василий Ворсин.
В октябре 1930 года своим председателем коммунары избрали Пузикова Тихона Евдокимовича. Известно, что во время коллективизации он в числе первых александрийцев вступил в коллективное хозяйство, с ноября 1929 года работал заместителем председателя колхоза «Красный партизан». Председателем коммуны «Красное Знамя» Т.Е. Пузиков работал всего год. В сентябре 1931 года Благодарненский районный комитет ВКП(б) направил его на учебу в двухгодичную советскую партийную школу города Армавира.
В 1934 году коммуна «Красное знамя» по решению хуторян была преобразована в колхоз, который возглавил Переверзев Никита Петрович. Родился он в 1902 году в селе Александрии в семье крестьянина-бедняка. Свой трудовой путь начал в 1917 году, с пятнадцатилетнего возраста работал по найму у кулаков, а затем в своем бедняцком хозяйстве. В 1929 году Н.П. Переверзев вступил в коммуну «Красное знамя», где работал рядовым колхозником, затем бригадиром. В должности председателя колхоза, в результате оказанного ему доверия, он состоял одиннадцать лет бессменно, до 1946 года.
Почетный гражданин города Благодарного Николай Иванович Сидоров хранит книгу, в которой описаны колхозы Благодарненского района по состоянию на осень 1938 года. Так вот, в 1938 году колхоз «Красное знамя» имел общую площадь сельхозугодий 3560 га. Хозяйственное направление колхоза: полеводческое с подсобным животноводством. Колхоз имел две полеводческих бригады и несколько товарных животноводческих ферм. Были фермы по производству молока – МТФ, свинины – СТФ, шерсти и баранины – ОТФ, яиц и мяса птицы – ПТФ и конеферма – КТФ.
Хозяйство размещалось на двух участках. Первый, основной участок колхоза площадью 2553 га находился на территории деятельности Шишкинской МТС и входил в район обслуживания Александрийского сельсовета. Границами этого участка служили: с южной стороны – железнодорожная линия «Петровское-Благодарное», с западной и северной – земли отделения № 2 совхоза «Ставрополь-Кавказский» Петровского района, с восточной – земли колхоза имени Ворошилова Благодарненского района. На основном участке имелись три поселка: хутор Терновая Балка, где находился хозяйственный центр и правление колхоза «Красное Знамя», хутора Копани и Пузиков.
Большая часть животноводческих ферм и полевые бригады находились на основном участке. Контора и хозяйственные постройки бригады № 1 размещались  в поселке Копани, бригады № 2 – в поселке Терновая Балка. В летнее время во время полевых работ обе бригады перемещались на полевые станы, где среди массивов полей устанавливались обустроенные вагончики. Это позволяло сократить холостые перегоны тракторов, комбайнов и гужевого транспорта.
Молочная ферма находилась восточнее поселка Терновая Балка и имела только одно здание – коровник, саманный, крытый черепицей. Здесь содержалось крупного рогатого скота 216 голов, телят – 104. Обслуживали ферму 18 человек.
СТФ находилась севернее поселка Копани в 0,5 км и имела постройки: свинарник и жилой саманный дом, крытый черепицей. Конеферма находилась в поселке Копани и имела постройки – две конюшни и один жилой дом. Все постройки саманные, крыты черепицей. На ферме содержалось лошадей – 104 головы, жеребят – 8 голов. Обслуживали поголовье 8 конюхов. Водопой лошадей производился непосредственно из пруда, находящегося в 1,5 км восточнее фермы. Колхозный птичник капитальных построек не имел, располагался в примитивных деревянных вагончиках, размещенных по всей территории хозяйства.
Второй колхозный участок площадью 1007 га находился в урочище Чограй на территории, обслуживаемой Мирненской МТС, в 67 км на северо-восток от хутора Терновая Балка. На этом участке круглый год размещалась овцетоварная ферма, часть поголовья с МТФ и конефермы. ОТФ имела постройки: два жилых дома, землянку и три соломенных сарая. Для питья и водопоя скота животноводы использовали воду из колодца № 7 с суточным дебитом 9,9 куб. м.
В хуторе Терновая Балка в 1938 году проживали 175 человек. На своих подворьях крестьяне содержали: крупного рогатого скота 48 голов, молодняка 30, овец 69, свиней 123 головы, птицы 360 штук. Питьевую воду население использовало из колодца № 144, который находился в низине балки Терновой. Колодец имел водоподъемное устройство – ветродвигатель, который позднее заменили простым устройством типа «Журавель». Воду из колодца жители хутора доставляли домой в ведрах на коромыслах, в бочках и боченках на лошадях, тележках, тачках, а зимой и на санках. В летнее время для водопоя скота жители использовали воду из колодца № 145, находившегося возле МТФ, с дебетом 2,4 куб. м.
Мой одноклассник Виктор Пахомович Моисеенко, житель х. Терновая Балка, в апреле 2012 года рассказывал: «…Для подъема воды с большой глубины из колодца № 145 был устроен специальный механизм: барабан, ременная передача и две бадьи. Полная бадья идет вверх, а вторая, порожняя идет вниз. В движение механизм приводила слепая лошадь, которая была так обучена, что знала, когда наполненная бадья поднималась вверх, и надо было остановиться. Когда лошадь выпрягали и отпускали пастись, то далеко она не уходила и в нужное время возвращалась к колодцу».
В зимнее время потребность в питьевой воде несколько сокращалась, поэтому жители подгоняли свой скот к водопойным корытам у колодца № 144. В хуторе Терновом имелась запруда, но летом в ней вода пересыхала.
Хутор Копани находился в балке Копанской, в 2-х километрах на юг от хутора Терновая Балка. Балка Копанская начинается на Прикалаусских высотах, проходит с запада на юго-восток и впадает в речку Мокрую Буйволу в западной части города Благодарного. Общая протяженность балки – 12 км. На балке Копанской имелись два пруда: на хуторе Копани и территории колхоза имени Ворошилова. В Копанском пруду вода не пересыхала, однако имела слабосоленый вкус. Водопой домашнего скота производился из этого водоема, куда скот в течение всего года, в любую погоду, подгонялся со всех крестьянских дворов.
В 1938 году в хуторе Копани проживали 260 человек. Их хозяйство: крупного рогатого скота 158 голов, молодняка КРС 152, свиней 149, птицы 590 штук. Воды хорошего качества в поселке не имелось. Питьевую воду жители доставляли из колодца № 144 хутора Терновая Балка. Хорошую воду с дебетом 1,13 куб. м давал колодец № 148, который находился в 200 метрах выше колхозного свинарника, на левом склоне Копанской балки. В связи с недостатком воды жители, имеющие дома с черепичными крышами, устраивали желоба и собирали атмосферные осадки в емкости: цементные бассейны, бочки и кадки. Эту воду население берегло и использовало для варки пищи и стирки белья.
Хутор Пузиков находился восточнее хутора Терновая Балка на расстоянии в один километр. Располагался он в северо-западной части Благодарненского района в живописной, богатой растительностью, сенокосами и выпасами для скота Ясеневой Балке. В хуторе проживали 55 человек, которые содержали на подворьях: КРС 15 голов, молодняка 12 голов, овец 31 голова, свиней 28 голов и птицы 120 штук.
Доброкачественной воды, пригодной для питья, на территории поселка не имелось, а потому, воду жители транспортировали из колодца № 144 по мере надобности бочками или боченками на тележках. Кроме того для питья использовали воду из колодца № 147, находящегося в 500 м  на северо-запад от хутора Пузикова по склону балки, с дебитом 3,36 куб. м. Гидромелиораторы в своем отчеты записали: «…В настоящее время колодец № 147 засыпан камнями и засорен. В дальнейшем колодец может быть использован для питья только после очистки». [23]
Записан

Владимир Пузиков

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 871
  • Владимир Пузиков. Позывной R6FA, ex RU6HJ
АКУЛИНА ВЫХОДИТ ЗАМУЖ. ВОЙНА

В 1934 году Акулина, оставив сводную дочь Катю на попечении родственников-казаков, с родными дочками Лизой и Любой переехала на родину. К тому времени транспортная проблема уже была решена. В 1927 году в канун 10-й годовщины Великого Октября было открыто движение по железнодорожной ветке «Петровское-Благодарное». Так что, купив билет по маршруту «ст. Невинномысская – ст. Мокрая Буйвола», Акулина с детьми через пару суток и без проблем добралась до хутора Копани. Здесь ее с радостью встретила многочисленная родня.
Акулина трудоустроилась в колхоз «Красное знамя». Приходилось ей выполнять разную работу: доить коров, ухаживать за птицей, пропалывать пшеницу и хлопок, вязать снопы, работать на зернотоку. Вскоре нашелся ухажер, обходчик с участка железной дороги «Рогатая Балка - Мокрая Буйвола». Обходчик имел кличку «Берия», потому как он строго-настрого запрещал колхозникам косить траву в полосе отвода железной дороги, а пацанам – воровать арбузы и дыни с ведомственной бахчи. Завидев обходчика, который с немецкой точностью обходил свои владения два раза в сутки, изредка постукивая по рельсам молоточком, подростки бросали арбузы и с криками: «…Берия, тикаем!», разбегались врассыпную и прятались в ближайших кустах. А если кто-либо из хуторян воровал деревянные щиты, которыми защищали железную дорогу от заносов и переметов снега, то «Берия» доводил дело до уголовной статьи.
Акулина с дочками переселилась к нему в домик, одиноко стоящий у полотна железной дороги, и имевший в народе название «Будка». Началась беспокойная жизнь под круглосуточный рев и грохот проходящих за окном поездов. Диспетчеры станции Петровское, выбиваясь из напряженных графиков, гнали и гнали порожняк на Благодарненский и Мокробуйволинский элеваторы. А уже назад паровозы, порой пробуксовывая на подъеме, надсадно хрипя ревунами, тащили бесконечную вереницу вагонов, груженных отборной, классной степной пшеничкой. Не было покоя ночью, так как, в основном, составы проходили на их участке ночью, и каждому надо было семафорить, встречать и провожать!
 Донимали Акулину кролики, которые несчетно расплодились вокруг жилых и производственных построек «Будки». Они изрыли все в округе своими норами, портили капусту в огороде. Поэтому овощи приходилось высаживать все дальше и дальше от жилья. Однажды, «Берия» с подручным заманили подкормкой большую группу кроликов в загон, погрузили в сетки почти сотню голов, и на дрезине отвезли их в село Благодарное, сдали в Заготконтору. На следующий день, проснувшись после ночной крепкой выпивки, «Берия» вышел на воздух покурить. И что он видит? В загоне столько же кроликов, что было и вчера! Так что же получается, он вчера кроликов не сдавал в заготконтору?
Вернувшись в дом, он спросил:
- Акулина! Я вчера кроликов отвозил в Благодарное?
- Да, отвозил…
- А деньги тебе отдавал?
- Отдал, я их спрятала…
- А почему же кролики дома?
- Почему… Почему, - ответила Акулина. – Пить надо меньше… Из нор повылезали!
В общем, семейная жизнь Акулины на отшибе от людей и без горячей любви не заладилась. В 1936 году она познакомилась по переписке с Щегольковым Герасимом Тимофеевичем, уроженцем села Александрии. В то время он работал на руднике в горах Кабардино-Балкарии. Его братья жили в селе Александрии, они предложили Акулине переписываться с Герасимом. Акулина долго не раздумывала, согласилась. 
Вскоре, Герасим прислал Акулине письмо и свою фотографию. Завязалась переписка. Но переписывались они не долго. Герасим, как и подобает мужчине, взял инициативу на себя, написал Акулине: «…Приезжай в Нальчик! Как только распишемся, получу комнату в семейном общежитии…»
Акулина была поставлена перед трудным выбором, ведь она сообщала Герасиму, что у нее одна дочь… Что делать? Открыть тайну? А вдруг он откажется брать в жены женщину 33-х лет с двумя детьми? Стали обсуждать эту тему на семейном совете.
- Я вам не советчик, - сразу же отмахнулся отец Антон и вышел из хаты, покурить на крылечке.
- Бери одну дочку… Небось, не прогонит, - предложила сестра Варвара. – Вдвоем с Герасимом будете работать на производстве, с голоду не помрете!
Акулина была на распутье:
- А кого взять с собой? Лизу или Любу?
- А что тут думать, - решительно заявила Фиена. – Любу забираешь, а большенькую Лизу оставляешь нам… Ей уже 7 лет! Сиську не просит… Хату будет мести! Нам с дедом помощница…   
Провожали Акулину с дочкой Любой на железнодорожной станции «Минутка», расположенной на южном склоне балки Сухой Буйволы. Поезд подошел внезапно, здесь он стоял всего минуту. Единственный пассажирский вагон был подцеплен к товарняку. Только и успели добежать до вагона, подсадить в него отъезжающих и затолкать небогатые пожитки. Платформы для посадки-высадки пассажиров на станции не было предусмотрено. Паровоз огласил пронзительным ревом девственную округу и показал хвост последнего вагона провожающим, которые и всплакнуть, толком не успели…
В июле-августе 1942 года, когда на Северный Кавказ безудержным потоком хлынули немецкие войска со своими союзниками, работников рудника с семьями эвакуировали на восток. Герасим, Акулина и ее дочь Люба попали в село Кумак Ново-Орского района Оренбургской области.
Из истории села Кумак: «…1941 г. Начало Великой Отечественной войны. Мобилизовано на фронт более 300 кумакчан. 31 августа Указом Президиума  Верховного Совета СССР первому из оренбуржцев, кумакчанину Дмитриеву Николаю Михайловичу  присвоено звание Героя Советского Союза. Из Днепропетровска эвакуировался завод «Спартак», размещён на территории Кумакской МТС.
 1942 г. Завод «Спартак» начал выпускать продукцию: солдатские котелки, ложки, кружки. В литейном цехе  отливали корпуса мин, гранат, снарядов. На уборке  зерновых отличаются механизаторы  М.А. Ильченко, И.А. Егармин, выполняя фронтовые задания на 130 - 150%. В декабре 1942 года открыт карьер огнеупорной  глины. Кумакская глина была необходима Орско-Халиловскому металлургическому комбинату при выплавке стали для военных заводов». [17]
Главным орудием производства на руднике во время войны были лопаты, секачи. Рабочие грузили  сырье вручную, вывозили из карьера ценный груз на лошадях. Затем песок и глину грузили в железнодорожные вагоны и на открытые платформы. В любую погоду около 400 человек выполняли тот же объем работы, с которым через двадцать лет после реконструкции предприятия справлялись 70 человек. Работники рудника семьями жили в примитивных глинобитных бараках у железной дороги. Было холодно и голодно, но выжили, потому как, работали на Победу! [20]
Из истории села Кумак: «…1943-1944 г. Жители села отдают в заем государству свои сбережения: Корносенко В.Д. – 35 тысяч рублей, Ворожейкина А.Е. – 10 тысяч рублей. Коллектив рудника Кумак обратился  ко всем кумакчанам с призывом: «Производственными победами ответим на героическое наступление Красной Армии». [17]
В успехах рудника «Кумак» есть малая доля моих родственников Герасима и Акулины Щегольковых!
Записан

Владимир Пузиков

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 871
  • Владимир Пузиков. Позывной R6FA, ex RU6HJ
ШУЛЕНИНЫ. ЕЛИЗАВЕТА ГРЕЧКИНА

Лиза Гречкина 1 сентября 1937 года пошла в первый класс. Начальная школа находилась на хуторе Терновая Балка, который в народе известен как хутор «Коммуна». Лиза окончила всего два класса. Ее первой и последней учительницей стала Исаенко-Высочкина Полина Емельяновна, присланная в этом же году учить детей колхозников.
В 1938 году Антон и Фиена Шуленины с внучкой Лизой переехали жить на хутор Пузиков. Шуленины стали работать на птичнике колхоза «Красное знамя». Здесь стояли всего две хаты: первая – на одну семью и вторая – на две семьи. В них жили Никифоровы Лаврентий и Елена, вдова кубанского казака Колесникова Агрипина с детьми, Шуленины Антон и Фиена с внучкой Лизой.
Птичник вместимостью до 1000 цыплят имел печи для обогрева. Суточный молодняк доставляли из Благодарненского инкубатора. Когда цыплята подрастали, колхозники вывозили их в степь, размещали в примитивных деревянных вагончиках. Птица свободно выгуливалась на полях и степных просторах. С десяти лет Лиза помогала бабушке Фиене Гавриловне по хозяйству, выходила в бригаду на полевые работы, на молочной ферме ухаживала за телятами. В 1940 году бабушка умерла. Дед Антон и внучка остались жить вдвоем.
22 июня 1941 года началась война. Прошла первая массовая мобилизация подлежащих призыву возрастов. Тревоги у хуторян не было, настроение у всех боевое: «Враг будет разбит, мы победим!»
В конце года на хутора приехали беженцы-евреи. Их разместили в школе, бараках, по хатам колхозников. В июле 1942 года через хутора на восток прошли отступающие подразделения Красной Армии. Опасаясь зверств фашистских оккупантов, беженцев организованно отправили в село Благодарное, и далее до города Буденновска. Многих спасти не удалось, о чем свидетельствуют памятники и мемориальные знаки на захоронениях в городе Благодарном, селах Алексеевском, Спасском, Сотниковском и других.
С 1 августа правление колхоза «Красное знамя», которым руководили коммунист Никита Петрович Переверзев и секретарь партийной организации Коваленко Татьяна Анатольевна, начало эвакуировать в тыл тракторы, материальные ценности, общественный скот. Приказ об эвакуации из вышестоящих органов поступил с опозданием, когда практически уже ничего невозможно было спасти.
Трактористки Ольга Дорохина, Марина Скокова и другие погнали тракторы в эвакуацию в Кизляр, но немцы в Буденновском районе дорогу перекрыли, колхозницы вернулись назад.
Не обошлось без курьезных случаев. На хуторе Терновая Балка была небольшая молочно-товарная ферма, всего шесть групп дойных коров по 20 голов. В эвакуацию собирались отправить 120 коров. Колхозные телята и домашний скот колхозников оставались на месте. Так вот, 5 августа председатель колхоза Никита Переверзев, коммунисты и комсомольцы ушли в составе Благодарненского партизанского отряда «Максим» в восточные районы Ставрополья. Колхоз «Красное знамя» остался без руководства. Колхозники решили воспользоваться бесконтрольностью и разобрать по домам высокопродуктивных колхозных коров. Кто хотел, тот менял свою малопродуктивную корову или телку на хорошую, высокоудойную колхозную корову.
Мой прадед Шуленин Антон Васильевич отогнал на колхозную ферму стельную телку, а себе привел на налыгаче справную корову. Только вот, телка далеко от родного дома не ушла. Когда стадо коров пастухи догнали до хутора Дейнекина, наша телочка заревела, взбрыкнула, сделала «хвост трубой», и прибежала домой. В районе села Алексеевского дорогу перекрыли немецкие войска, пришлось пастухам скот вернуть на колхозную ферму.
Моя мама Елизавета Ивановна Пузикова (Гречкина) вспоминала: «…Во время оккупации дважды на хутор Пузиков из села Александрии наведывались немцы. Один раз приезжали трое на верховых лошадях, а второй раз на подводе. Никого они не ограбили, спрашивали только продукты питания: кур, яйца, сало, масло, молоко».
Некоторые хуторяне служили у немцев в должностях полицаев, следили за порядком на хуторах. Их руки не были запятнаны кровью, поэтому после восстановления советской власти их не судили, некоторых сразу же призвали на фронт. Перед приходом Красной Армии по хуторам разнеслась весть, что все, кто оставался на оккупированной территории, будут расстреляны. С некоторыми эти слухи сыграли злую шутку. Так хуторянин С. ушел вместе с немцами, хотя в полиции не служил. Он был задержан и осужден на 10 лет лагерей.
13 января 1943 года оккупанты без боев покинули Благодарненский район. 15 января к своим должностным обязанностям приступил председатель колхоза «Красное знамя» Никита Переверзев. «Растащиловку» общественного скота он колхозникам не простил. Срочно было собрано колхозное собрание. Никита Петрович доложил хуторянам об успешных боевых действиях партизанского отряда «Максим». А затем поставил задачи по восстановлению колхоза, упрекнул хуторян в разграблении общественного имущества и потребовал:
- Коровок колхозных немедленно вернуть на ферму!
Время было военное, законы суровые, хуторяне перечить власти не стали, заналыгали коров и повели на колхозную МТФ. Сдал корову на ферму и Антон Шуленин. Телка, которая не захотела идти в эвакуацию, уже растелилась. Так что, молочка ему и внучке было вдоволь. Вскоре они переехали жить в хутор Терновая Балка на постоянное место жительства.
В этом хуторе жила с семьей дочь Антона Васильевича – Варвара. В конце 20-х годов она вышла замуж за Кузьму Дмитриева. Жили они в бараке в хуторе Терновой Балке, работали в колхозе, воспитали двоих детей: Ивана и Екатерину.
Дмитриев Иван Кузьмич (15.11.1930 – 3.03.1997 гг.) работал в колхозе имени Чапаева строителем, его жена Дмитриева Вера Петровна (29.09.1934 – 10.11.2006 гг.) – телятницей на колхозной ферме. Они воспитали двоих сыновей: Владимира и Анатолия.
Дмитриева Екатерина Кузьминична (8.11.1934 – 24.10.1981 гг.) вышла замуж за Харченко Ивана Михайловича (6.03.1934 – 16.06.1993 гг.), жили они на хуторе Гремучем, воспитали двоих детей: Любу и Михаила.
Младшая дочь Шуленина Антона Васильевича – Марфа вышла замуж за Ивана Федоровича Гнусина, который служил в НКВД. Еще в довоенное время он в городе Краснодаре дослужился до должности начальника тюрьмы. В их семье родилось две дочки: Рая и Аня. Когда во время войны тюрьму эвакуировали из Краснодара в тыл, Марфа с детьми на время оккупации вернулись на родину, и они жили в семье Антона Васильевича на хуторе Пузиков. После оккупации, весной 1943 года, Марфа с дочками вернулась в Краснодар.
Мой прадед Антон Васильевич не дожил совсем мало до Дня Победы, умер он 1 мая 1945 года в возрасте 66 лет. С этого времени 15-летняя Елизавета жила одна на хуторе Терновая Балка в мазанке напротив «Большого колодца».
Шуленин Антон и Фиена похоронены на кладбище западнее хутора Терновая Балка, на границе с Петровским районом. В северо-западной части кладбища, непосредственно в углу, четыре могилы моих родственников: Шулениных Антона и Фиены, Дмитриева Кузьмы и моего брата – Пузикова Юрия Ильича. 
Хутор Терновая Балка был ликвидирован в начале 70-х годов прошлого века. По этому поводу имеется решение Ставропольского крайисполкома от 6 декабря 1971 года: «…хутор Терновая Балка снять с учета, как фактически не существующий». Но до сих пор на хуторском кладбище хоронят бывших коммунар и их детей. Могилы наших родственников сохранены и за ними ухаживает моя мама.
На Пасху, 19 апреля 2009 года мы побывали на коммунарском кладбище. Когда с хутора Гремучего мы собирались выезжать по полевым дорогам на кладбище, земляки нам сказали:
- Куда вы едете?  Фермеры выжигали сухую траву – кладбище сгорело!
Приехав, мы увидели следующую картину: трава по балке и вокруг кладбища выгорела, а вот на территорию кладбища огонь не пошел!
Летом 1946 года Акулина Антоновна, теперь уже Щеголькова, приезжала на родину с рудника «Кумак» Оренбургской области. Она привезла родственникам подарки – оренбургские пуховые платки! Но основной целью ее приезда было решение увезти в Кумак дочь Лизу. Но не тут-то было, Лиза уезжать не хотела:
- Не поеду!
- Почему? Тебе трудно одной жить!
- Я работаю в колхозе… Зарабатываю, - парировала строптивая дочка. – Не поеду!
- Как это не поедешь! Отстегаю хворостиной, поедешь, как миленькая…
- Да не поедет она! Жених у нее появился, - картину прояснила Лизина тетя – Варвара Антоновна.
- Кто такой?
- Илюшка! Сын Ивана Петровича Пузикова. Фронтовик… В бригаде на разных работах, - уточнила Варвара Антоновна.
- Да у нас женихов в Кумаке пруд пруди! Заводов в округе много! Воинские части стоят. Даже военный аэродром рядом… Хочешь, Лиза, мы тебе военного летчика в женихи подыщем? – уговаривала дочку мать.
Но та стояла на своем:
-Хоть убейте… Никуда я не поеду!
Записан

Владимир Пузиков

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 871
  • Владимир Пузиков. Позывной R6FA, ex RU6HJ
ПУЗИКОВЫ НА ВОЙНЕ

Мои предки по отцовской линии – Пузиковы с XIX века проживали в селе Александрии Новогригорьевского уезда Ставропольской губернии. При массовом заселении Северного Кавказа в Александрию прибыли группы переселенцев из Воронежской, Харьковской, Курской и Тамбовской губерний. Фамилия «Пузиковы» была в селе широко распространена. В дальнейшем наследники Пузиковых переместились в другие села и хутора уезда, в том числе: Красные Ключи, Шишкино, Каменная Балка, Благодарное.
Надо отметить: село Александрия богато революционными и боевыми традициями. Александрийцы принимали активное участие в 1914 году в бунте против введения земства в Ставропольской губернии, в гражданской войне 1918-1920 годов, в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. В книгу Памяти, которая имеется в районном музее и райвоенкомате, внесены фамилии Пузиковых, которые погибли или пропали без вести в сражениях с фашистами.
Пузиков Федор Дмитриевич, 1905 года рождения, с. Красный Ключ, призван в Красную Армию в 1941 году. В Книге памяти записано «…красноармеец Ф.Д. Пузиков пропал без вести в апреле 1943 года». Эта запись внесена формально. Списки пропавших без вести составлялись Благодарненским объединенным райвоенкоматом в июне 1946 года со слов родственников. Они подписаны районным военкомом майором Федуловым и начальником 1-й части старшим лейтенантом Ведмичем. Дочь Федора Дмитриевича – Пузикова Анастасия Федоровна, проживавшая в то время на хуторе Красный Ключ, сообщила работникам военкомата, что ее отец «…последнее письмо прислал 25 января 1943 года».
Пузиков Федор Дмитриевич, 1900 г. рождения, с. Александрия, рядовой, пропал без вести в июне 1943 года. Его жена – Пузикова Наталия Сергеевна последнее письмо с фронта получила 30 ноября 1941 г.
Пузиков Лаврентий Никифорович, 1913, с. Александрия, пропал без вести в июле 1942 года. Лаврентий Пузиков до войны работал в колхозе «Большевик» Александрийского сельсовета, был призван Благодарненским райвоенкоматом 24 июня 1941 года, воевал в составе пешего взвода разведки 93 полка 206 ППС Действующей Армии. Последнее письмо от него родные получили 15 мая 1942 года.
Пузиков Филипп Кириллович, 1908, с. Александрия, пулеметчик, погиб 8 августа 1943 года в селе Зарецком Сумской области.
Пузиков Григорий Алексеевич, 1910, с. Александрия, рядовой, пропал без вести в июне 1943 года.
Пузиков Иван Яковлевич, 1913, красноармеец рядовой, официально «…пропал без вести в июне 1943 года». Его жена Мария Сергеевна последнее письмо от мужа с фронта получила 20 сентября 1941 года.
Пузиков Павел Павлович, 1909, с. Александрия, красноармеец, пропал без вести 19 февраля 1944 года. Эта запись в Книгу памяти внесена ошибочно. Павел Павлович Пузиков вследствие тяжелого ранения попал в плен. Его фамилия значится в Донесении 10-й Армии от 27 февраля 1944 года об освобождении красноармейцев 205-го АЗСП, бывших в плену. 5 июня 1945 года командир 147-го Военно-строительного отряда 5 ФУОС 3-го Беларусского Фронта инженер-майор Курзанов представил рядового, военного строителя Пузикова Павла Павловича к ордену «Слава III степени».
Из наградного листа: «…В Красную Армию тов. Пузиков призван 23 июля 1941 года. В боях с немецко-фашистскими захватчиками на Западном фронте река Проня 27 октября 1943 года тяжело ранен. На оборонительное строительство ввиду ограниченной годности после ранения т. Пузиков прибыл 11 июля 1944 года. За время пребывания в Военно-строительном отряде показал себя дисциплинированным и исполнительным бойцом. Боевые задания командования выполняет добросовестно…»
Среди воинов-александрийцев, уцелевших в боях с фашистами, есть Пузиковы, награжденные орденами и медалями.
Пузиков Алексей Тимофеевич, 1909 года рождения, служил в Красной Армии с 15 ноября 1930 года, воевал на фронтах Отечественной с первого дня войны. 25 февраля 1945 года представлен к награждению орденом «Красная Звезда». Из наградного листа: «…Начальник передвижной авиационной ремонтной мастерской, старший техник лейтенант т. Пузиков укомплектовал ПАРМ-1 личным составом, оборудованием и инструментом, научил своих подчиненных ремонтировать вооружение самолетов. За период с мая 1944 года по 1 января 1945 года отремонтировал вооружение 57-ми боевых самолетов. Ремонт вооружения произведен высокого качества. Не было ни одного отказа вооружения по его вине. Старший инженер 15 Гвардейской истребительной авиационной дивизии гв. инженер-майор Свиридов».
Пузиков Дмитрий Фадеевич, 1918 года рождения, награжден орденом Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги» и «За оборону Сталинграда». Разведчик отдельного разведэскадрона 6-й Гвардейской кавалерийской Гродненской дивизии Д.Ф. Пузиков участвовал в освобождении Западной Украины в 1939 году, в Отечественной войне – с 22 июня 1941 года. Из наградного листа: «…1 мая 1945 года группа немцев начала обстреливать колонну дивизии. Взвод лейтенанта Кузнецова получил задачу уничтожить противника. Лейтенант Кузнецов приказал сержанту Пузикову и красноармейцу Ревякину галопом скакать на врага, вести огонь из автоматов и забросать немцев гранатами. Воины выполнили приказ, немцы разбежались по лесу, а потом были взяты в плен…»
Пузиков Михаил Яковлевич, 1910 года рождения, шофер 91-й Тяжелой Гаубичной артиллерийской Александрийской Краснознаменной бригады разрушения награжден медалями «За боевые заслуги» и «За отвагу». На закрепленной автомашине он наездил 21 тысячу километров без аварий и поломок. 12 января 1945 г. в боях при прорыве оборонительной полосы противника М.Я. Пузиков бесперебойно доставлял боеприпасы на огневые позиции, увлекая своим личным примером бойцов. Оперативно проводилась выгрузка боеприпасов, что позволило 4-му дивизиону выполнить поставленную командованием задачу.
Пузиков Тихон Евдокимович, 1901 года рождения, накануне Отечественной войны работал секретарем парткома зерносовхоза № 12 Орджоникидзевского края. С 23 августа служил в Северо-Кавказском военном округе в должности инструктора пропаганды батальона 24-й запасной стрелковой бригады, с февраля 1942 года – политруком роты 372-го запасного стрелкового полка этой же бригады. Непосредственно в боевых действиях в Отечественной войне участвовал с марта по август 1943 года в должности заместителя командира роты по политчасти инженерного батальона на Карельском фронте, и с апреля 1944 по май 1945 годов в должности командира взвода 50-го отдельного строительного батальона 1-го Украинского фронта. Находился за границей в составе 1-го Украинского фронта и Центральной Группы войск в Польше, Германии и Австрии с мая по июль 1945 года. Старший лейтенант Т.Е. Пузиков награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»
В Великой Отечественной войне принимали участие мой дед – Пузиков Иван Петрович и его сыновья Николай и Илья.
Записан

Владимир Пузиков

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 871
  • Владимир Пузиков. Позывной R6FA, ex RU6HJ
ПЕТР И МАРИЯ ПУЗИКОВЫ

Село Александрия мне дорого, так как оно является родиной моего прадеда – Пузикова Петра Игнатовича, который родился в 1854 году. Со своей женой – Марией Ивановной, уроженкой села Елизаветинского, проживали они в Александрии, вели крестьянское хозяйство, имели свой хутор, воспитали шестерых детей. Дом, в котором они жили, находился в западной части села Александрии. В сезон полевых работ трудоспособные члены семьи переезжали в балку Ясеневую в хутор Пузиков.
От брака Петра Игнатовича и Марии Ивановны родились дети: Прасковья, Ольга, Евдокия, Иван, Владимир и Анастасия. Евдокия умерла во время голода в 1921 году.
Пузикова Прасковья Петровна родилась в селе Александрии, вышла замуж за Мишина Андрея. Их сын – Мишин Прохор Андреевич (1910-1970 гг.) женился на Евглевской Ефросинье Ивановне, 1911 года рождения. У них родились сыновья: Мишин Иван Прохорович (1930-1965 гг., погиб в аварии) и Мишин Валентин Прохорович.
О Ефросинье я написал рассказ, который в 2010 году был опубликован в районной газете «Благодарненские вести»: «…Шла война, Ефросинья с другими колхозниками на коровах возили из Александрии на Мокробуйволинский элеватор зерно. Время было голодное, и колхозники воровали зерно сумочками по 2-3 килограмма. Колхозные руководители подстерегли Ефросинью, сдали работникам милиции, и ее осудили на 2,5 года заключения. Срок отбывала она в селе Курджиново. Муж на фронте, Ефросинья в тюрьме, дома остались дети-малолетки: Иван и Валентин. Иван был постарше, вечерами уходил к друзьям, часто у них оставался ночевать. А Валентину страшно одному дома, постелет в сундук перину, закроется крышкой и спит, чудом не задохнулся.
Бабушка Прасковья жила рядом, покормит, обстирает внучат. Однажды она говорит:
- Внучек, давай твоему отцу на фронт письмо напишем! Я буду диктовать, а ты пиши.
Получил боец Мишин Прохор письмо из дому, сидит в окопе плачет, жалко детей. Замполит расспросил, в чем дело, привел к командиру. Командир сказал:
- Не расстраивайся солдат, я тебе помогу!
Но, видать, что-то не получилось, так как пришло второе письмо, в котором дети пишут: «…Не отпустили мамку их тюрьмы!»
Командир говорит замполиту:
- Бросай все! Оформляй бумаги и езжай в Курджиново, вызволяй из тюрьмы Ефросинью Мишину!
Зима 1944 года. Катаются дети со снежной горки, смотрят, идет мать, отпустили ее из тюрьмы досрочно. Хороший попался командир Мишину Прохору, смог уладить вопрос! А ведь в то время это было не просто!»
Мишин Валентин Прохорович родился 1 января 1932 года, работал в колхозе имени Чапаева Красноключевского сельсовета шофером. Женился он на Василенко Вере Филипповне, которая жила на хуторе Копани. Мишина Вера Филипповна – известная бригадир бригады № 2 колхоза имени Чапаева. У них два сына: Александр – 1957 г. и Евгений – 1964 г. рождения.
Мишина (Пузикова) Прасковья Петровна после смерти мужа Андрея вышла замуж за Нестера Крицких. Жили они в селе Александрии. У них родилось двое детей: сын Иван и дочь Анна. У Крицких Ивана Нестеровича родилось четверо детей: Василий, Федор, Валентина и Екатерина.
Вторая дочь Пузикова Петра Игнатовича – Ольга Петровна родилась в 1885 году в селе Александрии. Она вышла замуж за Стыденко Федора Евстафьевича. Жили они на второй ферме совхоза «Ставрополь – Кавказский», ныне хутор Пшеничный Петровского района Ставропольского края. От их брака родилась дочь Ксения.
Стыденко Ксения Федоровна выходила дважды замуж. Первый раз – за Никифора Воротилина, от этого брака родилась дочь Евгения, 1923 г. рождения. Второй раз – за Евглевского, родила троих детей: Екатерину, 1927 г. рождения, Николая, 1930 г. и Ивана.
Евгения Никифоровна Воротилина вышла замуж за Якова Мельника. До 1948 года жили они в Ашхабаде, затем переехали в Украину на родину Якова, потом – в город Благодарный. Яков Мельник работал директором кирпичного завода. От их брака родилось трое детей: Светлана, Владимир и Люба. Мельник Любовь Яковлевна, 1953 г. рождения, вышла замуж за Виталия Захаровича Яблонского. Проживают они в городе Благодарном.
Сын моего прадеда Пузикова Петра Игнатовича – Владимир Петрович, родился в селе Александрии Благодарненского уезда, примерно в 1900 году. Он окончил Александрийскую сельскую школу, затем – Благодарненское реальное училище. Ныне это Благодарненская средняя школа № 1. Владимир Петрович Пузиков в 50-70-е годы прошлого века был известным в нашем районе человеком. Он участник гражданской войны, был политически грамотным, один из первых комсомольцев села Александрии, избач. Его приглашали на районные юбилейные комсомольские праздники, как комсомольца двадцатых годов. О нем, как красном кавалеристе, участнике боев с белогвардейцами в 1918-1920 годах, писал в своих воспоминаниях партизан отряда «Максим», заведующий районным земельным отделом Нестеренко Евдоким Емельянович.
В.П. Пузиков принимал активное участие в коллективизации и изъятии у кулаков хлеба. Моя бабушка Пелагея Ивановна о своем девере отзывалась отрицательно: «…Ходят комсомольцы по домам и огородам, в землю штырями тыкают, ищут спрятанный хлеб. В печи и трубы заглядывают, все что найдут, забирают: фасоль, ячмень, просо. И наш Володька тоже ходил».
17 июня 2010 года в город Благодарный из Москвы приезжал мой двоюродный брат – Виктор Попов. Он рассказывал, что с дедом Владимиром встречался два раза. Репрессировали его в 1937 году. В колхозе «Красное знамя» шло партийное собрание. На нем выступила представитель райкома партии, жена первого секретаря Лобакина. После нее выступил он – коммунист Пузиков, который сказал, что представитель районного комитета ВКП(б) неправильно объясняет политику партии. На другой день после собрания его арестовали и дали 10 лет лагерей. О том, что идет война, он узнал только в 1943 году. Отсидел полный срок, 10 лет. Потом, всю оставшуюся жизнь страдал болезнью желудка, поэтому и жил в пригороде Пятигорска, поселке Свободы, лечился нарзанами.
Пострадал от репрессий и первый секретарь Благодарненского райкома ВКП(б) Лобакин Николай Яковлевич. Родился он в 1896 в селе Гремячий колодезь Воронежской области, русский, образование высшее, член ВКП(б). Арестован 25 сентября 1937 г. Два года находился в тюремном заключении под следствием. Реабилитирован в марте 1939 г. Дело прекращено за отсутствием состава преступления.
Виктор Попов вспомнил и другой эпизод: «…В 1976 году на нашей малой родине в хуторе Копани разбирали родовое поместье. Мои братья: родной – Саша и двоюродный – Коля, перерыли весь чердак. Я спросил: «Что вы там ищите?»
Они ответили: «…Наган ищем! Когда Владимира Петровича приехали арестовывать, наш дедушка – Иван Петрович спрятал его наган на чердаке». Долго искали оружие, но нашли, ржавый и негодный к использованию наган. Пролежал он без смазки в глине на чердаке дома сорок лет».
Младшая дочь моего прадеда Пузикова Петра Игнатовича – Анастасия Петровна (03.11.1903-30.03.1997 гг.) вышла замуж за Лисова Герасима Прокофиевича (12.03.1894-15.06.1979 гг.). Герасим во второй мировой войне участия не принимал. В начале Великой Отечественной войны он с друзьями через Украину и Польшу эмигрировал в Северную Америку. В Канаде Герасим, будучи верующим человеком, примкнул к баптистам. Прилетел он из Америки после смерти Сталина и послабления режима по отношению к эмигрантам. Герасим и Анастасия воспитали троих детей: Татьяну, Ивана и Петра.
Лисов Иван Герасимович часто приезжает из села Александрии в город Благодарный к родственникам Яблонским, иногда заходит и к нам. Когда я писал книгу «Уходили в поход партизаны…» он помог мне своими воспоминаниями: «…В селе Александрии немцы появились 4 августа 1942 года. Шли они такой плотной колонной в сторону города Буденновска, - везли пушки, снаряды, - что нельзя было даже перегнать через дорогу коров на вечернюю дойку. Отступали фашисты зимой 1943 года, на старый Новый год, в сторону села Петровского. Вмести с ними отступали казаки, в бурках на лошадях. Немцы и казаки были хорошо одеты и вооружены. В небе летали наши самолеты и обстреливали немцев. 15 января 1943 года, появились наши солдаты. Они представляли жалкое зрелище, одеты кто во что, и обуты  в валенки, черевики. А зима стояла суровая: морозы, сугробы, метели».
Лисов Петр Герасимович – известный в нашем районе и селе Александрии человек: внештатный корреспондент районной газеты, участник художественной самодеятельности Дома культуры, исполнитель народных песен. Он много писал в вышестоящие партийные органы о недостатках в работе и коррупции руководителей колхоза, работников милиции. Поэтому, Петр Герасимович для руководства района и колхоза был неудобным человеком. В 2008 году Лисов Петр Герасимович трагически погиб, похоронен в селе на южном кладбище.
13 июня 2009 года Иван Герасимович рассказал о Пузикове Петре Игнатовиче следующее: «…В последние годы жизни Петр Игнатович занимался вопросами продовольственного снабжения. Как-то, повез он продукты своего крестьянского труда в город Ставрополь, на обратном пути попал под дождь, простудился, заболел и вскоре умер». Похоронены Петр и Мария  на центральном кладбище села.
Записан

Владимир Пузиков

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 871
  • Владимир Пузиков. Позывной R6FA, ex RU6HJ
ИВАН И ПЕЛАГЕЯ ПУЗИКОВЫ

Мой дед – Пузиков Иван Петрович родился в 1893 году в селе Александрии, окончил в церковно-приходской школе три класса. Он рассказывал внукам о своей учебе: «Учился я три зимы». По тому времени это был высокий уровень образования. С малых лет мой дед Иван трудился в единоличном хозяйстве своего отца. Когда подошли годы, он хотел жениться на девушке из соседнего села Шишкино. Ее уже засватали, а когда в день свадьбы приехали за невестой, она, как тогда говорили: «…лежала на лавке», умерла. За несколько дней до свадьбы невеста помыла голову, простыла, и, скорее всего, умерла от менингита.
Затем Ивана женили, родился первенец, сын – Пузиков Николай Иванович. Но, молодая жена вскоре умерла. Так что, первый брак моего деда оказался неудачным. Второй раз Иван женили на вдове. Моя бабушка по отцовской линии – Сумских Пелагея Ивановна, родилась в 1897 году в селе Александрии. В 17 лет она вышла замуж за Алтухова Семена, которого сильно любила, но началась первая мировая война, на фронтах которой ее молодой муж погиб. За Ивана Петровича Пелагея вышла без горячей любви.
Она рассказывала:
- Когда пришли сватать меня за Ивана, я на речке Мокрой Буйволе полоскала белье. Прибежали сестры, зовут: «…Иди скорее! Сваты приехали!» Прихожу, а жениха нет, привезли только его шапку. Я отказала сватам: «…Везите жениха!» Правда, шапка была ничего, хорошая, каракулевая. Второй раз сваты приехали с женихом, а я сидела за ткацким станком. Всем понравилась невеста – работящая.
С самого начала поселения в Александрии ее жители осваивали малообжитые земли, расположенные севернее. В балках Копанской, Терновой, Скороходовой, Ясеневой, Гремучей они обустраивали свои крестьянские подворья. Хутора Копани, Садовый, Терновая Балка, Пузиков, Динейкин славились хорошим расположением в низинах балок, плодородной землей для разведения огородов, садов и виноградников, сенокосами и пастбищами, прудами, родниками и колодцами.
В некоторых колодцах вода была вполне годной для приготовления пищи и водопоя скота, а попадались родники с водой исключительно хорошего качества. Питьевую воду крестьяне привозили в бочках издалека, сохраняли ее в цементных бассейнах, собирали дождевую воду с черепичных крыш.
На хуторе Копани Иван Петрович и Пелагея Ивановна сначала соорудили землянку, примитивные надворные постройки, сараи, базы, глубокий и просторный подвал для хранения овощей и солений. Затем они с помощью родственников разобрали родительский дом в Александрии и возвели его на новом месте, в х. Копани.
Дом получился добротным, из трех просторных комнат с сенями и большой русской печью. Русская печь, если ее топили кизяками, хорошо сохраняла тепло! Но, как правило, на ночь печь лишь слегка протапливали кураем или соломой. К утру в комнатах было очень холодно! Моя мама Елизавета рассказывала, что однажды я спал на печи, закутанный в одеяло, а пальцы рук отморозил.
Дом Пузикова Ивана Петровича окон на улицу не имел, а только во двор, на солнечную сторону. Дом стоял на высоком фундаменте из камня-дикаря, имел перед входной дверью в сени просторный порог в виде террасы, на котором, зачастую, за ужином располагалась вся многочисленная семья.
Из сеней направо была холодная комната, в которой размещался большой ткацкий стан, 300-литровые бочки с вином, винтовой пресс для отжима виноградного сока, сундук для муки. На сундуке стояли лоток для замешивания теста и большой глиняный горшок, в котором ставили опару.
Из сеней налево были две комнаты. В первой размещалась русская печка с лежанкой, обеденный стол, две двуспальные металлические кровати. В одном из углов красовался иконостас из нескольких икон, висела лампада, которую зажигали по церковным праздникам. Эта комната была проходной, из нее открывалась дверь в следующую, просторную, но холодную, не отапливаемую комнату-горницу.
Пузиковы, как и все крестьяне того времени, вели единоличное частное хозяйство. Жили за счет земледелия: полеводства, огородничества и животноводства. Пелагея Ивановна, - внуки звали ее: «бабушка Поля», - была трудолюбивым человеком. Она с детьми ухаживала за четырьмя огородами. Как говорится, «застолбила» столько земли, сколько могла обработать!
На огородах выращивали картошку, кукурузу, фасоль, тыкву, коноплю, хмель. Картошки выращивали столь много, что одну из холодных комнат заваливали доверху. Мой отец Илья, который любил крестьянский труд, вспоминал:
- Картошки было много! Когда наступало время ее убирать, взрослые и дети уставали, да так, что она нам снилась… Ночью я просыпался от страха… Душит меня картошка!
В конце 20-х годов прошлого века на хуторах стали организовывать коммуну. Мой дед Иван Петрович записался в коммуну в числе первых, а вот бабушка Пелагея Ивановна проявила себя «несознательной» и в коллективное хозяйство не пошла. Она вспоминала:
- Работала мы от зари до зари. Хуторяне, кто вступил в коммуну, уже отдыхают. А я все работаю: поливаю, пропалываю, сгребаю сено, дою коров, пою овец. Мы тогда думали, что нам слома не будет, ведь работали для себя, для детей. Хотелось жить не хуже других. А колхозники согнали всю худобу в колхоз: свиней, овец режут, варят, едят. Теперь-то худоба общая, а значит, ничья! Все съели – разбежались опять по своим единоличным хозяйствам. Затем в колхоз загоняли всех почти насильно. Кто не шел, а имел пару лошадей или быков, швейную машинку или сепаратор, тех раскулачили, выслали.
Пелагея настойчиво продолжила вести единоличное хозяйство, надеясь, что коллективизация ее не коснется! Через пару лет окажется, что она глубоко заблуждалась. Советская власть боролась за 100-процентный охват крестьянства коллективным трудом. Райкомам партии ВКП(б) и местным исполкомам так легче было выполнять планы хлебозаготовок. В конце концов, и Пелагея подала заявление колхозному собранию с просьбой принять ее в сельхозартель.
Иван Петрович был грамотным человеком, много читал. У него в доме была толстая книга «Сага о Форсайтах» и небольшого формата – «Новый завет». Я прочитал обе книги. «Новый завет» сейчас хранится у меня! В колхозе «Красное знамя» Иван Петрович работал учетчиком, бригадиром садово-огородней бригады. Земли бригады находилась между хуторами Динейкин и Терновая Балка, где колхозники занимались овощеводством, виноградарством и птицеводством. Полевой стан бригады находился на хуторе «Пузиков». Около хутора был хороший общественный сад. Длинными рядами росли фруктовые деревья: сливы, яблони, вишни, грецкие орехи.
Моя тетя – Мищенко (Пузикова) Вера Ивановна в октябре 2010 года вспоминала:
- Твоя прабабушка – Фиена Шуленина в колхозе «Красное знамя» полола хлопок. Норма выработки была такая: надо пройти рядок туда и обратно. Фиена полола больше. Учетчик, твой дед Иван, за ударную работу дал премию Фиене – 3 метра материи.
Иван Петрович принимал участие в Великой Отечественной войне с 1943 по 1945 годы, служил в обозе. Сведений об его участии в первой мировой и гражданской войнах найти не удалось. После войны он работал учетчиком на отгонных пастбищах Чограй, Черные земли. В те годы на территорию Калмыкии перегоняли овец, молодняк крупного рогатого скота и лошадей на зимовку. Весной там сеяли кукурузу, могар, суданскую траву, летом вели заготовку сена, камыша – на устройство кошар и базов, кизяка – на топку печей.
Дед Иван и бабушка Пелагея воспитали 6-х детей: Николая, Елену, Илью, Василия, Веру и Петра.
Пузиков Николай Иванович, сын моего деда Ивана Петровича от первого брака, родился в селе Александрии. В конце 30-х годов Николай поссорился с мачехой – Пелагеей Ивановной и отцом, уехал с товарищем в город Москву на заработки. Там он работал на предприятии, женился на москвичке Анне, родилась дочь Валентина. Из Москвы Николая призвали в Красную Армию. После тяжелого ранения на фронте Николая отправили на излечение в Новосибирский госпиталь. Лечили его долго. В госпитале он встретил сибирячку Нюру, которая ухаживала за ранеными. Нюре он понравился, она забрала его к себе домой, выходила. Потом они поженились, родили и воспитали дочь Татьяну.
В начале 70-х годов Пузиков Николай Иванович из Новосибирска перевез семью в хутор Копани. Здесь они купили дом у моего дяди – Василия Ивановича Пузикова, жили с нами соседями. Их дочь Татьяна вышла замуж в Пятигорск за сводного сына Пузикова Владимира Петровича и тети Натальи – Диму. Когда в начале 70-х годов хутор Копани ликвидировали, Николай и Нюра Пузиковы уехали жить в станицу Зольскую, поближе к Пятигорску, где жила их дочь, там и умерли.
Пузикова Елена Ивановна, старшая дочь моего деда Ивана Петровича, родилась 1 июня 1921 года в селе Александрии. Родители при рождении назвали ее Ольгой. После Великой Отечественной войны Ольга по оргнабору выехала на работу в каменный карьер Раменского района Московской области.
На карьере добывали бутовый камень и выжигали известь из камня-ракушечника для объектов города Москвы. Рабочие жили в бараках в тяжелых бытовых условиях. Ольге не нравилось ее имя и она, живя в Московской области, поменяла по своему желанию имя на «Елена».
В 1950 году Елена Ивановна вышла замуж. Ее муж – Попов Иван Александрович родился 29 января 1928 года в селе Мордово Муравлянского района Рязанской области в зажиточной семье. Родители имели крупорушку, за что их раскулачили. Иван-малолетка, спасаясь от репрессий, в конце 30-х годов ушел в Москву, устроился работать на табачной фабрике «Дукат». За 4 опоздания на работу он был осужден, содержался под арестом четыре месяца в знаменитой тюрьме Бутырке. Он вспоминал такой эпизод:
- Камеры в тюрьме огромные! Я сидел некоторое время один, папиросы были, а спичек не было. Я отломил от нар щепку и трением добыл огонь.
В конце сороковых годов И.А. Попов поступил на работу в каменный карьер, где познакомился с будущей женой – Еленой Пузиковой. У Ивана и Елены родились дети: Нина – 1951 г., Александр – 1954 г., Виктор – 1955 г. и Вера – 1957 г. Все их дети родились в Подмосковье в селе Каменно-Тяженский карьер Раменского района. Родственники называли их «москвичами».
В 1965 году Поповы переехали на постоянное место жительства в село Благодарное, построили времянку, а затем дом на улице Горького. Елена Ивановна работала в районной больнице оператором на котельной, умерла 17 июня 1980 года. Иван Александрович работал водителем, в последние годы – на автокране в ПМК-52. Умер он 17 декабря 2009 года. Хоронили его 19 декабря, в один день с бывшим главой правительства России Егором Гайдаром. По этому поводу я написал фельетон «Реквием» по Гайдару».
Сын Ивана Петровича – Пузиков Василий Иванович родился в хуторе Копани в 1932 году. Он женат на Евглевской Марии Митрофановне. Они воспитали двоих детей: сына Николая и дочь Любу.
Василий Иванович работал в колхозе имени Чапаева трактористом, а Мария Митрофановна – дояркой. Неоднократно они награждались орденами, медалями и грамотами за высокие достижения в труде.
Дочь Ивана Петровича – Мищенко (Пузикова) Вера Ивановна  родилась 10 сентября 1935 года. Замуж она вышла за Мишенко Василия Александровича, уроженца хутора Красный Ключ. В их семье родилась дочь Валентина. 4 сентября 1976 года Василий Александрович трагически погиб во время заготовки соломы в Воронежской области, похоронен на кладбище хутора Гремучего.
Младший сын Ивана Петровича – Пузиков Петр Иванович родился в хуторе Копани в 1937 году. Женился он на Митрошенковой Раисе Павловне, которая проживала на ферме № 2 совхоза «Ставрополь-Кавказский» Петровского района. Они воспитали дочь Наталью.
В 60-х годах Пузиковы переехали жить в город Благодарный. Петр Иванович работал шофером в АТХ, затем в ТП «Сельхозхимия». Раиса Павловна работала в Благодарненской райбольнице санитаркой ренгенкабинета. Похоронены Пузиковы Петр Иванович и Раиса Павловна в городе Зеленокумске. 
Уже в преклонном возрасте Пузиковы Иван Петрович и Пелагея Ивановна некоторое время жили у сына Петра в городе Благодарном по переулку Школьному. В то время мой дед увлекся религией, регулярно посещал службы в храме Александра Невского, пел в церковном хоре. Умер он в 1981 году, прожив 88 лет.
Столько же, 88 лет, прожила и моя бабушка – Пелагея Ивановна, которая умерла в 1985 году. Дохаживала ее дочь – Мищенко Вера Ивановна, которая проживала на хуторе Красный Ключ, а сейчас – в городе Благодарном.
Похоронены Иван и Пелагея на высоком холме, почти 300 метров над уровнем моря, на солнечном склоне Копанской Балки. С кладбища хутора Гремучего Красноключевского сельсовета в ясную погоду отлично просматривается Кавказский хребет, гора Эльбрус. Здесь светит яркое солнце, и постоянно дуют убаюкивающие степные ветры.
Записан

Владимир Пузиков

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 871
  • Владимир Пузиков. Позывной R6FA, ex RU6HJ
ФРОНТОВИК ИЛЬЯ ПУЗИКОВ

Мой отец – Пузиков Илья Иванович родился 25 декабря 1924 года в селе Александрии. В конце 30-х годов Илья, окончив 5 классов сельской школы, начал работать рядовым колхозником в сельхозартели «Красное знамя». В 1942 году, когда Ставрополье оказалось под угрозой захвата фашистскими войсками, Илья приписал себе год и подал заявление в военкомат о посылке на фронт. Но призвать его в войска, как и многих благодарненцев не успели: враг наступал стремительно, райвоенкоматы срочно свернули свою работу и эвакуировались в тыл.
Сохранились воспоминания об участии моего отца в мероприятиях по эвакуации общественного хозяйства колхоза «Красное знамя»: «…Красноключевские хуторяне Федор Козлов, Карп Касьянов, Иван Переверзев, Иван Затонский, Илья Пузиков и Егор Высочкин по распоряжению руководства колхоза погнали скот на отгонные пастбища в балку Чограй. Начало августа, жара, пыль столбом, коровы ревут. Догнали скот до села Алексеевского, а там уже немцы, повернули стадо назад в свой колхоз…»
Так что, Илья с августа 1942 года по январь 1943 года находился на оккупированной фашистами территории. 28 января 1943 года призывной комиссией Благодарненского объединенного райвоенкомата он был призван на действительную военную службу. Воинскую присягу принял 24 мая 1943 года при 444 отдельной роте связи 320-й стрелковой дивизии. А уже 29 июля 1943 года телефонист кабельного взвода 444-й отдельной роты связи Пузиков Илья Иванович был награжден первой боевой наградой – медалью «За боевые заслуги». Приказ о награждении подписал командир дивизии Герой Советского Союза гвардии полковник Казак.
Из наградного листа: «…Действующая Армия. Южный фронт. С 17 по 20 июля 1943 года в районах сел Русское, Мариновка, балка Ольхович красноармеец Пузиков исполнял обязанности телефониста и надсмотрщика линии связи наблюдательного пункта командира дивизии с ЦТС. Связь была все время бесперебойна.
21 июля 1943 года в районе балки Ольхович красноармеец Пузиков был переброшен на прорыв по линии связи с ЦТС и 481-м стрелковым полком. Под артиллерийским и минометным огнем противника и налетами вражеской авиации в течение 20 минут он исправил 22 порыва линии связи, не считаясь с жизнью самого себя. С 22 июля 1943 года продолжал обеспечивать бесперебойно связь НП командира дивизии с ЦТС. 25.07.43 г. Командир 444 ОРС капитан Антихонович…» [21]
Медаль по каким-то причинам во время войны отцу не была вручена. Как принято говорить, награда нашла героя, но только через 50 лет после Великой Отечественной войны. В 1995 году моему отцу вручили медаль «За боевые заслуги». Удостоверение подписал президент России Борис Николаевич Ельцин.
С сентября 1944 года Илья Пузиков служил в 1015-м отдельном кабельно-шестовом батальоне, с апреля 1945 года – в 425-м отдельном батальоне связи 130-й стрелковой Таганрогской ордена Ленина Краснознаменной ордена Суворова дивизии, имел одно ранение.
Вторую медаль – «За отвагу» отец заслужил за участие в Берлинском сражении. Из наградного листа: «…В боях по ликвидации окруженных войск противника юго-восточнее Берлина 29 апреля 1945 года в районе господского двора Либерзе красноармеец Пузиков работал линейным надсмотрщиком на линии связи от КП дивизии до КП 528-го стрелкового полка. В течение 24 часов устранил 10 порывов, чем обеспечил устойчивую связь на всю глубину боя.
2 мая 1945 года в бою за населенный пункт Кунерсдорф работал на линии в течение 36 часов. За это время исправил 18 порывов, сделанных немецкими разрозненными группами, бродившими по лесу. Взял в плен одного немецкого солдата. Достоин правительственной награды – медаль «За боевые заслуги».
Командир 425 ОБС капитан Ерохин и начальник отделения связи 130-й дивизии майор Свидлер». 5 июня 1945 года приказ о награждении красноармейца И.И. Пузикова медалью «За отвагу» подписал командир 130-й стрелковой дивизии генерал-майор Сычев.
Илья демобилизовался в ноябре 1945 года, вернулся домой в хутор Копани. Рабочих рук в колхозе не доставало. Уже через неделю Илья пришел в колхоз «Красное знамя» устраиваться на работу. Бывший председатель колхоза Никита Переверзев был направлен руководителем сельхозартели «Красный май» Благодарненского сельсовета.
Новый председатель Иван Кириллович Ендовицкий тепло встретил фронтовика, вышел из-за стола, пожал руку.
- Ну, как, Илья, воевал? - задал он вопрос, и не дождавшись ответа, продолжил, - Вижу, вижу… Медаль заслужил… Похвально!
Председатель посмотрел в районную сводку о ходе полевых работ, опубликованную в газете «Трибуна ударника»:
- А мы вот, пока, по всем статьям отстаем… Мало, что урожай плохой, так и его убрать не успеваем. Тягла и сельхозмашин нехватает, рабочих рук тоже… Все на бабах, все на их плечах… Так что, рады мы каждому фронтовику! Чем думаешь заняться?
- Я на любую работу согласен… Хоть в скотники, хоть в чабаны… А лучше, к лошадям… Соскучился по ним, - высказал свое пожелание Илья.
- Ну, хорошо! – Ендовицкий написал записку, размашисто расписался. – Вот записка бригадиру! Принимай пару дончаков, разберись с упряжью. Если что, подремонтируй! С шорницким делом знаком?
- Знаком… У нас дома кони и до колхоза были!
- Вот и добре! Завтра на работу и выходи.
И далее председатель перевел разговор на бытовые темы:
- Жинку не привез с фронта?
- Нет, не привез…
- Ничего! Девчат молодых и бабенок вдовых у нас много. Женим!
С той поры бывший фронтовик занимался мирным трудом, выполнял, в основном, транспортные работы: перевозил сено, солому с полей на фермы и кошары, зерно на элеватор, грузил и вывозил органику на поля и т.д. Приходилось косить сено, метать стога, пасти коров и овец. Да мало ли на селе работы?! Только ленивый ее не находит…
Часто заезжал Илья на молочно-товарную ферму. Подвозил корма, строительные материалы… Заглядывал к дояркам попить парного молочка, побалагурить, договориться о встрече в сельском клубе. Полюбилась ему молодая доярка Лиза Гречкина. Стали встречаться. Заводил с ней Илья разговоры о женитьбе. Лиза, которая жила одна, без родителей, а приглядывала за ней тетя – Дмитриева Варвара Антоновна, отвечала неопределенно:
- Тетя не разрешит! А мама далеко, в Кумаке… Без ее согласия не пойду!
Илья надежды не терял:
- Напиши матери, пусть приедет!
- Да она обещала приехать, но как только отпуск дадут. У них там тоже работы много. Рудник круглосуточно работает… В три смены!
- А ты еще раз напиши! – настаивал Илья.
И вот, в начале июля 1946 года Акулина Антоновна приехала с рудника «Кумак» Ново-Орского района Оренбургской области к дочке на хутор Терновая Балка.
Записан

Владимир Пузиков

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 871
  • Владимир Пузиков. Позывной R6FA, ex RU6HJ
ВАРЕНИКИ С ВИШНЕЙ

Акулина Антоновна, окончательно решив увезти Лизу в Кумак, начала распродавать скот и имущество. Продала корову и теленка, посудный шкаф, стол. Из хозяйства остались три овцематки с приплодом и десяток кур. Отношения матери и дочки окончательно разладились. Лиза молчала, выдерживала характер, иногда смахивала слезу. Укладывать вещи в чемоданы, желания у нее не было! Все валилось из рук.
Залаял Шарик во дворе. Лиза выглянула в оконце. Привязав коня за акацию, во двор входил Илья. У Лизы заколотилось сердце. Илья постучал в дверь, зашел, поздоровался, в руках нервно теребил фуражку.
- Акулина Антоновна, не увозите Лизу. Я люблю ее, мы поженимся!
- А ты знаешь, что ей шестнадцать лет? – спросила строго Акулина. – Семнадцать будет только в октябре. Вас же не зарегистрируют!
- Ничего! Поживем без регистрации…
Как известно, в  России «…в 1714 году Синод установил брачный возраст для женщин в 13 лет, для мужчин - в 15 лет. Указом Николая I-го в 1830 году брачный возраст был повышен на три года для обоих полов, за исключением Закавказья, где был сохранен прежний брачный возраст. С 1926 года в РСФСР был принят единый брачный возраст для обоих полов – 18 лет». [22]
Лиза молчала, а Акулина Антоновна отрезала:
- Ты взрослый человек, войну прошел, а такое говоришь… Баловство! Лизу я увожу в Кумак. Годика два подождет с замужеством.
Дочка не сдержалась, заплакала. Илья вышел из хаты, отвязал коня, в поводу довел его до водопойного корыта колодца, имевшего в народе название «Большой копань», разнуздал и стал поить. А так как, воды в корыте было мало, то он взошел на свежий сруб колодца и начал с помощью подъемного устройства типа «Журавель» черпать цыбаркой воду и выливать в корыто. Колодезная водица отличалась прекрасными вкусовыми качествами. Посему, колодец славился на всю округу и воду из него брали жители трех хуторов.
Напоив коня, Илья вскочил в седло, слегка пугнул его кнутовищем, перешел на рысь, направил сначала на восток, а затем, по затяжному подъему – на юг, в сторону хутора Копани. На самом взгорке, водоразделе балок Терновой и Копанской размещался полевой стан тракторной бригады Шишкинской МТС. Руководил бригадой сосед Пузиковых, участник Великой Отечественной войны Щегольков Григорий Трофимович. На месте тракторной бригады и ныне стоит одинокое дерево – белая акация. Отсюда к хутору шел крутой спуск. Илья придержал коня, а когда дорога пошла ровно, пустил его галопом. Илья спешил…
Пелагея Ивановна, расстелив посередине двора полог, на ветерке веяла фасоль. Увидев Илью, побледневшего в лице, спросила:
- Что с тобой сынок? Захворал? Молочка холодненького попей… В погребе, в крынке…
- Не хочу! У Гречкиных был… Отказала тетка Акулина! От ворот поворот…
- Да не горюй, - успокоила сына Пелагея, - другую кралю себе найдешь… Побогаче!
- Никто мне, кроме Лизы, не нужен! Прошу тебя, сходи к Гречкиным…
Приодевшись понаряднее, пошла Пелагея Ивановна с хутора Копани в хутор Терновая Балка, пешочком, а это более двух верст, сватать Лизавету. Сейчас трудно сказать, какие дипломатические приемы она использовала, какие доводы приводила в пользу женитьбы своего сына на Елизавете, но лед тронулся. Акулина дала согласие на их брак:
- Мне скоро уезжать! Отпуск заканчивается. Скажи Илье, пусть завтра с утра приезжает за приданым. А послезавтра обед устроим…
На другой день рано утром Илья, Акулина и Лиза грузили приданое на мажару, запряженную парой лошадей. Уложили два расписных, кованых сундука с барахлишком, деревянную кровать. Куры, завязанные в мешки, кудахтали и ожесточенно рвались на волю. Овцам связали передние и задние ноги вместе. Когда их погрузили на мажару, они, почуяв неволю, так громко блеяли, что их голос был слышен во всех концах хутора. Любопытные хуторяне вопрошали:
- Что за шум?
А кто знал, говорил:
- Доярка Лизавета Гречкина замуж выходит! 
Колхозная хата-мазанка, которая состояла из сеней и одной комнаты, теперь выглядела бесхозно и одиноко.
- Давайте, заодно, я и Лизу увезу? – предложил теще Илья.
- Забирай! Что ж нам в пустой хате делать? Я у сестры заночую… А завтра мы с Варварой Антоновной на обед к вам придем.
Время было голодное! Председатель колхоза Ендовицкий выписал из общественной кладовой для молодоженов 10 килограммов муки и полкило майского меда. Пелагее Ивановне он сказал:
- Вот и все, чем я могу осчастливить молодую пару! Да смотрите, не устройте пьянку… Не сорвите мне уборочную…
- Спасибо и на этом, Иван Кириллович, - поблагодарила председателя Пелагея Ивановна. – Нам много не надо! Посидим по-семейному! Поздравим молодых! Какой там пить? Муж на Чограе, Лизке на ферму – коров доить, а Илюшке – к лошадям…
9 июля 1946 года, в самый разгар жатвы на колхозных полях, на подворье Пузиковых готовились к встрече сватов. Хозяин Пузиков Иван Петрович был в отлучке, участвовал в сенокосе на отгонных пастбищах Чограй. Хозяйка Пелагея Ивановна с новоиспеченной невесткой Елизаветой стряпали вареники с вишней. Им помогали дочки Пелагеи – Елена и Вера. Тут же крутились и сыновья – Василий и Петр.
Когда на праздник молодых пришли сваты: Акулина и Варвара, все чинно и благородно уселись за стол, установленный с северной стороны дома, в тенечке под ясенем и акациями. На столе красовалась огромная чашка вареников с вишнями и одиноко стояла, отсвечивая зеленым цветом, поллитровка водки. Пелагея выпросила бутылку в лавке потребкооперации и тайно принесла домой. Шла уборка урожая, спиртное на хуторах не продавали, ящики с водкой и вином были пересчитаны и опечатаны сельсоветом.
Елизавета Ивановна Пузикова (Гречкина) вспоминала:
- Свекровь Пелагея, мама Акулина и тетя Варя распивали эту бутылку водки три дня. А вареники с вишнями я запомнила на всю жизнь. Сколько бы я потом не готовила вареники с вишнями, такими вкусными, какими они были на моей свадьбе, не получались. Может быть потому, что день был особенный, и были они приготовлены с любовью…
Так Елизавета, не венчанная по церковным обрядам, не регистрированная по советским законам, оказалась в семье Пузиковых. Семья по тем временам была средняя, всего-то восемь душ. Зажили Илья и Лиза счастливо, в любви и согласии. Пелагея Ивановна отделила молодым самую большую комнату в доме, но без отопления.
Венчания советская власть не приветствовала. Да и негде было. В храме села Александрии разместилась Шишкинская машинно-тракторная станция, где успешно ремонтировали тракторы и сельхозмашины. А зарегистрировались Илья и Елизавета осенью 1946 года, когда завершились в колхозе полевые работы. Уселись они вдвоем, рядышком на линейке, выпрошенной по этому случаю у бригадира и запряженной парой добрых коней, и поехали за десять верст в  хутор Красный Ключ в сельский совет, который размещался там с 1939 года. Свидетельство о браке, в котором они будут состоять 58 лет, в исполкоме выписали и вручили на удивление буднично. И этот акт советской власти не оставил в памяти Елизаветы никаких следов. В отличие от вареников с вишней!
Успешно пошли дела в колхозе.
Районная газета «Трибуна ударника» 4 августа 1946 года сообщала своим читателям: «…Постановлением бюро Благодарненского райкома партии и райисполкома от 1 августа 1946 года Переходящее Красное Знамя вручено колхозу «Красное знамя» (председатель И.К. Ендовицкий, секретарь партийной организации Т.К. Дворядкин), закончившему косовицу колосовых культур 31 июля на площади 1198 га и выполнившему годовой план хлебопоставок на 41,2 процента. Отмечена успешная работа на уборке урожая и хлебосдаче государству колхозов «Вторая пятилетка» и «Гигант». Постановление подписали секретарь РК ВКП(б) Михаил Андреевич Горлач и заместитель председателя райисполкома Иван Петрович Кожевников.
8 августа газета опубликовала обращение коллектива колхоза «Красное знамя» ко всем колхозникам и колхозницам, работникам животноводства Благодарненского района под девизом «Дадим Родине больше мяса, молока и шерсти!» Из обращения: «…Вступая во Всесоюзное социалистическое соревнование, мы берем на себя следующие обязательства на 1946 год: 1. Увеличить на фермах поголовье крупного рогатого скота не менее, чем на 17 %, овец на 21 %, лошадей на 18 %, свиней на 9 %.
2. Достигнуть делового выхода молодняка на каждые 10 коров не менее 9 телят, получить от каждых 10 конематок не менее 9 жеребят, на каждых 100 овцематок – 110 ягнят.
3. Добиться удоя не менее 1200 литров молока на фуражную корову, получить настриг шерсти от каждой мериносовой овцы 4,2 кг.
4. Выполнить план молокопоставок не позднее 10-го августа, а годовой план мясозаготовок выполнить до 1-го октября на 125 процентов. Дополнительно продать государству 40 центнеров мяса…»
Обращение подписали: председатель колхоза Иван Ендовицкий, секретарь парторганизации Тимофей Дворядкин, конюх Иван Лисов, доярка Мария Козакова, заведующий МТФ Иван Будков, бригадир полеводческой бригады Кузьма Дмитриев (муж Варвары Антоновны), колхозники Щеглов Егор и Никифоров Федор.
Ударно в колхозе трудилась Елизавета. Если в 1944 году она выработала 214 трудодней, в 1945 году – 264, то в 1946 году – 356 трудодней! Работала Елизавета на молочно-товарной ферме каждый день, без выходных и праздников. Утром и вечером доила коров, ухаживала за телятами. Да еще доярки помогали в полеводстве: занимались прополкой пропашных культур, скирдовали сено и солому, очищали зерно на току… Хотя, по тем временам, многие колхозники так работали. И это считалось нормой!
С родителями в одной семье Илья и Елизавета прожили до 1952 года. А потом, когда уже у них родились двое детей, дом перестроили, и мои родители зажили отдельной семьей. Они вырастили и воспитали пятерых детей: Любу, Владимира (автор), Нину, Валентину и Галину (9-е поколение Гречкиных).
Пузикова-Рыжих Любовь Ильинична родилась 1 июня 1947 года, окончила среднюю школу № 1 села Благодарного, затем Ставропольский педагогический институт. Замуж она вышла за Рыжих Ивана Тихоновича, уроженца села Привольного Красногвардейского района Ставропольского края. Они воспитали двоих сыновей: Андрея и Владислава. Рыжих Андрей Иванович женат на Виктории, воспитывают сына Илью, проживают в городе Ростове-на-Дону. Рыжих Любовь Ильинична с сыном Владиславом проживают в селе Развильном Песчанокопского района Ростовской области.
Пузикова-Жирохова Нина Ильинична родилась 9 февраля 1953 года в хуторе Копани, получила среднее образование в Благодарненской средней школе № 1. После окончания Прасковейского техникума виноделия и виноградарства уехала в город Сыктывкар Республики Коми, где до пенсии работала на винзаводе, прошла путь от лаборанта до мастера цеха. В 1975 г. Нина вышла замуж за Жирохова Иринея Павловича, уроженца Вологодской области. Они воспитали двух дочерей: Марину и Татьяну. Марина живет в городе Сыктывкаре, воспитывает дочь Арину и сына Владимира. Татьяна замужем, с мужем Виктором они проживают в городе Вологде, воспитывают дочь Таисию.
28 февраля 1957 года в семье Ильи и Елизаветы Пузиковых родился сын Юрий. Зима была суровой, снежной, морозной, с метелями. Свирепствовали инфекционные болезни. 11 марта Юрий умер от скарлатины. Доктором на хуторах работала еврейка Роза, которая помыв руки, не вытирала их полотенцем, а стряхивала капли во все стороны, на беленые стены комнат. Хозяйкам это не нравилось! Роза ничем помочь моим родителям, убитым горем, уже не могла. Она лишь зафиксировала факт смерти. Хоронили Юрия в необычно жуткий мартовский мороз. Сугробы снега намело вровень с крышами крестьянских хат и выше ворот. В комнате на табуретке стоял маленький гробик с умершим младенцем. Тягостные минуты прощания. Илья и Елизавета положили гробик в сани, запряженные парой лошадей, закутались в шубы и поехали на кладбище. Креста на могиле Юрия нет, так как он ушел из жизни не крещеным. Таковы законы церковной жизни!
Пузиковы Валентина Ильинична и Галина Ильинична родились 29 сентября 1960 года в хуторе Копани. После окончания Красноключевской средней школы они поступили учиться в Пятигорский фармацевтический институт. Получив дипломы фармацевтов, Валентина распределилась на работу в город Саратов, а Галина – в город Себеж Псковской области. В настоящее время Харина (Пузикова) Валентина Ильинична и ее дочь Ася живут в Саратове.
Пузикова Галина Ильинична в городе Себеже вышла замуж за Романова Александра Сергеевича. Во второй половине 80-х годов они переехали на постоянное место жительство в город Благодарный. Галина работает в центральной аптеке № 123, Александр – главным инженером в дорожном ремонтно-строительном управлении. Они воспитывают дочь Полину.
Записан

Владимир Пузиков

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 871
  • Владимир Пузиков. Позывной R6FA, ex RU6HJ
ИСПОВЕДЬ АКУЛИНЫ АНТОНОВНЫ

В 2009 году мною был написан рассказ «Исповедь матери», который публиковался в районной газете «Благодарненские вести» и в моей первой книжке «Картина Репина». Этот рассказ, в котором Акулина Антоновна открывает дочке Елизавете тайну о том, что у нее есть старшая сестра Екатерина, я привожу здесь, но уже дополненный в связи с вновь открывшимися обстоятельствами.
 …Володя в хорошем настроении после второго курса сельскохозяйственного техникума возвращался из города Георгиевска в хутор Копани на летние каникулы. Семестровые экзамены он не сдавал. За отличную учебу, как сегодня говорят, получил бонусы: годовые оценки ему выставили по всем предметам «автоматом».
- Дополнительные три недели  каникул не помешают, - размышлял «студент», - надо с друзьями встретиться, вдоволь порыбачить, позагорать, поработать в колхозе имени Чапаева на уборке урожая на комбайне. Каждый сельский пацан обязан летом поштурвалить на современном, самоходном комбайне СК-3 или СК-4, в крайнем случае, можно подзаработать денег и на разгрузке-погрузке зерна на току. Но это, менее престижное занятие, для девчонок. Планам Володи на это лето не суждено было сбыться, и он это понял, как только переступил  порог родного дома.
- Здравствуйте! – сказал он и поставил на земляной пол  чемодан с книгами и вещами. В комнате, а она в их доме была всего одна, в которой четвертую часть занимала русская печь, сидела мама Лиза,  вокруг нее – несколько женщин, соседок и знакомых. Все они плакали, вытирали слезы, кто носовым платком, а больше концами косынок.
Увидев сына, мать зарыдала:
- Сынок, сыночек… Что она с нами сделала? Камень у нее, а не сердце…
Мать была в таких расстроенных чувствах, что не могла даже подняться навстречу сыну. Володя подошел к матери, обнял, поцеловались:
- Мама… Что случилось? С отцом  что? С сестрами?
У Володи было четыре сестры. Отец, Илья Иванович, работал в колхозе чабаном и редко бывал дома. В те годы  колхозные отары зимой находилось на отгонных пастбищах Черные земли на территории Калмыкии, и только после стрижки в конце июня овец на формировку и выбраковку перегоняли домой.
- Нет, не с отцом… Бабушка Куля письмо прислала… Нынче письмоноска принесла…
- Прислала, ну и что? Она и раньше присылала.
- Сыночек, дорогой! Почитай… Почитай, что она пишет.
Мать вытерла лицо мокрым от слез рушником и подала  письмо Володе. Женщины переглянулись между собой,  письмо ими было перечитано уже несколько раз. Они поняли, что оставаться в хате им дальше неуместно и разом заговорили:
- Лиза… Лизавета… Кума… Ну, мы пойдем… Не горюй!  Радоваться надо! А матери твоей Кульке – Бог судья! Он ее накажет…  На «страшном суде» с нее спросится…
Володя по рассказам матери знал: Акулина и ее младшая сестра Варя в конце двадцатых годов ходили на заработки в зажиточные казачьи семьи на Кубань, батрачили. Акулина вышла замуж за вдового казака Ивана Гречкина, у которого уже было две девочки от первого брака. От Ивана Акулина родила Елизавету и Любу. В 1933 году Иван умер. По каким причинам ее отец умер, Елизавета сыну не объясняла. Это откроется только в январе 2013 года. А в далеком 1966 году Елизавета говорила:
- Не помню ни деда Абрама, хотя он и жил с нами, ни отца Ивана… Голод был в 1932 и 1933 годах. Если бы не учитель сельской школы хутора Казинского, который нам помогал продуктами, все бы мы погибли от голода…
Я же, воспитанный со школьной скамьи на коммунистической идеологии, в 2009 году писал: «…Володин дед Иван был родом из казаков, поддержавших советскую власть. В голодные тридцатые годы Иван тяжело заболел и умер. Хотя он и заведовал зерноскладом в колхозе, но преданный революции коммунист по принципиальным соображениям воровать колхозное добро не мог». То, что моего деда Ивана могли арестовать и приговорить к 5-ти годам лагерей за антисоветскую агитацию, у меня и в мыслях не было!
Прошли годы. С 1942 года Акулина Антоновна с семьей проживала на руднике «Кумак» в Оренбургской области, а ее дочь Елизавета – в хуторе Копани Благодарненского района Ставропольского края. Много лет мать и дочь не встречались. Лиза не могла бросить своих пятерых детей и ехать за тридевять земель. Акулина приезжала на родину лишь изредка. Иногда она присылала посылки.
Получить посылку было проблемой! Если приходила посылка из Кумака от матери, то Елизавета шла в сельский совет в хутор Красный Ключ, а это более 10 верст. Там ей выписывали справку, так как паспортов у колхозников не было. Потом она шла в село Александрию на почту, отмерив 8 верст. Получив посылку, мама возвращалась в хутор Копани, пройдя еще 8 верст. Таким образом, выйдя из дома рано утром, к вечеру Елизавета была дома!
На этот раз Акулина прислала письмо. И вот, письмо родной, но такой далекой бабушки, у Володи в руках. Что же пишет бабуля, родная кровиночка,  которую он видел лишь на фотографии в кругу семьи Щегольковых. После обычных приветствий мать сообщает дочке: «…Лиза, болеть часто я стала в последнее время, здоровья совсем уже нет. А сильнее всех болячек болит мое сердце. Тяжкий грех лежит на нем. Пойти бы в церковь, замолить грехи мои большие, но нет в рабочем поселке ни храма, ни молельного дома. Думаю: «…Помру, и ничего вы не узнаете, детки мои, дочурки дорогие. Я не скажу, а чужие люди тем более не скажут… Не откроют моей тайны…»
У мамы Лизы снова полились слезы из глаз, а сын продолжал читать вслух: «…Есть у тебя, Лиза, сестра старшая. Зовут ее Катей. Когда я уезжала с хутора Казинского на родину в хутор Копани, забрала с собой вас, родных дочек, тебя и Любу. А Катю я оставила родственникам покойного мужа. Катю они взяли с радостью. Ведь понимали: куда мне с тремя детьми? Не справлюсь… Пропадут малютки голодные, разутые и раздетые… С тех пор я не интересовалась, что с Катей, как там она? Считала, что прижилась она в новой семье. Свои родные сироту в обиду не дадут. А сама сейчас думаю:  не права я, и корю себя за это, и ругаю. Ночами, бывает, не сплю, плачу в подушку. Муж Герасим проснется, спросит: «Что не спишь?» А я отвечаю: «Сон страшный приснился...»
- Мама, - оторвался Володя от письма, - и чего ты так расстроилась? Родни прибавилось, чего горевать? Узнать бы только, где они живут?
- Читай, читай, сын… Дальше она  пишет…
И Володя продолжил читать бабушкину исповедь: «…Когда я переехала в Нальчик на рудник к Герасиму Тимофеевичу, то скрыла от него, что у меня две дочки. Сказала, что одна, Люба. Тебя оставила с дедом Антоном на хуторе Копани. А после смелости не хватило открыться Герасиму. Потом уж дети от него пошли: Елена, Тоня, Толик. Когда молодая была, думать про Катюшку некогда было. Работа тяжелая на руднике, дети малые, а заботы большие. А сейчас, так и наплывет, так и наплывет на сердце тоска. А кому жаловаться? Сама виновата. Прости ты меня, дочка, что оставила тебя без материнской ласки. Прости, что разбросала вас, сестер, по дальним углам. Нет мне прощения на этом свете, а на том, тем более. Прошу тебя, Лиза, брось все дела, найди Катю, расскажи ей все. Пусть она меня простит. А жить она должна на хуторе Чекист Кочубеевского района Ставропольского края. Там вся наша родня по линии отца – казаки. А фамилия у них – Гречкины…»
Через три дня Володя с матерью отправились в путь на поиски Катерины. До Невинномысска добрались часам к трем, а там до хутора Чекист «рукой подать». Но по неопытности их путешествие затянулось до позднего вечера, ведь у них на руках в качестве ориентира был только  почтовый адрес. Кочубеевский район: они из Невинномысска автобусом поехали в село  Кочубеевское. А это совсем в другую сторону. Беломечетский сельский совет: они из села Кочубеевского рейсовым автобусом добрались до станицы Беломечетской. И опять не туда! А солнце уже зашло за горизонт, стало темнеть. Стояли они на проселочной дороге в сторону станицы Георгиевской, до которой 14 километров, а от нее до хутора «Чекист» еще 9 км. Выручил их водитель колхозного молоковоза, который направлялся в стороны станицы:
- К Гречкиным в гости? А к кому? Гречкиных у нас много…
Володя:
- К тете Кате! Больше ничего не знаем…
- Понял! Тогда вам не к Гречкиным, а к Шимко Николаю Ефимовичу, нашему бригадиру. У него жену зовут Екатерина. Да я вас под двор и подвезу, заодно бригадиру накладные на молоко сдам…
Через час встреча сестер состоялась. Были слезы счастья и радости, три дня праздновали, встречали гостей и ходили по родственникам.
У Екатерины Ивановны Шимко (Гречкиной) была семья, дети. От первого брака она родила дочь Марию. В браке с Николаем Ефимовичем у них родились дети: Николай, Василий и Надежда. Через неделю мама Лиза уехала домой, а Володя гостевал  до середины августа.
На следующий год на родину приехала Акулина Антоновна, внуки ее называли бабушкой Кулей. Собрались родные вместе, и она просила прощение у дочек, стоя на коленях. Потом Володя с бабушкой ездили в храм города Невинномысска, ставили свечки «за упокой и за здравие».
Здесь Володю познакомили еще с одним родственником, набожным стариком, который занимал при церкви, какую-то важную должность. Это был средний брат Гречкиных – Петр Абрамович, которого в 1932 году осудили первым и дали всего три года лагерей. По тем временам срок небольшой! Ему исполнился 71 год, а проживала его семья в городе Невинномысске по улице Революционной. Запомнился небольшой домик за забором из резного штакетника, тенистый дворик и неторопливый разговор в беседке за чаем. Петр Абрамович предложил внуку бросить учебу в техникуме и поступить учиться в духовную семинарию.
- Я – комсомолец, атеист, - ответил Володя. И для убедительности «выдал» цитату из первоисточников марксизма-ленинизма: «Религия – опиум для народа». Хотя от подарка деда, журнала-альманаха Московской Патриархии, не отказался и долго его хранил как память о пребывании на малой исторической родине. В 1971 году в гостях у Петра Абрамовича побывали дочки Елизаветы – Люба и Нина. Они жили у деда, пока Нина сдавала экзамены в химико-технологический техникум города Невинномысска. 
Семья Щегольковых Герасима Тимофеевича и Акулины Антоновны была большой. Дочь Акулины от брака с Иваном Гречкиным – Любовь Ивановна выщла замуж. Ее муж Сиромицких Михаил Павлович работал на руднике «Кумак» сцепщиком вагонов. Они вырастили сына Александра и дочь Татьяну. Татьяна работала товароведом, вышла замуж за Корносенко Анатолия, который работал в совхозе шофером.
Старшая дочь – Щеголькова Елена Герасимовна работала учительницей, вышла замуж за летчика Матвеева Михаила. Жили они в г. Тамбове. Михаил служил в авиачастях летчиком-инструктором. Они воспитали двоих детей: сына и дочь.
Младшая дочь – Щеголькова Антонина Герасимовна была замужем за Угрюмовым Алексеем, который работал на руднике «Кумак» сцепщиком вагонов. Они воспитали троих детей: Владимира, Александра и Ольгу.
Сын – Щегольков Анатолий Герасимович работал на руднике «Кумак», умер.
Записан

Владимир Пузиков

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 871
  • Владимир Пузиков. Позывной R6FA, ex RU6HJ
РЕАБИЛИТАЦИЯ. 1989 г.

В ноябре 2012 года в интернете я разыскивал информацию о своем двоюродном деде – Пузикове Владимире Петровиче, который с 1937 по 1947 годы находился в застенках ГУЛАГа. Поиски сведений о пребывании его в лагерях окончились неудачей, ничего мне обнаружить не удалось. Однако в базу данных «Жертвы политического террора в СССР» оказались включенными имена моих троих родственников по материнской линии казаков Гречкиных. Все трое сыновья моего прадеда – Гречкина Абрама Абрамовича.
Из базы данных:
«…Гречкин Алексей Абрамович. Родился в 1889 г., Невинномысский р-н, хут. Казинского; русский; б/п; крестьянин. Арестован 17 ноября 1932 г. Приговор: расстрелян.
Гречкин Петр Абрамович. Родился в 1895 г., хут. Казинского; русский; грамотный; б/п; крестьянин. Проживал: г. Георгиевск. Арестован 7 марта 1932 г. Приговор: 3 года лагерей.
Гречкин Иван Абрамович. Родился в 1905 г., Ст. Беломечетенской; русский; б/п; служащий. Проживал: Ст. Беломечетенской. Арестован 17 ноября 1932 г. Приговор: 5 лет лагерей». [16]
По сведениям Международного общества «Мемориал» в период с 1930 по 1933 годы массовым репрессиям по политическим мотивам были подвергнуты крестьяне в ходе кампании «уничтожения кулачества как класса». За это время, по разным оценкам, «…вынужденно покинули родные деревни от 3 до 4,5 миллиона человек. Меньшая часть из них были арестованы и приговорены к расстрелу или к заключению в лагерь. 1,8 миллиона стали «спецпоселенцами» в необжитых районах Севера, Урала, Сибири и Казахстана. Остальных лишили имущества и расселили в пределах своих же областей. Кроме того, множество крестьян бежали из деревень в большие города и на индустриальные стройки, спасаясь от репрессий, коллективизации и массового голода, ставшего последствием сталинской аграрной политики и унесшего, по разным оценкам, жизни от 6 до 9 млн. человек». [16]
Ставропольская краевая ассоциация жертв политических репрессий, созданная в 90-е годы прошлого века, представила народу «Книгу памяти жертв политических репрессий Ставропольского края» в 12-ти томах. Издавалась она трудами многих людей в период с 1995 по 2002 годы. Краевая ассоциация, просмотрев огромное количество уголовных дел на граждан, подвергшихся аресту по политическим статьям в 30-50-е годы, постановлений об отмене в годы оттепели приговоров «особых судов», «троек», военных трибуналов, народных судов, показала нам факты массового произвола советской власти по отношению к своему народу.
Ставропольская краевая прокуратура под руководством В.В. Хомутинникова проделала огромную работу по восстановлению справедливости, реабилитации незаконно репрессированных граждан в разные исторические периоды нашей страны. Хомутинников Владимир Васильевич родился 22 мая 1936 года в селе Актыгашево Шурминского района Кировской области. После окончания семилетней школы пошел работать. С 1953 по 1957 года трудился слесарем на заводе и одновременно учился в школе рабочей молодежи. В 1957 году поступил на юридический факультет Пермского государственного университета. После окончания учебы работал следователем районной прокуратуры, затем старшим следователем областной прокуратуры. В 1970 году был выдвинут на партийную работу, десять лет работал инструктором отдела административных органов Пермского обкома КПСС. С 1980 года работал заместителем прокурора Пермской области, с 1983 года – прокурором Владимирской области. Прокурор Ставропольского края с 1987 по 1994 годы. Имеет ряд государственных наград, в том числе орден «Знак Почета». Государственный советник юстиции 2-го класса. [18]
26 ноября 2012 года я направил запрос в Федеральную службу безопасности по Ставропольскому краю с просьбой выслать уголовные дела на Гречкиных в Благодарненскую районную прокуратуру для ознакомления. Свое родство к Гречкиным подтвердил копиями свидетельств о рождении Пузиковой (Гречкиной) Елизаветы Ивановны и своей. Довольно скоро, 18 декабря в мой адрес пришло письмо из ФСБ следующего содержания: «…Сообщаем, что архивные дела в отношении Гречкина Ивана Абрамовича, Гречкина Алексея Абрамовича, Гречкина Петра Абрамовича направлены нами…, куда Вы будете приглашены для ознакомления с ними. 7 декабря 2012 г.»
23 января 2013 года я ознакомился с уголовными делами казаков Гречкиных. Оказалось, что десять лет назад, в мае 2003 года мой родственник Гречкин Иван Алексеевич, 1924 года рождения, уроженец хутора Казинского, участник Великой Отечественной войны, награжденный орденом Отечественной войны 2 степени, запрашивал в прокуратуре Ставропольского края «Заключение о признании подвергшимся политической репрессии и реабилитации». Ивану Алексеевичу Гречкину в 1932 году, когда его отца Алексея арестовали органы ОГПУ, было восемь лет.
Он вспоминал: «…Мы жили всю свою жизнь на хуторе «Раздольный» Невинномысского района. Трудились в колхозе до пенсии. До 1930-го года у отца было хозяйство: две лошади, две коровы, два поросенка, 13 овец. Инвентарь: бричка, плуг, сеялка, косилка. Все забрали в колхоз…»
Иван помнит, что отца арестовывали дважды. Первый раз его забирали ночью. Этот детских страх сохранялся много лет. В декабре 1932 года отца из станицы Невинномысской отправили под стражей в город Пятигорск. Мать успела отвезти отцу передачу всего два раза. В третий раз встреча не состоялась! Узелок с чистым бельем и продуктами у нее не приняли. Ольга, стоя у окошка приемного пункта, настойчиво добивалась свидания с мужем:
- Скажите! Где мой муж? Куда его отправили? Что с ним?
- Гражданка, свидания с Гречкиным запрещены, - отвечал ей сотрудник тюрьмы. – Не задерживайте очередь! Освободите помещение… Следующий!
Ольга для себя решила: не уезжать, пока не узнает, хоть что-то, о судьбе мужа. Сотрудник, принимающий передачи для арестованных, сменился. Ольга решила схитрить, еще раз стала в хвост очереди. Вновь она получила тот же ответ:
- Свидания запрещены… Передачи для Гречкина не принимаем!
И тут ей «повезло»! По коридору охранники вели сокамерника Алексея Гречкина. Он только и успел ей сообщить:
- Алешу три дня назад забрали… Ночью… Больше, мы его не видели…
Ничего другого не оставалось Ольге, как идти на железнодорожный вокзал и покупать билет до станции Невинномысской.
Пройдут десятилетия. Иван Гречкин в письме в краевую прокуратуру напишет: «…Мы не знаем, что с отцом и где он пропал. Прошу указать место захоронения моего отца, чтобы возложить живые цветы на его могилу…»
Ответ он получит в августе 2003 года. Его отец Алексей Абрамович Гречкин расстрелян по приговору Тройки при ПП ОГПУ и ДСССР. Реабилитирован 31 мая 1989 года согласно заключению прокуратуры Ставропольского края. Место захоронения неизвестно…
Из уголовных дел Петра и Ивана Гречкиных мне стало известно, что оба они в 1989 году реабилитированы и попали под действие Статьи 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х и начала 50-х годов».
Реабилитированы Гречкины из станиц Барсуковской, Беломечетской, Бекешевской, Невинномысской, Суворовской и других населенных пунктов. Их фамилии занесены в Книгу памяти Ставропольского края.
Назовем всех поименно:
Гречкин Аким Дмитриевич родился в 1871 году в станице Бекешевской; русский; малограмотный; беспартийный; колхозник. Проживал: ст. Бекешевской. Арестован 1 июля 1931 года. Приговор: выслан в Северный край на три года.
Гречкин Александр Данилович родился в 1870 году в Терском округе, русский; образование – станичная школа; б/п; крестьянин. Проживал: Ст. Незлобной. Арестован 31 января 1930 г. Приговор: 3 года лагерей.
Гречкин Алексей Арсентьевич родился в 1911 году в станице Бекешевской; русский; б/п; крестьянин-единоличник. Проживал: ст. Бекешевской. Арестован 19 сентября 1932 года. Приговор: 10 лет.
Гречкин Андрей Никитович родился в 1906 году в станице Бекешевской; русский; грамотный; б/п; рабочий. Проживал: ст. Бекешевской. Арестован 5 апреля 1935 года. Приговор 8 лет лагерей.
Гречкин Василий Петрович родился в 1872 году в Новосибирской области. Проживал в станице Бекешевской Ессентукского района Ставропольского края. Арестован в 1930 году. Приговор: спецпоселение, Исовский район Свердловской области. Источник: УВД Ставропольского края
Гречкин Владимир Иванович родился в 1904 году в станице Беломечетской; русский; малограмотный; б/п; Проживал: Ставропольский край, Невинномысский район, станица Беломечетинская. Арестован 17 сентября 1937 года. Находился два года и пять месяцев под следствием. Реабилитирован в феврале 1940 г., освобожден.
Гречкин Георгий Дмитриевич родился в 1925 году в Новосибирской области. Проживал в станице Беломечетской Невинномысского района Ставропольского края. Приговорен: в 1933 г. Приговор: спецпоселение, Омская область. Реабилитирован 21 сентября 2001 г. Источник: УВД Ставропольского края.
Гречкин Георгий Степанович родился в 1900 г., Невинномысский р-н, хут. Речинского; русский; б/п; Служащий. Проживал: Невинномысский район, станица Георгиевская. Арестован 10 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.
Гречкин Григорий Петрович родился в 1911 году в станице Беломечетенской; украинец; б/п; крестьянин-единоличник. Проживал: ст. Беломечетенской. Арестован 7 августа 1930 года. Приговор: 3 года лагерей.
Гречкин Дмитрий Яковлевич родился в 1903 году в станице Беломечетской Невинномысского района Орджоникидзевского края. Проживал: Ст. Беломечетской Невинномысский район Орджоникидзевский край. Приговорен: в 1933 г. Приговор: спецпоселение - Омская область. Реабилитирован 2 июля 2001 г. Источник: УВД Ставропольского края.
Гречкин Дмитрий Яковлевич родился в 1903 году в станице Беломечетенской; русский; б/п; крестьянин. Проживал: Ст. Беломечетенской. Арестован 17 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.
Гречкин Иван Васильевич родился в 1894 г., ст. Бекешевской; русский; малограмотный; б/п; Сектант. Проживал: ст. Суворовской. Арестован 23 апреля 1943 года. Находился девять месяцев под следствием. Реабилитирован 11 февраля 1944 г. Освобожден ввиду отсутствия состава преступления.
Гречкин Иван Захарович родился в 1864 г., ст. Бекешевской; русский; б/п; Хлебороб. Проживал: ст. Бекешевской. Арестован 6 марта 1930 г. Приговор: выслан в Северный край сроком на 3 года.
Гречкин Иван Михайлович родился в 1871 г., Ставропольский кр., Суворовский р-н, Ст. Бекешевской; русский; б/п; рабочий. Проживал: г. Железноводск. Арестован 10 сентября 1937 г. Приговор: Расстрелян в сентябре 1937 г.
Гречкин Иван Павлович родился в 1868 г., ст. Бекешевской; русский; малограмотный; б/п; Проживал: Ст. Баталпашинской. Арестован 23 марта 1932 г. Находился два месяца под следствием. Реабилитирован в мае 1932 г.
Гречкин Иван Павлович родился в 1871 году в станице Бекешевской; русский; грамотный; б/п; крестьянин. Проживал: ст. Бекешевской. Арестован 6 марта 1932 г. Приговор: 3 года лагерей условно.
Гречкин Иван Петрович родился в 1900 г., Ставропольский кр., Невинномысский район, Ст. Беломечетенской; русский; малограмотный; б/п; рабочий. Проживал по адресу: Ставропольский кр., Невинномысский р-н, Ст. Беломечетенской. Арестован 9 сентября 1937 г. Шесть месяцев под следствием. Реабилитирован в марте 1939 г.
Гречкин Иван Спиридонович родился в 1900 году в станице Барсуковской; русский; образование низшее; беспартийный; Бухгалтер. Проживал: город Пятигорск. Арестован 10 сентября 1937 года. Приговор: 10 лет лагерей.
Гречкин Иван Степанович родился в 1893 г., Ставропольский кр., Суворовский р-н, Ст. Бекешевская; русский; б/п; рабочий. Проживал: г. Ессентуки. Арестован 27 декабря 1937 года. Реабилитирован в 1989 г.
Гречкин Карп Сергеевич родился в 1862 г., ст. Бекешевской; русский; б/п; крестьянин. Проживал: ст. Бекешевской. Арестован 7 августа 1937 г. Приговор: расстрелян.
Гречкин Кондрат Николаевич родился в 1872 г., ст. Бекешевской; русский; малограмотный; б/п; Хлебороб. Проживал в станице Бекешевской. Арестован 5 марта 1930 года. Приговор: 3 года ссылки в Северный край.
Гречкин Никифор Алексеевич родился в 1866 году в станице Бекешевской; русский; б/п; крестьянин-единоличник. Проживал в станице Бекешевской. Арестован 13 апреля 1931 года. Приговорен к 3 годам лагерей.
Гречкин Николай Максимович родился в 1899 г., ст. Бекешевской; русский; беспартийный; крестьянин-единоличник. Проживал в станице Кисловодской. Арестован 10 декабря 1929 года. Приговор: 10 лет лагерей.
Гречкин Павел Семенович родился в 1885 г., ст. Бекешевской; русский; малограмотный; б/п; колхозник. Проживал в станице Бекешевской. Арестован 6 марта 1932 г. Находился три месяца под следствием. 4 июля 1932 г. дело прекращено.
Гречкин Павел Семенович родился в 1886 г., ст. Бекешевской; русский; грамотный; б/п; Сторож. Проживал: ст. Бекешевской. Арестован 21 августа 1937 года. Приговор: 10 лет лагерей.
Гречкин Павел Тимофеевич родился в 1904 г., ст. Бекешевской; русский; б/п; колхозник. Проживал: ст. Бекешевской. Арестован 27 ноября 1932 г. Приговор: 5 лет лагерей.
Гречкин Павел Тимофеевич родился в 1904 г., Ставропольский кр., Ст. Бекешевская; русский; колхозник. Проживал: Ставропольский край, Ст. Бекешевская. Арестован 22 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.
Гречкин Пантелей Филиппович родился в 1899 г., ст. Бекешевской; русский; грамотный; б/п; крестьянин единоличник. Проживал: ст. Бекешевской. Арестован 18 ноября 1930 года. Приговор: 5 лет лагерей.
Гречкин Петр Иванович родился в 1894 г., ст. Бекешевской; русский; б/п; хлебопашец. Проживал: ст. Бекешевской. Арестован 7 января 1930 г. Приговор: расстрелян.
Гречкин Петр Леонтьевич родился в 1884 году в станице Беломечетской; русский; малограмотный; б/п; Хлебороб. Проживал: Ст. Беломечетской. Арестован 26 февраля 1930 года. Приговор: 5 лет лагерей.
Гречкин Семен Иванович родился в 1893 г., ст. Бекешевской; русский; малограмотный; б/п; крестьянин. Проживал в станице Бекешевской. Арестован 6 марта 1932 года. Приговор: 1 год принудительных работ.
Гречкин Семен Максимович родился в 1910 г., ст. Бекешевской; русский; б/п; крестьянин-единоличник. Проживал в станице Бекешевской. Арестован 10 января 1931 года. Приговор: к 3 годам лагерей.
Гречкин Сергей Егорович родился в 1898 г., ст. Бекешевской; русский; б/п; Хлебороб. Проживал в станице  Бекешевской. Арестован 7 марта 1930 г. Приговор: выслан в Северный край сроком на 3 года.
Гречкин Степан Никифорович родился в 1890 г., ст. Бекешевской; русский; б/п; колхозник. Проживал: ст. Бекешевской. Арестован 3 декабря 1932 г. Приговор: 6 лет.
Гречкин Тимофей Акимович родился в 1864 году в ст. Бекешевской; русский; б/п; крестьянин-единоличник. Проживал в станице Бекешевской. Арестован 6 февраля 1930 года. Приговор: расстрелян.
Гречкин Тимофей Петрович родился в 1910 году в хуторе Роща; русский; малограмотный; беспартийный; Тракторист. Проживал в хуторе Роща. Арестован 10 сентября 1937 г. Приговор: 10 лет лагерей.
Гречкин Федор Иванович родился в 1893 г., ст. Бекешевской; русский; малограмотный; б/п; колхозник. Проживал в станице Бекешевской. Арестован 6 марта 1932 года. Приговор: 3 года лагерей.
Гречкин Федор Михайлович родился в 1908 г., ст. Бекешевской; русский; образование низшее; б/п; колхозник. Проживал: хутор Сычево. Арестован 7 марта 1942 года. Приговор: 8 лет лагерей.
Гречкин Флегон Тимофеевич родился в 1894 году в ст. Бекешевской; русский; б/п; крестьянин-единоличник. Проживал в станице Бекешевской. Арестован 12 апреля 1931 года. Приговор: 3 года лагерей.
Таким образом, справедливость в отношении репрессированных казаков Гречкиных и их детей восторжествовала!
Записан

Владимир Пузиков

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 871
  • Владимир Пузиков. Позывной R6FA, ex RU6HJ
ЛИТЕРАТУРА, ИСТОЧНИКИ

1. Дело по обвинению гр. Гречкина Петра Абрамовича по статье 58/10 УК РСФСР. Архив, 1932 г.
2. Дело по обвинению гр. Гречкина Алексея Абрамовича по статье 58/10 УК РСФСР. Архив, 1932 г.
3. Дело по обвинению гр. Гречкина Ивана Абрамовича по статье 58/10 УК РСФСР. Архив, 1932 г.
4. Сборник исторических материалов по истории Кубанского казачьего войска. Том 1. 1737-1801 гг. Собраны и изданы И.И. Дмитренко. С.-Петербург, 1896 г.
5. Есаул Ив. Ив. Кияшко. Именной список генералам, штаб и обер-офицерам, старшинам, нижним чинам и жителям Кубанского казачьего войска убитым, умершим от ран и без вести пропавшим в сражениях, стычках и перестрелках с 1788 по 1908 г. Екатеринодар. 1911 г.
6. Колесников В.А. Былое Невинного мыса. 2011 г.
7. Головинский П. Слободские казачьи полки. Спб, 1864 г.
8. Сачук С.С. Историческое районирование и объекты историко-культурного наследия станицы Беломечётской. Ставропольский государственный краев. музей имени Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве.
9. Письмо ветеранов Попова, Пестрикова, Михайлина в Горисполком о сохранении памятников города. Невиномысский хронограф. 15.02.1989 г.
10. Памятная книжка Кубанской области на 1874 год. Кубанское областное правление. Екатеринодар. 1873.
11. Кубанский календарь на 1916 год. Под редакцией Л.Т. Соколова. Екатеринодар, 1916.
12. Чуйков В. Миссия в Китае. Воениздат. Москва, 1983.
13. Советско-китайский вооруженный конфликт на КВЖД 1929 г. Сайт «Хронос».
14. Коллективизация сельского хозяйства на Северном Кавказе (1927-1937 гг.). Краснодар, 1972.
15. Водолажская В. «На самых дальних и худших землях…». «Ставропольская правда», 30.10.2008 г.
16. Жертвы политического террора в СССР. База данных. http://lists.memo.ru/
17. Страницы истории Кумака. Сайт: Кумак 56.ру.
18. Хомутинников Владимир Васильевич. Ставропольская краевая прокуратура. http://proksk.ru/history/face/1/18
19. Очерк дорожно-мелиоративного обследования территории колхозов Благодарненского района Орджоникидзевского края за 1938 г. Пятигорск, 1939 г.
20. Сайт Кумской школы. http://kumak.ucoz.ru/index/0-6
21. Наградные листы Пузикова И. Сайт «Подвиг народа».
22. Жолдуева С.В. Брачный возраст и психологическая готовность к вступлению в брак. Диссертация. Кафедра детской психологии Педагогического института ЮФУ.
23. Очерк дорожно-мелиоративного обследования территории колхозов Благодарненского района Орджоникидзевского края за 1938 г. Пятигорск, 1939 г.
24. Статистико-географический путеводитель по Ставропольской губернии. Издание Ставропольского губернского статистического комитета; Составитель И.В. Бентковский. Типография Ставропольского губернского правления, 1883.
25. Статистика населенных мест Ставропольской губернии. 1889 г.
26. Твалчрелидзе А. Ставропольская губерния в статистическом, географическом, историческом и сельскохозяйственном отношениях. Типография М.Н. Корицкого, 1897.
27. Список церковно-приходских школ Ставропольской Епархии за 1894-1895 годы». Типография Берк. 1895 г.
28. Памятная книга Ставропольской губернии на 1898 год. Издание Ставропольского губернского статистич. комитета под редакцией члена-секретаря Л.Н. Кулисича. Ставрополь. Типография В.В. Берк. 1898.
 29. Забелин В.М. Православная церковь и сектанты на Благодарненской земле во второй половине XIX – начале XX веков. Ставрополь. АГРУС, 2013.
30. Забелин В.М. Лента истории Благодарненского района. Ставрополь: АГРУС, 2012.
31. Нигреев Г. Село Александровка. Сборник статистических сведений о Ставропольской губернии. Выпуск 1. Ставрополь, 1868.
32. Памятная книжка Ставропольской губернии на 1904 г. Составитель член-секретарь Л.Н. Кулисич. Издана Губернским статкомитетом. Ставрополь. Типография наследников Берк». 1904.
33. Забелин В.М. Благодарненский район – через испытания временем. Исторические очерки. АГРУС, 2010.
34. Сайт: http://lib.podelise.ru/docs/1571/index-6347. «Кубанские областные ведомости» от 6 марта 1911 г., № 51.
35. Толстов В. История Хоперского полка Кубанского казачьего войска. 1696-1896. Часть 1.  Тифлис, 1900 г.   
36. Толстов В. История Хоперского полка Кубанского казачьего войска. 1696-1896. Часть 2.  Тифлис, 1900 г. 
37. Толстов В. История Хоперского полка Кубанского казачьего войска. 1696-1896. Приложения. Тифлис, 1900.
38. Дзиньковский Иван Николаевич. Сайт: Википедия.
39. Острогожский слободской казачий полк. Википедия.
40. Стативкина. Родники села Высоцкого. 2008 г.   
41. Бентковский И.В. Ставропольская старина. Ставропольские губернские ведомости. 1879. № 3; Сборник сведений о Северном Кавказе. Ставрополь, 1910.
42. Шкуро А.Г. Записки белого партизана.
43. Первенцев А.А. Кочубей. Роман. Современник, 1987.
44. Сербиненко В. Комбриг. Ставропольская правда. 29.03.2002 г.
45. Какурин Н.Е., Вацетис И.И. Гражданская война. 1918 г. Военная литература.
46. Дневники казачьих офицеров. Москва. Центрполиграф, 2004.
47. Станица Бекешевская. Исповедальная роспись за 1848 г.
Записан

Владимир Пузиков

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 871
  • Владимир Пузиков. Позывной R6FA, ex RU6HJ
Книга Владимир Пузикова "Казаки Гречкины". Ставрополь, 2013 г. Казакам Хоперского полка посвящается.
С иллюстрациями.

Скачать с Яндекс.диска бесплатно:

https://yadi.sk/i/1lbulKB23GAu2D

В. И. Пузиков - автор.
20 марта 2017 г.

https://www.proza.ru/pics/2017/03/20/1369.jpg?1251



НА фото: Храм в Пыхово, где до 1777 года проживали казаки Гречкины.
Фото из интернета.

Записан
Страниц: 1 [2]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »