Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Творчество о поисковом движении  (Прочитано 1946 раз)

Евгений Воронин

  • Участник
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3
    • WWW
Творчество о поисковом движении
« : 10 Август 2011, 22:36:31 »
Дорогие друзья!

У меня очень редко случается оказия поучаствовать в переписке на вашем форуме. Но мне очень близка тема Великой Отечественной. И она очень близка членам Ярославского историко-родословного общества. Вот какие строки родились год назад у председателя нашего общества Юрия Ивановича Аруцева, врача, художника и поэта. И эти слова посвящены ВАМ, дорогие наши поисковики. Далее лишь цитирую его обращение и посвящение в ваш адрес.

________________________________________

70-летию со дня начала Великой Отечественной войны

. . . . . .Поводом для рождения этого стихотворения послужил разговор с новоиспечённым кандидатом исторических наук, в котором молодой человек, совершенно забыв, кому он обязан жизнью, вальяжно расположившись в кресле, лихо и безапелляционно рассуждал о «бездарности» советского военного командования, о «пушечном мясе» (так он называл солдат той жуткой войны), об ошибках, промахах и т.п. Он с нескрываемой ненавистью отзывался о Георгии Константиновиче Жукове и о генералитете Советской Армии. Я слушал и не мешал ему излагать свои мысли. Свои ли?

. . . . . .Я слушал и зверел от ненависти к этому человеку и его родителям. Какие учителя стоят у него за спиной и есть ли у него Родина? Я не мог представить его в окопе рядом с его сверстниками в том первом бою – самом страшном. Миллионы ребят – совсем мальчишек и взрослых мужчин остались верны присяге и долгу и выполнили единственное, что должен выполнить человек на войне – выстоять, завалить врага, сравнять счет, победить свой страх, задержать врага на час, на минуту, на секунду, из которой завтра сложится общая Победа. Завтра! Отомстить за все и за всех сегодня, пока жив!

. . . . . .Поймёт ли этот человек когда-нибудь, ЧТО он мне говорил?

. . . . . .Я не был участником поисковых отрядов, но единственный раз в жизни видел, как поднимают останки ребят, как вскрывают медальон, оказавшийся пустым... Такое – не забывается. Это было под Новгородом.

. . . . . .Большое влияние на меня оказал и рассказ Андрея Николаевича Кочешкова, который принимал непосредственное участие в поиске и перезахоронении останков наших ребят. Особенно врезалось в память кощунственное желание представителей власти сфотографироваться НА ФОНЕ останков безымянных героев, не выделив ни копейки на погребение. Что и говорить! Мёртвые сраму не имут.

Цитировать
. . . . . .«А нашли меня случайно – молодой парнишка, чуть старше меня, лет двадцати, наверное. Сел на краю воронки, закурил незнакомым ароматным табаком и с ленцой ткнул длинным щупом в дно. И надо ж, прямо в меня попал!

. . . . . ."Есть!" – воскликнул он. Мне было радостно, и удивительно – неужели?

. . . . . .Мужики! Найдите нас! Вместе мы тут воевали, потом лежали вместе. Хотелось бы и после не расставаться».

. . . . . .(Из рассказа Алексея Геннадьевича Ивакина «Меня нашли в воронке».)

. . . . . .Это стихотворение я посвящаю всем тем, кто принимал и принимает участие в поиске и перезахоронении останков советских военнослужащих – бойцов и командиров Красной Армии, павших на полях Великой Отечественной войны. Я посвящаю его ребятам, погибшим в своем первом и последнем бою, успевшим и не успевшим сравнять счет.

. . . . . .Поклон вам до земли.
________________________________________

***

Который год лежу я здесь, на рубеже,
И тишина у нас, и пули не свистят,
Не жмусь к земле, и страха нет уже,
А как я дрался – гильзы подтвердят.

Винтовочка со мной! Все эти годы.
Лежит подружкой, рядом, под рукой.
Березки русские над нами хороводы
Выводят тихо летнею порой.

Окопчик мой, сравнявшийся с землею,
Наверно не найти теперь, как и меня.
Свое последнее пристанище родное
Я выкопал с любовью, не спеша.

Я из него равнял свой счет с фашизмом,
Смотря в прицел, как в поле из окна.
И мне казалось, что под небом чистым
Царят по-прежнему и мир, и доброта!

Как будто не в прицел, а в школьное окно
Смотрю во все глаза на нашу Сашку!
Я приглашу ее, наверное, в кино,
Поймав в ответ улыбку нараспашку!

Мы думали о жизни, и мечтали.
Я маму вспомнил, и сестру мою.
По каске новенькой осколки запевали
Дурными соловьями песнь свою!

Но вот уж началось! Как будто не со мною,
Откуда этот страх, что аж дрожит душа,
Я делаю движение простое,
И клацаю затворам, чуть дыша.

Как быстро началось! Уже среди разрывов
Я вижу цепь людей. Нет! Не людей – врагов!
А в голове безудержным мотивом
Мелькают образы прадедов и отцов.

Наверное, им тоже было страшно.
Но ведь не так, как мне теперь, сейчас,
Как хочется, как хочется обратно
В ту юность, не прожитую для нас!

Ах, батя! Родненький! Ты видишь – я не трушу!
В мой первый в жизни, самый страшный бой,
Хотя навыворот вытягивает душу
Летящих мин нетерпеливый вой.

Попал в прицел во всем зеленом парень.
Он, видно, тоже маму вспоминал –
Упал, взмахнув, как крыльями, руками,
И гильза первая ушла к моим ногам!

Еще вложил я за соседа, справа!
Из гильзы струйкой, как душа – дымок…
Сосед что слева, то ли Ваня, то ли Слава,
Молчит, закончив первый бой не в срок.

Ведь утром же мы с ним еще курили
Впервые в жизни, кашлем заходясь,
Не став мужчинами, о женщинах шутили,
Как девушке, Отчизне поклянясь!

Одна обойма кончилась! Другая!
Равняю счет за тех и за других,
Не веря все еще, не понимая,
Как гаснет пламя жизней молодых!

Еще один! Еще один завален!
Придет ли бою этому конец?!
Не знаю, но моим свинцом завален
Немецких рыцарей зеленый молодец!

Скользит ладонь с приклада от крови.
Моя ль она, а может быть чужая,
Поди ж теперь попробуй, разбери,
Не до того! И разница какая!

Людская кровь, кровавая руда,
Над ней трудились сотни поколений,
Течет рекой широкой в никуда,
Не дай Господь – в беспамятство забвений!

И вдруг – разрыв! Осколочек лихой,
В лицо вонзился, пробежав в висок.
Промчался раскаленною струей,
Вмиг оборвав, что я любил и мог.

И темнота. И ночь. Я терпеливый.
Так день за днем – пришел и век другой.
Я был убит без боли. Я счастливый,
Жаль, был короткий, этот первый бой!

Семидесятая весна встречает нас!
Опять тепло и вишни зацвели,
А мы лежим, не беспокоя вас,
Почти что рядом с ЖИЗНЬЮ, но – вдали.

Как долго ждем, что вынесут и нас.
Своих давно ведь немцы унесли.
И гансов тех, убитых мной ЗА ВАС
Они, уж точно, в списки занесли.

Поет семидесятая весна
На все лады, от мира ошалев,
А среди нас такая тишина –
Не выскажу, на веки онемев.

Мой медальон, наполненный водою,
Лежит поодаль – мне видать его –
Зарос дерном, засыпался листвою,
Навряд ли, братцы, вам найти его.

Без суеверий я успел его заполнить,
И буквы выводил, как в классе, в аккурат.
Все образы родных пытаюсь вспомнить,
А все обрывки памяти летят.

У немцев медальоны – это сила!
А наш – дерьмо! Чуть что – прощай навек.
Хоть смерть нас одинаково косила,
Да наш пропал безвестным человек.

Безвестный медальон, как без вести пропавший,
Родителям бойца уже не принесут,
Пустышки мертвые на миллионы павших,
Что проку в том, что их теперь найдут?

Мне повезло – я, словно, невредимый.
А чуть подальше – страшно говорить –
Сестричку нашу так накрыло миной,
Что не найдете, что и хоронить…

Она Ерастова с «нейтралки» дотащила!
Комбата нашего, а он уж не живой.
У девочки, откуда взялась СИЛА?!
Для них обоих был последним бой…

Меня ж нашли, считай, почти случайно.
Парнишка, как и я, лет двадцати,
Присел на край и щупом ткнул нечайно,
Попав в меня – не в мину, в мать ити!

Вы б аккуратней тут по нам ходили.
Здесь их полно, прошедших через ствол,
Здесь больше нас снарядов находили –
На этом поле смерти ВЕЧНЫЙ СТОН.

Тут этого добра средь нас навалом!
И кучами, и россыпью лежат –
Земля спеклася кровью и металлом –
А ты лопатой тычешь наугад!

Из года в год, а рвет над нашим лесом
Протяжным эхом разрывной хлопок,
И чья-то жизнь с печальным интересом
Душой упрется в неба потолок…

Который год лежу я здесь, на рубеже.
И тишина у нас… и пули не свистят…
Не жмусь к земле – я сам земля уже,
А как я дрался – гильзы подтвердят!

Семидесятый год выпускников –
Ребят и девочек – счастливых и живых!
А я не вижу снов, не слышу слов –
Ни одноклассников, ни близких, ни родных…

Не век же коротать под снегом и дождями –
Придет черед когда-нибудь и мой!
И пропоет РОДНЫМИ соловьями
Салют солдатский над моей главой!

А вам твердят уж на исходе века,
Что мы как будто плохо воевали,
Что командиры не щадили человека,
И что кроваво-долго отступали.

Упорно вам твердят – мы плохо воевали!
Отцам и женам, вашим малым детям!
Что, будто Родину проспали-прозевали!
Я – мертвый – я за всех отвечу этим…!

Чу! Звякнула лопатка! В сантиметре!
Эх! Не нашли сегодня. Завтра подберут –
Нас много на прострельном этом метре.
Ребята! Черти! Тут я! Тут я!! Тут!!!

Вдруг, чувствую, что и меня находят!
Вот моего плеча едва коснулся щуп,
Я ВИЖУ – ослепительное солнышко восходит!
Как радостно, что люди здесь живут!

Как хорошо, что вместе нас сложили:
Вот рядом Ваня, Женька и Асхат.
Как много нас! Как много нас побили!
Глянь в небеса – журавлики летят!!!

Как хорошо, что нас не разлучили –
Мы погибали вместе, вместе и лежим.
Вы бы за нас письмишко сочинили
Всем-всем родителям – ушедшим и живым!

Ну, наконец-то, люди, я отвоевался!
Окоп оставил свой и на века
Живым для всех! Для всех живым остался,
Исполнив долг военный до конца!

Ю.И. Аруцев, Ярославль, 2010 год

________________________________________

Историческая справка:
По данным института военной истории, из всех военнослужащих Красной армии и флота, призванных в действующую армию в 1941 году, на май 1945 года в живых оставалось не более 2-3%, большая часть из которых являлась инвалидами

Историческая справка:
По сообщениям Германского Верховного командования, спустя шесть месяцев после вторжения в Россию, Вермахт потерял около 12000 (!) танков, из которых 5000 германского производства, 5000 французских, 1500 трофейных советских и около 500 чешских. Из 500000 автомашин, задействованных на Восточном фронте, 450000 (!) было уничтожено или разбито. Фашистская Германия несла сокрушительные потери и оставалась сильнейшей военной державой только за счет эксплуатации экономики, военной техники и людских ресурсов европейских государств.

Историческая справка:
Из 1418 суток Великой Отечественной войны 1320 суток приходилось на наступательные действия той или другой стороны. В итоге, советские войска разгромили 607 (!) дивизий стран фашистского блока.

Историческая справка:
Каждые сутки на советско-германском фронте выбывало из строя в среднем 20869 человек. Из них безвозвратно – 8000. Самые большие среднесуточные потери советских войск были в летне-осенних кампаниях 1941 г. – 24000 (!) человек и 1943 г. – 27300 (!) человек.


ВСЕГО ЗА ПОЛГОДА ВОЙНЫ
СОЛДАТЫ И ОФИЦЕРЫ КРАСНОЙ АРМИИ
ПЕРЕМОЛОЛИ СИЛЬНЕЙШУЮ АРМИЮ МИРА,
НА КОТОРУЮ РАБОТАЛА ВСЯ ЕВРОПА.
ВЕЧНАЯ ИМ БЛАГОДАРНОСТЬ
И ПАМЯТЬ В ВЕКАХ!
________________________________________

Тема на Форуме Ярославского историко-родословного общества.
Тема на Форуме Союза Возрождения Родословных Традиций.
Тема на Форуме ВГД.





Источник фотографий: http://ww2history.ru/

Вторая фотография: Карелия, июль 1999 г. Автор снимка - Ольга Николаевна Нагибина, г. Северодвинск. "Минное поле" на северном берегу озера Вара-Ярви, 47-й км шоссе Лоухи - Кестеньга; останки 205 воинов 186 сд и около 150 воинов 263 сд на квадрате 300 х 300 метров.
« Последнее редактирование: 11 Август 2011, 06:36:04 от Абрамов А.И. »
Записан

Евгений Воронин

  • Участник
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3
    • WWW
Фильм
« Reply #1 : 10 Август 2011, 22:38:02 »
А пару дней назад я смонтировал фильм по стихам "Который год лежу я здесь, на рубеже...". Его можно посмотреть ЗДЕСЬ.

« Последнее редактирование: 10 Август 2011, 22:49:47 от Евгений Воронин »
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »