Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: 225-я стрелковая Новгородская Краснознамённая ордена Кутузова дивизия  (Прочитано 5059 раз)

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 148
  • Ржевцев Юрий Петрович
225-я стрелковая Новгородская Краснознамённая ордена Кутузова дивизия.
14 декабря 1941 года создана на базе 3-й танковой дивизии.
В действующей армии трижды:
- с 14 декабря 1941 года по 14 октября 1944 года;
- с 7 по 30 ноября 1944 года;
- с 11 декабря 1944 года по 11 мая 1945 года...
« Последнее редактирование: 19 Апреля 2013, 20:02:10 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 148
  • Ржевцев Юрий Петрович
3-я танковая дивизия (в/ч 7880) Новгородской Армейской Группы (НАГ) Северо-Западного фронта на начало декабря 1941 года имела следующий боевой состав:
5-й танковый полк без матчасти.
6-й танковый полк без матчасти.
3-й гаубичный артиллерийский полк.
3-й пантонно-мостовой батальон.
Кроме этого, в армейском подчинении находился 682-й мотострелковый полк.

Командир – генерал-майор танковых войск Виктор Ильич Баранов, полковник Константин Ювенальевич Андреев (11.03.1941-14.12.1941).
Заместитель по строевой части – полковник Макарий Иванович Чесноков (8.07.1940-03.1941 гг.), ..., полковник Петр Вакулович Тертышный (11.1941-12.1941 г.).
Заместитель по политической части – полковой комиссар Андрей Гаврилович Гаврилов (3.06.40-21.07.41), полковой комиссар Григорий Иванович Купырев (21.07.41-14.12.41).
Помощник по технической части – майор Василий Петрович Васильев.
Начальник штаба – полковник Николай Михайлович Антосенков (с 8.07.40), полковник Мукарам Лутфурахманович Кагарманов (пленен в мае 1942 г.), майор Александр Георгиевич Фейерштейн (на 08.1941 г.).
Начальник оперативного отделения – майор Александр Георгиевич Фейерштейн.
Начальник разведывательного отделения – капитан Михаил Алексеевич Гринев.
Начальник отдела связи – капитан Федор Ефимович Турутин.
Начальник строевого отделения – капитан Василий Васильевич Иванов.
Начальник отделения тыла – майор Никифор Феофанович Мишинев (до 22.06.41), капитан Иван Дмитриевич Курылев.
Начальник артиллерии – полковник Петр Иванович Ольховский.
Начальник артиллерийского снабжения – капитан Андрей Авксентьевич Семичаевский.
Начальник автотранспортной службы – старший лейтенант Николай Иванович Герасимов (на 09.08.1941 г.).
Начальник санитарной службы – военврач 2 ранга Михаил Алексеевич Дуванов.
Начальник снабжения – интендант 2 ранга Николай Дмитриевич Винюков.
Начальник бронетанкового снабжения – воентехник 1 ранга Семен Андреевич Панов.
Начальник снабжения ГСМ – воентехник 1 ранга Аркадий Федорович Мельничук.
Заместитель начальника отдела политпропаганды – старший батальонный комиссар Александр Николаевич Малявин (3.06.40-14.12.41).

5-й танковый полк (в/ч 7942):
Командир – полковник Алексей Григорьевич Родин_(до 12.1940 г.), подполковник Григорий Николаевич Пасынчук (пропал без вести 07.07.1941 г.).
Заместитель по политической части – батальонный комиссар Николай Владимирович Морозов.
Помощник по технической части – капитан Иван Евгеньевич Чеверда.
Помощник по хозяйственной части – интендант 3 ранга Яков Степанович Васильев.
Начальник штаба – майор Георгий Михайлович Ленючев (исполнял обязанности командира полка).
Начальник оперативной части – капитан Михаил Иванович Лавизин (исполнял обязанности начальника штаба).
Начальник разведывательный части – капитан Александр Леонидович Мартынов, капитан Василий Яковлевич Рябцев.
Начальник связи – старший лейтенант Борис Николаевич Королев.
Начальник строевой части - старший лейтенант Михаил Иванович Выжимов.
Начальник части тыла - старший лейтенант
1-й танковый батальон (майор Петр Иванович Кравцов).
2-й танковый батальон (капитан Борис Федорович Белозерцев).
3-й танковый батальон (майор Григорий Иванович Сегеда).
4-й танковый батальон (капитан Семен Герасимович Гелестухин).
автотранспортный батальон (старший лейтенант Тимофей Петрович Лаптев).

6 танковый полк (в/ч 7953):
Командир – майор/подполковник Кузьма Иольевич Вязников (погиб в марте 1945 г.).
Заместитель по политической части – батальонный комиссар Иван Петрович Коптев.
Помощник по технической части – капитан Павел Петрович Кузнецов.
Помощник по снабжению – интендант 3 ранга Павел Петрович Вершинин.
Начальник оперативной части – капитан Александр Иванович Куликов.
Начальник разведывательной части – старший лейтенант Николай Дмитриевич Второв.
Начальник связи – старший лейтенант Александр Степанович Белоконь.
1-й танковый батальон (капитан Федор Федосеевич Прохоров).
2-й танковый батальон (старший лейтенант Александр Федорович Пьянтин).
3-й танковый батальон (капитан Иван Петрович Петров).
4-й танковый батальон (старший лейтенант Иван Васильевич Шапков).
автотранспортный батальон (капитан Тимофей Сазонтович Пискунов).

3-й мотострелковый полк (в/ч 7923):
Командир – майор Григорий Иванович Панкратов.
Начальник штаба – майор Борис Тихонович Иванов.

3 гаубичный артиллерийский полк (в/ч 7958):
Командир – майор Валентин Михайлович Зеленцов.
Военный комиссар – батальонный комиссар Федор Алексеевич Захаров (погиб 12.07.41).
Помощник по снабжению – капитан Федор Анисимович Затылкин.
Начальник штаба – капитан Алексей Васильевич Чанков.
Начальник связи – старший лейтенант Никита Дементьевич Александров.
артиллерийский дивизион (капитан Владимир Антонович Дорохин).
артиллерийский дивизион (капитан Иван Николаевич Лысаков).

3-й отдельный разведывательный батальон – в/ч 7889
Командир – капитан Иван Филиппович Лапшин.
Заместитель по строевой части - капитан Николай Васильевич Смирнов.
Адъютант старший – капитан Александр Николаевич Петров.
3 понтонно-мостовой батальон – в/ч 7964
Командир – старший лейтенант Иван Евсеевич Нагорный.

3 отдельный батальон связи (в/ч 7906):
Командир – капитан Петр Ефимович Лесников.
Заместитель по строевой части – капитан Георгий Николаевич Манукян.
Адъютант старший – старший лейтенант Зиновий Львович Вайсман.

3-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон (в/ч 7972):
Командир – капитан Аполинарий Аполинарьевич Сытков.

3-й отдельный автотранспортный батальон (в/ч 7989):
Командир – капитан Михаил Александрович Болотников.
Заместитель по политической части – старший политрук Михаил Семенович Бордачев.
Адъютант старший – старший лейтенант Иван Федорович Журавлев.

3-й отдельный медико-санитарный батальон (в/ч 7998):
Командир – военврач 2 ранга Василий Кузьмич Куропатенко.
3 полевой хлебозавод – в/ч 7546. Начальник – лейтенант Василий Федосеевич Бурый.

Остальные части (озад – в/ч 7926, ррег – в/ч 7937) – по номеру дивизии кроме 99-й полевой почтовой станции и 205-й полевой кассы Госбанка.
Наличие танков на 22.6.41 г.: всего – 338 [7], в том числе: БТ-7 – 232, Т-26 – 68,
Т-28 – 38, бронемашин – 74 (50 БА-10 и 24 БА-20).
6-й танковый полк имел один батальон Т-28, один – из БТ-7 и один – из Т-26.
К лету 1941 года дивизия находилась в составе 1-го механизированного корпуса (I ф; в/ч 7373)
Ленинградского военного округа. Место дислокации – Псков.

Командир – генерал-лейтенант Прокофий Логвинович Романенко,
генерал-майор танковых войск Михаил Львович Чернявский.
Заместитель по строевой части – генерал-майор танковых войск Егор Николаевич Солянкин (до 12.40 г.), генерал-майор танковых войск Иван Гаврилович Лазарев_(12.40-03.41 г.), на 22.06.41 г. - вакансия.
Заместитель по политической части – дивизионный комиссар Петр Николаевич Куликов (3.06.40-3.08.41).
Помощник по технической части – военинженер 1 ранга Иван Васильевич Трофимов.
Начальник штаба – полковник Федор Георгиевич Аникушкин (4.06.40-08.40), полковник Петр Алексеевич Лимаренко.

Формирование дивизии:
3-я танковая дивизия создавалась в Порхове на базе 13-й легкотанковой бригады. На укомпллектование 5-го танкового полка были обращены 6, 9-й танковые батальоны 13-й лтбр, 90-й танковый батальон 20-й ттбр, 19-й танковый батальон 1-й лтбр, 218-й химический танковый батальон. 6-й танковый полк создан на базе 13-го и 15-го танковых батальонов 13-й лтбр, учебного батальона 20-й ттбр, разведывательной и химической танковых рот. В лагерях в Луге формировались гаубичный артиллерийский полк (на базе 530-го гап 163-й сд) и мотострелковый полк (на базе 759-го сп 163-й сд).
Боевые знамена с орденами были переданы: в 1-ю танковую дивизию - 20-й Краснознаменной бригады, в 3-ю танковую дивизию - 13-й Краснознаменной бригады.
В моторизованную в Пскове и Черехе была переформирована 163-я стрелковая дивизия. Танковый полк дивизии предполагалась сформировать из 17-го танкового полка 25-й кавдивизии, однако эта часть была передана в 1-ю танковую дивизию, а танковый полк 163-й создан из 18 танковых батальонов, в основном из стрелковых дивизий. В связи с этим, основным танком дивизии стал Т-26, их в дивизии было 229, танков БТ она имела только 25.
Сама 163-я стрелковая дивизия имела короткую, но очень драматичную историю. Сформирована она была в августе 1939 г. в Тульской области на базе стрелкового полка 84-й стрелковой дивизии в составе 529, 662, 759-го стрелковых и 365-го артиллерийского полков. В сентябре 1939 г. дивизия была сосредоточена на Латвийской границе в составе 47-го стрелкового корпуса 7-й армии. В конце октября - начале ноября 1939 г. переброшена в Карелию в состав Особого корпуса 8-й армии, затем 9-й армии. С ноября 1939 г. в боях Зимней войны. 11 декабря 1939 г. соединение попало в окружение финских войск под Суомоссалми. 27-30 декабря 1939 г. подверглась фактическому разгрому. Командование 662-го полка за военные неудачи было расстреляно перед строем. После войны остатки дивизии отведены в Новгород. В апреле 1940 г. имела всего 753 человека кадрового состава, однако в середине апреля численность дивизии доведена до шеститысячного состава.
Формирование корпуса должно было завершено к 30 июня 1940 года. По-видимому, к этому сроку командование ЛенВО не укладывалось, и 23 июня 1940 нарком обороны фактически продлил его до 31 июля. Однако, ГАБТУ РККА смогло донести о полном сформировании новых мехкорпусов, в том числе 1-го, только в октябре. Значительное количество соединений, привлеченных к формированию 1-го мехкорпуса, сразу вывело его в число самых укомплектованных личным составом и боевой техникой. 25 августа 1940 г. корпус имел 924 танка, к 20 февраля 1941 их количество возросло до 1011, а к началу войны до 1039. К июню 1941 соединение имело 4730 автомашин.

Боевые действия:
22 июня 1941 застало соединения корпуса (за исключением 1-й танковой дивизии) в пунктах постоянной дислокации. После получения шифртелеграммы № 1/39 штаба Ленинградского округа и объявления тревоги корпус начал подготовку к маршу в район городов Пушкин и Слуцк по плану Ленинградского военного округа.
Уже в 20 часов того же дня 163-я моторизованная дивизия выступила из Черехи.
На следующий день, после прохождения моторизованной дивизии, следовавшей в авангарде корпуса, из города Псков выступило управление корпуса и корпусные части, а из Струги Красные - 3-я танковая дивизия.
Часть техники из-за неисправностей пришлось оставить в местах дислокации. В поход выступило в 3-й танковой дивизии: 32 Т-28, 63 Т-26, 224 БТ-7, 93 БА....
23 июня колонны из тысяч танков, бронемашин, грузовиков, тракторов и мотоциклов вытянулись по дороге от Пскова на Ленинград. Марш проходил крайне не организованно. Машины следовали в колоннах стихийно, перегоняя друг друга, останавливаясь по желанию шоферов на незапланированных стоянках, создавая пробки. Сбор отставших и ремонт неисправных механических средств отсутствовал. В итоге марш длиною около 100 километров занял около двух суток.
Уже в пути следования район сосредоточения корпуса был изменен на район Красногвардейска. К 24 июня корпус сосредоточился в лесах западнее города (район Аропаккози, Корпиково, Тайцы).
Сосредоточение соединений корпуса в районе Красногвардейска показало, что штабы соединений и частей не умели организовывать, обеспечивать, регулировать марш и управлять им. Командиры частей и соединений совершенно отстранились от руководства маршем, его обеспечением. Этому обстоятельству был посвящен специальный приказ командира корпуса от 25 июня....
4 июля из состава 3-й танковой дивизии был выведен в резерв командующего фронтом 3-й мотострелковый полк с ротой от 5-го мотоциклетного полка (по некоторым данным также с танковым батальоном), ему была поставлена задача занять оборону на фронте мз.Вастелина, Лыэпна, ст.Куправа и не допустить проникновения противника в направлении Псков, Остров (фронт обороны до 60 км). В дивизию полк больше не вернулся и действовал в дальнейшем совместно с частями 24-й танковой дивизии на Лужском рубеже (смотрите раздел "10-й механизированный корпус"). Это решение командующего сыграло свою роковую роль в исходе неудачных боев за Остров.

....командир корпуса в 8 часов 20 минут 5 июля отдал боевой приказ № 6, ставя задачу командиру 3-й танковой дивизии атаковать город Остров с севера и северо-востока двумя танковыми полками. В усеченном составе корпус выступил форсированным маршем на Остров. В 5.00. 5 июля 1941 части 3-й танковой дивизии имели по списку 28 Т-28, 10 КВ, 148 БТ, 30 Т-26 и 42 ХТ (итого - 258 танков). Часть танков участия в атаке не смогли принять, так как находились в ремонте или на марше к месту боя. Например, число танков Т-28 участвовавших в боях 5 июля составляло 7-8 машин.
Спустя полчаса, во исполнении этого приказа, после короткого авианалета, два танковых батальона 6-го танкового полка из района Беляева и один танковый батальон 5-го танкового полка из района Нефедина, двинулись на Остров. Пройдя боевые порядки 111-й стрелковой дивизии советские танки завязали бой с частями немецкой 1-й танковой дивизии.
8-й танковой роте 6-го полка с боем удалось дойти до центра города в район мостов, но закрепиться без поддержки пехоты не смогла. Своей мотопехоты дивизия не имела. К исходу дня танки 3-й дивизии покинули Остров и отошли в исходные районы. В действия советских войск немалую дезорганизованность внесли выброшенные противником небольшие воздушные десанты в районах Шванибахово и Селихново, на уничтожение которых были отвлечена часть сил, в том числе танки, которые могли быть использованы в ударе на Остров.
Главной причиной такого результата, стали не недостаток сил и средств, советские войска не только не уступали противнику по численности, но и превосходили его в пехоте и танках. Причины неудач попыток овладеть Островом крылись в слабой разведке и прежде всего в почти полном отсутствии взаимодействия танков, пехоты и артиллерии.
Очередная атака на Остров, предпринятая советскими войсками в 15 часов 25 минут 5 июля явилась первой попыткой увязать действия различных частей и подразделений. К удару были привлечены помимо 5-го и 6-го танковых полков, также 3-й гаубичный полк 3-й дивизии, а также два стрелковых и один гаубичный полки 41-го стрелкового корпуса. После получасовой артиллерийской подготовки советские войска перешли в наступление. Через полтора часа, первые подразделения при поддержке танков вышли к реке Великая, имея намерения продолжать теснить противника из города. В это время к Острову с юга подошла немецкая 6-я танковая дивизия, которая предотвратила наметившееся поражение немцев в Острове. Новая дивизия с ходу переправилась через реку Великую и выбила советские войска из города. Перевес сил снова оказался на стороне противника. Один из полков 111-й стрелковой дивизии, не выдержав натиска, в беспорядке оставил район боя.
Потери 3-й танковой дивизии, по неуточненным данным достигали 50%.
В 15.55 противник при сильной артиллерийской и авиационной поддержке перешел в контратаку. 3-я танковая дивизия, не получив подкрепления, сдерживала атаку до 17 часов, но под ударом бомбардировщиков, применивших зажигательные бомбы и горючую смесь, под мощным артиллерийским и минометным огнем, неся большие потери, в 19 часов начала отход 5-м танковым полком по шоссе на Порхов, а 6-м полком в северном направлении. К исходу дня 5 июля дивизия сосредоточилась: 5-й тп – район стар.Никольское, Разлив, Поддубье (по порховскому шоссе); 6-й тп – район Б. Лобянка и М. Лобянка; 3-й гап – огневые позиции в районе юго-восточнее Лопатино; штаб дивизии – Б. Лобянка; штаб корпуса – район леса севернее Пузакова Гора.
К концу дня 5 июля в 3-й танковой дивизии по неуточненным данным оставалось: в 5-м тп - 1 Т-28, 14 БТ-7; в 6-м тп – 2 КВ, 26 БТ-7.
Очередные попытки овладеть Островом предпринимались советским командованием и 6 июля. Приказы на наступление отдавались из штаба фронта в 7.00. и в 10.35. В первом случае город планировалось взять силами 3-й танковой дивизии с севера, а 163-й моторизованной дивизией с юго-востока. Однако, действия советских войск были упреждены наступлением немцев. 3-я танковая дивизия была отброшена частью на Нефедино-Беляево (6-й тп и 3-й гап), частью на Шемякино (5-й тп). 163-ю дивизию вообще не представилось возможным вывести из боя в полосе 27-й армии. Это было сделано лишь частично и с большим опозданием.
О том насколько важны были бои в районе Острова для советского командования свидетельствует генерал-майор П.М. Курочкин, бывший начальник связи Северо-Западного фронта: "-из Генерального штаба все чаще поступали запросы о положении 1-го мехкорпуса. И.В. Сталин лично вызвал командующего фронтом генерал-майора Собенникова и попросил доложить о действиях и положении корпуса". В этот момент связь штаба фронта с корпусом прервалась и новые сведения о боях не поступали. "Сталин приказал принять все необходимые меря, чтобы установить связь с корпусом, добавив, что исход боевых действий корпуса имеет большое значение".
Приказ, отданный войскам штабом СЗФр в 10 часов 35 минут 6 июля уже не содержал конкретных задач, что свидетельствует о том, что советское командование потеряло надежду вернуть город. На Остров теперь нацеливались 22, 24, 41-й стрелковые корпуса, 1 и 21-й механизированные корпуса. Такие распоряжения отдавались и 7-го и 8-го июля, но в их выполнение уже никто не верил.
6-го июля 3-я танковая дивизия еще пыталась контратаковать противника, но иного результата, кроме кратковременной задержки немцев на подступах к Пскову, это не дало. К исходу дня дивизия отошла от Острова в северо-восточном направлении.
7 июля 3-я танковая дивизия была подчинена командиру 41-го стрелкового корпуса. В результате этих переподчинений командир 22-го стрелкового корпуса оставил в своем подчинении 5-й танковый полк, который был расположен на его участке, и в дивизию его больше не возвратил. 6-й танковый полк со штабом 3-й танковой дивизии и управлением 1-й механизированного корпуса оказался на направлении главного удара противника южнее Пскова.
С утра 7 июля 3-я танковая дивизия атаковать противника не смогла. Части дивизии, равно как и подразделения 41-го корпуса, не успели привести себя в порядок, командованию не было известно их состояние и оно не могло организовать взаимодействие войск привлекаемых к удару.
В 17 часов 7 июля 3-я танковая дивизия перешла в контратаку, которая лишь на непродолжительное время задержало продвижение немцев к Пскову. В районе Череха, Песчанка, Вольнево, Крякуша разыгралось настоящее танковое сражение, в котором с советской стороны участвовало свыше 100 танков 3-й танковой дивизии, с немецкой - до 200 танков 6-й и частью 1-й танковых дивизий. Обе стороны несли чувствительные потери. В 17 часов 30 минут часть сил немецкой 6-й танковой дивизии прорвалась к мосту через реку Череха у населенного пункта Шмойлово, где была встречена двумя стрелковыми батальонами 182-й эстонской дивизии, поддержанной танками 5-го танкового полка. Бой закончился только в 22 часа, причем в конце его, советские танки были обстреляны неизвестным веществом (иприт или газы), в результате чего танкисты вынуждены были надеть противогазы и противоипритные накидки и находиться в них до 5 часов утра 8 июля.
6-й танковый полк, прикрывая отход тылов дивизии и штабов соединений, организовал огонь с места. Не имея перед собой пехоты обеспечения, командир полка принял решение медленно отходить в направлении Карамышево.
Другая часть 3-й танковой дивизии вместе с оперативно подчиненным ей отрядом полковника Орленко, собранным из остатков 12-го механизированного корпуса, 7 июля обороняла населенный пункт Череха. В этом же районе занял оборону 3-й мотострелковый полк, ранее входивший в состав дивизии. Во второй половине дня прорвавшегося противника атаковала группа Орленко. Опытные танкисты, прошедшие с боями через всю Прибалтику, уничтожили 22 танка и 9 орудий ПТО противника, потеряв своих 12 боевых машин.
Потери 3-й танковой дивизии были огромными. Потери противника оценивались тогда в 140-200 боевых машин только за три дня боя.
В этих боях управление механизированного корпуса, лишенное возможности управлять своими войсками, располагалось при штабе 41-го стрелкового корпуса в лесу восточнее Раменье, выполняя фактически обязанности автобронетанкового отдела последнего (инспектирование и установление взаимодействия, а также вопросы снабжения).
8 июля остатки 3-й танковой дивизии были выведены из боя и начали собираться и приводиться в порядок на порховском направлении. 9 июля из дивизии убыла группа Орленко на соединение с основными силами 12-го мехкорпуса в районе Сольцы. 3-й мотострелковый полк отошел на северо-восток.
К 11 июля остатки 3-й танковой дивизии насчитывали только 35 танков БТ. А вместе с различными отрядами численность танкового парка корпуса по донесению помощника командира корпуса по технической части была меньше 100.
4 июля из состава 3-й танковой дивизии был выведен в резерв командующего фронтом 3-й мотострелковый полк с ротой от 5-го мотоциклетного полка (по некоторым данным также с танковым батальоном), ему была поставлена задача занять оборону на фронте мз.Вастелина, Лыэпна, ст.Куправа и не допустить проникновения противника в направлении Псков, Остров (фронт обороны до 60 км). В дивизию полк больше не вернулся и действовал в дальнейшем совместно с частями 24-й танковой дивизии на Лужском рубеже (смотрите раздел "10-й механизированный корпус"). Это решение командующего сыграло свою роковую роль в исходе неудачных боев за Остров.
К 15 июля 1941 в полках 3-й танковой дивизии оставалось 4 танка Т-28, 2 КВ и 16 БТ. После контрудара под Сольцами уцелевшие танки 3-й дивизии были переданы другим частям, а полки выведены на переформирование. Передача техники производилась неорганизованно и поспешно. Так, после того как 70-й стрелковой дивизии были формально переданы 15 танков, об их нахождении и состоянии не знало ни командование передающей, ни принимающей сторон. 10 танков из состава 3-й дивизии оказались в подчинении командира 1-й горнострелковой бригады, который препятствовал их возвращению в часть. На переправе Мшага танкистами 3-й дивизии были попросту брошены два танка КВ. (Только вмешательством штаба фронта и фронтовыми средствами эти танки были своевременно эвакуированы).
В районе восточнее Новгорода остатки 3-й танковой дивизии поступили в распоряжение командира 12-го механизированного корпуса комдива И. Т. Коровникова. Управление 1-го механизированного корпуса, не сыгравшего в прошедших боях заметной роли, было расформировано.
15 августа дивизия в составе 5-го и 6-го танковых, 3-го гаубичного полков и подразделений обеспечения без материальной части, имея всего лишь стрелковое вооружение, была поднята по тревоге и направлена под Новгород. Заняв оборону по реке Мста, дивизия приступила к созданию оборонительного рубежа, на случай распространения противника к востоку от Новгорода. С момента захвата города немцами, советское командование не оставляло попыток штурмом его освободить. Активные действия 28-й танковой (без материальной части) и вновь сформированной 305-й стрелковой дивизий не дали территориальных успехов, но и не позволили противнику переправиться через Волхов на этом направлении. На 23 августа приказом оперативной группы комдива Коровникова был назначен очередной штурм Новгорода. 3-я танковая дивизия, получив на усиление 1 артиллерийский дивизион 448-го корпусного артиллерийского полка, вышла к району восточнее города, где составила резерв ударной группы. Результатом этого штурма, стала смена части сил 28-й танковой дивизии на реке Волхов и уплотнение боевых порядков советских войск на берегу реки. 26 августа 28-я танковая дивизия убыла на новое направление, а 3-я дивизия заняла ее полосу целиком.
16 октября 1941 3-я танковая дивизия сдала свой участок обороны 185-й стрелковой дивизии и вышла в резерв командующего Новгородской Оперативной Группы. 14 декабря 1941 года была переформирована в 225-ю стрелковую дивизию (закончила войну как 225-я Новгородская ордена Кутузова сд). Командир – полковник К.Ю.Андреев.
mechcorps.rkka.ru/files/mechcorps/pages/1_meh.htm

682 мотострелковый полк (в/ч 3956) находился в составе 12-го мехкорпуса, Елгава; командир – генерал-майор Н. М.Шестопалов.
27 июня был разгромлен штаб 12-го мехкорпуса. Комкор Н.М. Шестопалов угодил в плен (вместо него с 1.07 командиром 12-го корпуса назначен п-к В.Я.Гринберг).
12-й мехкорпус к 29 июня потерял до 80% матчасти. Уже с 25 июня мехкорпуса вели арьергардные бои отдельными частями, прикрывал отход 8-й, 11-й и 27-й армий СЗФ.
4 июля корпус выведен в резерв фронта.
В июле, для срыва намерений немцев прорваться к Новгороду, на СЗФ был отправлен 1-й мехкорпус г-м М.Д.Чернявского, входивший до войны в состав ЛенВО. К этому моменту в нем оставалось одна 3-я танковая дивизия, да и та без одного танкового батальона, МСП и ОЗАДН. Еще перед войной 17 июня из его состава была изъята 1-я танковая дивизия. 30 июня корпус вошел в состав СЗФ и на следующий день 163-я МД была передана в 27-й армии. 5.07 части 1-го мехкорпуса после тяжелого боя заняли город Остров, но к вечеру были вынуждены оставить его. 14-15 июля корпус нанес удар по 8-й танковой дивизии 56-го МК в районе города Сольцы, отбросив ее на 40 км. Гальдер 17.07.41 г. записывает в дневнике: "8-ю танковую дивизию придется отвести с фронта. Части дивизии СС "Мертвая голова" подтянулись и прикрыли ее фланг. Сегодня в 16.00 1-й армейский корпус перейдет в наступление, что облегчит положение на этом фланге." Этот контрудар имел следствием приостановку немецкого наступления на Ленинград до выхода на рубеж р.Луга основных сил 18-й армии немцев и полного приведения в порядок 4-й ТГр. Но и сам 1-й мехкорпус перестал существовать как танковое объединение, потеряв большую часть танков.
К середине июля все четыре мехкорпуса, действовавшие в полосе СЗФ в результате огромных потерь (с 22 июня по 9 июля - 2523 танка) превратились в ослабленные стрелковые части, прикрывавшие отход войск фронта, а вскоре были расформированы. commi.narod.ru/txt/kulak/index.htm
02.02.2012 г. Александр Слободянюк.
Записан

труба

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8 581
  • Трубин Вячеслав Валентинович
225 СД
п ОЛЬХОВСКИЙ П.И. 11.41, п АНДРЕЕВ К.Ю. 12.41, п НИКОЛАЕВСКИЙ В.Я. 05.42

299 СП
м ЛЕНЮЧЕВ Г.М. до 05.42

1347 СП
п\п ВЯЗНИКОВ 01.42, м ПЕТРОВ 04.42, м ЛЫГИН 05.42, к САВАЛКО 06.42

1349\1379\ СП
м ЛАПШИН И.Ф. 03-06.42

1009 АП
м,п\п ЧАККОЕВ\ЧИККОЕВ\ А.В. 01-06.42

655 СП  м ТЕРИХОВ А.Ф. пропал б\в 05.42
Записан

начкар@

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 17 481
  • Сергей Сергеевич (nachkar)
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »