Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Письма С.С.Смирнову об обороне Брестской крепости и о судьбах её участников  (Прочитано 40832 раз)

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 31 598
  • Константин Борисович Стрельбицкий

Уважаемые коллеги!
Как я уже сообщал на нашем Форуме вот здесь - http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=16528.0 – в июне сего года в Бресте состоится конференция «Историческое наследие сорок первого года в исследованиях и экспозициях музеев».
Стать одним из её участников руководством проводящего конференцию Государственного учреждения «Мемориальный комплекс «Брестская крепость-герой» был приглашён автор этих строк.
Мной для выступлений были заявлены две темы, по одной из которых – «Участие моряков Советского ВМФ в обороне Бреста» - я уже открыл на нашем Форуме вот здесь - http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=16560.0 - отдельную тему, где уже разместил черновой вариант текста своего выступления для обсуждения.
Вторая заявленная мной тема - «Документальные свидетельства обороны Брестской крепости, отложившиеся в личном фонде С.С.Смирнова в Российском государственном архиве литературы и искусства в Москве».
Как и обещал, открываю и по ней отдельную тему на нашем Форуме.
Работа над темой ещё продолжается, но по состоянию на сегодняшний день мной впервые выявлены в личном фонде С.С.Смирнова в РГАЛИ и полностью обработаны с подготовкой к публикации 11 оригинальных текстов писем, содержание которых имеет отношение к обороне Брестской крепости и к боевым действиям в районе Бреста в июне 1941 года, а также к судьбам их участников:
- 3 письма бывшего курсанта 1-й роты полковой школы младшего начальствующего состава 44-го стрелкового полка Александра Ивановича Плешкова,
- письмо бывшего военнослужащего 333-го стрелкового полка Виктора Алексеевича Лукина
- письмо бывшего красноармейца 1-й пулемётной роты 16-го отдельного пулемётно-артиллерийского батальона 62-го (Брест-Литовского) укреплённого района Сергея Павловича Ильенко,
- письмо бывшего военфельдшера «бронетанкового соединения, дислоцированного в Бресте» Льва Борисовича Надеждина
- письмо «бывшего офицера 75-го артиллерийского полка» А.М.Усубова,
- письмо ветерана войны Дмитрия Николаевича Панкова о встреченных им в войну двух участниках обороны Брестской крепости,
- письмо подполковника Валентина Владимировича Пастухова о работниках Брестского облвоенкомата,
- письмо Леонида В.Ревенко о судьбе советского военнопленного подполковника из Бреста,
- письмо Василия Георгиевича Нягина о его земляке-участнике боёв за Брест в 1941 году.
Подготовка к публикации текстов других писем, а так же выявление новых мной продолжается.
Полные тексты всех писем планируются мной к передаче на обозначенной выше конференции в июне сего года руководству Государственного учреждения «Мемориальный комплекс «Брестская крепость-герой» для последующего изучения научными сотрудниками данного музея. Также они будут опубликованы мной в данной теме.
Следите за новостями в ней!
С уважением – К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

Set

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 86
  • Ефименко Андрей
Заинтриговали, уважаемый Константин Борисович!
Ждем публикации писем!
Записан
Ефименко Андрей

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 31 598
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемый коллега!
Отвечу на Ваше сообщение словами из моего "Личного сообщения" другому участнику нашего Форума, интересующегося темой Брестской крепости (Вы его и по другим Интрнет-форумам знаете :) ):
"Тексты писем С.С.Смирнову из РГАЛИ начну размещать только после полного окончания выявления всех их в архиве, а то в одной папке находишь второе письмо от Плешкова, потом в другой - третье, а в третьей - наконец, первое по хронологии.
Не ждите от этих текстов особых откровений - "фактажа" там немного, но всё-таки есть имена и, главное, судьбы. Есть, правда, одно довольно большое и подробное, но оно мной ещё до конца не обработано, поэтому о нём пока речь не идёт и в опублкованном мной на Форуме списке его пока нет".
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

Set

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 86
  • Ефименко Андрей
Спасибо, уважаемый Константин Борисович, за информацию!
Конечно, супер-сенсаций и сверх-откровений может и не быть. Но подчас бывает, что одна фраза или одно слово существенно дополняют картину событий.
Посему - удачи Вам в архивных изысканиях!
Записан
Ефименко Андрей

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 31 598
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Спасибо за пожелание, уважаемый коллега!
Завтра (то есть "по Москве" - уже давно сегодня :) ) после работы туда и направляюсь!
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 31 598
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Сегодняшний день работы в РГАЛИ пополнил вчерашний опубликованный в этой теме список ещё 9 обработанными письмами следующих лиц:
- письмо ветерана войны П.А.Чикаленко о судьбе советского военнопленного-бывшего защитника Бреста лейтенанта Петра Ефимовича Мельникова,
- письмо М.С. и С.И.Штейнваргов, родителей служившего в Бресте лейтенанта Евгений Матвеевича Штейнварга,
- письмо Анфисы Фёдоровны Бадуновой, матери служившего в Брестской крепости Леонида Михайловича Бадунова,
- письмо Ибрагима Асламурзовича Мамхегова, брата служившего в Брестской крепости красноармейца 1-го стрелкового батальона 115-го стрелкового полка 6-й стрелковой дивизии Зенудина Асламурзовича Мамхегова,
- 5 писем различных лиц, выясняющих своё родство со старшим лейтенантом 393-го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона Шрамко из Брестской крепости.
Это только то, что успел сегодня проработать – были ещё, но уже не успел – и так меня самого последнего из читального зала проводили :) .
С уважением – К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

Set

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 86
  • Ефименко Андрей
- письмо Ибрагима Асламурзовича Мамхегова, брата служившего в Брестской крепости красноармейца 1-го стрелкового батальона 115-го стрелкового полка 6-й стрелковой дивизии Зенудина Асламурзовича Мамхегова,

Небольшое уточнение во избежание недоразумений: 115 сп был в 75 сд, которая дислоцировалась в районе Малорита, южнее Бреста.
Записан
Ефименко Андрей

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 31 598
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемый коллега!
Я принципиально не комментирую здесь даже "аннотации" писем, так как свою задачу в данной теме вижу, в первую очередь, в их выявлении в архиве и доведения их полного содержания до всех "заинтересованных лиц", кому они (все уже перечисленные выше и ещё будущие быть таковыми) не могли быть ранее известны, так как выявлены мной впервые.
Ведь и с рядом других "аннотаций" не всё сходится, учитывая, что писавшие С.С.Смирнову люди не делили в то время между собой Брестскую крепость, город Брест, район Бреста и Бресскую область, а писали просто - "про Брест". Все эти письма ьез каких-либо исключений будут мной обработвны, подготовлены к публикации и опубликованы здесь, как я уже писал выше. И тогда каждый интересующийся обороной Брестской крепости сможет высказать по ним своё авторитетное мнение, что только пойдёт на пользу общему делу!
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
З.Ы. Если мы уж затронули И.А.Махегова, то, по моему мнению, родственники считали его защитником Брестской крепости потому, что последнее полученное от него было либо с новым адресом из Малориты Брестской области, либо с пути, но отправленное через Брест, через который, как известно, перемещались на новое место дислокации к границе части 75-й стрелковой дивизии. К.Б.
З.З.Ы. Возможно, что автор письма имел в виду 125-й стрелковый полк 6-й Орловской Краснознамённой стрелковой дивизии, дислоцированной в самом городе Бресте и его окрестностях. К.Б.
« Последнее редактирование: 24 Апреля 2011, 12:04:05 от исСЛЕДОВАТЕЛЬ »
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 31 598
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Очередные дни работы в РГАЛИ пополнили предыдущие списки ещё 10 письмами следующих лиц:
- письмо от участника обороны Брестской крепости Александра Митрофановича Филя,
- письмо от бывшего командира пулемётного взвода 455-го стрелкового полка лейтенанта Ивана Герасимовича Шереткова,
- письмо от бывшего военнослужащего 44-го стрелкового полка Степана Прокофьевича Хуторяна,
- письмо от бывшего замполитрука роты 459-го стрелкового полка Петра Михайловича Саламатина,
- письмо В.М.Ткачука о своём двоюродном брате – участнике обороны Брестской крепости военнослужащем 44-го стрелкового полка Веретине Викторе Даниловиче,
- письмо Ивана Фёдоровича Смирнова о его дяде Бирюлине Константине Даниловиче, служившем в Бресте,
- письмо от Ксении Антоновны Шульги о своём земляке-пограничнике Александре Сивачёве,
- письмо от Николая Васильевича Юткина о его отце – военнослужащем 17-го Брестского пограничного отряда Василии Юткине,
- письмо от Ивана Тимофеевича Рыбина о своём сослуживце-участнике обороне Брестской крепости,
- письмо Ибргими Тимбергалина по поводу поисков участников обороны Брестской крепости.
Обработка мной этих писем уже ведётся. На очереди – работа с другими выявленными письмами по теме из личного фонда С.С.Смирнова в РГАЛИ.
С уважением – К.Б.Стрельбицкий
« Последнее редактирование: 27 Апреля 2011, 23:56:16 от исСЛЕДОВАТЕЛЬ »
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 31 598
  • Константин Борисович Стрельбицкий

Уважаемые коллеги!
Очередные дни работы в РГАЛИ пополнили предыдущие списки документов (все они полностью обработаны) ещё несколькими:
- письмо М.Г.Кирсанова с пересказом рассказа его племянника Алексея Григрьевича кирсанова – участника боёв в районе Бреста в 1941 году,
- письмо Александра Сергеевича Кузичкина, с июля 1941 года находившегося в плену в Бресте,
- письмо Лидии Ивановны Башкирово о её отце младшем лейтенанте Иване Марковиче Ващилове, служившем в Брестской крепости,
- материалы архивного дела под названием «Списки и адреса частников обороны Брестской крепости. Телевизионных передач «Рассказы о героизме» ( = «Подвиг»), составленные секретарём С.С.Смирнова А.И.Мауриным»,
- и, наконец, самое интересное и содержательное архивное дело – «Стенограмма беседы корреспондента газеты «Крымский комсомолец» с участниками обороны Брестской крепости И.А.Алексеевым и Я.И.Котолупенко» - к сожалению, текст стенограммы … неполный, без начала, но и так 12 машинописных листов рассказа непосредственных участников обороны Брестской крепости!
Обработка этих документов уже ведётся, на очереди – новые!
С уважением – К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 31 598
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Из моей информации вот отсюда - http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=16528.15 :
"Только что общался по телефону с заместителем директора по научной работе Мемориального комплекса «Брестская крепость-герой» уважаемой Ларисой Григорьевной Бибик по поводу предстоящей конференции. Она заверила меня, что всё состоится по плану 9 - 10 июня...
Идя навстречу организаторам конфренции, я снял из программы одно из двух своих заявленных выступлений. ... С кратким же сообщением на вторую заявленную мной тему - «Документальные свидетельства обороны Брестской крепости, отложившиеся в личном фонде С.С.Смирнова в Российском государственном архиве литературы и искусства в Москве» (отдельная тема - вот здесь -  http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=16809.0 ) - планируется моё выступление "с места" на круглом столе.
Обсудили так же вопросы ... передачи музею текстов писем С.С.Смирнову..."
Последние будут переданы мной при первом визите в музей в электронном виде.
В самое ближайшее время планирую начать в данной теме публикацию этих текстов "по многочисленным просьбам трудящихся" :), занимающихся изучением обороной Брестской крепости.
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

AdviseR

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 189
Обсудили так же вопросы ... передачи музею текстов писем С.С.Смирнову..."
Последние будут переданы мной при первом визите в музей в электронном виде.
В самое ближайшее время планирую начать в данной теме публикацию этих текстов "по многочисленным просьбам трудящихся" :), занимающихся изучением обороной Брестской крепости.
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Уважаемый Константин Борисович! От имени трудящихся - с нетерпением ждем публикации найденных Вами материалов. А вот музейщики только и ждут, как бы им принесли готовое на блюдечке. Уровень исследовательской работы там - нулевой, а точнее она практически не ведется. Их максимум - школьников водить по крепости и сказки рассказывать. На Вашем месте ничего бы им не передавал, пусть научатся сами хотя бы в Интернете собирать информацию. Извините, накипело :)
Записан
С уважением,
Долговский Андрей Леонидович

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 31 598
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Начинаю обещанную публикацию писем С.С.Смирнову из его личного фонда в РГАЛИ.
Привожу их ПОЛНЫЕ тексты в полностью обработанном виде, но без точных ссылок на источник и "реквезитов" публикатора (то есть себя :) ).  Именно в таком виде, но со ссылками и "со мной" их тексты будут переданы в музей в Бресте в электронном виде.
Сразу же предупреждаю, что очень многого от большинства из этих писем ждать не следует, и хотя есть и очень содержательные, но большинство содержит минимальную информацию непосредственно по обороне Брестской крепости.
Заранее благодарен специалистам по этой теме за возможные комментарии и за размещение информации о данных публикациях на профильных "брестско-крепостных" форумах.
Итак, начнём:

Документы 1 - 3.
Подборка из 3 писем бывшего курсанта 1-й роты полковой школы младшего начальствующего состава 44-го стрелкового полка Александра Ивановича Плешкова, проживавшего в 1965 году по адресу: «Свердловская область, г [ород] Каменск-Уральский, Ленинский посёлок, п/я [должно быть «п/о» - почтовое отделение] 14, ул [ица] Металлистов, [дом] 21».

1. Недатированное письмо, отправленное в 20-х числах марта 1965 года (оттиск почтового штемпеля с датой отправки плохо пропечатан) на адрес «Москва, Центральная студия телевидения, Смирнову Сергею Сергеевичу» (получено по почтовому штемпелю 30.04.1965; на конверте – пометы «Брест» и «(от защитника Брестской Крепости, 44 [-й] с [трелковый] п [олк] )»):

«Здравствуйте, дорогой и родной Сергей Сергеевич!
Сергей Сергеевич! Вы воскресили нас, брестовцев и являетесь родным нашим отцом! И я, Плешков Александр Иванович, бывший курсант школы младших командиров, I стр [елковой] роты, 44 [-го] стр [елкового] полка, до сих пор неизвестный по многим причинам Вам, пишу Вам, как родному отцу.
Превозмогая своё состояние нездоровья, я решаюсь написать Вам следующее. Недавно, в связи с предстоящим двадцатилетием победы, Каменск-Уральский гор [одской] военкомат ( [Военный комиссар -] Полковник тов [арищ] Грызлов Ал [ексан] др Фёд [орович] ) предложил музею города собрать материалы обо мне, как [об] участнике обороны Брестской крепости, [и,] кроме того, написать [обо мне] в газете «Каменский рабочий». Что меня очень взволновало, хуже, чем я пережил свою трагическую довоенную и после и военную жизнь [так в оригинале] . Кто я таков, чтобы обо мне писать? Меня узнали в нашем городе несколько лет тому назад после встречи с Клыпой Николаем Сергеевичем, причём кто-то во время его лекции сообщил ему [обо мне] , он назвал меня (он был в нашем городе) – и все присутствующие в зале ахнули! Меня, как учителя, все знают. С тех пор меня приглашают с рассказами о Бр [естской] крепости. Кстати, у меня и материалов-то никаких нет, даже Вашей книги, в которой я очень нуждаюсь.
Я понял, что люди Урала проявляют очень большой интерес к нашей легендарной крепости. После моих высказываний всегда просят написать Вам и передать от своего имени добрые пожелания Вам, дорогой Сергей Сергеевич!
Люди Урала Вас полюбили накрепко, они слушают Вас и радуются всякой новой встрече с Вами, хотя бы по телевидению.
Сергей Сергеевич, прошу извинить, что отнимаю у Вас драгоценное время, обращаюсь к Вам: посоветуйте, как мне быть? Для музея у меня ничего нет, где можно достать хотя бы фотографии крепости и прочее другое, что бы помогло нашим людям понять цену тех героических дней начала войны? С братьями Исполатовыми я тоже буду переписываться, я с ними в одной роте был, жили мы у Сев [ерных] ворот. В ночь на 22.6.41 г [ода] я стоял на посту у штаба 44 [-го] с [трелкового] п [олка]. Хотелось бы узнать адрес нашего дорого Командира полка Гаврилова П.М. Я перенёс тяжёлый плен, [из которого] бежал в 1945 г [оду] . Если бы мне довелось рассказать Вам об этом чёрном прошлом! Когда рассказываю людям – они слушают [меня] почти со слезами, говорят, что и глубоко душу тревожит. Не могу без волнения говорить, но говорить всё же могу, а [вот] писать – нет. В эти волнующие дни, когда американцы творят свои кровавые мерзости во Вьетнаме, а гитлеровцев хотят амнистировать в Бонне, хочется вместе с Вами по телевидению крикнуть нашим брестовцам и всему народу – «Не быть этому! Нет!»
Считаю своей обязанностью и долгом нести выше боевое знамя защитников крепости, вести неустанную борьбу за мир на земле. Радостно сознавать, что люди становятся сильными во всех отношениях, когда они слышат живое слово о героях, погибших за Родину. Мои слушатели как бы слышат в моём голосе, в моих волнениях – голос наших дорогих измученных в фашистских застенках людей, которые просили передать своему народу, родной земле их последние прощальные слова, и что умерли они непокорёнными.
Там, за проволокой было страшно каждому из нас одно: погибать в тяжёлых муках неизвестности; мы давали наказ друг другу, о том, что если кто-нибудь из нас останется в живых, рассказать обо всех нечеловеческих муках наших людей. Что и выпало на мою долю, я выполняю этот наказ. Только годы культа [личности Сталина] надолго задержали выполнение этого наказа.
Сергей Сергеевич, в 1966 году, очевидно, все защитники съедутся вновь в крепость, я заранее рад встрече со всеми, жду [её] с нетерпением. У меня три сына растут: 1949, 1948 и 1958 годов рождения.
С большим волнением буду ждать Вашего подробного ответа, его будут ждать и мои слушатели – Каменск-уральцы, вместе с которыми [я] желаю Вам, дорогой Сергей Сергеевич, отлично здоровья, успехов в Вашей неутомимой деятельности.
Бывший курсант 44 [-го] с [трелкового] п [олка] А.И.Плешков.
Мой адрес: Свердловская область, г [ород] Каменск-Уральский, п/я 14 [см.комментарий выше] , пер [еулок] Металлистов, [дом] 21».


2. Письмо от 12.04.1965, отправленное по почтовому штемпелю 13.04.1965 на адрес «г [ород] Москва, Студия телевидения, писателю Смирнову Сергею Сергеевичу» (получено по почтовому штемпелю 17.04.1965; на конверте – помета «(О Брестской крепости)»):

«Здравствуйте, дорогой Сергей Сергеевич!
Сегодня, в день космонавтов [День Космонавтики] я с волнением слушал Вас об исторических боевых делах наших героев-лётчиков. Вы упомянули опять о Бресте. Я сразу же, несмотря на поздний наш уральский час, сел за письмо. Не обладая крепкой памятью, я всё же старался вспомнить первую схватку в первый день войны в Брестской крепости. Я уже написал Вам первое письмо в марте этого года, в котором указал, что я в ночь на 22/VI- [19] 41 г [ода я] стоял на посту на центральном острове, что в первый час я оказался где-то на холмистом берегу Мухавца, переплыв его. Там, на этом берегу был старший лейтенант, по приказанию которого и мы (под пулемётным или автоматным огнём, среди взрывов) переплыли. В книге Вашей я узнал о нём - [это был] ст [арший] лейтенант В.И.Бытко. Он в первые же минуты сумел часть бойцов вывести на наше место сбора через сев [ерные] ворота. Мне думается, не он ли это вернулся на противоположный берег Мухавца (видно, у сев [ерных] ворот в это время были немцы)? По фотографии мне кажется [, что это - именно] он. Он организовал быструю оборону, чтобы предотвратить окружение крепости с юга и севера. Причём я запомнил его энергичным, быстрым. Он чётко и уверенно отдавал команды о занятии обороны. Когда с юга появились на надувных лодках фашисты (я перед этим ему сообщил, что я станковый пулемётчик, а с собой у меня была винтовка, да 5 – 10 патронов в подсумке), мне был подброшен ручной пулемёт и два диска, уже набитых патронами (причём, и пулемёт, и патроны были мокрые). Подпустив ближе немцев, ст [арший] лейтенант скомандовал: «Огонь!». Фашисты были нами уничтожены, часть их повернула обратно, но из крепости кто-то вёл тоже огонь и добил их.
По Вашему описанию, ст [арший] л [ейтенан] т Бытко сумел на второй день войны проскочить в крепость. Вся его, среднего роста фигура, внезапность появления, моментальность движения напомнили мне именно того ст [аршего] л [ейтенан] та, который сумел поставить нас в рамки боевого духа, дать отпор десантникам.
Интересен и тот факт, откуда появился пулемёт и мокрые патроны. Совсем недавно я узнал, что эти патроны в вещ [евом] мешке из нашего караульного помещения у Тереспольских ворот принёс Соколов Артемий Тимофеевич, он тоже переплывал Мухавец и на берегу был тяжело контужен, видимо, его это были патроны. К великому сожалению, Соколов умер в нашем городе Каменск-Уральский в 1963 г [оду] . Он попал в плен и всю войну был в плену. Мы с ним встретились неожиданно в 1962 г [оду] , а поговорить не пришлось – он слишком тяжело переживал ужасы своей судьбы, как я не пытался узнать у него, он мне ничего не смог рассказать, обещал позже, состояние здоровья было плохое. А я не спешил его тревожить. И вдруг, на 45 [-м] году жизни он скончался, так и не сказав ничего.
Соколов никому ничего так и не сказал, о его судьбе знала только жена его, которая мне рассказала, что, будучи без сознания, он оказался среди убитых, потом, войдя [придя] в сознание, он уполз, якобы, ему удалось недалеко от Бреста быть в партизанском отряде, а затем попал в плен. Мы с Соколовым – односельчане, вместе служили в 1 [-й] стр [елковой] роте 44 [-го] стр [елкового] полка, жили в казарме у Сев [ерных] ворот. Как долго молчал он, так же, как и я! Но душевные раны не дают покоя! В 1940 г [оду] нас с Урала в крепости служило 30 человек из Багарякского р [айо] на Челяб [инской] обл [асти] . Летом я думаю заняться поиском, нет ли ещё кого в живых, какова судьба каждого. Я понял, что коллективно легче восстанавливать прошлое, а пока я – один, поблизости больше нет никого. Состояние здоровья не сулит [мне ничего] хорошего. Но сидеть, сложа руки, я не имею права. Стал чаще выступать с воспоминаниями перед учащейся молодёжью – она, наша смена, должна знать, какой ценою досталась победа.
Готовлюсь к поездке в 1966 году в Крепость для встречи со своими однополчанами: с братьями Исполатовыми, с ком [андиром] полка Гавриловым, с П.С.Клыпой и другими.
Собираюсь писать воспоминания о всей моей службе в Отеч [ественную] войну.
С горячим приветом!
Желаю Вам, Сергей Сергеевич, крепкого здоровья.
Бывший курсант школы младших командиров 44 [-го] стр [елкового] полка Плешков Александр Иванович
12/IV [-1965 года] ».


3. Письмо от 07.10.1965, отправленное по почтовому штемпелю 11.10.1965 на адрес «г [ород] Москва, Центральная студия телевидения, Смирнову Сергею Сергеевичу» (получено по почтовому штемпелю 19.10.1965):

«Здравствуйте, Сергей Сергеевич!
Пишу с больничной койки – не удивительно, что часто приходится болеть, донимает радикулит. Это письмо к Вам – не первое, знаю, что и оно будет без ответа, глубоко сочувствую: Вам трудно ответить теперь уже не на сотни, а на тысячи писем. Но какая-то неведомая сила влечёт делиться с Вами, Сергей Сергеевич, обо всех невзгодах и трудностях не только прошлой, но и настоящей жизни. Это пишет Плешков Ал [ексан] др Иванович из I стр [елковой] роты 44 [-го] стр [елкового] полка Бр [естской] Крепости. В прошлых письмах я описывал кратенько страшные события первого дня вероломного нападения гитлеровцев на мирную Крепость нашу, я был в наряде вместе с братьями Исполатовыми, с одним из них, с Николаем, активно переписываюсь. В первые же часы, после чувства растерянности и страха довелось участвовать в уничтожении фашистов, плывших на надувных лодках, в обороне Бреста, Барановичей, окружениях, Минска, Могилёва, Смоленска, Ярцева и др [угих] городов нашей родины довелось оборонять, биться с кровавым врагом. Довелось и партизанить в Брянских и Смоленских лесах, испытать чудовищный плен в концлагерях Молодечно, в Германии, снова после побега добивать извергов человечества; искать наших и ненаших, умирать вместе с сотнями таких же молодых товарищей, которые имели такое же право на жизнь. Всё послевоенное время я живу с тревогой на сердце, с душевными, никогда не заживающими ранами, иначе и не может быть. Родина крепнет, сейчас она уже не та, что была до войны, хочется верить, что на нашей земле всегда будет мир, борьбу за который надо усилить втройне. На моих глазах много сотен погибло людей, пусть они безымянные, стёрлись из памяти их имена, но они не погибли бесследно, их сердца бьются и по сей день рядом с моим, тревожат и просят рассказать народу о них, непокорённо умерших. Нет, они не умерли, они видят Родину, смотрят глазами, пусть не своими, слышат ушами посланцев своих, живых уцелевших чудом, передают свой прощальный привет. Часто приходится мне выступать, рассказывать горькую правду начала войны, внимательно слушают люди, слушают сердца тех, что погибли в огне. Я с волнением смотрел и слушал выступления участников слёта следопытов в Крепости по телевидению, как это всё прекрасно тревожит сердце, память о людях погибших никогда не умрёт!
Я работаю учителем, недавно лечился на курорте «Самоцвет» на Урале, но болезнь такова, что снова лежу в больнице. Меня мучит хуже болезни одна несправедливость, не всё ещё гладко, душевно в жизни идёт. Семья у меня – 6 человек: три сына, жена и бабушка. Люди относятся ко мне со вниманием, дали от Каменск-Уральского горкома союза учителей 30%-ную путёвку на курорт. Поэтому я летний отпуск полностью не использовал, 26 дней из 48 оставил на время курорта в сентябре, чтобы не оставить семью без содержания, но меня после курорта постигло горькое разочарование: неиспользованный отпуск пропал – оказывается, учитель не имеет права использовать отпуск для лечения в учебное время, [и] я остался без содержания, [а] семья – без зарплаты. Бюллетень на время лечения нам не положен, отпуск длинный, а отпуск только летом, когда путёвку достать было невозможно. Не только я, все учителя во время учебного года едут без содержания на курортное лечение. Многие товарищи соглашались заменить меня на работе (я веду столярное дело) с тем, чтобы я [потом, в свою очередь, ] мог заменить их – и, казалось бы, ни для кого ущерба нет, одна польза. Дети были оставлены без моих уроков в сентябре, а в октябре я лёг в больницу. Программа не выполняется. Трудно себе представить положение детей, которые не изучают положенную программу. Таким образом, лечение моё идёт не на пользу производству, и мне нет пользы: уплатил 38 руб [лей] за путёвку и 120 руб [лей] потерял зарплаты. Льготная путёвка явилась нельготной.
Мучает меня и другой вопрос. Я знаю лично людей, погибших в крепости, но [они] до сих пор числятся без вести пропавшими. В 125 [-м] полку служил вместе призванный со мной Кадочников Алексей Иванович, в ночь на 22 июня он дежурил в конюшне и погиб в первый же день утром, я видел его труп обгоревший. Родители его живут в Челябинской области, село Багаряк; они потеряли трёх сыновей – надо представить трагизм этой семьи! А ведь у него, Кадочникова остался без него уже родившийся сын, сейчас уже взрослый, свою семью имеет.
В 1963 году умер ещё один из защитников крепости Соколов Арсений Тимофеевич в возрасте 45 лет, его судьба трагичная, душевные раны надломили его, он даже не поделился ни с кем воспоминаниями. Мы с ним служили в одном взводе I стр [елковой] роты. Только от его жены я узнал, что это он обеспечил патроны для уничтожения фашистов на надувных лодках, его патронами, мокрыми (он переплывал Мухавец) стрелял и я, а он сразу же был тяжело контужен. Мне кажется, что этих людей стоит вписать в соответствующие части в крепости, в которых они служили.
Считаю своим долгом разыскивать родственников погибших и оставшихся немногочисленных живых по Свердловской области, нашёл двух защитников, живущих в гор [оде] Свердловске: из 455 [-го] полка Воробьёва Степана Васильевича и из 333 [-го] полка Никитина Илью Никитича. 26.IV- [19] 65 г [ода] состоялась горячая встреча с ними. Поиски продолжаю. Как только кончится лечение, начнётся целый ряд выступлений, люди ждут, особенно нужно воспитывать молодёжь. Этой благородной задаче посвящаю всю свою жизнь, насколько хватит здоровья и сил.
С душевно-горячим приветом к Вам, Сергей Сергеевич -
Бывший солдат 44 [-го] стр [елкового] полк [а] Бр [естской] крепости Плешков Ал [ександр] Ив [анович].
P.S. Сергей Сергеевич!
Страшно хочется знать, как и когда будет встреча в 25-летие нападения на крепость? Я готовлюсь впервые ехать, хочется встретиться с командиром 44 [-го] с [трелкового] п [олка] П.М.Гавриловым, с Клыпой П., с братьями Исполатовыми и многими другими брестцами. Как это должно проходить: или по вызову через горвоенкомат, или ехать самостоятельно придётся? Ведь это знаменательное событие! Я даже заранее волнуюсь. До сих пор я ещё не был в крепости по причине болезни.
С приветом [подпись]
7/Х-1965 г [ода] . Сожалею, что не знаю Вашего адреса».

Продолжение публикации следует!
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
« Последнее редактирование: 14 Октября 2015, 11:31:43 от murylev »
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 31 598
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Продолжаю публикацию текстов писем С.С.Смирнову из его личного фонда в РГАЛИ по теме обороны Брестской крепости.

Документ 4.
Письмо от 21.11.1964 от бывшего красноармейца 44-го стрелкового полка Степана Прокофьевича Хуторяна, отправленное по почтовому штемпелю 22.12.1964 с адреса «г [ород] Умань Черкасской области, ул [ица] Бетховена,  [дом] 25/7» на адрес «г [ород] Москва, Издательство «Детская литература», М [алый] Черкасский пер [еулок] , [дом] 1, автору книги «Брестская крепость» Смирнову Сергею Сергеевичу» (получено по штемпелю 24.11.1964; на конверте – помета: «Заказное с уведомлением» и штамп «Умань [,] З [аказная корреспонденция] № 0318»):

«Здравствуйте, уважаемый Сергей Сергеевич!
Прочитал я написанную Вами книгу «Брестская Крепость».
С помощью героев-защтников Брестской крепости и других многочисленных товарищей Вы, Сергей Сергеевич, в своей многолетней, кропотливой, неустанной работе создали замечательный документ. Подробно опытному врачу-рентгенологу просветили и показали в своей книге исключительную тревогу, в какой обстановке для наших войск и нашего народа внезапно началось вероломное нападение немецко-фашистских захватчиков на нашу страну.
Вы с большим вниманием и неторопливостью, как подобает настоящему коммунисту, раскрыли и показали в книге массовый героизм наших командиров, политработников, бойцов и семей военнослужащих.
Несмотря на внезапность и численное превосходство фашистов во много раз, наши воины показали стойкость, храбрость, высокую преданность, верность присяге и горячую любовь к нашей Родине. Многих героев Брестской крепости Вы показали подробно всему народу.
Среди настоящих героев Брестской Крепости и наш командир 44 [-го] с [трелкового] п [олка] м [айо] р Гаврилов, который в тяжёлой и очень сложной обстановке был командиром Брестского гарнизона в крепости. Сколько мужества, храбрости и стойкости в этом командире!
Сколько пришлось ему пережить и перенести горя и страданий, всё же его ничто не сломило – настоящий коммунист-ленинец!
М [айо] р Гаврилов вполне достоин носить высокое звание Героя Советского Союза. Мы гордимся за всех прославленных героев Брестской Крепости!
Герои Брестской Крепости, несмотря на тяжёлые годы плена, находясь не один раз перед смертью, голодные, замученные в тяжёлых, невыносимых испытаниях, всё же не уронили высокой чести Советских воинов, постоянно помня о своей Родине. Чудо-богатыри разных наций нашего многонационального государства!
Наши герои Брестской крепости будут жить в веках и служить образцом примера для воспитания новых и новых поколений и памятью для воинов нашей славной Советской Армии, стоящих на боевых постах.
Я, как и весь наш народ, рад, что многие герои Брестской Крепости остались живыми, и судьба их решена справедливо. Большая заслуга Вам, Сергей Сергеевич! От себя лично я приношу Вам большую благодарность за Ваш большой труд, за Вашу чувствительность, доброту и внимание.
Вы окрылили сотни семей!
Вы сделали исторически важный и ценный документ.
Я – участник Великой Отечественной войны. Меня война застала в Брестской крепости, северные ворота. Там располагался наш батальон 44 [-й] с [трелковый] п [олк]. Был я в то время красноармейцем. В ночь на 22 июня [19] 41 года я и писарь нашей роты находились в городском увольнении в театре. Возвратились в расположение своей роты в 2 час ночи.
Только перед самым нападением на нашу Родину я уснул.
В четыре часа началось массированное артиллерийско-миномётное нападение с земли и с воздуха немецко-фашистскими захватчиками.
В казарме стало плохо видно, а в сторону границы – сплошное огненное красное зарево от вспышек орудий и миномётов было видно, так как окна [нашей казармы были] обращены в сторону границы.
Перед окнами рвались сотни снарядов и мин. Я думал, что это – непрерывный гром и молния. Всё кругом тряслось. Был приказ из казармы никому не выходить, затем поступил приказ быстро занимать оборону за крепостью.
В книге Вы привели пример со слов нашего комиссара Артамонова, который поднял батальон по тревоге с целью занять оборону в заранее намеченном районе.
Всё это я написал не потому, что в какой-то мере отношусь к защитникам Брестской Крепости, нет. Я же непосредственно в крепости не сражался. Но в наступлении и в атаке за крепость участвовал уже за городом.
Закончил я войну в Кёнигсберге, а затем [участвовал] в войне с Японией. В плену и в окружении не находился.
Желаю всем героям Брестской крепости и Вам лично доброго здоровья, счастья в личной жизни и успехов в труде.
Думаю, что, если не Вы, так другие разведчики [поисковики] найдут ещё наших героев Брестской Крепости, сражавшихся за нашу Родину, погибших в жестоких боях и оставшихся в живых, но пока ещё неизвестных Родине.
В настоящее время я – офицер запаса, по воинскому званию – капитан, командир артиллерийской батареи. Уволен из рядов Советской Армии по болезни в начале 1957 года.
Работаю на Уманском заводе «Манометр», слесарь-инструментальщик.
Проживаю [по адресу: ] г [ород] Умань Черкасской области, ул [ица] Бетховена, [дом] 25/7, Хуторян Степан Прокофьевич.
С уважением к Вам [подпись]
21 ноября 1964 г [ода] ».

Продолжение публикации следует!
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
« Последнее редактирование: 14 Октября 2015, 11:33:24 от murylev »
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 31 598
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Продолжаю публикацию текстов писем С.С.Смирнову из его личного фонда в РГАЛИ по теме обороны Брестской крепости.

Документ 5.
Недатированное письмо от бывшего замполитрука роты 459-го стрелкового полка Петра Михайловича Саламатина, отправленное по почтовому штемпелю 15.11.1964 с адреса «Донецкая обл [асть] , г.Харцызск, ул [ица] Гастелло, [дом] 40» на адрес «г [ород] Москва А-55, Сущёвская ул [ица], [дом] 21, Издательство ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия», Массовый отдел, Смирнову С.С.» (получено по штемпелю 17.11.1964; на конверте – помета: «Об обороне Брес [тской] креп [ости] »):

«Здравствуйте, Сергей Сергеевич!
Пишет Вам участник обороны Брестской крепости – Саламатин Пётр Михайлович, житель г [орода] Харцызска Донецкой обл [асти].
Прежде, чем писать об обороне Брестской крепости, хочу сообщить о себе: родился в 1921 г [оду] в Донбассе, в 1940 г [оду] был призван в ряды Красной Армии, службу проходил в 459 [-м] с [трелковом] п [олку] 42 [-й] с [трелковой] д [ивизии] 4 [-й] армии, который дислоцировался в селе Старые Пески Брестской обл [асти] , а 42 [-я] с [трелковая] д [ивизия] – в м [естечке] Картузска-Береза. В 1940 г [оду] я был направлен на учёбу при штабе дивизии в ДПШ (дивизионно-партшколу [дивизионную партийную школу] ), весной 1941 г [ода] окончил её, получил звание [должность] замполитрука роты и направлен в 459 [-й] с [трелковый] п [олк] для прохождения службы.
Зимой с 1940 по 1941 гг. [оды] начались военные маневры нашей армии в района гг. [городов] Кобрина, Жабинка, Бреста, Пружан и т.д.
В состав 42 [-й] с [трелковой] д [ивизии] входил 44 [-й] с [трелковый] п [олк], 333 [-й] , 459 [-й] с [трелковые] п [олки] , 84 [-й] с [трелковый] п [олк], 125 [-й], авто [мобильный] бат [альон] , арт [иллерийский] полк и т.д. [К началу войны в состав 42-й стрелковой дивизии 28-го стрелкового корпуса 4-й армии Западного особого военного округа организационно входили следующие части и подразделения: 44-й, 455-й и 459-й стрелковые полки, 17-й гаубичный и 472-й артиллерийские полки, батальоны - 18-й отдельный связи, 84-й разведывательный, 262-й сапёрный, 158-й автомобильный, 3-й медико-санитарный, 4-й противотанковый и 303-й зенитный отдельные артиллерийские дивизионы, 35-я отдельная рота химической защиты, 9-я полевая автомобильная хлебопекарня и прочие мелкие подразделения тылового обеспечения] .
Во время учений, примерно за месяц перед войной штаб 459 [-го] с [трелкового] п [олка] расположился на ст [анции] Жабинка, от г [орода] Бреста в 20 – 25 км [километрах] , штабы других полков и дивизии расположились в г [ороде] Бресте и [в Брестской] крепости.
В Брестской крепости находились войска от каждого стрелкового полка, но какое количество, я сейчас сказать не могу.
Я, Саламатин примерно за месяц перед войной был направлен для прохождения службы в Брестскую крепость, и как раз в это время проходил дивизионный семинар политработников от всех полков в связи с военными учениями.
Находясь в крепости, редко когда ночь проходила спокойно, имели место нарушения границы самолётами немцев, и когда наши самолёты подымались в воздух, немцы уходили к себе, произведя разведку.
Ночью были слышны шум и лязг гусениц и моторов, всё больше стало появляться немецких солдат в деревне с противоположной стороны Буга.
Немцы усилили разведку, стали засылать в нашу сторону шпионов и диверсантов под всяким предлогом.
Автор этих строк за г [ородом] Брест в лесу, недалеко от шоссе, где проводились танковые учения, задержал подозрительного, делающего какие-то пометки, и доставил в штаб, который [, подозрительный] оказался матёрым шпионом.
Вся эта творившаяся подозрительная возня вызывала подозрение, ходили различные слухи. Но среди наших войск и командования всё было спокойно, никаких мер к усилению боеготовности войск не было.
Наблюдая лично за творившимся по ту сторону Буга, я написал родным в Ст [аро]-Бешевский р [айо] н Донецкой обл [асти], поскольку это очень тревожно, о том, что скоро должно что-то произойти с соседями по ту сторону границы.
Слова мои сбылись, и родные часто вспоминали об этом после войны.
В ночь с 21 на 22 июня 1941 года я с группой бойцов был в городе Бресте. Ходили в кино, по возвращении в крепость, на рассвете, примерно около 4-х часов, грохот страшной силы потряс крепость и её казематы, земля дрожала, горели здания казарм, столовой, рушились стены, в дыму и огне трудно было что-либо разобрать, кругом слышны крики, плач, призывы о помощи.
Появились раненные, горели дома ком [андного] состава, бежали дети, женщины в форты и казематы.
В это время некоторые офицеры попытались спасать свои семьи на машинах, но было поздно – немцы огнём и авиацией блокировали все выходы, началось замешательство, не было руководства, но это продолжалось недолго. Все думали, что это провокация – вылазка, но очень противник усиливался, авиация висела над крепостью, стало ясно – надо принимать меры к длительной обороне.
Через 15 – 20 минут появились раненые и убитые, командиры призывали бойцов к спокойствию, распределяли участки обороны, к башням, фортам, казематам бежали солдаты и стреляли.
К центральной цитадели прибегал капитан Фомин с одним капитаном, которого я хорошо знал по докладам и выступлениям среди бойцов в мирное время. Они призывали к организованности и приняли меры к обороне, распределяли обязанности. В это время прибежал командир 44 [го] с [трелкового] п [олка], майор, фамилию его я тогда ещё не знал, но видел много раз, и дал команду мобилизовать силы для отражения атаки немцев с южного острова. В это время немцы пошли в атаку на ж [елезно-] д [орожный] мост и [через] наведённый понтонный мост через Мухавец. В это время пограничники вели бой на западном острове. Положение в крепости принимало очень тяжёлый характер, но люди не дрогнули.
Автор этих строк с группой бойцов был направлен к домам -го] с [трелкового] п [олка] с аналогичным указанием.
Прикрывать нас должны танки во время отрыва от крепости через северные вороты и бойцы, которых несколько раньше из крепости на окраину г [орода] Брест вывел один политрук.
Очень дорого обошлось нам, чтобы добраться до южной части г [орода] Бреста, а потом в неё. В живых осталось всего 6 чел [овек], половина из них – раненых.
Должен отметить, что очень геройски сражался и нас прикрывал, небольшую группу, пулемётчик – Пинчук Борис Иванов [ич] , родом с Донбасса, мой земляк и однополчанин, уже раненый, не бросил пулемёт, и бил до конца, до последнего патрона, чем дал нам возможность уйти в лес, и около деревни Варшавского шоссе был взят немцами в плен.
Впоследствии его загнали работать на шахты во Францию, в 1945 г [оду] он был передан нашим войскам и в 1947 г [оду] умер от туберкулёза и ран у себя на родине.
Я имел счастье после войны его видеть и говорить [с ним] на эту тему.
Кто [такой был] л [ейтенан] т Иванов – я не знаю, услышал его фамилию и хорошо помню при получении задания, [он] имел орден «Кр [асной] Звезды», хромал на одну ногу, он говорил, что участвовал в боях в Финляндии.
Погиб он при переходе через Варшавское шоссе.
Когда мы добрались до окраины г [ород] Брест, в центре шла стрельба, и бойцы в одиночку и группами бежали из города. С оставшимися бойцами вышли мы восточнее Бреста параллельно шоссе в 2-х – 3-х км [километрах] , нашли бричку с лошадьми и почти благополучно добрались в Жабинку примерно в 12 трелкового] п [олка] и личный состав в это время уже были в боевой готовности, строились в колонны и двигались по Варшавскому шоссе в г [ород] Брест.
Здесь был и командир дивизии-42, подполковник, которого я хорошо знал в лицо.
Доложил приказание Фомина и обстановку командиру дивизии, и после они [командиры мне] ответили: «Мы знаем, мы идём на помощь!».
Я был направлен в одну из рот в составе этих войск и пошёл на Брест.
22 июня примерно в 15.00, не дойдя до г [орода] Брест 2 – 3 км [километра] , наши войска заняли оборону возле одной деревни в опушке леса справа от Варшавского шоссе на расстоянии 500 м [етров] , поскольку разведка и отступающие солдаты сообщили, что немцы заняли город, и несколько танков и мотопехота начали продвижение на восток, в сторону Жабинки. Всего нас было 3.000 тыс [ячи] [так в оригинале; следует читать «3.000» или «три тысячи»] бойцов, несколько орудий и примерно 20 – 25 танков.
Немцы двигались от нас уже (вернее в нашу сторону) на расстоянии 1,5 км [километров] . Дана была команда приготовится, артиллерия открыла огонь по колонне немцев, в это время они приняли боевой порядок – фронтом за танками пошли на наши рубежи, расстреливая всё живое.
Наши войска поднялись в контратаку, [немецкие] танки давили [наших] бойцов гусеницами и расстреливали из пулемётов, началась паника и отступление, почти половина бойцов осталась лежать в лесу и на шоссе под Брестом, так и не добравшись до своих в Крепость.
Сергей Сергеевич! Трудно писать об этом, и чем больше [я] пишу, тем больше возрождаются события героической борьбы за крепость и Брест.
Уже в первую минуту войны не было никакой связи между полками, дивизией, армией, между заставами на границе.
Сергей Сергеевич! Вас заинтересует вопрос, почему я до сих пор молчал? Отвечу кратко. Когда я услышал Ваши выступления по радио в 1960 г [оду], я, будучи в [Харцызском] Рай [онном] воен [ном] ком [иссари] ате, как офицер запаса, сказал нач [альнику] II части [по учёту офицерского состава запаса] п [од] полковн [ику] Деркачу, что и я участвовал в обороне Брестской крепости, был контужен и ранен, [а] он потребовал справки, но кто дал бы мне тогда, а что касается 42 [-й] с [трелковой] д [ивизии], он ответил, что за неё вообще нечего говорить. Я [и] умолчал. Сообщал в РК КПУ и Исполком [Харцызские районный комитет Коммунистической партии Украины и Исполнительный комитет районного совета народных депутатов] , там [моей информации] тоже не придали значения. На этом я и успокоился. В день освобождения Белоруссии [4 июля] я слушал Вас по телевидению и решил всё-таки написать.
Писать кончаю.
С уважением к Вам [подпись].
Мой адрес: Донецкая обл [асть] , гор [од] Харцызск, ул [ица] Гастелло, [дом] 40, Саламатину Петру Михайловичу ».

Продолжение публикации следует!
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
« Последнее редактирование: 14 Октября 2015, 11:39:50 от murylev »
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 31 598
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Продолжаю публикацию текстов писем С.С.Смирнову из его личного фонда в РГАЛИ по теме обороны Брестской крепости.

Документ 6.
Письмо от 15.02.1960 от бывшего красноармейца 333-го стрелкового полка Виктора Алексеевича Лукина, отправленное по почтовому штемпелю 17.02.1960 с адреса «Москва, Ж-109, 3-я Карчаровская [улица] , дом № 7а, кв [артира] 7 » на адрес «Москва, И-18, Октябрьская ул [ица] , дом № 69, кв [артира] 86, Смирнову Сергею Сергеевичу» (получено по почтовому штемпелю в тот же день; на конверте – пометы: «Найти адреса» и «Лукин В.А. 15/II- [19] 60. Просит сообщить ему адреса однополчан из 333 [-го] с [трелкового] п [олка] , особенно - Видонова и Пенкина» ):

«Здравствуйте, Сергей Сергеевич!
Прошу извинить за беспокойство. Я прекрасно понимаю Вашу огромную работу, Вашу постоянную занятость.
Я хотел бы просить Вас, когда Вы будете свободны, поискать в вашем архиве о Брестской крепости адреса моих однополчан, которые остались в живых, и выслать эти адреса мне.
Мне очень хочется связаться с моими бывшими товарищами по службе в крепости в 333 [-м] стр [елковом] полку, с которыми я вместе участвовал в обороне крепости. Особенно меня интересуют Видонов В.И. и Пенкин Андрей.
Если моя просьба не затруднит Вас, сделайте одолжение.
До свидания! [подпись]
15/II- [19] 60 г [ода]. Мой адрес: Москва, Ж-109, 3-я Карачаровская ул [ица], дом № 7а, кв [артира] 7. Лукин Виктор Алексеевич».

Продолжение публикации следует!
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
« Последнее редактирование: 14 Октября 2015, 11:41:35 от murylev »
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 31 598
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Продолжаю публикацию текстов писем С.С.Смирнову из его личного фонда в РГАЛИ по теме обороны Брестской крепости.

Документ 7.
Письмо от 30.09.1965 от бывшего командира пулемётного взвода 455-го стрелкового полка лейтенанта Ивана Герасимовича Шереткова, отправленное по почтовому штемпелю 01.10.1965 с адреса «Арх [ангельская] обл [асть] , Плесецкий р [айо] н, О [бозерская] Л [есотехническая] Ш [кола] » на адрес « г [ород] Москва, Союз Советских писателей, Смирнову Сергею Сергеевичу» (получено по штемпелю 04.10.1965; на конверте – помета: «Брест; просит содействовать учёбе»):

«Сергею Сергеевичу Смирнову от лейтенанта запаса, бывшего участника обороны Брестской крепости, командира пулемётного взвода 455-го стрелкового полка Шереткова Ивана Герасимовича, проживающего [по адресу: ] станция Обозерская Сев [ерной] Ж [елезной] Д [ороги], Лесотехническая школа.
Сообщаю Вам о том, что в 1941 году в начале войны я участвовал в обороне Брестской крепости в расположении 333 [-го] стр [елкового] полка и 455 [-го] стр [елкового] полка, но потом попал в плен. Из-за своей скромности я просто Вам не написал раньше. Мне каждый год хотелось съездить в музей Брестской крепости, но я этого сделать не мог в силу своих материальных трудностей. Коротенько о своей биографии.
Я родился в 1917 году в Подосиновском районе Архангельской обл [асти] (сейчас – Кировская [область] ). Не помню, как жил в деревне – я с малых лет был отдан в детский дом, т [ак] к [ак] родители мои умерли рано. В 1934 г [оду] я окончил в г [ороде] Сольвычегодске 7-летнюю школу. В 1937 году я окончил Педагогическое училище по труду, но труд был в школах отменён, и я начал работать в начальной школе учителем в Вологодской области. В 1939 году поступил в Смоленское стрелково-пулемётное училище. В июне м [еся] це 1941 елковый] полк. В начале войны я находился до конца июня в крепости, но в костёле крепости попал в плен и прошёл все ужасы фашистского плена. С 1946 года по 1951 год работал учителем нач [альной] школы в Подосиновском районе Кировской области. В 1951 году пришло распоряжение из области убрать из школ всех бывших военнопленных. И, начиная с 1952 года по настоящее время, я работаю мастером леса в леспромхозе Архангельской области. В сентябре м [еся] це 1965 г [ода] я сам пожелал идти учиться в Обозёрскую лесотехническую школу, т [ак] к [ак] хотел подкрепить свой практический 13-летний стаж теорией, но и тут мне ставят палки в колёса жизни. Я знаю о том, что вы многим участникам Брестской крепости хорошо помогли в жизни. Поэтому и я обращаюсь к Вам с просьбой. Дело вот в чём. В сентябре м [еся] це 1965 года Яренский Л.П.Х. [здесь и далее - леспромхоз] направил меня учиться в Обозерскую лесотехническую школу на учёбу за счёт производства, но теперь обещают отозвать с учёбы или не оплачивать учёбу. Конечно, не оплачивая учёбу, мне придётся бросить учёбу и идти куда-то работать. А учиться мне обязательно нужно, хотя я и имею неплохую трудовую книжку с 13-летним стажем работы в должности мастера, но документа и специальной подготовки не имею. Поэтому я Вас прошу, как товарища, написать в комбинат «Котласлес» Архангельской обл [асти] отношение, чтобы меня не отзывали с учёбы за счёт производства Яренского Л.П.Х. По окончании лесотехнической школы я всё равно буду работать в одном из Л.П.Х. комбината «Котласлес».
Убедительно прошу сообщить мне, что [Вы по моей просьбе] предприняли.
Я, в свою очередь, могу Вам написать по интересующим Вас вопросам.
С тов [арищеским] приветом – Шеретков.
Мой адрес: Архангельская область, Обозерская лесотехническая школа, Шереткову И.П.
30.09.1965».

Продолжение публикации следует!
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
« Последнее редактирование: 14 Октября 2015, 11:14:39 от murylev »
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 31 598
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Продолжаю публикацию текстов писем С.С.Смирнову из его личного фонда в РГАЛИ по теме обороны Брестской крепости.

Документ 8.
Письмо от 04.05.1965 от бывшего защитника Брестской крепости Александра Митрофановича Филя, отправленное с адреса «Якутская АССР, Алданский р [айо] н, пос [ёлок] Ленинский, ул [ица] Ленина, [дом] № 44»  на адрес газеты «Труд» (конверт с почтовыми штемпелями отправки и получения в архиве не отложился):

«Дорогая Редакция!
Во многих газетах и журнале «Огонёк» упоминается моё имя как участника обороны Брестской крепости с трудной в последующем судьбой. Вернуть мне всё доброе, человеческое помог писатель Сергей Сергеевич Смирнов. Мне трудно отблагодарить его только в письмах и телеграммах. Я бы хотел, чтобы мои чувства, а их разделяют многие и многие, кому отдал тепло своего сердца этот замечательный человек-труженик, были выражены через Вашу газету. Именно через газету «Труд» - труд, который так любит писатель. И, если вы исполните мою просьбу, я буду благодарен.
[Подпись] (Филь) 4/V- [19] 65 г [ода] »

«В добрый путь, дорогой Сергеевич!
Битва в Брестской крепости в первые дни Великой Отечественной войны многие годы оставалась безвестной.
Уже в первые часы была прервана связь с «внешним миром», как говорили мы тогда, нарушены планы взаимодействия, рухнула надежда на помощь.
Гарнизон принял бой и держал у своих стен прославленную 45-ю пехотную дивизию с приданными ей значительными силами артиллерии, танков, авиации.
Об этом жестоком и трагическом сражении знали только сражавшиеся, да фашисты.
В неравном бою пали смертью храбрых защитники Брестской цитадели, и лишь немногие измученные голодом, жаждой, истощённые, израненные, оставшиеся без средств борьбы, забывшие о сне, при различных обстоятельствах оказались в плену.
Из этих немногих оставшихся в живых многие погибли в немецких концлагерях, а возвратившиеся на Родину разбрелись по её необъятным просторам.
Полная безвестность. Руины, изуродованная земля, камни, обгоревшие и иссечённые пулями и осколками деревья, пробитые пулями и осколками деревья, пробитые пулями тонкие железные ограждения мостов были лишь безмолвными свидетелями.
Трудно было понять, что происходило в крепости. Никто в округе не знал, как боролся гарнизон. Они видели только чёрные тучи над крепостью [3 следующих слова вымараны] , пикирующие самолёты, слышали громадной силы взрывы и беспрерывную трескотню разного рода оружия. Они пережили зверства, чинимые фашистами в отплату за бесславную гибель своих коллег у стен цитадели.
В начале пятидесятых годов в прессе промелькнула корреспонденция бывших военных корреспондентов Белошеева и Златогорова о Брестской крепости. Тогда я написал в журнал «Огонёк», получил ответ, но писать не стал. Я был убеждён, что мне никто не поверит, никто не захочет понять.
В июле 1954 г [ода] пришло письмо от Сергея Сергеевича Смирнова. Первое письмо, и оно уже принесло мне радостную весть.
Сергей Сергеевич писал: «…Вам, вероятно, будет интересно узнать, что т [оварищ] Матевосян, о котором Вы упоминали в своём письме, жив…», а мы оба считали друг друга погибшими. Но и этому письму я не придал значения, а в сентябре пришло большое письмо. Этот незнакомый мне человек писал в далёкую Якутию слова упрёка и убеждения, просьбы и предложения: «…вот уже года полтора не отвечаете…», а «…партия и народ приравнивают подвиг защитников Бреста к таким подвигам, как гибель «Варяга».
Читать это письмо было нелегко. Я носил его с собой и много, много раз перечитывал, и когда перед глазами вставала строка: «… что бы Вы сказали, если бы я попытался организовать Вам командировку в Москву?», не скрою, они увлажнились.
Это мне, с паспортом, в котором стояла цифра, запрещавшая задерживаться во многих и многих городах страны, предлагал он командировку в Москву!
Тогда я впервые поверил. Тогда я написал в Москву о тяжёлом, но благородном труде человека-писателя, который поведает людям правду о первых днях войны. Эту тяжесть на свои плечи взвалил Сергей Сергеевич. В декабре 1954 г [ода], по распоряжению бывшего начальника «Главзолота», ныне – председателя Северо-Восточного СНХ [Совета народного хозяйства] т [оварища] Воробьёва К.В., мне была вручена командировка в Москву.
Во мне пробудилась жизнь, пробуждалась вера в человека в человека, вера в существование справедливости, [и] пробудил их Сергей Сергеевич.
В Москве, впервые за многие годы, я почувствовал под ногами нашу родную землю, увидел вокруг людей, наших настоящих, улыбающихся, в Москве я почувствовал тепло своей Родины. И это сделал Сергей Сергеевич!
В кругу со своими, за обеденным столом, ко мне вернулась радость жизни. Уже тогда мысленно, не смея выступать, я назвал его Человеком с большой буквы.
Тут, в Москве, я узнал, что развалины Брестской крепости заговорили…
Несмотря на свою занятость, он принял самое человечное участие в моей судьбе, и к концу командировки меня принял Главный военный Прокурор СССР генерал Варской.
В просторном кабинете генерал оставил свой рабочий стол, подошёл и кратко пожал мне руку, усадил рядом и очень внимательно выслушал.
Это мне, с ярлыком «изменника-власовца» пожал руку генерал, это меня, бывшего рядового, так внимательно слушал генерал!
Трудно было поверить, что это был не сон, но рядом был Сергей Смирнов.
В начале 1956 г [ода] писатель прислал мне телеграмму уже с поздравлением в связи с полной моей реабилитацией, а через некоторое время писал: «…завтра я пишу рекомендацию [Вам в партию] , заверяю её в парткоме Союза писателей и тогда отправлю к Вам авиапочтой».
Рекомендация для вступления в ряды нашей славной партии пришла. И послал её Человек с большой буквы.
В том же году в письме Сергей Сергеевич сообщал: «…пришла телеграмма из Южно-Сахалинска от Лены Москвичёвой…, совсем недавно я получил письмо из Ростова [-] н [а-] Д [ону] от той самой Москвичёвой, которая когда-то подобрала Вас на улице…».
С помощью писателя нашёл тех, кто дорог мне, и установил связь.
В начале следующего года на моё имя он прислал телеграмму, поздравляя с Орденом Отечественной войны первой степени, и в том же году – со вступлением в ряды КПСС.
С этой поры началась моя вторая жизнь. Я уже не только чувствовал под ногами землю моей Родины, но и твёрдо встал на неё.
Я бывал в доме писателя, видел тысячи писем, видел его работу, бегал с ним по Москве (именно бегал, а не ходил), и до сих пор не могу понять, когда он успевал всё делать, сколько было темпа в его сердце, чтобы обогревать тысячи и тысячи человеческих судеб, человеческих жизней?
Тогда зародилось  и осталось навсегда у меня желание побольше видеть таких простых и дорогих людей, как Сергей Сергеевич.
Прошли годы. Такое постоянное человеческое участие принял он в судьбах многих оставшихся в живых и семьях погибших, что битва у стен Брестской крепости, воссозданная титаническим трудом, получила всемирную известность.
Сейчас, когда народ и партия дали самую высокую оценку трудов писателя, трудов человека и присудили Ленинскую премию, мне хочется сказать очень громко, чтобы слышали все: в добрый путь, дорогой Сергеевич! Вас ждут новые судьбы, новые подвиги, новая награда!
Спасибо за Ваше участие, спасибо, что Вы такой, какой Вы есть!
[подпись] 4.V.65.
[Помета: «Смотри на обороте» ]

Продолжение публикации следует!
С уважением - К.Б.Стрельбицкий


« Последнее редактирование: 14 Октября 2015, 11:45:10 от murylev »
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 31 598
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Продолжаю публикацию текстов писем С.С.Смирнову из его личного фонда в РГАЛИ по теме обороны Брестской крепости.

Документ 9.
Письмо от 12.02.1965 от бывшего красноармейца 1-й пулемётной роты 16-го отдельного пулемётно-артиллерийского батальона 62-го (Брест-Литовского) укреплённого района Сергея Павловича Ильенко, отправленное по почтовому штемпелю 18.02.1965 с адреса «Харьковская обл [асть], Сахновищенский р [айон] н, Ленинская средняя школа. Учителю Сергею Павловичу Ильенко» на адрес «Г [ород] Москва Центральное телевидение Сергею Сергеевичу Смирнову» (получено по почтовому штемпелю 20.02.1965):

«Дорогой Сергей Сергеевич!
Буду безмерно рад, если моё письмо хотя [бы] немного поможет в Вашем неоценимом труде над созданием кинофильма про Отечественную войну. Перед началом Отечественной войны я служил в [62-м] Брест-Литовском укреплённом районе, в первой пулемётной роте (не помню, какого отдельного пулемётного батальона [- 16-го] ). Фамилия командира роты, кажется, Игнатов, командиры взводов - Змейкин, Подберёзкин. Во время первых выборов в местные Советы депутатов трудящихся, наверное - в 1940 году [в 1939-м] , я был избран от рядового состава Советской [Красной] Армии депутатом сельского совета [деревни Дрогичин над Бугом или Заёчники] , а политрук батальона [И.В.Мезинцев] - в районный совет. Кроме того, я был секретарём ротной комсомольской организации.
В субботу, 21 июня 1941 года политрука роты и меня вызвали на совещание в штаб батальона [в деревню Крупице] . Совещание проводил командир батальона [А.В.Назаров] . Речь была о том, что надо быть каждую минуту в боевой готовности, что расчёты будут находиться всё время в ДОТах, строительство которых будет ускорено и т.п.
Из совещания мы возвратились назад часов в 12 ночи на 22 июня.
Политрук ушёл на квартиру. Я поужинал не спеша (ведь завтра воскресенье, выходной день) и лёг спать. Часа в 4 утра меня разбудил шум, грохот. Никто не знал, в чём дело, каждый хватает винтовку, коробку патрон (старшина выдаёт из кладовой). Я и ещё несколько товарищей направились к наиболее оконченному ДОТу [артиллерийско-пулемётному капониру] , где проводились практические стрельбы. Большинство ДОТов были неоконченные. На пути встретили командира роты. Он раньше, наверное, часа в 3 выехал на коне - как будто за лошадьми для части. Он бросил коня и направился с нами. Потом прибежал в эту точку политрук и ещё один лейтенант с женой.
Мы стали готовиться к бою. Пулемёт не вставал в амбразуру, пушка на месте, но нет шрапнельных снарядов. Выставили перископ. Стали наблюдать. Заметили противника. Командир роты из пушки бронебойными [снарядами] выстрелил два раза.
Вскоре немцы были на точке. Они предложили нам выйти из ДОТа, но никто даже не подумал выходить. Они бросили в дот одну, другую гранаты. Позже они ушли, а мы весь день сидели в ДОТе. Вечером выбрались из ДОТа, решили пробираться к другому ДОТу. Там никого не было. Пробираясь ночью полем на расстоянии, мы потеряли своих командиров.
Нас осталось 6 - 7 человек.
Просидели ночь и день во ржи в поле. Решили по одному, по два пробираться, как говорили тогда, к линии фронта. Я предложил, кто согласен, пойти со мной в деревню, где мы стояли, к одному знакомому поляку (он - депутат сельсовета), перебудем день - два у него, пока вернуться наши. Я уверен был, что наши вернуться скоро. Никто не согласился.
Тогда я сам ночью добрался до своего знакомого. Он впустил меня в дом, но на то, чтобы я остался у него, не согласился, утверждая, что наши не вернуться. Мне не оставалось другого выхода, как подняться и идти к линии фронта. Так я шёл более 3 месяцев.
С осени 1943 года до конца войны принимал участие в Отечественной войне. Был ранен. Награждён двумя медалями «За отвагу», медалями: «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией».
Харьковская обл [асть] , Сахновищенский р [айо] н Ленинская средняя школа – Ильенко Сергей Павлович.
12/II – [19] 65 г [ода] ».

Продолжение публикации следует!
С уважением - К.Б.Стрельбицкий

« Последнее редактирование: 14 Октября 2015, 11:16:58 от murylev »
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 31 598
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Продолжаю публикацию текстов писем С.С.Смирнову из его личного фонда в РГАЛИ по теме обороны Брестской крепости.

Документ 10.
Письмо от 06.02.1960 от бывшего офицера 75-го артиллерийского полка А.М.Усубова, отправленное по почтовому штемпелю 08.02.1960 с адреса «Грузинская С.С.Р. Город Тбилиси Ленинский район улица Чарчальская № 10» на адрес «Москва Секретарю Союза Советских Писателей» (получено по почтовому штемпелю 12.02.1960; на конверте – пометы: « [В] М [осковское] О [тделение Союза Писателей] тов [арищу] Смирнову С [ергею] С [ергеевичу] » и «Усубов А.М. (офицер запаса) 6/II- [19] 60. Пишет, что он тоже был в Бр [естской] Кр [епости] и может знал Гаврилова (которого считает командиром 75 [-го] арт [иллерийского] полка)»):

«Уважаемый Секретарь!
Пусть моё письмо Вас не удивляет, потому, что [у] меня случайно возбудилась мысль написать Вам. Ибо я написал в редакцию [ « ] Зари Востока [ » ] и ничего положенного не добился, и вот поэтому решил побеспокоить Вас своим письмом.
Мне пришлось посмотреть кинокартину [ « ] Бессмертный Гарнизон [ » ] . Это происходит [в] первый день Великой Отечественной войны, т.е. 22 июня 1941 год [а] в городе Брест-Литовске (Польша). И, поскольку мне известно стало, что какой-то из наших советских писателей пишет книгу (фамилия которого мне неизвестна), а возможно уже данная книга вышла из печати.
И в виду того, что я тоже находился в этой крепости, и лично знал командира 75 [-го] Артиллерийского полка Тов [арища] Гаврилова, который руководил всей этой операцией, и мне очень хотелось бы с Вашей помощью связаться с писателем данной книги и заиметь данную книгу.
С уважением к Вам - офицер запаса Усубов А.М. [подпись]
Мой адрес: Грузинская С.С.Р. Город Тбилиси Ленинский район ул [ица] Чарчальская № 10 Усубов.
6 февраля 1960 год».

Продолжение публикации следует!
С уважением - К.Б.Стрельбицкий

« Последнее редактирование: 14 Октября 2015, 11:47:11 от murylev »
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!
Страниц: [1] 2 3 4 5 6 7   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »