Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Хренов Пётр Фёдорович, старший сержант, защитник Бреста  (Прочитано 14897 раз)

КОМБРИГ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 679
Некоторые комментарии к очеркам В. Сазонова и А. Адылова, опубликованным в газете «Калининградская Правда».
«В 2005 году, до наступления которого остается уже совсем чуть-чуть, о ветеранах войны наверняка будут вспоминать чаще, чем в уходящем 2004-м. Как никак вся страна в мае отметит День Победы, ее 60-летний юбилей. Тем, кто сражался с фашизмом и дожил, несмотря на все передряги, до наших дней, будут вручать подарки. В их адрес зазвучат нескончаемые здравицы. А представители власти при каждом удобном случае будут спрашивать у стариков: "Нет ли проблем? Не помочь ли чем?"
У ветеранов, которым (якобы ради их же блага) власти отменили многие льготы, посулив взамен денежную компенсацию, трудностей, конечно же, хватает. Но большинство из них не привыкли жаловаться на тяготы.
- Нет у меня никаких проблем, - 85-летний житель поселка Мысовка Славского района Петр Федорович Хренов тяжело вздохнул, видимо, вспоминая о чем-то таком, о чем говорить с незнакомыми людьми не с руки.
Встретиться с ним журналистам "Калининграда" довелось на днях. Петр Федорович был с боевыми наградами на стареньком пиджаке.
- Пенсия есть. Мне хватает, - продолжил он. - Этим делом (ветеран сделал характерный жест) я не занимаюсь. Ну, может, только по праздникам...
На Новый год, на День Победы и на другие привычные для старика с советских времен праздники он, безусловно, выпьет рюмку-другую. И 2 января есть повод - Петру Федоровичу в этот день исполнится  86  лет.
Позади - долгая жизнь. О Великой Отечественной войне он и сейчас нередко вспоминает. И грустит. Ведь до 9 мая 1945 года ему, одному из немногих оставшихся в живых защитников Брестской крепости, пришлось хлебнуть лиха.
- Я был призван в армию в 1939 году, - хмурится он. - Мы подавали братскую руку Западной Белоруссии. Дошли тогда до Бреста. Там и остались.
До 22 июня он, окончив полковую пограничную школу, служил и тех местах. Был старшим сержантом на 33-й заставе 17-го  погранполка.
- Нас из заставы только трое в живых осталось, - продолжает он. - Начальник, старшина и я. По казематам мы втроем пробрались и Брестскую крепость, где уже шли бои. Потом четыре раза пытались форсировать Мухавец, там, где сейчас скульптура с чашей установлена. На четвертый раз прорвались. И стали отступать. Сначала до Гомеля, потом до Бобруйска и далее...
- Война для вас началась неожиданно?
Петр Федорович в ответ качает головой:
- Мы еще до войны все поняли. Когда с 11 июня немецкие самолеты стали нарушать наши границы. Мы об этом докладывали начальству. Мы же видели, что на нас уже были наведены пушки. У нас там укрепрайон был, которым генерал Карбышев командовал. Мы его сопровождали, дзоты строили. Но были уверены, что вот-вот все начнется.
Воспоминания о том, как "все началось", даются фронтовику нелегко:
- 22 июня, рано утром, по нам ударили из пушек и минометов. На каждом метре ложился снаряд. Потом немецкая авиация пошла. Я столько галок никогда в небе не видел, сколько было самолетов. Сначала был шок. А затем стало стыдно. Ведь мы не просто отступали, а бежали.
После Бобруйска, как он вспоминает, отступление проходило уже более организованно. Петр Федорович Хренов в итоге оказался под Сталинградом, не дойдя до которого около 50 километров, был ранен. Отлежался в госпитале в Горьком. И вскоре - вновь передовая.
Это была уже другая война. Советские войска теснили противника. Петр Федорович дошел до самого Берлина, пройдя Польшу, Литву, Латвию, Эстонию и Белоруссию.
- До Бреста не дошел всего 40 километров, - сетует он. - А так хотелось! Но после Кобрина повернули на Польшу.
В Берлине он был 2 мая. Штурмовал рейхстаг. После Победы еще полтора года служил в Германии, занимаясь поиском и сбором наших военнопленных и угнанных туда во время фашистской оккупации мирных жителей СССР.
В 1946-м его демобилизовали. Петр Федорович вернулся в родные места - в Ивановскую область. Но когда заболела его жена, ему посоветовали вместе с супругой поехать как можно западнее. Тогда, мол, и болезнь отступит.
- Западнее Калининградской области ничего не было, - поясняет он. - Вот и приехали сюда в 1952 году.
Сначала он жил в Советске. Работал на ЦБК. В 1953-м перебрался в Мысовку. Долгое время трудился в колхозе "Рыбак Балтики", был бригадиром. В 1980-м вышел на пенсию.
Купил в Мысовке домик. Пять лет ремонтировал. Зато потом, казалось, можно зажить спокойно. Но Великая Отечественная оказалась не последней войной для его семьи. В Чечне был убит сын, служивший офицером.
- Привезли его, так я сына только по личику и узнал, - дрожит голос ветерана.
Остались у него три дочки. Все со своими семьями живут тоже в Славском районе.
- У них тоже все хорошо, нет проблем, - говорит он на прощание. - Не зря воевали.
Источник:  Владимир САЗОНОВ "Калининградская Правда"  №  259 стр. 3 от 30.12.2004
«ЧТО НА РОДУ НАПИСАНО…»

В посёлке Мысовка живёт ветеран, прошедший Великую Отечественную от Бреста до Берлина.
С этим человеком мы беседовали в палате Славской районной больницы. Попал туда Пётр Фёдорович Хренов с воспалением лёгких и, как ему сказали врачи, уже пошёл на поправку: через пару дней на выписку. За более чем девяносто лет жизни уроженец Пучежского района Ивановской области и не такое видывал, что там какая-то болячка?
Призвали его в армию в ноябре 39-го: пришлось, как говорит Пётр Фёдорович, подавать руку помощи братской Западной Белоруссии. Попал в 17-й Брестский погранотряд, окончил полковую школу, служил помощником командира взвода. Самого генерала Карбышева видал, когда тот в тех местах укрепления строил. Границу охраняли верхом, и до июня 1941-го стычки с блуждавшими по лесам поляками случались, а уж в июне попёрли немцы.
- Воевать пришлось с первого дня - с тяжёлыми боями, через Брестскую крепость, отступали на восток, из окружения выходили, вспоминает Хренов. - Трое нас от всей роты осталось. После переформирования попал в пехоту, на Центральный фронт. Страшно, конечно, было, особенно первое время - а кому на войне не страшно?
Под Сталинградом его тяжело ранило в ноги, после госпиталя снова передовая. На Курской дуге Хренова утюжил немецкий танк спасла привычка всегда перед оборонительным боем рыть глубокий окоп полного профиля: немец его только основательно засыпал, попортил руки и помял каску, а жизнь отнять не сумел.
- После боя подбирать раненых начали я голос подал, меня и откопали. Слегка починили - и опять в бой!
Войну он закончил 2 мая 1945 года в Берлине, и ещё полтора года дослуживал в Германии: возвращал на родину угнанных советских людей, выявлял полицаев, власовцев, участвовал в учёте и транспортировке трофеев. Демобилизовали Хренова в августе 1946 года в звании старшего сержанта. О наградах Пётр Фёдорович говорит неохотно:
- Мы не за награды воевали, а за Родину. Медали медалями, а вот всю войну пройти, от первого до последнего выстрела, и живым остаться это счастье какое
После войны он работал монтажником на строительстве Горьковской ГЭС. В нашу область попал в 50-м, трудился на ЦБК в Советске, а в 1952-м осел в посёлке Мысовка Славского района, и с тех пор так и живёт в половине одноэтажного немецкого домика. Вырастил трёх дочерей. Ходил на СРТ в Северное море, на банку Джорджес, 18 лет был бригадиром рыболовецкого колхоза Рыбак Балтики. В 81-м вышел на пенсию, и всё равно работал:
- Вызывает меня председатель, он знал, что я коней люблю, понимаю в этом деле ещё до войны на конной заставе служил: Поезжай, говорит, в Черняховск надо лошадей для колхоза купить. Поехал, выбрал, купил. Ну, говорит, а теперь - ухаживай! И ещё три года конюхом в колхозе был. Работу оставил, только.
Источник: А. Адылов. «Калининградская Правда».  30.12.2009

Ничего не имея личного к заслуженному ветерану. Если жив, то долгих лет ему жизни. 
Авторами очерков, предполагаю по абсолютному незнанию историографии пограничных войск, структуры пограничных отрядов, реальной обстановки последних предвоенных суток на границе, мест дислокации пограничных подразделений, и в частности на участке 17-го погранотряда и в самой Брестской крепости, допущено ряд существенных неточностей.
Авторы не удосужились до опубликования очерков заглянуть в доступные источники об истории 17-го погранотряда.
Сазонов В. утверждает, что П.Ф. Хренов был старшим сержантом на мифической 33-й заставе мифического 17-го  погранполка. А. Адылов – пом. командира взвода, какой то мифической роты 17-го погранотряда, из которой осталось только трое человек.
В качестве справки: по состоянию на 22 июня 1941 года существовал 17-й Краснознаменный Брестский пограничный отряд, в составе 20 линейных застав. Которые охраняли участок границы по Западному Бугу, от Сутно до Александровской Колонии. В соответствии с приказом от 25 сентября 1941 года отряд был переформирован в 17-й погранполк.
Далее Сазонов В. пишет об отступлении, сначала до Гомеля, потом до Бобруйска и далее... Явно у автора слабоваты знания географии.
По воводу командования укрепрайоном генералом Карбышевым и строительства дзотов пограничниками чистый вымысел, не подлежащий каким либо комментариям.
Тоже о мифических казематах и оставшихся в живых начальнике заставы, старшине и самом  П.Ф. Хренове.
Как итог расследования фактов указанных в очерках, по принадлежности  П.Ф. Хренова к пограничным войскам, старший сержант Хренов в штатно-именном списке 17-го пограничного отряда по состоянию на 10 февраля 1941 года не значится.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 148
  • Ржевцев Юрий Петрович
Я к своему стыду про Хренова впервые услышал только в минувшую пятницу из дружеской беседы с приехавшей в Калининград из Питера журналисткой погранведомства. Она на грядущей недели собирается навестить его, чтобы сделать очерк. Мой ей совет был: перво-наперво изучить военный билет ветерана...
Калининградского журналиста В. Сазонова уже, к сожалению, в живых нет: пару лет назад, отдыхая на пляже с семьёй, утонул в море. Царствие ему небесное: хороший человек был и профессионалом от Бога...
Альберт Адылов - в строю. Замечательный человек и журналист. Во многом наш с Вами коллега - яркий публицист от военной истории.
Альберт только что прислал мне довоенное фото Хренова. Сейчас выставлю следом...
 
« Последнее редактирование: 16 Мая 2010, 16:46:12 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 148
  • Ржевцев Юрий Петрович
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 148
  • Ржевцев Юрий Петрович
Как видно на фото, по состоянию на 24 февраля 1940 года Хренов - сверхсрочник Брестского военного гарнизона. Остаётся лишь выяснить - военного гарнизона РККА или же войск НКВД СССР?
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 148
  • Ржевцев Юрий Петрович
От Альберта Адылова:
- Сверхсрочником Хренов в 40-м был вряд ли, так как согласно военному билету призван в 39-м. Про "33-ю заставу" я ничего не писал, а с покойного Сазонова не спросишь, но думаю, он опять же за рамки слов самого Хренова не вышел, человек был профессиональный и ответственный. И ещё: Хренов называл грузинскую фамилию командира, с которым они втроём из окружения вышли, но произнёс нечётко, записалось на диктофон неразборчиво, потому в статью не пошло. Что-то вроде "Бжишвили" или "Джишвили". Если журналистке-пограничнице нужен оригинал военного билета Хренова - это ей в Мысовку ехать надо, а если копия - могу предоставить...
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 148
  • Ржевцев Юрий Петрович
От Альберта Адылова:
- Копия Военного билета Хренова у меня на работе лежит, только завтра посмотреть смогу...
Записан

КОМБРИГ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 679
Фотография подтверждает, что служил в г. Бресте, но не дает ответ на основной вопрос по принадлежности к погранвойскам. Чтобы поставить все точки над и, не мешало бы взглянуть на военный билет Хренова.
Речь в очерках авторов шла о том, что Хренов после окончания полковой школы был направлен для прохождения службы в 17 ПО (ПП). Повторяю в списках 17 ПО в 1941 г. Хренов не значится.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 148
  • Ржевцев Юрий Петрович
Да и термин "полковая школа" в погранвойках не использовался...
Не исключено, что Хренов из рядов 33-го инженерного полка, стоявшего в Брестской крепости...
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 148
  • Ржевцев Юрий Петрович
Только что позвонил Альберт Адылов: в Военном билете Хренова, выданном в 1964 году, в качестве места службы значится 33-я погранзастава 17-го погранотряда, должность - командир стрелкового отделения...
Записан

Юрий32

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 156
  • Фомин Юрий Валентинович, г. Брянск
В воспоминаниях участника обороны Брестской крепости Луканина А.А. есть упоминание о старшине роты ПВО 455 сп Хренове.В ночь на 22 июня он отпросился в город.Возможно речь идет о нем?
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 148
  • Ржевцев Юрий Петрович
Старший сержант запаса Хренов Пётр Фёдорович, 1966 год. Фото из Военного билета:
« Последнее редактирование: 17 Мая 2010, 12:24:41 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 148
  • Ржевцев Юрий Петрович
Ксерокс Военного билета старшего сержанта в отставке Хренова Петра Фёдоровича. Документ свидетельствует в пользу службы ветерана именно в 17-м Брестском пограничном Краснознамённом отряде войск НКВД СССР. Правда, номер заставы явно мифический - 33-я:

« Последнее редактирование: 17 Мая 2010, 12:26:41 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 148
  • Ржевцев Юрий Петрович
Ксерокс Военного билета старшего сержанта в отставке Хренова Петра Фёдоровича. Документ свидетельствует в пользу службы ветерана именно в 17-м Брестском пограничном Краснознамённом отряде войск НКВД СССР. Правда, номер заставы явно мифический - 33-я:


« Последнее редактирование: 17 Мая 2010, 12:42:59 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 148
  • Ржевцев Юрий Петрович
Ксерокс Военного билета старшего сержанта в отставке Хренова Петра Фёдоровича. Документ свидетельствует в пользу службы ветерана именно в 17-м Брестском пограничном Краснознамённом отряде войск НКВД СССР. Правда, номер заставы явно мифический - 33-я:

Записан

КОМБРИГ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 679
Документ вносит еще большую путаницу. 
Первая запись военного билета старшего сержанта в отставке Хренова Петра Фёдоровича, гласит о том, что он проходил службу в 17 ПО с ноября 1939 г. по июнь 1941 г. в должности ком. стрелкового отделения 33-й погранзаставы.
Обнаруживаются явные противоречия:
- в 17 ПО не было 33 пз. Едиственная застава в составе ПВ НКВД БССР  с таким номером к началу войны была в 16 ПО. 
- в штатно-именном приказе по 17 ПО от 10.02.1941 г. он не значится.
Смущает и то, что в июне 1941 г. переведен в 333 СП. Не могу припомнить в своей практике, чтобы боец из погранвойск был переведен в РККА, да еще притом, что в самих погранвойсках катострафически не хватало личного состава. Тем более подготовленных младших командиров. А ведь в конце мая 1941 по некоторым данным было принято  решение об увеличении штата застав до 70 человек.
Отсутствует и запись в военном билете об окончании ШМНС ПВ.

 
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 148
  • Ржевцев Юрий Петрович
Хренов не был переведён в 333-й сп! Он в него влился, насколько понимаю, после того, как в группе офицера с грузинской фамилией вырвался сначала из Брестской крепости, а затем и из окружения в целом.
Вполне возможно, что он и прорывался из Бреста в составе какого-то осколка 333-го сп...
А номер заставы явно что искажён...
« Последнее редактирование: 17 Мая 2010, 14:10:49 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 148
  • Ржевцев Юрий Петрович
Отсутствует и запись в военном билете об окончании ШМНС ПВ.

Прохождение службы на предвоенный период, насколько понимаю, - с его слов при заполнении ещё на фронте не ранее осени 1941 года Красноармейской книжки. Курсанты ОШМС де-юре считались военнослужащими тех частей, откуда прибыли на учёбу. К тому же Хренов мог быть выпускником собственного учебного батальона 17-го пого...
Записан

КОМБРИГ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 679
Единственным документом подтверждающим службу Хренова в 17 ПО с ноября 1939 по июнь 1941 г. могут быть ежегодные приказы по 17 ПО "Об объявлении штатно-именных списков личного состава пограничного отряда" , которые издавались в начале года.
Акцентирую Ваше внимание на том, что в штатно-именных списках объявленных приказом по 17 ПО от 10.02.1941 г. - Хренов П.Ф. , ком. стрелкового отделения, ни в одном из подразделений отряда не значится.
Слишком серьезный документ, что бы его игнорировать.



 
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 148
  • Ржевцев Юрий Петрович
Но "оргштатка" не исключает более чем вероятного факта его службы в Бресте как пограничника! По состоянию на 10 февраля 1941 года он мог быть переведён в ОШМС или, скажем, в ряды личного состава КПП "Брест"...
Да и что - это потенциально первый случай в нашей с тобой практике, когда боец вопреки очевидным фактом в "оргштатке" не значится!?
Не думаю, что ветерану врать с руки в отношении своей пограничной службы. К тому же калининградцы о нём, как о защитнике Брестской крепости узнали совсем недавно да и то с лёгкой руки его соседа - частного предпринимателя. Сам же ветеран из-за скромности себя вообще не пропагандировал...
« Последнее редактирование: 17 Мая 2010, 15:11:47 от Sobkor »
Записан

КОМБРИГ

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 679
Мне пропусков фамилий в приказах "Об объявлении штатно-именных списков личного состава пограничного отряда" не встречалось. Да были искажения в написании фамилий. имен, отчеств. Но истину можно было найти. Да и финансисты отряда к достоверности данных приказа относились очень серьезно. На основании его ими выплачивалось денежное довольствие. Так, что двойной контроль.
Что касается КПП "Брест", то оно входило в штат отряда. В списках данного подразделения Хренов не значится.
В случае перевода до 10.02.1941 г. в ОШМНС, в мае 1941 г. должен был убыть в лагерь "Пышки" вместе со всем личным составом школы, и не смог бы участвовать в обороне Брестской крепости.
Никто не винит самого ветерана. С глубоким уважением отношусь к нему, но истина дороже.
Может получится так как с Книгой Памяти кировчан - сотрудников органов безопасности и контрразведки, воинов пограничных и внутренних войск НКВД СССР, партизан, погибших, умерших от ран и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны. В которой "западная граница" - всё Брест и Брестская крепость, а 333 СП аж пограничный и все его погибшие бойцы пограничники.
Поэтому в интерясах калининградских пограничников разобраться с самим ветеряном, задав ему тактично необходимые вопросы.
 

Записан
Страниц: [1] 2 3   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »