Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Письмо из прошлого.  (Прочитано 186 раз)

HISTORY_LINES

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 126
Письмо из прошлого.
« : 11 Августа 2021, 16:54:02 »

В 1969 году, в городе Коротояк, Воронежской обл., была найдена стеклянная бутылка, в которой была вложена записка. Это записка, написанная в августе 1942 года, была написанная разведчиками 730 Артиллерийского Полка, оказавшимся в расположении противника, и не будучи уверенными возвратится обратно, обращенная к нашедшим ее, с надеждой сообщить о их судьбах
Это выдержка из записки разведчиков 730-го полка 174-й стрелковой дивизии, (переименованной в последующем в 46 Гв.СД) . Трое разведчиков, составивших записку, после этого боя остались живы и продолжали воевать.


«…Находимся в гор. Коротояк на очень опасном рубеже промеж 1 и 2 линиями фронта немецкой позиции. Узнав скопление немецких войск в подготовке к наступлению, мы решили создать панику фашистам оставленными пушками наших войск. Уничтожили три вражеских пулемётных точки и батарею противника, тем самым создали панику и приостановили наступление фашистских полчищ. Меня сейчас ранило в левую ногу, мои товарищи действуют, бьют фашистов, а я пишу записку. Может, нас истерзают фашисты, но мы постараемся не попасть в ихние лапы»…


Веретенников Зосим Васильевич. Один из авторов, писавших ее в те трагические дни июня-августа 1942 года. По всему, по указанным данным адресов в записке, был разыскан, и 13.1.1970 года, ответил на  нее письмом:

Во первых, очень рад за то, что в Воронежской области не забывают тех, кто защищал нашу Родину на Воронежской земле. Описываю того боя в городе Коротояке, когда мы оставили бутылку с запиской. Настолько, насколько смогу восстановить события в памяти. События почти 27-летней давности.
В  июне или июне месяце 1942 года, наш 730-й артполк выгрузился на станции Давыдовка, пройдя от поселка Давыдовки в 5 км., мы наткнулись на немцев, 5 суток не зная устали, без отдыха бились с фашистами. Немцы шли напролом, всю нашу живую силу напротив Коротояка потопили в на Дону и закрыли по ту сторону Дона нашу технику и вооружение, даже 3  «Катюши» были оставлены в городе Коротояк.
Нашу новую дивизию фашисты хотели перепугнуть с сильным натиском со всех видов оружия, отборными дивизиями СС и бомбежками несколько сот самолетов, но не смогли сломить нашего натиска. Мы их отбросили назад, немцы окопались в Петропавловской роще. Наша Дивизия одна часть встала в оборону, а другая часть отдыхали. После 1-го отдыха за 5 суток боев, опять дали сильный удар по врагу и нам удалось гадов перебросить через Дон, где немцы укрепились в городе Коротояк, но наша Дивизия не давала им покоя, круглосуточно все шныряла ихние лазейки. Мы начали с того времени переходить через  Дон в город Коротояк. Этот город переходил  из рук в руки по 5 раз в день.
В этом бою сильно действовал Начальник Арт.дивизиона капитан ЛЕБЕДЕВ. Мы разведчики обнаруживали движущие цели, докладывали непосредственно капитану ЛЕБЕДЕВУ, а потом командиру полка КАЛУГИНУ. Пока ком.полка запрашивает снаряды, а цели уже уничтожены.
Город Коротояк был сильно укрепленный пункт  немецкой линии. Во время перехода через ДОН косили наши ряды со всех видов оружия. Когда кровью было залито ДОН, когда трупы шли по реке как сплошной лес, тогда наш нач. разведки 730 артполка капитан АРХИПОВ вызвал и говорит: «Товарищи, наша задача любой ценой уничтожить вражеские огневые точки противника. Вот это задание пришлось выполнять нам 3-м разведчикам многонациональной семьи:  1-й УБУШЕВ БАДМА ЗАКОВИЧ, 2-й ДМУХА ФЕДОР ТАРАСОВИЧ, 3-й я, ВЕРЕТЕННИКОВ ЗОСИМ ВАСИЛЬЕВИЧ . Большими группировками через вражескую передовую линию проникнуть нельзя, попробуйте маленькими группами.»
Мы изучили местность, сколотили плот из трех бревен, чем могли, то веревками, то проводами, то лозой закручивали и переплыли ночью на правый берег ДОНА. Плот вытащили к берегу подготавливая место, вырывая из под боны (?) осоку поставили плот, натянули маскировочной сеткой плот и промеж сетки набили осоку, так, что нашу маскировку никто и не смог заметить.
Пройдя 1-ю  передовую линию фашистского фронта, остановились к своим пушкам, оставшимся без расчетов 76 м/м, и начали громить фашистов между 2-я линиями немецкой позиции, где мы уничтожили 3 вражеские пулеметные точки и 1 батарею противника, беспощадно наносили урон живой силе и технике. Прикрывали наших войск от гибели на ДОНУ, тем самым создавая панику и преостановили бешенное наступление фашистских войск.
Видя наши выстрелы с пушек, начали бить по нам с минометов и артиллерии, немцы и наши, тогда меня ранило в левую ногу и бедро, часов в 7 утра меня перебинтовали мои товарищи, но все же сочилась кровь через бинт. Наши войска видимо почувствовали, что вспышки есть из пушек, но снаряды летят не в нашу сторону, а разрываются в расположении вражеского фронта, тогда наши войска перестали бить по нам.
Когда меня перебинтовали, мы 3 разведчика-артиллериста посоветовались, что мы находимся на очень опасном рубеже, как в львинной пасти, то стоит только захлопнуть пасть и нас нет и никто не узнает, только скажут, что пропали без вести. Нам стало обидно пропадать  без  вести в таких условиях сражении  окровавленными и решили написать записку, с кровью прикладывая отпечаток пальца из раны и зарыть в землю в маленькой бутылочке около тюрьмы, авось может кто найдет и сообщит нашим родным и в свою часть. После ранения я еще сильнее начал мстить, кровь за кровь, за мои пролитые капли крови. После этого мы обнаружили вражеский наблюдательный пункт, где было 1-н командир корректирующий огнем, 2-й адъютант или разведчик. Мы вдребезги разбили их двумя гранатами, командирский наблюдательный пункт, 2-х фашистов и забрали ихние пилотку, фуражку и стереотрубу, более нам было удобно стереотруба маленькая, можно носить в кармане, 30-и кратная, мы могли уже видеть с 30-и км. как на 1 км.
Теперь еще цель остается ранее замеченная нами со своего расположения.
Мне становится тяжелее, рана беспокоит, но оставить никак нельзя, недобитый враг добьет тебя. Я набрал духу и пошли еле-еле, где-то ползком, где как, к пулеметной точке, который косил наши ряды, там было 3 человека немцев пулеметчиков. Я подполз к амбразуре и бросил противотанковую гранату через амбразуру и откатился вниз. УБУШЕВ и ДМУХА стояли на готове около дверей. Я подполз к товарищам и после взрыва заходим добивать, и видим 3 фашиста лежали последние секунды глотали со стоном воздух, а станковый пулемет совсем отброшен к стенке.
К вечеру усталые, проголодалые и раненые 2-е улеглись отдохнуть в укрытии, а один как часовой и наблюдатель присматривается. Подходит к нам наш часовой-наблюдатель тов. ДМУХА докладывает, что прибывает эшелон с солдатами со стороны КАПАНИЩЕ и выходят в северо-западную часть города, собираются в низменности, выходим все смотрим действительно скопление вражеских войск, что-то как вроде танцуют, чокаются и обнимаются. Я раненый, 2-м товарищам не в силах развернуть пушку. Я не обращаю внимание на свое ранение и начинаю помогать товарищам. Развернули пушку и стали громить по скопившемся войск, где мы уничтожили несколько десятков солдат и офицеров, стреляли со всех снарядов, то нам попадались с горючей смесью, то осколочные, то термитные, там некогда было разобраться. Снаряды наши были то в груде, то разбросаны. Всю эту группировку мы 3 разведчика-артиллериста разбросали. Немцы готовились еще броситься в психическую атаку, но психическая атака была сорвана нами.
Мы продержались там более суток, нанося урон фашистам до следующей ночи, а ночью опять уничтожая охрану боевого хранения 2-х фашистов бесшумно кинжалами, пробрались к своему плоту. Переплыли реку и вернулись в свою часть.
В части меня направили в санбат, но я убежал оттуда в свою часть, перевязывался во своей санчасти и сам с помощью товарищей. Во своей части опять начали действовать в командирском наблюдательном пункте, обнаруживать немецкие лазейки.
Но не долго нам пришлось защищать ваш край, нас перебросили в осенних месяцах на Калининский Фронт, востанавливали прорывы, дошли до В. ЛУКИ, действовали так же как на Воронежском направлении, временами ходили уничтожать огневые точки, а основном корректировали арт.огнем в КП.
ДМУХА ФЕДОР ТАРАСОВИЧ погиб осколком снаряда, он особо отличительного не сделал, а был у нас построен наблюдательный пункт на сосне в метрах на 20-30 высоте. Я понаблюдал 8 часов через стереотрубу и передал замеченное ком.полка по телефону, корректировал арт.огнем (ориентир №2 бьет по нашим войскам, арт.батарея противника 3-х, 4-х или 5-и пушек просим огонь по батарейно), тогда уже командуешь огнем по разрыву нашего снаряда до уничтожения цели. Нас там было 4-ро. КУЗНЕЦОВ, ДМУХА, я ВЕРЕТЕННИКОВ и ПЕТРОВСКИЙ. После 8-и часового дежурства я спустился с дерева на передачу поста, тов. ДМУХА он покойник, не успел поднятся до стереотрубы, шальной осколок проскочил сквозь сердца, снаряд разорвался в метрах 100 от нас, тем и кончилось его действие, после ранения не смог ни слова сказать. Похоронили
Героем Советского Союза на земле Калининской. До подъема на сосну ДМУХА покаялся, что нас только 3-х все посылают на самые опасные рубежи, а других оставляют в укрытии, то ком. Полка охраняют, то в штаб Дивизии посылают, а на сосне на такой высоте может  проскочить сквозь тебя не только пуля а целиком снаряд, тут-же около тебя все жужат, свистят, летят всевозможные смертоносные грузы.

Дмуха Федор Тарасович
Донесение о безвозвратных потерях
Место рождения: Черниговская обл., Городнянский р-н, с. Кузнечное
Дата призыва: Городнянский РВК, Украинская ССР, Черниговская обл., Городнянский р-н
Воинское звание: ефрейтор
Последнее место службы: 46 гв. сд
Дата выбытия: 11.12.1943
Причина выбытия: убит
Первичное место захоронения: Калининская обл., Пустошкинский р-н, д. Томаново


После похорон ДМУХИ мы пошли опять в наступление на высоту Птахино где немец бросался в контратаку до 10-15 раз в день. На высоту Птахино немец был из  230-й батареи. Мы его выбили из высоты Птахино, разведка с боем, в панике в одних кальсонах убежали фашисты. Сильно укрепленная превосходящая высота, блиндажи были построены до 8 накатов бревен и промеж каждого бревна 20-30 см. слой земли, траншеи были до 3-х метров глубины. Освобожденный  выход на высоту было всего лишь 800 метров по болоту, на таком мешке продержались с неделю, пехота и наша разведка. Потом всеже в ожесточенном бою расширили фронт наравне переднего края высоты ПТАХИНО, там меня контузило.
В январе 1944 года мы разведка с боем прогнали немцев немцев в гор. НЕВЕЛЬ, тогда фашисты драпали почти до ВИТЕБСКА, не доезжая к ВИТЕБСКУ меня ранило 18.1.1944 года окончательно попал под разрушительный снаряд 155 мм. Фугасного действия, где меня ранило в правую ногу, выбил коленный сустав и надколенную чашечку. Ударной волной меня отнесло по воздуху 10 метров, где видимо меня часть контузило и переломало правую плечевую кость.
Пока окончательно сделали операцию, я проехал 8 госпиталей, у меня крови осталось 33%. Операцию сделали в ВЫСШЕМ ВОЛОЧКЕ, полностью доделали в городе ПАВЛОВО на ОКЕ, выписался в июне месяце 1944 года, с того времени остался навечно калекой, а сейчас чем могу трудится помогаю Родине.
16.1.1970 года. (Подпись.)

Веретеньшков Засим Васильевич
Свидетельства о болезни
Дата рождения: __.__.1909
Дата и место призыва: __.__.1942 Балезинский РВК, Удмуртская АССР, Балезинский р-н
Воинское звание: рядовой
Воинская часть: 97 гв. ап 46 гв. сд
Судьба: Не годен
Дата выбытия: 30.05.1944
Госпиталь: ЭГ 1743
Номер свидетельства: 3206/29188
Дата свидетельства: 30.05.1944

(Из ОБД Мемориал)
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »