Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: 444 иптап. Боевой путь  (Прочитано 18662 раз)

444 иптап

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4 619
  • Владимир Владимирович Байбаков
Re: 444 иптап. Боевой путь
« Reply #40 : 22 Августа 2014, 11:54:38 »
КНИГА ПАМЯТИ 444 ИПТАП

Записан

444 иптап

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4 619
  • Владимир Владимирович Байбаков
Re: 444 иптап. Боевой путь
« Reply #41 : 23 Августа 2014, 11:51:05 »
КНИГА ПАМЯТИ 444 ИПТАП

Записан

444 иптап

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4 619
  • Владимир Владимирович Байбаков
Re: 444 иптап. Боевой путь
« Reply #42 : 24 Августа 2014, 14:51:34 »
КНИГА ПАМЯТИ 444 ИПТАП

Записан

444 иптап

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4 619
  • Владимир Владимирович Байбаков
Re: 444 иптап. Боевой путь
« Reply #43 : 25 Августа 2014, 17:13:22 »
КНИГА ПАМЯТИ 444 ИПТАП

Записан

444 иптап

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4 619
  • Владимир Владимирович Байбаков
Re: 444 иптап. Боевой путь
« Reply #44 : 26 Августа 2014, 11:23:59 »
КНИГА ПАМЯТИ 444 ИПТАП





Под Велижем. Лес, южнее деревни Ситько, где принимал нас 1 мая 43-й гвардейский стрелковый полк, в этот день часов с 12 дня подвергался налетам немецкой авиации. В течении 4-х часов беспрерывно пикировали самолеты на лес, и не смолкали взрывы бомб на противоположной стороне леса. Мы все время жили в лесу, и вследствие длительного напряжения, и последующего перенапряжения нервной системы, я уснул. Как только кончалась бомбежка, и стемнело, нас повели в деревню Ястребы 2-е, куда мы пришли ночью.
     2 мая мы провели весь день на берегу реки Западная Двина, и иногда немцы из тяжелых минометов бросали мины на деревню Ястребы 1-е и даже до самой рощи. Это было интересно, и в то же время страшно для пополнения. Они ложились на землю и высоко задирали голову, чтобы видеть разрывы.
      3 мая 7 рота получила винтовки, между прочим, выданное оружие было сильно заржавлено, и затворы винтовок работали очень неаккуратно. Утром, маскируясь в кустарниках, ее привели в деревню Жуковщина. С большим трудом удалось разместить людей на ночь. Предполагалось здесь привести оружие в порядок и пристрелять, но вдруг пришел приказ, немедленно роту вернуть в деревню Ястребы 2-е.
     В ночь с 3 на 4-е мая 7-ю роту повели на переправу в Нижнем Взвозе, а там, через лес мы доехали до места, прямо противоположного деревни Базны. Весь следующий день 4 мая мы провели в лесу в шалашах. Было холодно без шинелей, и все больше сидели у костров. Перед вечером мы получили граммов по 150 водки. Это была первая водка, которую я пил сначала своего пребывания в армии. Водка согрела и развеселила. Мы громко пели песню "Да давайте по рюмочке выпьем, да по рюмочке только одной!".
     Еще было темно, когда перед рассветом 5 мая батальон в составе 7, 8 и 9-й роты с полковым знаменем по берегу Западной Двины двинулся гуськом к городу Велиж. Очевидно, здесь был весь полк. Мы долго толклись у берега реки. Когда рассвело, то от всего полка под прикрытием обрыва остались только мы. Где-то левее, за обрывом, стреляли. Пули изредка свистели через наши головы. Командир роты младший лейтенант Попов рассказал нам, что сегодня мы будем наступать. "Возьмем", - говорит, "Велиж, будем отдыхать в городе". Мы обещали взять, но большой уверенности в этом не было. Наши тогда еще редко брали города, а винтовки были все "с капризом". Гранат выдали много, но пользоваться ими раньше не приходилось, поэтому все относились к ним с подозрительностью, как бы самим на них не подорваться. Кто-то вспомнил, что если налетит сюда самолет, то он может перебить всех, и мы начали окапываться, здесь же, по обрывам берега. Часов в 10 утра мы получили приказ на выход. Цепочкой, один за другим, стали проходить по ходу сообщения наверх влево, мимо лесопильного завода, но вот ходы сообщения кончились, и дальше нужно было перебегать до следующего хода сообщения около 100 метров. Несмотря на громкие приказания, передние застыли, и никто не хотел перебегать. Все это пространство просматривалось откуда-то противником и простреливалось оружейным огнем. Пули здесь свистели беспрерывно и пугали людей, впервые участвующих в войне. Я придерживался того мнения, что я человек не молодой и бывалый, и поэтому, продвинувшись вперед, залег у деревянной уборной, в середине простреливаемой зоны, и начал отдавать приказания, называя каждого по фамилии. Люди, услышав свою фамилию, поднимались и бежали ко мне, здесь они ложились, минуту отдыхали, и я проталкивал их дальше. 3-й взвод успел весь перебежать в ход сообщения, когда немцы, установив, что здесь перебегает большая группа, открыли беглый огонь из минометов. Разрывы мин густо покрыли весь этот район. Плотно прижавшись к стенкам хода сообщения, мы быстро побежали, и затем поползли по ходу сообщения вперед. Ход сообщения, отрытый в песчаном грунте, был мелким, стенки постоянно осыпались, засоряя и без того заржавленное оружие. Иногда ходы сообщений разветвлялись, и тогда я полз в том направлении, куда мне захочется. Но вот у какого-то разрушенного металлического завода, ход сообщений кончился, и мы увидели людей, держащих здесь оборону. Они были в шинелях, у большинства были автоматы или пулеметы. В их взглядах было полное спокойствие. Они курили, ругали немцев, высовывались из окопа и пускали в немцев одну очередь за другой. Но когда близко рвались мины, то тогда быстро прятались под перекрытия окопов. Я осмотрел своих людей и увидел, что сюда за мной приползли только люди моего взвода. 1-го и 2-го взводов здесь не было. Не было также и командира взвода Печникова, выдвинутого на эту должность из старшин. Через 20-30 минут сюда приполз командир роты Попов. Он объяснил, что немцы сидят в белом доме, в 300 метрах от нас. Наша задача - выбить немцев из белого дома и двигаться к белой церкви, что в центре города. Наступать начнем тогда, когда подойдут сюда наши танки. Одни из нас должны были сесть на танки, а другие - идти за ними, не отрываясь. Я заранее решил, что в бою буду держать себя осторожно и использовать рельеф местности. Однако обстоятельства продиктовали иное. Три танка Т-34 подошли и остановились в 50 метрах от наших окопов. Командир роты Попов отдал приказание, всем вылезти из окопов, но огонь противника усилился, и никто не хотел вылезать. Тогда я с двумя бойцами - соседями по окопу, первыми выскочили из окопов, попадали на землю и поползли в сторону танков. Вскоре вблизи танков я увидел ползущего вперед Попова, который не переставал звать за собой бойцов роты. Прошло, может быть, несколько минут, когда все бойцы последовали нашему примеру и были возле танков. На танки никто не хотел лезть, не хотел и я туда забираться. Но когда дальше уже невозможно было топтаться на месте, я первым полез на танк и лег за башней. Рядом со мной, слева и справа, легли другие бойцы. На другие танки также легли по три бойца, и танки медленно, стреляя из пушек и пулеметов на ходу, поползли к белому зданию. Огонь со стороны противника с каждой минутой возрастал. Стреляли из автоматов, пулеметов, минометов. Бойцы нашей роты, тесно прижимаясь к танкам, шли группой позади. Но вот, когда до белого дома оставалось не более 100 метров, танки остановились. Напрасно командир роты, младший лейтенант Попов, стуча кулаком по броне, требовал движения танков вперед. Приоткрыв люк, танкист ответил: "Танки вперед не пойдут к белому дому, пока не пойдет туда пехота. Может быть, там противотанковая засада", - добавил он. Я обратил внимание, что мой сосед слева лежит уж слишком тихо. Я его толкнул раза два кулаком, но он мне не ответил. Я продвинулся немного вперед и увидел, что его голова залита кровью. Бураченко был убит наповал. Это была первая смерть рядом со мной, и я не раздумывая, соскочил с танка. Это же сделали и все остальные. Еще несколько минут, и по нам открыли огонь минометы справа, и пулеметы - с фронта. Я потребовал от людей рассредоточения, и сам отскочил от своего танка метров на 25. Через минуту пуля попала командиру роты Попову в голову, и он был убит. Осколками мин были убиты или ранены еще несколько человек. Я остался за старшего в этой группе. Минуту спустя, мы, примеряясь к местности, поползли вперед, но через 10 метро снова залегли, прикованные шквальным минометным огнем. Я воспользовался вмятиной танка в грунте земли, и залег в нее. Временами, когда разрывы бли очень близко, я плотно прижимал голову к земле и лежал без движения. Когда разрывы удалялись, я поднимал голову и смотрел по сторонам. Впереди лежало примерно 15 трупов наших бойцов. Все они были в шинелях и шапках, с оружием в руках, и лежали головой в нашу сторону. Они, видимо, были убиты накануне, при попытке захватить все тот же белый дом. Белый дом уже не был домом, а представлял собой груду кирпичей с одной уцелевшей белой стеной. Оттуда из подвалов стреляли по нам почти в упор. Но откуда стреляли - не было видно. Не было видно никаких амбразур в этой груде кирпичей. Я выдвинул винтовку и выстрелил два раза по кирпичам. Ко мне подполз боец бывшего бывшего моего отделения, еврей Гуттенберг, и молча лег рядом со мной. Еще минута, и по продвигающейся пехоте справа немцы открыли убийственный минометный огонь. Вскакивая, падая, и снова вскакивая, люди начали перебегать к нам. Рядом со мной разорвалась мина, и я почувствовал,как что-то больно ударило меня по спине. Я повернул голову и увидел, что это торчащий одним концом в земле кусок железного обруча. В него попал осколок мины. Лежать здесь бесцельно не имело смысла, и я решил с людьми передвигаться вдево за остаток разрушенной кирпичной стены и за деревянные строения, что были левее кирпичной кладки. Сначала я заставил перебежать до воронки Гуттенберга, потом перебежал сам. В следующий момент я и Гуттенберг были уже за деревянным сараем. Мои люди поняли меня, и вскоре они собрались здесь все. Их было теперь в строю до 15 человек. Пулеметчик, переползавший нам последним, был убит, не доползая до нас 3-4 метра. На каждые 3 человека у нас было по одной лопате, и мы начали по очереди отрывать одесь окопчики. По собственной инициативе бойцы начали ...




« Последнее редактирование: 14 Января 2022, 21:35:04 от 444 иптап »
Записан
Страниц: 1 2 [3]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »