Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Из истории русской полиции  (Прочитано 18414 раз)

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Из истории русской полиции
« : 10 Февраль 2011, 11:18:18 »
Курьезы из летописи русской полиции

О «сыщике» Мошке и прочих мошенниках
Мошенники и шантажисты всегда доставляли правоохранительным органам немало хлопот. Не был исключением в этом отношении и 1885 год. По крайней мере, курьезные случаи, которые будут приведены ниже, почерпнуты автором из газетных криминальных именно того самого периода.

А «коллега»-полицейский оказался мошенником
- Сударыня, иудей Мошка Лещ на службе в полиции, тем более в уголовно-сыскном отделении, у нас никогда не состоял и не состоит, - уже битый час один из помощников киевского полицмейстера в присутствии служителей безрезультатно пытался образумить солдатскую жену Непомнящую. Но посетительница, не желая слышать никаких возражений, истерично и на повышенных тонах продолжала и продолжала требовать вернуть ей якобы взятые полицией у нее в долг 60 рублей денег и часы стоимостью в 75 рублей. Насилу ее успокоили и заставили в хронологической последовательности изложить суть происшедшего с ней. Оказалось, что три дня назад на железнодорожном вокзале она была остановлена знакомым ей лишь в лицо евреем Мошкой Лещем. Последний, представившись находящимся на задании полицейским сыщиком, отвел ее в сторонку и, по-шпионски перейдя на полушепот, потребовал в интересах раскрытия расследуемого им сейчас преступления дать ему во временное пользование всю имеющуюся денежную наличность и ценные вещи. Возврат реквизируемого он клятвенно от имени городской полиции обещал вернуть в течение суток-двух. Так 60 рублей и часы перекочевали из кошелки легковерной солдатской жены в карманы лжепикертона.
В течение двух дней женщина добросовестно ждала на своей квартире визита представителей городской полиции. На третий разъяренная «не твердостью слова» блюстителей порядка сама явилась к ним в здание аппарата полицмейстера и учинила здесь буйный скандал.
Розыск «коллеги» и привлечение его к уголовной ответственности за мошенничество стало для чинов местной полиции едва ли не делом чести. Может быть именно поэтому оперативно-розыскные мероприятия, проводимые ими, длились не долго – через четыре дня самозванный сыщик Мошка Лещ уже находился под стражей в качестве обвиняемого…

Рэкетиры угрожали через письма
Выйти на след вымогателей полицейским сыщикам одной из южно-российских губерний помогла завидная осведомленность… жертвы этих самых вымогателей - фортепьянных дел мастера Дубинского. Впрочем, обо всем по порядку. Обратиться в полицию за помощью этого преуспевающего господина вынудили многочисленные анонимные письма, в котором неизвестные силой угроз требовали от него положить в устроенный и обозначенный ими на бумаге в виде графической схемы тайник 500 рублей. По тем временам эта была солидная сумма. Она, например, равнялась годовому содержанию мелких конторских клерков.
Так вот, уже в ходе своего первого общения с блюстителями порядка фортепьянных дел мастер Дубинский неуверенно предположил, что в группу вымогателей, возможно, входит один из его бывших служащих. «Он, знаю, недавно нелегально приобрел револьвер и кинжал. Честному человеку бандитское оружие ни к чему»…
За владельцем подпольного арсенала, полицией была установлена тайная слежка, которая и подтвердила он и вправду главарь шайки вымогателей. Через несколько дней последовали аресты. На допросах новоявленные рэкетиры на перебой сваливали вину друг на друга, чем только сильней изобличали себя перед правосудием. Все они вскорости получили тюремный срок. Правда, к огорчению, сыщиков изъять у них незаконно хранимое оружие и на правах вещдоков приобщить его к материалам уголовного дела не удалось: незадолго до ареста, главарь шайки, интуитивно почувствовав опасность, поспешил избавиться от компрометирующих улик. Так, револьвер был им выброшен в ротирадное место на железнодорожном вокзале, в кинжал – где-то на одной из ночных улиц города...

Расходы на собственные «похороны» оценил в… полтора рубля
На какие только аферы не сподвигает неисправимых выпивох неутолимая жажда спиртного! Мещанин Феодосий Евдошенко, например, сугубо похмелья ради, умудрился организовать собственные… «похороны» и «поминки». Правда, вскрылось это несколько недель спустя и «виной» всему была бдительность служащих мещанской управы.
А дело было так. Для того чтобы вынести положительный вердикт по какому-то мелкому прошению мещанина Феодосия Евдошенко, служащим мещанской управы потребовались его паспортные данные. Тот запрашиваемый документ предъявил. Вот тут-то клерками и было обращено внимание на то, что обратная стороны того самого паспорта почему-то залита чернилами. Поднесли бумагу к свету, и это позволило, хоть и с трудом, но разобрать за массивной кляксой подпись местного священника.
«Какую информацию заверял святой отец, и случайно ли она оказалась залитой чернилами?», - задались законным вопросом служащие мещанской управы, ибо прежде не раз уже имели дело с разного рода мошенниками и проходимцами. Полицейские чины всецело разделили их сомнения. Началось дознание, которое и вывело афериста на чистую воду. Оказалось, что как-то недавно мещанину Феодосию Евдошенко в очередной раз загорелось выпить, но денег на посещение кабака не было ни гроша. И тут голову осенила мысль «заставить» принести разовый доход… собственный паспорт. Задумано – сделано: явился в ближайший православный храм, нашел его настоятеля и предъявил ему свой же собственный паспорт, но с заверением, что это паспорт друга, только что почившего в Бозе. После такого заявления священник просто был обязан исполнить должностную формальность – сделать на обороте документа соответствующую запись о факте смерти. Добившись желаемого, аферист тут же помчался по округе собирать на свои «похороны» и «поминки» пожертвования.
Когда же впоследствии паспорт потребовалось предъявить в мещанской управе, текст записи священника, не мудрствуя лукаво, залил чернилами. Правда, к своему несчастью, сделал это достаточно небрежно, на чем, как мы теперь уже знаем, и попался с поличным.
Много ли удалось хитроумному мошеннику заработать на «мертвом деле»? Дознание ответило на этот вопрос однозначно: ровно столько, чтобы крепко похмелиться, - всего на всего полтора рубля.
Полковник милиции Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #1 : 10 Февраль 2011, 11:20:37 »
Курьезы из летописи русской полиции

Сладкая смерть от… горького перепоя
Этот курьезный случай, имевший, однако, трагический финал, произошел во второй половине сентября 1885 года в столице Юго-Западного края Российской Империи – городе Киеве. У бывшего армейского рядового Петра Варзина, редко бывавшего трезвым, с раннего утра «горели трубы». Организм нещадно требовал очередной порции спиртного. Но, как на беду, - в карманах ни гроша. И тогда отставной служивый по привычки подался на расположенный поблизости от его убогой каморки Толкучему рынку – авось, встретится какой-нибудь доброхот на угощенье. Увы, не повезло. Только нарвался на грубость. Между тем трубы горят, причем горят так, что жизнь не мила. И тут в поле зрения страдальца попадает мальчишка-посыльный, с трудом несущий в руке большое ведро, на четверть наполненное чистейшей... водкой. С этого момента Петр Варзин, судя по всему, себя уже не контролировал: с дикой отчаянностью, не обращая внимание на ругательства и тумаки толпы, через которую пробирался напролом, догнал пацана. Вырвать из рук мальчишки ведро было делом не сложным, но вот как бежать с места преступления, чтобы не расплескать по дороге столь драгоценную «живительную влагу»? И тогда отставной рядовой со свойственной каждому служивому солдатской смекалкой решается на другой отчаянный поступок – тут же на месте разбоя подносит «трофейное» ведро к губам и в несколько жадных затяжных глотков выпевает его спиртное содержимое до последней капли. На землю они упали почти одновременно - опорожненное ведро и в мгновение ока обмякшее от сильнейшего алкогольного опьянения тело любителя опохмелиться.
Пребывавшего в бесчувственном состоянии грабителя очевидцы описанного выше криминального инцидента на руках отнесли в ближайший полицейский участок. Для возбуждения процедуры дознания и возмещения виновным материального ущерба, нанесенного учиненным разбоем пострадавшей стороне. Правда, давать показания на правах подследственного бывшему армейскому рядовому Петру Варзину уже не пришлось – так и не придя в сознание скончался здесь же в околотке через тридцать-сорок минут – организм не справился со столь внушительной по своему количеству (в народе бы сказали «лошадиной») дозой алкоголя. Впрочем, каких-либо мучений перед смертью несчастный, однако, не испытал – скончался с блаженной от полученного удовольствия улыбкой на губах. Такая вот она сладкая смерть от горького перепоя…
Полковник милиции Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #2 : 10 Февраль 2011, 11:21:20 »
Курьезы из летописи русской полиции

ВОРЫ УМУДРИЛИСЬ…
Для квартирных воров в отношении неприкосновенности чужого имущества нет авторитетов. От участи оказаться их невинной жертвой, к сожалению, не застрахован никто – ни рядовые граждане, ни высокопоставленные должностные лица, ни даже сами стражи правопорядка. При этом нередко приходится только дивиться дерзости и изобретательности «домушников». Ну, а в качестве забавных иллюстраций – курьезы, почерпнутые из криминальных хроник ряда московских и киевских газет позапрошлого века.

…Обчистить кабинет… губернатора…
Утром 15 сентября (здесь и далее по старому стилю) 1867 года работа управленческого аппарата начальника Киевской губернии оказалась во многом парализованной, поскольку помпезное здание, в котором располагались служебные апартаменты губернатора, было плотно оцеплено городовыми. Во внутрь пускали только особо избранных чиновников и служителей, да и то по специальному устному приглашению должностных лиц городской полиции, производящих дознание. Причина? Ну, конечно же, она могла быть только и исключительно криминального толка: несколькими часами раньше в служебном кабинете губернатора тайком похозяйничал вор! Произошло это на самом рассвете. Неизвестный проник сюда через окно, выходящее в сад. Бесшумно, чтобы не привлечь внимание дворников и дежурных городовых, несших службу у парадного подъезда, разбил стекло и, просунув во внутрь руку, вскрыл запоры оконной рамы.
 Главным объектом покушательства в губернаторском кабинете стали деловая и частная переписка его хозяина. Для этого вору пришлось вскрывать запертый на ключ выдвижной ящик письменного стола. Впрочем, с этой задачей он справился так же ловко и бесшумно, как и с окном. Ну, а напоследок не побрезговал различными ценными безделушками – выполненной из накладного серебра чернильницей, бронзовым подсвечником и так далее.
Можно представить себе, как старался полицмейстер, желая путем демонстрации собственной преданности и показного профессионализма своих подчиненных унять вполне праведные злость и гнев высшего в губернии сановника. Но, судя по всему, отличиться в раскрытии этого сразу ставшего резонансным преступления ни ему, ни в целом всей городской полиции не пришлось – как тщательно ни перелистывал потом автор этих строк в архиве подшивки киевских газет, датированных сентябрем-декабрем 1867 года, так и не нашел сообщения о поимке вора или хотя бы об обнаружении и изъятии полицией похищенного у Киевского губернатора. Не верится, чтобы тогдашние репортеры, доки и всезнайки, пренебрегли бы подобным фактом, имей бы он место…

…Гостиничный номер всемирно известного трагика…
О том, что в ходе гастролей по губернским городам Юго-Западного края Российской Империи он стал жертвой ограбления, всемирно известный американский актер-негр Фредерик Айра Олдридж (ок. 1805-1867 гг.) публично посетовал только где-то недели три спустя - по прибытию на такие же гастроли в Москву – во второй половине июля 1866 года. А сделал же это он в интервью репортерам «Московских ведомостей». Вот как последние описали с его слов то печальное происшествие (стилистика документа сохранена; место действия - Киев): «В четверг 30 июня он (то есть Фредерик Айра Олдридж – Ю.Р ) возвращался из театра, как нельзя более довольный успехом своего представления: он был весел и счастлив. Но какой печальный сюрприз ожидал его в гостинице, где он поселился! Дверь своего нумера он нашел открытою, замок комода – сломанным, причем из него похищены были значительная сумма денег и шкатулка с драгоценностями, между которыми были вещи, которыми он особенно дорожит (как, например, медальон с волосами его покойной жены, ее же золотые часы и пр.).
…Обстоятельства этого дерзкого похищения и сами по себе весьма замечательны. Ключ от своего нумера г-н Айра Олдридж по обыкновению оставлял в буфете, оттуда и получил его, когда вернулся из театра, а дверь тем временем была уже отперта, а не сломана; сверх того, в том же ящике комода, а также по другим местам комнаты стояли и другие шкатулки, но они остались нетронутыми, взята же именно шкатулка с драгоценностями и деньгами. Воры, без сомнения, знали, чего искали и знали, где что лежит.
По подозрению арестованы буфетчик и два служителя, но они пока ни в чем не сознаются и из пропавших вещей ни единой еще не отыскалось…».

…И казарму… городовых
Ну, а в данном случае злоумышленникам, посягнувшим на чужое имущество, уйти от уголовной ответственности все же не удалось. Может быть, потому, что в роли пострадавших выступили… городовые. Причем задержать их блюстителям порядка удалось в тот же самый вечер и, как сегодня принято говорить, по горячим следам. Впрочем, обо всем по порядку.
 С первыми сумерками 22 октября 1886 года в Плосковский полицейский участок столицы Юго-Западного края Российской Империи города Киева явился некто Щелков и сделал заявление о том, что якобы сейчас на улице стал жертвой двух грабителей. Дежурный околоточный надзиратель, согласно должностным инструкциям, принялся немедленно оформлять эти показания на бумаге. Пока скрипел пером да допытывался от «потерпевшего» подробностей, которые бы могли облегчить полиции поиск преступников, на время потерял контроль за входной дверью, а этого, оказывается, жуликам (а Щелков, как теперь уже нетрудно догадаться, действовал отнюдь не в одиночку) и надо было. В общем, прячась за спиной Щелкова, в участок тайком проник его сообщник по фамилии Кошеков. Последний сразу направился в жилое помещение казармы городовых. Оно в тот момент было безлюдным, поскольку отдыхавшая смена не так давно убыла на посты, а сменившиеся с постов городовые еще не успели вернуться в казарму.
Вор основательно похозяйничал в гардеробах, прихватив с собой наиболее новые и дорогие гражданские костюмы и пальто городовых.
Тем же маршрутом и таким же точно способом, какими сюда и проник, беспрепятственно выбрался на улицу. Там через некоторое время к нему присоединился Щелков, искусно сыгравший перед дежурным околоточным надзирателем роль лжежертвы вымышленного ограбления. Правда, к собственному несчастью, приятелям-уголовникам так и не пришлось воспользоваться плодами своего же дерзкого и хитроумного преступления – менее чем через час были задержаны одним из постовых городовых. Во-первых, тот к тому времени был уже проинформирован о приключившемся происшествии и по приметам сразу опознал в Щелкове человека, обращавшегося в Плосковский полицейский участок за «помощью», ну, а, во-вторых, не мог не обратить внимание на огромный вещевой тюк, который криминальная парочка, пробираясь к центру города по наиболее плохо освещенным улицам, попеременно тащила на спине…
Полковник милиции Юрий РЖЕВЦЕВ.
« Последнее редактирование: 10 Февраль 2011, 11:33:14 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #3 : 10 Февраль 2011, 11:30:05 »
«Ездить шибко» возбранялось в России и во времена Гоголя
Официальная дата рождения ГАИ-ГИБДД это, как известно, 3 июля 1936 года. Однако бесспорным фактом является и другое - обеспечением безопасности дорожного движения наши стражи правопорядка занимались на протяжении всей почти 200-летней истории отечественного МВД. Причем в период существования Российской империи выступать в роли своеобразных инспекторов дорожно-патрульной службы на улицах городов надлежало всем классным чинам местной полиции (то есть, говоря современным языком, офицерскому составу), а также околоточным надзирателям (исторический аналог современных участковых) и стоящим на постах городовым. При этом статья 352 Устава о предупреждении и пресечении преступлений требовала от блюстителей порядка всеми зависящими от них мерами предупреждать и пресекать всякую езду по улицам населенных пунктов, осуществляемую «без соблюдения узаконенного порядка и должной осторожности». Правда, инструментарий этих самых мер был очень и очень даже невелик. В качестве доказательства - цитата из приказа по одной из городских полиций, датированного маем 1915 года (здесь и далее стилистика исторических документов сохранена): «В последнее время участились случаи возмутительно небрежной езды по городу автомобилей, вследствие чего некоторые из обывателей получили тяжелые увечья, имевшие для них смертный исход. Виновные в быстрой и неосторожной езде шофферы (да-да, именно так в те времена писали это слова – через два «ф». - Авт.) задержаны и привлечены к судебной ответственности, но меры такого воздействия, очевидно, не достигают цели, так как подобные случаи не прекращаются и ныне, а потому, для установления правильного и безопасного движения по городу автомобилей губернатор признал необходимым применить к шофферам и управляющим автомобилями административный способ взыскания. В виду этого требую, чтобы как классные чины полиции, околоточные надзиратели, так и городовые, стоящие на постах, следили за движением автомобилей, предупреждая шофферов поднятой тростью или рукой об уменьшении скорости езды или о полной остановке автомобиля в необходимом случае. При неисполнении же таких требований замечать номера автомобилей, составлять на лиц, управляющих автомобилями, протоколы (здесь и далее выделено мною. – Авт.), каковые представлять на другой же день мне для наложения на виновных взысканий»…
Была в арсенале полицейских и еще одна мера, официально в уставах не обозначенная, поскольку фактически граничила с актом самоубийства, но на практике, тем не менее, повсеместно применяемая на правах неписаного закона. Речь, конечно же, идет об особо экстремальных случаях, когда от стражей правопорядка требовался акт самопожертвования во имя спасения человеческих жизней, и когда все решали секунды, – не щадя самого себя собственным телом преградить на проезжей части путь вперед вышедшим из-под повиновения кучеров конным упряжкам, несущемся на прополую в бешеной скачке. Фактически всякий подобный факт – подвиг. И очень приятно отметить, что каждый из них не оставался, как правило, не замеченными со стороны властей и самой широкой общественности. В частности, живописцы того времени оставили нам в наследство немало художественных полотен, в которых запечатлены конкретные случае служебной доблести городовых по, как тогда принято было говорить, задержанию лошадей.
И еще об этой обязанности полиции, которую ее чинам предписывалось исполнять при осуществлении контроля за дорожным движением, - не допускать «истязания извозчиками, особенно ломовыми, лошадей, преимущественно на подъемах». Это деяние квалифицировалось как жестокое обращение с животными и каралось судебной ответственностью.
Что же касается самих правил дорожного движения, то они в ХIХ-начале ХХ веков были, по современным меркам, немудреными и достаточно краткими по содержанию. Вот, например, какие обязанности возлагались тогда на кучеров и владельцев конных экипажей: «по многолюдным улицам, местам и площадям шибко не ездить, вообще по городу езда должна быть ровная, при спусках с гор и на перекрестках – сдержанная, ни под каким предлогом не должна быть допускаема езда скаковая, во время езды непременно держаться правой стороны и при тесноте не обгонять передовые экипажи, при всякой встрече с экипажами и в особенности с пешеходами кучера обязаны заблаговременно, на соответствующем расстоянии предупреждать обычным криком, останавливая в случае надобности лошадей для избежания несчастных случаев…». И еще: «При разъездах из театра и других публичных собраний требовать экипажи свои и извозчиков не через своих служителей, а через полицейских чинов, которые будут распоряжаться в сем случае с надлежащей поспешностью по мере очищения свободного места у подъездов, наблюдая при том, чтобы не произошло замешательство между экипажами и не пострадали пешеходы».
Тем не менее, с лихвой лихачей хватало и в те времена. Вот уж поистине: «Какой же русский не любит быстрой езды!». При этом по их прямой вине пик травматизма на дорогах неизменно приходился на зимние месяцы – когда колесный ход менялся на санные полозья. Центральные улицы городов и местечек самовольно превращались тогда лихачами одновременно в своеобразные и ипподромы, и манежи, и цирковые арены. Вот свидетельство очевидца, датированное декабрем 1886 года: «С открытием санного пути в нашем городе появились любители быстрой езды, которые ни во что не ставят и безопасность посторонних людей, вынужденных обстоятельствами переходить с одной улицы на другую, и свою личную. Любители сильных ощущений с целью блеснуть породистостью собственных рысаков обыкновенно избирают самые людные улицы, где, конечно, больше всего можно рассчитывать «на успех», но вместе с тем и на самые ужасные уродства и увечья ни в чем не повинных людей… Они на бешеных лошадях носятся взад и вперед по улице, бросая презрительные и гордые взгляды на своих «противников» и на «мелюзку», обреченную на пешее хождение»…
 Однако, впрочем, все это цветочки в сравнении с дорожно-транспортными происшествиями, которые к началу ХХ-го века в массовом количестве стали происходить на дорогах по вине автовладельцев. При этом чаще всего причинами аварий становились как плохое состояние проезжей части дорог, которые, вдобавок, прежде были предназначены исключительно для движения гужевого, но отнюдь не автомобильного транспорта, так и лихачество шоферов, помноженное зачастую на их же слабые профессиональные навыки.
Так, в феврале 1914 года некто Яков Станчиков, личный водитель профессора В.П. Образцова, одного из тогдашних светил отечественной медицины, вследствие грубейшего пренебрежения правилами дорожного движения - вел автомобиль не по правой, а по левой стороне проезжей части - совершил столкновение с маршрутным автобусом. К счастью обошлось без человеческих жертв. Однако в результате аварии у автобуса оказался выведенным из строя радиатор (сумма ремонта в ценах тех лет - 400 рублей), а у автомобиля – переднее колесо, задняя ось и одно из задних крыльев.
Серьезную опасность для людей несло в себе и несовершенство конструкции первых автомобилей. Например, если верить газетным криминальным хроникам 1914 года, легковушки фирмы «Пежо» нередко превращались в пылающий факел от «обратной вспышки бензина в карбюраторе», в результате которой первым вспыхивал бензобак, а затем и двигатель. И далеко не всегда, увы, водитель и пассажиры успевали при этом покинуть салон горящего автомобиля…
К началу первой мировой войны автомобильное движение стало уже таким интенсивным, что применение прежних и, как мы уже знаем немногочисленных в арсенале блюстителей порядка, методов полицейского контроля за ним перестало приносить желаемый эффект. Требовались неординарные новации. И первыми за их поиск и проработку, похоже, взялись представители муниципальных властей. Так, Киевский городской голова действительный статский советник И. Дьяков в апреле 1914 года сделал обращение в адрес высших должностных лиц местной полиции, в котором, наряду с просьбой «начать самым энергичным образом борьбу с шофферами, предъявляя им требования исполнения существующих обязательных постановлений», содержалась еще и настоятельная рекомендация «сформировать на некоторое время хотя бы небольшой летучий полицейский отряд, поручив ему в разное время и в разных частях города наблюдать за движением автомобилей, беспощадно составляя протоколы и привлекая виновных к ответственности»…
Одновременно органы исполнительной власти на местах всерьез обратили внимание и на необходимость повышения качественного уровня подготовки водителей автотранспортных средств. Теперь шоферские школы чаще всего открывались при городских общеобразовательных учебных заведениях. Вот что весной 1914 года представляла из себя такая среднестатистическая школа. Курс обучения – три месяца. Учеба платная: такса за курс – 100 рублей, но неуспевающим предоставлялось право прослушать повторный курс обучения бесплатно. Занятия велись в течение светового дня: с 9.00 и до 12.00 – практические работы в мастерских «по ремеслам, по сборке и разборке автомобилей и по езде»; с 13.00 и до 15.00 – прослушивание в классах лекций по «геометрии, физике, электротехнике и автомобилизму».
Экзаменовку же (или как тогда говорили, испытание) будущих водителей и выдачу им свидетельства на право управления автотранспортными средствами осуществляли технические комиссии, работавшие при городских и уездных клубах автомобилистов. В должности председателей этих комиссий чаще всего состояли военные чины, причем преимущественно имевшие звания штаб-офицерского состава (подполковники и полковники).
Экзаменовка-испытание состояла из устного экзамена, а также, как сказано в одном из дореволюционных источников, «в проделывании шофферами «восьмерок» при переднем и заднем ходе автомобиля, в крутых поворотах и прочем».
Полковник милиции Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #4 : 10 Февраль 2011, 11:35:41 »
СТРАЖ ПРАВОПОРЯДКА В... МОРСКОМ МУНДИРЕ
Для органов правопорядка большинства государств Западной Европы это неотъемлемая и обязательная норма – не только организационно выделять внутри своей структуры личный состав водной полиции, но и внешне. Последим, напомним, почти повсеместно предоставлено право на повседневное ношение особой, морской униформы. И уже одно это обстоятельство в глазах простых граждан, не говоря уже о туристах из России, выгодно отличает их водную полицию от нашей водной милиции, ибо наши милиционеры-«водники», как известно, почему-то лишены подобной привилегии, а потому до сих пор как бы обезличенны в общей массе коллег милиционеров. А ведь было время, когда личный состав и наших отечественных органов внутренних дел на водном транспорте щеголял в мундирах морского покроя. Это добрая традиция существовала в структурах российского МВД, начиная, как минимум, с 60-х годов прошлого столетия, и вплоть до событий Февральской революции 1917 года.
А началось все с Высочайшего Указа от 27 июня (здесь и далее по старому стилю) 1867 года. В соответствии с этим документом, имеющим силу закона, в Санкт-Петербурге на средства города (но ее годовой бюджетом не должен был при том превышать 30 тысяч рублей) учреждалась особая в системе наружной полиции правоохранительная структура - речная полиция. Ее нижним чинам с самого начала было даровано право на ношение униформы морского покроя, но дополненной знаками различия и символикой, установленной для городовых городской полиции. Вооружались они так же в соответствии с тогдашними морскими традициями – вместо шашки городовым речной полиции, как и нижним чинам военно-морского флота, предписывалось носить на поясе морского образца тесак. Вот, к слову, как выглядел постовой городовой речной полиции в самом конце XIX-начале XX веков: морского покроя фуражка, но с «полицейской» латунной лентой на околыше; двубортный длиннополый бушлат, застегивающейся на шесть гербовых пуговиц и украшенный полицейскими плечевыми снурами; поверх бушлата (между пятым и шестым рядами пуговиц) черный поясной шарф (ремень) с тесаком; брюки клеш; морского образца ботинки…
Офицерский же состав, если верить утверждениям ряда современных самодеятельных историков-униформистов, носил форму, установленную для офицеров военно-морского флота, но с оранжевыми (полицейскими) просветами на золотых погонах.
Не трудно догадаться, что морского покроя униформа призвана была подчеркнуть особую (связанную с выполнением обязанностей на воде) специфику службы личного состава водной полиции. Так, на него помимо сугубо полицейских обязанностей возлагались и обязанности по спасению на водах. В частности, в зимнее время чинам водной полиции предписывалось ограждать полыньи, охранять стоянки судов от бродяг, осуществлять контроль за состоянием санных путей и катков, проложенных на речном льду, а также за спусками к рекам и каналам.
В 1868 и 1869 годах эти обязанности были дополнены. Теперь представителям столичной речной полиции предписывалось в пределах средней и малой Невы заниматься еще освидетельствованием гребных и перевозных судов.
В 1885 году - первая с момента создания Санкт-Петербургской речной полиции ее реорганизация в сторону увеличения штатной численности. А в 1887 году ее компетенция распространена также на морской канал и новый порт Санкт-Петербурга.
10 марта 1895 года должность начальника столичной речной полиции впервые вверена начальнику Санкт-Петербургского порта. Ему стали теперь подчиняться три помощника, инженер-механик, корабельный инженер, старший машинист, письмоводитель, 20 старших и 75 младших городовых. Однако в теплое время года этот штат значительно увеличивался за счет сезонных сотрудников. Так, на время навигации в распоряжение столичной речной полиции военным ведомством временно откомандировывались два военно-морских офицера. Кроме того, дополнительно принимались на службу еще 88 городовых и 20 человек плавсостава - машинисты, матросы и кочегары. В обязанности последних входило обслуживание и эксплуатация принадлежащих столичной речной полиции 11 паровых судов, 35 гребных вельботов и шлюпок.
В последующие годы подразделения речной полиции появились и в некоторых других портовых российских городах, в частности, в Нижнем Новгороде (1882 год) и Рыбинске (1885 год). Приблизительно на этот же период времени пришлось и создание портовой полиции. Первыми ее у себя создали власти Санкт-Петербурга, Риги, Одессы и Николаева…
Полковник милиции Юрий РЖЕВЦЕВ.
« Последнее редактирование: 10 Февраль 2011, 11:50:14 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #5 : 19 Апрель 2011, 14:09:36 »
НА ПОСТУ – С АЛЕБАРДОЙ В РУКАХ
В первой половине XIX века рядовыми чинами городской полиции являлись городские стражи, прозванные в народе будочниками за то, что их пост был оборудован сторожевой будкой.
В дисциплинарном порядке они подчинялись приставу исполнительных дел, квартальному надзирателю и его помощнику, а также «своему» унтер-офицеру городской стражи.
На каждую будку полагалось три городских стража: один вооруженный и одетый по форме стоял на часах, второй выполнял обязанности подчаска, то есть, говоря современным языком, караульного, а третий отдыхал.
Каждый городской страж был обязан:
- знать сколько на охраняемой им территории находится жилых домой, производственных объектов (фабрик, мануфактур, мастерских и т.д.), лавок, кухмистерских, харчевен и питейных заведений, включая трактиры. Плюс – кому те принадлежат в порядке частной собственности;
- приходить на помощь всякому, кто бы ее не требовал вблизи будки или же в одном из соседних кварталов. В случае, если от будки до места происшествия было далеко, то туда незамедлительно посылался подчасок.
Вооружение городских стражей составляла алебарда, которую 21 сентября (по старому стилю) 1856 года Высочайше было повялено «отменить и впредь стоять на часах с тесаками, имея их в ножнах».
В особых случаях городские стражи при выполнении ими служебных обязанностей вооружались ружьями.
Подготовил Юрий РЖЕВЦЕВ.

НА ИЛЛЮСТРАЦИИ: городской страж в зимнем обмундировании в момент выполнения служебных обязанностей по охране общественного порядка. Рисунок из альбома 1840-х гг.
http://i013.radikal.ru/1104/af/a791258b1c33.jpg
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #6 : 08 Июль 2011, 15:05:44 »
Из журнала МВД России «Полиция России» № 7 за июль 2011 года, страница 53:

http://s007.radikal.ru/i300/1107/a8/57f8d29d8549.jpg
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #7 : 08 Июль 2011, 15:09:32 »
НЕ ОСТАЛСЯ В СТОРОНЕ ДАЖЕ ГУБЕРНАТОР!
Каким было отношении к ветеранам полицейской службы в дореволюционной России? Ответить на этот вопрос помогли старые газетные подшивки из исторических библиотек…
Несмотря на то, что сами журналисты окрестили это мероприятие скромным, тем не менее они посвятили ему немало строк, описав все в подробности. Дадим их отчет в изложении: 13 мая (по старому стилю) 1915 года в стенах Дворцового полицейского участка (теперь на этом месте гостиница «Киев») столицы Юго-Западного края Российской империи городе Киев чины участка во главе с помощником Киевского полицмейстера В.Н. Ведерниковым и Дворцовским приставом А.Т. Корниенко чествовали коллегу-ветерана – старшего городового Пантелеймона Топольского. Повод – 35 лет непрерывной и беспорочной службы в качестве стража правопорядка и 61-й день рождения.
Праздничное мероприятие началось с молебствия, во время которого приглашенный священник благословил заслуженного городового иконой с ликом Спасителя. Саму же эту икону торжественно преподнесли в дар юбиляру чины участка.
Подарки, врученные на правах наград: 100 рублей, пожалованные лично Киевским губернатором, и золотые часы – от имени Киевского полицмейстера подполковника С.А. Горностаева.
Коллеги же по Дворцовому полицейскому участку, помимо икону, сделали еще один коллективный подарок – серебряный подстаканник.
Затем все участники торжества, включая членов семьи Пантелеймона Топольского, прошли к православному храму святого благоверного великого князя Александра Невского (до наших дней не сохранился, на его месте теперь мемориальная могила генерала армии Н.Ф. Ватутина), где сфотографировались на память в группе местного духовенства…
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #8 : 18 Июль 2011, 14:45:23 »
Чины полиции с Дона: http://s53.radikal.ru/i142/1107/dd/37432b8002bf.jpg
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #9 : 18 Июль 2011, 14:47:16 »
Российский городовой: http://i032.radikal.ru/1107/e5/4a87629b0ae3.jpg
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #10 : 18 Июль 2011, 14:48:21 »
Нижний чин русской полиции: http://i032.radikal.ru/1107/5a/d928cd832b23.jpg
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #11 : 18 Июль 2011, 14:50:46 »
Летняя форма одежды российских городовых: http://s61.radikal.ru/i171/1107/22/62e3f9ddb91c.jpg
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #12 : 29 Июль 2011, 08:35:49 »
Полицейский чиновник И.П. Богачевский. Конец ХIХ века, Якутия. Фото из фондов музея МВД по Республике Саха (Якутия):
http://s57.radikal.ru/i155/1107/c8/13bba0a3a7d5.jpg
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #13 : 29 Июль 2011, 09:09:29 »
Офицеры казачьих войск, нёсшие в Якутии полицейскую службу. Конец ХIХ-начало ХХ веков. Фото из фондов музея МВД по Республике Саха (Якутия):
http://s005.radikal.ru/i209/1107/79/99d21ed0fe68.jpg
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #14 : 29 Июль 2011, 09:30:34 »

Полицейский чиновник Станислав Вильконецкий (Вильканкий) из Якутска.
На верхнем снимке он как полицейский надзиратель; 3 сентября (очевидно, по старому стилю) 1902 года.
На нижнем снимке – в качестве якутского уездного исправника; 1910 год.
Фото из фондов музея МВД по Республике Саха (Якутия):

http://i041.radikal.ru/1107/3b/ac41ce3f765d.jpg
http://s50.radikal.ru/i128/1107/e9/456410609022.jpg
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #15 : 29 Июль 2011, 09:32:48 »
Полицейский чиновник из Якутии А.И. Казанцев. Фото из фондов музея МВД по Республике Саха (Якутия): http://s015.radikal.ru/i330/1107/f5/35250f47f836.jpg
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #16 : 29 Июль 2011, 09:34:42 »
Фото из фондов музея МВД по Республике Саха (Якутия): http://s006.radikal.ru/i215/1107/12/6cff301b8a8e.jpg
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #17 : 29 Июль 2011, 09:36:44 »
Фото из фондов музея МВД по Республике Саха (Якутия): http://s48.radikal.ru/i119/1107/45/ccf8d027ac30.jpg
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #18 : 29 Июль 2011, 09:37:22 »
Чины Якутской полиции. Фото из фондов музея МВД по Республике Саха (Якутия): http://s001.radikal.ru/i194/1107/bf/6fddaf78932c.jpg
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #19 : 29 Июль 2011, 09:39:07 »
Чины полицейского управления города Якутска. Фото из фондов музея МВД по Республике Саха (Якутия): http://s58.radikal.ru/i162/1107/a0/d27647bce7ee.jpg
Записан
Страниц: [1] 2   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »