Горница > 04-Многоголосица

"ВИПЦпродолжает подготовку нормативных документов по военно-мемориальной работе"

(1/2) > >>

исСЛЕДОВАТЕЛЬ:
Уважаемые коллеги!
"Перепечатываю" на нашем Форуме вот отсюда - http://рф-поиск.рф/news/11219/ - "для информации" весьма важный и содержательный материал под названием "ВИПЦ продолжает процесс подготовки нормативных документов по военно-мемориальной работе":

"В рамках проводимой работы по мониторингу сохранности воинских захоронений на территории Российской Федерации специалисты ВИПЦ выявляют многочисленные факты незнания основополагающих положений Законов Российской Федерации в деле содержания воинских захоронений, постановке на учет вновь выявленных воинских захоронений, и вопросов увековечения имен павших воинов на мемориальные плиты.
В настоящее время специалистами ВИПЦ подготовлены ряд материалов, рассказывающих о таких проблемах. В скором времени эти исследования будут опубликованы на сайте Общероссийского общественного движения по увековечению памяти погибших при защите Отечества «Поисковое движение России».
Но в преддверии публикации данных материалов, необходимо еще раз вернутся к разработанным методическим рекомендациям по постановке на учет, содержанию воинских захоронений и увековечению имен погибших воинов на мемориальных плитах воинских захоронений.
Данные рекомендации были подготовлены с учетом положений Закона Российской Федерации от 14.01.1993 № 4292-1 «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» и Федерального закона от 12.01.1996 № 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» на основе военно-мемориальной работы, которая проводилась в прошлые годы в Курской и Ленинградской областях и Республики Карелия.

Раздел 1. Ведение государственного учета воинских захоронений.
В соответствии со статьей 5 Закона Российской Федерации от 14.01.1993 N 4292-1 "Об увековечении памяти погибших при защите Отечества" воинские захоронения подлежат государственному учету. На территории Российской Федерации их учет ведется органами местного самоуправления. На каждое воинское захоронение устанавливается мемориальный знак и составляется паспорт (учетная карточка). Данные нормы федерального законодательства распространяются на всю территорию Российской Федерации не зависимо от категории земель, собственника территории, на которой расположено захоронение, наличия (отсутствия) охранных зон и зон охраняемого природного ландшафта, а также на территории закрытых воинских гарнизонов. Воинскими захоронениями считаются не только захоронения бойцов и командиров Красной армии, погибших в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, а все захоронения погибших при защите Отечества, включая захоронения периода Первой мировой, Гражданской, Советско-финляндской войн и могилы военнослужащих Советской и Российской армии, погибших при исполнении служебного долга, как за пределами Отечества, так и в антитеррористических операциях на территории Российской Федерации.
В соответствии с пунктом 3 статьи 22 Федерального закона от 12.01.1996 N 8-ФЗ "О погребении и похоронном деле" при обнаружении старых военных и ранее неизвестных захоронений органы местного самоуправления обязаны обозначить и зарегистрировать места захоронения, а в необходимых случаях организовать перезахоронение останков погибших. Основанием для постановки на государственный учет ранее неизвестных воинских захоронений могут быть как сведения государственных и военных архивов, так и акты (протоколы) обследования неучтенных воинских захоронений. Обследование воинских захоронений проводится общественными поисковыми объединениями, уполномоченными на проведение поисковой работы согласно приказу Министра обороны Российской Федерации от 19 ноября 2014 г. № 845 «Об утверждении Порядка организации и проведения поисковой работы общественно-государственными объединениями, общественными объединениями, уполномоченными на проведение такой работы, осуществляемой в целях выявления неизвестных воинских захоронений и непогребенных останков, установления имен погибших и пропавших без вести при защите Отечества и увековечения их памяти». Акт составляется в произвольной форме. К акту прилагается протокол обследования по форме № 1 (приложение 1). (ссылка для скачивания: https://v-ipc.org/metod_rek_vz/ )
Перезахоронение останков, погибших при защите Отечества из неучтенных воинских захоронений производится на основании пункта 3 статьи 22 Федерального закона от 12.01.1996 № 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле», и рекомендуется осуществлять в следующих случаях:
- когда обнаружены останки небольшого количества погибших;
- когда в доступности (поблизости) имеется действующее воинское захоронение, куда возможно перезахоронить останки;
- нахождение неучтенных воинских захоронений на земельных участках предназначенных для возведения объектов капитального строительства федерального значения (линейных объектов);
- в случае если захоронение уже подвергалось частичному переносу или разграблению.
Отказ от переноса останков из неучтенных воинских захоронений производится на основании пункта 3 статьи 22 Федерального закона от 12.01.1996 № 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле», и рекомендуется осуществлять в следующих случаях:
- когда обнаружены останки большого количества погибших;
- когда выявленное захоронение было ранее благоустроено и сведения о нем содержатся на топографических картах;
- когда в доступности от места обнаружения нет воинских захоронений, куда можно перезахоронить все обнаруженные останки;
- другие случаи, в том числе состояние останков.
В случае отказа (нецелесообразности) переноса останков, погибших место их обнаружения подлежит благоустройству и регистрации как воинское захоронение.
Во всех указанных случаях все найденные воинские захоронения обозначаются на местности и берутся под охрану органами местного самоуправления до вынесения решения об их дальнейшей судьбе.
При проведении работ по перезахоронению останков необходимо учитывать, что данную работу надо производить согласно письменному распоряжению администрации муниципального образования, на территории которого находится захоронение с указанием места последующего перезахоронения и обязательным уведомлением родственников погибших, поиск которых осуществляют территориальные органы военного управления. Следует так же учитывать положения статьи 16 Федерального закона от 12.01.1996 N 8- ФЗ "О погребении и похоронном деле", устанавливающей санитарные нормы и запрещающей в течение 20 лет любые виды хозяйственной деятельности на территориях где располагались захоронения.
Таким образом, государственный учет воинских захоронений во всех случаях ведется органами местного самоуправления. Централизованный учет воинских захоронений осуществляет в соответствии со статьей 11 Закона Российской Федерации № 4292-1 уполномоченный федеральный орган исполнительной власти по увековечению памяти погибших при защите Отечества, в данном случае Министерство обороны Российской Федерации.

Раздел 2. Содержание воинских захоронений.
Ответственность за содержание воинских захоронений на территории Российской Федерации возлагается на органы местного самоуправления, а на закрытых территориях воинских гарнизонов - на начальников этих гарнизонов.
В соответствии с Федеральным законом от 06.10.2003 N 131-ФЭ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" к вопросам местного значения относится организация ритуальных услуг и содержание мест захоронения.
В целях благоустройства и содержания воинских захоронений в надлежащем состоянии воинские захоронения и мемориальные сооружения на них подлежат постановке на баланс органами местного самоуправления (за исключением ряда памятников федерального значения, балансодержателем которых является субъект Российской Федерации).
Процедура постановки на государственной и кадастровый учет заключается в:
- обозначении на местности воинского захоронения (вновь обнаруженные или не обозначенные ранее);
- составлении учетной карточки воинского захоронения, если таковой не имеется;
- проведении кадастровой съемки участка и составление кадастрового паспорта территории воинского захоронения;
- издании решения о принятии на балансовый учет воинского захоронения в целях обеспечения его содержания;
- организации свободного доступа граждан к воинскому захоронению;
- установки памятного знака.
В случаях, когда воинское захоронение находится на землях федеральной собственности (Лесной фонд), собственность на которые не разграничена, принадлежащих юридическим и физическим лицам земельные участки, на которых расположены воинские захоронения рекомендуется включить в границы населенных пунктов, путем внесения соответствующих изменений в генеральные планы поселений (городского округа), либо организовывать перевод земельных участков в категорию земель «Земли особо охраняемых территорий и объектов» (земли историко-культурного назначения) согласно пункту 1 статьи 99 Земельного кодекса Российской Федерации от 25.10.2001 № 136 ФЗ.

Раздел 3. Увековечение имен погибших воинов на мемориальных плитах воинских захоронений.
Увековечение имен погибших воинов на мемориальных плитах воинских захоронений, является частью работы по содержанию воинских захоронений.
Увековечение имен погибших воинов на мемориальных плитах воинских захоронений проводится органами местного самоуправления.
Основанием для увековечения имен погибших воинов на мемориальных плитах воинских захоронений согласно статье 4 Закона Российской Федерации от 14.01.1993 № 4292-1 «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» может быть:
- наличие в учетной карточке воинского захоронения данных о захороненных в нем воинах;
- акт захоронения (перезахоронения) останков советских воинов, найденных в ходе поисковых работ или проведения мероприятий по укрупнению захоронений;
- сведения государственных и военных архивов Российской Федерации и стран зарубежья;
- обращения юридических и физических лиц, подтвержденные документами (копиями документов) о гибели и захоронении воинов.
Перед принятием решения о нанесении на мемориальные плиты воинских захоронений имен, захороненных (увековеченных) воинов необходимо провести проверку их именных данных, а также факта возможного захоронения этих воинов на данном воинском захоронении. Проверку достоверности данных проводят органы местного самоуправления с возможным привлечением некоммерческих общественных организаций, проводящих поисковые работы посредством общедоступных баз данных, книг Памяти и запросов в государственные и военные архивы. Нанесение имен на мемориальные плиты согласуется с территориальными органами военного управления.
Решение об увековечении имен погибших воинов на мемориальных плитах воинских захоронений должно основываться на веском документальном подтверждении архивными документами или актами захоронения (перезахоронения).
При проведении церемоний захоронения (перезахоронения) останков погибших воинов, органами местного самоуправления вносятся изменения в учетную карточку воинского захоронения, согласно акту захоронения. При этом учитывается количество воинов как, чьи имена удалось установить, так и безымянные воины.
В случае нанесения имен погибших воинов на мемориальных плитах воинских захоронений без подтверждения их захоронения на данном воинском захоронении, в случае их нанесения ранее, наличия на мемориальных плитах имен воинов, захороненных в других местах, следует отнести данных воинов как увековеченных, но не захороненных на данном захоронении, что отражается в учетной карточке воинского захоронения.
При оформлении (переоформлении) учетных карточек воинских захоронений рекомендуем использовать новую форму приложения к учетной карточке (приложение 2). (ссылка для скачивания: https://v-ipc.org/metod_rek_vz/ )
Установка новых мемориальных плит, изменение вносимые в уже существующие мемориальные плиты и памятные знаки воинских захоронений - объектов культурного наследия Федерального и регионального уровня (меняющие композиционные решения и внешний облик объекта) согласуются с подведомственными учреждениями культуры субъекта Российской Федерации.
В целях разработки экспертных оценок при возникновении спорных ситуаций, возникающих при обнаружении вновь выявленных воинских захоронений, уточнения границ и другой информации по уже выявленным захоронениям, координации взаимодействия органов исполнительной власти, органов местного самоуправления, территориальных органов военного управления, и общественных организаций в вопросах учета паспортизации, благоустройства воинских захоронений на территории субъекта Российской Федерации целесообразно создать Экспертный совет по вопросам паспортизации и благоустройства вновь выявленных и существующих воинских захоронений на территории субъекта Российской Федерации".

С уважением - К.Б.Стрельбицкий

исСЛЕДОВАТЕЛЬ:
Уважаемые коллеги!
В продолжение темы: отсюда - http://рф-поиск.рф/news/11251/ - вот этот вот материал:

"Проблемные вопросы учета и составления паспортов (учетных карточек) воинских захоронений на основе мониторинга воинских захоронений
Проводя общественный мониторинг состояния воинских захоронений на территории Российской Федерации сотрудники ВИПЦ в том числе проверяют наличие и характер составления учетных документов (учетные карточки, или как их еще называют – паспорта воинских захоронений). Их форма утверждена Директивой Министерства обороны Российской Федерации 1990 года № Д-35.
Напомним, что паспорт воинского захоронения представляет собой учётную карточку с информацией о местонахождении, виде и состоянии захоронения, содержит план и фотографию кладбища. В него также вносится информация о количестве захороненных и их личные данные – фамилия, имя, отчество, воинское звание, год рождения и дата смерти. В случае, если количество захороненных превышает три-пять человек, в дополнение к учётной карточке составляется список захороненных с личными данными. Паспорт воинского захоронения составляется в трёх экземплярах. Один экземпляр остается у местных органов власти, второй – в органах военного управления (военкоматах), и третий направляется в Москву в Министерство обороны Российской Федерации.
Паспорта воинских захоронений проходят регистрацию в Управлении Министерства обороны Российской Федерации по увековечению памяти погибших при защите Отечества, затем оцифровку и размещаются в интерактивном сервисе «Память народа» и ОБД «Мемориал», которыми ежедневно пользуются миллионы жителей России и других стран.
Как мы уже говорили ранее, согласно проведенному мониторингу, ежегодно в «тыловых» регионах нашей страны проходит как минимум около 100 торжественно-траурных церемоний захоронений погибших воинов, чьи останки удается найти и идентифицировать участникам поисковых отрядов в «боевых» регионах. Проведя розыскную работу удается найти их родных и близких, которые изъявляют желание захоронить останки близкого им человека на малой родине. В большинстве таких случаев церемонии захоронения проходят на гражданских (деревенских, сельских, поселковых, городских) кладбищах, рядом с могилами их родных, либо захоронение останков происходит в уже существующую могилу родственников. Данные церемонии проходят при обязательном согласии и с участием представителей органов местного самоуправления и военного управления территориального района определенного субъекта Российской Федерации.
После этого, вновь образованное воинское захоронение согласно ст. 5 Закона РФ от 14.01.1993 года № 4292-1 «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества», подлежит государственному учёту. На территории Российской Федерации данный учёт ведётся местными органами власти и управления. На каждое воинское захоронение устанавливается мемориальный знак и составляется паспорт.
О проблеме отсутствия и своевременного оформления паспортов (учетных карточек) воинского захоронения, мы уже неоднократно рассказывали, в других материалах, подготовленных специалистами ВИПЦ. А сейчас разговор пойдет о другой проблеме, которая была выявлена во время проведения мониторинга наличия и информативности данных, занесенных в учетные карточки воинских захоронений.
Так, в последнее время, в некоторых субъектах Российской Федерации стали оформляться учетные карточки, в которых помимо похороненного военнослужащего, погибшего в годы Великой Отечественной войны (либо в других военных конфликтах), вносятся в графу «количество захороненных», данные о родственнике погибшего, в могилу которого (или которых) было проведено подзахоронение останков погибшего солдата. Тем самым, в такой учетной карточке воинского захоронения, кроме военнослужащего, учтенным получается и его родственник (или родственники).
Вот пример такой учетной карточки по периоду Великой Отечественной войны:
- воинское захоронение сержанта Овчинникова Василия Алексеевича на Кушвинском кладбище г.Кушва Свердловской области. Останки погибшего воина были обнаружены в Городищенском районе Волгоградской области и торжественно захоронены на малой родине 20 сентября 2019 года. В карточке отмечается, что останки были перезахоронены в могилу к родному брату Овчинникову А.А. В графе «количество захороненных» указаны двое, в том числе двое известных. Персональные данные указаны только одного – сержанта Овчинникова В.А. То есть подразумевается, что в данном захоронении похоронены двое военнослужащих, хотя по факту военнослужащим является только погибший Овчинников Василий Алексеевич.
То же самое касается учетных карточек на воинские захоронения погибших солдат и офицеров Советской и Российской армий, погибших в период Афганской и Чеченской войн. Так, например, в Челябинской области выявлены 9 таких захоронений, где кроме военнослужащего учтены в количестве захороненных их родственники. В Курганской области выявлено одно такое захоронение. В Свердловской области 17 таких захоронений.
В подобных карточках, что захоронение семейное, в котором всего захоронено столько-то человек, логичней было бы указывать в примечаниях, а не в количественном показателе захороненных военнослужащих.
Для исключения впредь подобных неточностей в деле учета воинских захоронений и количества захороненных воинов, целесообразно уполномоченному органу исполнительной власти в лице Управления Министерства обороны Российской Федерации по увековечению памяти погибших при защите Отечества направить разъяснительную записку и обозначить позицию министерства в органы исполнительной власти и органы военного управления субъектов Российской Федерации для оповещения органов местного самоуправления, которые согласно Закона проводят паспортизацию воинских захоронений. А получаемые карточки, оформленные подобным ошибочным образом, возвращать в адрес отправителя для их переоформления и ликвидации неточностей.
В качестве положительного примера оформления паспорта воинского захоронения (учетной карточки) можно привести оформленный документ на воинское захоронение заместителя командира 3-го гвардейского истребительного авиационного полка ВВС КБФ гвардии майора Мясникова Александра Федоровича на гражданском кладбище в д. Никифорово Мошенского района Новгородской области. Останки летчика были обнаружены на месте падения его самолета «Харрикейн» в 2002 году, а 1 августа 2003 года прах погибшего был торжественно захоронен рядом с могилой его супруги – Матрены Макаровны".

С уважением - К.Б.Стрельбицкий

исСЛЕДОВАТЕЛЬ:
Уважаемые коллеги!
В продолжение темы: отсюда - http://рф-поиск.рф/news/11259/ - вот этот вот материал:

"ВИПЦ продолжает работу по взаимодействию с Министерством обороны РФ в вопросах подготовки и принятию нормативно правовых актов
Возвращаясь к вопросам взаимодействия с уполномоченным федеральным органом исполнительной власти по увековечению памяти погибших при защите Отечества в лице Министерства обороны Российской Федерации, а конкретнее Управлением МО РФ по увековечению памяти погибших при защите Отечества необходимо отметить, что конструктивная и планомерная работа приводит к конкретным шагам, которые направлены на усовершенствования работы в деле сохранения и благоустройства воинских захоронений, их централизованного учета.
Так еще в июне 2021 года Управлением Министерства обороны Российской Федерации по увековечению памяти погибших при защите Отечества был подготовлен проект нормативного правового акта, который уже давно назрел и требует скорейшего обсуждения и принятия. Речь идет о проекте Приказа Министра обороны Российской Федерации «Об установлении Порядка паспортизации и централизованного учета воинских захоронений» (далее по тексту – Порядок). Данный проект размещен на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов, где размещается информации о подготовке федеральными органами исполнительной власти проектов нормативных правовых актов и результатах их общественного обсуждения. (www.regulation.gov.ru)
К сожалению, предложенный проект на сегодняшний день так и остался незамеченным поисковым общественным сообществом. Однако поисковикам следует ознакомиться с данным документом, и по возможности высказать свои предложения и пожелания. Конечно, необходимо отметить, что в самом Порядке наконец-то учтены те вопросы, которые в последнее время требовали рассмотрения и решения.
Например, четко обозначены критерии мероприятий, самой процедуры паспортизации и централизованного учета воинских захоронений. Определена точная форма и вид самого паспорта воинского захоронения (учетной карточки), скорректированы сведения, которые должны обязательно вноситься в этот документ. Определен механизм внесения изменений и дополнений в учетные карточки.
Специалисты ВИПЦ при проведении мониторинга сохранности, и состояния воинских захоронений, их учетных документов неоднократно обозначали эти проблемы. Так в период паспортизации 2012-2014 годов органы местного самоуправления неоднократно самостоятельно меняли формы учетных карточек (паспортов захоронений), вносили свои дополнения и изменения, а порой полностью игнорировали важные и необходимые разделы учетного документы, такие как точные схемы расположения воинского захоронения, качественные и понятные фотоснимки самой могилы или памятника. В большинстве новых паспортов отсутствовали точные привязки с координатами ГЛОНАСС (GPS).   
И, наверное, сейчас еще не поздно поисковому сообществу включится в эту работу. В первую очередь это требуют приложения к Приказу.
Например, в приложении № 4 к Паспорту воинского захоронения – «Список захороненных», где следует учесть и разделить категории военнослужащих, которые действительно захоронены в данном захоронении, и категорию военнослужащих, чьи имена увековечены на памятных плитах захоронения, а в действительности, их точное место захоронения на сегодняшний день точно не установлено.
В приложении № 5 к Порядку, в «Акте захоронения погибших при защите Отечества» обязательно необходимо внести дополнительный пункт, в котором будет указано количество воинов, чьи останки по решению родственников или органов местного самоуправления были отправлены на малую родину (с указанием точного адреса, будущего захоронения обнаруженных останков погибшего воина).
Еще раз напомним, что текст проекта Приказа и Порядка размещены на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов и доступны по ссылке: https://regulation.gov.ru/projects#npa=116241 ".

С уважением - К.Б.Стрельбицкий

исСЛЕДОВАТЕЛЬ:
Уважаемые коллеги!
В продолжение темы: отсюда - http://рф-поиск.рф/news/11288/ - вот этот вот материал:

"Проблемные вопросы, в процессе захоронения останков погибших воинов  (на основе мониторинга воинских захоронений)
Занимаясь уже несколько лет занесением в базу ВИПЦ данных по воинским захоронениям на территории Российской Федерации и проведением мониторинга состояния данных захоронений, наличия учетных документов по ним, специалисты ВИПЦ констатируют, что в последние годы появились тенденции к неоднозначным последствиям работы некоторых поисковых отрядов.
Эта тенденция связана со следующими случаями в поисковой среде. Некоторые поисковые отряды, обнаружив на местах боев останки нескольких военнослужащих в одном месте (окопе, воронке, неучтенной могиле) и обнаружив смертный медальон (либо другой артефакт, который позволяет установить личность погибшего: подписанные вещи, документы, награды), по которому удается установить данные одного погибшего солдата, принимают решение о транспортировке останков этих военнослужащих (в основном двоих, но были случаи и трех, и четырех военнослужащих) для их захоронения на малой Родине именно установленного погибшего солдата. Тем самым получается, что в далекий от «боевого» региона деревне (селе, поселке, городе), где родился или проживал один из погибших, появляется вновь образованное воинское братское захоронение. Понятно, что при этом преследуются благие намерения – похоронить на малой Родине солдата, который несколько десятилетий значился пропавшим без вести. Понятно, что это происходит и с согласия, разысканных поисковиками родственников установленного бойца. Но родственники в таких случаях уже поставлены перед фактом – разделить останки бойцов не представляется возможным. И основными доводами поисковиков, а уже и потом родственников погибшего (в процессе общения с другими сородичами и земляками) становятся фразы: «…да, они же вместе погибли, и пускай, вместе и будут похоронены…», «…скорее всего погибшие были односельчанами, или уроженцами одного региона…» (правда это касается, только тех случаев, когда останки погибших воинов обнаружены на местах боев какой-то «территориальной» дивизии, только что сформированной и сразу брошенной в бой). Но согласитесь, такие заявления и умозаключения, конечно, имеют под собой основания, но не является полностью достоверными.
И вот так, на просторах нашей Родины, из года в год, появляются новые, уже братские, могилы с похороненными в них без вести пропавшими солдатами. Как мы уже говорили выше, с одной стороны делается благое дело: останки погибших, наконец-то, обретают свой покой, но с другой стороны появляется вопрос о правовой ответственности и правовом основании: почему останки других погибших воинов хоронятся «как довесок» к установленному солдату?
Немного статистики. Только за 2015 – 2016 годы (по другим годам картина почти такая же):
- 5 мая 2015 года в г. Оренбурге захоронены останки красноармейца П.Е. Чебатарева и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Калужской области;
- 8 мая 2015 года в п. Мостовской Краснодарского края захоронены останки красноармейца А.И. Наумова и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Новгородской области;
- 22 июня 2015 года в г. Находка Приморского края захоронены останки красноармейца К.Д. Иванчея и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Воронежской области;
- 22 июня 2015 года в с. Катенино Варненского района Челябинской области захоронены останки красноармейца Г.А. Салищева и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Смоленской области;
- 2 сентября 2015 года в г. Томске на Южном кладбище захоронены останки красноармейца Е.Д. Чистякова и еще 3 неизвестных солдат. Останки обнаружены в Калужской области;
- 14 сентября 2015 года в д. Удмуртский Сарамак Кизнерского района Удмуртской Республики захоронены останки красноармейца Д.В. Орлова и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Смоленской области;
- 11 декабря 2015 года в с. Тепловка Новобурасского района Саратовской области захоронены останки красноармейца О.О. Злобнова и еще 4 неизвестных солдат. Останки обнаружены в Смоленской области;
- 8 мая 2016 года в п. Бреды Челябинской области захоронены останки красноармейца М.С. Лушникова и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Смоленской области;
- 20 мая 2016 года в г. Стерлитамаке Республики Башкортостан захоронены останки красноармейца П.С. Лялькова и еще 1 неизвестный солдат. Останки обнаружены в Псковской области;
- 26 мая 2016 года в д. Новоселки Ступинского района Московской области захоронены останки красноармейца А.Т. Богатова и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Орловской области;
- 17 июня 2016 года в г. Тамбов захоронены останки красноармейца В.И. Замкова и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Смоленской области;
- 19 июня 2016 года в с. Курунда Усть-Коксинского района Алтайского края захоронены останки красноармейца К.А. Майманова и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Московской области;
- 9 июля 2016 года в с. Новоникольское Мичуринского района Тамбовской области захоронены останки красноармейца С.Д. Малютина и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Смоленской области;
- 12 июля 2016 года в с. Вечный Хутор Духовницкого района Саратовской области захоронены останки красноармейца Н.К. Цика и еще 1 неизвестного солдата. Останки обнаружены в Смоленской области;
- 25 августа 2016 года в с. Большой Ильбин Саянского района Красноярского края захоронены останки красноармейца К.М. Авсиевич и еще 2 неизвестных солдат. Останки обнаружены в Тверской области;
- 16 сентября 2016 года в с. Васильево Конышевского района Курской области захоронены останки красноармейца Н.И. Чаплыгина и еще 1 неизвестного солдата.
С осени 2018 года в Республике Татарстан тоже появился похороненных неизвестный воин. В средствах массовой информации тогда говорилось: «…5 ноября 2018 года в селе Туктарово-Урдала Лениногорского района были захоронен уроженец села… Он был отправлен служить в 360 дивизию в должности рядового красноармейца… Погиб 14 августа 1943 года на границе Калужской и Смоленской областей (в настоящее время — Калужская область, Куйбышевский район, село Закрутое)…».
Как видно из сообщений речь идет о том, что поисковики выполнили свою святую миссию: нашли, установили, сами разыскали родственников, помогли перевести на малую Родину и похоронить останки погибшего солдата. Но ни слова о том, что вместе с останками установленного солдата в Лениногорский район Республики Татарстан были доставлены и останки неизвестно солдата. Эти сведения были указаны только в акте передачи останков погибших воинов родственникам погибшего, а также это было озвучено поисковиками при передаче: «…останки двух погибших солдат разобрать (разделить) не удалось…».
Возможно, будет правильнее, если останки солдат, которые поисковики не могут «разделить» между собой, будут лежать в одной братской могиле, вместе с однополчанами и друзьями, с теми, с кем вступили они в свой последний бой, и именно на той земле, которую они защищали, там, где они приняли свою геройскую смерть…
Данные факты уже не раз обсуждались на организованных мероприятиях ООД «Поисковое движение России», но каких-либо выводов, рекомендаций, предложений для решения данной проблемы выработано не было".

С уважением - К.Б.Стрельбицкий

исСЛЕДОВАТЕЛЬ:
Уважаемые коллеги!
В продолжение темы: отсюда - http://рф-поиск.рф/news/11346/ - вот этот вот материал:

"Утраченные воинские захоронения
Проводя работу по мониторингу сохранности воинских захоронений, сотрудники ВИПЦ периодически сталкиваются с вопросами, которые касаются утерянных воинских захоронений. Речь идет о захоронениях, которые ранее были учтены, о которых знали местные жители, органы власти и военного управления, имевших необходимые документы (архивные сведения, а иногда даже учетные карточки), которые бесследно исчезли.
Есть такое пропавшее солдатское захоронение и в Татарстане. Информацию о нем сотрудники ВИПЦ получили, когда готовили реестр воинских захоронений на территории Республики Татарстан. Это удалось выявить при ознакомлении с перепиской между республиканским военкоматом и военным комиссариатом Мензелинского района. В одном из писем Мензелинского районного военного комиссариата датированным 10 июля 1967 года, говорилось:
«…Доношу, что в городе Мензелинске на городском кладбище захоронены рядовой Шубин Иван Александрович, умерший от ран 16 ноября 1942 года уроженец Мурашинского района Кировской области, и курсант Черепенников Константин Михайлович, умерший от болезни 26 февраля 1943 года уроженец Сосовского (так в документе, правильно Сасовского) района Рязанской области. Могилы захороненных обнесены оградами, сделаны надписи, установленного порядка и ежегодно приводятся в надлежащий порядок…».
Данная информация была еще актуальна и в 1990 году:
«…Военному комиссару Татарской АССР г. Казань. На ваш исходящий № 4/2182 от 20.07.1990г., представляю список умерших от ран (по болезни) и захороненных на кладбище Мензелинского района ТАССР (городское кладбище):
Курсант Шубин Иван Александрович, 1902 г.р., уроженец Мурашинского района Кировской области, умер по болезни 16 ноября 1942 года.
Курсант Черепенников Константин Михайлович, 1900 г.р., уроженец Сосовского (так в документе, правильно Сасовского) района Рязанской области, умер по болезни 26 февраля 1943 года.
Приведено в порядок памятников, обелисков — по району 18…
Мензелинский райвоенком майор Фаттахов…».
В период работы сотрудников РОМО «Объединение «Отечество» Республики Татарстан над реестром воинских захоронений в республике, проверяя все доступные документы по учету воинских захоронений, оказалось, что данное воинское захоронение не состоит на государственном учете.
Но самое шокирующие было другое — оказалось, что еще в период проводимой первой воинской паспортизации в 1992 году было выяснено, что данные могилы не сохранились и никто не может сказать, где точно они расположены.
Ответ Мензелинского районного Совета ветеранов войны и труда в адрес Мензелинского райвоенкома И.Х.Ханова:
«…По Вашей просьбе (№ 270 от 20 мая 1992 года) проверили путем индивидуальных бесед с ветеранами войны и труда, старейшими жителями города сведения о месте захоронения военнослужащих умерших от болезни в Мензелинском интернате в годы войны:
Шубина Ивана Александровича.
Черепенникова Константина Михайловича.
Место захоронения военнослужащих, умерших по болезни — городское русское кладбище.
В городе в настоящее время проживают следующие бывшие военнослужащие, находившиеся в интернате на излечении:
Патраманский Н.Ч. (адрес …)
Яценко В.А. (адрес …)
Скороход М.А. (адрес …) лечился и работал в интернате 4 года, лично знал Шубина Ивана Александровича.
Точного места захоронения выше указанных военнослужащих за давностью времени указать никто не может…».
Ответ Мензелинского районного отдела ЗАГС от 26 мая 1992 года:
«…Данными о месте захоронения рядового Шубина Ивана Александровича, умершего 16.11.1942 г., и курсанта Черепенникова Константина Михайловича, умершего 26.02.1943 г., не располагаем…».
И как вывод, письмо Мензелинского райвоенкомата в адрес военного комиссара Республики Татарстан от 02.09.1992 года: «…данными Мензелинский райвоенкомат не располагает…».
Вот так, буквально за несколько лет, могилы двух умерших и похороненных военнослужащих в городе Мензелинске просто пропали.
В результате проведенной кропотливой работы на сегодняшний день удалость установить дополнительные сведения об умерших военнослужащих, которые захоронены на старом городском кладбище города Мензелинска.
Согласно архивных записей в архиве ЗАГСа Татарской АССР было установлено, что Отделом ЗАГС Мензелинского района ТатАССР, смерть Ивана Шубина была засвидетельствована 18 ноября 1942 года. В записях указывалось, что место захоронения: город Мензелинск.
Кроме этого оказалось, что Иван Александрович Шубин не рядовой, и не курсант, а политрук. Кадровый военнослужащий, в Красной Армии с 1936 года. Службу начал в 16-м пулеметном батальоне Особой Краснознаменной дальневосточной армии (ОКДВА). На ноябрь 1942 года занимал должность начальника библиотеки Марьинских Военно-политических курсов подготовки среднего политсостава Красной Армии, которые в 1941 году были эвакуированы из Марьино (Орловский Военный Округ) в город Мензелинск Татарской АССР. Жена Анна Илларионовна Шубина проживала по адресу: Кировская область, пос. Опарино.
Сведения о Константине Михайловиче Черепенникове нашлись только в Книге Памяти Рязанской области, где говорилось, что он родился в городе Сасово Рязанской области — «…курсант, погиб в феврале 1943 года, место захоронения Татарская АССР…».
Несколько лет специалисты ВИПЦ и РОМО «Объединение «Отечество» Республики Татарстан вели переписку и работу с республиканским военкоматом и администрацией Мензелинского района, но только сейчас, в рамках выполнения мероприятий по реализации Федеральной целевой программы «Увековечение памяти погибших при защите Отечества на 2019–2024 годы» в Республике Татарстан удастся решить эту проблему. Так, на последнем рабочем совещании в Министерстве Культуры Республики Татарстан в сентябре 2021 года, на котором приглашенные специалисты различных ведомств и организаций обсудили первоочередные меры и ход выполнения обязательств по проведению ремонтно-восстановительных работ на воинских захоронениях в республике, было принято решение о включении в план на 2022 год предложения от поисковиков учесть и восстановить данное воинское захоронение.
За алгоритм работы был взят пример Челябинской области, где был решен вопрос по одному из утерянных воинских захоронений.
Там, на сельском кладбище в поселке Новое Поле Сосновского района в период с ноября 1941 года по февраль 1942 года производились захоронения военнослужащих, которые умерли в эвакогоспитале № 1145, находившемся в «Доме отдыха Каштак». В недавнем времени фамилии захороненных и их могилы тоже были неизвестны. И вот, в 2016 году поисковиками отряда «РЕДУТ-Доброхот», в ходе архивно-исследовательских работ с документами Музея истории медицины г. Челябинска при Городской клинической больнице №1 удалось установить имена трех военнослужащих, умерших в этом госпитале. В ходе совместной работы поисковиков и администрации Рощинского сельского поселения Сосновского района Челябинской области был согласован эскизный проект памятника и его месторасположение на сельском кладбище.
В мае 2020 года состоялось торжественное мероприятие по открытию памятника, и сейчас на сельском кладбище в поселке Новое Поле увековечены имена трех военнослужащих Красной Армии, умерших от ран в военном госпитале: старшего лейтенанта Георгия Ивановича Козлова, рядового Владимира Васильевича Бровача и санитара Андрея Минаевича Минаева.
Поисковики Татарстана надеются, что в скором времени и в городе Мензелинске на старом кладбище будут увековечены имена воинов, похороненных там в годы Великой Отечественной войны".

С уважением - К.Б.Стрельбицкий

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница