VIII-Спецслужбы - досье > 13-Тематические материалы

«По законам военного времени»

<< < (2/9) > >>

Александр Слободянюк:
По законам военного времени.«Не придуманные истории.»

            Вину искупил кровью!

   Офицерские судьбы, как бывало, в военные годы иногда круто поворачивали их человеческие судьбы. В огромном массиве документов, находящихся в  РГВА и которые я исследовал, этот по-особому заинтересовал меня.
   30 августа 1943 года начальником Управления войск НКВД по охране тыла Воронежского фронта (прим. авт. – сформирован 17 июля 1942 года, 20 октября 1943 года фронт был переименован в 1-й Украинский) генерал-майором Панкиным Иваном Сергеевичем перед командованием Главного Управления войск НКВД Охраны Тыла Действующей Красной Армии было возбуждено ходатайство  в отношении бывшего младшего лейтенанта Кириленко Павла Тимофеевича о восстановлении его в правах и воинском звании «младшего лейтенанта». Документу, как и положено, был присвоен исходящий № 02858. Документ, поступивший заместителю начальника войск НКВД охраны тыла полковнику Куликову П.Ф. содержал сведения о том, что младший лейтенант Кириленко П.Т. в период службы в должности заместителя начальника 12 заставы 90-го пограничного полка войск НКВД по охране Брянского фронта был осужден Военным Трибуналом по ст.193-2  п. «г» УК РСФСР к 6 годам лишения свободы и был направлен на передовую. Будучи на фронте Кириленко искупил свою вину кровью. 17 января 1943 года Постановлением Военного совета Воронежского фронта №07 с него была снята судимость. По прибытии в войска охраны тыла Воронежского фронта Кириленко П.Т. был допущен к временному исполнению обязанностей командира взвода. За прошедшие несколько месяцев на практической работе он проявил себя только с положительной стороны. К ходатайствую прилагались: справка по форме №1 и служебная характеристика на Кириленко Павла Тимофеевича.
   Начальник войск НКВД по охране тыла Воронежского фронта генерал-майор Панкин И.С. просил командование ГУВ НКВД ОТ ДКА санкционировать утверждение Кириленко Павла Тимофеевича в занимаемой должности командира взвода, а также удовлетворить ходатайство о восстановлении его в правах и в воинском звании «младший лейтенант». За подписью генерала на ходатайстве имелась еще и подпись начальника отдела кадром майора Морозова (прим. авт. – на основании приказа НКВД СССР №095 от 15.7.42 г. бывший начальник отделения по начсоставу Управления пограничных войск НКВД Мурманского округа был назначен на должность начальника отделения по начсоставу Управления войск НКВД по охране тыла Воронежского фронта).
   На дворе шел третий год войны и казалось бы подобные вопросы уже не раз должно быть решались командованием. Однако, как показало последующее исследование документов, решался этот вопрос ни один месяц.
   8 сентября 1943 года заместитель начальника Главного управления войск полковник Кулик П.Ф. направил на имя генерала Панкина И.С.,  а также в адрес начальников Управлений войск НКВД по охране тыла фронтов указание в котором было указано следующее: «В постановлениях Военного совета фронтов, а также приказом по фронту при снятии с лиц офицерского состава искупившего свою вину кровью и отбывшими наказание в штрафных батальонах, указывается о восстановлении их в воинском звании и всех правах офицерского состава.
   При возбуждении ходатайства о назначении этих лиц на должности офицерского состава наших войск, - обязательно представлять выписку из приказа по фронту об отбытии наказания и восстановлении в воинском звании.
   Для решения вопроса о назначении на должность Кириленко Павла Тимофеевича – представьте указанную выписку. Заместитель начальника войск полковник Кулик, начальник 1 отделения Отдела кадров ГУВ майор административной службы Бривкин».
   Вскоре из Управления войск НКВД по охране тыла Воронежского фронта в ответ на полученное указание №19/Т/6-03071 от 8.9.43 было подготовлено ответный документ №02919 от 20.9.43 г. при котором представлялось Постановление Военного совета Воронежского фронта №07 от 17.1.43 г. о снятии судимости с Кириленко Павла Тимофеевича, а также генерал-майор Панкин И.С. доносил: «….по разъяснениям Военного совета фронта последний своим Постановлением только снимает судимость, но не восстанавливает в воинском звании. В воинском звании восстанавливают своими приказами командующий фронтом, Нарком обороны, а по нашим войскам Нарком Внутренних Дел Союза ССР. Исходя из вышеизложенного ходатайствую об утверждении тов. Кириленко Павла Тимофеевича в должности командира взвода Отдельной маневренной группы войск и восстановлении его в воинском звании «младший лейтенант». К ответу была приложена копия Постановления Военного совета Воронежского фронта №07 от 17.01.43 г. подписали Панкин, Морозов».
   17 ноября 1943 года начальник Управления войск НКВД по охране тыла уже 1-го Украинского фронта генерал-майор Панкин И.С. в очередной раз, действительно упорство в достижении поставленной цели, заслуживающее уважения, обращается на имя заместителя Главного Управления войск по кадрам полковника Кулик Петра Федоровича – Прошу сообщить, будет ли решаться вопрос о восстановлении в офицерских правах и звании Кириленко П.Т., материалы на которого представлены Вам за №02358 от 31.8.43 г. и №02919 от 10.9.43 г.
   Из рукописной Справки подписанной младшим помощником 1-го отделения Отела кадров старшим лейтенантом (фамилия не читается) – Заместитель начальника 12-й заставы 90-го пограничного полка младший лейтенант Кириленко П.Т. Военным Трибуналом войск НКВД охраны тыла Воронежского фронта осужден по статье 193-2 пункт «г» УК РСФСР с лишением свободы сроком на 6 лет без поражения в правах т лишением воинского звания младший лейтенант. Исполнение приговора острочено до окончания войны с направлением Кирилина на фронт.
   Здесь позволю себе небольшое отступление. Генерал-майор Панкин Иван Сергеевич, перед самым началом войны в звании полковника являлся начальником штаба 3-й дивизии войск НКВД по охране железнодорожных сооружений, а с началом войны с 17 июля 1941 года вступил в командование этой (прим. авт. – командир 3-й дивизии войск НКВД комбриг Кисилев был назначен начальником охраны направления Охраны и обороны войскового тыла Западного Направления). В августе 1941 года с момента формирования Брянского фронта полковник Панкин И.С. был выдвинут на должность начальника войск НКВД по охране тыла этого фронта. После расформирования фронта с 30 ноября 1941 года в качестве заместителя начальника Оперативной Группы при Начальнике Войск НКВД участвовал в решении сложных задач по руководству войсками при обороне Москвы. В январе 1942 года снова возглавил Управление войск НКВД по охране тыла Брянского фронта второго формирования, а с июля 1942 года вступил в командование войсками НКВД по охране тыла Воронежского фронта. Очень редко можно по документам проследить тернистый путь, который нужно пройти, чтобы решить сложный вопрос устройства непростой офицерской судьбы. В документах чувствуется, что генерал Панкин И.С. уверен в том, что он делает и считает делом своей офицерской чести восстановить доброе имя подчиненного ему младшего офицера. Пока это ему удается.
   Заместитель начальника войск по кадрам полковник Кулик для разрешения сложной ситуации вынужден был обратиться в Главную Военную Прокуратуру на имя начальника Отдела по войскам НКВД СССР. Вот что он написал в письме №нем: «Будучи направленным в штрафную роту 303 СД Воронежского фронта Кириленко П.Т. своей боевой работой и подвигами в боях с немецкими захватчиками искупил свою вину и Военный Трибунал 303 СД 4 января 1943 года от наказания освободил. Постановлением Военного совета Воронежского фронта №07 от 17.01.43 г. в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14.12.41 г. судимость с Кириленко была снята. Прошу разъяснить порядок восстановления прежнего воинского звания офицерскому составу, отбывших наказание по суду в штрафных батальонах. Подписали : Заместитель начальника войск по кадрам полковник Кулик, начальник 1 отделения ОК майор а/с Бривкин.»
   12/13 декабря 1943 года полковник Кулик повторно обратился в Главную Военную Прокуратуру с письмом с просьбой ускорить рассмотрение поставленного вопроса. Ответа в очередной раз не последовало. Через десять дней он направляет очередной запрос от 22/23 12.43 г. за №19/Т/6-04990. Ответ снова не приходил. 30/31 12.1943 г. заместитель начальника Отдела кадров ГУВ майор административной службы Бривкин пишет: «В третий раз прошу ускорить ответ…. Майор а\с Бривкин, капитан Островерхов».
В тот же день 30.12.1943 года из Главной Военной Прокуратуры Красной Армии за №9/0266693 был получен ответ: «… без лишения воинского звания, в офицерском звании восстанавливаются механически по окончании срока пребывания в штрафном батальоне.
   Лишенные офицерского звания по суду, восстанавливаются в установленном порядке, а также вынесением судебной инстанцией путем исключения из приговора Военного Трибунала пунктов о лишении воинского звания. Это может быть сделано по протесту Военного Прокурора в порядке надзора. Подписал: Помощник Главного Военного Прокурора по войскам НКВД СССР полковник Сухарев».
   Генерал-майор Панкин И.С. не дождался разрешения этой истории, так как убыл на новую должность, а его сменил генерал-майор Зубарев, который 3 января 1944 года за №ЛК/03466 написал следующее: «Вторично прошу сообщить результаты рассмотрения материалов о восстановлении в офицерских правах и звании младшего лейтенанта Кирилевко П.Т. по материалам, представленным Вам 31.8.43 г. за №037858. Подписали: генерал-майор Зубарев, майор Морозов».
   С 12/12 января 1944 года вх. №№103979 и 05167 – Начальнику войск НКВД по охране тыла 1-го Украинского фронта на Ваши №№ 02858  и 03016.43, Сообщаю, что бывший заместитель начальника заставы 90-го пограничного полка Кириленко П.Т. приказом НКВД СССР №11 от 8.1.44 г. восстановлен в воинском звании «младший лейтенант». Заместитель начальника ГУ войск по кадрам полковник Кулик ПФ., заместитель начальника ОК ГУВ майор а/с Бривкин.
   Так разрешилась эта непростая история в жизни простого советского офицера младшего лейтенанта Кирилеко Павла Тимофеевича, прошедшего непростой путь после падения до восстановления своего доброго имени и звания офицера. Немалая заслуга в разрешении этой ситуации стала возможно благодаря чуткому и внимательному отношению командиров и начальников на всех уровнях от первичного в роте, батальон и полку, а также в Управлениях войск НКВД по охране тыла фронта и Главного Управления Войск НКВД Охраны Тыла Действующей Армии во главе с генералом Горбатюк.

Приложение:
1. ст. 193  пункт 2 Уголовного кодекса РСФСР
 193-2. а) Неисполнение отданного в порядке службы приказания карается лишением свободы на срок до пяти лет;
б) то же преступление при наличии смягчающих обстоятельств влечет за собой -
 применение правил дисциплинарного устава Рабоче-Крестьянской Красной Армии;
        в) то же преступление, если оно совершено группой лиц, или лицом начальствующего состава, или если оно имело или могло иметь особо тяжелые последствия карается лишением свободы на срок не ниже трех лет;
        г) то же преступление, совершенное в военное время, карается лишением свободы на срок не ниже пяти лет, а при наличии отягчающих обстоятельств -
высшей мерой уголовного наказания - расстрелом с конфискацией всего имущества;
       д) то же преступление, совершенное в боевой обстановке, карается высшей мерой уголовного наказания - расстрелом с конфискацией всего имущества. [20 октября 1934 года (СУ N 39, ст.237)].
2. Генерал-майор Кулик Петр Федорович начальник с октября 1942 года начальник Отдела Кадров, заместитель начальника Главного Управления Войск НКВД Охраны Тыла Действующей красной Армии, с 1945 до 1951 года начальник Управления НКВД- МВД по Астраханской области. награжден 2.7. 45 г. орденом Кутозова II степени. ( звание генерал-майор было присвоено 2.11.1944 г. Постановлением СНК СССР №1540)
11.11.2011 г. Александр Слободянюк
   

Александр Слободянюк:
13 октября 1944 года Главное Управление Охраны тыла ДКА НКВД СССР направило в адрес начальника Управления Военных Трибуналов войск НКВД СССР генерал-майора юстиции Андреева письмо в отношении бывшего начальника штаба 3 комендатуры 91-го пограничного отряда войск НКВД по охране тыла бывшего Юго-Западного фронта старшего лейтенанта Алешина Петра Кузьмича, который в начале войны в 1941 году Военным Трибуналом войск НКВД бывшего Юго-Западного фронта был осужден по ст. 206-17 «в» УК УССР к высшей мере наказания, затем мера наказания была заменена 10 годами, с применением ст. 28 с направлением в действующую армию. В письме также сообщалось, что в настоящее время Алешин находится на службе в 185-м запасном стрелковом полку. В боях против немецко-фашистских захватчиков Алешин отмечен наградой – орденом Красной Звезды. Для постановки вопроса о снятии судимости с него прошу выслать копию приговора. (ф.32880 оп.1 9.276)
   1-й Спецотдел НКВД СССР за №8/А-49042 направил сообщение за подписью оперуполномоченного 9 отделения старшего лейтенанта г\б, в котором сообщалось об отсутствии сведений на старшего лейтенанта Алешина П.К. не дали результатов и другие запросы. Изучение материалов продолжается.
17.11.2011 г. Александр Слободянюк

Александр Слободянюк:
Эта история началась с письма за №2192 от 4.9.44 г. за подписью начальника Отдела Контрразведки «СМЕРШ» 185-го армейского запасного стрелкового полка майора Макарова, поступившего на имя Начальника Пограничных войск НКВД Охраны Тыла Действующей Красной Армии генерал-майора Горбатюка, который сообщал, что при этом направляется бывший старший лейтенант ПВ НКВД Алешин Петр Кузьмич для решения вопроса о снятии с него судимости и возможности использования в ПВ НКВД. Подробности почтой, по Вашему запросу.
К письму Особого отдела прилагалась Характеристика на рядового Алешина П.К. следующего содержания:
«Алешин Петр Кузьмич 1911 года рождения, уроженец Куйбышевской области, Николаевского района, деревня Кузьмино, из крестьян, русский, беспартийный, образование среднее.
Бывший офицер в звании старшего лейтенанта Пограничных войск он в 1941 году проявил трусость и паникерство, за что в августе месяце 1941 года был осужден Военным Трибуналом войск НКВД Киевского Особого военного округа по статье 206-17 «В» УК УССР к ВМН, затем мера наказания была заменена на 10 лет лишения свободы с применением статьи 28 о направлении в действующую армию.
После этого Алешин находился в партизанском отряде. Будучи в Партизанском отряде активно участвовал в борьбе против немецких оккупантов, громил вражеские коммуникации, обозы и мелкие группы солдат и офицеров.
В боях за Родину и образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками награжден Приказом войскам 10-й армии №024/Н от  4.4.44 г. орденом Красной Звезды.
Прибыв в 185-й армейский запасной полк в апреле месяце 1944 года из 205-го запасного стрелкового полка, для прохождения дальнейшей службы Алешин зарекомендовал себя, как дисциплинированный воин Красной Армии, выполняет все приказы командиров и начальников точно и в срок, в обращении культурен, с товарищами общителен, в вопросах международной обстановки ориентируется, партии Ленина-Сталина и Социалистической Родины предан.
Начальник Отдела Контрразведки «СМЕРШ» капитан                               Макаров.»
13 сентября 1944 года заместитель начальника ОК ГУВОТ НКВД охраны тыла ДКА подполковник Бривко поручил заместителю начальника отделения Отдела кадров майору тов. Островерхову: Запросить копию приговора Военного Трибунала Юго-Западного фронта на Алешина:
1) Председателя Военного Трибунала войск НКВД Приволжского военного округа (архив). Г.Куйбышев.
2) Председателя Военного Трибунала Южно-Уральского военного округа (архив) г.Чкалов.
13.9.44 г.
   Кроме этого в дело помещено рукописное обращение некого подполковника Кравченко на имя полковника Хмелева:
«                                                                            тов. полк. Хмелев!
   В беседе с красноармейцем Алешиным выяснил, что для разрешения его жизненного вопроса требуется Приговор Военного Трибунала на основании которого можно снять судимость и восстановить его в офицерских правах.
   По его заявлению Приговор Военного Трибунала находится в Отделе Кадров ГУПВ НКВД г.Москва, писать туда, чтобы выслали, пройдет не менее месяца или два, а человек остался морально неудовлетворенным.
   Я лично просил бы Вас представить т.Алешину возможность самому лично съездить и разрешить этот вопрос на месте, думаю, что его отсутствие на работе в части не отразится, но заботу о живом человеке он будут в Вас чувствовать.
   Прошу помочь ему в этом.
   Начальник 1 отделения ОК-49 подполковник Кравченко
1.9.44 г.»
   В документах не нашел никаких свидетельств о том, как было удовлетворено это ходатайство или вообще было отклонено. Известно одно, что Главное Управление Войск НКВД ОТ ДКА направило запросы всюду, кроме Отдела Кадров ГУПВ НКВД СССР?
   11 сентября 1944 года в Управление войск НКВД по охране тыла 1-го Белорусского фронта был направлен запрос №15/6-05929 в котором предлагалось к 30 сентября представить копии Приговора и Выписку из Приказа на Алешина П.К.
   Управлением войск НКВД 1-го Белорусского фронта 16 сентября 1944 года за №К/02309 направило выписку из Приказа Охраны войскового тыла Юго-Западного фронта об исключении из списков начсостава старшего лейтенанта Алешина П.К. и сообщила о том, что в делах отсутствует приговор Военного Трибунала.
   «Выписка из Приказа войскам НКВД по охране войскового тыла Юго-Западного фронта за №0102 1.8.41 г. Лагерь Бровары
   Исключить из списков начсостава как осужденного Военным Трибуналом войск НЕКВД к расстрелу:
   2. Начальника штаба 3 комендатуры 91 пограничного отряда старшего лейтенанта Алешина Петра Кузьмича.
Начальник войск Охраны тыла                                               Военный комиссар ОВТ ЮЗФ
Юго-Западного фронта                                                             полковой комиссар
полковник                       Рогатин                                                                            Тельный
            Зам. начальника Отдела по начсоставу
            капитан                                  Аушев
   Выписка верна: младший помощник начальника отделения ОК Управления войск НКВД по охране тыла 1-го Белорусского фронта капитан                   Нестеренко».
   После повторного запроса полковника Кулик на имя Начальника Архивного Управления ГУВТ КА и ВМФ полковнику т.Чуватову г. Москва с просьбой ускорить высылку копии приговора Военного Трибунала по делу Алешина, началось некоторое оживление в этом деле.
   В ответ на запрос полковника Кулик заместителя начальника войск НКВД ОТДКА Заместитель начальника Управления Военных Трибуналов войск НКВД при НКВД СССР полковник юстиции АГЕЕВ С.В. направил письмо №02429 от 2.9.44 г. в Главное Управление Военных Трибуналов Красной Армии и Военно-Морского Флота, которое было поручено для исполнения начальнику Архивного Управления ГУВТ КА и ВМФ полковнику юстиции тов. Чуватину, который в свою очередь письмом от 19.12.44 г. за №04343 поручил Председателям Военного Трибунала Южно-Уральского военного округа полковнику юстиции тов. Лихачеву П.А. (копия письма Зам. Начальника ВОТ ДКА полковнику Кулик на №15/6-006959 от 3.10.44 г.) – по имеющимся учетным материалам установить имеется ли среди законченных производством дел Военного Трибунала войск НКВД по охране тыла Юго-Западного фронта, хранящихся в Военном Трибунале Южно-Уральского военного округа, дело на бывшего начальника штаба 3 комендатуры.  91 ПО старшего лейтенанта Алешина Петра Кузьмича, осужденного в июле 1941 года. За преступление, предусмотренное ст. 206-16 «б» УК УССР к ВМН, с заменой меры наказания по определению надзорной инстанции, на 10 лет лишения свободы, с применением пункта 2 примечания к статье 28 УК РСФСР. При обнаружении дала на Алешина прошу с приговора по делу снять копию и срочно выслать её в Москву заместителю начальника войск НКВД ОТДКА по кадрам полковнику т.Кулик, на его запрос №15/6-006959 от 4.10.44 О результатах розыска дела а Алешина прошу уведомить ГУВТ КА и ВМФ. Подписали: полковник юстиции Чуватин.»  На бланке есть отметка ошибочно заслано. 27.12.44 г. (отп. 12.12.44 г. 4 экз. ач №4825).
   Из Военного Трибунала Южно-Уральского военного округа г.Чкалов был получен ответ от 27.9.44 г. №01855/а за подписью ВРИО Председателя ВТ полковника юстиции Черенкевич и начальника отделения архива майора а/с Иванченко в котором сообщалось, что проверкой, имеющихся дел на хранение в архив ВТ Южно-Уральского военного округа на осужденного Алешина Петра Кузьмича, а также копия приговора не поступали.
   Подобный ответ был получен из ВТ Западно-Сибирского военного округа г.Новосибирск от 28.12.44 г. №0918 (ошибочно заслан).
   1-й Спецотдел НКВД СССР г. Свердловск в лице старшего оперуполномоченного 9 отделения уведомил полковника т.Кулик об отсутствии сведений на Алешина.
   Из Приволжского военного округа г. Куйбышев за №-639 от 24.9.44 г. на запрос полковника Кулика №15/6-06098 от 19.9.44 г. пришел ответ за подписью Председателя ВТ Приволжского военного округа полковника юстиции т. Соколова – приговор ВТ войск НКВД охраны тыла ЮЗФ на Алешина не поступал.
   Управление Пограничных войск Таджикского округа от 22.9.44 г. за №Н/01437 г.Ташкент – в архивных материалах УВ НКВД по охране тыла Юго-Западного фронта за 1941 года приговор по делу Алешина не оказался. Врио начальника архивного отделения УПВ НКВД Таджикского округа майор Животнев, старший помощник начальника отделения майор Васильев.
   Из ВТ Западно-Сибирского военного округа получен ответ от 28.12.44 г. №0918 – ошибочно заслан.
   Формально не придраться, запросы писали и ответы получали. Но у меня возник вопрос, почему была пропущена информация о том, что Приговор на бывшего старшего лейтенанта Алешина П.Г. находится в Отделе кадров ГУПВ НКВД СССР и туда запрос из ГУВ НКВД ОТДКА не направлялся? Или судьба рядового Алешина П.Г. уже была с самого начала предрешена на уровне руководства Главка? Сегодня трудно найти ответ на этот прямой ответ.
   Так или иначе Отел кадров 11 сентября 1944 года за №15/6-05994 сообщил Начальнику Отдела Контрразведки «СМЕРШ» 185-го запасного стрелкового полка майору Макарову – Возвращается в Ваше распоряжение красноармеец Алешин Петр Кузьмич, за невозможностью использования на службе в наших войсках.
   Алешин Петр Кузьмич действительно находился на службе в Пограничных войсках, исполнял должность начальника штаба 3 комендатуры 91 ПО, имел воинское звание старший лейтенант, присвоенное приказом НКВД СССР №1573 от 5.11.40 г.
   Приказом войскам НКВД по охране тыла Юго-Западного фронта №0102 от 1.8.41 г Алешин П.К.исключен из списков, как осужденный Военным Трибуналом, с лишением воинского звания.
   Приговор Военного Трибунала на Алешина П.К. нами запрошен их Архива и будет выслан Вам по получению. Заместитель Начальника Войск НКВД Охраны Тыла ДКА полковник Кулик., начальник 1 отделения подполковник а/с Бривко.
   Как сложилась дальнейшая судьба Алешина П.К. мне неизвестно.
           Полковник Алешин, как мне представляется, должно быть один из руководителей кадрового аппарата НКВД, курирующего в годы войны кадры партизанского движения. 
           Данных на начальника 1-г отделения ОК-49 подполковника Кравченко отсутствуют.  Но как бы то ни было, его гуманное отношение к судьбе бывшего Алешина Петра Кузьмича, обратившегося к нему по вопросу разрешения : «его жизненного вопроса…», заслуживает уважения.
   Я совсем не исключаю, что в конечном итоге была достигнута договоренность о том, что вопрос о восстановлении в воинском звании и офицерских правах Алешина П.К., после известных бюрократических проволочек, будет разрешен.
Кавалер ордена Красной Звезды старший лейтенант Алешин Петр Кузьмич восстановил свое доброе имя, и он действительно почувствовал «заботу о живом человеке…».
Исследования продолжаются.
18.11.2011 г. Александр Слободянюк

Александр Слободянюк:
Так и хочеться сказать: "Как мы еще мало знаем о судьбах людей, которые Победили в Великой Отечественной войне!!!"

Продолжение:
Затронули тему в нужном месте и она «зазвучала». Автор на другом форуме исследовав данные из ОБД нашел существенные дополнения в начатый разговор о судьбе рядового Алешина П.К.
Из Наградного документа на тов. Алешина Петра Кузьмича стрелка 205-го армейского запасного полка, 1911 года рождения, русского, участвовал в боевых действия с 21 по 28 июля 1941 года в Западной Украине, с 8 по 18 августа 1941 года г.Киев, с 4 по 10.1943 года в составе партизанского отряда, призван в Красную Армию 11 ноября 1933 года Сталинградским ГВК.
Тов. Алешин выполнял специальные задания командования Красной Армии, не считаясь с опасностью для жизни, неоднократно переходил линию фронта и в тылу противника – добывал ценные контрразведывательные и разведывательные данные.
 В феврале 1942 года  при сложной боевой обстановке Алешин проник в расположение окруженной группировки немецких войск в районе г.Сухиничи и разузнал там расположение сил врага.
В апреле 1942 года тов. Алешин находясь в тылу противника, добывал ценные сведения о передислокации войск противника в районе ст.Сеша Росславльского района Смоленской области.
С мая 1942 года по сентябрь 1943 года Алешин находился в тылу противника, выявил ряд агентов противника, занимавшихся предательством партизанских отярдов, тем самым предотвратив жертвы со стороны партизан.
За это же время, находясь в составе партизанского отряда Кушмизокова тов. Алешин принимал активное участие в истреблении фашистских захватчиков.
Начальник 4 отделения ОКР «СМЕРШ» 10-й армии капитан Яковлев
21.3.44 г.
Тов. Алешин достоин награждения орденом Красная Звезда.
Начальник ОКР «СМЕРШ» 10 армии полковник Шибаев
21.3.44 г.
Приказ №024/Н 4.4.44 г. награжден орденом Красная Звезда Помощник начальника 2 отделения капитан а/с подпись 5.4.44 г.
   Есть все основания полагать, что к марту 1945 года вопрос о восстановлении в офицерских правах и офицерском звании в отношении бывшего старшего лейтенант Алешина П.К. не был еще разрешен.
   Из Приказа 830-му стрелковому Краснознаменному полку 238-й Карачевской Краснознаменной ордена Суворова дивизии №052 ДКА 26 марта 1945 года,
   Связист минроты 1 стрелкового батальона рядовой Алешин Петр Кузьмич (1911 года рождения, русский беспартийный, призван в Красную Армию в 1933 году Сталинградским ГВК, сведения о награждении орденом Красной Звезды не указаны видимо по серьезной причине) в боях за дер. Пруски (Полский Коридор) 12 февраля 1945 года под артиллерийским огнем противника установил телефонную связь с передового НП с минометной ротой, что дало возможность правильно корректировать огнь минометов и успешно продвигаться вперед..
Награжден медалью «За Отвагу».
Исследования продолжаются.
   Примечание: В документах Штаба Партизанского движения БССР партизанский отряд под  командованием  Кушмизокова в Гомельской области – не значится?
 
Партизанские братья

Бросив быстрый взгляд на фотографию, уважаемые читатели, не подумайте, что на ней изображены фашисты. Нет. Это славные сыны Адыгеи и воины-патриоты подполковник Айтеч Кушмизоков в форме офицера СД и старший сержант Ахмед Баташев. Они встретили войну в Белоруссии на разных участках фронта, но затем судьба свела их, и они в 1942-1943 годах вместе сражались в тылу врага в брянских лесах в партизанской бригаде, которой командовал А.Х.Кушмизоков. Так кто же они, эти партизанские братья, и какой прошли боевой путь?

 
НА СНИМКЕ: Командир партизанской бригады майор Айтеч Кушмизоков (справа) обсуждает со старшим сержантом Ахмедом Баташевым план совместных действий в тылу врага при проведении разведки и диверсионной операции.
Айтеч Хутатович Кушмизоков родился 23 февраля 1913 года в Лакшукае в многодетной крестьянской семье, где, кроме него, росли еще четыре брата и четыре сестры. Приняв безоговорочно советскую власть, глава семейства Хутат Темирханович трудился комиссаром и председателем ревкома аула, затем возглавлял крестьянское общество взаимопомощи. В 1932 году он умер, и матери Зузе Ибрагимовне пришлось одной поднимать детей. Трудностей было немало в жизни, но преодолеть их помогали трудолюбие, дружба и взаимопомощь, царившие в семье.
Трудиться Айтеч начал рано, сначала по хозяйству дома, затем в колхозе, где работали старшие братья и сестры. В 1929 году он поступил в Краснодарскую школу фабрично-заводского обучения №36, после окончания которой работал слесарем-инструментальщиком в депо станции Краснодара, а с мая 1932 года — Махачкалы. Собирался выучиться на машиниста и водить поезда, но призыв в армию в ноябре 1934 года круто изменил его планы.
Окончив полковую школу, Айтеч служил младшим командиром в 84-м стрелковом полку 28-й Горской стрелковой дивизии, которая дислоцировалась там же, в Дагестане. Служил он честно, добросовестно выполняя свой долг. Как комсомолец принимал активное участие в общественно-политической жизни своего подразделения, и в начале 1937 года как наиболее подготовленному воину ему предложили стать офицером. Имея перед собой пример старшего брата Алхеса, который в это время проходил службу комсоргом 127-го кавалерийского полка в Орджоникидзе, сразу же согласился, решив посвятить себя службе Отечеству.Окончив в декабре 1937 года с отличием ускоренные курсы при Орджоникидзевском пехотном училище, Айтеч Хутатович вернулся в родную дивизию и стал командовать взводом в 83-м стрелковом полку. Спустя год, принимая во внимание его деловые и политические качества, его избрали секретарем комсомольского бюро полка, он был принят в ряды коммунистов и введен в состав партийного бюро полка.  В декабре 1939 года А.Х.Кушмизокова назначили политруком роты, а в октябре 1940 года он становится помощником начальника политотдела по комсомолу 129-й стрелковой дивизии, которая формировалась в это время в Сталинграде. Она вошла в состав 19-й армии генерал-лейтенанта И.С.Конева и в июне 1941 года была передислоцирована на Украину в район Фастова. Когда началась война, дивизия вошла в состав Западного фронта и была в срочном порядке переброшена под Витебск, где сложилась крайне тяжелая обстановка, и 29 июня вступила в бой, отражая яростные атаки превосходящих сил противника, рвавшихся к Смоленску, но под их натиском вынуждена была с боями отходить, переходя иногда в контратаки на отдельных направлениях. В группу были отобраны 24 человека. Все они были подготовленные воины и имели боевой опыт. В ходе интенсивной подготовки они настойчиво совершенствовали свое огневое мастерство, учились приемам рукопашного боя и самообороны с «финкой», прыгать с парашютом как днем, так и ночью, ориентироваться на местности, минировать дороги и мосты, работать на радиостанциях, преодолевать водные преграды и различные препятствия, изучали немецкий язык в формате разговорного общения. Одним словом, готовились ко всему тому, что может пригодиться в ходе боевых действий в тылу врага.
В одном из таких боев в районе совхоза Остраган-Кардымово Смоленской области противнику удалось 28 июля отрезать 138-й стрелковый полк, который прикрывал отход дивизии, и он оказался в окружении. Айтеч Хутатович находился в боевых порядках этого полка. Вездесущий и неутомимый, он постоянно был с бойцами, заражая их своим оптимизмом и вдохновляя на подвиги, а когда вышел из строя один из командиров батальона, не колеблясь, взял командование на себя и уверенно руководил его действиями. Все попытки противника уничтожить и пленить полк ни к чему не привели. Умело маневрируя и уклоняясь от ударов противника, полк 3 августа вырвался из вражеского кольца. За высокое командирское мастерство и проявленные при этом мужество, отвагу Айтеч Хутатович Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 августа 1941 года был награжден орденом Красной Звезды. В дальнейшем, действуя в составе 16-й армии генерал-лейтенанта М.Ф.Лукина, дивизия участвовала в Смоленском сражении, держа оборону на северо-западной окраине Смоленска. В течение двух недель, не давая противнику форсировать Днепр и ворваться в город, она оказывала упорное сопротивление. Северо-западная часть города трижды переходила из рук в руки. Однако сдержать наступление многочисленного врага, применявшего в большом количестве танки, авиацию, артиллерию, огнеметы, не удалось. Дивизия вынуждена была отходить на восток. Военный совет армии, отмечая «организованность, напористость и дерзость» воинов 129-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора А.М.Городницкого, доносил, что она является «одной из более устойчивых дивизий».
Генеральное наступление гитлеровцев на Москву началось 30 сентября 1941 года. В ходе ожесточенных боев под Ельней (Смоленская область) 6 октября, отражая вражеские атаки, батальон 457-го стрелкового полка капитана Д.Ф.Круглова, при котором от политотдела дивизии находился А.Х.Кушмизоков, был отрезан от полка и оказался в окружении. В этой критической ситуации, вдохновляемые примером своих командиров, политработников, коммунистов и главного комсомольца дивизии, который принимал самое активное участие в поддержании боевого духа личного состава, батальон не дрогнул. Оторвавшись от преследования противника и умело приспосабливаясь к местности, занятой врагом, передвигаясь в основном ночью, спустя немногим более месяца, 11 ноября, батальон вырвался из вражеского кольца в районе юго-восточнее Можайска и присоединился к дивизии, сохранив при этом боеспособность, оружие, документы, форму одежды и имея минимальные потери.
В успешном выходе батальона из окружения немалая заслуга принадлежала лично А.Х. Кушмизокову. Взяв на себя миссию устанавливать контакты с местными жителями, он выяснял через них обстановку и подбирал проводников-добровольцев, которые, хорошо зная близлежащую округу и расположение вражеских войск, помогали скрытно, кратчайшим путем выйти к линии фронта. Одновременно с выходом из окружения Айтеча Хутатовича ждало еще одно приятное событие, с чем поздравили его сослуживцы: ему было присвоено звание батальонного комиссара.
Гитлеровцы, не считаясь ни с чем, упорно рвались к Москве. На всех участках фронта кипели жаркие бои, в одном из которых в районе подмосковного Звенигорода 3 декабря А.Х.Кушмизоков получил тяжелое ранение в грудь и оказался на госпитальной койке. Лечение было долгим. Весной 1942 года Айтеч Хутатович прибыл в Москву и находился в резерве политуправления Западного фронта, ожидая дальнейшей своей судьбы. Неожиданно его вызвали в штаб Западного партизанского движения, созданного при штабе фронта, и предложили на добровольных условиях, пройдя в течение двух месяцев соответствующую подготовку в разведывательно-диверсионной школе, затем во главе разведывательно-диверсионной группы, отправиться в тыл противника для выполнения специального задания. Предложение это не застало А.Х.Кушмизокова врасплох. Смелый, решительный и в некоторой степени азартный, трижды побывавший в окружении и во многих других переделках войны, он сразу же согласился, хотя понимал, что берет на себя высокую ответственность.
Случилось так, что в тот момент, когда шло формирование группы, Айтеч Хутатович неожиданно на улице Горького (ныне Тверская) возле гостиницы «Националь» встретил своего земляка по аулу Ахмеда Баташева. Они знали друг друга, но давно не виделись. Встреча эта оказалась не только приятной, но и в некоторой степени судьбоносной. Узнав о цели пребывания А.Х.Кушмизокова в Москве, Ахмед попросил взять его с собой. Руководство партизанского штаба дало «добро», и Ахмед был включен в состав группы.
Ахмед Джамбечевич Баташев, с которым автор этих строк познакомился в 1980 году в Москве, родился в 1918 году в Лакшукае в бедной крестьянской семье. Когда ему было четыре года, у него умерли родители, и его определили в Краснодарскую опытно-показательную школу-интернат. В 1936 году окончил Адыгейский педагогический техникум, но учительствовать почему-то не стал. Работал в городском универмаге, а в мае 1938 года в поисках лучшей жизни подался в Москву. Обладая отличной физической подготовкой и спортивными данными, устроился работать физруком в Моспогрузсоставе «Спартак» Ленинского района. Вскоре женился.

В сентябре 1940 года А.Д.Баташев был призван в армию и служил на западной границе в Белоруссии в 117-м гаубичном артиллерийском полку 10-й армии, а в апреле 1941 года был переведен в автомобильный батальон 58-го авиаполка, где и застала его война. В ходе Калининской оборонительной операции войск Западного фронта в боях под Ржевом в октябре 1941 года старший сержант А.Д.Баташев был тяжело ранен в голову и левую ногу и эвакуирован в тыл. После излечения, получив краткосрочный отпуск с последующим убытием на фронт, Ахмед Джамбечевич приехал в Москву домой, где и произошла та памятная встреча, которая на время сделала его разведчиком-диверсантом.
В группу были отобраны 24 человека. Все они были подготовленные воины и имели боевой опыт. В ходе интенсивной подготовки они настойчиво совершенствовали свое огневое мастерство, учились приемам рукопашного боя и самообороны с «финкой», прыгать с парашютом как днем, так и ночью, ориентироваться на местности, минировать дороги и мосты, работать на радиостанциях, преодолевать водные преграды и различные препятствия, изучали немецкий язык в формате разговорного общения. Одним словом, готовились ко всему тому, что может пригодиться в ходе боевых действий в тылу врага.
Группа действовала в тылу врага пять месяцев. За это время была собрана обширная информация о противнике, которая тут же передавалась в Центр к партизанам. По ее результатам в некоторых случаях наша авиация наносила бомбовые удары, а партизаны осуществляли налеты. Полученные сведения использовались также в штабе Западного фронта при планировании боевых действий.
В ночь на 9 сентября 1942 года группа во главе с майором А.Х.Кушмизоковым была доставлена самолетом в район назначения и выброшена в район деревни Корондовка Смоленской области. Установив связь с партизанами мухинских лесов и Центром, Айтеч Хутатович сразу приступил к работе. Разведчики-диверсанты находились в постоянном движении, чтобы получить максимум информации о противнике и одновременно запутать свои следы от противника, если ему удастся обнаружить их. В зависимости от обстановки они проводили поиски, устраивали засады, налеты, минировали дороги, разрушали железнодорожные пути и линии связи, пускали под откос вражеские эшелоны, подрывали или сжигали мосты, истребляли фашистов и охотились за «языками». Особое внимание уделялось передвижению вражеских войск и установлению их численности и принадлежности. В ходе выполнения своих задач зачастую разведчики действовали облачившись в немецкую форму. Группа действовала в тылу врага пять месяцев. За это время была собрана обширная информация о противнике, которая тут же передавалась в Центр к партизанам. По ее результатам в некоторых случаях наша авиация наносила бомбовые удары, а партизаны осуществляли налеты. Полученные сведения использовались также в штабе Западного фронта при планировании боевых действий. Разведывательно-диверсионная деятельность А.Х.Кушмизокова и его группы была высоко оценена Западным штабом партизанского движения. 5 февраля 1943 г. Айтеч Хутатович был назначен командиром 3-й Клетнянской партизанской бригады, в состав которой вошла группа, разросшаяся к этому времени до 200 человек. Комиссаром бригады являлся председатель Клетнянского райисполкома и бывший командир Клетнянского партизанского отряда Алексей Родионович Глебов. Коммунист со стажем, воевавший с первых дней оккупации Брянской области, он прекрасно знал партизан, многих жителей района и области, всю прилегающую местность и был надежной опорой и незаменимым помощником А.Х.Кушмизокова в руководстве бригадой и при принятии тех или иных решений. В бригаде насчитывались примерно 1800 человек. Состояла она из трех отрядов, а отряды — из рот, взводов и отделений. Подчинялась бригада Западному штабу партизанского движения и действовала на территории Брянской, Смоленской, Могилевской и Гомельской областей в треугольнике Брянск — Унеча — Рославль. Основными объектами ее диверсий были железнодорожные магистрали Гомель — Брянск, Брянск — Рославль, Мглин — Рославль, Унеча — Кричев, Унеча — Клинцы, а также железнодорожные станции Костюковичи, Сураж и шоссейные дороги, прилегающие к ним. Военно-политическая обстановка в стране в это время была исключительно напряженной. Готовясь к летнему наступлению в районе Курской дуги, гитлеровское командование перебрасывало в район предстоящих действий огромное количество войск, техники и вооружения. Эшелоны шли нескончаемым потоком, в том числе через Брянскую область, которая по своему географическому положению оказалась, образно говоря, в клещах между двумя группировками гитлеровских войск — группами армий «Центр» и «Юг». Будучи расположенной в зоне основных коммуникаций противника, питающих эти армии, и примыкая непосредственно к тылам этих группировок, она приобретала для нашего командования исключительно большое значение.
Положение осложнялось тем, что партизанам приходилось действовать в условиях большой насыщенности вражеских войск, а это требовало особых условий действий. Необходимо было, чтобы разведка была постоянно действующей и эффективной, а в основе действий партизан — высокая боевая активность и маневр. Именно так и действовал А.Х.Кушмизоков. Он умело руководил бригадой, показав себя, как сказано в характеристике, подписанной начальником Западного штаба партизанского движения полковником А.Прохоровым, «отличным организатором партизанского движения, смелым в боях, энергичным, волевым и преданным делу партии Ленина, Сталина командиром... Среди подчиненных пользовался заслуженным авторитетом». За время боевых действий партизаны бригады под руководством А.Х.Кушмизокова провели целый ряд успешных операций по срыву перевозок противника и нарушению работы его тылов, нанося огромный урон врагу. Были пущены под откос 37 воинских эшелонов, взорвано 20 мостов на шоссейных дорогах и большаках, разрушено свыше 7 километров линий связи, выведено из строя более 4 километров железнодорожного полотна и совершены 2 налета на немецко-полицейские гарнизоны деревень Вязовая и Падерятино, в ходе которых уничтожены более 200 гитлеровцев и предателей. Особенно блеснул своим командирским мастерством Айтеч Хутатович в ходе боевых действий с гитлеровцами, которые в мае 1943 года, за полтора месяца до начала Курской битвы, бросив несколько дивизий и полков численностью не менее 50 тысяч человек, затеяли карательную экспедицию с целью уничтожения брянских партизан. Клетнянский подпольный райком партии, узнав об этих планах, решил силами пяти своих бригад, не дожидаясь атаки гитлеровцев и чтобы сбить их с толку, нанести одновременно удары по ряду населенных пунктов, где сосредоточены крупные гарнизоны. Наиболее сложная задача выпала на долю бригады А.Х.Кушмизокова. Ей необходимо было форсировать реку Ипуть, которая отделяла село Корсики от лесов, а средств для переправы не было. Единственный мост через реку усиленно охранялся. По приказу командира бригады была проведена разведка, в результате которой удалось найти брод, притом в таком месте, где фашисты не могли помешать партизанам переправиться на другой берег. После акта партизанской кары на стене одного из домов полицая Ахмед Джамбечевич в качестве автографа оставил надпись на адыгейском языке. Решив, что это какой-то код или шифр, гитлеровцы сфотографировали написанное и отправили на расшифровку в Берлин. Каково же было удивление гитлеровцев, когда пришел ответ, что надпись сделана на адыгейском языке и гласит: «Приду еще. Кто будет следующий?» Такие надписи Ахмед Баташев оставлял каждый раз после очередного налета. Это была своего рода его визитная карточка гитлеровцам. В ночь на 19 мая бригада подошла к опушке леса у села Добрая Корна, а с рассветом двинулась по маршруту Черная Грязь — Лизуновка. Когда партизаны вошли в Черную Грязь, поступила информация от разведчиков, что противник численностью до полка переправился через Ипуть и подходит к Лизуновке, Красной Пристани и Коростовцу, а в район Корсиков подходят большие силы гитлеровцев с артиллерией и бронемашинами. Вскоре поступило новое сообщение: противник силою до полка выдвигается к Коростовцу, Еленовке, Харитоновке и Черной Грязи, стремясь охватить партизан с флангов. Первыми вступили в бой роты отряда М.Ф.Шклярова.
Отряд Г.Горбачева, не дойдя до Коростовца и встретив противника, также вынужден был вступить в бой. Партизаны держались стойко, но сдержать натиск превосходящих сил противника становилось все труднее. На помощь отряду А.Х.Кушмизоков бросил роту К.Бронникова из Клетнянского отряда. Выйдя во фланг противника, она перешла в атаку, обрушив на гитлеровцев всю мощь своего огня. Гитлеровцы, ошеломленные внезапным ударом, дрогнули и отошли к Лизуновке, оставив на поле боя свыше 40 трупов. В это время противник численностью до двух батальонов, не отказавшись от намерения взять Черную Грязь, предпринял одну за другой шесть атак, но сбить партизан, которые умело маневрировали, с занимаемых позиций ему не удалось. Тогда, произведя перегруппировку своих сил, он начал обходить партизан с флангов, стремясь отрезать бригаду от леса и окружить ее. Положение стало угрожающим. Понимая, что успешно вести борьбу с превосходящими силами противника и сохранить свои силы можно только маневрируя, А.Х. Кушмизоков решил по возможности не вступать в неравные бои, а уходить от противника, рассредотачиваясь на время, а затем вновь собираясь с выходом на фланги и в тыл противника, чтобы нанести разящие удары по врагу. Такие действия изматывали противника и повергали его в панику.
Исходя из обстановки, А.Х.Кушмизоков решил оставить Черную Грязь и, миновав Добрую Корну, отошел к реке Надва, переправился через нее на подручных средствах и к утру 20 мая занял оборону на ее левом берегу. Осуществлено было все настолько быстро и скрытно, что гитлеровцы ничего не заметили и продолжали бомбить лес, где партизан уже не было. А в 11 часов лесную тишину нарушил грохот артиллерийско-минометного огня и ударов авиации противника. Обнаружив партизан, гитлеровцы бросились в атаку, но преодолеть водную преграду не смогли. Встреченные яростным огнем партизан и понеся большие потери, они вынуждены были отойти. Но вскоре атаки возобновились и продолжались еще несколько дней. Не сумев сломить сопротивления партизан, гитлеровцы отступили. В одном из этих боев Айтеч Хутатович получил осколочное ранение в левую ногу и правый бок, но оставался в строю и продолжал руководить боем бригады. В августе 1943 года, когда гитлеровцы, потерпев поражение в боях на Курской дуге, под ударами советских войск откатывались на запад, бригада под командованием А.Х.Кушмизокова принимала активное участие в операции «Рельсовая война» по нарушению работы железнодорожного транспорта и выводу из строя перевозимых по железной дороге живой силы, техники и материальных средств и одновременно принимала все меры по спасению населения и сохранению общественной собственности от разграбления и уничтожения. Так, 22 августа партизанами бригады была проведена операция по освобождению заключенных из Мглинской городской тюрьмы. В соответствии с разработанным планом была создана группа из 9 человек под командованием старшины С.И.Тюхина, командира разведвзвода. В группу был включен австрийский антифашист Франц Габерль. Врач по профессии, он выступал против нацизма, трижды арестовывался, а в 1942 году был отправлен на фронт. Часть, в которой он служил, была брошена на борьбу с партизанами. Воспользовавшись случаем, весной 1943 года он сбежал из части и после нескольких суток блужданий по лесу примкнул к партизанам. Сражался Франц стойко, мужественно и с большим удовлетворением воспринял решение командования о включении его в группу в качестве майора гестапо. Именно он был главным действующим лицом операции, от которого зависел успех. Испытавший на себе гестаповские порядки, Франц действовал настолько решительно и уверенно, что гитлеровцы, подчиняясь его воле, четко выполняли его жесткие требования. В установленный день партизаны, переодетые в немецкую форму и вооруженные автоматами, приступили к выполнению поставленной задачи, ведя впереди себя захваченного «партизана». Глубокой ночью они вошли в спящий город. По дороге разоружили и убили «финками» несколько патрулей, пытавшихся проверить документы у разведчиков, перебили затем охрану в количестве 10 человек и часовых и, открыв все камеры трехэтажной тюрьмы, выпустили всех заключенных. Их оказалось 84, трое из них были приговорены к расстрелу, в том числе партизан-разведчик. Вся операция была проведена безукоризненно и, что примечательно, без единого выстрела. Поэтому шумихи в городе не возникло, что позволило разведчикам без проблем вернуться в лагерь, прихватив с собой тюремные документы и приведя с собой несколько человек, изъявивших желание сражаться с врагом. Летом 1943 года с разрешения Центра в бригаде у А.Х.Кушмизокова побывал известный писатель, автор многих книг о войне и партизанах Д.А.Щеглов. Ознакомившись с жизнью и боевыми делами партизан, он поделился всем увиденным и услышанным в своей книге «Три тире. Уполномоченный военного совета». Вот, например, какую он характеристику дал Айтечу Хутатовичу: «В бою Кушмизоков был страшен, его боялись. Но в обращении он был приветлив, обходителен, интересный собеседник. За него партизаны все, как один, готовы были идти в огонь и в воду. Фигура его была высокая и стройная. Лицо немного бледное. Разумный человек. Он всегда давал возможность людям высказать все их желания и планы и слушал, не прерывая, затем говорил сам, живо, захватывающе, но избегая пафоса и излишней жестикуляции». В первую очередь А.Х.Кушмизокова боялись враги. А то с чего бы это комендант Рославля назначил за его голову 25 тысяч немецких марок? Когда Айтеч Хутатович узнал об этом, он с иронией заметил: «За голову Кушмизокова это слишком мало».В сентябре 1943 года, незадолго до освобождения Брянской области от немецко-фашистских захватчиков, Айтеч Хутатович тяжело заболел и был вывезен из вражеского тыла на лечение в город Муром Владимирской области. На этом после годичной совместной борьбы в тылу врага боевые пути А.Х.Кушмизокова и А.Д.Баташева разошлись. Отважному партизанскому комбригу больше не суждено было вернуться на фронт. В феврале 1944 года он был назначен военным комиссаром курортного города Геленджик. Здесь и застал его День Победы, в достижении которого была и частица его ратного труда. Командование высоко оценило разведывательно-диверсионную и партизанскую деятельность А.Х.Кушмизокова. Он был удостоен ордена Красного Знамени и медали «Партизану Отечественной войны» 1-й степени. Ему досрочно было присвоено звание подполковника. Отмечены были и боевые заслуги А.Д.Баташева. Его грудь украсили орден Отечественной войны 2-й степени и медаль «Партизану Отечественной войны» 1-й степени. Человек неуемной энергии и веселого нрава, безудержно храбрый, сметливый и находчивый, не терявшийся ни в какой, даже самой сложной обстановке, он пользовался среди партизан высоким авторитетом и был непременным участником многих боев и партизанских акций. Как сказано в наградном листе, А.Д.Баташевым были взорваны 87 телеграфно-телефонных столбов на шоссе Брянск — Рославль, 4 деревянных моста на шоссейных дорогах Брянск — Рославль, Мглин — Рославль и бетонированная труба под железнодорожным полотном на участке железной дороги Унеча — Клинцы в районе станции Журбино, что задержало на сутки движение поездов. Будучи человеком, не знающим страха в борьбе с врагом, он выполнял все задания точно и в срок, доставляя командованию ценные сведения. Отмечалось в характеристике, что он неоднократно попадал в окружение, но всегда выходил победителем. При налете на гарнизон деревни Вязовая Клетнянского района, действуя в составе штурмовой группы, Ахмед Джамбечевич уничтожил до 20 гитлеровцев, а при разгроме вражеского гарнизона в райцентре Падерятино — до 15 гитлеровцев. Как-то командованию понадобился «язык». По приказу А.Х.Кушмизокова были сформированы три разведгруппы, одну из которых в составе 8 человек возглавил Ахмед Баташев. Время шло, а поиски не приносили успеха. Неожиданно на большаке Мглин — Почеп, где устроил засаду Ахмед Джамбечевич, появилась штабная машина с пеленгаторной установкой. Забросав ее гранатами и открыв шквальный огонь из автоматов, разведчики вывели машину из строя, убили четырех гитлеровцев и взяли в плен немецкого капитана и солдата-водителя. Добычей разведчиков стали также радиостанция, коды, шифры и важные секретные документы, которые были отправлены в штаб партизанского движения. Как выяснилось из захваченных документов, гитлеровское командование сняло с Западного фронта 110-й пехотный корпус и перебрасывало его на южный участок фронта. Станцией погрузки являлась Унеча. На основании этих данных в ночь на 10 ноября 1942 года по станции нашей авиацией был нанесен массированный бомбовый удар. В другой раз, возглавляя группу, А.Д.Баташев встретил колонну из пяти грузовых машин. Понимая, что они идут с каким-то грузом, он решил их атаковать и устроил засаду на пути их движения. Попав под шквальный огонь разведчиков, колонна была полностью уничтожена. 14 гитлеровцев были убиты и взят в плен унтер-офицер. Как оказалось, машины были забиты продуктами и новым обмундированием. На радость разведчиков одна из машин, хоть и пострадала сильно, но была на ходу. Загрузив ее доверху в основном продуктами, разведчики вернулись в лагерь с богатым трофеем. Однажды в составе четверки партизан на лошадях, имея на рукавах повязки полицаев, Ахмед Джамбечевич направился в село Старая Солынь с целью ликвидировать полицаев-подонков, истязающих местных жителей. Было известно, что в селе немцев нет. Но на пути разведчиков неожиданно появилась группа гитлеровцев, видимо, патрульных. На требование предъявить документы партизаны представились полицаями из села Забелышино, но немцев это не устроило. Когда последовало повторное требование, А.Д.Баташев, делая вид, что достает документы, молниеносно выхватил автомат и открыл огонь. Тут же, не давая гитлеровцам опомниться, застрочили автоматы товарищей. Перебив всех гитлеровцев, партизаны продолжили свой путь и, отыскав в селе полицаев-предателей и их приспешников, публично расстреляли их. После акта партизанской кары на стене одного из домов полицая Ахмед Джамбечевич в качестве автографа оставил надпись на адыгейском языке. Решив, что это какой-то код или шифр, гитлеровцы сфотографировали написанное и отправили на расшифровку в Берлин. Каково же было удивление гитлеровцев, когда пришел ответ, что надпись сделана на адыгейском языке и гласит: «Приду еще. Кто будет следующий?» Такие надписи Ахмед Баташев оставлял каждый раз после очередного налета. Это была своего рода его визитная карточка гитлеровцам. После освобождения Брянской области и окончания партизанской войны многие из партизан вернулись к мирному труду, а старший сержант А.Д. Баташев вновь был призван в армию. Став командиром отделения 99-го гвардейского стрелкового полка 31-й гвардейской стрелковой дивизии, которая освобождала Брянскую область и находилась в это время на отдыхе в поселке Локоть, он пройдет в его составе славный боевой путь, участвуя в освобождении Белоруссии и Литвы, в штурме Кенигсберга и разгроме земландской группировки, и завершит его на берегах Балтийского моря, овладев городом-портом Пиллау (ныне Балтийск). После окончания войны Ахмед Джамбечевич вернулся в Москву. Жил, работал. В 1982 году умер, и был похоронен в Ассоколае. Айтеч Хутатович с должности военного комиссара Геленджика в ноябре 1945 года уволился в запас по состоянию здоровья. Вернувшись в Адыгею, работал секретарем Красногвардейского райкома партии по кадрам, затем заместителем председателя Адыгейского областного облпотребсоюза, директором Выселковского сырмаслозавода. Уйдя на пенсию, жил в Адыгейске, принимая активное участие в военно-патриотической работе с молодежью. Скончался в 1998 году. Такова боевая жизнь и судьба ставших по жизни партизанскими братьями подполковника А.Х.Кушмизокова и старшего сержанта А.Д.Баташева, которые мужественно и бесстрашно, не щадя своей жизни, сражались с врагом, защищая свою Родину.

Хазретбий СИДЖАХ,
полковник в отставке.
sov-adyg.ru/index.php?newsid=21...
Полковник Хмылев Иван Андреевич родился в 1898 году в с.Лопухи Ряжского района Рязанской области, русский, служащий, член ВКП(б) партийный билет №3395183, образование вечернее отделение Военной Академии РККА им. М.В.Фрунзе, в РККА 1919-128 гг., в НКВД с 1928 года, участие в боевых действиях: на Южном фронте в 1919 году, участник подавления Кронштадского мятежа в 1921 году, в Средней Азии против банд Ибрагим бека в 1931 году, Давлет Сардари в 1929 году, Сапаршайтана в 1930 году и др., выполнял Правительственные задания в 1932 году и в начале 1934 года.    И.А.Хмелев в 1917-1918 гг. курсант военно-фельдшерских курсов в г.Кирсанове Тамбовской области при 3-м Запасном полке Царской Армии. В 1918-1919 гг. красноармеец, инструктор организатор ЦИКа гор.Ранебурга Рязанской области. 1919-1920 гг. – курсант 2-х Московских курсов г.Москва. 1920-1921 гг. помощник начальника курса по политчасти 5-х Пензенских и 10-х Новочеркасских Кавалерийских Курсов. В 1921-1922 гг. слушатель Высшей кавалерийской школы г.Ленинград. В 1922-1923 гг. командир эскадрона 6-х Кирсановских Кавалерийских Курсов. В 1923-1924 гг. слушатель Высшей кавалерийской школы г.Ленинград. 1925-1926 гг. помощник начальника Полковой школы 57 Хорунанского полка 14 Майкопской дивизии. В 1926-1927 гг. командир эскадрона Тверской кавалерийской школы. В 1928-1932 гг. командир 83 отдельного дивизиона ОГПУ. В 1932-1934 гг. начальник штаба 10 Ташкентского полка ОГПУ. В 1935-1926 гг. слушатель КУКС гор. Новочеркасск. В 1936-1937 гг. командир отдельного кавалерийского дивизиона НКВД г.Иваново. С 1.8.1938 г. начальник штаба, помощник начальника Харьковского пограничного военного училища НКВД им.Дзержинского по учебно-строевой части. Дальнейшие данные отсутствуют.
20.11.2011 г. Александр Слободянюк

Александр Слободянюк:
Продолжение:
В августе 1943 года после расформировании Рубцовского пехотного училища его преподаватель Лука Дмитриевич Шайда был направлен на 3ападый фронт в 238 Карачевскую стрелковую дивизию агитатором 830 полка. Для него война закончилась в 1945 году на Эльбе. В семейном архиве семьи Шайды бережно хранятся письма, которые писал с фронта Лука Дмитриевич жене Анастасии Васильевне и детям.
16 февраля 1945 года. "Здравствуя, родная Тасик. Сегодня с ночи и до 9 вечера был в боевых порядках. Что это значит? Спроси любого фронтовика-пехотинца, и он тебе скажет, что значит быть в боевых порядках.
Нас было с гулькин нос, немцев раз в пять больше. К тому же у них были "фердинанды", которые за всю войну нашему подразделению не удалось ни разу подбить. Немцы часов в 12 дня начали контратаку. Нас было мало, но мы не имели права оставить высоту 118. Мы отлично знали, что помощи ждать неоткуда, ибо близко нет резервов. Мы решили принять оборону, драться насмерть. У меня, кроме пистолета и одной гранаты не было никакого оружия. Станковый пулемет оказался без лент, стрелять нечем. У нескольких бойцов были уже израсходованы все патроны, а поднести их невозможно.
По нашей высоте враг вел такой сильный артиллерийский, в минометный обстрел, что невозможно было поднять голову. Пользуясь этим, враг подходил все ближе и ближе. Убили одного офицера, другого. "Что ж, - поду, мал я, мысленно прощаясь с вами - видно, это конец, война закончится для меня 16 февраля 1945 года в 13 часов".
Передал по цепи приказ беречь патроны, бить только наверняка. И в этот критический момент мне передали, что слева от высоты стоит две коробки с лентами, патронами для станкового пулемёта. Исправный пулемет и пулеметчики у нас была. Под огнем противника один на героев-бойцов поднёс их. И наш "Максим" заговорил. Началась страшная дуэль, фашисты сосредоточили огонь на пулеметчиках. Но потом фрицы залегли и стали отползать. В это время связист исправил телефонный провод, пробитый снарядом. Установив связь со своими, мы вызвали артиллерийский огонь по немцам. Огонь был сильный, и немцы отошли, стали отползать и их "ферди-нанды", бившие прямой наводкой. От мины погиб Антипов, ранен один боец, другой. Словом, целыми нас осталась одна треть.
Вечером бой затих малость, и мне было приказано вернуться на КП.
Ну, скажи, что здесь: рок, судьба? Я думаю, высокая цель защитить Родину, мир на Земле делает нас победителями. Героев, проявивших храбрость за мужество в бою, завтра будем награждать.
Извини, что так много и долго писал письмо. Сегодняшний бой - эпизод войны, которая скоро станет историей".
Публикацию подготовила Т. ЧЕРНИКОВА.
Коммунистический призыв.-1985.-23 февраля

Снова вернемся к Приказу 830-му Осовецкому стрелковому Краснознаменному полку 238-й Карачевской Краснознаменной ордена Суворова дивизии №052 ДКА 26 марта 1945 года,
   Связист минроты 1 стрелкового батальона рядовой Алешин Петр ….12 февраля 1945 года под артиллерийским огнем противника установил телефонную связь с передового НП с минометной ротой, что дало возможность правильно корректировать огнь минометов и успешно продвигаться вперед..
За этой бой рядовой Адешин П.К. удостоен самой авторитетной среди солдат Великой Отечественной войны награды -  медали «За Отвагу».
21.11.2011 г. Александр Слободянюк

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница

[*] Предыдущая страница