Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Ветераны о Днепровском десанте  (Прочитано 15419 раз)

groven

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 210
  • Ровенский Георгий Васильевич
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #20 : 05 Март 2011, 21:33:22 »
Дорогой Алексей, как двигается толстая книжка.
А о чем идет речь в рассказе летчика от Калягиной по реальной выброске на следующую ночь 500 десантников.
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #21 : 17 Март 2011, 23:22:49 »
Из воспоминаний легендарного Ильи Григорьевича Старинова.


С мая 1943 года он был заместитель начальника Украинского штаба партизанского движения  по диверсиям Т. А. Строкача. Создавал диверсионные службы в штабе и в партизанских соединениях.

На помощь десантникам!

В первых числах октября, работая в штабном кабинете, я услышал громкие голоса в приемной. Открылась дверь. Дежурный офицер едва успел произнести: "К вам командующий воздушно-десантными войсками генерал Затевахин", - как на пороге возник, отодвинул дежурного, решительно вошел в комнату и быстро направился ко мне очень высокий и очень бледный генерал-лейтенант.

Появление в партизанском штабе командующего воздушно-десантными войсками само по себе было чрезвычайным событием, а крайне напряженный, взволнованный вид И. И. Затевахина без слов говорил: случилось из ряда вон выходящее. Я пригласил генерала садиться, дал знак дежурному выйти, но спросить ни о чем не успел. Первым заговорил Затевахин:


- Вы замещаете Строкача?
- Да, товарищ генерал.
- Выручайте! Надежда только на партизан!

Затевахин сообщил, что 25 сентября началась выброска десантов в правобережные районы Черкасской области с целью создать ударную группу советских войск в тылу двух пехотных и одной танковой дивизии противника западнее так называемого Букринского плацдарма. Десантирование в ряде случаев производилось неудачно, многие десантники оказались в расположении немецко-фашистских войск, часть групп погибла, другие либо ведут тяжелые бои с гитлеровцами, либо рассеялись. Связь с ними утрачена.


- Есть в тех районах партизаны? - спросил Затевахин.
- Конечно, товарищ генерал.
- А связь с ними держите?
- Держим.
- Можно что-нибудь сделать для наших ребят? Найти и собрать рассеявшиеся группы, поддержать, связаться с ними?
- Все сделаем, что в наших силах, товарищ генерал!

Говоря командующему воздушно-десантными войсками, что сделаем все возможное для выручки десантников, я первым делом подумал о партизанском отряде "Истребитель" и его командире Д. А. Коршикове. Отряд сформировало представительство УШПД при Военном совете 1-го Украинского (бывшего Воронежского) фронта как
раз для выброса на западный берег Днепра. С 26 сентября отряд ожидал команды на вылет.

Я попросил Затевахина немного подождать, вышел в приемную и осведомился у дежурного, где Коршиков. Оказалось, в штабе.
- Вызовите его!

Дмитрий Александрович Коршиков, коренастый, спокойный, уверенный в себе, явился минут через пять. Узнав о создавшемся положении, осведомился, когда нужно вылететь.
- Места хорошо знаете? Найдете моих? - тревожился Затевахин.
- Не беспокойтесь, товарищ генерал, все будет в порядке, -твердо сказал Коршиков.

Партизанский отряд "Истребитель" десантировали в нужный район той же ночью. И уже на следующий день Коршиков известил, что обнаружил и вывел из-под вражеского удара подразделение десантников старшего лейтенанта Ткачева. Впоследствии Коршиков нашел и присоединил к отряду еще несколько подразделений воздушно-десантных войск, с которыми успешно действовал в тылу врага до середины ноября.

К оказанию помощи воздушным десантникам Украинский штаб партизанского движения немедленно подключил также отряды партизан, действующие в Каневском, Миргородском, Ржищевском и Смелянском районах Черкасской области.

Выполняя приказ УШПД, партизанский отряд Г. К. Иващенко 9 октября объединился с обнаруженными ими группами десантников, отряд Д. Ф. Горячего поддержал огнем и спас большую группу десантников, окруженных на Мошнянских холмах, а отряд К. К. Солодченко собрал и включил в свой состав других парашютистов.

К середине октября партизанские отряды, пополненные десантниками, сосредоточились по приказу УШПД в районе Тагачанского леса. Тут они наголову разбили посланных против них карателей, а позднее, в ноябре, были передвинуты ближе к Днепру, помогли войскам Красной Армии захватить важный плацдарм, облегчили их действия на Кировоградском направлении.

Помогли партизаны и тем частям Красной Армии, которые после форсирования Днепра оказались отрезанными противником от реки. Командиры этих частей поступили разумно: двинулись на соединение с партизанами. Подразделения двух полков 148-й стрелковой Черниговской дивизии, 8-й стрелковой дивизии и приданные им артдивизионы с помощью партизанского соединения Салая вышли в урочище Бовицы - Кливины, связались оттуда по партизанской рации с командованием 15-го стрелкового корпуса, а затем были выведены партизанами к Припяти, где и соединились с корпусом
Записан

groven

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 210
  • Ровенский Георгий Васильевич
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #22 : 18 Март 2011, 08:28:42 »
Да, Татьяна, как всегда, замечательный детектив-поисковик. Очень интересные сведения о мобилизации партизан на поиски и объединение десантников. Особенно поражает тот факт, что единственная рация заброшенных "партизан" (на самом деле "диверсантов") быстро вышла на связь, а 35 раций десантников молчали. Поскольку наше Фрязино (откуда и были переброшены десантники на Днепр) выпускало в это время радиолампы для связных радиостанций, меня это продолжает шокировать - не могли все лампы выйти из строя. Правда, по некоторым сведениям у забрасываемых "диверсантов" были английские (конечно, более надежные) рации - их снабжали по-другому.
По своему знаменательна и сама встреча подрывника Старостина (известного разрушителя Крещатика) и главы десантников, который умерил свою двойную гордыню (элитных десантных войск и генеральскую) и пришел просить помощь у партизан.
Спасибо за сообщение.
Записан

AtomFantom

  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 11
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #23 : 23 Март 2011, 23:31:03 »
Доброго всем времени суток!
Я всегда по мере возможности интересовался военной тематикой. Не оставил без внимание и эту тему. Но не из чистого любопытства а еще и потому что в нескольких километрах от дачи моих родителей находится в лесу памятник десантникам 3ВДБР что около с.Тубельцы.
Я там был в субботу. Выкладываю фото. Немного расплывчатое правда...
В 2001 году в лесу я встретил дедушку который мне поведал что в 43 тут была страшная картина. На деревьях висели погибшие десантники и прочее.
Прошу всех кто знает что-то еще о десантниках которые дрались около с.Тубельцы и с.Хрещатик черкнуть мне в личку или на мой почтовый ящик snt_valen@ua.fm. Интересует места боев. Где именно біл бой около села Тубельцы? На месте памятника или в другом месте? Я думал что погибших больше..
С уважением,
Николай
« Последнее редактирование: 23 Март 2011, 23:44:24 от AtomFantom »
Записан

groven

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 210
  • Ровенский Георгий Васильевич
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #24 : 24 Март 2011, 06:41:19 »
Дорогой Атом, спасибо за контакт и фотографию.
Вряд ли, кто сможет рассказать, кроме односельчан, которые подбирали трупы и хоронили их. Летом, когда в родные пенаты, съезжаются люди, постарайся опросить каждую семью из Тубольцы и Хрещатика, кто-то что-то да вспомнит. Но думаю, что все они погибли по разному и в разных местах, не всегда это был сплочённый бой...
А если сможете побывать 9 мая или 22 июня здесь и на митинге расскажите о нашем форуме и работе и передай всем односельчанам привет от поисковиков, сфотографируй митинг и пришли...
Где-то в тех землях должны лежать и гильзы от тех боев... ценный экспонат для нашего школьного музея и родных.

Сфотографируйте нижнюю плиту памятника еще раз, сообщите ее текст...
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #25 : 24 Март 2011, 10:50:13 »
Вблизи села Тубельцы 33 десантника около двух суток вели ожесточенный бой с врагом. Гитлеровцы обрушили на гвардейцев огонь орудий и минометов. Многие десантники погибли,
другие были ранены. Захватив раненых в плен, фашисты связали их, забросали хворостом и сожгли. Местные жители захоронили останки советских героев в лесу, в урочище Каменная Дубрава. После войны на этом месте сооружен памятник. ( это написано И.И.Лисовым)









     25 сентября 2010 год
« Последнее редактирование: 25 Март 2011, 22:46:01 от Татьяна Калябина »
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #26 : 25 Март 2011, 14:59:14 »
Николай Старостин: десантник, журналист, патриот







      Потапцы

Ранней весной 1944 г. жители украинского села Потапцы, согнанные с родных мест войной, стали возвращаться домой. Война ушла на запад, оставив в селе свои страшные следы: несколько сгоревших хат и захоронения расстрелянных немцами советских десантников. В один из мартовских дней у сельсовета остановился заляпанный грязью украинских дорог «виллис». Прибывших на нём двух офицеров председатель проводил к группе односельчан, которым было поручено откопать и перезахоронить в братскую могилу десантников. Вместе с офицерами селяне проследовали к пруду, где находилось захоронение майора-парашютиста. Закопан он был неглубоко, но хорошо сохранился. «Это и есть тот самый майор», — обращаясь к офицерам, сказала Галина Гордиенко. Один из них попросил рассказать всё, что ей известно о последних часах жизни этого мужественного человека — десантника, коммуниста, патриота. Вечером, когда все советские войны были перезахоронены, офицеры уехали, оставив на братской могиле табличку, на которой было написано: «Здесь похоронены 52 человека и майор Старостин».
В 1942 году, вскоре после возвращения из вражеского тыла частей
4-го воздушно-десантного корпуса, гвардейцы с интересом читали книгу о боевых делах воинов этого соединения. Была она написана просто, непритязательно, и каждый понимал, что так написать мог человек, который был там, видел всё своими глазами, на себе испытав всю тяжесть боёв в немецком тылу, разделяя с десантниками и радость побед, и горечь неудач. Автором книги был в прошлом журналист, а ныне политработник Николай Федорович Старостин. Это была его последняя книга.
В сентябре 1943 г. по решению командования Воронежского фронта в излучине Днепра между Ржищевом и Каневым был высажен воздушный десант. Уже после войны вдова майора Старостина писала в письме полковнику Корольченко: «Вы же, наверное, знаете, что это была за десантная операция — люди шли на верную гибель! Эта операция была такая поспешная, но, видимо, так было надо! Николай Фёдорович служил тогда в политотделе штаба ВДВ...» В тыл врага майор Старостин вызвался десантироваться в составе 3-й бригады. Сборы его были короткими: он забежал домой, чтобы взять с собой десантную куртку, ту самую, в которой прыгал зимой 42-го под Дорогобужем, да прихватил полевую сумку, положив в неё записную книжку. Напоследок огляделся — не забыл ли чего. Взгляд остановился на стопке исписанных листов бумаги, лежащих на рабочем столе. Это была почти законченная пьеса «Десантники», над которой он работал совместно с поэтом Сергеем Васильевым. «Вернусь — закончу!» — подумал он с уверенностью и ушёл, ушел чтобы не вернуться. Лишь в уральском городе его жене почтальон пряча глаза отдаст казённое извещение со страшными словами: пропал без вести...
Борт, на котором летел Старостин, пересёк Днепр, парашютисты с этой минуты мысленно настраивались к предстоящему десантированию. Самолёт летел над территорией, оккупированной немцами. Свет красной лампочки поднял парашютистов с откидных сидений. Красная лампочка сменилась зелёной. Майор Старостин прыгнул первым. В ночь на 25 сентября 1943 года жители села Потапцы услышали доносящийся с неба гул авиационных двигателей. Выбросив десант, самолёты ложились на обратный курс. С земли к парашютистам устремились страшные светлячки немецких трассеров. Немцы подожгли несколько хат, стало светло как днём. Десантники, опускаясь на парашютах, отвечали огнём из своих автоматов. Осенняя ночь наполнилась шумом яростного боя. Немногие десантники, которых не нашли смертельные светлячки, приземлившись вступали в бой, пытаясь вырваться из огненного кольца немецкой облавы. Автоматные очереди, пулемётная дробь, взрывы, короткие команды на немецком и русском, крики раненых... К утру всё стихло. Оставшиеся в живых десантники растворились в окрестных лесах, оставив после себя немало немецких трупов. Среди тех немногих, кто уцелел после ночной выброски и яростной схватки на земле, был и майор Старостин. Вскоре вокруг него собралась группа из 12 десантников. Майор принимает решение уйти подальше от села и идти на соединение с основными силами десанта. В урочище Латыши группа попала в засаду. Вспыхнул бой, который продолжался до полудня. Силы были неравны, и немцам удалось взять десантников в кольцо. В живых оставался майор и два раненых парашютиста, когда их захватили в плен. Озверевшие от их упорного сопротивления гитлеровцы прикончили раненых тут же. Майор избежал этой участи: за пленного офицера-десантника давали Железный крест и отпуск на родину. Немецкий офицер приказал отконвоировать его в Потапцы.
Его доставили во двор колхозницы Олимпии Гордиенко, где размещался штаб немецкой части. Хозяйку с дочерью выселили, и они жили у соседей. Однако днём бывали в своём дворе, хлопоча по хозяйству.
Допрашивали майора во дворе. Под развесистой грушей стоял стол, за ним восседали три немца. Посредине — немолодой гауптман, краснолицый, тучный, с худосочной чёлкой на круглой лысой голове. Выложил на стол сигареты, щёлкнул зажигалкой.
Второй немец положил перед собой стопку чистой бумаги, ручку-самописку — протоколировать допрос.
— Начнём, — сказал гауптман. Полицаи подвели майора к столу. Вам не жарко в этом? — произнёс немец на русском языке, указывая на куртку. День был тихий, ясный, не по-осеннему тёплый. — Снимай!
Майор не спеша снял куртку, повесил на сук дерева. Привычным жестом военного расправил под ремнём складки. Немец удивлённо протянул:
— О-о! Майор! Вы есть парашютист? Как ваша фамилия?
— Я отказываюсь отвечать, — майор вызывающе смотрел на немца.
— Гут... Гут... Как вы попали к нам?
— Спросите у своих. Они вам доложат.
Капитан по-немецки обратился к стоявшему поодаль обер-лейтенанту, рота которого вела бой с группой майора. Обер-лейтенант стал докладывать обстоятельства боя и пленения советского майора. Он упомянул, что в бою с этой группой рота потеряла почти треть своего состава.
— Это не люди. Это фанатики. Они дрались, совсем не думая о жизни, — говорил возмущённый немец.
Когда тот кончил, гауптман кивнул:
— Гут, — и перевел взгляд на майора. — Как ваша должность? Командир батальона? А может, полка? Или вы есть штабной офицер?
— Это не имеет значения.
— Вы есть коммунист?
— Да. Я коммунист.
— С какой задачей ваш полк совершил десант? Вы меня понимать?
— Чтобы очистить от врагов свою землю.
— Зачем вы так? — покривился немец. Он оставался невозмутим, но в его спокойствии было что-то зловещее. — Сговорчивость для вас есть лучший союзник.
— Не надо меня уговаривать. Я офицер Советской армии и останусь им до конца.
— Вы ещё не слышали наших предложений, они могут быть для вас благоприятен. — Немец глубоко затянулся, пальцем сбил стерженёк пепла.
Есть русская армия генерала Власоф.
— Предателя Власова, — поправил майор.
— Генерал Власоф, герр майор, — повысил голос немец. — Вы можете служить в этой армии. Вы меня понимаете?
— Согласия вы не получите.
— Это окончательно?
— Окончательно. Согласия на предательство вы не получите. Гауптман, перейдя на немецкий, обратился к своим офицерам:
— Мы зря тратим время. Это ещё один из фанатиков, которых слишком много я повидал в этой стране. От него мы не добьёмся ничего.
Офицеры молча кивнули в знак согласия со своим начальником. Гауптман, вновь перейдя на русский, обратился к майору:
— Вы есть коммунист, фронтовой... Нет! Как у вас говорится — боевой офицер и парашютист. Вы знаете, что вас ждёт. У нас есть приказ: советских парашютистов вешать на этих... как их... стропах. Я уважаю вас и поэтому нарушу даже этот приказ. Мы вас не повесим, вас расстреляют там. Он указал на видневшийся неподалёку пруд. — Это будет через полчаса. — Гауптман посмотрел на часы. — Ровно через полчаса вы уже не будете, майор. Вы не будете видеть меня, людей, небо. Вы будете труп. Вот он, — немец указал на одного из полицаев, — подтащит вас, мёртвого за ноги к могиле и сбросит в неё. Постарайтесь это представить. Мы, немцы, — люди слова и очень-очень пунктуальны. Подумайте, на размышление полчаса.
Он решительно поднялся и направился к хате. За ним решительно поспешили офицеры. Майора Старостина подвели к хате. Один из полицаев подошёл к дереву, где висела куртка майора. Помял в руках ткань, погладил меховой воротник.
— Яка добра вещь, — отложил винтовку, примерил куртку на себя. — Гарна! Стоящий у калитки немец-часовой угрожающе закричал полицаю. Тот поспешно стащил куртку с плеч, повесил на сук.
К майору подошла хозяйка дома Олимпия Сидоровна.
— Може молочка, сынку, зпьешь?
— Спасибо. Выпил бы.
— Можно? — обратилась женщина к полицаю.
— Пускай пьёт, — махнул тот рукой. — Только зря добро переводить.
— А може дядечка гарбуза? — спросила тонконогая дочь хозяйки. И не ожидая ответа, мелькнула голыми пятками.
Майор выпил молока, поблагодарил женщину, похлопал девочку по худому плечику и вдруг заговорил шёпотом:
— Запомните моё имя. Я майор Старостин... Из Москвы... Ста-ростин.
— Запомнила. Старостин.
— Вот часы, — он незаметно стал расстёгивать на руке коричневый ремешок. Часы именные... Там указана моя фамилия... Возьмите.
— Стой! — бросился к ним полицай. — А ну-ка покажь!
Он вырвал из рук женщины часы, торопливо сунул в карман. Из хаты, дожёвывая, вышел толстый немец. Полицай и часовой у калитки вытянулись.
— Ну что, майор, вы согласен на наше предложение.
— Нет!
— Наин? Гут, ведите. — Оглянувшись на сопровождающих его офицеров, немец махнул рукой.
Два полицая повели его в конец огорода к пруду. Один из них, закинув винтовку на плечо, прихватил лежавшую у хаты лопату. За полицаями последовали немецкие офицеры. У пруда полицай скомандовал: «Стой!» — и бросил к ногам майора лопату.
— Копай!
— Копай, сволочь, сам! — Майор отшвырнул лопату ногой.
Полицай замахнулся, но не ударил. Выругавшись, вогнал лопату в землю, стал копать. Майор стоял под охраной второго полицая и немцев. Он смотрел на зеркальную гладь пруда, на голубое небо с медленно плывущими облаками и, ясно осознавая, что живёт последние минуты, старался отогнать мысли о смерти. О чём думал этот мужественный человек и кого вспоминал в последние минуты своей жизни, мы, к сожалению, никогда не узнаем. Он не цеплялся за жизнь, не шёл во имя спасения на предательство, не отвёл глаза от смерти, когда чёрными отверстиями на него уставились винтовки врага.
— Стреляйте, гады! Победа будет... — крикнул он в последнее мгновение.
И не окончил, сухой треск выстрелов оборвал крик. Подошёл офицер, вытащил из кобуры пистолет и, тщательно прицелившись, выстрелил ещё раз.
Из письма вдовы майора Старостина Ирины Петровны полковнику Корольченко. «Поехала я в Потапцы в 1946 году. Когда один из товарищей, участвовавших в расследовании гибели десанта, сказал мне, что Николая Фёдоровича они нашли похороненным в селе, перезахоронили в братской могиле. Через политуправление ВДВ пошло письмо в ЦК Комсомола Украины, где и было принято решение поставить памятник на братской могиле...»
Позднее, ко Дню Победы, в 1975 г. в памятник была вмонтирована фотография майора Старостина — журналиста, политработника, воздушного десантника.

А.Ф. КОРОЛЬЧЕНКО,
полковник.
А. ОПРЫШКО,
студент ЮФУ

     
Старостин Н. Десантники : быль / Н. Старостин ;
[ред. Ю. Б. Лукин. – М. : Гослитиздат.
[Ч. 1]. – 1942. – 104 с.
« Последнее редактирование: 10 Декабрь 2013, 10:26:23 от Татьяна Калябина »
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #27 : 28 Март 2011, 21:01:41 »
Да, Николай. В этой могиле захоронены   погибшие десантники. Вот фотография, сделана  25 сентября 2010 года. В эти сентябрьские дни на Черкассщине отмечают Дни Партизанской славы и годовщину начала Днепровского десанта.



 Слева на право: Мария Григорьевна Озеран (Воронова), Олег Григорьевич Волков-ветеран 3ГВДБ, Яков Евдокимович Надточий и Василий Ефимович Озеран - партизаны.
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #28 : 01 Апрель 2011, 20:48:51 »
Судьба еще одного Днепровского десантника Алексея Семеновича Кравченко, «затерявшегося» во время десантной операции. Служил он, как и братья Шишкины, в первом взводе первой роты первого батальона 5 гвардейской воздушно-десантной бригады



Из газеты Быковского муниципального района "Коммунар"

Дело было за Днепром 

Недавно в редакцию районной газеты обратился наш земляк, ветеран Великой Отечественной войны А. С. Кравченко. С собой он принес выпуск майского номера газеты "Ветеран",  где была опубликована статья "Десантники в тылу врага".
Ее автор - житель города Белгорода, участник Днепровской десантной операции И. Ж. Абдрахимов упоминает о действиях 3-й и 5-й бригад ВДВ во время форсирования Днепра. В 5-й бригаде, начиная с мая месяца 1943 года, проходил службу сам Алексей Семенович, который рассказал нам об этом периоде своей боевой биографии.

Вместе с ним также служили быковчане В. Д. Захаров, М. А. Серафимов, фамилию третьего он забыл, но ему кажется, что тот был из Калиновой балки.

Как вспоминает ветеран, бригада базировалась в лесу недалеко от города Киржач у одноименной речки.
23 сентября 1943 года подразделение выгрузилось на стартовое поле. Бойцы получили боеприпасы и суточный паек, в том числе по одной 200-граммовой банке тушенки и по четыре сухаря. В личные вещмешки бойцы положили по 500 патронов, а в подсумки - по 4 гранаты. На поясе у каждого имелся десантный нож.

В ночь на 25 сентября было получено задание: высадиться за Днепр и скрытно выйти на место предстоящей высадки основных сил, которые будут переправляться в 12 километрах севернее. Взвод нашего земляка в количестве 37 человек был посажен в два самолета "Дуглас", у которых, в отличие от наших ЛИ-2, имелась одна дверь с левой стороны борта.
При подлете к Днепру самолет, где находился А. С. Кравченко, попал в луч вражеского прожектора, под сильный зенитно-пулеметный огонь. Прыгать пришлось с большой высоты, отчего десантников разбросало по значительной площади приземления. Встретиться удалось лишь шестерым - командир взвода, стрелок пулеметного расчета с дисковыми магазинами к оружию, 2 снайпера и 2 автоматчика. Среди них был и Алексей Семенович Кравченко.

До рассвета они просидели в старой канаве, сигналя сбор остальным товарищам, но никто больше так и не появился. Утром они осмотрелись и попытались свериться с планом местности. К сожалению, имеющаяся у десантников карта оказалась неверной, поэтому бойцы не смогли определить, где они находятся. На возвышенности, примерно в полукилометре, возвышался монумент Т. Г. Шевченко, а северо-западнее - в лесополосе - они заметили немецкую артиллерийскую батарею. Чуть в стороне, на поле, белели купола парашютов и виднелись тела погибших десантников.

В полдень немецкая батарея произвела несколько выстрелов бризантными снарядами. Вероятно, она делала пристрелку по другой стороне Днепра. В ответ откликнулись наши орудия. Снаряды, пролетавшие над затаившимися десантниками, ложились с недолетом до вражеской батареи. Пришлось перебираться на находящееся неподалеку кукурузное поле, где бойцы скрывались трое суток, прислушиваясь, в каком месте форсируется Днепр.

Вечером, на четвертые сутки, на место, где укрывались десантники вышли два немецких солдата. Они несли на палке термос с едой - по-видимому, на передовую. Как вспоминает Алексей Семенович, он тогда поднялся во весь рост буквально в десяти метрах от них. Бросив термос, один из фашистов вскинул автомат, но Кравченко успел выстрелить первым. Второй, закричав, бросился бежать. После выпущенной вслед очереди умолк и тот.

С наступлением темноты десантники отправились на поиски бригады. Через некоторое время они увидели группу бойцов из их взвода, которые лежали друг возле друга, изрешеченные автоматными очередями. В другом месте, на территории одичавшего сада, они наткнулись на двух наших военных в летных куртках, их звания определить не представлялось возможным. Они лежали, прошитые автоматной очередью на уровне груди.

В течение полутора месяцев небольшая группа советских воинов, в числе которых находился А. С. Кравченко, ходила по тылам противника, не раз натыкаясь на врага. Уходить от преследования помогала ночь.
Однажды десантники остановились в балке, где легли отдыхать в скрывавшей от посторонних глаз вымоине. Командир взвода, стоя посреди укрытия, чистил оружие. Как вдруг послышалось "хенде хох" и прогремела автоматная очередь. Из вымоины раздались ответные выстрелы. Когда все стихло, вскочивший Кравченко увидел, что командир взвода лейтенант Николаев лежит убитый, а десантники поднимаются по склону балки, уходя от вымоины.

В этот же день бойцы решили перейти фронт, разделившись на две группы. Алексей Семенович отправился  вместе со своим товарищем Василием Выбодовским. Перед рассветом следующего дня они вышли к селу, решив зайти в него, чтобы узнать название и расспросить об обстановке. У околицы их взорам предстали разрушенные жилища, нетрудно было понять, что фронт уже совсем рядом.
Укрывшись в погребе одного из разбитых домов, друзья решили дождаться вечера. Медленно текли минуты… Вдруг послышался шум, и в погреб спрыгнул немецкий офицер. Очутившись лицом к лицу с Выбодовским, он выхватил пистолет и в упор выстрелил в Василия. Кравченко, оказавшись за спиной немца, ударил его десантным ножом. Тот, заваливаясь, начал направлять на Алексея пистолет. Тогда Кравченко еще раз ударил офицера ножом и ногой выбил у него пистолет. Немец свалился мешком.

Схватив пистолет, Алексей отошел в дальний угол, приготовившись к встрече с очередным врагом. Но наверху начали рваться снаряды, а через полчаса село было освобождено нашими войсками.

По возвращении к своим Кравченко был приписан в качестве пулеметчика к одной из частей 23-й Гвардейской дивизии. После легкого ранения в госпитале лежать отказался и до выздоровления дежурил в штабе полка на коммутаторе. Затем был переведен в роту управления, где до конца войны успел размотать и смотать не немало кабельных катушек, налаживая связь и устраняя повреждения в любую погоду, зачастую под обстрелом. Но по-прежнему солдат не оставлял надежды вернуться в десантную часть, следов которой так и не нашел.
Только спустя много лет он узнал, что его первый взвод первой роты первого батальона выполнил поставленную перед ним задачу! Также ему стало известно, что родителям его павших боевых товарищей   были отправлены извещения о пропавших без вести сыновьях, а таковых тогда не награждали.
« Последнее редактирование: 03 Апрель 2011, 09:20:18 от Татьяна Калябина »
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #29 : 22 Апрель 2011, 14:49:37 »
 Вспоминает Полидорова Галина Степановна. Гв.лейтенант 3 гвардейской воздушно-десантной бригады, переводчик 4 батальона.  Записано в музее ВОВ на Поклонной горе в 2005 году

GalinaStepan.mpg.html

-----------------------------------------------------------------------------



Капитохин вручает орден Галине Полидоровой. Февраль 1944 года. Галина Степановна после множественного осколочного  ранения в ноги во время штурма Свидовка 13 ноября 1943 года.
« Последнее редактирование: 22 Апрель 2011, 16:33:56 от Татьяна Калябина »
Записан

groven

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 210
  • Ровенский Георгий Васильевич
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #30 : 22 Апрель 2011, 15:58:50 »
Какой замечательный, душевный снимок командующего! Спасибо, Татьяна!
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #31 : 12 Май 2011, 11:03:58 »
Источник: Александровский Голос Труда от 05.05.2010.                  Л.Круглова
ДЕСАНТНЫЙ РЕЙД ЗА ДНЕПР



Анатолий Петрович Румянцев много повидал на войне и даже сейчас эти страшные воспоминания бередят старые раны. После трехмесячных подготовительных курсов в Гороховце в середине 43-го Румянцева в звании сержанта  отправляют  в 3-ю гвардейскую воздушно-десантную бригаду.


 1943 год

Командующий войсками Ватутин перед форсированием Днепра отдал приказ перебросить бригады десантников на правую сторону Днепра. И в ночь на 25 сентября 1943 года  десантники были выброшены с самолетов   в немецком тылу. Это был один из самых крупных советский десантов в тыл врага за всю историю войны. В составе этой части были и женщины. С собой у каждого из солдат были: автомат с запасами патронов, гранаты, лопата, немного воды и продукты питания на 3 суток. Целью бойцов было пробиться к Днепру и, истощив силы противника, обеспечить безопасный плацдарм для переправы советских войск. Пока десантники спускались на парашютах, фашисты нещадно палили по «живым мишеням», пытаясь уничтожить парашютистов.

Анатолий Петрович рассказывает, что когда коснулся земли – стало по-настоящему страшно - кругом стрельба, взрывы, немецкая речь, гул машин, всполохи ракет, а он один, никого из своих рядом. Неподалеку горит украинское село, видны зарева пожаров отдаленных деревень. Он шел всю ночь, пока не наткнулся на своих и пароль «Десять» дал возможность влиться в свой отряд. Потери считать было некогда. Но не забудет десантник Румянцев такую картину: парашют раненого при десантировании солдата, которому оторвало руку, зацепился за дерево, десантник повис на нем и истек кровью. Его сняли и тут же похоронили.

Немцы обнаружили десантников сразу же. Завязался бой. В том бою они потеряли еще шестерых, которых было приказано не оставлять. По имеющейся карте определили, где находятся партизаны и, сделав из кольев и плащ-палаток носилки, отнесли убитых в лес к партизанам и там захоронили. На прощание взяли «смертные медальоны», чтобы написать близким о том, что сын, муж, отец уже никогда не вернутся.

У Анатолия Румянцева был хороший друг – Сергей из Саратова, плясун, гармонист, неунывающий, смелый, веселый парень. Во время очередного боя с немцами Сергея ранило в живот, да так, что требовалась срочная и квалифицированная медицинская помощь, а что было у солдата в индивидуальном пакете кроме ваты и бинта?! Чтобы спасти Сергея, Анатолий разорвал свою нижнюю рубаху, белье, перевязал друга. Сергей умолял: «Толя, застрели меня, не хочу в плен к фашистским гадам попадать…». Анатолий Румянцев, взвалив друга на спину, потащил его к мазанкам украинского села, чтобы передать местным жителям для оказания помощи раненому. Но в нескольких хатах подряд никого не было. Лишь у одной сидела голодная, испуганная женщина и две ее девочки 5 и 7 лет. Женщина не хотела брать советского раненого – боялась за свою жизнь и жизнь детей: Украина была под немецким сапогом. Но раненого Сергея все же опустили в погреб и ушли – воевать…

Что стало с Сергеем, оставшемся в немецком тылу, Анатолию Петровичу до сих пор неизвестно. В том же бою погиб и старшина – добрый, улыбчивый парень. Он так и остался лежать на дороге, застреленный пулей снайпера в голову. Этот эпизод фронтовой жизни до сих пор отзывается страшной болью в сердце Анатолия Петровича.
Тот осенний рейд 43-го в немецкий тыл затянулся. Кроме постоянных изнурительных боев, подстерегающий на каждом шагу опасности десантники стали испытывать голод, ведь паек был взят из расчета на трое суток. Солдаты ходили на украинские поля – рвали кукурузу, яблоки в садах. Ночью воровали у немцев лошадей и ели их мясо. Костры жгли только ночью под укрытием плащ-палаток, чтобы не обнаружить себя. Да еще вши замучили. Свою одежду солдатики одевали на палки и выбивали насекомых, которые нещадно их грызли. А потом наступили осенние заморозки, пошел дождь со снегом… Чтобы сберечь тепло, спали по двое, подстелив одну плащ-палатку и укрывшись другой.

Рейд окончился 28 ноября – спустя 2 месяца после его начала. Задание командования было выполнено. Но уходили на боевую операцию по 32 человека во взводе, возвращались – по 12… Худые, истощенные, израненные… В их числе и 18-летний Анатолий Румянцев.

Для восстановления сил их привезли в наш родной владимирский Киржач. Солдатам выдали новую форму и дали время перевести дух после сложнейшей операции.

 Киржач 1944 год. Те кто выжил из состава взвода. До десантирования их было 32 бойца.

А потом вновь – на фронт.

Анатолий Петрович Румянцев освобождал Венгрию. В феврале 45-го года около озера Балатон располагалась вооруженная группировка предателей и изменников Родины – власовцы, бандеровцы, бывшие полицаи. Вместе с военной частью, в составе которой воевал Румянцев, к этой группировке двинулись парламентеры, предлагавшие сдаться без боя. Но предатели отказались. Тогда наши советские войска пошли на штурм группировки: в ход пошли «Катюши», от выстрелов которых земля ходила ходуном. Анатолий Петрович рассказывает, что знаменитые «Катюши» сокрушали все перед собой, что любое сопротивление им было бесполезно. И предатели стали сдаваться, к своей работе приступили сотрудники НКВД и СМЕРШа.

Через неделю Румянцев с однополчанами вошел в Вену, которая поразила его своей красотой и величием. Их задачей было взять президентский дворец, роскошное здание старинной постройки. Командир дал приказ сохранить это здание и во время боя стрелять только из автомата, ружья, карабина. Ни в коем случае не применять гранаты, мины. В связи с этим приказом Анатолий Петрович рассказывает о жестокости немцев, о том, что захваченные ими территории были, как правило, подчистую разрушены и сожжены. Наши же солдаты пытались сохранить вечную красоту для потомков.

В том щадящем дворец бою был убит еще один друг Анатолия Петровича – смельчак из Донбасса. В него немец выпустил целую обойму. Румянцев отомстил за друга – тот фашист навсегда остался лежать в австрийской земле.

Возвращаясь с войны все тем же эшелоном, только обратно на восток, Анатолий Петрович видел дотла сожженные города и села Украины, нищих жителей, голодных и оборванных детей, которые на полустанках просили у солдат чего-нибудь поесть. Душа сжималась от увиденного огромного всеобщего горя. На глаза то и дело попадались инвалиды, лишенные рук и ног на войне, просившие милостыню.

Домой же Анатолий Петрович Румянцев вернулся только в 1951 году, после долгой службы на Дальнем Востоке. А дальше все как у многих людей: женился, родилась дочь, много лет отработал токарем на ВНИИСИМСе.

Сейчас Анатолий Петрович ведет активную работу в Совете ветеранов, принимая участие во многих мероприятиях по военно-патриотической работе. Несмотря на то, что на войне его ни разу даже не царапнула ни одна пуля, боль не проходит – боль души за то, чтобы другие поколения не испытали войну.
« Последнее редактирование: 27 Июнь 2011, 15:57:38 от Татьяна Калябина »
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #32 : 12 Май 2011, 11:49:10 »

Это письмо десантника гвардии рядового 3 гвардейской воздушно-десантной бригады Шульги Леонида. Документ из фонда музея Славы 3ГВДБ в школе №1 гор.Фрязино. О дальнейшей судьбе Леонида ничего не знаю. Может кто-то откликнется.


Леонид Шульга Гв.ряд 3ГВДБ
« Последнее редактирование: 18 Сентябрь 2013, 06:17:10 от Татьяна Калябина »
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #33 : 16 Май 2011, 14:41:37 »
                                                                           
                                     
                                         
                                         ,
   Это статья десантника 3 гвардейской воздушно-десантной  бригады В.М.Дьяченко (1925-1980)  в одной из Павлодарских газет                                                                         .   
                                                 


     ВОЛОДЯ ДЬЯЧЕНКО 1943 г.
 

Владимир Михайлович Дьяченко. Фото 1975 года   
   

                                              В   сердце нашем, пехоты
                                                                             Крылатой,
                                               Боевые десанта дела…
                                               Уходили в бессмертье
                                                                                 Ребята,
                                               Развернув над собой купола.
      На встречу ветеранов в село Свидовок, что близ города Черкассы, я приехал пораньше. Хотелось побродить по местам боев, по песчаному берегу Днепра И, главное, - побывать на могиле Кумара, друга и брата, десантника-парашютиста нашей 3-й гвардейской воздушно-десантной бригады, часть подразделений которой ушла в бессмертие осенью 1943 года.
     Черкассы. Свидовок. Днепр…
     Вот и сосна одинокая, возле которой стоял «максим» Кумара. Слева от него лежал тогда в мелком окопчике павлодарец Гриша Горячев, раненный еще под Мироновкой. Граната разорвалась рядом. Крепко зацепило. Но в тылу врага госпиталя нет. Вот и воевал казахстанец с момента приземления и до выхода к Днепру.
     Группа наша вышла сначала на окраину села Свидовок, где и закрепилась. Гитлеровцы упорно атаковали, но нам любой ценой надо было удержаться. Любой!
Ведь через Днепр пошли уже наши с левого берега. На лодках, плотах, понтонах.
И если не удержим этот клочок земли, этот плацдарм на правом берегу, противник потопит части 254-й стрелковой дивизии, что уже пересекают Днепр и вот-вот выйдут на берег.
     Было это 13 ноября 1943 года. В тот день погиб Кумар, наш гордый и храбрый Каракуш, воин и учитель, казах из Семипалатинска.
     Сколько лет прошло… И вот стою на берегу Днепра, волны плещутся у ног, играют лепестками венка… Водохранилище изменило берега, многое скрыто  днепровской водой. Но та сосна сохранилась. Хатенок, что располагались от нас влево и от куда лезли и лезли на нас фашисты, уже нет. На их месте молодой сосняк шумит.
     Рядом со мною причалила к берегу лодка. Хозяин ее, седой мужчина, прнял меня в челн и оттолкнулся от берега. Когда проплывали мимо сосны, я тихонько опустил венок на воду. Так он и плыл впереди нас, покачиваясь на волнах. Молчал лодочник.
Слезы катились по моим щекам… Тихо плескалась вода у борта. А в моей памяти возникали одна за другой картины боев и схваток наших десантных групп с карателями.
     …Кумар тогда приземлился недалеко от меня, шагах в пятидесяти. Гитлеровцы погнались за мною. Кумар «прижал» их из автомата к земле. Потом уже утром он нашел меня в кустарнике. С той поры до самой его гибели мы были вместе.
     Помню, в стычке у села Софиевки фашисты и полицаи плотно обложили нас. Казалось, выхода нет. Завязалась рукопашная схватка. Кумар, прижавшись спиной к сосне, короткими  злыми  очередями бил по набегающим карателям. Я разрядил наган в здоровенную черную шинель с белой нарукавной повязкой. И тут вспышка и страшной силы взрыв швырнул меня к ногам Степана Гуйды…
     Очнулся от холода. Рядом хлопотал Кумар, мастерил носилки из двух винтовок и шинели. На мой вопрос: «Кому это?» он спокойно ответил: «Тебе, божий одуванчик, шайтан тебе дедушка!...»
     Пришли ребята. В овраге похоронили 16 однополчан-десантников. Раненых – трое, идут с группой. Один – контуженный, это я значит. Кумар сказал: «На учете состоят теперь 16 нормальных, 1  ненормальный и 3 раненых!»
     Посмеялись и двинулись в путь. Нас  стало почти в два раза меньше. Но задача-то прежняя, и, не выполнив ее, мы не имеем право возвращаться на базу, на Ирдынские болота.
     Из разведки пришел Саша Исправников. Напарника оставил где-то. На щеке царапина. На вопрос: «С полицаем поцапался?» коротко ответил: «Ветка!». На подходе к селу присоединился к нам второй наш разведчик, тоже Саша, только Иванов. Доложил командиру группы, что в селе тихо и мирно. Только патрули по улицам шастают. Ушли вперед «часовых дел мастера» Кумар, Коля Зезин, Мокатов, Шур и лейтенант Серебряников. Через несколько минут мы двинулись по улицам. Началась «ночь длинных ножей».
     Через час мы покинули село. Оно теперь было пустое. Гитлеровцы выселили жителей на запад, мы же « переселили»  фашистов на тот свет.
     К урочищу Долгобалка пришли на рассвете. Отдохнули. Позавтракали трофейной провизией.
     …А помнишь, Кумар, как мы встречали маленькую группу наших, что приземлились у ветряка, под селом Лука? В составе группы были майор и женщина в звании капитана. У них радиостанция, тебе еще пришлось нести батареи к ней.
     Тогда враги обстреляли нас из машины. Нас прижали к болоту. Командовал по-прежнему наш Женя-лейтенант, а подсказывал майор, он был из 5 гвардейской воздушно-десантной бригады, как и его спутники. Залегли в высокой траве. На нас уже шли гитлеровцы. Те из нас, что имели винтовки и карабины (свои и трофейные) начали пристрелку. Автоматы до поры до времени молчали. Ручник «дегтярь» тоже. Он был в надежных руках майора. Те двое, что остались в лесу и не смогли к нам пробиться (фамилий не помню), кричали нам сквозь грохот выстрелов: « Немцы! Много! Прощайте! Уходите! Задержим!...» А куда уходить? Позади болото…
     Спасли группу быстро надвигавшиеся густые сумерки. Ей удалось вырваться из болотной топи и вражеского окружения. Я же был перехвачен и снова оттеснен к трясине . Но темень помешала врагам найти меня. Когда я выбрался из болота, услыхал тихий свист и замер. Свист повторился. И голос тихонько так: « Володя, иди смелее. Кумар пришел. Кумару плохо без тебя!...»
     Я повис у него на груди, заплакал… А он все гладил мои щеки и смеялся тихонько и радостно: «Понимаешь, Женя сказал, что видел, как ты упал. Потом граната рядом с тобою ахнула… Но я не поверил и пришел. Я хорошо сделал?» А сам смеется…
     Да хорошим и верным другом был Кумар. Память о нем – навсегда в моем сердце.
     Много у дорог в лесах черкасских братских могил. А на них – высокие и строгие часовые из камня. Утром, когда кладешь цветы к их ногам, скатывается из глаз этих стражей слеза… роса утренняя…

« Последнее редактирование: 16 Май 2011, 15:06:42 от Татьяна Калябина »
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #34 : 20 Май 2011, 16:14:38 »
               Хмель Петр Павлович           Ветеран 5 гв.воздушно-десантной бригады                       
   
 
   Хмель  Петр Павлович                       
                                 
                                ЭТО  БЫЛО  НА  ДНЕПРЕ

                                (статья была опубликована в 1985 году)

           В преддверии светлого праздника 9 мая по телевидению прошел документальный фильм «Стратегия победы». Особенно взволновала меня 7 серия «Битва за Днепр». Я хорошо помню Днепровскую воздушно-десантную операцию по высадке 3 и 5 гвардейских воздушно-десантных бригад. И хочу об этом рассказать читателям.
         За линию фронта, за так называемый Гитлером «неприступный»оборонительный «Восточный вал», было выброшенооколо 5 тысяч парашютистов, много парашютных контейнеров с боеприпасами и питанием.
         В ночь на 25 сентября 1943 года транспортные самолеты авиации дальнего действия с парашютистами на борту поднялись с прифронтовых аэродромов и взяли курс в район десантирования за Днепр. В одном из этих самолетов летел и я.
        Нас выбросили в район Букринской излучины Днепра между городами Канев и Черкассы с задачей: захватить плацдарм на правом берегу Днепра в районе наступления 40-й армии Воронежского фронта.
         Десантирование воздушно-десантных бригад проводилось в очень невыгодных условиях. Как только перелетели Днепр, наши самолеты сразу же стали освещаться вражескими прожекторами, а зенитки открыли ураганный огонь.
           Но, несмотря на это, мы прыгали. Многие из нас приземлялись на боевые порядки фашистов, вступали с ними в бой. Были и трагические исходы:…мы, приземляясь видели, как пылали наши подбитые самолеты, как рядом с нами в небе гибли наши товарищи под куполами своих парашютов.
          Так что далеко не каждому из 5 тысяч воинов суждено было завершить свой боевой прыжок.
           А тем, кто приземлился, трудно было собраться на сборные пункты, потому что нелегко отличить свои сигналы сбора – костры, от вражеских.
           Куда мы только не приземлялись – и в Днепр, и в Синявские болота, и на перроны железнодорожных станций, и на купола церквей. Наш командир 1-го батальона майор Колесников приземлился на перрон станции Канев и был убит. Рядовой Вася Будрин приземлился у штаба немецкой части. Его схватили и поместили в какой-то сарай, поставили охрану, Но Вася сумел выбраться из этого заточения – убил финкой, которую ему удалось упрятать за обмотку, часового и его же гранатой уничтожил штаб, а сам вернулся на пункт сбора.
           Сбор всех десантников затянулся, так как самолеты, попав под обстрел вражеских зениток, увеличили скорость и высоту полета, что не обеспечило кучности десанта.
           Мы вступали в бой одиночно, небольшими группами и только в начале октября в Каневском лесу мелкие группы десантников были объединены в бригаду. Командиром бригады стал П.М.Сидорчук.
           Наш 1-й батальон, который возглавил после гибели комбата майора Колесникова капитан Н.Р.Кротов, получил задание выйти к дороге, идущей к Каневу, задержать подход новых сил противника к Днепру.
           Ночью мы вышли к дороге, сделали завал её, окопались сами и стали ждать врага.. Только к утру появилась колонна автомашин с боеприпасами в сопровождении двух танков. Колонна остановилась. Меткими выстрелами из ПТР рядовой Иван Кондратьев подбил оба танка противника. Колонна была уничтожена нашим батальоном.
           Иван Кондратьев еще не один раз своим ПТР уничтожал танки врага, а по возвращении бригады из тыла врага ему было присвоено звание Героя Советского Союза.
           Вспоминается еще такой эпизод: я был в пулеметной роте лейтенанта Валиева Хасана Рамадановича. Валиев по национальности лезгин. Он очень умело владел финкой, чему учил и нас. Часто командир батальона капитан Н.Р.Кротов давал нашей пулеметной роте ночные задания по уничтожению часовых у складов с оружием и снарядами, у продовольственных складов, на мостах. Лейтенант Валиев сам лично уничтожал часовых, а мы взрывали склады, брали продукты и возвращались на свою базу.
         
 
2 взвод пулеметной роты
 Снимок сделан в 1944 году возле землянки старшего лейтенанта Валиева Р. Х.
В первом ряду лежит крайний слева  Валиев. Во втором ряду крайний  слева  Петр Хмель.
   

      В селе Синявка Каневского района мы уничтожили лесопилку, на которой фашисты заготовляли пиломатериал для укрепления своего «неприступного» «Восточного вала» на Днепре.
          Шло время. Бригада наша объединилась с партизанскими отрядами, пришла к нам группа связистов с радиостанцией. Была налажена радиосвязь со штабом 40-й армии. Сделали мы в лесу площадку посадочную и стали к нам прилетать наши самолеты. Стали мы писать письма домой. На эту площадку выбрасывались грузовые парашюты с боеприпасами. Потом отправлялись на самолетах тяжелораненые десантники и партизаны.
         Гитлеровцы решили уничтожить нашу бригаду в Каневском лесу, окружили её. Мы заняли круговую оборону на высотках. Но удерживать эти высотки становилось все труднее и труднее. Чтобы сохранить силы, ночью бригада ушла в Таганчанский лес.
         Но фашисты не могли оставить нгас в этом лесу в покое, так как десантники и партизаны внезапными ночными налетами громили штабы врага, делали засады на дорогах, подрывали эшелоны.
         В конце октября фашисты окружили бригаду в Таганчанском лесу. С утра до позднего вечера мы отбивали их атаки. Бой был жестокий, заполненный воем бомб, разрывами снарядов и мин, стонами раненых да криками фашистов на ломаном русском языке. Они кричали: «Парашютисты, вы окружены! Сдавайтесь!»
           Но десантники держались. Поздним вечером фашисты пошли в пятую атаку. И тогда первым поднялся начальник штаба бригады гвардии майор Фофанов: «Гвардейцы, покажем фашистам, как умирают десантники!» С финкой и гранатой в руке он бросился на врага а за ним поднялись и все остальные.
 

Фофанов Василий Федорович  в 1945 году         

     Враги не выдержали нашей контратаки, дрогнули и отступили. Настала ночь. Бригада ушла из Таганчанского леса, неся на себе раненых.
             Мы перешли в Черкасские леса и здесь продолжали свои боевые действия.
              В одну из темных ноябрьских ночей на нашу десантную базу приземлился советский самолет. На нем прилетел офицер штаба 52 армии. Он передал десантникам приказ. Бригаде надо было в ночь перейти в наступление, овладеть селами Свидовок, Лозовок, Секирна.
              Мы выполнили приказ. Фашисты были выбиты из этих приднепровских сел, но встреча с частями 52 армии этой ночью не состоялась, так как подразделения армии переправиться через Днепр не смогли. Врагам удалось снова занять эти села, но десантники и партизаны не ушли от Днепра, а продолжали вести упорные бои.
              Только на вторую ночь началось форсирование Днепра нашими войсками.
Бригада соединилась с 254 стрелковой дивизией под командованием Путейко и продолжила участвовать в наступательных боях по окружению и уничтожению фашистских войск в районе Черкасс.
     
   
   Путейко Михаил Константинович комдив  254СД   
             
       В самом конце ноября бригада была выведена на доукомплектование.

Автобиография Хмеля Петра Павловича.



Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #35 : 27 Май 2011, 10:16:22 »

Зарипов Алексей Захарович. Снимок сделан в г.Фрязино в 2008 году

     Алексей Зарипов летел за линию фронта в составе  3 гвардейской воздушно-десантной бригады.  Едва только покинул борт Ли-2, как увидел под собой огни костров, услышал оружейную и зенитную стрельбу. С земли расстреливали самолеты десантников, расправлялись с выброшенными в ночь парашютистами.

- Страшно было лишь в мгновение, когда прозвучала команда "пошел", - вспоминает Алексей Захарович, - а потом, скорее всего, просто срабатывал инстинкт самосохранения. Страшила неопределенность. Трудно было понять, почему вдруг с земли расстреливают десант. Ведь операция держалась в строжайшем секрете. Как позже выяснилось, фашисты узнали о предполагаемом десантировании и подтянули дополнительные резервы: пехотные дивизии, танковые корпуса, зенитную артиллерию. Тщательно продуманная операция провалилась. Десантники опускались кто на водную гладь, кто прямо на головы врага. Многих разбросало друг от друга в радиусе от 40 до 100 километров.

- Мы были вынуждены действовать разрозненно и небольшими группами, - вспоминает Алексей Захарович. - Меня отнесло ветром достаточно далеко, и приземлился я в низине, неподалеку от густого кустарника. Вокруг стрекотали автоматные очереди, ухали зенитки, но я был уже на земле, цел и невредим. С ужасом смотрел на черные шлейфы сбитых самолетов. Свернул парашют, обмотал его стропами и засунул под куст.

Алексей понимал, что оставаться на месте приземления нельзя. А тут еще немецкий самолет-разведчик пролетел над самой головой. Невдалеке виднелся густой кустарник, но до него надо было преодолеть несколько десятков метров по-пластунски, и Алексей пополз в спасительную зелень. В густом кустарнике почувствовал себя более-менее защищенным. Снял с предохранителя автомат, положил рядом гранаты-лимонки и стал ждать.

Так пролежал Алексей весь день, а ближе к вечеру заметил вдалеке силуэт человека. Сколько же радости было, когда в идущем к нему он узнал десантника из разведроты Сашу Кузинова. Сразу поверил: "Вдвоем не пропадем". Орудийные залпы не смолкали, вокруг свистели пули.

- Надо уходить, - сказал Саша, - Они обязательно прочешут эту местность.

Алексей и сам понимал, что оставаться под защитой кустов опасно. Но куда идти? Ведь кругом немцы. И неизвестно, где высадилось командование бригадой.

- К счастью, встретили мы еще одну группу десантников под командованием офицера Мартынова, мы его звали майором, - продолжает свой рассказ Алексей Захарович. - Он был старше и опытней нас, поэтому и возглавил группу из 18 человек. Раненный в ногу, он мужественно переносил боль

Группу десантников майор разбил на три подгруппы, перед которыми была поставлена задача: в первую очередь запастись патронами и гранатами, а затем как можно дальше отойти от места десантирования. Двигались ночью, под прикрытием темноты. Придумали позывной - крик совы, с помощью которого подгруппы общались друг с другом. К рассвету вышли на кукурузное поле, где и устроили убежище.

Теперь командир группы поставил новую задачу: установить связь со штабом армии или фронта, расположенным на левом берегу Днепра. Радист в группе был - Саша Кузинов. А вот рации не было. Двое суток искали необходимую аппаратуру и все же нашли. А вскоре удалось Саше и связь установить со штабом 40-ой армии. Это была первая победа десантников. Теперь надо было тщательно разведать местность, установить места расположения немецких частей и коммуникаций.

- Для этого на разведку была отправлена моя группа, - вспоминает Зарипов, - в составе пяти человек. Мы долго шли лесом и, наконец, увидели хуторок в несколько домишек. В окне одного из них заметен был тусклый свет. Домик прилепился одной стороной к лесу, а другой выходил на берег какой-то малюсенькой речушки. Я на корточках подобрался к светящемуся окошку и увидел сидящую у керосиновой лампы пожилую женщину. Убедившись, что женщина в домишке одна, я постучал в окно.

Женщина вышла на крыльцо и руками всплеснула:

- Родимые вы мои...

Она тут же поняла, что перед ней те самые десантники, которых немцы ищут уже который день.

Женщина рассказала, что на противоположной стороне хутора, прямо во дворе дома, стоит зенитная пушка, из которой сбили несколько советских самолетов. Узнали десантники также, что неподалеку от хутора расположена крупная вражеская механизированная часть и ремонтные мастерские - фашисты удобно расположились на территории машинотракторной станции. Теперь десантникам было что сообщить в штаб 40-ой армии.

Следующее боевое задание - уничтожить зенитную установку. Выполнять его отправились пять человек. Убрали охрану, сняли замок-затвор с зенитного орудия и забросали гранатами дом, в котором спали фашисты. Точно также уничтожили еще два зенитных расчета.

Вскоре удалось разведать место расположения крупных вражеских соединений и передать информацию в штаб армии. Десантники рисковали, ведь рацию могли запеленговать. На сеансы связи уходили от места базирования как можно дальше и всякий раз в разных направлениях. Ржищев, Дубраву, Веселое, Поташки Алексей запомнил на всю жизнь как кошмарный сон. Было еще много беспокойных, наполненных постоянным риском дней и ночей.. От гангрены умер майор, а потом постепенно уходили остальные товарищи по оружию. Их четверо осталось в живых …

Позже фронтовые пути провели Алексея Зарипова по Венгрии, Австрии, Чехословакии. Войну он закончил под Прагой, все в тех же  воздушно-десантных  войсках. Многое пришлось пережить, но сентябрь сорок третьего снится до сих пор. Такое не забывается: маленькая группа десантников сумела выстоять и помочь советским войскам в форсировании Днепра. Операция с высадкой  десанта  не удалась. Так теперь пишут в учебниках истории. Но Алексей Зарипов знает: он со своими товарищами сделал все, чтобы обеспечить победу.
 
(источник - газета "Донецкий кряж", автор Юрий Сагань)


ветераны 3 гв.ВДБ,: Волков Олег Григорьевич - участник Днепровского десанта (Минск), Иванов-Ещенко Валентин Матвеевич (Красноярск) и  Зарипов Алексей Захарович  на встрече, посвященной 65-летию Днепровского десанта во Фрязино в 2008 году.
« Последнее редактирование: 27 Май 2011, 22:26:00 от Татьяна Калябина »
Записан

Олег Лысенко

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 187
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #36 : 06 Июнь 2011, 10:22:09 »
Позавчера был на мемориале Букринский плацдарм в с. Балыко-Щученке.  Экскурсовод расказал одну из легенд трагедии десанта, что в штабе Ватутина был "крот", который передал информацию немцам о десанте и десант ждали.

Поездил немного по тем местам, я не представляю как там можно было планировать там танковое наступление, местнось такая что и на машине не розгонишься, сплошные холмы и яры.
Записан

Алексей77

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 105
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #37 : 06 Июнь 2011, 21:43:46 »
Про то что десант ждали это легенда на 100%. Немцы сами ничего о десанте не знали. Теоритически возможно, что их разведка и отследила перемещение десантных бригад из мест постоянной дислокации в сторону фронта, но куда выкинут десант, они не знали. Просто с десантированием наши генералы опоздали, а немцы как раз оказались в нужное время и в нужном месте. Почитайте Олег выложенные на форуме немецкие источники и вам станет понятно, что в гонке за занятие территории в излучине Днепра немцы оказались быстрее.
Увы, легенд про Днепровский десант живет огромное количество. О предательстве одна из самых часто встречаемых.
Записан

Олег Лысенко

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 187
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #38 : 07 Июнь 2011, 08:59:06 »
Расказывал человек с сылкой на своего деда, сотрудника СМЕРША, который и поймал этого крота.
Но понятно, что все может быть и не быть.
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #39 : 24 Июнь 2011, 21:06:48 »
Фрагмент воспоминаний Богданова Ивана Дмитриевича десантника 5 гв.воздушно-десантной бригады (Котлас, Архангельская область) :
       
       В двадцатых числах сентября нас обмундировали, вооружили, посадили в эшелон. Сомнений не было: едем на фронт высаживаться в тыл противника. Каждому выдали сухой паек на 3-5 суток, патроны к винтовке - сколько мог взять, по две противотанковые гранаты, патронташ, финский нож, противогаз, парашют. В таком виде нас повезли на десантирование. Когда отправлялся эшелон из Киржача, то такой "салют" был устроен, что некоторые жители думали: фронт подошел.  Тогда мы, рядовые бойцы, многого не знали.  Несколько лет спустя, читая воспоминания маршала Советского Союза И. И. Якубовского "Земля в огне", наткнулся на строки, где было сказано, что в ночь на 24 сентября в тыл противника были выброшены третья и часть пятой воздушно-десантные бригады.  Наш эшелон шел около трех суток. Выгрузили на одной из станций, построили в колонну, и в полной выкладке мы прошли километров двадцать в сторону от железной дороги. Стемнело быстро. Остановились у какой-то усадьбы. Вскоре начали подлетать транспортные самолеты и садиться около скотных дворов. Пока посадку не объявили, мы обменялись домашними адресами. Ну, если в случае чего, если придется трудно, велено было тяжелораненых не оставлять живыми.  Вот уже погрузились и улетели два эшелона. Мы должны были лететь с грузом в третьем. Наконец сели, взлетели. Кругом темнота, над линией фронта бьют зенитки, внизу что-то горит. Почему-то самолет повернул обратно. Смотрим: приземлились туда, откуда взлетели. Выгрузились, и самолеты улетели. Без нас.   На следующий день самолетов прилетело значительно меньше. Мы повторили операцию, как и в прошлую ночь, но опять вернулись обратно. Самолеты улетели и больше не прилетали. Ну а мы остались с боеприпасами в поле.  Через несколько дней пришли автомашины, и мы вместе с мешками с боеприпасами сели в них. По пути где-то на складе выгрузили все, а сами пошли на станцию. Там были до октября, а затем нас снова направили в Киржач.
Записан
Страниц: 1 [2] 3   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »