Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Кратко о ходе боев  (Прочитано 427 раз)

первачек

  • Орачев Василий Петрович.
  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1 609
Кратко о ходе боев
« : 24 Октября 2014, 16:05:48 »
1 Ленинградская Дивизия Народного Ополчения.

Источник http://www.podvignaroda.ru/podvig-flash/

Секретно.
Начальнику Штаба СЗФ Генерал-лейтенанту т. Ватутину.
Карта 50000.


Настоящим хочу кратко изложить ход боя на фронте 1 ДНО в период 10 – 16.8.41 г.
1.   Бой 10.8 начался в 5.45 артиллерийской подготовкой на фронте центра и левого фланга дивизии и на участке соседа слева 237 СД.
Дополнительных данных о противнике не было, за исключением утреннего наблюдения ПНП отметивших якобы прибытие в Мясково с юга ж.д. эшелона.
После интенсивной (по немецки), 4-х часовой артподготовки, противник перешел в наступление на фронте Бол. И Мал. Теребец, силою батальона, Мал. Бол. Угороды более батальона, роща юго.восточнее и Закибье два батальона. Результатом наступления явилось захват Бол. Мал. Теребец, Мал. И Бол. Угороды, южная часть рощи и Закибье, разрыв между левым флангом и частью 237 СД.
Дальнейшее развитие наступления не имело и Командир 1 ДНО отдал приказание ударными группами полков восстановить положение. Приказание было к исходу дня выполнено, положение частей восстановлено полностью, за исключением связи с 237 СД.
Возможность эта явилась результатом того, что Командир Дивизии за два дня  принял решение вывести командирам полков по батальону в свои ударные группы, а батальонам кроме того иметь ударные группы. До этого боевой порядок дивизии представлял жиденькую цепочку по всему фронту с ударной группой дивизии в один СБ, три танка КВ и штук 5 бронеавтомобилей.
В первый день боя со стороны противника участвовала авиация незначительными силами и главным образом действием по тылам. Весь эффект со стороны противника, падал на его артиллерию и минометы. В результате контратаки, был захвачен в районе Закибье раненый принадлежащий 121 ПД, ранее на этом участке не отмечавшейся. Пленный показал, что этой дивизией действовало два ПП, про третий сведений не имел.
Вывод по первому дню боя.
1.   Пехота получила крещение удерживать оборону под продолжительным сильным арт. и мин. Огнем противника.
2.   Наличие глубоких окопов сохранила живую силу и дало не значительные потери. Последние были главным образом в момент контратак.
3.   Наличие ударных групп давало возможность наносить короткие контрудары и выбивать противника из занятых им районов, что происходило при активных решениях командования полков и дивизии.
При отсутствии ударных групп, потерянные позиции не могли быть восстановлены и дальнейшее продвижение противника, приводило бы к полному расстройству боевых порядков частей с беспорядочным отходом, оставлением территории и непрочной задержке на случайных рубежах.
Второй день боя начался с рассветом с интенсивной артиллерийской стрельбы нашей артиллерии по вероятным скоплениям противника. Однако, через час, то есть с 6.30 противник вылетом до 50 – 60 самолетов, подавил действие нашей артиллерии и приступил к обработке переднего края на глубину тактической обороны СД.
Отсутствие каких либо зенитных средств и авиации у нас, давало ему возможность безнаказанно на выгодных для него высотах бомбить и расстреливать наши боевые порядки до 8.30.
Тактически его приемы начались с высылки части самолетов на подавление ОП артиллерии и вероятным скоплениям в тылу, а главную массу направил на обработку боевых порядков дивизии.
Первый залет начал в количестве 35 – 40 самолетов, пролетел вдоль переднего края, с разворотом и дальнейшим пролетом по ударным группам батальонов, с последующим разворотом и пролетом по вероятной глубине полковых участков.
В дальнейшем эта группа разделилась на группки в 10 – 12 самолетов с самостоятельными действиями по объектам боевых порядков. В связи с тем, что посадочные площадки противника располагались в небольшой глубине, израсходовавшие боекомплекты самолеты, быстро пополняли и вновь появлялись над полем боя. Таким образом противник  беспрерывно с 6.30 до 8.30  держал под бомбежкой и пулеметным огнем боевые порядки дивизии.
Такая обработка привела к полному подавлению нашей артиллерии, нарушению проводной связи дивизии с частями, затруднению пользования подвижными средствами и делегатской службы. Дивизия в течении всего дня почти не имела связи с частями. Высылаемые делегаты на машинах и конях бомбились и их производительность была весьма низкая. Данные поступали через 6 – 7 часов.
В 8.30 начал артиллерийскую подготовку, а после минометный беглый обстрел. Это продолжалось до 11.00, после чего перешел в атаку. Следует отметить, что в атаку он переходил небольшими подразделениями – рота, батальон, редко до 2-х батальонов. Каждый раз, атаке пехоты предшествовала атака конных – 10 – 12 всадников. Можно сделать такое заключение, что у противника каждая рота имеет свой конный разъезд. Очевидно, он рассчитывает после такой обработки пехоты на панику, почему и бросает вперед конных. Обычно, наша пехота встречала огнем атакующих и последние не особо настойчиво продвигались или останавливались, или даже отходили в исходное положение. Если пехоте противника удавалось захватывать какой либо пункт, то контратакой ударных групп он выбивался из него.
В связи с тем, что моральное состояние пехоты  несмотря на ужасающую описанную авиаарт.  подготовку подавлено не было, противник повторил ее в 15.00, результаты теже, тогда он повторил ее еще в 19.00. В результате дневного боя, противник временно на отдельных участках добивался успеха, захватывал некоторые пункты, но пехота к наступлению темноты, с прекращением действий авиации, поднималась духом и командиры имея ударные группировки переходили в контратаку и в течении ночи, абсолютно повсюду восстановили положение.
Третий день боя 12.8 противник начал обработку оборонительной полосы описанным выше порядком. Пехота отбивала контратаки противника; в течении дня он местами вклинивался в оборону, но контратаками ударных групп, отовсюду был выбит.
К исходу 12.8 несмотря на неуспех пр-ка наметилось большое расстройство в частях в личном и материальной части. Командиры полков доносили о том, что в полках оставалось по 300 – 400  человек, за исключением 835 СП 237 СД, находившемся в армрезерве и участвовавшим в этот день одним батальоном. Артиллерия за второй и третий день боя уже не могла поддерживать пехоту по той причине, что немедленно подавлялась авиацией, как только открывала огонь – сама несла тяжелые потри.
К исходу дня противник закрепил за собой Уномер, Бол. И Мал. Теребцы и Угороды.
Боеспособность полков сильно понизилась. Их командиры теряли надежду на возможность удержания врага. Просили помощи у командира дивизии авиацией, но последней этим не располагал.
    Утром 13.8 после неудачных попыток вышибить врага из занятых им районов и результатом докладов командиров полков о весьма снизившейся боеспособности частей, командир дивизии принял решение в случае невозможности удержать занимаемые позиции, отойти на северный берег р. Луга на заранее подготовленные позиции. Противник с утра 13.8 вновь применил авиацию, добавил расстройства в частях в связи с чем, 1-й СП (правофланговый) начал отход за р. Луга. Выполнить задачу днем ему не удалось, указанных позиций он не занял и отошел небольшой группкой на зап. окраину Любино Поле. Таким образом к вечеру 13.8 получился разрыв с частями Северного Фронта. Противник этим воспользовался и стал действовать во фланг и тыл 235 СД и 1-й ДНО. Цент и левый фланг в основном свои районы удержали. Однако, противник, в образовавшийся разрыв еще 10.8 между 1-й ДНО и 237 СД просачивался и к ночи с 13 на 14.8 своими разведчастями вышел глубоко в тыл 1 ДНО в районе Воронин и ст. Люболяды. Связи с соседом слева не было, но делегат от 70 СД сообщил, что дивизия через болото прокладывает колонный путь с задачей выхода в район Остров и Бол. Тереборы. Это обязывало командира дивизии удержать свой левый фланг в районе Косицкое, Доскино и Остров. Выполнение этой задачи было поставлено на 2 СП, 835 СП и частично на 3 СП. Штаб СД переехал в ночь на 14.8 в Самокража. Отсутствие связи со Штармом усугубляло положение КСД не  был ориентирован куда отходить на Лужскую группу или северо-восток.
Таким образом оставалась одна надежда на выход 70 и 237 СД и присоединение частей дивизии справа этих дивизий. Во всяком случае, ясной обстановки положения на фронте КСД не имел.
К исходу 13.8 у КСД стояла еще новая задача, собрать одиночные группы дивизии, остановить их отход и придать им более или менее организованную форму.
Выполнить это 14.8 – в последующем 15, 16.8 не удавалось. Наметилось беспомощность и растерянность у командования дивизии. Все чаще стали обращаться ко мне за моим мнением.
КП решено было перевести в лес севернее Смыч, или лес зап. Клепено, то есть где удастся, но точно где установлено не было. Но ни в один из этих пунктов КП не перешел, а по дороге было принято решение перейти в Самокражи. Такая непостоянность еще более усложняла управление и связь с частями.
    Бой 14.8 и отход частей происходил мелкими группами по направлениям. Противник действиям своей авиации не позволял собрать и организовать разрозненные части. КП весь день бомбился и штурмовался с воздуха. Технические средства связи фактически с 14.8 не пользовались. Их не смогли собрать да и не знали куда и где связываться с КСД. КСД решил на бронеавто  выехать в  Бол. Теребоны для связи с 835 и 2 СП. Однако, эта попытка ему  не удалась. Данных о полках он не получил. Одиночные случайные сведения о полках поступали, но иметь картину о положении частей по ним не представлялось возможным.
Было решено из разрозненных людей организовать группу с задачей обороны лесного массива севернее Самокража и сев.вост. Илемцы. Задача была возложена на Майора Турчанинова.
В ночь на  15.8 КП было решено перенести в лес восточнее Губаново. Следует отметить, что перенос КП производился всегда под впечатлением отдельных панических непроверенных данных. Ни разу по переносу КП моего совета не спрашивали и обычно я узнавал тогда, когда он поднимался. Происходило это потому, что каждый отскок назад мною задерживался. Растерянность у командования увеличивалась. Например, переезжая из Самокражи в Губаново по пути в Хочуни получили неблагоприятные сведения о частях. Обстановка была неясной, но более говорящая о том, что люди частей отступают на север и главным образом на сев.запад на тылы Лужской группы. Попросили моего мнения. Дело было ночью, все решения ими принимались без карты, то есть без представления приблизительной картины. И только, после моего предложения зайти в помещение, ориентироваться по карте и более правильно принять решение, это было выполнено и решено, ловить людей севернее ж.д и иметь штаб в районе Синичино. Данные о противнике и своих частях становились все непонятнее и непонятнее.
    Бой 15.8 более организованный произошел в Самокражи с группой Турчанинова. Группа оказала сопротивление противнику. Последний вероятно считал части разбежавшимися и следовал вперед. Однако был встречен организованным огнем, понес потери, было захвачено 12 мотоциклов, 18 велосипедов, пленный и сумка убитого офицера из Мемеля. Расстреляв все патроны, собранная группа к вечеру вновь рассыпалась.
Командир Дивизии не дожидаясь вечера решил со своим КП отскочить далее на север, придерживаясь направления на Лужскую группу, были у него данные о том, что 2 и 3 СП и 835 СП целиком отошел в Хропле. Кроме того имелись данные о нахождении Погранполка в Савины Поляны. Он решил прибыть в Хропле и поставить задачу на занятие обороны. Но по прибытию на место никого не обнаружил и решил отойти в Стаи организовав  перв…ват путей по узким дефиле на фронте Хлу…нь, оз. Белое, Курскв, лес 2 км. юж. Волосково. Рубеж удобный и удержать его даже разрозненными группами возможно, назначив соответственно командиров. К утру 16.8 находясь в Стаи КСД имел данные о значительном скоплении людей и артиллерии дивизии в направлении указанного фронта и в р-не Оредет. При энергичной распорядительности, я считал организовать оборону и удержать на ней пр-ка возможно. После этого, я отбыл во фронт. При моем отъезде, КСД получил телефонограмму от Комиссара Штаба Лужской группы с указанием явиться в Оредет связаться с ним по телефону. КСД считал, что он будет подчинен Лужской группе.
    Заключение: Дивизия, укомплектованная рабочим составом добровольцев, несмотря на свою молодость организации, слабую обучимость  ведения боя, малого процента кадрового н/состава проявила в борьбе с врагом громадную стойкость нанося врагу тяжелые потери в первые дни боев. Единое желание всего личного состава способствовало этому.
Врагу не удалось сломить сопротивление в течении первых 3,1/2 суток боя. И лишь понесенные тяжелые потери, слишком  разредевшие ряды полков как в личном составе так и в материальной части, физическая усталость оставшихся сражаться на поле боя без надлежащего  подвоза питания всеми видами, полное отсутствие  средств борьбы с авиацией противника (зенитные пулеметы, батареи и авиация), потери в командном составе сломило моральный дух к борьбе. По данным дивизионного врача к утру 14.8 дивизия имела потерь в людях 3 – 3500 человек. 14 и 15.8 эти потери увеличились. Из 3-их Командиров Полков, двое вышли из строя. Командиры батальонов и рот по заявлению КСД и Военкома выбыли почти  полностью. Управлять даже оставшимся людьми было некому. Такие потери в командном составе объясняю ответственностью НС в создавшейся обстановке, желая исправить его излишне рисковали своей жизнью.
По заявлению НАД потери в артиллерии дошли до 40%. Считаю это преувиличением, но до 30% потерь артиллерия имела.
Потери в автоматическом оружии и минометах по заявлению командования во многих подразделениях 100%.
Превосходства у противника в живой силе, артиллерии по данным ком. Частей, считаю не было. Победу и разгром дивизии противник получил посредством применения авиации. Без нее, разгрома не было бы. Это подтверждают бои 10 – 13.8. По данным полков, противник силою более батальонов в атаку не переходил. Но следует  отметить, что исход боя у противника решают мелкие подразделения – рота.
    Выводы: 1. В дальнейшей борьбе с врагом, необходимо оснастить части зенитными средствами борьбы (пулеметами, артиллерией.
2.   Обязательно в тяжкие периоды поддерживать свои войска авиацией. Это не позволит врагу безнаказанно действовать и даст возможность иметь часы перерывов от бомбежки и расстрелов их противником с воздуха. В эти часы, люди смогут отдохнуть физически и морально себя подправить.
3.   Наличие 20 – 25 самолетов, не дало бы противнику иметь победы. Это безусловно.
4.   В случае бесперспективности в упомянутых средствах борьбы, необходимо далеко в тылу подготовить рубеж с крепкими окопами и убежищами с объязательной достаточной глубиной боевого порядка.
5.   Оборону этого рубежа занять заблаговременно свежими частями имея ударные группы в батальонах, полках, дивизиях и подвижные армейские.
Первые должны иметь хода сообщения со своими первыми эшелонами частей, по которым смогли бы быть подведены в нужных направлениях на случай контратаки.
Такую оборону пр-к пробить не сможет, даже израсходовав всю свою боевую технику.
В итоге его ослабление, общее наступление для его разгрома.

Генерал-майор  /Попов/.
20.8.41 г.

Генерал-майору Черепанову.
Действия 1 ДНО в период 10.08.1941 г. - 16.08.1941 г.


К утру 10.8 дивизия занимала положение Бол. Волочек, Щепино, Бол, Мал. Теребец, Клевенц, Мал. И Бол. Угороды, роща «Топор» 2 клм. юго.восточнее Бол. Угороды. Правее части 235 СД, левее 237 СД. В ударной группировке было в двух полках по одному СБ, диврезерв 3 танка КВ, 1 СБ и РБ. Штадив в лесу 1 км. южн. Остров.
10.8 весь день с утра противник вел активные действия, местами врываясь на передний край, но к исходу дня всюду был отброшен. Дополнительных данных о противнике не было, за исключением данных наблюдения о подвозе воинских эшелонов на ст. Мястково (требует проверки). 11.8 с рассветом противник ввел в действие авиацию (до 70 – 80 самолетов) в течении трех часов обрабатывал оборону на глубину див. Резервов, после открыл артподготовку и в 11.00 перешел в атаку. Особых успехов противник не имел, за исключением незначительного вклинивания, но контратакой был выбит. Таким образом в течение дня противник вновь повторил обработку обороны, но к исходу дня всюду был выбит.
12.8 повторил метод обработки как и 11.8 занял Уномер. Контратаками к исходу дня положение было восстановлено, за исключением направления Уномер.
С утра 13.8 противник повторил обработку. Личный состав, храбро сражавшийся в первые три дня боя, 13.8 был повторной обработкой морально подавлен и физически крайне уставшим. Кроме того, значительные потери в частях весьма ослабили их стойкость с половины дня. Подразделения в частях начали постепенный отход. КСД Комбриг Малинников отдал приказ в случае неустойки отойти правофланговому полку на сев. Берег р. Луга, остальным удерживать районы Косицкое, Доскино, Остров. Отход только с разрешения его. К исходу дня правофланговый полк переправился на сев. Берег, но указанные позиции занять не смог и удерживал за собой лишь зап. окр Люблино Поле. Этим образовался разрыв с частями 235 СД.
Принимаемые меры к восстановлению положения результатов не дали.
Отход продолжался 14, 15 и 16.8. Связь с частями с 14.8 периодическая. Полки в личном составе (управляемые подразделениями) имели по 200 – 250 человек. Остальные группками, атакуемые с воздуха авиацией, отходили по лесам в разных направлениях.
Но 14 и 15.8 организованные подразделения еще оказывали сопротивление противнику. Так 15.8 у дер. Самокража было захвачено несколько мотоциклов и велосипедов. Однако, занять организованную оборону дивизия не могла и она оставила подготовленные оборонительные районы, частично лишь их используя на отдельных направлениях. Принимаемые меры к сбору отходящих людей эффективных результатов не дали.
16.8 Командир Дивизии решил отдельными заслонами удерживать направления в районах: Хлупино, Красная Долина, Пожарище, Курско, Роща 1,1/2 км южн. Любище. Принял меры к задержанию отходящих подразделений. Обстановка, которая сложилась к этому времени, осуществить это решение позволяла. В 15.00  16.8 в дер. Стаи я покинул КП командира дивизии. В результате боевых части понесли потери, которые по данным дивизионного врача к утру 15.8 якобы выражались убитыми и ранеными 3 – 3,5 тыс. человек. Выбыло из строя два командира СП, большинство к-ров батальонов. Потери в комполитсоставе значительные.
Основной причиной поражения дивизии считаю: полное отсутствие зенитных средств и полное отсутствие нашей авиации в воздухе. По донесению к-ров частей, превосходства у противника как в живой силе, так и в артиллерии не было. Наша артиллерия стрелять не могла – немедленно подавлялась с воздуха.
Исправить положение можно резко, при поддержке авиации.

Генерал-майор Попов.
17.8.41 г.
Записан
......Никакой моей вины.....в том , что они -кто старше кто моложе.....
 Но все же, все же, все же....       А.Т.
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »