Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Лётчики "Аэрофлота" в борьбе за Севастополь  (Прочитано 2504 раз)

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Онлайн Онлайн
  • Сообщений: 24 220
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Эту тему я начну с текста моего справочного материала, опубликованного в одном из выпусков альманаха "Military Крым" (2007, № 7, С. 46 – 49):

"2007 - 2012 © К.Б.Стрельбицкий
Транспортная деятельность самолётов Московской авиационной группы особого назначения по снабжению и эвакуации осаждённого Севастополя в июне 1942 года (хроника и статистика).

Вниманию читателей «Милитари Крым» предлагается справочный материал, посвященный одной из малоизвестных страниц героической обороны Севастополя 1941 - 1942 гг. Речь идёт об участии в ней в конце июня 1942 г. лётчиков Московской авиационной группы особого назначения (МАГОН) - приданного ВВС РККА специального соединения транспортных самолётов Главного управления Гражданского воздушного флота СССР (ГУ ГВФ).
Нельзя сказать, что данный вопрос вообще никак не освещался в специальной отечественной военно-исторической литературе. Однако, на наш взгляд, изложение его до сих пор было весьма поверхностным и во многом неточным, что имеет своё очевидное объяснение. Дело в том, что до нас, к сожалению, ни один исследователь не использовал полный корпус оперативных документов МАГОН лета 1942 г., находящихся в практически неизвестном даже специалистам по истории отечественной авиации архивохранилище бывшего ГУ ГВФ СССР в Москве.
Объём содержащейся в этих документах фактической информации по данному вопросу столь велик, что предлагаемый нами вниманию читателей «МИЛИТАРИ Крым» справочный материал может считаться лишь своего рода краткой справкой. Она разделена нами на 10 частей - по числу лётных дней (точнее - ночей) в конце июня 1942-го, когда самолёты МАГОН действовали «по Севастополю».
В каждой из этих частей указывается количество вылетевших в осаждённый город с аэродромов «Краснодар-Центральный» и «Кореневская» самолётов ПС-84с указанием их бортовых номеров и фамилий командиров экипажей, количество машин, вернувшихся с маршрута и долетевших до цели, объем и номенклатура доставленных ими в Севастополь грузов и вывезенного из Севастополя груза и личного состава СОРа рейсами на «Большую землю».

21/22 июня 1942: В Севастополь вылетело 6 самолётов ПС-84: №№ Л3490 (Червяков), Л3912 (Любимов), Л3947 (Колесников), Л3959 (Ильченко), Л3991 (Моисеев), Л3996 (Скрыльников). Самолёт Л3991 вернулся назад «из-за потери ориентировки», а 5 оставшихся ПС-84 доставили в Севастополь 8.937 кг грузов:3.626 кг снарядов (88 шт. 122-мм обр. 1938 г., 64 шт. 76-мм обр. 1931 г.) и 5.311 кг сухарей.
Обратно 5 самолётами было вывезено 56 человек: 2 раненых и 54 пассажира (лётный состав 3 ОАГ).

22/23 июня 1942: В Севастополь вылетело 12 самолётов ПС-84: №№ Л3445 (Кошевич), Л3490 (Червяков), Л3493 (Гопштейн), Л3909 (Грушевский), Л3912 (Любимов), Л3947 (Колесников), Л3959 (Ильченко), Л3966 (Бибиков), Л3974 (Шутов), Л3976 (Неронов), Л3988 (Смирнов), Л3996 (Скрыльников). Самолёт Л3959 вернулся назад из-за «отказа материальной части - отсоединение тяги высотного коллектора на левом моторе», а 11 оставшихся ПС-84 доставили в Севастополь (Л 3493 и Л3909 - со сбрасыванием на парашютах, 9 других - с посадкой) 19.933 кг грузов: 19.835 кг снарядов (150 шт. 152-мм обр. 1937 г., 52 шт. 122-мм обр. 1938 г., 92 шт. 107-мм обр. 1910/30 гг., 164 шт. 76-мм обр. 1931 г.) и 98 кг шоколада.
Обратно 9 самолётами было вывезено 800 кг груза и 164 человека: 130 раненых и 34 пассажира (из них 17 человек лётного состава 3 ОАГ).

23/24.06.1942: В Севастополь вылетело 12 ПС-84: №№ Л3445 (Кошевич), Л3490 (Червяков), Л3493 (Гопштейн), Л3912 (Любимов), Л3947 (Колесников), Л3965 (Пономаренко), Л3966 (Бибиков), Л3974 (Шутов), Л3976 (Неронов), Л3988 (Смирнов), Л3996 (Скрыльников), Л3997 (Шашин). 5 самолётов (Л3445, Л3490, Л3493, Л3996, Л3997) вернулись назад «согласно приказа командования авиагруппы» из-за сложившихся «по всему маршруту у цели и в районе её плохих метеорологических условий» - «сильные грозовые образования», «не смогли пробить грозовой фронт», а 7 оставшихся ПС-84 доставили в Севастополь (Л3965 - со сбрасыванием на парашютах, 6 других - с посадкой) 12.682 кг снарядов - 100 шт. 152-мм обр. 1937 г., 110 шт. 107-мм обр. 1910/30 гг.
Обратно 6 самолётами было вывезено 124 человека: 91 раненый и 33 пассажира (из них 24 человека лётного состава 3 ОАГ).

24/25.06.1942: В Севастополь вылетело 13 ПС-84: №№ Л3445 (Кошевич), Л3465 (Полосухин), Л3490 (Червяков), Л3493 (Гопштейн), Л3912 (Любимов), Л3947 (Колесников), Л3954 (Кварталов), Л3965 (Пономаренко), Л3974 (Шутов), Л3976 (Неронов), Л3988 (Смирнов), Л3996 (Скрыльников), Л3998 (Куликов).
2 самолёта вернулись назад (Л3947 «из-за потери ориентировки» и Л3996 «из-за неисправности материальной части - тряска, перегрев и отказ правого мотора»), а 11 оставшихся ПС-84 доставили в Севастополь (Л3465 со сбрасыванием на парашютах, 10 других - с посадкой) 1 пассажира и 19.067 кг снарядов - 198 шт. 152-мм обр. 1937 г., 69 шт. 107-мм обр. 1910/30 гг., 165 шт. 76-мм обр. 1938 г., 60 шт. 76-мм обр. 1931 г.
Обратно 10 самолётами было вывезено 600 кг груза и 206 человек: 150 раненых (из них 19 - лежачих) и 36 пассажиров (из них 19 человек лётного состава 3 ОАГ).

25/26.061942: В Севастополь вылетело 14 ПС-84: №№ Л3445 (Кошевич), Л3465 (Полосухин), Л3490 (Червяков), Я3493 (Гопштейн), Л3912 (Бибиков), Л3947 (Колесников), Л3954 (Кварталов), Л3965(Пономаренко), Л3974 (Шутов), Л3976 (Неронов), Л3988 (Смирнов), Л3996 (Скрыльников), Л3997 (Шашин), Л3998 (Куликов).
1 самолёт (Л3490) вернулся назад из-за «неисправности материальной части» - «периодическое обрезание моторов из-за некондиционности горючего», а 13 оставшихся ПС-84 доставили в Севастополь 1 пассажира и 22.910 кг грузов: 240 шт. 7,62-мм винтовок и 444 снаряда - 104 шт. 152-мм обр. 1937 г., 180 шт. 122-мм обр. 1910/30 гг., 160 шт. 85-мм обр. 1938 г.
Обратно 11 самолётами (без Л3965 и Л3998, улетевших пустыми «за отсутствием раненых») было вывезено 800 кг груза и 223 человека: 174 раненых и 49 пассажиров (из них 46 человек лётного состава З-й ОАГ).

26/27.06.1942: В Севастополь вылетело 15 ПС-84: №№ Л3445 (Кошевич), Л3465 (Полосухин), Л3475 (Русаков), Л3490 (Червяков), Л3493 (Гопштейн), Л3912 (Любимов), Л3947 (Колесников), Л3954 (Кварталов), Л3965 (Пономаренко), Л3974 (Шутов), Л3976 (Неронов), Л3988 (Смирнов), Л3996 (Скрыльников), Л3997 (Шашин), Л3998 (Куликов).
Все 15 машин доставили в Севастополь 29.741 кг грузов: 260 шт. 7,62-мм винтовок и 2.393 снаряда - 22 шт. 152-мм обр. 1937 г., 30 шт. 152-мм обр. 1909/30 гг., 204 шт. 122-мм обр. 1910/30 гг., 172 шт. 85-мм обр. 1938 г., 270 шт. 76-мм обр. 1902/30 гг., 372 шт. 76-мм обр. 1931 г., 1.320 шт. 45-мм обр. 1932/34 гг.
Обратно 15 самолётами было вывезено 2.500 кг груза и 295 человек: 249 раненых и 46 пассажиров (все - лётно-технический состав 3 ОАГ, из них 28 - лётчики).

27/28.06.1942: В Севастополь вылетело 15 ПС-84: №№ Л3445 (Кошевич), Л3465 (Полосухин), Л3475 (Русаков), Л3493 (Гопштейн), Л3912 (Любимов), Л3947 (Колесников), Л3954 (Кварталов), Л3965 (Понома-ренко), Л3966 (Бибиков), Л3974 (Шутов), Л3976 (Неронов), Л3988 (Смирнов), Л3996 (Скрыльников), Л3997 (Шанин), Л3998 (Куликов).
Все 15 машин доставили в Севастополь 28.380 кг снарядов - 60 шт. 152-мм 1909/30 гг., 248 шт. 122-мм обр. 1910/30 гг., 288 шт. 85-мм обр. 1938 г., 473 шт. 76-мм обр. 1938 г., 258 шт. 76-мм обр. 1931 г., 1.700 шт. 45-мм обр. 1932/34 гг.
Обратно 15 самолётами было вывезено 350 кг груза и 338 человек: 326 раненых и 12 пассажиров.

28/29.06.1942: В Севастополь вылетело 14 ПС-84: №№ Л3445 (Кошевич), Л3465 (Полосухин), Л3475 (Русаков), Л3490 (Червяков), Л3493 (Гопштейн), Л3912 (Любимов), Л3947 (Колесников), Л3954 (Кварталов), Л3966 (Бибиков), Л3974 (Шутов), Л3976 (Неронов), Л3991 (Моисеев), Л3997(Шанин), Л3998 (Куликов).
Все 14 машин доставили в Севастополь 27.017 кг грузов: 25.024 кг снарядов (45 шт. 152-мм обр. 1937 г., 68 шт. 152-мм обр. 1909/30 гг., 288 шт. 122-мм обр. 1910/30 гг., 340 шт. 85-мм обр. 1938 г., 190 шт. 76-мм обр. 1938 г., 16 шт. 76-мм обр. 1931 г.) и 1.794 кг продовольствия (600 кг сгущённого молока, 554 кг сушёного мяса, 241 кг сухарей, 200 кг фруктов, 199 кг шоколада).
Обратно 13 самолётами (без Л3997, вышедшего из строя при посадке и оставленного в Севастополе) было вывезено 1.280 кг груза и 293 человека: 250 раненых и 43 пассажира (из них 41 лётчик ОАГ).

29/30.06.1942: В Севастополь вылетело 16 ПС-84: №№ Л3437 (Мосалёв), Л3445 (Кошевич), Л3465 (Полосухин), Л3475 (Русаков), Л3490 (Червяков), Л3912 (Любимов), Л3947 (Колесников), Л3954 (Кварталов), Л3965 (Пономаренко), Л3966 (Бибиков), Л3974 (Шутов), Л3976 (Неронов), Л3988 (Смирнов), Л3991 (Моисеев), Л3996 (Скрыльников), Л3998 (Куликов). Самолёт Л3465 вернулся назад «из-за тряски правого мотора», а 15 оставшихся ПС-84 доставили в Севастополь (Л3437, Л3475, Л3954, Л3490, Л3988 - со сбрасыванием с парашютами, 10 - с посадкой) 4 пассажиров (ремонтная бригада для самолёта Л3997 - см. выше) и 28.273 кг груза: 26.550 кг снарядов (28 шт. 152-мм обр. 1937 г., 56 шт. 122-мм обр. 1938 г., 99 шт. 122-мм обр. 1910/30 гг., 55 шт. 122-мм обр. 1931 г., 213 шт. 107-мм обр. 1910/30 гг., 272 шт. 85-мм обр. 1938 г., 365 шт. 76-мм обр. 1938 г., 26 шт. 76-мм обр. 1931 г.) и 1.723 кг продовольствия (408 кг сгущённого молока, по 400 кг сухого молока и яичного порошка, 200 кг сала-шпиг, 195 кг шоколада, 120 кг сухарей).
Обратно 9 самолётами (без Л3912, который «загрузку с Севастополя не взял ввиду тряски правого мотора») было вывезено 3.250 кг груза и 199 человек: 10 раненых и 189 пассажиров (из них 110 человек летнотехнического состава 3 ОАГ).

30.06./01.07.1942: В Севастополь вылетело 15 ПС-84: №№ Л3437 (Мосалёв), Л3445 (Кошевич), Л3465 (Полосухин), Л3475 (Русаков), Л3490 (Червяков), Л3493 (Гопштейн), Л3912 (Любимов), Л3965 (Пономаренко), Л3966 (Бибиков), Л3974 (Шутов), Л3976 (Неронов), Л3988 (Смирнов),Л3990 (Осадчиев), Л3996 (Скрыльников), Л3998 (Куликов).
2 самолёта (Л3437, Л3490) вернулись назад «вследствии ненахождения цели», ещё 1 (Л3465) «не обнаружил цели в виду отсутствия к моменту его прилёта световых сигналов на цели», а 12 оставшихся ПС-84 доставили в Севастополь 1 пассажира и 25.435 кг груза: 23.714 кг снарядов (50 шт. 152-мм обр. 1909/30 гг., 74 шт. 122-мм обр. 1931 г., 90 шт. 122 мм обр. 1910/30 гг., 34 шт. 107-мм обр. 1910/30 гг., 208 шт. 85-мм обр. 1938 г., 30 шт. 76-мм обр. 1927 г., 150 шт. обр. 1902/30 гг., 156 шт. 76-мм обр. 1931 г.) и 1.721 кг продовольствия (822 кг сухарей, 500 кг «фрикадонов» ( так в документе - прим. авт.), 200 кг сала-шпиг, 199 кг шоколада).
Обратно 12 самолётами было вывезено 3.490 кг груза и 251 человек: 29 раненых и 222 пассажира.

Подведём некоторые итоги вышесказанному.
Всего за 10 лётных дней лётчики ОМАГ совершили 132 самолёто-вылета из Краснодара в Севастополь. При этом до цели дошло 118 машин (в целом), из которых 9 произвели сбрасывание грузов на парашютах, а остальные 109 произвели там посадку. Всего они доставили туда 7 пассажиров и 222.176 кг грузов, в том числе:

а) 9.955 шт. (211.529 кг) снарядов для орудий следующих систем:
для 152 мм пушек-гаубиц образца 1937 г. - 647 шт
для152-мм пушек-гаубиц образца 1909/1930 ГГ - 208 шт.,
для 122-мм гаубиц образца 1938 г. 0 196 шт.,
для 122-мм гаубиц образца 1910/1930 гг. - 1.109 шт.,
для 122-мм пушек образца 1931 г. - 129 шт.,
для 107-мм пушек образца 1910/1930 гг. - 518 шт.,
для 85-мм зенитных пушек образца 1938 г. -1.404 шт.,
для 76-мм полковых пушек образца 1927 г. - 30 шт.,
для 76-ММ дивизионных пушек образца 1902/1930 гг. - 420 шт,,
для 76-ММ горных пушек образца 1938 г. - 1.158 шт.,
для 76-мм зенитных пушек образца 1931 г. -1.116 шт.,
для 45-мм противотанковых пушек образца 1932/1934 гг. - 3.020 шт.,

б) 500 шт. 7,62-мм винтовок;
в) 10.647 кг продовольствия:
6,494 кг сухарей,
1.008 кг сгущённого молока,
691кг шоколада,
554 кг сушёного мяса,
500 кг «фрикадонов» ( так в документе)
по 400 кг сухого молока, яичного порошка и сала-шпиг,
200 кг фруктов.

Обратно 105 машин вывезли в целом 2.149 человек (в том числе - 1.411 раненых и 738 пассажиров (из них не менее 229 человек лётного и 128 лётно-технического состава 3 ОАГ) и 13.070 кг грузов (в том числе - не менее 408 парашютов).
В результате этих действий всего лётчиками ОМАГ было перевезено в Севастополь и вывезено оттуда в Краснодар 235.246 кг грузов и 2.156 человек.

Таким образом, в среднем за один результативный полёт в Севастополь одним самолётом ПС-84 доставлялось туда 1.883 кг груза (в том числе -1.793 кг боеприпасов и 90 кг продовольствия), а оттуда в Краснодар 12 раненых и 6 пассажиров) и 111 кг груза.
При этом максимальное количество груза для Севастополя за один полет - по 2 210 кг. – доставили 28 июня экипажи двух самолетов – Л3974 ( Василий Иванович Шутов) и Л3976 (Иван Егорович Неронов), а максимальное число людей - 31 человек (при норме в 20!) - из Севастополя на «Большую землю» вывез 29 июня экипаж самолёта ПС-84 2-й эскадрилий ОМАГ Л3954 (Сидор Егорович Кварталов).
Указанные выше 132 самолёто-вылета в Севастополь совершила 21 машина ОМАГ с бортовыми номерами Л3437 (2 вылета), Л3445 (9), Л3465 (7), Л3475 (5), Л3490 (9), Л3493 (8), Л3909 (1), Л3912 (10), Л3947 (9), Л3954 (6), Л3959 (2), Л3965 (7), Л3966 (6), Л3974 (9), Л3976 (9), Л3988 (8), Л3990 (1), Л3991 (3), Л3996(9), Л3997 (5), Л3998 (7).
Из 21 перечисленной выше машины ОМАГ «полный цикл» полётов (по маршруту Краснодар - Севастополь - Краснодар с промежуточной посадкой на аэродроме «Херсо-несский Маяк») выполнило 19 самолётов ПС-84 (без Л3437 и Л3909):
все 10 полётов - Л3912,
по 9 - Л3974, Л3976,
по 8 - Л3445, Л3947,
по 7 - Л3988, Л3996,
по 6 - Л3493, Л3966, Л3998,
по 5 - Л3490, Л3954, Л3965,
по 4 - Л3465, 3 - Л3997,
по 2 - Л3991, по
по 1 - Л3475,

Экипаж самолёта ПС-84 № Л3912 из состава 3-й авиационной эскадрилий ОМАГ во главе с командиром корабля лейтенантом Василием Васильевичем Любимовым летал каждый из 10 дней полётов по полному циклу. За 10 полётов в Севастополь он доставил туда 17.122 кг грузов, за 10 обратных - 83 раненых, 62 пассажира и 1.515 кг груза то есть всего перевёз 18.637 кг грузов и 145 человек.
Лейтенант В.В.Любимов был награждён орденом Красного Знамени, государственные награды получили и другие члены экипажа самолета".

С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Онлайн Онлайн
  • Сообщений: 24 220
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Ниже вашему вниманию предлагается текст моей новой работы, являющейся продолжением вышеприведённой:

2012 © К.Б.Стрельбицкий
(Москва, Российская Федерация)

«Я СЛЫШУ ТРЕСК, И МАШИНА НАКРЕНИЛАСЬ…», ИЛИ ВНОВЬ О ТРАНСПОРТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ САМОЛЁТОВ
МОСКОВСКОЙ АВИАЦИОННОЙ ГРУППЫ ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ ПО СНАБЖЕНИЮ И ЭВАКУАЦИИ СЕВАСТОПОЛЯ В ИЮНЕ 1942 ГОДА

…Вернувшись утром 29 июня 1942 года из Севастополя в Краснодар командир воздушного корабля ПС-84 за номером «Л3475» Русаков сёл за письменные отчёты. В тот же день на имя командира Московской авиационной группы особого назначения Главного Управления Гражданского Воздушного флота при Совете Народных Комиссаров Союза ССР (МАГОН ГУГВФ СНК СССР) поступило от него, в частности, донесение следующего содержания:
«Настоящим доношу, что во время стоянки на аэродроме Севастополь вражеские самолёты производили бомбёжку аэродрома. Одна бомба упала около посадочного знака «Т». В это время прилетела очередная машина «ПС-84» и делала круги над аэродромом. После посадки пыли машина «ПС-84» по разрешению финишёра произвела посадку. Посадка была произведена на оценку «хорошо». Самолёт коснулся земли нормально, около «Т», но когда он пробежал 50 метров, послышался треск, и самолёт развернулся влево. При взлёте я видел, что этот самолёт стоит с поднятой плоскостью, развернувшись более, чем на 90°. Вот всё, что я видел».
Так, из этого краткого донесения, подписанного вслед за командиром 2-м пилотом и штурманом самолёта «Л3475», командованию МАГОН стало известно, что одна из её машин потерпела аварию на аэродроме «Херсонесский маяк» и, таким образом, осталась в Севастополе…
…В 7-м выпуске альманаха «Military Крым» за 2007 год был опубликован наш справочный материал под названием «Транспортная деятельность самолётов Московской авиационной группы особого назначения по снабжению и эвакуации осаждённого Севастополя в июне 1942 года (хроника и статистика)». В этой, вызвавшей значительный интерес среди читателей и пользователей Интернета статье мы тогда лишь кратко упомянули о самолёте с бортовым обозначением «Л3997», «вышедшем из строя при посадке и оставленном в Севастополе». Сегодня, по вновь выявленным архивным документам мы можем подробно описать этот эпизод севастопольской эпопеи лётчиков Аэрофлота…
…Этой аварийной машиной стал военно-транспортный самолёт «ПС-84» с бортовым обозначением «Л3997» из состава 1-й (ошибочно – 4-й) авиационной эскадрилии МАГОН. В последнем полёте его экипаж составляли командир воздушного корабля (1-й пилот) Шашин, 2-й пилот Клоков, бортмеханик Шишкин, бортрадист Щукин, а так же два бортстрелка, имена который в различных документах разнятся (по одним данным это были Герасименко и Губашкин (или Губашин), по другим - Новохатный и Палагин). «Объяснения» по поводу случившейся аварии двух из них на имя своего комэска нам удалось выявить в архивных фондах. Тексты этих документов мы приведём ниже полностью, но с соответствующей литературной редакцией оригиналов, которую явно требовали эти рукописные «Объяснения». Так, командир аварийного воздушного корабля старший лейтенант В.Н.Шашин утром 1 июля подробно описал произошедшее следующим образом:
«28-VI-(19)42 (года), получив задание на полёт от Кореневской до Севастополя с грузом в 2000 килограмм и вылетев по плану в 22.20, я пришёл в Севастополь в 00.45. Сделав круг, я зашёл на посадку. Мне дали красную ракету – запрещение посадки. Уйдя на второй круг, я вновь зашёл на посадку и, получив разрешение, произвёл таковую. После касания земли самолёт правым колесом попал в воронку, ударился на пробеге и стал падать на правое крыло. Я немедленно стал тормозить левым колесом и выключил моторы и перекрыл бензопитание. Самолёт, развернувшись на 90°, подмял под себя правую пирамиду шасси. Выйдя из самолёта, я обнаружил, что сломано вследствие того, что самолёт попал в воронку: правая ферма шасси, сломан задний подкос и вырван узел крепления подкоса, погнут правый винт и спущено левое колесо. Вызванным взводом бойцов самолёт был приподнят и отбуксирован на границу аэродрома и там замаскирован. Одновременно нами было сообщено по радио на базу о том, чтобы нам выслали новую правую ферму, винт и колесо. В ночь с 29 на 30.VI-(19)42 самолёты привезли ремонтную бригаду, но без необходимых деталей, и одновременно нам было дано указание, чтобы экипаж вылетел оттуда, оставив ремонтную бригаду для ремонта. Учитывая сложность обстановки, я остался с бортмехаником, чтобы за день организовать ремонт и ночью улететь. Усилиями ремонтной бригады и местного ПАРМа под артиллерийским огнём и бомбёжкой самолёт удалось восстановить для перелёта на «Большую землю». Зная, что нам не привезли винт в ночь с 29 на 30.VI-(19)42, мы отдали свой аварийный в местный ПАРМ для его ремонта на всякий случай – если нам не привезут таковой в ночь с 30 июня на 1.VII-(19)42, что и случилось. Винт, который мы отдали в ПАРМ для ремонта, не был сделан (исправлен) вследствие её бомбёжки. Таким образом, самолёт был готов к перегонке за исключением  винта, и вследствие того, что бригаде здесь пока больше было делать нечего, мною были даны указания, чтобы они(, члены бригады) рассаживались по самолётам по два человека. Я сам с большим трудом сел на самолёт «Л3985» и вылетел. Одновременно мною была достигнута договорённость с комендантом местного гарнизона, который сказал, чтобы мы улетали все, а завтра, то есть в ночь с 1 на 2.VII-(19)42 привозили новый винт и улетали с ним».
Так же благополучно (но – отдельно от своего командира) вернувшийся из Севастополя бортмеханик «Л3997» В.Шишкин в «Объяснении» писал следующее:
«Задание было дано нам на полёт в Севастополь в 22.20. Придя в Севастополь и сделав круг, мы пошли на посадку. Нам дали красную ракету, и мы полетели на второй круг. Мы вновь зашли на посадку, командиром корабля мне была дана команда выпустить щитки, и я последнюю выполнил. После чего я слышу треск, и машина накренилась. Я выключил моторы и стал организовывать убирание самолёта со старта. После этого я стал быстро приниматься за работу для восстановления самолёта. Пилоты обследовали место посадки и нашли, что мы попали в воронку. Самолёт потерпел поломку (так в оригинале): 
1. Воздушный винт ВИШ-21
2. Ферма шасси
3. Колесо (2 штуки)
4. Вильчатый подкос
5. Рама с узлом
6. Трос к элеронам
7. Малая помятость и покоробилась плоскость правая (так в оригинале).
Я восстановил самолёт для временного перелёта на базу. Ввиду того, что наш вылет не был готов 1-го VI (так в оригинале; следует читать – «1 июля»), и по нашему требованию не был выслан новый воздушный винт, самолёт был задержан в Севастополе ещё на одни сутки. По распоряжению Командира корабля, мы были отпущены на свою базу для того, чтобы первым самолётом на другой день вновь вылететь в Севастополь с новым винтом и быстро поставить его и улететь, что и было сделано (имеется в виду возвращение на базу в Краснодар)».
В одном из отчётных документов, написанных не на месте аварии в Севастополе, а на «Большой земле», мы читаем, что самолёт «подломил шасси и винты» (именно так, во множественном числе), попав «одним колесом в воронку только что разорвавшегося впереди снаряда», в другом – что в результате этой аварии были «поломана правая нога шасси, погнут правый винт, выведено из строя колесо, ногой пробит центроплан и вырван узел крепления задней вилки».
Согласно официальным итоговым документам, самолёт «ПС-84» под номером «Л3997» был оставлен в Севастополе «в ожидании заводского ремонта», что в сложившейся там к концу июня 1942 года обстановке звучало абсолютно нереально… Поэтому мы считаем необходимо коснуться и окончательной судьбы этой машины. В различных советских отчётных документах мы читаем взаимоисключающие версии её гибели:
- «В результате артиллерийского обстрела на аэродроме Херсонесского маяка снарядом был повреждён самолёт «Л3997» и впоследствии (так в оригинале; следует читать «вследствие») попадания снаряда этот самолёт был сожжён»,
- «Самолёт сожжён после при воздушном налёте противника… В связи со сложившейся обстановкой 1 июля с.г. самолёт был сожжён при бомбёжке противником»,
- «В ночь с 1 на 2/VII 1942 года самолёт был уничтожен (сожжён) на аэродроме нашей бригадой в городе Севастополе при оставлении города Севастополь нашими войсками».
Неизвестно, откуда на «Большой земле» были получены такие многочисленные, но противоречивые данные, однако вывод из всех них командованием МАГОН был сделан единственно правильный - «Указанный самолёт подлежит списанию»…
…Благодаря Глобальной компьютерной сети Интернет ныне стали широко известны циклы цветных рисунков фронтового художника Вермахта Ханса Лиски (Hans Liska). Побывал он и в захваченном немцами Севастополе, одним из результатов чего стала графическая работа под авторским названием «Борьба за Севастополь окончена». В Интернете она стала известна также под названием «Конец полёта», и именно на ней мы видим остатки советского военно-транспортного самолёта типа «ПС-84»: характерно обломившаяся кормовая часть машины с хвостовым оперением, лежащая рядом правая плоскость с мотором, а с другой стороны виден левый двигатель и более мелкие детали конструкции… Данный рисунок Х.Лиски является, конечно, «собирательным образом», в котором в одном месте мы видим и колонну советских военнопленных, и горящий Херсонесский маяк, и эти самые обломки «ПС-84», но рисовал он эти, собранные им воедино фрагменты явно с натуры, благодаря чему мы видим конец борта «Л3997», очевидно, действительно сожжённого нашими в первые дни июля 1942-го…
…Но потеряна была не только сама машина… Так 20 июля 1942 года в бывшем секретном донесение в Штаб МАГОН о пропавшем без вести личном составе мы читаем такие строки: «Бригада ПАРМа в нижеследующем составе была послана для ремонта самолёта 1-й эскадрилии «Л3997», потерпевшего аварию на аэродроме «Херсонесский маяк» (Севастополь). В связи с обстановкой бригада не сумела сесть в самолёт и осталась там. Аэродром занят немцами». Эту, уже упоминавшуюся выше командированную в Севастополь бригаду Полевых авиационно-ремонтных мастерских (ПАРМ) составили 4 вольнонаёмных авиационных специалиста:
- Соловьёв Александр Петрович - начальник ПАРМ,
- Аксёнов Пётр Феофанович - авиационный техник,
- Тагунцев Виктор Михайлович - слесарь,
- Григорьев Евгений Степанович - медник.
При этом авиатехник был командирован в Севастополь из состава наземного персонала «чужой», 3-й авиационной эскадрилии МАГОН (напомним, что аварийный «Л3997» относился к 1-й эскадрилии), а трое остальных – из числа приданных МАГОН в Краснодаре работников 240-го авиаремонтного завода Народного Комиссариата авиационной промышленности Союза ССР (НКАП СССР). Трое работников бригады официально числятся пропавшими без вести 1 июля 1942 года, а начальник ПАРМ – погибшим в этот день. Однако известно, что на самом деле 34-летний москвич А.П.Соловьёв и 27-летний уроженец деревни Власова-Слобода (ныне – Катынского сельского поселения Смоленского муниципального района Смоленской области Российской Федерации) авиатехник П.Ф.Аксёнов 4 июля попали в немецкий плен, откуда впоследствие были освобождены. Точные судьбы двух других работников бригады установить пока не удалось…
…В тот же день, когда на «Херсонесском маяке» «поломался» самолёт «Л3475», в Краснодар не вернулся ещё один лётчик МАГОН с другой машины. В одном из отчётных документов за тот день мы читаем, что при вылете из Севастополя на самолёт «Л3445» «не явился к вылету и остался там бортрадист Кушнарёв». Так как в поимённых списках безвозвратных потерь ГУГВФ эта фамилия не значится, то, очевидно, что «потерявшийся» в Севастополе бортрадист вернулся в Краснодар на другой машине в один из двух последующих дней полётов.
Однако в последний из них в Краснодар из Севастополя вновь не вернулся один лётчик, о котором мы расскажем здесь подробнее. Им был прикомандированный к МАГОН в качестве штурмана самолёта воздушный стрелок-бомбардир 1-й авиационной эскадрилии 116-го разведывательного авиационного полка ВВС Черноморского флота старший лейтенант Александр Михайлович Красинский (родился в 1915 году в деревне Чернышово, ныне – несуществующий населённый пункт на территории Лебедянского муниципального района Липецкой области Российской Федерации). Этот штурман самолёта «Л3996», как гласит официальный документ, «в ночь с 30.VI на 1.VI при посадке в самолёт Военного Совета ЧФ, остался на аэродроме в Севастополе». По другим же данным, служивший ранее в Севастополе старлейт Красинский отошёл от самолёта встретиться с кем-то из своих прежних сослуживцев, но в обстановке царивших в ту ночь на аэродроме «Херсонесский маяк» полной дезорганизации и массовой паники просто не смог вернуться назад к «своему» «Дугласу», который улетел на «Большую землю» без него (кстати, благополучно добравшись до Краснодара, таким образом, вообще без штурмана!). Старший лейтенант Красинский был официально признан «пропавшим без вести 03.07.1942 в Севастополе», каковым и числился до конца войны. На самом деле в тот день он с тысячами других защитников Севастополя попал на мысу Херсонес в немецкий плен, откуда был освобождён лишь 10 апреля 1945 года. Период с 4 июля по 5 августа он провёл на «госпроверке», успешно пройдя которую, вновь вернулся в черноморскую авиацию, но весьма ненадолго: полного доверия проведшему в плену три года и уцелевшему там штурману всё равно не было, и уже 1 ноября 1945 года он был уволен в запас…
…Подведём итог нашему сегодняшнему повествованию: за период «работы по Севастополю» в конце июня – начале июля 1942 года МАГОН безвозвратно потеряла 1 машину (военно-транспортный самолёт «ПС-84» под обозначением «Л3997») и 5 человек личного состава (1 прикомандированного лётчика и 4 наземных специалистов, по меньшей мере 3 из которых оказались во вражеском плену, из которого они вернулись после окончания войны, в то время как судьба 2 других до сих пор остаётся неизвестной). Такова была цена за безусловно успешное в целом осуществление воздушного снабжения и эвакуации Севастополя летом 1942 года лётчиками «Аэрофлота»…".

С уважением - К.Б.Стрельбицкий
« Последнее редактирование: 20 Май 2012, 20:16:43 от исСЛЕДОВАТЕЛЬ »
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Онлайн Онлайн
  • Сообщений: 24 220
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважваемые коллеги!
Привожу Интернет-ссылку на упомянутый выше рисунок Ханса Лиски «Борьба за Севастополь окончена» («Конец полёта») - http://www.fourthreich.info/images/Liski/Liski32.png
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Онлайн Онлайн
  • Сообщений: 24 220
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Приведённая выше моя работа "Я слышу треск, и машина накренилась..." опубликована "в печатном виде" в только что вышедшем в свет 22-м выпуске военно-исторического альманаха "Military Крым".
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »