Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Прикрытие госграницы частями РККА на участке ПВ НКВД БССР  (Прочитано 61066 раз)

Саперный сержант

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 39
  • Дмитрий Николаевич Егоров
Почему гаубиц 18? Что за штат такой?

Давайте будем обсужадть штаты артиллерийского полка 128-й стрелковой дивизии. Нет проблем, но мы прекрасно знаем о том, что каждый штат соединения индивидуален, тем более для частей и соединений, дислоцированных в районах Прибалтики. Для начала документ, который свидетельствует, что к 5 июля 1941 года от 128-й стрелковой дивизии практически осталось только название.   
Серия «Г» 


Копия:  Командующему 27-й армией
Командиру 24-го стрелкового корпуса
Начальнику Генерального Штаба Красной Армии
БОЕВОЕ РАСПОРЯЖЕНИЕ № 017. ШТАБ СЗФ НОВГОРОД
5.7.41 19.25
Карта 500 000
          Первое. Проверкой установлено, что части 128-й стрелковой дивизии по состоянию на 5.7.41 г. не представляют собой сколоченной боевой единицы, не обеспечены материально и в связи с этим не в состоянии выполнить приказ фронту: «Занять и удерживать для обороны данную ей полосу». 
          Командующий войсками фронта ПРИКАЗАЛ: 
          На место 128-й стрелковой дивизии посадить 183-ю стрелковую дивизию, усилив ее за счет 128-й стрелковой дивизии как личным составом, так и вооружением. 
          Остатки 128-й стрелковой дивизии вывести в район, намеченный [для] 183-й стрелковой дивизии, где на базе их сформировать соединение. 
          Исполнение донести по телеграфу.
 
Начальник штаба Северо-Западного фронта
генерал-лейтенант Н. Ватутин 

Заместитель начальника Оперативного отдела
полковник Рубцов 

5.7.41 г. 20.40
(ЦА МО Ф. 221, оп. 2467сс, д. 40, л. 258.)
12.11.2011 г. Александр Слободянюк 
« Последнее редактирование: 12 Ноябрь 2011, 20:12:01 от Александр Слободянюк »
Записан

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 103
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
А использовались ли в приграничных областях тогда фальштехника, фальшартиллерия, в т. ч. зенитная, и т. п.? Должны проходить отдельным делопроизводством. Как-то это точно должно было быть оформлено документально.
Записан
Будьте здоровы!

Саперный сержант

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 39
  • Дмитрий Николаевич Егоров
Что-то мне ваша манера вести дискуссии не нравится. Я задал вопрос "Есть штат ГПД СД, в котором 18 гаубиц?", вы вместо ответа по существу начинаете лепить горбатого. Если вы не спец по артиллерии, да Ради Бога, я поищу его и наверное найду. Написали бы "Не знаю", было бы проще.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 153
  • Ржевцев Юрий Петрович
Коллеги, давайте обходится без резкостей в адрес друг друга...
Записан

Саперный сержант

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 39
  • Дмитрий Николаевич Егоров
Да я думал, что действительно что-то где-то упустил. А посмотрел штаты - 12 гаубиц на дивизион, тяга - 15 тягачей (3 в резерве). Вряд ли дивизии в Литве имели какие-то увеличенные по матчасти артиллерии штаты. Извиняюсь, если погорячился.
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 059
Да я думал, что действительно что-то где-то упустил. А посмотрел штаты - 12 гаубиц на дивизион, тяга - 15 тягачей (3 в резерве). Вряд ли дивизии в Литве имели какие-то увеличенные по матчасти артиллерии штаты. Извиняюсь, если погорячился.
Еще раз хочу обратить внимание, что по каждой дивизии РККА были особенности штата, несмотря на то, что действительно академический штат артдивизиона был из трех батарей по 4 орудия и подразделения боевого управления и обеспечения. Однако в 11-й армии, в связи с тем, что в распоряжение ей досталось около двух сотен арторудий в кажую дивизию были выделены по несколко десятков гаубиц и противотанковых орудий австрийского и чешского производства калибра 47 мм, 7 см, 107 мм и т.д. Надо разбираться. Поэтому я считаю, что орудий в артчастях 11-й армиях было больше. Но надо опираться на данные о фактическом составе 128-й сд на 22.6.41 г. Такими данными я пока не располагаю. Если у Вас имеются, покажите. Резкости в обсуждении таких вопросов не является показателем творческого подхода к делу.
Александр Слободянюк
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 059
А использовались ли в приграничных областях тогда фальштехника, фальшартиллерия, в т. ч. зенитная, и т. п.? Должны проходить отдельным делопроизводством. Как-то это точно должно было быть оформлено документально.
Добрый день!
Что я хочу сказать в ответ на Ваш вопрос. Дело в том, что боевые документы, которые включены в оборот не содержат обязательных разделов документов боевого управления, которые вытекают из Боевых уставов, а именно организация скрытого управления войсками, связи и взаимодействия в ходе боя, операции, а также маскировки. Как и нет зачастую, где располагается КП, ЗКП, ВПК и т.д.
Конечно же, маскировка позиционных районов войск и тем более позиций артиллерии, танковых подразделений и т.д. имели место. Правда документально пока это не подтверждается.
Александр Слободянюк
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 059
В продолжение начатого разговора. Возможно следует обратить внимания на некоторые интересные воспоминания, оставленные нам участниками тех далеких событий:
ВИЖ №5 1989 года. ИЗ ПрибОВО, « Генерал-полковник П.П. Полубояров (бывший начальник автобронетанковых войск ПрибОВО). 16 июня в 23 часа командование 12-го механизированного корпуса получило директиву о приведении соединения в боевую готовность. Командиру корпуса генерал-майору Н.М.Шестопалову сообщили ою этом в 23 часа 17 июня по его прибытии и- 202-й моторизованной дивизии, где он проводил проверку мобилизационной готовности. 18 июня командир корпуса поднял соединения и части по боевой тревоге и приказа вывести их в запланированные районы. В течетие 19 и 20 июня это было сделано.
   16 июня распоряжением штаба округа приводится в боевую готовность и 3-й механизированный корпус (командир генерал-майор А.В.Куркин), который в такие же сроки сосредоточился в указанном районе. 1953 года».
   Полностью совпадают и сведения другим генералом: «Генерал-лейтенант П.П. Собенников (бывший командующий 8-й армией). Утром 18 июня 1941 года я с начальником штаба армии выехал в приграничную полосу для проверки хода оборонительных работ в Шяуляйском урепленном районе. Близ Шяуляя меня обогнала лгковая машина, которая вскоре остановилась. Из неё вышел генерал-полковник Ф.И.Кузнецов. Я также вылез из машины и подошел к нему. Ф.И. Кузнецов отозвал меня в сторону и взволновано сообщил, что в Сувалках сосредоточились какие-то немецкие механизированные части. Он приказал мне немедленно вывести соединения на границу, а штаб армии к утру разместить на командном пункте в 12 км юго-западнее Шяуляя.
Командующий войсками округа решил ехать в Таураге и привести там в боевую готовность 11-й стрелковый корпус генерал-майора М.С. Шумилова, а мне велел убыть на правый фланг армии. Начальника штаба армии генерал-майора Г.А.Ларионова мы направили обратно в Елгаву. Он получил задачу вывести штаб на командный пункт
К концу дня были отданы устные распоряжения о сосредоточении войск на границе.
Утром 19 июня я лично проверил ход выполнения приказа. Части 10-й, 90-й и 125-й стрелковых дивизий занимали траншеи и дерево-земляные огневые точки, хотя многие сооружения не были еще окончательно готовы. Части 12-го механизированного корпуса в ночь на 19 июня выводились в район Шяуляя, одновременно на командный пункт прибыл и штаб армии
Необходимо отметить, что никаких письменных распоряжений о развертывании соединений никто не получал. Все осуществлялось на основании устного приказания командующего войсками округа. В дальнейшем по телефону и телеграфу стали поступать противоречивые указания об засеке, минировании и прочем. Понять их было трудно. Они отменялись, снова подтверждались и отменялись. В ночь на 22 июня я лично получил приказ от начальника штаба округа генерал-лейтенанта П.С. Кленова отвести войска от границы. Вообще всюду чувствовалась большая нервозность, боязнь спровоцировать войну и, как следствие, возникала несогласованность в действиях. 1953 год». «Генерал-лейтенант В.И.Морозов (бывший командующий 11-й армией). Как известно, в 1940 году были начаты организация и строительство укрепленных районов. Командиры дивизий привлекались к рекогносцировкам тех районов, в которых предполагалось им действовать
Укрепления строились дивизиями в своих полосах обороны. Поэтому командиры полков и батальонов их хорошо знали. Кроме того, на местности со штабами корпусов, дивизий и полков неоднократно проводились занятия. Их тематика и характер вытекали из проигрования вариантов действий на случай войны.»

   Командные пункты фронтов и армий выводились на оборудованные командные пункты. Начальник штаба 8-й армии ПрибОВО генерал Г.А.Ларионов 1 июня 1941 года распорядился: «Оперативную группу штаба армии перебросить на КП Бубяй к утру 19 июня….Выезд произвести скрытно отдельными машинами.…» (ЦА МО ф.344, оп.5544, д.1, л.16. Подлинник) – ВИЖ 1989 год, №5 с.46.    
   Из Директивы ПрибОВО от 12 июня 1941 года о выводе 23-й стрелковой дивизии для повышения боевой готовности»: «                                           Совершенно секретно
14 июня 1941 года №00218                                                           Командиру 23-й сд
                        Копия: Командующему 11-й А
            ПРИКАЗЫВАЮ:
   1.23 сд вывести и расположить на стоянку в лесах юго-восточнее КАУНАС. Точно районы для полков обрекогносцировать и определить в течение 14 и 15.6;…..» (ЦА МО, ф.140, оп.13000, д.4, л.5). Следовательно речь идет о новых районах, которые не были известны командиру дивизии и командирам частей в его подчинении.
   «Генерал-полковник М.С.Шуимилов (бывший командир 11-го стрелкового корпуса 8-й армии ПрибОВО). Войска корпуса начали занимать оборону по приказу командующего армией с 18 июня. Я отдал приказ только командиру 125-й стрелковой дивизии и корпусным частям. Другие соединения также получили устные распоряжения через офицеров связи армии. Об этом штаб корпуса был извещен. Боеприпасы приказывалось не выдавать. Разрешалось только улучшать инженерное оборудование обороны. Однако 20 июня, осознав надвигающуюся опасность, я распорядился выдать патроны и снаряды в подразделения и начать минирование отдельных направлений. 21 июня в штабе корпуса находился член военного совета округа, который через начальника штаба приказал отобрать боеприпасы. Я запросил штаб армии относительно письменного распоряжения по этому вопросу, но ответа не получил. 1952 год.»
«Полковник С.М.Фирсов (бывший начальник инженерных войск 11-й армии). 20 июня начальники отделов и управлений армии были собраны у начальника штаба генерал-майора И.П.Шлемина, который объявил о выходе в ночь на командный пункт. Нас предупредили, что мероприятие проводится в учебных целях. Привести инженерные части в боевую готовность не разрешили. Тем не менее командование не возражало против минирования участков на государственной границе при условии, если я сам буду нести ответственность за эти действия. Начал работу. Однако на следующий день меня вызвали к начальнику штаба армии, где ознакомили с телеграммой из округа. «Командующий войсками округа, - указывалось в ней, - обращает внимание командующего 11-й армией на самовольные действия начальника инженерных войск армии подполковник Фирсова, выразившегося в в снятии с оборонительных работ двух саперные батальонов и в постановке им задачи по проведению минирования на границе. Командующий округом объявляет подполковнику Фирсову выговор и приказывает батальоны вернуть, а работы по минированию не проводить. 8 октября 1955 года».
И последнее: «Генерал-лейтенант В.И. Морозов (бывший командующий 11-й армии). На основании устных распоряжений командующего войсками округа соединения 11-й армии выходили на подготовленный рубеж обороны. Делалось это под видом усовершенствования полевых укреплений. На границе находились по одному полку от каждой дивизии, усиленному, как правило, артиллерийским дивизионом. В начале июня была произведена замена одних полков другими. В начале июня 1941 года дивизии в своих районах имели развернутые командные пункты, на которых постоянно дежурили офицеры. 1952 год.».
«Генерал-лейтенант И.П.Шлемин (бывший начальник штаба 11-й армии). Ни о каком распоряжении о выводе войск на государственную границу не помню. По всей видимости, его не было, так как 28-я и 33-я стрелковые дивизии находились в непосредственной близости от неё, а 5-я ….в лагере (в 30-35 км от границы). Во второй половине июня под предлогом выхода в полевой лагерь в районе Ковно сосредоточилась 23-я стрелковая дивизия из Двинска. В июне, числа 18-20, командиры пограничных частей обратились в штаб армии с просьбой оказать им помощь в борьбе с диверсантами, проникающими на территорию Литвы. В связи с этим было принято решение под видом тактических учений дивизиям занять оборону на своих участках и выдать бойцам на руки боеприпасы, которые, однако, командующий войсками округа приказал отобрать и сдать на дивизионные склады. Таким образом, к 20 июня три стрелковые дивизии заняли оборону с задачей прочно удерживать занимаемые рубежи в случае нападения противника. 16 мая 1952 года»
Таким образом, у командующего 11-й армии ПрибОВО В.И.Морозова и начальника штаба генерал-майора И.П. Шлемина не было никаких оснований для их издания директивы №005/оп от 20.6.41 г.и №01 от 21.6.41 г.  в отношении 128-й стрелковой дивизии и 16-го стрелкового корпуса.
Как представляется, директивы 11-й армии, которые в Германском Военном архиве назвали «трофейными» не находят своего подтверждения в выше приведенных  воспоминаниях участников тех дней.  И кроме этого, артиллерийский дивизион гаубичного артполка должен был стать усилением ни для стрелкового батальона, а стрелкового полка!!! Но почему-то в «трофейной» директиве - усиливают стрелковый батальон?
Все директивы на уровне Округа – Фронта – Армии – дивизии – полка отдавались только УСТНО и никаких боевых документов не издавалось.
14.11.2011 г. Александр Слободянюк


« Последнее редактирование: 14 Ноябрь 2011, 22:44:23 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 059
В действительности командующий войсками ПрибОВО генерал-полковник Кузнецов 22 июня 1941 года не более чем за 3 часа до нападения немецких войск, отправил в войска округа директиву, текст которой шифровальщики штабов армией и корпусов доложили своим командующим уже только за час, в лучшем случае полтора до начала войны…В ней сообщалось: «В течение ночи на 22.6.41 г. скрытно занять оборону основной полосы. В предполье выдвинуть полевые караулы для охраны дзотов, а подразделения, назначенные для предполья, иметь позади. Боевые патроны и снаряды выдать.
В случае провокационных действий немцев огня не открывать. При полетах над нашей территорией немецких самолетов не показываться (и) до тех пор, пока самолеты противника не начнут боевых действий, огня по ним не открывать.
В случае перехода в наступление крупных сил противника разгромить его.
Противотанковые мины и малозаметные препятствия – ставить немедленно».
Главные силы 11-й армии располагались в нескольких километрах от границы, поэтому они просто не успели занять предназначенные и оборудованные ими полосы оборонительных рубежей. Они были вынуждены с марша вступать в бой с противником, прорвавшимся через государственную границу на советской территории. Занять оборону и провести другие мероприятия, указанные в директиве командующего Северо-Западным фронтом смогли только те немногие соединения, которые дислоцировались в пограничной зоне.
В качестве примера, командир 16-го стрелкового корпуса 11-й армии генерал-майор Иванов Михаил Михайлович за два дня до начала войны провел необходимые мероприятия вытекающие из требований известных всем нам Директив НКО и ГШ КА от 12-14  и от 18-19 июня 1941 года. Дивизии корпуса дислоцировались в 20-40 км от границы. Командир корпуса приказал выдвинуть на огневые позиции часть артиллерии и выдать со складов боеприпасы. Таким образом, дежурные батальоны, находившиеся в приграничных укрепления, были в какой-то мере обеспечены артиллерийской поддержкой. Это сказалось в первые же часы войны. Особенно стойко дралась 33-я стрелковая дивизия генерал-майора К.А. Железнякова. Начальником её артиллерии был полковник Г.А. Александров – отличный специалист своего дела (с ним мы прошли всю войну, которую он закончил генерал-майором, командующим артиллерии 4-й Ударной армии). Еще 20 июня Александров по приказу комдива вывел легкий пушечный полк к границе и развернул в боевой порядок вдоль шоссе на Каунас. Вечером 21 июня они с генералом Железняковым приехали на командный пункт дивизии. На рассвете, как только фашисты перешли границу, их встретил дружный огонь дежурных баатльонов, поддержанных пушечным огнем. Все атаки противника были отбиты, передовые батальоны удерживали оборонительную полосу до похода главных сил дивизии…»
Отсюда - (Хлебников Н. М. «Под грохот сотен батарей», М. 1974 г., гл. «Страна вступает в бой. Накануне». Размещено на сайте -- http://militera.lib.ru/memo/russian/hlebnikov_nm/05.html )
   Это к тому, что если бы в действительности, подобное было осуществлено в оборонительной полосе 128-й стрелковой дивизии и были реализованы мероприятия, которые содержались в обсуждаемых нами директивах 11-й армии, то я не ошибусь, что генерал-полковник артиллерии Хлебников Н.М. обязательно описал бы в своем замечательном исследовании боевой деятельности советских артиллеристов перед началом и в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., этот достойный эпизод.    Что было в действительности мы знаем : «На 21 июня 1941 года занимает район Лозьдзее, Сэрзе, Симно. Штаб дивизии располагался лес в 5 километров западнее Сэрзе. Собственно на границе развернулись только 2-й батальон 374-го стрелкового полка и 741-й стрелковый полк. 292-й артиллерийский полк расположился на подступах к Сэрзе. Разведывательный батальон находился намного восточнее Сэрзе.
Попав под удар войск 3-й танковой группы ( около 600 танков) вместе с одним полком из 188-й стрелковой дивизии на 50-километровом участке и на 9час. 35 мин. 22 июня 1941 года дивизия пропала. Известно, что она большей частью была окружена, точных сведений о её состоянии не было. В общем, в боевых сводках конца июня 1941 года повторяется фраза «положение неизвестно». Как ничего неизвестно и о том, что накануне войны здесь выделялся на усиление 2-го стрелкового батальона 374-го стрелкового полка дивизион Н-го гаубичного артиллерийского полка 128-й стрелковой дивизии!
   Командиром 2-го батальона первым принявшим удара фашистских полчищ на рассвете 22 июня 1941 годы был капитан Федоров Гавриил Яковлевич 1902 года рождения, его заместитель лейтенант Донцов Михаил Яковлевич, адъютант старший (по современному - начальник штаба) младший лейтенант Сураев Даниил Павлович. По данным ОБД о потерях личного состава 481-го гаубичного артиллерийского полка 128-й дивизии, павших в боях в первый день войны в районе батальонного опорного пункта 374-го полка сведений нет.
   Я не артиллерист по военной специальности, но в объеме общевойсковой подготовки, которую я имею, смею утверждать, что гаубичная артиллерия должна была иметь огневые позиции во втором эшелоне дивизии, как правило, за обратными скатами высот, скрытых от наблюдения противником. Для корректировки огня её орудий, на ротных и батальонных НП и КП обычно располагаются подразделения артиллерийской инструментальной разведки для определения координат целей и их передачи на огневые позиции гаубичных артиллерийских дивизионов и батарей, а также корректировки огня в ходе боя. Орудия этого артполка составляли главную огневую мощь стрелковой дивизии, в обороне сосредотачивались на вероятном направлении главного удара противника для массированного огневого воздействия на него, т.е. должен вести огонь в полном составе артполка. В его составе предусматривалось иметь один дивизион 122-мм гаубиц 3 батареи по 4 орудия, два дивизиона 152-мм гаубиц 6 батарей по 4 орудия. Всего 36 орудий.
А вот легкий пушечный артиллерийский полк больше подходил для усиления огневой мощи стрелковый полков, его дивизионы были более подвижными и могли в случае необходимости совершать маневр в районе обороны дивизии. Это полк имел в своем составе один дивизион 76-мм пушек 3 батареи по 4 орудия, два дивизиона 122-мм гаубиц 6 батарей по 4 орудия. Всего 36 орудий.
Для выполнения задачи по усилению 2 стрелкового батальона 374-го СП 128-й стрелковой дивизии более подходил пушечный артдивизион 292-го легко-артиллерийского полка дивизии. Его пушки без проблем вписались бы в ранее созданную систему артиллерийского огня 2-го стрелкового батальона, состоящей из 45-мм орудий взвода противотанковых двух орудий (на конной тяге) и шести 82-мм ротных минометов 2-й минометной роты батальона. Значительно бы усиливал противотанковую оборону на этом направлении.
14.11.2011 г. Александр Слободянюк
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 059
Из Сборника документов  Народного Комиссара Обороны СССР и Генерального Штаба по теме:
Извлечение:
СОВ. СЕКРЕТНО
       ОСОБОЙ ВАЖНОСТИ
ПРИКАЗ
УПРАВЛЕНИЮ ПРИБАЛТИЙСКОГО ОСОБОГО ВОЕННОГО
ОКРУГА
№ 00229
18 июня 1941 г. гор. Рига
С целью быстрейшего приведения в боевую готовность театра военных действий округа ПРИКАЗЫВАЮ:
….5. Начальнику Автобронетанкового управления округа к 21.6.41 г. изъять из 22, 24 и 29-го [стрелковых] корпусов все танки иностранных марок и бронемашин. Совместно с начальником Артиллерийского управления округа вооружить их малокалиберной противотанковой артиллерией (там, где они ее не имеют) и передать по 45 танков и по 4 бронемашины 8-й и 11-й армиям, которым танки использовать для стационарной противотанковой обороны в противотанковых районах, а бронемашины – для обороны командных пунктов армий.
6. Начальнику штаба округа выработать штат обслуживания стационарных танковых батарей и бронемашин и после утверждения его мною сформировать необходимые команды.
7. Начальнику Артиллерийского управления округа совместно с командующими армиями прорекогносцировать районы расположения указанных выше батарей и пункты их дислокации.
 Командующий войсками                                                                                   Член Военного совета округа
округа генерал-полковник Кузнецов                                                              корпусный комиссар Диброва
                                                      Начальник штаба округа
                                                                 генерал-лейтенант Кленов
(ЦА МО Ф. 221, оп. 7833сс, д. 3, лл. 17-21).
   Подобное было сделано с артиллерией иностранного производства. Документ пока не найден.
                                                                                          Начальнику Генерального Штаба Красной Армии
Из ОПЕРСВОДКИ № 01 К 22.00 21.6.41 ШТАБ ПРИБВО ЛЕС 12 км
СЕВЕРО-ВОСТОЧНЕЕ ПАНЕВЕЖИС
Карта 500 000
Первое. Части и соединения Прибалтийского особого военного округа в пунктах постоянной дислокации занимаются боевой и политической подготовкой, выдвинув к государственной границе отдельные части и подразделения для наблюдения. Одновременно производится передислоцирование отдельных соединений в новые районы.
….Третье. Части 11-й армии к 17.00 21.6.41 г. занимают положение:
а) 16-й стрелковый корпус (штаб корпуса – лес 7 км юго-западнее ст. Козлова Руда):
5-я стрелковая дивизия (штаб дивизии – Лукше) – в Юровском лагере; ее три батальона на рубеже Жиле (10 км южнее Юрбург), Добишки, Пеншишки;
33-я стрелковая дивизия (штаб дивизии – 5 км юго-западнее Пильвишки) – в районе Вилькавишкис, Мариамполь; имеет три батальона на рубеже (иск.) Наумиестис, Боблавка;
188-я стрелковая дивизия (штаб дивизии – роща 14 км южнее Вилькавишкис) – в Юровском лагере; имеет три батальона на рубеже Вирбалис, Виштынец;
128-я стрелковая дивизия (штаб дивизии – лес 5 км западнее Сэрэе) занимает район Лозьдзее, Сэрэе, Симно;
б) 23-я стрелковая дивизия о ночь на 22.6.41 г. выступает из района Пагелижяй (20 км юго-западнее Укмерге) в район Андрушканцы для дальнейшего следования в район лесов южнее и юго-восточнее Каунас;
в) 126-я стрелковая дивизия в ночь на 22.6.41 г. выступает из Жнежморяй и следует в район лесов у Прены; …..
…..Начальник штаба
[Прибалтийского особого военного округа]
генерал-лейтенант П. Кленов
Заместитель начальника
Оперативного отдела штаба округа
полковник С. Киносян
(ЦА МО Ф. 221, оп. 2467сс, д. 39, лл. 60-68).

СОВ. СЕКРЕТНО
                                                                                                                     Народному комиссару обороны СССР
                                                                                                                     Командующему Западным фронтом
                                                                                                                     22.6.41 9.35
Крупные силы танков и моторизованных частей прорываются на Друскеники. 128-я стрелковая дивизия большею частью окружена, точных сведений о ее состоянии нет.
Ввиду того, что в Ораны стоит 184-я стрелковая дивизия, которая еще не укомплектована нашим составом полностью и является абсолютно ненадежной, 179-я стрелковая дивизия – в Сьвенцяны также не укомплектована и ненадежна, так же оцениваю 181-ю [стрелковую дивизию] – Гулбенэ, 183-я [стрелковая дивизия] на марше в лагерь Рига, поэтому на своем левом крыле и стыке с Павловым создать группировку для ликвидации прорыва не могу. Прошу помочь. Тильзитскую группировку противника буду бить контрударами: с фронта Телшяй, Повентис – 12-м механизированным корпусом, с направления Кейданы, Россиены – двумя дивизиями 3-го механизированного корпуса.
5-я танковая дивизия на восточном берегу р. Неман в районе Алитус будет обеспечивать отход 128-й стрелковой дивизии и прикрывать тыл 11-й армии от Литовцев, а также не допускать переправы противника на восточный берег р. Неман севернее Друскеники.
Командующий войсками                                                                                   Член Военного совета округа
округа генерал-полковник  Кузнецов                                                              корпусный комиссар Диброва
(.ЦА МО ф. 221, оп. 2467сс, д. 39, лл. 123-124).
ОСОБО СЕКРЕТНО
                                                                                                                     Народному комиссару обороны СССР
                                                                        26.6.41 20.35
Докладываю положение войск Северо-Западного фронта.
1. Противник продолжает окружение Либава.
2……
11-я армия – штаб и Военный совет армии, по ряду данных, пленен или погиб. Немцы захватили шифрдокументы. 5, 33, 188, 128-я стрелковые дивизии неизвестно в каком состоянии и где находятся. Много отставших и убежавших, задерживаемых [на] направлении Двинск. Много брошено оружия.
11-я армия не является организованным боеспособным соединением.
Командующий войсками                                                                                   Член Военного совета округа
округа генерал-полковник Кузнецов                                                              корпусный комиссар Диброва
                                                      Начальник штаба округа
                                                                 генерал-лейтенант Кленов
(ЦА МО Ф. 221, оп. 2467сс, д. 39, лл. 346-348)
15.11.2011 г. Александр Слободянюк
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 059
12.11.11
Немецкий отчет о штурме Брестской крепости
Публикацию переводов документов из Федерального военного архива Германии мы начинаем с отчета командования 45-й пехотной дивизии вермахта о штурме Брестской крепости. Высокие потери дивизии в ходе этой операции (1121 чел. убитыми и ранеными, что составляет 7% от её штатной численности) вызвали удивление и раздражение верховного командования - в обстановку "триумфального марша", с которого начался Восточный поход вермахта, они не вписывались. Уже 25 июня начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Ф.Гальдер делает в своем "Военном дневнике" такую запись: "Подтверждается, что 45-я пехотная дивизия, по-видимому, зря понесла в районе Брест-Литовска большие потери… Выяснить эффективность огня наших установок «Карл» [тяжелые артсистемы] по району Бреста. Расследовать действия 45-й пехотной дивизии в районе Бреста..."
Можно предположить, что в ходе этого "расследования" и был составлен приведенный ниже отчет.
Перевод выполнил Василий Ристо
BA-MA,  RH 20-4/192  (архивный фонд 4-й Армии вермахта)                     
 Секретно
 Копия
 45-я пехотная дивизия         Штаб-квартира дивизии 08.07.1941
 
Боевой отчёт о взятии  Брест-Литовска
 
    Задача дивизии, приложение сил и план артиллерийского огня исходят из приказа дивизии и приказа артиллерии (см. приложение)
 
22.06
 
      Артиллерийский план наступления был разработан не столько с расчётом на его действительное воздействие, как на его внезапность. Таким он должен был быть, так как, несмотря на многочисленные запросы дивизии, оснащение было недостаточным и артобстрел не мог быть долговременным с учетом необходимости использования морального воздействия огня тяжёлых реактивных миномётов (150-мм шестиствольный реактивный миномет "Небельверфер", прим. ред.). Так как тяжёлые реактивные миномёты должны были стоять заряженными на почти открытых огневых позициях (на расстоянии выстрела!), то было необходимо, чтобы они открыли огонь одновременно с началом наступления, и пехота под прикрытием их огня несколько минут спустя пошла в атаку. Было бы желательно вначале провести длительную аптподготовку и только потом открыть огонь тяжёлыми реактивными миномётами, но из-за опасности, что эти орудия с боеприпасами могли быть поражены огнём противника, эту мысль пришлось отставить.
      То, что тяжёлые реактивные миномёты не способны разрушить подвалы и другие укрытия крепости, было известно и неоднократно подчёркивалось командиром дивизии как особая слабость  артиллерийского воздействия.
      Распределение огня тяжёлых реактивных миномётов приблизительно соответствовало предложению командира 4-го полка тяжёлых реактивных миномётов  для особого применения, только комдив приказал сосредоточить больше огня на главном острове, чем было ранее предложено.
      Артиллерийское вооружение дивизии должно было вначале состоять - кроме дивизионной артиллерии (9 лёгких, 3 тяжёлых батареи) - только из тяжёлых реактивных миномётов (9 батарей пусковых установок, 2880 выстрелов) и двух 60-см орудий; последние из-за того, что они могли производить только один выстрел каждые 5 минут и из-за ограниченности поля обстрела могли лишь  короткое время участвовать в наступлении.
      Обоснованные этими аргументами просьбы об усилении артиллерии и личное вмешательство генерал-лейтенанта Хайнеманна (Heinemann), высокопоставленного артиллерийского командира 302-й (?), привели к тому, что дивизии были приданы 9 мортир (210-мм тяжелая гаубица, вес снаряда -113 кг прим. ред.) с небольшим числом обслуживающего персонала, так что дивизия за несколько дней до наступления создала из собственных сил слаженно работающий мортирный дивизион, а также действия командира артиллерии 27-й (?), который с честью выдержал испытания в тяжёлые дни наступления, командуя ведением огня. Кроме того, командир 12-го армейского корпуса перенёс на крепость огонь двух мортирных дивизионов, принадлежавших 31-й и 34-й дивизиям; достаточным это усиление всё же не было.
 
22.6
 
       Внезапность, которую оказали на русских огонь артиллерии и реактивных миномётов, а также очень энергично проведённое наступление пехоты, привели в начале к следующим результатам:
      1) Железнодорожный мост через р. Буг был взят в результате смелой вылазки, взывчатка удалена и мост вместе другим мостом меньшего размера обезопасены. Переход войск по железнодорожному мосту стал возможен.
      2) Наступление 130-го пехотного полка южнее крепости и города Брест-Литовска привело к тому, что до обеда были заняты неповреждёнными важные для прохода первой танковой колонны мосты через р. Мухавец юго-западнее и юго-восточнее города; штурмовые лодки 81-го сапёрного батальона, которые поднялись вверх по течению р. Мухавец, сыграли значительную роль при взятии мостов. Мосты удерживались против русских контрударов, в которых использовались танки, при этом 12 русских танков было уничтожено усиленным 130-м пехотным полком.
      3) Мост через р. Буг на южной окраине крепости был быстро наведен; кроме того 81-й сапёрный батальон под огнём противника построил 8-тонный временный мост на северной окраине крепости.
      Однако очень скоро (около 5.30 - 7.30) стало ясно, что позади наших прорвавшихся вперёд рот русские сформировались и начали очень упорно и стойко защищаться как стрелковым оружием, так и с использованием находящихся в крепости 35-40 танков и бронированных разведывательных машин; при этом выявилось, что они хорошо обучены снайперскому мастерству в стрельбе с деревьев, с крыш и подвалов и, достигая при этом большой скорострельности, вскоре причинили нам большие потери в офицерах и унтер-офицерах. Страх быть расстрелянным при взятии в плен - как комиссары учили солдат - вероятно очень способствовал решению защищаться до последнего.
      В ранние предобеденные часы стало ясно, что артиллерийская поддержка ближних боёв в крепости невозможна, так как наша пехота тесно переплелась с русской, и наши боевые порядки в сплетении построек, кустов, деревьев, развалин частью невозможно определить, а частью они даже отрезаны или окружены русскими очагами сопротивления. Многократные попытки действовать отдельными орудиями, танками и легкими гаубицами стрельбой прямой наводкой не удавались из-за недостаточного обзора и из-за угрозы поразить своих солдат и, кроме того, из-за большой толщины стен крепости.
      Также ничего не смогла сделать и проходившая после обеда мимо крепости батарея "штурмовых орудий" (самоходка на базе среднего танка с короткоствольной 75-мм пушкой, прим. ред), которую командир 133-го пехотного полка по собственной инициативе подчинил себе. Также и введение в бой новых сил 133-го пехотного полка (до этого резерв корпуса) на южном и на западном островах начиная с 13-15 не принесло изменения ситуации: там, где русские изгонялись, выкуривались из подвалов, домов, канализации и других закоулков, появлялись новые и стреляли превосходно, так что наши потери увеличивались.
      Для уничтожения русских танков, которые могли прорваться из крепости в сторону города и для зачистки города севернее северного острова в сторону ж/д станции (северо-западнее города Брест-Литовска) был выведён 45-й истребительно-противотанковый дивизион (без одной роты - она была придана 130-му пехотному полку), где дивизион многократно имел возможность поражать русские танки.
      Около 13-50 командир дивизии, находившийся в 135-м пехотном полку (северный остров), лично убедился в том, что ближним (рукопашным) боем крепость не взять и решил около 14-30 так отвести свои войска с тем, чтобы крепость была окружена со всех сторон и затем (ориентировочно после ночного отступления, начиная с раннего утра 23.6.) провести тщательно пристрелянный и наблюдаемый разрушительный огонь, который должен изнурить и уничтожить русских. Это решение было в 18-30 вполне определенно одобрено главнокомандующим 4-й Армии. Он не хотел ненужных потерь, т.к. движение немецких войск по шоссейной и железной дороге уже сейчас стало возможным; воздействие на них противника допускать было нельзя, а в остальном русских следовало выморить голодом.
      Вечером 22.6. были отданы приказы на выход из крепости и её окружение 133-м пехотным полком с I-м дивизионом 98-го артиллерийского полка (город Брест) и II-м дивизионом 98-го артиллерийского полка с запада, юга и востока, и 135-м пехотным полком с III-м дивизионом 98-го артиллерийского полка с севера, в основном на внешнем валу.
     Для ведения поражающего огня упомянутый выше 854-й частично моторизованный дивизион 21-см мортир (12 орудий), находящийся на позициях в районе Koroscyn 31-й дивизии был подчинён 45-й дивизии. Три стационарных мортиры 34-й дивизии были также подчинены 45-й дивизии, но из-за недостатка персонала и средств связи они не могли быть использованы; однако их боеприпасы были подвезены и использовались для усиления огня.
 
23.6
 
      Ночью проникшие на территорию крепости части 133-го и 135-го полков были согласно приказа отведены на позиции окружения крепости. К большому сожалению русские очень быстро заняли оставленные нами помещения, при этом группа немецких солдат (пехотинцы и сапёры, их число на тот момент ещё не было известным) осталась окружённой в крепостной церкви на главном острове; временами с ними ещё была радиосвязь, и у них находилось какое-то количество пленных русских.
      С 5-00 начался наблюдаемый (прицельный) обстрел главного острова и южной части северного острова, при котором тщательное пристреливание большими орудиями чередовалось со шквальным огнём; во время огня активность русских снайперов на деревьях обычно снижалась, но в затишьях между обстрелами тотчас упорно и с успехом вновь возобновлялась; обнаружить этих отлично спрятанных в маскировочной одежде стрелков было очень сложно.
      Примерно в 9-00 верховное командование 4-ой Армии предложило поставить автомобиль с громкоговорителем, по которому русским должна была быть разъяснена бесполезность их сопротивления и потребована их сдача. Несмотря на это средство, дивизия пыталась подчинить себе проходящие мимо танки, т.к. было очевидно, что только таким образом можно действительно очистить острова и обойтись без неизбежных при окружении потерь. Тем временем планомерный разрушительный огонь продолжался. В 14-00 прибыл вначале маленький а затем и более крупный пропагандистский автомобиль с громкоговорителем; после записи подходящего текста они были отправлены с учётом  направления ветра в 135-й полк (северный остров) и должны были, после проведённого с 17-00 до 17-15 усиленного обстрела, потребовать от русских в течение полутора часов сдаться в плен.
      Действительно, по этому требованию, в то время как артиллерия резко смолкла, после 18.30 сдалось примерно 1900 русских; возникло впечатление, что воля к сопротивлению у русских значительно ослабла, и что при возобновлении  артиллерийского огня и пропагандистской акции крепость падёт без новых потерь с нашей стороны. Поэтому автомобиль с громкоговорителем ещё вечером был отправлен в 133-й пехотный полк (южный остров), чтобы и там потребовать прекратить сопротивление. Однако пропаганда здесь не смогла быть услышана, так как с наступлением темноты русские предпринимали сильные попытки вырваться в сторону города на северо-восток и на восток, и сильный заградительный огонь артиллерии и пехоты заглушил звук громкоговорителя.
 
24.6.
 
      После попыток прорыва и оживлённого ночного огня русских стало ясно, что сдалась лишь небольшая, не желающая воевать часть русских, другие же были полны решимости к дальнейшей борьбе и отвергали всякую капитуляцию; по высказываниям пленных, это были офицеры и комиссары, которые частью письменно обязались сопротивляться до последнего, а также частью и их солдаты, которых они заставляли держаться до последнего, угрожая  расстрелом и запугивая, что немцы их всё равно расстреляют.
      Комдив принял решение, продолжая обеспечивать безопасность движения на автомобильном и железнодорожном мостах, вначале снова ввести в действие артиллерию, при этом медленный разрушительный огонь должен был чередоваться с сильнейшим объединённым огнём. В перерывах между обстрелами должны были снова и снова повторяться требования о сдаче, чтобы поколебать решимость русских сопротивляться. В беседе комдива с начальником штаба 4-ой Армии это решение было однозначно поддержано, начальник штаба указал на мнение командующего Армией - напрасно крови не проливать, главное - это обеспечить движение на дороге для танков.
      Продолжать артиллерийский обстрел было тяжёлым решением, т.к. окружённые в крепостной церкви продолжали держаться, и в моменты, когда удавалось связаться с ними по радиосвязи, просили помощи; чтобы не вызвать у них потерь, церковь и её ближайшее окружение не подвергались обстрелу, а тяжёлый реактивный миномёт вообще не использовался (т.к. эта система обладала очень высоким рассеиванием снарядов при стрельбе, прим. ред.), хотя к нему ещё имелось 150 снарядов. До обеда сдались отдельные русские.
      С 11-30 до 11-45 было запланировано новое сильнейшее массирование огня с последующей затем перерывом и требованием о сдаче по громкоговорителю. Незадолго до этого удалось вновь установить радиосвязь с окружёнными в церкви крепости и узнать, что там на пределе сил держатся как минимум 50 человек, часть из них ранена. Вследствие этого было срочно принято решение о том, что в 11-45, когда артиллерия резко прекратит огонь, вместо пропагандистской акции послать к церкви сильный штурмовой отряд из состава 133-го пехотного полка с задачей вызволить осаждённых.
      Используя действие особенно сильного артиллерийского обстрела с 11-30 до 11-45  133-му полку удалось освободить приблизительно 50 осаждённых и одновременно занять главный остров за исключением нескольких домов; также западная часть северного острова была занята 135-м полком, позже и южный остров вторым батальоном 133-го полка; при этом было  взято 1250 пленных. Очагами сопротивления русских оставались части некоторых домов и так называемый "Дом Офицеров" на главном острове, восточная часть северного острова (восточнее дороги, ведущей с севера на юг), главным образом вал у северного сооружения (? в оригинале Werk) и восточный форт.
      После обеда, во время зачистки главного острова, русские, примерно в составе роты, попытались прорваться через 1-е шоссе в сторону моста через р. Мухавец; они были уничтожены. Оживлённый огонь, который русские вели из своих очагов сопротивления, давал повод ожидать ночью новых попыток прорыва. Поэтому для прикрытия слабого места в кольце окружения между 135-м пехотным полком и 3-м батальоном 133-го полка был ещё поставлен 45-й разведывательный батальон. Русские пехотинцы с танками, действительно, пытались ночью пробиться из окружения, но были отбиты.
      Полевой командный пункт дивизии был перенесен из Тересполь в Брест-Литовск.
 
25.6.
 
      С раннего утра продолжалась зачистка очагов сопротивления, при этом командиру 135-го пехотного полка были подчинены ещё 2-й батальон 130-го пехотного полка и 45-й разведывательный батальон с 3-м батальоном 133-го пехотного полка для зачистки северного острова. Применение артиллерии из-за тесноты не было возможным. Огневые средства пехоты оказались бессильны из-за большой толщины стен; тяжёлые танки и "штурмовые орудия" могли бы действовать с успехом, но их не было. Один исправный огнемёт 81-го сапёрного батальона без прикрытия танками не мог приблизиться к зданиям, поэтому дивизия пыталась восстановить и использовать несколько трофейных русских танков, на что можно было рассчитывать к 26.6. Кроме того, ночью командование 4-й Армии по нашему запросу подчинило 45-й дивизии 28-й танковый взвод (три французских танка Somua); введение их в действие ожидалось не ранее 26.6 .
      Чтобы положить конец фланкирующему огню по северному острову из "Дома Офицеров" на главном острове, что оказывало очень неприятное действие, 81-му сапёрному батальону было поручено группами взрывников очистить этот дом и другие части. С крыши дома заряды взрывчатки были подведены к оконным проёмам и приведены в действие; были слышны крики и стоны раненых взрывами русских, но они  продолжали стрелять. Так день прошёл в постоянных ближних боях и приготовлении танков.
 
26.6.
 
      На главном острове 81-й сапёрный батальон провёл заранее подготовленный большой взрыв; из дома, у которого боковая кирпичная стена метровой  толщины была вдребезги разбита, было выведено приблизительно 450 пленных, часть из них принадлежала школе коммунистических  руководителей. Таким образом был устранен фланкирующий обстрел северного острова. Поэтому сразу после этого могла быть так проведена зачистка северного острова, так как из очагов сопротивления остался только восточный форт. Взять его средствами пехоты было невозможно, так как из глубокого рва с многочисленными капонирами в контрэскарпе и из подковообразного двора вёлся мощный винтовочный и пулемётный огонь, поражавший каждого приближающегося.
      Оставалось только одно решение - принудить русских к сдаче голодом и особенно жаждой, а кроме того использовать все средства, ускоряющие изнурение противника: постоянный огонь из тяжёлых минометов, чтобы мешать его передвижению во рве или во дворе, прямой обстрел танками, требование о сдаче голосом (через мегафон) или бросанием записок в ров с его верхнего края и прочее. Французские и русские  трофейные танки ещё не были готовы к применению.
 
27.6.
 
      От перебежчика из восточного форта стало известно, что там держат оборону приблизительно 20 офицеров и 370 человек с одним счетверённым пулемётом, 10-ю лёгкими пулемётами, 10-ю пистолет-пулеметами, 1000-ю гранатами, большим количеством боеприпасов и продовольствия. Воды мало, но её добывают из выкопанных ям. В форту есть женщины и дети. Душой сопротивления являются один майор и один комиссар, большинство окружённых из 393-го зенитного дивизиона 42-й стрелковой дивизии.
      Наконец, к обеду стало возможным ввести в сражение один французкий танк Somua (два других танка 28-го танкового взвода были неисправны) и один русский трофейный танк (второй из-за частых отказов мотора был только условно пригодным); с их огнём по окнам и амбразурам русские стали намного тише, но успех не намечался.
      В дальнейшем были отремонтированы ходовая часть и орудие (восстановлен частично удалённый затвор) "штурмового орудия", которое 22.6 была оставлено повреждённым на северном острове и попало в руки русским, а затем было снова введено в строй, и к ней подвезены боеприпасы. Отельные очаги сопротивления (одиночные русские всё еще стреляли из немыслимейших укрытий, как-то: мусорные вёдра, кучи тряпья и т.д.) были зачищены. Из восточного форта всё ещё велась стрельба.
 
28.6.
 
      Обстрел восточного форта танками и восстановленным "штурмовым орудием" продолжался без видимого успеха. Обстрел 88-мм зенитной пушкой тоже был безуспешным. Поэтому командир дивизии потребовал связаться с лётчиками на аэродроме Malaszewicze, чтобы проверить возможность бомбометания. Результат: бомбы сбросить можно, для этого необходимо оттянуть свои войска за внешний вал и до западного форта. Передислокация была проведена после обеда под прикрытием плотного огня, чтобы русские не смогли вырваться из восточного форта. К сожалению, небо затянулось низкой облачностью, и бомбовый удар 28.6. оказался невозможен. Тесный охват восточного форта был восстановлен; ночью для освещения форта использовались русские прожекторы (частично импровизированы из автомобильных фар).
      Русские всё ещё отвечали на каждое неосторожное приближение.
      Численность сил, занятых осадой, уменьшается, чтобы частично предоставить войскам необходимый им отдых.
 
29.6.
 
      После 8-00 самолёты сбросили несколько 500 кг бомб без заметных последствий, столь же мало эффективными оказались новые интенсивные обстрелы восточного форта танками и "штурмовым  орудием", хотя в стенах были заметны некоторые разрушения.
      На 30.6. готовилась атака с бензином, маслом и жиром, которые в бочках и бутылках должны были быть сброшены в ров и зажжены ручными гранатами или сигнальными ракетами.
      После обеда самолёты продолжили налёты с 500 кг бомбами. Когда при этом была сброшена одна 1800 кг бомба, которая попала в угол стены рва и своим взрывом сотрясла весь город Брест, сопротивление русских ослабло. Пропустив вперёд некоторое количество женщин с детьми, вечером сдались 389 человек; от своего командира, майора, они теперь получили разрешение сдаться. Они совсем не были  потрясёнными, выглядели крепкими и хорошо питавшимися, создавали впечатление дисциплинированности. Майор и комиссар найдены не были, по сведениям, они застрелились.
 
30.6.
 
      Ранним утром восточный форт был полностью обыскан, собраны несколько русских раненых и лежавшие перед ними убитые немцы. Найдено большое количество боеприпасов. Некоторые плохо просматриваемые помещения были выжжены.
      Во всё время боевых действий командование могло кроме радиосвязи пользоваться также и проводной связью, которую батальон связи, несмотря на большое количество водных преград и постоянный огонь противника, сохранял образцовым образом.
 
В результате тяжёлых боёв дивизии с 22 по 29. 6.41 можно констатировать:
      1) Крепость и город Брест-Литовск заняты и таким образом движение по важнейшим путям снабжения (1-я танковая дорога и железная дорога Варшава, Брест-Литовск) на восток стало возможным и надежно прикрытым.
      2) Крупные силы двух русских дивизий (6-й и 42-й) уничтожены, среди прочих захвачены следующие трофеи:
а) оружие:      14.576 винтовок
                          1.327 пулемётов
                              27  минометов
                               15 орудий 7,5-см                  )
                               10 орудий 15-см                   )
                                 5 гаубиц 15-см                   )
                                 3 пехотных орудия             )           всего =103 орудия
                                 6 зенитных орудий             )
                               46 противотанковых пушек )
                               18 прочих пушек                  )
 b) лошади:         780 лошадей
 c) подвижные средства: 36 танков и гусеничных машин
                              около 1500 автомобилей, в большинстве непригодных
 Пленными взято:
                              101 офицер
                           7.122 унтер-офицера и солдата
Кроме того у русских тяжёлые потери убитыми.
 
      На основании полученного опыта можно доложить:
1) Против старых укреплений с толстыми кирпичными стенами, укреплёнными бетоном, с глубокими подвалами и многочисленными непросматриваемыми и неясными закоулками и тайниками сильный  короткий артиллерийский удар бесполезен; необходим продолжительный разрушительный огонь с наблюдением, чтобы его действие дошло до глубины укреплённых помещений.
      Использование отдельных "штурмовых орудий", пушек, танков и т.д. из-за непросматриваемости многих закоулков крепости и большого числа возможных целей очень сложно и из-за толщины стен и сооружений не ведёт к успеху.
      Особенно непригодна для таких целей тяжёлая реактивная установка залпового огня.
      Воздушные удары самыми тяжёлыми бомбами есть отличное средство для морального потрясения гарнизона.
2) Внезапное нападение на крепость, в которой находится решительный защитник, стòит много крови. Эта азбучная истина в Брест-Литовске вновь подтвердилась. И для короткой внезапной схватки нужны мощные артиллерийские силы.
3) Русские сражались в Брест Литовске неимоверно выносливо и стойко, показали отличную солдатскую выучку и в большинстве своем проявили заслуживающую уважения готовность сражаться.
 
      45-я дивизия поставленную ей задачу выполнила. Потери были тяжёлые; они составляют:
      32 офицера, 421 унтер-офицер и солдат убиты или пропали без вести
      31 офицер, 637 унтер-офицеров и солдат ранены
      Несмотря на эти потери и на выносливость и смелость русских, твёрдый воинский дух дивизии, которая получает своё пополнение главным образом из верхнедунайской области (т.е. Австрии, прим. ред.) малой родины фюрера и верховного главнокомандующего, образцово выдержал до последнего дня кровавые ближние бои.
                                      Подписал Шлипер (Schlieper)
      Копия верна, капитан
     (подпись неразборчива)
 
Ссылка на материал: http://www.solonin.org/doc_nemetskiy-otchet-o-shturme
15 cm Nebelwerfer 41 - 150-мм реактивный миномет "Небельверфер" 41 (Германия)
Разработка реактивного оружия была начата в Германии еще в 1929 году, т.к. согласно Версальского договора Германии запрещалось разрабатывать и производить артсистемы, но как и в любом законе всегда найдется лазейка - в договоре не было ни слова о ракетных установках. Сначала были разработаны и приняты на вооружение одноствольные реактивные 105-мм минометы 10 cm Nebelwerfer 35/40, на смену им пришли более эффективные шестиствольные 15 cm Nebelwerfer 41. Официально они должны были использоваться для постановки дымовых завес, даже само название "Небельверфер" (Nebelwerfer) переводится как "метатель дыма". Даже были созданы спецподразделения, носящие название Nebeltruppen (войска задымления). Но это официально.

Настоящее их предназначение было - стрельба химическими снарядами, содержащими отравляющие вещества. Но и по своему прямому назначению минометы не использовались, т.к. руководство Германии было неофициально предупреждено руководством союзников и Советского Союза, что использование химического оружия повлечет за собой ответные меры, и маленькая Германия будет залита химической гадостью. Учитывая плотность населения центральной Европы последствия легко предсказуемы. Но немцы не растерялись и разработали осколочно-фугасные мины, представляющие собой ракету, с расположенным в передней части твердотопливным двигателем с 26 наклонными соплами-отверстиями. Боевой заряд размещался в задней части ракеты. Основным поражающим фактором была ударная волна, осколочное действие было невелико, так как корпус ракеты был тонкостенным и в результате взрыва не давал достаточное количество убойных осколков (весом не менее 5 грамм). Позже, в 1942 году, был разработан и принят пятиствольный 210мм миномет, в котором была увеличена масса боевой части.

15 cm Nebelwerfer 41 - 150-мм реактивный миномет "Небельверфер" 41 (Германия)
Разработка реактивного оружия была начата в Германии еще в 1929 году, т.к. согласно Версальского договора Германии запрещалось разрабатывать и производить артсистемы, но как и в любом законе всегда найдется лазейка - в договоре не было ни слова о ракетных установках. Сначала были разработаны и приняты на вооружение одноствольные реактивные 105-мм минометы 10 cm Nebelwerfer 35/40, на смену им пришли более эффективные шестиствольные 15 cm Nebelwerfer 41. Официально они должны были использоваться для постановки дымовых завес, даже само название "Небельверфер" (Nebelwerfer) переводится как "метатель дыма". Даже были созданы спецподразделения, носящие название Nebeltruppen (войска задымления). Но это официально.

Настоящее их предназначение было - стрельба химическими снарядами, содержащими отравляющие вещества. Но и по своему прямому назначению минометы не использовались, т.к. руководство Германии было неофициально предупреждено руководством союзников и Советского Союза, что использование химического оружия повлечет за собой ответные меры, и маленькая Германия будет залита химической гадостью. Учитывая плотность населения центральной Европы последствия легко предсказуемы. Но немцы не растерялись и разработали осколочно-фугасные мины, представляющие собой ракету, с расположенным в передней части твердотопливным двигателем с 26 наклонными соплами-отверстиями. Боевой заряд размещался в задней части ракеты. Основным поражающим фактором была ударная волна, осколочное действие было невелико, так как корпус ракеты был тонкостенным и в результате взрыва не давал достаточное количество убойных осколков (весом не менее 5 грамм). Позже, в 1942 году, был разработан и принят пятиствольный 210мм миномет, в котором была увеличена масса боевой части.


21.11.2011 г. Александр Слободянюк
« Последнее редактирование: 21 Ноябрь 2011, 07:22:43 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 059
К вопросу о мобилизационных планах в органах и войсках НКВД СССР.
Протокол № 19.
Постановление политбюро ЦК ВКП(б) об организации моботдела в составе НКВД СССР с приложением спецсообщения Л.П. Берии
09.04.1939
225 — Об организации Моботдела в составе НКВД СССР
а) Разрешить организацию Мобилизационного Отдела в составе НКВД Союза ССР.
б) Начальником Мобилизационного Отдела НКВД утвердить т. Шереде-га И.С.
8 апреля 1939 г.
№ 1007/б
Сов. секретно
ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ ВКП(б) тов. СТАЛИНУ
Мобилизационный отдел НКВД СССР в 1934 году был ликвидирован.
С того времени в Народном комиссариате внутренних дел СССР нет аппарата, который непосредственно руководил бы разработкой мобилизационных вопросов, касающихся подготовки всех органов и войск НКВД к войне и обеспечением надежной охраны государственных границ и тыла страны на военное время.
Для установления контроля за мобилизационной готовностью органов и войск НКВД на военное время, для планирования мобилизационной работы, составления сводного мобилизационного плана по всем элементам мобилизации органов и войск НКВД Народный комиссариат внутренних дел СССР просит разрешить организацию Мобилизационного отдела в составе НКВД Союза ССР.
Начальником Мобилизационного отдела НКВД прошу утвердить тов. Шередега Ивана Самсоновича, работающего сейчас помощником начальника Следственной части НКВД СССР.
Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. БЕРИЯ
(АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 6. Л. 181. Копия. Машинопись; Л. 182. Подлинник. Машинопись.)*
Протокол № 1.
В тексте имеется машинописная помета о рассылке: «Т.т. Берия, Маленкову».
Приказ НКВД СССР № 001268 «О введении в действие “Положения о Моботделе ГУЛАГа НКВД СССР“»
07.10.1940
Совершенно секретно
Ввести в действие объявляемое «Положение о Мобилизационном Отделе Главного Управления Исправительно-Трудовыми Лагерями НКВД СССР».

ПОЛОЖЕНИЕ О МОБИЛИЗАЦИОННОМ ОТДЕЛЕ ГЛАВНОГО
УПРАВЛЕНИЯ ИСПРАВИТЕЛЬНО-ТРУДОВЫМИ ЛАГЕРЯМИ НКВД СССР
I. Общие положения
1. Общее руководство и ответственность за мобилизационную работу и мобилизационную готовность всех органов ГУЛАГа НКВД СССР — возлагается на Начальника Главного Управления Исправительно-Трудовыми Лагерями НКВД СССР.
2. Непосредственная ответственность за состояние мобилизационной работы, руководство, контроль и увязку этой работы между управлениями и самостоятельными отделами ГУЛАГа НКВД СССР, а также всестороннее и живое руководство мобилизационной работой периферийных органов ГУЛАГа НКВД СССР — возлагается на Начальника Мобилизационного Отдела Главного Управления.
3. Все Начальники управлений и самостоятельных отделов ГУЛАГа НКВД СССР, являясь по линии мобилизационной работы подотчетными Начальнику Мобилизационного Отдела ГУЛАГа НКВД СССР, — несут личную и полную ответственность за своевременную разработку и проведение в жизнь всех мобилизационных мероприятий в объеме деятельности управлений — отделов, осуществляемой в мирное время.
4. Разработку мобилизационных вопросов управления и самостоятельные отделы ГУЛАГа НКВД СССР производят выделенными сотрудниками из состава этих управлений и отделов под непосредственным руководством Начальников соответствующих управлений и отделов.
5. Управления и самостоятельные отделы ГУЛАГа НКВД СССР всю касающуюся их мобилизационную работу выполняют только в помещении Мобилизационного Отдела ГУЛАГа НКВД СССР.
6. Все вопросы по мобилизационной работе Начальник Мобилизационного отдела докладывает только лично Начальнику ГУЛАГа НКВД СССР или по его назначению одному из заместителей.
7. Все указания Начальникам периферийных органов ГУЛАГа НКВД СССР, а также переписка с центральными управлениями и отделами НКВД СССР по организационным и принципиальным мобилизационным вопросам идет за подписями Начальника ГУЛАГа НКВД СССР или по его назначению — одного из заместителей и за подписью Начальника Мобилизационного Отдела.
Переписка по отдельным мобилизационным вопросам, не требующим принципиального решения руководства ГУЛАГа НКВД СССР или вышестоящих органов, идет за подписями соответствующих Начальников Управлений и самостоятельных отделов и Начальника Мобилизационного отдела ГУЛАГа НКВД СССР.
Начальнику Мобилизационного Отдела ГУЛАГа НКВД СССР предоставляется право отправки за своей подписью ответов и разъяснений по вопросам, уже разрешенным руководством ГУЛАГа НКВД СССР или вышестоящими органами.
8. Мобилизационное делопроизводство в ГУЛАГе НКВД СССР ведется в строгом соответствии с приказами НКВД СССР и другими распоряжениями, издаваемыми в развитие этих приказов.
II. Задачи и структура Мобилизационного отдела
9. На Мобилизационный Отдел ГУЛАГа НКВД СР, помимо руководства, контроля и планирования мобилизационной работы управлений и отделов ГУЛАГа НКВД СССР и его периферийных органов, — возлагается:
а) представление в Моботдел НКВД СССР всех материалов по вопросам, требующим разрешения Правительственных органов, а также по вопросам, подлежащим разрешению или согласованию с Генеральным Штабом Красной Армии, с Главным Штабом Военно-Морского Флота и другими Наркоматами;
б) самостоятельное уточнение соответствующими Главными Управлениями Наркоматов порядка и технических деталей по тем вопросам, которые уже получили принципиальное разрешение и уже были согласованы с данным Наркоматом;
в) согласование с центральными управлениями и отделениями НКВД СССР вопросов оперативно-чекистских мероприятий, подлежащих осуществлению в военное время в исправительно-трудовых органах и учреждениях военнопленных;
г) проведение инспекторских обследований и проверок мобилизационной работы периферийных органов ГУЛАГа НКВД СССР и
д) разработка мероприятий по подготовке ГУЛАГа НКВД СССР и его периферийных органов к противовоздушной и химической обороне.
10. Мобилизационный Отдел входит в систему ГУЛАГа НКВД СССР на правах самостоятельного отдела и состоит из двух отделений.
11. Первое отделение — ведает следующими вопросами:
а) оповещения о мобилизации;
б) обеспечения органов ГУЛАГа НКВД СССР на военное время личным составом, живой и механической тяговой силой и всеми видами материально-технического снабжения, а также составления мобилизационных заявок по материально-техническому снабжению и представления этих заявок в соответствующие органы;
в) общего учета сотрудников, рабочих и военизированной охраны, являющихся военнообязанными запаса РККА, военнообязанными (начальствующий состав) запаса пограничных и внутренних войск НКВД СССР;
г) учета этой категории сотрудников, рабочих и военизированной охраны, забронированных на военное время, согласно действующих особых постановлений Центральной Комиссии по забронированию рабочей силы;
д) составления заявок на приписку военнообязанных запаса для замены сотрудников, рабочих и военизированной охраны, призываемых по мобилизации в Красную Армию, а также осуществления руководства этой припиской личного состава, проводимой периферийными органами ГУЛАГа НКВД СССР;
е) поставок по мобилизации частям Красной Армии и Военно-Морскому Флоту лошадей, повозок, упряжи, авто-мото-велотранспорта, тракторов, водного транспорта, а также поставок по мобилизации органами и предприятиями ГУЛАГа НКВД СССР — другого имущества;
ж) предварительной разработки мобилизационно-производственных заданий и размещения их в системе ГУЛАГа НКВД СССР, а также составления планов по реализации этих заданий в военное время;
з) разасигнования согласно утверждаемых смет кредитов, открываемых на военное время;
и) эвакуации в военное время людских контингентов и ценного имущества органов и предприятий ГУЛАГа НКВД СССР из угрожаемых приграничных зон;
к) политического обеспечения отмобилизования органов и предприятий ГУЛАГа НКВД СССР;
л) проверки, анализа и дачи заключений по докладам о мобилизационной готовности, представляемым периферийными органами ГУЛАГа НКВД и
м) составления сводного мобилизационного плана по всем элементам мобилизации, составления сводного плана эвакуации и составления мобилизационной отчетности и представления этой отчетности руководству ГУЛАГа НКВД СССР и в другие вышестоящие органы.
12. Второе отделение — ведает разработкой вопросов по организации в военное время учреждений военнопленных, как то:
а) подготовка материалов, представляемых для согласования в Генеральный Штаб Красной Армии по вопросам дислоцирования учреждений военнопленных, а также окончательная разработка дислокаций (после согласования) и представление их через Мобилизационный Отдел НКВД СССР на утверждение;
б) разработка всех мероприятий, касающихся структуры, штатов, укомплектования личным составом и транспортом, а также разработке смет на денежные расходы на военное время по учреждениям военнопленных и представление этих смет, установленным порядком на утверждение;
в) осуществление всех мероприятий по обеспечению учреждений военнопленных помещениями и другими видами материального снабжения (продуктами питания, фуражом, вещевым довольствием, вооружением, инвентарем, стройматериалами, оборудованием и пр.);
г) разработка проектов положений, инструкций и правил внутреннего распорядка учреждений военнопленных и представление их через Мобилизационный Отдел НКВД на утверждение Народного Комиссара Внутренних Дел Союза ССР;
д) согласование с Главным Управлением Конвойных Войск НКВД СССР вопросов наружной охраны и конвоирования военнопленных по железнодорожным и водным путям сообщения;
е) проверки, анализа и дачи заключений по докладам о мобилизационной готовности учреждений военнопленных и
ж) составление сводных мобилизационных планов по развертыванию в военное время учреждений военнопленных.
(ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 1. Д. 563. Лл. 55–59. Подлинник.)
22.12.2011 г. Александр Слободянюк
« Последнее редактирование: 29 Декабрь 2011, 20:38:16 от Владимир Анатольевич Тылец »
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 059
К вопросу о дате формирования Южного фронта?
   Приведенные ниже документы подтверждают, что как минимум
21 июня 1941 года Полевое Управление и штаб Южного фронта  функционировали:
«Записка по прямому проводу. Дежурный Генерального штаба комбриг Шевченко.
Начальнику Штаба Южного фронта генерал-майору Шишенину Распоряжением НР ОП/11999 от 24.6.41 требуется к 7.00 и 20.00 ежедневно представлять сводки были – ли бы на докладе у НАРОДНОГО КОМИССАРА сейчас или 6/45 мин оперсводка еще начала передаваться нам, причем ОД майор Лялин на неоднократные приглашения к аппарату совершенно не явился передавал одни обещания через ДС что сводки будут переданы в срок. тчк По прибытии начальника штаба я вынужден буду об этом ему доложить. Прошу обеспечить бесперебойную и в срок представлять оперативные документы. Комбриг Шевченко. 24./6-41 6.50
ТВ ДС: эту записку немедленно донести адресату и время вручения сообщить мне? Все?»
 (ЦАМО Ф.228 ОП.701 Д.815 Л.3, подлинник)

   «                                             Сов. секретно
                                               экз.2
                       СПИСОК
                   начсостава Оперативного отдела в/ч 1080
                  не явившихся по вызову
1.Пом. нач-ника 4 отделения капитан Колокольцев Д.К. запас Киевский РВК

   Зам. начальника Оперотдела
   в/ч 1080  майор                                                                (Лялин)
АС – отп. 2 экз
исп. Трифонов                              отметка на документе: экз. №1 передан
                                                       генерал-майору т. Караваеву
                     подпись (Блинов) 21.6.41 г.»
(ЦАМО Ф.228 Оп.701 Д.815 Л.3, подлинник)
Примечание: Генерал-майор Караваев В.И. заместитель начальника штаба по тылу - начальник 5 отдела штаба Южного фронта (в/ч 1080).
   Официально раньше утверждалось, что органы управления Южного
Фронта начали работать 25 июня 1941 года. И это утверждение не соответствует реальному положению, получившему свое отражение в архивных документах:
Штаб Южного фронта                                                       Сов. Секретно
в/ч 1080                                                                                          экз.2
24.6.41 г. №1/оп
                        Командиру 55 СК
   Командир в/ч 1080 приказал предъявителю сего делегату связи капитану Новикову И.П. сообщить данные:
   а) о положении на фронте 17 СК;
   б) последние данные о противнике;
   в) о положении и состоянии корпуса (боевом, политическом и материальном).
Начальник штаба в/ч 1080                                                    (Шишенин)
АС отп., 2 экз.
экз. №1 – адресату.
      №2 – в дело.
отправлено ….ч…..м.
получено ……ч…...м. (ЦАМО Ф.228 ОП.701 Д.815 Л.8, подлинник)
Примечание:
Шишенин Гавриил Данилович (1897 — 1941) - генерал-майор (1940). Видный деятель обороны Одессы в 1941 г. Член ВКП(б) с 1939. В РККА с 1919. Участник войны: Первая мировая война (поручик), Гражданская война (пом. нач. штаба дивизии), поход в Западную Белоруссию (нач. штаба 10 армии Белорусского фр.).Образование: Тифлисское военное училище (1916), Военная академия РККА им. М. В. Фрунзе (1926), Академия Генерального штаба РККА (1937). Послужной список: ком. 34 стр. дивизии (с мая 1921); нач. штаба 9-я стрелковой дивизии (с июня 1921); нач. штаба 6 отд. стр. дивизии (с ноября 1921); врид. нач. мобилизационной части (с марта 1922), пом. нач. мобилизационной части (с июня 1922) Астраханского губернского военкомата; ком. роты 7 Кавказского стр. полка (с июля 1926); нач. штаба 64 стр. дивизии (с марта 1927); врид. ком. (стажер) 190 стр. полка (с октября 1928); преподаватель тактики (с января 1934), руководитель кафедры обшей тактики (с апреля 1934), ст. руководитель кафедры механизации и моторизации (с февраля 1935) Военной академии РККА им. М. В. Фрунзе; 1-й зам. нач. штаба МВО (с июля 1937); нач. штаба 10 армии (с 1938); нач. штаба МВО (с февраля 1941). С 25 по 30 июня 1941 г. – НШ Южного фронта 1-го формирования. 21 июня 1941 года было решено на базе Московского военного округа создать командование Южного фронта. Решение явно недостаточно продуманное – даже на третий день войны командованию фронтом не удалось организовать связь с армиями, УРами и другими соединениями. Командующий войсками фронта генерал армии Тюленев и член Военного совета армейский комиссар 1-го ранга Запорожец «сигнализировали» в Москву, что штаб фронта во главе с Шишениным «абсолютно беспомощен как в организационной, так и в оперативной работе», сами, при этом, оставшись сторонними наблюдателями. С 17 июля по 22 августа 1941 г. и с 30 октября по 3 ноября 1941 г. – НШ Приморской армии 1-го формирования; с 3 по 11 ноября 1941 г. – НШ 51-й армии, одновременно – по 19 ноября 1941 г. – НШ войск Крыма. Погиб в ноябре 1941 г. в авиакатастрофе в районе Краснодара. ru.wikipedia.org/wiki/Шишени...
                                                           
5.01.2012 г. Александр Слободянюк
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 059
         Противник упредил наши войска!
В завершившемся 2011 году 1 декабря исполнилось 115 лет со дня рождения великого русского полководца Георгия Жукова (19 ноября (1 декабря) 1896)г. и 70 лет Битвы за Москву.
Георгий Константинович Жуков талантливый полководец,  образец служения своей Родине, стойкости и несгибаемости духа русского человека. Особо ярко раскрылись эти его качества в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.
   Поражает мощь его силы воли и высокое чувство долга перед Отечеством. Полководческое искусство Г.К. Жукова закрепило за ним справедливое звание - Маршала Победы. Именно Маршалу Советского Союза Г.К. Жукову от имени правительства СССР было поручено в ночь с 8 на 9 мая 1945 г. принять безоговорочную капитуляцию фашистской Германии.
   В самые тяжелые периоды Отечественной войны Жуков Г.К. был особенно собранным и целеустремленным военачальником.
В первый день войны, 22 июня 1941 года, в Оперативной сводке №01/ОП, подписанной Начальником Генерального Штаба Красной Армии он напишет: «4.00 22.6.41 немцы без всякого повода совершили налет на наши аэродромы и города, и перешли границу наземными войсками….(прим. авт. - ни слова о вероломном вторжении на территорию СССР!)
   Противник, упредив наши войска в развертывании, вынудил части Красной Армии принять бои в процессе занятия исходных положений по плану прикрытия. Используя это преимущество, противнику удалось на отдельных направлениях достичь частного успеха» (ЦАМОФ.228 ОП.701 Д.84 ЛЛ.1-5, заверенная копия, отпечатанная в 4 экз., печатала Бочарова 22.6.41 г. №48/1).
   Правда надо заметить, что командующим фронтам эта часть Оперсводки ГШ КА №01 22.6.41 г. 10.00 была изложена в следующей редакции: «…Командующие фронтами  ввели в действие план прикрытия и активными действиями подвижных войск стремятся уничтожить перешедшие границу части противника.
   Противник, упредив наши войска в развертывании, вынудил части Красной Армии принять бои в процессе занятия исходного положения по плану прикрытия.
   Используя это преимущество, противнику удалось на отдельных направлениях достичь частично успеха. Начальник Генерального Штаба Красной Армии Жуков» (ЦАМО Ф.229 ОП.161 Д.141 ЛЛ.5-12, подлинник на бланке телеграммы Военно-телеграфной станции передано в 16.40 командующим фронтами))
   Долго изучая различные оперативные документы, я пришел к твердому убеждению, что, приведенный выше вывод полностью соответствует ходу событий первых дней войны.  Красной линией этот вывод проходит и через оперативные сводки, составленные в первые дни Отечественной войны в штабе 4-й армии Западного фронта, во главе которого был полковник Сандалов Леонид Михайлович. Кстати надо отметить, что в период с 8  по 24 июля 1941 года он временно исполнял должность командующего 4-й армии. Под командованием Сандалова Л.М. был остановлен отход соединений и частей 4-й армии, в районе Пропойска создан рубеж обороны, с которого осуществлялись чувствительные контрудары против армии Гудериана. В этих документах нашли отражение объективный ход военных действий в полосе армии, что очень важно, делался анализ причин поражений в сражениях начального периода войны и вносились обдуманные предложения для того чтобы избежать впредь, допущенные промахи и ошибки в  управление советскими войсками, в ходе боевых действий против немецко-фашистских захватчиков.
   Вот как складывалась первые часы войны. В 6.40 22 июня 1941 года командующий 4-й армией Западного фронта генерал-майор Коробков Александр Андреевич, член Военного совета дивизионный комиссар Шлыков Ф.И. командующему войсками Западного фронта (шифром): « Доношу в 4.15 22.6.41 г. противник начал обстрел крепости Брест и района города Брест. Одновременно противник начал бомбардировку авиацией аэродромов Брест, Кобрин, Пружаны. К 6 часам артиллерийский обстрел усилился в районе Брест. Город горит. 42, 6 и 75 сд и 22 и 30 тд выходят в свои районы; о 49 сд, данных нет. Штакор-28 Жабинка. Данных к 6.30 о форсировании противником р. Буг не имею. Штабом перехожу на запасный КП Буховиче. 22 тд под артиллерийским огнем в беспорядке вытягивается в свой район. Самолеты противника с 6.00 начали появляться группами по 3-9 самолетов, бомбили пружанскую дивизию, результаты неизвестны…». (ЦАМО Ф.208 оп.2511 Д.36 л.1, подлинник)
   Всего через  5 часов 15 минут очередной доклад штабу фронта в форме Боевого донесения: « …№05, штарм – 4, фл. Буховиче 22.6.41 11.55 карта 100 000,
1. К 10.00 22 июня части армии продолжают выходить в районы обороны (49 и 75 сд), причем гарнизон крепости Брест — 42 сд и 6 сд, потерпели от авиации и артиллерии пр-ка большой урон, в результате которого 6 сд принуждена была к 7.00 22 июня отдать с боями Брест, а разрозненные части 42 сд собираются на рубеж Курнеща Вельке, Черне (459 сп с 472 aп в районе Жабинка, Каролин, Хведковиж) и приводятся в порядок. Таким образом, приблизительно около 12.00 42 сд будет следовать для занятия своего района севернее — на уровень своего участка.
   Пр-к превосходит в воздухе, наши авиаполки имеют большие (90—40 %) потери. Штарм  - разгромлен (В Кобрине). Штакор- 28 в Жабинке — также в 12.15 мин 22.6 бомбили, штакор-14 — Тевли.
2. Отдал приказание:
а) 28 ск — не допустить дальнейшего продвижения пр-ка на Жабинка, Кобрин;
б) 14 мк в составе 22 и 30 тд, сосредоточившихся в районе Видомля, Жабинка атаковать пр-ка в брестском направлении и уничтожить вместе с 28 ск и 10 сад и восстановить положение.
3. Штарм фл. Буховиче, переходит в Запруды.
4. …..
5. Прошу задержать продвижение противника с брестского направления авиацией.
5. Связь имеется со штабом 28 ск и периодически со штабом 14 мк.
6. 205 мсд осталась на месте, выбросив один сп на р. Мухавец (ю.з. Запрудье) Коржуз-Березское направление.
   Начштарм 4 полковник Сандалов» (ЦАМО Ф.208 ОП.2511 Д.36 ЛЛ.3-4, подлинник).
   «В 17.00 24.6. в штарм-4 прибыл командир 5 тд, который доложил:
   1.В 12.30 части 5 тд оборонялись на восточной и южной окраинах Вильно, против двух тд и двух мд противника.
   В 22.00 23.6. замечено выдвижение пехотных частей в район Вильно.
   Дивизия имеет потери, до 70% личного состава и до 150 танков. Уничтожила до 300 танков и до 4-х батарей противника.
   Вильно никем не занято, по частям Красной Армии из окон домов велась стрельба.
   Части 184 сд, 118 сд, Виленского училища уходят в беспорядке на Молодечно. До б-на Виленского училища подчинены командиру 5 тд.
   Дивизия имеет до 70 боевых единиц, считая и бронеавтомобили. (ЦАМО Ф.208 ОП.2511 Д.36 Л.8, подлинник).
   Особое место среди оперативных документов, имеет сводка под №01. Полковник Сандалов Л.М. понимает, что события принимают очень серьезный характер и каждое его слово, написанное в тексте документа, может оказаться последним в жизни, а уже столько пережито и осмысленно, приходит понимание того, что врага можно бить и самое главное победить. Именно в этом контексте и составлены эти важные фактические описания войны, дошедшие до нас из далекой и в то же время близкой, грозной поры, когда война пришла на нашу землю.
   « Серия «Г» ОПЕРСВОДКА № 01  24.6.41. ШТАРМ 4 лес в 2 км Синявка Карта 200 000
1. Части 4-й армии, после бандитского налета противника отходили, оказывая сопротивление на рубежах обороны, на Каржуз Берези и к 18.00 24.6. отошли остатками корпусов в район Войтки, Мазурки и Синявка, где закрепляются для оказания дальнейшего сопротивления.
2. Остатки частей 6 и 42 сд 28 ск после ряда оборонительных боев к 18.00 отошли в район Русиновичи, Тальминовичи, где приводятся в порядок. Эти остатки не имеют боеспособности.
3. 75 сд, сведений не поступило (должна прикрывать с Пинской военной флотилией пинское направление в 6-7 км восточнее Кобрин).
4. 55 сд, после разгрузки с автотранспорта перешла к обороне по рубежу Стрелово, Кулаки, в 14 часов, не выдержав нападения пехоты с мотомехчастями пр-ка при сильной авиационной подготовке, начала отход и к 18 часам на рубеж Войтки, Мазурки.
5. С 49 сд с момента выхода по тревоге связи нет.
6. 14 мк, активно обороняясь, переходя неоднократно в контратаки, понес большие потери в материальной части и личном составе и к 25.6. не представляет боеспособного соединения.
7. 120 гап, почти не использовался из-за скоротечности боев.
8. 10 сад 22.6. понесла громадные потери (почти целиком уничтожены оба иап и шап) в первой половине дня и 22.6. (22.6. вычеркнуто) участие в боевых действиях не принимала, дислокация – Пинск.
9. Вывод: все части, за исключением 55 и 75 сд, небоеспособны и нуждаются в срочном доукомплектовании личным составом и материальной частью и приведении в порядок.
10. Основные потери в материальной части от авиационного и артиллерийского налетов и внезапного нападения в 1 день (почти целиком выведены 447, 455-й кап и в значительной части 204-й и 17-й гап и свыше 75% материальной части 14 мк).
11. От постоянной и жестокой бомбардировки пехота деморализована и упорства в обороне не проявляет. Отходящие беспорядочно подразделения, а иногда и части приходится останавливать и поворачивать на фронт командирам всех соединений, начиная от командующего армией, хотя эти меры, несмотря даже на применение оружия, должного эффекта не дали.
12. Штаб армии – роща 2 км южнее Синявка.
Связь – только делегатами.
Начштарм - 4 полковник Сандалов.
Начальник Оперативного отдела полковник Ив. Долгов
(ЦАМО Ф. 208, оп. 2511 Д.38 ЛЛ.9-10, подлинник)
   «Боевое донесение №07 Штарм – 4 Синявка 24.6.41 карта 200 000
   1. Авиация противника к исходу 23.6.41 г. совместно с танковыми частями атаковала наши части на рубеже р. Ясельда. Разрозненные части 28-го стрелкового и 14-го механизированного корпусов, не успевшие развернуться в боевой порядок, не выдержали этой атаки, поддержанной большим количеством мотопехоты, и начали отход, который превратился, несмотря на ряд заградительных пунктов, в неорганизованное сплошное отступление перемешанных частей за р. Ясельда. 
          К утру 24.6.41 г. части откатились восточнее рубежа Слоним, р. Шара до ст. Иванцевичи, прикрываясь на р. Шара 205 мсд. 
          2. С утра 24.6.41 г. в подчинение армии поступила 55 сд, которая к 13.00 24.6. сменила 205 мсд и организовала оборону по р. Шара на участке Говейновичи, Волька. Севернее по р. Шара, участок Слоним, (иск.) Говейновичи предназначался для обороны выгружающейся на ст. Лесьна 143 сд.
Однако, в 14.00 24.6. пр-к после артиллерийской и авиационной подготовки перешел в наступление против 55 сд, имея впереди эшелон танков (20-30).
Части дивизии не выдержали и, несмотря на ввод в бой вторых эшелонов полков и всего наличия танков 14 мк (до 20 машин), начали отход и к 18 часам отошли за р. Шара. 
          3. Остатки небоеспособных частей 28 ск, 42 и 6 сд, 14 мк собираются в районах, как указано в оперативной сводке № 01. 
          О точном положении частей 75 и 49 сд данных нет, и командующий вторично ходатайствует о переподчинении 49 сд 10-й армии, в которой она действует. 
          4. Командующий армией лично с членом Военного совета и вместе с помощником командующего войсками Западного особого военного округа генерал-майором Хабаровым, а также командиры соединений прилагают все усилия для задержания противника на рубеже р. Шара. 
    Начшатарм 4 полковник Сандалов» (ЦАМО Ф.208 ОП.2511 Д.36 ЛЛ.7-8, подлинник)
    «Серия «Г» Боевое донесение №09 Штарм 4 Волосово (восточнее Слуцка) 26.6.41 16.50 карта 200 000
Части 55 сд, прикрывавшие слуцкое направление, в ночь с 25 на 26.6. были атакованы мотомехчастями противника и, не выдержав этого удара, в панике отскочили за р. Случь. 
          Предприняты следующие мероприятия по обороне слуцкого района: на рубеж обороны посажены остатки 6, 42 и 35сд, 14 мк, 120 гап, второй эшелон 113 сд. 
          Работы по приведению недостроенного Слуцкого укрепленного района в боевое состояние не были закончены за краткостью времени. 
         Предприняты мероприятия на дальнейшее: заграждаются направляя к Бобруйск отрядами, набранными на заградпунктах, с ПТО орудиями.
         В Бобруйск послан представитель штарма для этой же цели. Но так как танков и авиации нет, эти меры решительного успеха не дадут. 
          С 47 ск, получившим от меня задачи согласно вашей директиве, связи нет, о его действиях, данных не имею. Выслал делегата.
Прошу вашего распоряжения помочь прикрытию бобруйского направления более решительными мерами.
Начшарм – 4 полковник Сандалов
исп. 2 экз» (ЦАМО Ф.208 ОП.2511 Д.36 ЛЛ.11-12, подлинник) 
Примечание:
1.Алекса́ндр Андре́евич Коробко́в (20 июня 1897 года — 22 июля 1941 года) — советский военачальник, в начальный период Великой Отечественной войны командующий 4-й армией, генерал-майор. Александр Андреевич Коробков родился 20 июня 1897 года в городе Петровске ныне Саратовской области. Русский. В царской армии с 1915 года. В 1916 году окончил Оренбургскую школу прапорщиков. Во время Первой мировой войны командовал взводом на Юго-Западном фронте. В Красной Армии с августа 1918 года. Участник Гражданской войны. В 1922 году окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе. С 1924 года командир стрелкового полка, с 1931 года начальник штаба 95-й стрелковой дивизии. В 1936 году А.А. Коробков назначен командиром 100-й стрелковой дивизии, в мае 1939 года — командиром 16-го стрелкового корпуса, а в январе 1941 года — командующим 4-й армией. начале Великой Отечественной войны 4-я армия приняла на себя первый удар 2-й танковой группы вермахта. Практически сразу оборона армии была прорвана и немецкие войска устремились вглубь советской территории. 30 июня, по другим данным 8 июля, за потерю управления войсками, нерешительность и бездействие А.А. Коробков был отстранён от командования и арестован. 22 июля 1941 года решением Военной коллегии Верховного Суда СССР А. А. Коробков был лишён воинского звания, наград и приговорён к высшей мере наказания. В тот же день он был расстрелян. После смерти Сталина 31 июля 1957 года решением Военной коллегии Верховного Суда СССР А. А. Коробков был посмертно реабилитирован «за отсутствием состава преступления», восстановлен в воинском звании и правах на награды.
Награды: орден Красного Знамени, медаль «XX лет РККА», почётное оружие. ru.wikipedia.org/wiki/Коробк...

2.Шлыков Ф. И. дивизионный комиссар, в мае 1942 года был тяжело ранен в бою на Керченском полуострове и умер от ран.
3. Леони́д Миха́йлович Санда́лов (28 марта (10 апреля) 1900 — 23 октября 1987) — выдающийся советский военачальник, генерал-полковник. Во время Великой Отечественной войны возглавлял штабы армий и фронтов. После войны возглавлял штабы военных округов, был заместителем начальника Главного штаба Сухопутных войск. Талантливый и плодовитый военный мемуарист и аналитик. Почётный гражданин гг. Вичуги, Кобрина и Риги. Родился 28 марта (10 апреля) 1900 года в деревне Бисириха Кинешемского уезда Костромской губернии (в 1925 деревня Бисириха вошла в состав города Вичуга Ивановской области) в семье ткачей. Закончил двуклассную начальную школу. С 1913 по 1918 год работал на фабрике «Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с Сыном» сначала поверяльщиком пряжи, затем счетоводом. В 1918 году возглавил в Бисерихе молодежный культурно-просветительский кружок «Прогресс», который, кроме всего прочего, проводил работу, в дальнейшем названную «тимуровской» (помощь старым людям в заготовке дров, обработке огородов, борьба с картёжниками). Комсомолец с 1918 года. В апреле 1919 года по путёвке комсомола поступил на командные курсы в Иваново-Вознесенске. В 1920 году воевал на Туркестанском и Южном фронте, «воевал в Заволжье и в Крыму против Врангеля» (Л. Сандалов). Командовал взводом и ротой, был адъютантом батальона. В 28-й стрелковой дивизии служил вместе с будущими военачальниками Н. Ф. Ватутиным и А. Н. Боголюбовым. С июнь 1921 по июнь 1923 года — командир взвода 23-го стрелкового полка 3-й Казанской стрелковой дивизии. С июня 1923 года — помощник командира роты 23-го стрелкового полка. С июля 1923 года — командир роты 23-го стрелкового полка. В августе—октябре 1923 года — помощник начальника штаба по оперативной части 3-й Казанской дивизии. С октября 1923 года — командир роты 9-го стрелкового полка. С ноября 1923 года — помощник начальника по учебно-мобилизационной части отдела штаба 3-й дивизии. В 1926 года закончил Киевскую двухгодичную объединённую школу командиров им. С. С. Каменева. С августа 1926 года — помощник командира роты 84-го стрелкового полка 28-й стрелковой дивизии. С октября 1926 по сентябрь 1927 года — помощник командира батальона. Октябрь 1927— январь 1929 — помощник командира роты 82-го стрелкового полка. Февраль 1929 — май 1931 - командир роты 83-го стрелкового полка и начальник полковой школы. В 1934 году закончил Военную академию имени М. В. Фрунзе. С 1934 года — начальник штаба 1-го механизированного полка 1-й кавалерийской дивизии. С августа 1935 года по октябрь 1936 года — помощник начальника 1-го отделения 1-го отдела штаба Киевского военного округа. В 1936—1937-х годах — слушатель первого набора Академии Генерального штаба РККА С сентября 1937 года по август 1940 года — начальник 1-го (оперативного) отдела штаба Белорусского военного округа. Участвовал в подготовке и проведении в 1937 в Белоруссии крупнейших довоенных учений Красной Армии. 4 ноября 1938 года присвоено воинское звание "полковник". В сентябре 1939 года принимал участие в походе в Западную Белоруссию (в должности начальника оперативного отдела штаба Белорусского фронта). В августе 1940 — июне 1941 года занимал должность начальника штаба 4-й армии Белорусского (Западного) особого военного округа. Участник Великой Отечественной войны с 22 июня 1941 года. С июня по август 1941 года — начальник штаба 4-й армии Западного фронта.
8 июля—24 июля 1941 года — временно исполняющий должность командующего 4-й армии Западного фронта. Под командованием Сандалова был остановлен отход 4-й армии, в районе Пропойска создан рубеж обороны, с которого осуществлялись чувствительные контрудары против армии Гудериана (мифическое «контрнаступление двадцати дивизий Тимошенко» в воображении Гудериана). 25 июля был образован Центральный фронт, штаб которого был создан на базе управления штаба 4-й армии. Сама 4-я армия была расформирована, войска переданы в состав 13-й армии Центрального фронта.
В июле—августе 1941 года — начальник штаба Центрального фронта. С 28 августа по 13 октября 1941 года — начальник оперативного отдела штаба Брянского фронта. С 14 октября по 28 ноября 1941 года — начальник штаба Брянского фронта.
С 29 ноября 1941 по сентябрь 1942 — начальник штаба 20-й армии Западного фронта. Особые заслуги Л.М. Сандалова в умелом управлении войсками 20-й армии в ходе Московской битвы были отмечены тем, что воинское звание "генерал-майор" было присвоено ему уже 27 декабря 1941 года, то есть спустя всего несколько дней после освобождения Волоколамска. С 4 августа по 23 августа 1942 года 20-я армия принимала участие в Погорело-Городищенской операции (часть Первой Ржевско-Сычёвской операции). За талантливое руководство боями командующий армии генерал Рейтер и начальник штаба генерал Сандалов были награждены орденом Ленина. С сентября 1942 по октябрь 1943 года Л. М. Сандалов — начальник штаба Брянского фронта. 14 февраля 1943 года присвоено воинское звание "генерал-лейтенант". В августе 1943 года награждён полководческим орденом Кутузова I степени. С октября 1943 по март 1945 года — начальник штаба 2-го Прибалтийского фронта (сформированного на базе Брянского фронта). В августе 1944 года становится генерал-полковником. В марте-мае 1945 года — начальник штаба 4-го Украинского фронта. В 1945—1946 годах — начальник штаба Прикарпатского военного округа. В 1946—1947 годах — начальник оперативного управления и заместитель начальника Главного штаба Сухопутных войск. В 1947—1953 году — начальник штаба, 1-й заместитель командующего войсками Московского военного округа.В 1951 году Л. М. Сандалов попал в авиакатастрофу, перенёс несколько хирургических операций. Стал инвалидом, потеряв способность передвигаться. В 1953—1955 годах в распоряжении министра обороны СССР, а с сентября 1955 года — в запасе по болезни. В 1960—1980-х годах пишет военные мемуары, очерки и статьи. Скончался 23 октября 1987 года. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.
Награды: 3 ордена Ленина (1943,1945,1970), 4 ордена Красного Знамени (1942, 1943, 1944, 1950), Орден Суворова 1-й степени (23 мая 1945), орден Кутузова 1-й степени (27 августа 1943), орден Красной Звезды(22 февраля 1941), Орден Отечественной войны 1-й степени (1985), Орден Октябрьской революции (1980), Медали, а также 5 иностранных орденов и медали. ru.wikipedia.org/wiki/Сандал...
4. 5-я танковая дивизия сформирована в июле 1940 г. в ПрибВО на базе 2-й ЛТБР в составе 3-го МК. Перед войной дислоцировалась в городе Алитус. 22 июня, после выхода из пункта постоянной дислокации, дивизия должна была развернуться на фронте 30 км. Для обороны переправ в районе Алитуса и обеспечить отход 128-й СД. Части дивизии вступили в бой в разное время, по мере готовности. В тяжёлых условиях 5-я танковая дивизия не смогла выполнить боевую задачу - танковые части понесли большие потери и позволили немецким войскам захватить 3 моста через Неман. Сама дивизия оказалась в окружении на восточных берегах Немана в районе Алитуса и была практически уничтожена. Штаб 3-й танковой группы 22.06 информировал штаб армий “Центр”: “вечером 22 июня 7-я танковая дивизия имела крупнейшую танковую битву за период этой войны восточнее Олита против 5-й ТД. Уничтожено 70 танков и 20 самолетов (на аэродромах) противника. Мы потеряли 11 танков, из них 4 тяжелых...”. Командующий 3-й танковой группы Г.Гот позже вспоминал: “Для 3-й танковой группы явилось большой неожиданностью то, что все 3 моста через Неман, владение которыми входило в задачу группы, были захвачены неповреждёнными. Захват 3-х мостов стал возможен благодаря тому, что нападение явилось полной неожиданностью для противника и что последний потерял централизованное управление своими войсками”. Остатки дивизии 24 июня вошли в состав 13-й армии Западного фронта. 16 июля была расформирована. Командир п-к Ф.Ф.Федоров. bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=2985&Itemid=28
Судьба комдива 5-й Ф.Ф.Федорова никак не освящена в военно-исторической литературе. После расформирования дивизии Ф.Ф.Федоров был назначен начальником Московского автобронетанкового (АБТ) центра. Затем во главе сводного отряда центра Ф.Ф.Федоров отправился на фронт. Участвовал в обороне Москвы, воевал под Сталинградом и Ленинградом. В конце войны – начальник Соликамского танкового училища. Был награжден медалями за оборону Москвы, Сталинграда и Ленинграда. Умер 20 января 1945 г. во время эпидемии тифа и был похоронен в Камышине Сталинградской области, где тогда проживала его семья. www.pkariai.lt/?p=559
Замечание: многие из использованных оперативных документов, ранее ы такой редакции не публиковались. При сравнении с имеющимся в сети можно легко убедиться.
(продолжение следует) 07.01.2012 г. Александр Слободянюк
« Последнее редактирование: 07 Январь 2012, 07:08:15 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Новиченко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 885
   «В 17.00 24.6. в штарм-4 прибыл командир 5 тд, который доложил:
   1.В 12.30 части 5 тд оборонялись на восточной и южной окраинах Вильно, против двух тд и двух мд противника.
   В 22.00 23.6. замечено выдвижение пехотных частей в район Вильно.
   Дивизия имеет потери, до 70% личного состава и до 150 танков. Уничтожила до 300 танков и до 4-х батарей противника.
   Вильно никем не занято, по частям Красной Армии из окон домов велась стрельба.
   Части 184 сд, 118 сд, Виленского училища уходят в беспорядке на Молодечно. До б-на Виленского училища подчинены командиру 5 тд.
   Дивизия имеет до 70 боевых единиц, считая и бронеавтомобили. (ЦАМО Ф.208 ОП.2511 Д.36 Л.8, подлинник).


Здравствуйте, Александр Ануфриевич.
В документе речь идет видимо о штабе 13-ой армии Западного фронта. Вместо 118 сд правильно 128 сд.
С уважением, Александр.

« Последнее редактирование: 07 Январь 2012, 23:53:38 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 059
   «В 17.00 24.6. в штарм-4 прибыл командир 5 тд, который доложил:
   1.В 12.30 части 5 тд оборонялись на восточной и южной окраинах Вильно, против двух тд и двух мд противника.
   В 22.00 23.6. замечено выдвижение пехотных частей в район Вильно.
   Дивизия имеет потери, до 70% личного состава и до 150 танков. Уничтожила до 300 танков и до 4-х батарей противника.
   Вильно никем не занято, по частям Красной Армии из окон домов велась стрельба.
   Части 184 сд, 118 сд, Виленского училища уходят в беспорядке на Молодечно. До б-на Виленского училища подчинены командиру 5 тд.
   Дивизия имеет до 70 боевых единиц, считая и бронеавтомобили. (ЦАМО Ф.208 ОП.2511 Д.36 Л.8, подлинник).


Здравствуйте, Александр Ануфриевич.
В документе речь идет видимо о штабе 13-ой армии Западного фронта. Вместо 118 сд правильно 128 сд.
С уважением, Александр.

Александр доброй ночи!
Нет речь идет о штабе 4 армии. Этот доклад КТД-5 полковника Федорова Федора Федоровича, который был приложен к боевому донесению штаба армии без подписи по факту. Тем более, что дивизия находилась в подчинении другого фронта. После этого, вскоре остатки этой дивизии поступили в подчинение командующего 13-й армией. 18 июля 1941 года  5 танковая дивизия была расформирована. И все остальные сведения я точно в редакции показал на Форуме. Как видно, мягко говоря, комдив преувеличил заслуги соединения в танковом сражении и конечно же если бы его дивизия уничтожила 300 танков, то он стал Героем Советского Союза...
С уважением Александр Слободянюк   
Записан

Александр Новиченко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 885
Позвольте, Александр Ануфриевич, не согласится с Вами. В выложенном на сайте:
http://www.podvignaroda.ru
копии по указанным реквизитам фонд 208 опись 2511 дело 36 лист 8, можно отчетливо прочитать: «В 17.00 24.6. в штаб армии прибыл командир 5 тд, который доложил..." Как видите в документе не указан номер армии. У меня есть большое сомнение, что 24.6.41г. командир 5 тд мог попасть в штаб 4-ой армии (24.6.41г. штарм-4 находился в лесу в 2 км южнее Синявка, т.е. в 30 км юго-восточнее г.Барановичи). Из мемуаров С. П. Иванова (в июне 1941г. служил в штабе 13-ой армии) известно о прибытии в штарм-13 командира 5 тд Ф. Ф. Федорова.
http://militera.lib.ru/memo/russian/ivanov_sp/03.html
С уважением, Александр.


« Последнее редактирование: 11 Январь 2012, 05:22:31 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 059
Позвольте, Александр Ануфриевич, не согласится с Вами. В выложенном на сайте:
http://www.podvignaroda.ru
копии по указанным реквизитам фонд 208 опись 2511 дело 36 лист 8, можно отчетливо прочитать: «В 17.00 24.6. в штаб армии прибыл командир 5 тд, который доложил..." Как видите в документе не указан номер армии. У меня есть большое сомнение, что 24.6.41г. командир 5 тд мог попасть в штаб 4-ой армии (24.6.41г. штарм-4 находился в лесу в 2 км южнее Синявка, т.е. в 30 км юго-восточнее г.Барановичи). Из мемуаров С. П. Иванова (в июне 1941г. служил в штабе 13-ой армии) известно о прибытии в штарм-13 командира 5 тд Ф. Ф. Федорова.
http://militera.lib.ru/memo/russian/ivanov_sp/03.html

Александр доброе утро!
Можно спорить на эту тему до бесконечности, если бы ни одно обстоятельство.
Если Вы имели возможность увидеть копии этих документов, то конечно же не могли не обратить внимание, что они были выполнены рукописью и почерк оперативной сводки штаба штарма  4 от 24.6.41 г. и донесение командира 5 тд, были зафиксированы на листах бумаги одинакового размера, цвета и самое главное одной рукой. Это обстоятельство, по моему убеждению убедительно доказывает, что КД-5 находился в шарм-4.
Развитие дорожной сети на Западном ТВД не представляло труда для маневра войск, тем более танковых. Нам известно, что соединения танковых войск в операциях начального периода Отечественной войны совершали
маневры на значительные расстояния, значительно превосходящие  30 км...
Александр Слободянюк
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 059
В качестве дополнения Главный Маршал бронетанковых войск Ротмистров П.А. в книге "* танковая бригада в боях под Москвой"  на стр. 162 сообщает, что 5-я танковая дивизия в боях на границе  в первые дни войны уничтожила 170 танков, бронетранспортеров и бронеавтомобилей противника. Собственные потери составили 90 танков.
Александр Слободянюк
Записан

Александр Новиченко

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 885
Ну что тут можно сказать... От Молодечно до Синявка по прямой около 140 км....Считайте сами...
О потерях противника по моему мнению лучше всего судить по документам самого противника. Согласно немецким данным потери 7-ой германской танковой дивизии в бою с 5 тд за район Алитуса составили 11 танков безвозвратно.
Записан
Страниц: 1 ... 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »