Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Из истории русской полиции  (Прочитано 18413 раз)

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #20 : 29 Июль 2011, 09:45:56 »
Чины полицейского управления города Олекминск. Фото из фондов музея МВД по Республике Саха (Якутия): http://s014.radikal.ru/i328/1107/95/8e0752339c67.jpg
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #21 : 29 Июль 2011, 09:48:45 »
Якутский губернатор в 1907-1914 гг. Иван Иванович Крафт.
И.И. Крафт Родился в 1859 году в Витебской губернии. Свою служебную деятельность начинал в русской полиции и, в частности, по состоянию на май 1882 года он - писарь Забайкальского областного полицейского управления.
В 1888 году за трудолюбие, добросовестность, благожелательность и служебное рвение И.И. Крафт был назначается советником губернатора Я.Ф. Барабаша. А 22 апреля 1907 года - губернатором Якутской области Российской империи.
Фото из фондов музея МВД по Республике Саха (Якутия):
http://s09.radikal.ru/i182/1107/17/6f47bc80369b.jpg
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #22 : 29 Июль 2011, 09:55:45 »
Поручик (возможно, сотник) Н.Е. Карамзин. 1897 год, Якутия. Впоследствии - Среднеколымский исправник. Фото из фондов музея МВД по Республике Саха (Якутия):
http://i042.radikal.ru/1107/a3/b935e7f6329d.jpg
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #23 : 01 Август 2011, 13:52:33 »
Страницы 48 и 49 журнала «Полиция России» № 8 за август 2011 года:

http://s015.radikal.ru/i330/1108/54/a95441831b0d.jpg
http://i012.radikal.ru/1108/2e/24039a4e7f82.jpg
Записан

Платунов Евгений

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5 429
  • Платунов Евгений Владимирович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #24 : 10 Январь 2012, 15:22:32 »
Племянник ссыльного Достоевского стал полицейским в местах ссылки дяди!

"...сохранился Формулярный список о службе бывшего пристава Барнаульского уезда Коллежского асессора Владимира Иванова. Список составлен в 1902 году. Сохранилась также копия аттестата (по современному — резюме) Владимира Александровича Иванова. Из этих документов следует, что был он сыном дворянина Московской губернии, окончил курс наук во Втором Московском кадетском корпусе и в службу вступил в 1884 году. В документах указано, что в 1902 году ему было 36 лет, то есть он 1866 года рождения и в 1884 году ему исполнилось 18 лет. Уволен в отставку по собственному желанию в апреле 1906 года в возрасте 40 лет с должности пристава Третьего стана Барнаульского уезда Томской губернии. За выслугу лет ему назначена пенсия 192 рубля в год. В этом же аттестате имеются сведения о размере его оплаты труда в год: 294 рубля жалованья, 294 рубля столовых, 450 рублей канцелярских и 180 рублей квартирных. Итого — 1218 рублей.

Известно, что Владимир Александрович Иванов был последним из 10 детей любимой сестры Федора Михайловича Достоевского Веры Михайловны Достоевской."
- http://www.russianshanghai.com/articles/post4087

Внучатый племянник писателя - Александр Владимирович Иванов в Шанхае в 1947 году (перед возвращением на Родину):

russianshanghai.com
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #25 : 03 Апрель 2012, 08:38:43 »
Из досье журнала «Полиция России»:

КУРСАНТОВ В ТЕ ВРЕМЕНА ВЕЛИЧАЛИ КУРСИСТАМИ
Термин «полицейский урядник» оказался насильственно вымаранным из русского лексикона драматическими событиями Февральской революции. В связи с этим сегодня мало кто знает, что под ним, говоря современным языком, некогда понимался сельский участковый…
Полицейские урядники руководили на местах деятельностью внештатных сотрудников полиции, избираемых в свою очередь общим сходом крестьянских общин, - сотских и десятских. А, начиная с 1903 года, они, сами пребывая при этом в статусе «младших чинов», стали еще и строевыми командирами - получили под свое командование по несколько подчиненных в лице полицейских стражников.
Ближайшими и равными им по должности коллегами являлись околоточные надзиратели городской полиции. Правда, покрой мундира тех и других существенно разнился. Поэтому внешне перепутать околоточного с урядником было попросту делом невозможным.
По вертикали они замыкались на становых приставов, которые уже являлись офицерами полиции. А над самими становыми приставами, напомним, «стоял» уездный исправник…
Одним из важнейших условий при отборе кандидатов в полицейские урядники, помимо крепкого здоровья и высокой нравственности, являлось наличие у них за плечами срочной службы: таких ведь особо не надо учить выглядеть по-военному молодцеватого плюс - уверенно владеть револьвером и шашкой как табельным оружием!
Однако к началу ХХ века стало ясно, что «отличный строевик» далеко не всегда тождественно понятию «образцовый блюститель порядка». Многим урядникам как полицейским служителям откровенно не хватало правовых знаний и специальной подготовки и прежде всего – при раскрытии по горячим следам преступлений. В связи с этим по всей Российской империи на правах инициативы снизу начали открываться специальные учебные заведения, получившие вот такое несколько замысловатое наименование – «Подготовительные школы на должность урядников полицейской стражи». По сути это были низовые «учебки». К истечению 1911 года они уже, в частности, появились и работали в Киеве, Митаве (ныне – латвийская Елгава), Саратове, Чернигове и Ревеле (ныне – эстонский Таллинн). Их слушателей официально именовали курсистами: привычный нам сегодня термин «курсанты» еще не вошел в широкий обиход.
Архивные источники донесли до нас, чему и как учили здесь: «Срок прохождения курса школы определяется 6-ти месячный, причем в школу назначаются стражники по два от каждого уезда, наиболее развитые и грамотные, отвечающие по нравственным и служебным качествам требованиям, предъявляемым должностью урядника.
Программа курсов следующая:
1) общие сведения;
2) полиция и ее обязанности;
3) инструкция полицейским урядникам;
4) обязанности полицейских урядников по обнаружению преступлений и содействию полиции при исследовании их судебной властью;
5) обязанность полицейских урядников по принятию мер к охранению народного здравия и подачи первой медицинской помощи людям в несчастных случаях;
6) обязанности полиции по ветеринарно-санитарному надзору;
7) обязанности полицейских урядников по наблюдению за исполнением требований строительных уставов;
8 ) краткие сведения по государственным преступлениям и политическому розыску;
9) краткие практические сведения и указания, могущие способствовать к лучшему и более успешному производству полицейскими урядниками розысков и раскрытия следов преступления и т.п.».
Собственных штатных преподавателей и инструкторов такие школы, как правило, не имели. Лекции здесь читали и принимали у слушателей зачеты специалисты-практики. Вот для наглядности список преподавательского состава Киевской подготовительной школы на должность урядников полицейской стражи на момент ее торжественного открытия 2 октября (по старому стилю) 1911 года. Он показательно интересен тем, что в нем указаны не только фамилии педагогов и наставников будущих дореволюционных Анискиных, но и занимаемые ими посты по государевой службе: «Помощник начальника губернского жандармского управления Латухин, губернский врачебный инспектор Орнатский, чиновник особых поручений казенной палаты Будный, контролер акцизного управления Качинский, товарищ прокурора окружного суда Борисов, младший губернский архитектор Коробцов, непременный член губернского по крестьянским делам присутствия Шрамков, ветеринарный врач Стрижевский, помощник Киевского уездного исправника Завадский-Краснопольский и другие лица. Заведовать школой поручено штабс-капитану Сикстелю».
Обращает на себя внимание и тот факт, что окончание школы как низовой «учебки» не означало для выпускников «автоматического» назначения по их прежнему месту службы на должности полицейских урядников. Они всего лишь становились кандидатами на замещение таких открывающихся вакансий. То есть право на выдвижение следовало еще заслужить, причем заслужить не только ревностным исполнением возложенных на них обязанностей стражников, но и повседневной демонстрацией своей должной юридической квалификации!
К 1913 году срок обучения в ряде Подготовительных школ на должность урядников полицейской стражи был сокращен с полугода до четырех месяцев, но сугубо за счет… повышения интенсивности учебной нагрузки на курсистов: занятия, как и прежде начинавшиеся в 9.00, были продлены с послеобеденного времени до 20.00. В них полагалось делать два перерыва: с 13.00 до 15.00 – на обед и с 15.00 до 17.00 – на строевые учения, что в последнем случае тоже, по сути, являлось учебным предметом…
Юрий РЖЕВЦЕВ.


Этот архивный дореволюционный снимок в нашу редакцию принесла москвичка Татьяна Витальевна Чистякова, архитектор по профессии. И вот почему: во втором ряду третий слева – ее прадед, урядник Уржумской уездной полиции Вятской губернии Георгий Дмитриевич Дудин. В данном случае он на правах равного среди равных запечатлен в группе лучших представителей Уржумской духовной элиты – учителей, чиновников, офицеров и священников, что в свою очередь свидетельствуют об относительно высоком социальном положении дореволюционных Анискиных, хотя те формально и являлись «нижними чинами»… http://s019.radikal.ru/i634/1204/7c/a9aebf0f39b9.jpg

Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #26 : 03 Апрель 2012, 09:01:20 »
Фрагмент с картины Ильи Репина «Арест пропагандиста»: непосредственно задержание революционера-нелегала производит полицейский урядник и его внештатные помощники из числа сотских и десятких, на что указывает наличие на груди одного из крестьян нагрудной должностной полицейской бляхи http://s019.radikal.ru/i627/1204/cb/9cdac64c452b.jpg
« Последнее редактирование: 03 Апрель 2012, 09:16:13 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #27 : 03 Апрель 2012, 09:02:55 »
Сама картина И.Е. Репина "Задержание пропагандиста": http://istor-vestnik.org.ua/wp-content/uploads/2011/03/arest_repin_copy-e1299683637179.jpg
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #28 : 16 Июль 2012, 15:17:43 »
КАК ПОЛИЦЕЙСКИЙ БРАНДМЕЙСТЕР УТЁР НОС ЗАЕЗЖЕЙ ЗНАМЕНИТОСТИ
Архивную пыль с этого забавного, но во многом показательного случая из славной летописи отечественных органов правопорядка помогли стряхнуть подшивки газет второй половины XIX века. Вот о чем они поведали…
В 1886 году в столичных и наиболее крупных губернских городах Российской империи при огромном стечении доверчивой публики проходили гастроли заезжей знаменитости – некоего иностранного изобретателя по фамилии Шаллай. Рекламные афиши аршинными буквами призывно извещали, что господин Шаллай прибыл в Россию после помпезного тура по странам Западной Европы, где с успехом дал почти три сотни публичных представлений и при этом особенно ему-де восхищенно рукоплескали Берлин, Галле и Цюрих.
Судя по отчетам газетных репортеров, шоу было и вправду поставлено с размахом, с умелым расчетом на зрительный эффект. Зиждилось же оно на приемах балаганного представления: место, отведенное под сцену, оформлялось подобно цирковой арене. Чаще всего это были эстрадные площадки летних театров, но иногда, как, например, в Цюрихе, специально построенные павильоны.
По всему периметру сцены-арены из поленьев внушительных размеров заранее возводились большие и малые костровища.
Как только представление начиналось, строем из-за кулис выходили униформисты. Они держали в руках горячие, с громким треском рассыпающие искры факелы. По команде с помощью этих самых факелов они поджигали поленья в костровищах.
Костры разгорались под леденящую душу барабанную дробь. И вдруг внезапно появлялся Шаллай. Перед публикой он вырастал из клубов пламени и дыма и неизменно облаченным в свои знаменитые «несгораемые» доспехи – нечто, напоминающее гуттаперчивый костюм цирковых акробатов, но только снабженный двумя рукавами-шлангами: один для подачи вовнутрь костюма воды, а второй – воздуха для дыхания. В месте соединения с костюмом рукава-шланги были закованы в некую жесткую конструкцию, наминающую обрезок широкой трубы, что только усиливало для зрителей фантастичность представшей перед глазами картины.
Вальяжно раскланивался, после чего через переводчика хвастливо заявлял, что его одеяние позволяет ему находиться в эпицентре даже сильного пожара не меньше часа. И тут же в доказательство своих слов под громкие стоны падающих в обморок женщин и охи слабонервных бесстрашно делал шаг в ближайший к себе костер.
Однако вместо обещанного часа в племени он суммарно находился минут десять, а само шоу от начала до конца занимало в общей сложности минут пятнадцать-двадцать.
В ходе гастролей по России Шаллай на отсутствие аншлагов, а, значит, и на кассовый сбор, который почти целиком уходил в его карман, не жаловался. Но так было лишь до тех пор, пока он не попал в Киев. Его первое представление в этой тогдашней столице Юго-Западного генерал-губернаторства было назначено на 20 июля (по старому стилю). Разумеется, среди горожан сразу вспыхнул ажиотаж. В мгновение ока в кассах сада Шато де Флер (сегодня на этом месте находится широко известный всем поклонникам футбола стадион «Динамо»), где должно было состояться представление заезжей знаменитости, оказались раскуплены все две с половиной тысячи входных билетов. Наверняка Шаллай в те минуты потирал от удовольствия руки: на одном только своем имени денежный куш сорвал немалый! Оставалось также играючи присовокупить к нему и столь же привычные восторг и овации восхищенной публики. Последние для него тоже были капиталом, ибо после представления главы городов и губерний неизменно становились сговорчивее на предложение Шаллая втридорога за казенный счет приобрести для нужд местных пожарных его, Шаллая, «несгораемые» чудо-доспехи…
Однако на сей раз вышло совсем не так, как того хотелось Шаллаю. А виной всему… вырвавшееся наружу возмущение присутствовавшего на его шоу по долгу службы брандмейстера Старокиевской полицейской пожарной команды Д.И. Трофимовича (его полные имя-отчество, к сожалению, неизвестны), состоявшего тогда еще в обер-офицерских чинах.
Впрочем, все по порядку. Пока шло представление, Трофимович не позволял себе вмешиваться в происходящее, хотя и был откровенно возмущен трюкачеством «звезды». Но едва именитый иностранец принялся прощально раскланиваться, как у пылающих костров его потеснил не скрывающий своего гнева Старокиевский брандмейстер. И вот тогда-то публике довелось по-настоящему удивиться и испытать истинный восторг: будучи облаченным всего лишь в повседневный мундир, и не снимая висящей на портупеи офицерской сабли, Трофимович голыми руками умело и без вреда для себя разбросал два самых больших и жарких костра.
Контраст оказался не в пользу Шаллая. Так, последний хвастливо заявлял, что в своем «несгораемом костюме» способен пробыть в эпицентре пожара не менее часа, а на деле заходил в костры не более чем на две минуты (суммарно же это, как говорилось выше, не более десяти минут), да и то всякий раз до и после «смертельного номера» обильно обливался холодной водой. Офицер-пожарный же, благодаря только и исключительно своей боевой закалке и опыту, действовал в пламени, будучи не защищенным от него, и тем не менее умудрился не подпалить мундира.
Что называется, вчистую в глазах публики проиграл Шаллай Трофимовичу и в искусстве разбрасывать (чтобы погасить поодиночке) горящие поленья: первый это делал руками, защищенными специальными перчатками, внутри которых вдобавок циркулировала вода, а второй, как мы уже знаем, голыми руками и опять же при этом даже не обжегся!
В общем, заезжая «звезда» оказалось публично посрамленной и вынуждена была сразу же после неудачного шоу с позором покинуть не только пределы Юго-Западного края, но и России. А русские газеты так сказать вслед еще долго продолжали промывать ему косточки как аферисту, помещая одну за другой язвительные, но вполне справедливые публикации, которые одновременно, заметим, являлись заслуженно хвалебными по отношению к отечественным пожарным. Вот одна из них (цитируется с сохранением стилистики оригинала): «Шаллай брал в руки горящие полена и также разбрасывал их, но наши пожарные служители во время пожаров с такой же легкостью разбрасывают не только полена, но целые бревна, в чем, конечно, могли убедиться все бывающие на пожарах. Говорить о практическом применении костюма Шаллая для пожарных не приходится. Кроме чрезвычайной дороговизны, костюм Шаллая для пожарных невыгоден и тем, что приспособления его занимают очень много времени. Вообще опыт Шаллая оказался неудачным и публика, ожидавшая чего-то особенного, сильно разочаровалась».
Остается добавить, что после этого случая, резко поднявшего в глазах коллег его служебный авторитет, Д.И. Трофимович еще свыше двух десятилетий продолжал служить в русской полиции, причем все время в одной и той же скромной должности Старокиевского брандмейстера. Но, правда, на пенсию он вроде бы вышел, состоя уже в одном из штаб-офицерских чинов…
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #29 : 17 Июль 2012, 14:15:16 »
ПАЛ ЖЕРТВОЙ… ПОЛИТИЧЕСКИХ ИНТРИГ
Впервые имя жандармского офицера Сергея Николаевича Мясоедова громко на всю империю прозвучало осенью 1905 года. Как полицейского чиновника, сумевшего в интересах выезжающих за границу россиян «отлично поставить себя и с немецкими пограничными властями» его приметил лично Вильгельм II. 15 сентября (здесь и далее – по старому стилю) 1905 года кайзер впервые пригласил его в свое восточнопрусское поместье, расположенное в Ромингтене. В ходе завтрака, состоявшегося в свою очередь после совместного участия в богослужении, Вильгельм II провозгласил тост: «За русского ротмистра Мясоедова!». Позже Сергей Николаевич несколько раз удостаивался высочайших приглашений на охоту. И ему же высочайше был дарован фотопортрет Вильгельма II.
По свидетельству одного из коллег по строю офицеров жандармской железнодорожной полиции, «товарищи ему завидовали и для железнодорожных жандармов Мясоедов, увешанный иностранными орденами, был идеалом».
Впоследствии все это станет неправедным поводом к обвинению, что якобы был завербован тогда германскими спецслужбами. И в итоге его, не имея при этом на руках абсолютно никаких изобличающих улик, казнят как мнимого немецкого шпиона, о чем не менее громко и широко как о сенсации дня тут же поведает миру вся русская пресса.
Впрочем, обо всем по порядку. Родился Сергей Николаевич в 1865 году в семье потомственных дворян. Еще в детстве выбрал для себя военную карьеру, в силу чего стал сначала воспитанником Московского кадетского корпуса, а затем и юнкером одного из военных пехотных училищ.
После производства в офицеры военную службу проходил в расквартированном в городе Вильно (ныне – литовский Вильнюс) 105-м пехотном Оренбургском полку 27-й пехотной дивизии 3-го армейского корпуса. Дослужился здесь до чина штабс-капитана.
Осенью 1892 года успешно сдал испытания на перевод в Отдельный корпус жандармов при МВД Российской империи. Служить ему доверили на российско-прусской границе – в рядах личного состава Вержболовского железнодорожного жандармского полицейского отделения Варшавского жандармского полицейского управления железных дорог: последовательно здесь помощник начальника и начальник данного отделения. В качестве справки поясним, что бывший город Вержболово Волковышского уезда Сувалкской губернии Привисленского края это ныне расположенный в считанных километрах от российско-литовской границы город Вирбалис Вилкавишкского района Литовской Республики.
Напомним и о том, что Вержболовское отделение своими основными силами обслуживало приграничную к Пруссии станцию Кибарты, являющуюся ныне литовским Кибартаем. Именно через нее на Берлин и обратно следовали курьерские поезда с санкт-петербургской знатью. Через Кибарты пролегал маршрут и всегда до отказа набитых пассажирами курьерских поездов из Ковно (ныне – литовский Каунас) с русской зажиточной публикой, зиждящей оздоровиться на широко разрекламированных по всей Европе восточнопрусских курортах Балтики.
Как следует из написанной уже в эмиграции книги мемуаров бывшего жандармского генерал-майора Александра Спиридовича, «красивый, представительный, с хорошими манерами, говоривший на нескольких иностранных языках, Мясоедов умел обращаться с проезжавшей через пограничный пункт публикой». Отсюда как следствие – нужные знакомства и самые широкие связи «верхах»!
Как чиновником, умевшим быстро, легко и безболезненно разрешать любые из регулярно возникающих приграничных инцидентов, восхищались им и немецкие полицейские власти, что в итоге стало поводом для личного знакомства с этим русским жандармских ротмистром самого кайзера Вильгельма II!
Однако карьера его оборвалась на взлете. Подробности строками из уже озвученных выше мемуаров бывшего жандармского генерала Александра Спиридовича: «В 1907 году, будучи вызван в суд свидетелем по делу одного анархиста, Мясоедов дал правильное, но не в пользу Виленского охранного отделения показание, что очень задело Департамент полиции. Столыпин принял сторону Департамента и приказал перевести Мясоедова на Волгу. Тот, будучи совершенно прав, обиделся и ушел в запас».
Он не потерялся и на «гражданке»: уже в конце все того же 1907-говнезапно вынырнул среди воротил крупного российского бизнеса, что косвенно свидетельствует в пользу того, что, наверняка, сумел умело воспользоваться связями, «наработанными» еще в ходе службы на погранпереходе в Кибартах! Так, совместно с евреями братьями Борисом и Давидом Фрейбергами организовал Акционерное общество «Русское Северо-Западное пароходство», которое с момента своего рождения начало преимущественно специализироваться на перевозках эмигрантов из Америки в Россию.
Однако летом 1909 (по другим данным – 1910) года новый неожиданный поворот судьбы: отдыхая на курортах чешского города Карлсбад (ныне – Карловы Вары) отставной жандармский ротмистр познакомился и близко сошелся с также проводящим здесь свой отпуск военным министром Российской империи генералом от кавалерии Владимиром Александровичем Сухомлиновым. На предложение последнего восстановиться на военной службе подал соответствующее прошение на имя Государя Императора и уже в сентябре был вновь зачислен в ряды Отдельного корпуса жандармов при МВД России, но с откомандированием в распоряжение военного министра: принял должность специального офицера, наблюдающего за состоянием революционной пропаганды в армии. На данном посту впоследствии был произведен в подполковники.
Как констатирует в своих мемуарах уже упоминавшейся выше бывший жандармский генерал-майор Александр Спиридович, «появление около Сухомлинова жандармского офицера подняло против Мясоедова интриги среди многочисленных адъютантов министра. Пошел против него и Особый отдел Департамента полиции, вспомнив старое дело, и доложил Сухомлинову, что Мясоедов ведет некрасивые коммерческие дела с евреями. В то время против Сухомлинова шла большая интрига, которую вел Гучков в кампании с генералом Поливановым. По инициативе Гучкова в № 118 «Вечернего Времени» и в «Новом Времени» от 14 апреля 1912 г. (где Гучков состоял пайщиком), а 23 апрелям в «Голосе Москвы» (орган гучковских октябристов) появились заметки с гнусными намеками и инсинуациями на то, что дело борьбы с иностранным шпионажем поручено уволенному из Корпуса жандармов офицеру, что с тех пор австрийцы стали более осведомлены о наших делах и т.д.
…В «Новом Времени» от 17 апреля появилось интервью с Гучковым, который, называя уже Мясоедова, подтвердил всю сплетню «Вечернего Времени». Гучков лгал в газете, что Мясоедов возглавляет при министре сыск и т.д., чего на самом деле не было».
Оскорбленный ложью, Мясоедов вызвал на дуэль автора клеветы – председателя Государственной Думы Александра Гучкова и вроде бы даже дрался с ним на ней. Однако уже ничего не могло спасти его репутацию. В результате в том же апреле 1912 года он был вынужден добровольно уйти в отставку, однако при этом ему был пожалован чин полковника запаса армии.
Инициированная скандальными публикациями проверка подтвердила полную невиновность оклеветанного высокопоставленными интриганами офицера. Так, командир Отдельного корпуса жандармов в своем письме под исходящим № 319 от 6 мая 1912 года в комиссию Государственной Думы официальном указал, что «каких либо сведений по обвинению подп. Мясоедова в шпионстве как в Корпусе жандармов, так и в Департаменте полиции, как то видно из письма директора Департамента полиции Белецкого от 4 мая № 10p634, не имеется».
В свою очередь Главный военный прокурор установил, что «подп. Мясоедов никакого доступа к секретным сведениям Гл. Упр. Ген. штаба и Гл. штаба не имел и поручений по политическому сыску на него никогда не возлагалось».
В результате (вновь цитата по тексту мемуаров бывшего жандармского генерал-майора Александра Спиридовича) «16 мая в газетах появилось подробное, по этому делу, сообщение и был сделан доклад Его Величеству. Так была вскрыта вся гнусность интриги члена Гос. Думы Гучкова. Он оказался патентованным клеветником и лгуном.
Обнаружилась при расследовании и некрасивая роль генерала Поливанова. Оказалось, что он осведомлял о намерениях Сухомлинова Гучкова и не раз передавал в Думскую комиссию документы, которые брал негласно у военного министра, пользуясь своим положением. По докладу Его Величеству, он был удален от должности за назначением членом Государственного Совета.
Тем не менее, грязная клевета интригана А.И. Гучкова сделала свое дело. Вокруг имен Сухомлинова и Мясоедова остался нехороший налет. Между ними отношения испортились, они перестали видеться».
С началом 1-й Мировой войны полковник запаса армии Сергей Мясоедов был призван в ополчение как пехотный офицер, однако после его же собственных ходатайств, направленных в адрес военного министра генерала Сухомлинова, 9 ноября 1914 года вступил в должность переводчика штаба 10-й армии Северо-Западного фронта. 10-я армии, напомним, вела тогда боевые действия на территории Восточной Пруссии, в районе Мазурских озер. С этого момента он – непосредственный участник целого ряда спецопераций, успешных осуществленных военной разведкой 10-й армии в тылу противодействующих кайзеровских войск. По утверждению отдельных исследователей, полковник Мясоедов фактически являлся начальником агентурной разведки 10-й армии. Однако вместе с тем в этот же период печально прославился фактами мародерства, которые совершал в поспешно оставленных хозяевами восточнопрусских помещичьих усадьбах.
В ночь с 18 на 19 февраля 1915 года полковник Мясоедов был арестован на основании сфабрикованных военной контрразведкой материалов и обвинен в шпионской деятельности в пользу Германии. Он, как утверждают очевидцы, «был пойман на месте преступления. Пока владелец мызы разглядывал переданные полковником секретные документы, один из переодетых офицеров как бы нечаянно вошел в комнату и схватил Мясоедова за руки. Назвав себя, офицер объявил изменнику об аресте».
Несмотря на полное отсутствие улик, был поспешно предан суду, который приговорил его к смертной казни через повешение. Казнен в стенах Ковенской крепости 19 марта 1915 года. К смертной казни также были приговорены его жена – Клара Мясоедова и партнер по бизнес – один из братьев Фрейбергов. Позже женщине казнь заменили пожизненной ссылкой в Сибирь, а Фрейберг был-таки повешен.
Вновь свидетельство от бывшего жандармского генерал-майора Александра Спиридовича: «Идя на казнь по коридору крепости, Мясоедов зашел в уборную и пытался перерезать горло стеклом от пенснэ. Стража помешала это сделать. Через пять с половиной часов после объявления приговора Мясоедова казнили.
Совершилась одна из ужасных судебных ошибок, объясняющаяся отчасти обстоятельствами военного времени, а главным образом политической интригой. Никаких данных уличающих Мясоедова в измене, кроме вздорного оговора подпоручиком Колаковским, поступившим к немцам на службу по шпионажу, – не было.
С Мясоедовым расправились в угоду общественному мнению. Он явился искупительной жертвой за военные неудачи Ставки в Восточной Пруссии. Об его невиновности говорили уже тогда. «Нехороший он человек» – говорил один, принимавший участие в деле генерал, «но изменником не был, и повесили его зря».
Такой же точки зрения придерживался и знаменитый российский академик из города на Неве Дмитрий Лихачев: «Государь достоверно знал, что Мясоедов не был ни шпионом, ни просто предателем, но под давлением общественного мнения, обвинявшего государыню в симпатиях к немцам, из трусости подтвердил смертный приговор суда. Государь очень мучился этим и все дальнейшие несчастья считал Божьим наказанием за свое малодушие».
А в завершение цитата уже из воспоминаний бывшего начальника австрийской военной разведки М. Ронге: «Русское шпионоискательство принимало своеобразные формы. Лица, которые были ими арестованы и осуждены, как, например, жандармский полковник Мясоедов, Альтшуллер, Розенберг [подельники полковника], председатель Ревельской военной судостроительной верфи статс-секретарь Шпан, военный министр Сухомлинов и др., не имели связи ни с нашей, ни с германской разведывательной службой»…
Юрий РЖЕВЦЕВ.

НА АРХИВНОМ СНИМКЕ: Сергей Мясоедов еще в обер-офицерских чинах. http://i037.radikal.ru/1207/18/a787677cbd13.jpg
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #30 : 10 Сентябрь 2012, 15:50:59 »
Александр Христофорович Бенкендорф: http://s52.radikal.ru/i138/1209/8d/8c9d361cc9d8.jpg

Из досье еженедельника МВД России «Щит и меч»

ПРОСЛАВИЛИСЬ КАК… СПЕЦНАЗОВЦЫ!
Малоизвестный факт: имена родных братьев генерала от кавалерии Александра Христофоровича Бенкендорфа (1783-1844) и генерал-лейтенанта Константина Христофоровича Бенкендорфа (1785-1828) внесены в недавно созданную под эгидой военной разведки Энциклопедию спецназа России. И они здесь оглашены наравне с легендарным Денисом Давыдовым! Таким образом, наконец-то официально признано, что будущий шеф жандармов и его младший брат - прославленные герои-партизаны Отечественной войны 1812 года! Советская историография по понятным причинам боевые заслуги братьев Бенкендорф замалчивала. Правда же такова: на момент вторжения наполеоновских полчищ в пределы Российской империи старший из братьев Бенкендорфов, Александр Христофорович, уже являлся полковником русской армии, кавалером ордена Святого Георгий 4-й степени. За его плечами было участие в многочисленных баталиях, а также опыт командования на греческом острове Корфу туземным легионом. Успел он проявить себя и на военно-дипломатическом поприще, то есть на ниве агентурной военной разведки.
А вот Константин Христофорович же служил по ведомству иностранных дел и был близок к императорскому Двору, о чем свидетельствует Высочайше дарованный ему придворный чин камергера. С началом наполеоновского вторжения он добровольно ушел в армию, где ему сразу были пожалованы эполеты майора.
Оба брата сражались с французскими захватчиками в рядах военного партизанского (он же - особый кавалерийский) отряда генерала от кавалерии барона Фердинанда Винцингероде и в данном качестве били врага под Смоленском и Москвой. Напомним, что этот особый кавалерийский отряд официально считается первым партизанским формированием Отечественной войны 1812 года, а сам Фердинанд Федорович - ее первым партизаном. Де-факто же это было соединение (боевой состав - драгунский и три казачьих полка) армейского спецназа! При этом старший из братьев Бенкендорфов, Александр Христофорович, командовал в нем авангардом!
27 июля 1812 года на Смоленщине этот самый авангард, ведомый в бой своим командиром, лихой атакой сбил пикеты неприятеля, преграждающие путь к только что оккупированному Велижу, за что Александр Бенкендорф в этот же день был удостоен эполет генерал-майора.
Во время боевых действий в тылу врага под Звенигородом и Спасском Александр Христофорович полноценно заменил собой временно выбывшего на “большую” землю генерала Фердинанда Винцингероде. В частности, под его руководством было проведено большое количество массированных нападений на коммуникации противника, что позволило только пленными захватить около восьми тысяч человек!
Начиная с 10 октября 1812 года и на протяжении некоторого времени, пока не добился отправки на фронт, генерал-майор Александр Бенкендорф исполнял обязанности коменданта покинутой французами Москвы…
При преследовании отступающих войск Наполеона находился в составе военного партизанского отряда, возглавляемого бывшим обер-полицмейстером Санкт-Петербурга генералом Павлом Голинищевым-Кутузовым. В ходе серии вылазок пленил трех генералов и свыше шести тысяч человек прочих чинов…
Не кланялся французским пулям и младший из братьев Бенкендорфов - Константин Христофорович. За свои боевые подвиги он последовательно был произведен в подполковники, полковники и генерал-майоры…
Впоследствии, уже в ходе русско-турецкой войны 1828-1829 годов, он, к слову сказать, вновь отличился как командир зафронтового спецназа: действуя в тылу неприятеля во главе легкого отряда, стремительными налетами парализовывал движения на коммуникациях, уничтожал базы продовольственного снабжения и обозы с оружием и боеприпасами…
Виктор БОРИСОВ,
активист работающего при “Щите и мече”
Клуба историков спецслужб.

Константин Христофорович Бенкендорф: http://s019.radikal.ru/i600/1209/9e/f65275459ed5.jpg
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #31 : 14 Сентябрь 2012, 11:47:24 »
ПЕРВЫЙ ПАВШИЙ ОФИЦЕР В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1812 ГОДА – ПРАПОРЩИК ВНУТРЕННЕЙ СТРАЖИ
На рассвете 12 июня (по старому стилю) 1812 года войска Наполеона без объявления войны форсировали Неман и вторглись в пределы России. Армия Наполеона, которую он сам называл «Великой армией», насчитывала свыше 600 тысяч человек. Главные силы были развернуты в два эшелона. Первый состоял из трех группировок, правое крыло во главе с Жиромом Бонапартом двинулось на Гродно.
Однако беспрепятственно продвигаться им по российской земле не удавалось. Передовые части противника повсюду натыкались на активное сопротивление, которое оказывали им не только военные, но и гражданские власти.
Подразделения внутренней стражи также принимали непосредственное участие в боях. Первыми приняли бой солдаты и офицеры Гродненского внутреннего гарнизонного батальона, который входил во 2-ю бригаду полковника Шица 4-го округа внутренней стражи. В его составе было немало ветеранов, имевших боевой опыт. Так, из 108 человек Гродненской штатной роты только 18 не участвовали в боях и сражениях.
28 июня вплотную к городу подошли по белостокской дороге передовые части 8-го вестфальского корпуса французов, а со стороны г. Августова через деревню Лососну – авангард 5-го польского корпуса и заняли предместье Занеманский форштадт.
Вместе с отрядом Платова, состоявшим из казачьих полков, занявшим оборону на правом берегу Немана, отражала атаки неприятеля и команда Гродненского батальона во главе с прапорщиком Николаем Ивановичем Ившининым (по другим данным – Ившиным), который 30 июня в бою при уничтожении плавучего моста противника пал смертью храбрых. Он стал первым русским офицером, погибшим в Отечественной войне 1812 года.
Платов, видя «невозможность задержать неприятеля, не имея пехоты, кроме слабого и не имевшего порядочных ружей Гродненского батальона», приказал сжечь мост и оставить город. Гродненскому батальону с транспортами, «с казенными вещами, оружием и оного ж батальона с больными, в гродненском госпитале находившимися, главною аптекою и прочим» приказано было следовать на Щучин, Белицу, Новогрудок, Кареличи, Турец, Мир, Новый Свержень, Камелу, Кайданов и Минск. Но по причине занятия Минска противником отряды направились из Новогрудка к Бобруйску и далее в Чернигов, куда и прибыли благополучно в середине июля.
Василий ПАНЧЕНКОВ,
пресс-служба Главкомата ВВ МВД России.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #32 : 16 Ноябрь 2012, 10:36:31 »

Из досье еженедельника МВД России «Щит и меч»

ПОЛИЦЕЙСКУЮ СЛУЖБУ ЗНАЛ ПРОФЕССИОНАЛЬНО!
Рожденная в 1852 году Якутская область по своей общей площади – 3,5 млн. кв. верст – составляла седьмую часть Российской империи. Однако на рубеже XIX-XX веков на этой огромной территории проживало всего на всего чуть больше 269 тысяч человек.
Несмотря на то, что под надзором полиции ежегодно состояли сотни и тысячи находящихся здесь на поселении политических ссыльных, полицейский аппарат Якутии был крайне и крайне малочисленным. Например, к началу 1-й Мировой войны Якутская городская полиция имела тридцать одну штатную единицу, а вся Якутская область – шестьдесят девять. Правда, трудиться с особым рвением чиновников подстегивали «северные» льготы. Так, год службы здесь засчитывался за три и таким образом через двенадцать лет любой чиновник получал право выйти на полную государственную пенсию. Плюс, о чем нельзя умолчать, – часть полицейских функций была возложена на плечи местных казаков, в том числе и конвоирование заключенных по всему 1500-километровому Иркутско-Якутскому тракту.
Особенно большой вклад в дело укрепления правопорядка в Якутии внес назначенный 19 декабря 1906 году сюда губернатором статский советник Иван Иванович Крафт (впоследствии – действительный статский советник по чину). Этот видный государственный деятель царской России родился 1859 году в белорусском Витебске, но детство и юность его прошли на берегах Енисея. Начиная с 1882 года, службу он проходил в структурах отечественного МВД, в том числе и в полицейских подразделениях Восточной Сибири. В Якутск он прибыл прямо из столичного Санкт-Петербурга, где до этого момента занимал высокий пост в центральном аппарате Министерства внутренних дел.
Возглавив область, Иван Иванович жестко потребовал от полицейских и прочих чиновников порядочности, исполнительности и внимательного отношения к жалобам и просьбам лиц любого сословия.
С нерадивыми подчиненными он не церемонился. В частности, за пьянство и грубость им были уволены полицмейстер Якутска Полховский и заседатели Калягин и Горчаков. На скамью подсудимых за казнокрадство сели полицмейстер Дядин, полицейский пристав Попов, заседатель второго участка Верхоянского округа Люта, письмоводитель Эльгетской управы Праздников и два старосты: Октемского наслега Западно-Кангалаского улуса – Пестерев и Мегинского наслега Мархинского улуса – Мартынов.
А верность долгу заслуженно поощрял. Вот фамилии не раз отмеченных им наградами и похвалой полицейских чиновников. Это: среди полицмейстеров – Климовский, Колымский Плеровский и Рубцов; среди полицейских исправников – Березкин, Богачевский, Бубякин, Виконецкий, Говоров, Дунаев Иванов, Казанцев, Карамзин, Карпов, Медведев, Олесов, Ходалеевич, Попов, Припузов и Шахурдин.
Губернатором был установлен строгий график отчетности перед ним руководящих чиновников полиции. Порою, не удовлетворяясь рапортами и заключениями, запрашивал материалы дознания, чтобы лично вникнуть в детали, строго следил, чтобы выносимые решения и приговоры были законными и справедливыми.
Губернатор Крафт немало способствовал развитию независимой прессы. Он же существенно улучшил условия содержания заключенных и ссыльных. Кроме того, стараниями Ивана Ивановича в Якутии появились телефон, телеграф, кинематограф, электричество, что, в том числе, положительно сказалось на действенности работы оперативных служб и, прежде всего, полиции.
Как гласят архивные источники, не чурался этот штатский генерал заниматься даже такими, казалось бы, мелкими вопросами, какими по своей сути являлись разбирательства по фактам потери оружия служивыми казаками и нижними чинами полиции.
В память о заслугах губернатора Ивана Крафта перед Якутией ему в октябре 2001 года на площади Дружбы республиканского центра был установлен памятник…
Александр ЯРКОВОЙ,
кандидат исторических наук,
полковник милиции в отставке.
Республика Саха (Якутия)


НА АРХИВНЫХ СНИМКАХ: Якутский губернатор Иван Крафт; полицейские чины дореволюционной Якутии.

http://s51.radikal.ru/i134/1211/b3/4baf79c75e26.jpg
Записан

Платунов Евгений

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5 429
  • Платунов Евгений Владимирович
Re: Из истории русской полиции
« Reply #33 : 03 Декабрь 2012, 15:03:51 »
«10 сего февраля [1906 г.] в с. Буланихе Бийского уезда покончил жизнь самоубийством полицейский урядник 4 участка 1 стана Бийского уезда М. Д. Попугаев. В должности урядника Попугаев состоял с 1 апреля 1903 года, служебные обязанности исполнял с большим усердием и аккуратностью, не щадя ни здоровья ни даже своей жизни, отличался безукоризненной честностью и особым умением по раскрытию преступлений, обнаружению виновных и розыску похищенного. <...>
Причиной самоубийства Попугаева послужила совершенная в ночь с 21 на 22 января сего года в с. Загайновском, Бийской волости, кража из лавки местного торговца Андрея Масунова товара на сумму 1500 р. Узнав об этой краже в день совершения и заподозрив в совершении ее К., проживающего в другом участке, Попугаев немедленно отправился туда, по дороге нашел несколько кусков утерянного злоумышленниками ситца <...>. При производстве розысков похищенного и производстве дознания, толпа из подонков местных жителей набросилась на урядника Попугаева, избила его, почему он был отправлен в городскую больницу на излечение <...>. Попугаев душевно страдал, так как ему не пришлось найти похищенное и передать в руки правосудия виновных, а более всего потому, что в нанесении ему побоев участвовали и местные жители, вовлеченные по своему невежеству отдельными преступными личностями на причинение обиды ему, всю свою жизнь трудившемуся на пользу ближнего. У Попугаева осталась жена, семь человек детей в возрасте от 1 до 10 лет и престарелые отец с матерью <...> »
- Томские губернские ведомости, 1906. 15 марта.

Опубликовано полностью на 3-й полосе номера газеты ("По губернии") - http://elib.ngonb.ru/jspui/bitstream/NGONB/13682/2/20.pdf
« Последнее редактирование: 03 Декабрь 2012, 15:25:09 от Платунов Евгений »
Записан
Страниц: 1 [2]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »