Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Ветераны о Днепровском десанте  (Прочитано 15411 раз)

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #40 : 27 Июнь 2011, 23:16:34 »
Фрагмент воспоминаний    А. 3. ЛЕБЕДИНЦЕВА  о форсировании ДНЕПРА

Лебединцев - второй слева

http://militera.lib.ru/memo/russian/lebedintsev_az/index.html
 
Во время переправы в воздухе летали на запад и обратно самолеты с непривычным для нашего уха гулом моторов. Их силуэты мы не могли наблюдать с земли, так как над рекой стоял туман. Старший связной сержант Митрюшкин отлучился по нужде в кусты, где обнаружил парашют и прибежал ко мне в панике, что немцы выбросили десант в наш тыл. Я побежал туда вместе с ним, чтобы выяснить обстоятельства, и услышал русскую речь. Вышел человек в десантном костюме и, узнав своих, рассказал, что только что приземлился с одного из тех самолетов, что проходят над нами в воздухе, так как идет выброска   воздушно-десантной  бригады в немецкий тыл. Видимо, их группу выбросили раньше расчетного времени и он оказался на нашей территории. Я повел его к нашему начальству, и он повторил свой рассказ. Командование, естественно, обрадовалось, что нам в помощь выбрасывается даже воздушный десант. Тогда нам многое представлялось в розовом цвете, хотя многие факты говорили как раз о противоположном. Выброска того десанта в военной истории считается малоподготовленной и неудачной, ибо большинство десантников были уничтожены и пленены немцами, и десант не сыграл никакой роли. А собранные парашюты немцы использовали для обивки шелковой тканью потолков и стен своих блиндажей от просыпания грунта при бомбежке и обстрелах. После мы находили парашюты в их блиндажах, и солдаты делали из них портянки, а наши девицы умудрялись шить нижнее белье.

http://www.duel.ru/200238/?38_6_2
« Последнее редактирование: 04 Июнь 2016, 17:37:08 от Татьяна Калябина »
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #41 : 01 Июль 2011, 19:44:44 »
Скрипко Н.С



Мне  было  приказано возглавить транспортно-десантную авиагруппу и осуществить десантирование.
Вызвали к Жукову.
— Вот что, нужно захватить плацдарм в излучине  Днепра , — объявил он. — Желательно вот на эту площадку высадить  десант .  При этом Георгий Константинович показал по карте крупного масштаба место в центре букринского выступа, где имелась относительно ровная поверхность.
Тут в разговор вступил находившийся в кабинете член Военного сонета Воронежского фронта Н. С. Хрущев.
— У меня  есть  связь с партизанами, — сказал он. — Они могут выложить, сигналы из костров.
Правда, потом оказалось, что в районе предполагаемой высадки  десанта  партизан не  было , они находились юго-восточнее Вел. Букрина, в Каневском лесу.
По данным воздушной разведки, в районе предполагаемого десантирования и в прилегающих селах не  было  и немцев, хотя окопные работы силами принудительно привлеченного местного населения проводились.
Георгий Константинович приказал при подготовке воздушно-десантной операции соблюдать максимальную скрытность.
— Это вам не академия, — сказал он. — Никаких планов не составлять. Разрешаю пролететь через район десантирования только штурманам полков, дав им задание по бомбардировке какого либо объекта в глубине.
Встал вопрос, когда  выбрасывать   десант : днем или  ночью ?
Я доложил, что экипажи АДД в течение нескольких лет летают исключительно  ночью . Более того, в авиацию дальнего действия пришло много командиров кораблей, которые летают и в сложных метеорологических условиях и  ночью , но они никогда не летали в строю. А для десантирования днем необходимо лететь довольно плотным строем, иначе истребители не смогут прикрыть колонну кораблей. Я высказал мнение, что нужно организовать учебно-тренировочные полеты и хотя бы элементарно сколотить звенья, эскадрильи. Учитывая неустойчивую погоду, на это требовалось минимум четыре-пять летных дней.
Тут же выяснилось, что фронтовой истребительной авиации мало, базирование ее растянулось, она не сможет длительное время висеть в воздухе. Словом, истребительное прикрытие для авиации дальнего действия организовать сложно, и на это также потребуется время. Выброску  десанта  решено  было  произвести  ночью , тем более что  Днепр  с его характерной букринской излучиной — хороший ориентир. Но тут возникла другая проблема: на аэродромах не  было  горючего, а где находятся транспорты с бензином — неизвестно. Я доложил об этом ] Жукову, сообщив последние сведения, что транспорты якобы уже перешли на фронтовые железные дороги, и просил тыл фронта скорее подать их на наши аэродромы. Но дни проходят, бензина все нет.
— Вы мне срываете десантирование, — строго говорит Жуков и обещает принять меры.
Затем он уточняет свое решение: вместо одной площадки для десантирования назначил дополнительную вторую, расположенную южнее, ближе к Каневскому лесу. Туда требовалось  выбросить  две десантные бригады, которым ставилась задача перехватить улучшенную грунтовую дорогу Канев — Тулинцы и воспрепятствовать подходу оперативных резервов гитлеровцев в район Букрина. В соответствии с таблицей десантирования авиачасти перегруппировывались по намеченным аэродромам. А к вечеру 24 сентября стали поступать долгожданные транспорты с горючим. Закипела работа, все готовились к вылету.
В ту пору  ночи  стояли темные, безлунные. Вдруг возникшая густая дымка ухудшила видимость у земли. Целесообразно  было  отменить десантирование, перенести его на другое число, но Жуков еще вечером принял решение —  выбрасывать   десант . Спешно звоню с аэродрома на ВПУ Воронежского фронта и прошу соединить меня с ним. Из штаба отвечают, что Жуков вместе с Ватутиным уехал в войска. Приказа заместителя Верховного Главнокомандующего я отменять не мог — вылет состоялся в намеченное время.
Самолеты следовали на высоте 400-500 метров. В букринской излучине  Днепра  правый берег, крутой, гористый и возвышается над уровнем моря на 400 метров. Поэтому летчики держались отметки по высотомеру 850 метров.
При подходе к району цели, как донесли мне .командиры, головные самолеты  были  обстреляны из всех населенных пунктов сильным огнем зенитных пулеметов, а затем начался обстрел из всех видов оружия, включая автоматы и карабины.
Во время выброски воздушного  десанта  на северную площадку с земли во всех направлениях подавались сигнальные осветительные ракеты. Противник вел по  десантникам интенсивный огонь. Загорелись хозяйственные постройки, дома в близлежащих населенных пунктах. Экипажи наблюдали, как собирались, мигая карманными десантными фонариками, парашютисты, как они группировались и вступали в бой. Но разведывательные данные не соответствовали действительности. За последние сутки обстановка в районе выброски  десанта  резко изменилась: накануне сюда начали прибывать крупные резервы гитлеровцев, здесь сосредоточивались две пехотные, одна моторизованная, одна танковая немецкие дивизии. Вначале гитлеровцы приняли приземлившихся парашютистов за напавших партизан и открыли по ним бешеную стрельбу. Обнаружив затем низколетящие советские самолеты, сосредоточили зенитный артиллерийский огонь по ним и сбили три Ли-2.
Высадке  десанта  должна  была  предшествовать запланированная бомбардировка района соединениями АДД, но она не состоялась из-за ухудшившихся метеорологических условий. Густая дымка мешала нашим экипажам различать и выложенные на левом берегу  Днепра  сигнальные костры. Организованность выброски нарушил и сильный обстрел с земли. Некоторые экипажи делали по два-три захода, так как недостаточно натренированные солдаты, ранее совершившие всего по одному-два ознакомительных прыжка, задерживались с отделением от корабля и выброска проходила в замедленном темпе.
Все десантирование предполагалось провести в три рейса. Но, получив донесение от командиров о сильном огневом противодействии с земли и еще большем ухудшении видимости, также о том, что приводная станция не работает, я приказал прекратить дальнейшие вылеты. А в районе северной площадки в течение всей  ночи  шел огневой бой: наши парашютисты, встретившись с врагом, не растерялись, дерзкими, решительными действиями они вызвали в стане неприятеля замешательство и нанесли гитлеровцам большие потери. В дальнейшем десантники отошли в Каневские леса, где соединились с партизанами и осуществили совместно с ними ряд смелых и успешных операций в тылу врага.
. Десантная операция в районе букринского выступа заставила меня со всей тщательностью разобраться в недостатках ее организации. АДД к тому времени совсем не имела опыта выброски крупных  десантов . У нас не  было  тогда специально подготовленной военно-транспортной авиации, не  было  самолетов, на которых можно перевозить, с которых можно  выбрасывать  и высаживать воздушно-десантные или стрелковые войска с их боевой техникой. Попытка, как мыслилось в довоенное время, использовать для этой цели гражданские пассажирские самолеты и устаревшие бомбардировщики не оправдала себя.
Дальнейшая практика показала, что с ростом оснащения войск боевой техникой более 80 процентов общего веса воздушного  десанта , даже с ограниченным количеством артиллерии, составляют вооружение и боеприпасы. Самолет Ли-2, которым мы тогда располагали, имел дверь шириной 70 сантиметров. Через нее нельзя  было  погрузить на борт корабля ни орудия, ни другую крупногабаритную технику — она позволяла  выбрасывать  в один поток только парашютистов с личным оружием. Парашютно-десантные мешки с грузами или предметами вооружения весом до 80 килограммов и ограниченных габаритов подтаскивались к двери вручную и выталкивались. Разумеется, все это происходило медленно. Чтобы разброс парашютистов и грузов по дальности сократить до минимума, отделение десантников от самолета необходимо доводить хотя бы до 30 секунд. На кораблях нужны  были  десантные люки таких размеров, чтобы они позволяли парашютистам и технике оставлять самолеты в минимальное время. Эти требования диктовала военно-транспортной авиации боевая действительность. Нам нужны  были  самолеты, способные совершать взлет и посадку на грунтовых аэродромах или площадках с минимальным разбегом и пробегом. Требовалось оборудовать их современными средствами самолетовождения и точного десантирования, установить на них стрелковое и ракетное вооружение, необходимое для обороны от истребителей ПВО противника и подавления его наземных средств.




  Никита Сергеевич Хрущев.   Отрывок из книги  воспоминаний.



Итак, вышли мы с войсками к Днепру и захватили небольшие плацдармы на правом берегу. Однако Днепр - преграда существенная, и, чтобы перебросить через него технику и массу войск, мы хотели создать большой плацдарм. Для начала было решено выбросить на правый берег воздушный десант. Его подготовили, и казалось, все идет хорошо. Но встал вопрос о погоде. К нам прибыл тогда по рекомендации Генерального штаба ученый-метеоролог, чтобы получше выбрать время выброски десанта. Мы были, конечно, рады, что он приехал. Пользуясь его данными о силе и направлении ветра, выбрали день и час выброски.  Перебрасывал десантников на самолетах генерал Скрипко, командовавший тяжелой бомбардировочной авиацией, и именно ее мы использовали под десант. А когда десант был выброшен, мы вскоре узнали, что парашютисты вместо того, чтобы приземлиться на правом берегу, приземляются или в Днепр, или на левом берегу, буквально на окопы переднего края наших войск. Имели место инциденты, когда наши войска хватали этих парашютистов и буквально душили. Те начинали объясняться по-русски, но их принимали за власовцев, говорили: "Вы предатели", - и с еще большей озлобленностью расправлялись с ними. А те кричали: "Мы десантники!". Представляете, сколько людей понапрасну погибло в Днепре? Это был такой позор! А приезжий "бог погоды", как нам его отрекомендовали, сразу же "испарился" и убежал в Москву. Негодование у нас по отношению к нему было большое, но я не имел возможности встретиться с ним после высадки десанта. Происходили и такие печальные случаи на войне. Все было возможно, потому что это и есть настоящая война. Потом, уже, в более спокойной обстановке, когда я вспоминал о нем, то лучше вошел в его трудное положение, потому что в то время он пользовался очень ограниченными сведениями, чтобы определить, какими в таком-то месте и в такое-то время будут направление течения воздуха и его скорость. Для точного ответа надо иметь метеоданные с обширного района. Конечно, этих сведений  не имелось. Какова погода за Днепром, мы совсем не знали. Поэтому я понимал, что здесь не персональная вина, что человек был честен, а его ошибки объяснимы, потому что он не располагал точными исходными данными.
« Последнее редактирование: 28 Март 2012, 23:08:30 от Татьяна Калябина »
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #42 : 12 Июль 2011, 23:09:01 »
           
              http://polkmoskva.ru/people/773117/



                                    Еще одна судьба.

 Материал из статьи Бориса Чигирина от 8 мая 2009 года в газете "ЕДИНЫЙ Озерск"

 "Долгую, порой опасную, жизнь прожил Иван Александрович Смагин.



Хочется рассказать о его ратных подвигах в годы Великой Отечественной войны.
А дело было так... Впервые за долгие месяцы диверсионной работы в тылу врага сержант Смагин не просто уснул, он видел сон. Ему снилась родная деревня Круглое Поле, что была в  Чебаркульском  районе. Снились друзья и перелет  через Днепр и первый прыжок с аэроплана. Но сон был недолгим... Офицеры СМЕРША утром выхватили на допрос.
Они не могли поверить, что группа Смагина смогла не только выжить в тяжелейших условиях вражеского тыла, но и выполнить порученное задание. С конца 1943 года на территории Украины сосредоточились наиболее крупные силы противоборствующих сторон. Немцы имели здесь до сорока процентов пехотных, танковых и моторизованных дивизий, которые действовали на всем советско-германском фронте. Гитлеровцы понимали, какое последствие будет, если они потеряют богатейшие промышленные районы Украины.
 В ночь  24 сентября полк легендарной Валентины Гризодубовой поднял в воздух  третью гвардейскую воздушно-десантную бригаду. Часы показывали 23.00. Курс лежал на правый берег Днепра, через линию фронта. Чуден Днепр при тихой погоде,--не успел Иван Смагин сказать гоголевскую строчку, как в небе засверкали разрывы вражеских снарядов. Гул от разрывов снарядов усиливался. Не обращая внимания на взрывы, молодые летчицы уверенно вели свои небесные извозчики к заданной цели. Перелетев Днепр, в самом широком месте, с высоты 800 метров новоиспеченные десантники полетели вниз под белоснежными куполами. Они не знали тогда, что маршал Жуков две бригады десантников сбросил на Букринский плацдарм, прямо в расположение немецких танковых дивизий.
Приземлившись в чей-то огород, не сняв с себя парашют, Иван на какую-то минуту забыл о войне. И вновь в голову полезли гоголевские строчки: Тиха украинская ночь...Наверное, так бы и простоял Иван Смагин, любуясь звездным небом, если бы не раскаты вражеской артиллерии. От грохота немецкой артиллерии Иван опомнился и сообразил, что находится во вражеском тылу... В эту же ночь семь десантников, куда входил и Смагин, собрались в заранее оговоренном месте.
Вышли на бывший пионерский лагерь. Там немцы расположили штаб танкового полка. Без шума сняли часовых и устроили ночной фейерверк. Да такой, что здание штаба полыхало более суток, а танки взрывались, как спичечные коробки от малейшей искры. Ночью проводили диверсии, а днем, укрывшись в многочисленных оврагах, спали. Пищу готовили рано утром, когда осенний туман вместе с восходом солнца поднимался над еще звездной Украиной. Паек съели за неделю. Пришлось собирать на полях картошку. За все время диверсионной работы в тылу врага ни один из семи красноармейцев в группе Смагина не погиб и не был ранен. А работа была не из легких. Взрывали мосты, линии электропередач, склады с боеприпасами, уничтожали комендатуры, убивали полицаев - изменников Родины. Так, из уст деревенских мальчишек узнали, что в одном из сел немцы собрали для отправки в Германию молодежь и содержат всех в сарае, который охраняют местные полицаи. Времени на подготовку операции не было. Ночью подошли к указанному месту, сняли часового, полицая, и выпустили молодежь, около ста человек . Выяснили, где ночуют остальные полицаи. Тепленьких вытащили на улицу и связанных бросили в сарай, где только что находились пленники. Утром фашисты сами наказали полицаев:  расстреляли за их бдительность.
      И только в конце 1943 года группа вышла на своих.
 Из воспоминаний Ивана Александровича Смагина (2005 год):
- На своих мы вышли! А как перейти линию фронта?  Я был самым маленьким по росту в группе.
Старшина Гриша Морозов мне и говорит: Давай Ваня в реку. Поищи брод. Ты маленький, немец тебя не заметит. И не заметил! За два месяца немецкого тыла я стал весить 42 кг. А последние семь дней у нас и крошки во рту не было. Разделся. Съехал на мягком месте к реке и пошел искать брод. Сколько искал, не помню. Но нашел. К своим еще не дошли, а душа радуется уже, что перешли линию фронта. Но, как оказалось, это были только цветочки.
               - Стой, кто идет?
- Иван - Русак, - ответили десантники.- Стой, стрелять буду!  И простояли, пока командир не пришел. Расспросил бойцов, распределил по землянкам, накормил. Но докушать не успели  офицеры СМЕРШа приехали.
 Около месяца офицеры СМЕРШа допрашивали бойцов, все перепроверяли.  А потом вновь переформирование, бои за  Венгрию, Австрию в составе 317 гв.СП 103 ГСД. В боях за Вену комсорг батальона ефрейтор Смагин тоже отличился. Благодаря его действиям и боевой смекалке батальон смог прорвать оборону противника. За военные заслуги комсорг батальона Иван Смагин был награжден орденами Боевого Красного Знамени и Славы Третьей степени.
     После войны поступил в Ленинградский медицинский институт. После его окончания приехал в наш город и работал по специальности. Многие заводчане, наверно, помнят доктора Ивана Александровича Смагина - человека, всегда готового прийти людям на помощь.
 
Сегодня уже нет с нами замечательного человека Ивана Александровича Смагина ."
« Последнее редактирование: 28 Февраль 2016, 23:28:25 от Татьяна Калябина »
Записан

groven

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 210
  • Ровенский Георгий Васильевич
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #43 : 13 Июль 2011, 08:47:46 »
Привет Татьяне и всем форумчанам - гостям и участниам.
Неутомимая Татьяна добавляет самоотверженно новые документы. Замечательно, что уже более 16 тысяч посетителей этой темы.

Я посмотрел по Ивану Александровичу Смагину в СЕТИ. Нашлась дата рождения - 20.10.1924. На сайте награждений podvignaroda.ru - он - был призван Ишимбаевским РВК, г. Ишимбай Башкирской АССР, после десанта за Днепр в 1945 - в рядах 317 гв. сп 103 гв. сд, включивших в себя десантников. В феврале 1945 сражался в Венгрии отбивая немецкий сокруштельный контрудар под озером Болотон. Мартовский документ дивизии включил и сообщение о награде гв. ефрейтора: "под огнем противника в боях за г. Варполога бесперебойно поддерживал связь командира роты с взводами" - награжден медалью "За боевые заслуги". Сайт награждений медленно наполняется и возможно в дальнейшем мы увидим и его другие награды.

Алексей, ваше мнение? Что за причина, почему более года десантников не выпускали на фронт и только в январе 1945 они приняли участие в боях?
Записан

Алексей77

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 105
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #44 : 14 Июль 2011, 16:12:08 »
Час добрый! На мой взгляд, причина в том что части ВДВ были резервом ставки и их не спешили кидать в бой. Тем более что на фронте катастроф таких как Сталинград где, как известно, десантников кинули как пехотные части не было. А когда стало уже понятно, что победа не за горами, то видимо и решили что пора все силы бросать в бой что бы скорее завершить войну. Возможно, что в 1944 году еще предполагалось использовать их по прямому назначению и шанс проведения воздушно-десантных операций был высок. Вот и держали. А к 1945 году наши войска продвигались с такой скоростью, что надобность в десантах отпала. Но это мое личное мнение и ни в одном из литературных источников ответа на этот вопрос я не встречал. К слову об источниках. Вот решил выложить список литературы в которой в той или иной степени упоминается о десанте. Это те которые есть у меня и о которых я знаю.
Книги:
Андрианов В.В. 254 Черкасская стрелковая дивизия. –Чебоксары, 2006.
Богданов Н.Г. В небе — гвардейский Гатчинский. — Л.: Лениздат, 1980.
Борзунов С.М. Берег левый, берег правый. - М., Изд. ДОСААФ, 1966г.
Голованов А.Е. Дальняя бомбардировочная... — М.: ООО «Дельта НБ», 2004
Казаков В. Б. Боевые аэросцепки. - М.: ДОСААФ, 1988.
Карель П. Восточный фронт. Книга II. Выжженная земля 1943 – 1944. – М.: Эксмо, 2008.
Красовский С. А. Жизнь в авиации. - М., Воениздат, 1968.
Лебединцев А.З. Мухин Ю.И. Отцы-командиры. — М.: Яуза; Эксмо, 2004.
Лисов И. И. Десантники (воздушные десанты). - М. Воениздат, 1968.
Лисов И. И.Избранницы неба. - М., Патриот, 1990.
Лисов И. И. Секунды, равные жизни. - М., «АИРО-ХХ», 1997.
Манштейн Э. Утерянные победы. — М.: ACT; СПб Terra Fantastica, 1999
Москаленко К.С. На юго-западном направлении. - М., Изд. «Наука», 1972.
Сборник. Бойцы вспоминают. – Пермь: Кн. Изд – во, 1988.
Сборник. Уральцы-десантники в Великой Отечественной войне. Письма, воспоминания, стихи. Составитель В. И. Локшин. – Екатеринбург: Банк культурной информации, 2004.
Скрипко Н.С. По целям ближним и дальним. — Воениздат, 1981.
Старинов И.Г. Записки диверсанта. — М.: Альманах «Вымпел», 1997:3 (Книга 1);
Утков Ю. На далекие вспышки огня – Екатеринбург: «Детская литература», 2000.
Хофман Т. Гитлеровский интернационал. – М.. ЭКСМО, Яуза, 2009.
Хрущёв Н.С. Время. Люди. Власть. (Воспоминания). Книга I. — М.: ИИК «Московские Новости», 1999.
Чернов В. Днепровский десант. - Липецк: Липецкое изд-во,2000.
Чухрай Г. Н. Моя война. — М.: Aлгopитм, 2001.
Шапталов Б. Испытание войной. — М.: ACT, 2002.
Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны. — 2-е издание. / Литературная запись Сомова Г. А. — М.: Воениздат, 1989
Периодика:
Журнал «Воинское братство» № 5(62) 2010 год. Сидоров И. Десантники в Днепровской воздушно-десантной операции в 1943 году.
Журнал «Сибирские огни» № 4 1984 год. Калачев И. Крылатый десант.
Deutsches Soldatenjahrbuch, 1963. Nehring Walter. Der Einsatz russischer Fallischirmverbandе im Кampfraum des xxiv. Panzerkorps zwischen Tscherkassy und Kiew die Kanew am 24/25 September, 1943.
В сети нашел книгу на английском. Мемуары офицера бригады СС «Валония». Так вот там целая глава посвящена событиям вокруг Черкасского леса, деревень Мошны и Байбузы в ноябре 1943 года. Правда мои познания в английском не позволяют перевести. Так что кому и интересно вот адрес:
http://mirknig.com/knigi/military_history/1181402672-campaign-in-russia-the-waffen-ss-on-the-eastern-front.html
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #45 : 16 Август 2011, 22:12:32 »
http://mediacompas.ru/edition/dosie02/details_13876.html





Война в тылу врага


Подполковник Яков Ермолаевич Оглезнев в органах госбезопасности – с 1934 года.
 Великая Отечественная война застала его в должности начальника
Верещагинского районного отдела НКВД. В ноябре 1941 года он получил
назначение в особый отдел 11-й воздушно-десантной бригады. В 1943 году
особые отделы были преобразованы в отделы контрразведки НКО «Смерть
шпионам», сокращенно СМЕРШ.
 Начальник контрразведки СМЕРШ 6-й гвардейской тяжелой минометной
дивизии Северо-Западного фронта, 3-й воздушно-десантной бригады 2-го
Украинского фронта и 5-й гвардейской воздушно-десантной бригады 1-го
Украинского фронта.
 На его счету  немало обезвреженных фашистских шпионов и карателей,
довелось ему и командовать десантниками в тылу врага, водить их в атаку
и стоять насмерть в обороне, заниматься разведкой и многими другими
делами, которые выдвигала боевая обстановка.


…Осенью 1943 года командованием 1-го Украинского фронта было решено
выбросить в тыл немецко-фашистских войск в район Великого Букрина две
воздушно-десантные бригады. Перед ними ставилась задача захватить и
держать до подхода наших основных сил плацдарм, отвлечь на себя немецкие части, не дать противнику возможность подбрасывать к Днепру
подкрепление. Операция была рассчитана на три дня, а пришлось сражаться в тылу врага почти три месяца…
 Мы не знали, что придется десантироваться порой прямо в расположение
немецких частей. Фашисты встретили наши самолеты мощным заградительным огнем зениток. Летчики вынуждены были отворачивать, менять курс, и десант оказался рассеянным в радиусе свыше ста илометров. Многие наши воины пали смертью храбрых в первые же минуты после десантирования.
 Я приземлился на картофельное поле. На другой день встретил группу
своих во главе с капитаном Нехорошко. Позднее еще несколько бойцов, во
главе с капитаном Полиничко, соединились с десантниками. Как старший по
званию, я принял командование отрядом, в котором уже было более ста
человек. Вооружение – автоматы, три станковых и два ручных пулемета,
ротный миномет. Продвигались с боями, сбивали вражеские засады и опорные пункты, громили небольшие гарнизоны в деревнях, отбиваясь от
преследования карателей, шли в направлении села Пийя, где должны были
собраться подразделения бригады.
 Однажды после тяжелого боя, в два часа ночи, отряд подошел к реке
Ольшанка. Она оказалась довольно глубокой. Примерно в двух километрах
выше по течению разведчики обнаружили мост. Когда часть отряда
десантников уже перешла его, вдруг начали рваться мины. Фашисты
выследили нас. Я отправил разведку прочесать подходы к реке. Вскоре они
привели высокого хмурого мужчину в полицейской форме. «Вот, товарищ
гвардии майор, около хутора из кустов выволокли». Задержанный признался, что служит в немецкой охранной полиции, ему было приказано тайно наблюдать за мостом и, если появятся советские парашютисты, немедленно подать сигнал ракетами, что он и сделал. А напарника с донесением направил на немецкую батарею, открывшую огонь по парашютистам. От полицая узнали, что два дня назад все жители хутора были расстреляны эсэсовцами за то, что укрыли раненых парашютистов.
 Под утро, когда отряд выходил с места расположения, в перелеске справа
затрещали автоматные очереди. Десантники приготовились к бою. Разведчики обнаружили на проселочной дороге два грузовика, а невдалеке от них 20-30 эсэсовцев. Разом ударили автоматы десантников, ни одному из карателей не удалось уйти.
 Когда я подошел к месту боя, увидел трупы девяти зверски замученных
десантников, лежавших в неглубокой яме. Фашисты расстреляли их незадолго до нашего прихода. Похоронив боевых товарищей, мы двинулись дальше.
 На пятнадцатый день после высадки к нам с группой из десяти человек
присоединился командир 5-й воздушно-десантной бригады подполковник М.И. Сидорчук. Ему я и передал командование отрядом, став его заместителем. Теперь у меня появилась возможность непосредственно заниматься своим делом – разведкой и контрразведкой.
 Отряд рос не по дням, а по часам. Теперь он насчитывал уже около 800
человек. К нашим операциям подключились и действовавшие здесь местные
партизанские отряды. На шоссе и железной дороге гремели взрывы,
уничтожались целые вражеские гарнизоны. Фашисты были вынуждены бросать против нас крупные части, снятые с фронта, танки и артиллерию.
 Десантники дрались геройски. Хорошо помогали нам и местные жители.
Особо выделялся среди них дед Сергей, с которым я познакомился в хуторе
Пищальники. У него был свой счет к фашистам: каратели на его глазах
сожгли заживо в хате сына, сноху и трех внучат. Он умел везде проникать,
все видеть, слышать и запоминать, скрытно проводить десантников на
операции. С его помощью провели операцию по уничтожению военной базы и саперного батальона вблизи Черкасского леса.
 В Черкасском лесу наши разведчики и диверсионные группы взрывали мосты, уничтожали узлы связи, автоколонны и другие объекты. Нами была хорошо изучена система обороны фашистов по Днепру в пределах действия отряда в ее тактической глубине. Разведданные сообщали штабам фронта и 52-й армии, действовавшей на этом участке. Не ослаблялась работа и по
выявлению вражеской агентуры, пытавшейся проникнуть к нам с заданием
абвера.

Боевые действия десантников в тылу противника позволили основным силам
Красной Армии успешно форсировать Днепр, захватить и расширить плацдарм на западном берегу реки. В середине ноября четыре батальона десантников, выполняя приказ командира 52-й армии, нанесли удар с тыла по укрепленным пунктам немцев. Этим они очень помогли частям 254-й стрелковой дивизии форсировать Днепр и успешно провести наступление. Почти все участники десантной операции были удостоены равительственных наград. Троим было присвоено высокое звание Героя Советского Союза, а Яков Оглезнев был награжден орденом Ленина.
« Последнее редактирование: 17 Август 2011, 20:16:32 от Татьяна Калябина »
Записан

groven

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 210
  • Ровенский Георгий Васильевич
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #46 : 17 Август 2011, 18:07:24 »
Спасибо Татьяне за представленный материал.
Да, на счету начальника контрразведки, как описывает писатель Чернов в "Днепровском десанте", немало жертв - но такова, вероятно, суровая стихия войны, тем более в тылу врага.
Очень интересно представлен командир к/р.
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #47 : 20 Август 2011, 20:45:40 »
Отрывок из воспоминаний Василия Аксенова.
http://www.proza.ru/2011/02/10/1382



   Вскоре после нашего прибытия в город Щёлково мы наблюдали, как на железнодорожном вокзале грузилась в вагоны соседняя воздушно-десантная бригада. Это пятая или шестая гвардейская воздушно-десантная бригада. Она располагалась где-то недалеко от города Фрязино, но там не было ветки железной дороги, поэтому эшелон для них подали на станцию Щёлково.  Запомнилось то, что во время погрузки  на  железнодорожной станции  гвардейцы-десантники, уже  получившие полный боекомплект, много стреляли в воздух, салютуя перед  отправкой на боевые действия в тылу врага.
   
    Через некоторое время мы узнали об их неудачном десантировании  при форсировании Днепра. Об этом нам рассказывали  сами уцелевшие парашютисты-десантники,  которые возвращались к прежнему месту дислокации воздушно-десантной  бригады, в город Фрязино. Интересно, что возвращались они малыми группами и даже поодиночке со своим оружием  в руках. Их нигде не задерживали, а направляли к месту формирования. Они рассказывали страшные эпизоды, обвиняли лётчиков  в  их неудачной  выброске. Одни самолёты выбросили парашютистов  в  реку  Днепр,  из  которых  многие  потонули,  нагруженные  оружием  и боезапасом. Других десантировали не только в тыл, но и в расположение немецких войск, а  некоторых, будто бы вообще на нашей территории, где давно нет немцев.
     
    Всем этим  ужасным  рассказам  не  хотелось  верить, но позже некоторые из них действительно  подтвердились.  Уцелевшие  десантники той бригады,  возвратившиеся  на прежнее  место  дислокации в район города Фрязино, возненавидели  лётчиков. Они даже провоцировали ссоры с ними, затевали солидные драки, с оружием, считая, что они  мстят за погибших  товарищей. А в целом использование десантников при форсировании  Днепра, так называемая Днепровская десантная операция, сыграла положительную роль, как об этом пишут теперь в своих мемуарах генералы, командовавшие войсками при форсировании Днепра, при взятии города Киева.
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #48 : 04 Сентябрь 2011, 22:20:50 »
Из мемуаров маршала Голованова А.Е.




http://militera.lib.ru/memo/russian/golovanov_ae/index.html


Когда части Воронежского (1-го Украинского) фронта подошли к Днепру, встал вопрос о быстрейшем его форсировании. По данным авиаразведки фронта, значительных сил на той стороне Днепра у противника обнаружено не было, поэтому решили десантировать две бригады воздушно-десантных войск в районы 4–24 километра северо-западнее Канева, чтобы захватить и закрепить плацдарм на правом берегу.

От Авиации дальнего действия были выделены для выполнения этой задачи 5-й и 7-й авиационные корпуса и 9-я гвардейская авиационная дивизия б-го авиационного корпуса. Для руководства этими соединениями АДД на Воронежский фронт был направлен генерал Н. С. Скрипко. Самолеты, предназначенные для этой цели, сосредоточили на Лебединском и Богодуховском аэроузлах. Перед выброской наши самолеты должны были отбомбить район Куриловка, Ковали, Литвинец и узлы дорог Степанцы, Ржавец, Гамарня, Поповка, Таганча. Десантирование было назначено в ночь на 24 сентября 1943 года.

Район выброски должен был определить командующий ВДВ генерал-майор А. Г. Капитохин. К десантированию привлекались также экипажи ГВФ. Кроме личного состава — около 5000 человек — нужно было выбросить на парашютах еще 679 мешков с боеприпасами и вооружением.

Эта десантная операция не удалась. Командование фронта — Н. Ф. Ватутин и член Военного совета Н. С. Хрущев, а также представитель Ставки Г. К. Жуков послали телеграмму Сталину с предложением предать суду исполнителей операции, в частности генерала Скрипко. Что же там произошло? Что стало причиной такой серьезной неудачи, да еще в первом же нашем крупном применении воздушно-десантных войск на войне по их прямому назначению?

Все дело оказалось в том, что единого руководства десантной операцией не было. Никакой работы по отработке десантирования на практике не проводилось, несмотря на то что к операции привлекался личный состав из разных видов вооруженных сил. Вопрос взаимодействия — важнейший элемент, который должен был быть отработан на практике, хотя бы с кадрами, — решен не был. Намеченный удар с воздуха не состоялся из-за того, что не было вовремя подвезено горючее... И все же, надеясь на отсутствие войск противника на правом берегу Днепра, решили операцию по десантированию проводить. В действительности в полосе выброски наших войск оказались значительные силы противника (до четырех дивизий, включая и танковые), в расположение которых и были выброшены наши воздушно-десантные бригады. Десантники не были готовы вступить в бой прямо с воздуха, к высадке непосредственно в расположении врага. Слишком неравными оказались силы и для того, чтобы оказывать длительное сопротивление превосходящим силам противника.

Очень скоро был получен ответ Сталина на посланную телеграмму. Верховный указывал, что виновники действительно заслуживают наказания за неудачную и плохо организованную воздушно-десантную операцию, но главными организаторами этой операции Ставка считает лиц, пославших и подписавших телеграмму, а не непосредственных исполнителей, которые выполняли приказание старших. Еще раз и со всей полнотой из этой телеграммы было видно, что как при успехах, так и при неудачах главными ответчиками являются люди, принимающие те или иные решения и руководящие их проведением в жизнь.
« Последнее редактирование: 05 Февраль 2013, 00:21:57 от Татьяна Калябина »
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #49 : 08 Сентябрь 2011, 22:04:28 »
От Алексея Степановича Коткина, инвалида войны, члена Союза писателей СССР, автора 15 книг, Архангельск.




http://gazeta.aif.ru/online/longliver/67/18_01


Когда началась война, я из своей деревушки под Нарьян-Маром попал на флот, учили на сигнальщика. Но потом вышел приказ Сталина о формировании десантных дивизий, и в начале 42 года меня перевели в эти войска. Отсев был такой, что, по-моему, и в космонавты теперь не так строго отбирают. Например, медицинская проверка: нужно было пробежать по коридору на скорость. Бежишь что есть мочи, и вдруг посреди коридора… проваливаешься в специальную ловушку. Пролетаешь метра два и  попадаешь «в лапы» к врачам. Таким образом проверяли, годен ли человек к прыжкам с парашютом. Попрыгать мне потом изрядно пришлось — более ста раз… Только в тыл к немцам сбрасывали четырежды.
       В сентябре 1943 года готовилась операция по освобождению Киева, и мы, десантники, должны были ударить немцев с тыла. Но с самого начала все пошло наперекосяк. В первую ночь посадили всех по самолетам, несколько часов продержали и высадили. Причин, конечно, нам не докладывали. А десантный паек уже выдали. У десантников тогда так было: впереди на штанах большие карманы, в них упаковывали запас питания на двое суток. Даже если по плану в тылу предстояло пробыть месяц, еды все равно на два дня. И боекомплект тоже по минимуму — только по одной обойме. Предполагалось, что все необходимое сбросят следом в специальных тюках на грузовых парашютах. Но за все свои боевые десантирования я такого тюка ни разу найти не смог. И те из моих знакомых, кто в тыл противника прыгал, тоже.

 Сидели мы в самолетах, ждали взлета, а состояние было такое, будто последний день на свете живешь… Ведь все знают: десантник — это смертник. Чуть ли не половина из сброшенных и до земли живыми не долетят — их еще в воздухе расстреляют… А когда вылет перенесли и нас из самолетов выпустили, все разбежались в самоволку. Поели-выпили, что было, да не одни, а с подружками из местных…

 И наверное, о том, что нам боевой паек выдан и что мы на следующий день десантируемся, стало известно немцам — ведь эти места были только что освобождены, еще работала вражеская сеть осведомителей. Когда на следующую ночь самолеты с десантом все-таки легли на боевой курс, фрицы нас ждали. Стрельба по самолетам открылась такая, что им пришлось разлететься в разные стороны да еще и сбрасывать парашютистов с высоты 4 тысячи метров вместо положенных восьмисот. Разнесло нас ветром так, что в условленную точку сумели собраться только 72 человека. Еды нет, оружия нет, численность для удара по тылам, прямо скажем, смешная… Решили пробиваться к своим.

 Местность к скрытному передвижению не располагает — Украина же, перелесочки прозрачные, а дальше степь да степь. Две недели шли в постоянном боевом контакте с немцами… На поле зернышки осыпавшиеся наскребешь, вот и вся еда. Однажды по вони нашли труп лошади. Ее, похоже, еще летом убило, лежала в траве, разлагалась. Финками отпиливали по кусочку и ели. Капитан с нами был, предупреждал: «Ребята, аккуратнее с этой тухлятиной — желудки не выдержат!» Но многие не послушали, голод оказался сильнее разума. Так и вышло — несколько человек к утру умерли от заворота кишок в страшных мучениях.

 Добрались до Днепра, соорудили плотик из подручных материалов, погрузили имущество и по октябрьской стылой воде переплыли. Нас на пять километров течением снесло да выбросило прямо в середине немецкой обороны… До своих нас добралось всего 22 человека.

 Это война. А когда вам в кино всякую красивость про войну показывают — не верьте. Она вся страшная, вся, от начала и до конца!

Алексея Степановича не стало 16 августа 2007 года.
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #50 : 04 Декабрь 2012, 10:42:35 »



http://va-archive.narod.ru/100_018.htm


-На Букринский плацдарм правобережного Днепра 18-летний Коля Абалмасов
 был выброшен в составе десанта в ночь на 24 сентября 1943-го. Полвека
минуло с тех пор, но память ветерана сохранила в деталях события тех
дней.
 Противник хорошо подготовился к встрече, вел ураганный огонь с земли из
пулеметов и зенитных орудий. Один десантный самолет загорелся. «Когда
выбрасывались, - вспоминает Николай Петрович, – шла сплошная лента огня.
Трассирующей пулей разорвало купол моего парашюта. Приземлился с большим
трудом. К счастью, под ногами оказалась скирда соломы. Не будь ее,
сильно бы изуродовало».
 Собралось той ночью около села Медведевки Киевской области 37
десантников. Вокруг чистое поле, приближался рассвет. Окопались. Утром
немецкая пехота с танками двинулась на их группу с трех направлений.
Завязался неравный бой, длившийся с 9 утра до 2 ночи. В живых осталось
11 человек, окруженных гитлеровцами со всех сторон... Вырвавшись из
окружения, десантники шли по Украине почти 2 недели. Снимали вражеских
часовых, завязывали бой.
 10 октября возле деревни Потапцы Черкасской области их атаковала
большая группа немцев. Николай получил ранение и попал в плен. Помнит,
что его ударило по голове и засыпало землей. Он потерял сознание,
очнулся в сарае.
 Николая переправили в Мироновку, где немцы собирали пленных
десантников. Три дня продержали их в погребе, затем – лагерь в Умани. В
затопленном подвале старых казарм сидели на досках над водой…
 Позже привезли пленных в Хелм (Польша). Прошли санобработку, 25 человек
попали в газовые камеры, остальных повезли дальше – в Германию. И вот
326-й лагерь в Рурско-Вестфальской области. За 12 дней пребывания в
лагере Николай Абалмасов обессилел, тяжело заболел, не мог двигаться.
Его перенесли в тифозный блок. Он лежал рядом с парнем из Челябинской
области с металлургического завода, вскоре тот умер.
 Как-то пришел немецкий врач и обнаружил, что у Абалмасова тифа нет.
Несмотря на болезнь, его поставили в строй для отправки в Баварию на
угольные шахты, втолкнули в вагон, где уже находилось 70 человек.
Николай потерял сознание.
 При подъезде к Нюрнбергу, где размещался международный госпиталь под
эгидой Красного Креста, немцы провели генеральную уборку в вагонах.
Умерших сбрасывали в кучу для сожжения. Там оказался и Абалмасов.
 На каждого пленного имелась карточка, на спине – лагерный номер. Прежде
чем сжечь, главный врач госпиталя должен расписаться в карточке. Взяв
карточку Николая, врач обратил внимание на то, что тот – его земляк…
 Главным врачом этого госпиталя оказался полковник медицинской службы
Анатолий Иванович Кузьмин, бывший офицер царской армии. Служил он как
раз в тех местах, где родился Абалмасов. В первую мировую войну Кузьмин
попал в плен к немцам, затем переехал в Югославию, служил там в армии,
работал в госпитале в Сербии. Во время оккупации Югославии Кузьмин вновь
попал в плен к немцам. И вот он – главный врач госпиталя в Нюрнберге.
 Он вылечил Николая, хотел оставить его работать санитаром. Но
гестаповцы не согласились, потому что партизаны и десантники считались у
них бандитами.
 В мае 1944-го Николая перевозят в Бамберг, где находилась кавалерийская
школа. Здесь он работает на корморезке. Все шло нормально, но однажды
чердак, на котором трудился Абалмасов, загорелся. Сгорело все
оборудование. Николаем снова занялось гестапо: допросы, пытки и
…смертный приговор.
 Но судьба и в третий раз осталась к нему благосклонной. Его не
расстреляли, а направили в лагерь смертников в Графенвер. Здесь
строились площадки для запуска реактивных снарядов.
 Над смертниками был жесткий надзор, на каждые 10 пленных – 7 конвоиров.
Конвоиром Николая был немец, который уже воевал на фронте, был ранен,
имел троих детей. К пленным он относился хорошо. Поводом для побега
стала бомбардировка лагеря американской авиацией… Переодевшись в
гражданскую одежду, бежали на запад, где вела наступление американская
армия. В районе Швайнфурта они встретились с американцами и были
зачислены в американскую часть. В составе ее освободили Бамберг,
Вюнцберг, Нюрнберг, Регенсбург.
 После окончания войны Николай сопровождал эшелоны до Франции. В Вердене
встретился с полковником советской армии по репартации наших граждан.
Было получено разрешение вернуться на Родину.
 В Нейзальце прошел сортировочный лагерь. Николай был зачислен в
советскую воинскую часть и служил до 1950 года.
 Такая вот военная судьба выпала Николаю Петровичу Абалмасову.
Записан

Алексей77

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 105
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #51 : 05 Декабрь 2012, 08:37:09 »
Час добрый! Статья взводного 3-й Гв. ВДБр. напечатанная в одной из украинских газет. Но вот в какой я не знаю.
Парашютный десант над Днепром

Эта боевая операция - малоизвестная страница Великой Отечественной. Причина проста: десант потерпел крупное поражение. Произошло это после первых торжественных салютов в честь победы на Курской дуге. Этот воздушный десант долго замалчивали. Погибших не вернуть, но рассказать правду о десант нужно.


ЗАДАЧИ ПОСТАВИЛИ, НО ...
Фашисты спешили укрыться за Восточным валом, трудно доступную часть которого составляли крутые берега Днепра. Здесь они хотели отсидеться, собраны силы для очередного наступа.
Теперь для Красной Армии было решающим - побыстрее форсировать Днепр, прочно закрепиться на правом берегу и, удерживаясь, продолжить широкомасштабное наступление.
Ответственная роль при этом отводилась парашютному десанта. Он должен был захватить плацдарм в Букринском выгибе Днепра и удерживать его до подхода главных сил на границе Ржищева, Междуречья, Мошен, Черкасс. Это составило около 110 км по фронту и 25 27 километров в глубину.
План боевой операции разрабатывался в штабах Воронежского фронта, воздушно-десантных войск и авиации дальнего действия. За подготовку и боевые действия десанта нес ответственность командующий фронтом М.В.Ватутин. 19 сентября план операции после существенных поправок утвердил представитель ставки Верховного главнокомандования Г.К Жуков. Три воздушно-десантные бригады, которые базировались в Подмосковье, поднятые по тревоге, уже разместились в эшелоны. Они составили корпус - более 10 тысяч отборных, отлично подготовленных солдат и офицеров.
К сожалению, с самого начала подготовки к десантированию произошло ряд серьезных препятствий. Оказалось, что не хватает инженерных устройств, средств связи, другого снаряжения. Через перегрузку только что отстроеных дорог бригады на место десантирования прибыли с опозданием на три дня. Времени для окончательного решения многих вопросов, связанных с высадкой десанта, фактически не оставалось. Военно-транспортная авиация с ряду причин прибывала свободно, с нарушением установленных сроков. Каждый самолет должен был поднять 16-18 парашютистов и несколько грузовых контейнеров. Но многие командиры экипажей заявили, что взять столько грузов не могут. Это внесло путанину в сделанные ранее расчеты.
... Ровно в 18.30 24 сентября группа самолетов взлетела с аэродрома в г. Лебедине. В ней находился передовой отряд 3-й Гвардейской воздушно-десантной бригады. Вскоре взревели двигатели самолетов Ли-2 еще на трех аэродромах. У них была основная часть гвардейцев 5-й воздушно-десантной бригады.
С неба в бой
Над Днепром, еще на подлете к цели, самолеты попавшиеся в зону сильного зенитного огня. По небу беспрестанно скользили лучи прожекторов, огни зенитных снарядов перекрывали путь воздушным кораблям. Летчики поднимали их все выше и выше, потом бросали вниз. Поэтому высадка парашютистов происходила в сложных условиях и с большой высоты.
... На этот раз динамический удар в воздухе был очень сильным. Из моих глаз буквально посыпались искры. Вместе с тем сознание обожгла мысль: парашют раскрылся, значит, я живой. Земля освещена заревом пожаров, вспышками взрывов, везде мелькают разноцветные полосы трассирующих пуль. По всему видно: внизу разгорается жаркий бой.
Справа из ночной темноты появляются самолет. Из него кучей вываливаются парашютисты им через минуту над ними раскрываются белые купола и сразу же к ним потянулись огненные стрелы: фашисты бьют зажигательными пулями. Часть куполов загорается, скорость падения тех, кто под ними, резко увеличивается. Страшная, не забываемая картина ...
Взимаею стропы, стараясь в сторону. Вдруг вижу: по полю медленно едет мотоцикл. Гитлеровцы посматривают вверх, возможно, рассчитывают взять живым. Рядом с мотоциклом бежит овчарка. Вынимаю из карманов гранаты, вставляю запали и бросаю вниз. Немцы остановились, что-то кричат.
Мне повезло: приземлился по другую сторону узкоколейки. Несколько раз фашисты пытаются подорвать ее, но очереди из автомата останавливают их. Уползаю в невысокие кусты. Куда идти дальше? Красные ракеты - сигналы сбора - взлетают в разных местах. Пытаюсь найти своих: сигнал фонариком. В ответ - выстрелы, крики "Хальт!". Немцы рядом.
Наконец встречаю группу бойцов. Перебежками подходим в окрестности села. Нужно "зацепиться" хотя бы за первые дома, занять оборону. Гитлеровцы медленно, но отступают. Где-то неподалеку раздается команда: «Вперед, десантники, вперед!". Узнаю голос родного брата-близнеца Виктора, тоже офицера бригады. Его группа атакует.
После той ночи я никогда больше не слышал и не видел брата. Сообщение из Москвы было коротким: пропал без вести, причем за одними данными - в октябре 1943, по другим - в январе 1944 года. Настоящая дата так и осталась тайной ...
Перекрестный огонь врага становится все сильнее. Несколько бойцов ранены. Мы вынуждены отходить. Бой вокруг все еще был хаотичным. Вот как через четверть века после войны генерал-лейтенант И.И.Лисов, участник тех событий на Днепре, описал обстановку на месте высадки десанта: "Местность хорошо освещалась прожекторами, ракетами, зарево пожаров. Разгадав наши сигналы, которые обозначали для самолетов точки высадки, а парашютистам - места сбора подразделений, немцы начали взрывать их, дезориентирующие парашютистов и летчиков. Большое количество очагов, пожарищ и ракет разных цветов своих и противника - облегчала гитлеровцам борьбу с парашютистами на земле и в воздухе. Парашютисты различных частей и подразделений после приземления смешивались и вступали в бой в составе смешанных групп под командой неизвестных им офицеров. Многие факты подтверждают: гитлеровцы знали о предстоящем десант. И после его высадки сразу же перешли к активных действий. Механизированные группы атаковали парашютистов, которые только спустились. На перекрестках устроены принципы с автоматчиков и танков. Везде началось прочесывание  оврагов. Из схваченными парашютистами поступали жестоко и беспощадно.
Роковые ошибки
И все же надо признать: главная причина провала Днепровской воздушной операции - в плохой подготовке и недостатках в руководстве десантом. Примеров этому можно привести много. Например, из-за потери ориентации экипажами самолетов часть парашютистов попала в расположение своих войск, часть - в воды Днепра, а последние оказались над вражескими дивизиями. Бывший начальник оперативного управления Генштаба С.М. Штеменко в своих мемуарах "Генеральный штаб в годы войны", изданных в 1981 году, назвал это "серией фатальных ошибок".
В первую ночь самолета сделали 296 вылетов вместо 500, забросили в тыл врага 4575 десантников. 2050 воинов 5-й бригады из-за недостатка самолетов и горючего остались на аэродромах. Неподготовленность к вылету заставила полностью отменить высадку 1-й бригады. Такая же судьба ожидала и 45-миллиметровым орудиям. Противотанковые мины не были приняты. Десант оказался ослабленым по численности, без средств борьбы с вражескими танками. Даже глубоко окопаться, создать инженерную оборону было фактически нечем: часть парашютистов получила лишь малые саперные лопатки, другие - саперные топорика. Вот и долби ними твердую землю. А масштаб поставленного боевого задания оставался прежним.
А как расценить такие "фатальные ошибки"? В одни самолеты взяли рации, в другие - аккумуляторы, в третьих летели офицеры-связисты с переговорными таблицами. На земле все это потерялось. Результат - плачевный: 10 первых дней штаб Воронежского фронта не имел связи с десантом. Здесь ничего не знали, что происходит там, в тылу врага!
Кстати, разведку наперед, как планировали, не послали. Командующий фронтом М.В. Ватутин и его штаб не знали, что за три дня до высадки парашютистов немецкое командование стремительно передислоцировали на Букринский плацдарм крупные группировки в составе 24-го и 48-го танковых корпусов и до пяти пехотных дивизий. Они создали узлы обороны и опорные пункты как-то там, где намечалось десантирования бригад, пытались сбросить советские войска в Днепр. Кроме того, к Букринскому изгибу спешно подходили две вражеские дивизии.
Остался на бумаге и план авиационного обеспечение десанта. Ни разведки, ни бомбардировки, ни штурмовых ударов по местам, где враг мог сосредоточить свои силы, сделано не было. Бездействовал также артиллерийский корпус, который должен был поддержать парашютистов. Для корректировки действий авиации и артиллерии вместе с десантом за линию фронта были исправлены специальные группы, но организовать помощь ему они так и не смогли.
К тому же, парашютисты рассеялись на площади в несколько раз превышающей ту, что намечалась. Группа парашютистов оказалась даже на территории станции Мироновка. Разве можно было в таких условиях держать оборону, остановить и задержать ререзервы врага? Да еще десанту, который был не в полном составе и с ограниченным запасом боеприпасов ...
Стойкость и героизм
И все же, несмотря ни на что, десантники с самого начала показали: они воины особой закалки, отваги и мужества. В селе Черныши рядовой Дроздов приземлился прямо на немецкую полевую кухню. Еще находясь в воздухе, он удачно бросил гранату, убрав поваров. Затем перекинул котла с кашей, захватил автоматы убитых и скрылся.
Один десантник - капитан Шлычкать - зацепился куполом парашюта за крест церкви в селе Грушев, повис между небом и землей. Поранен, истекая кровью, он успел уничтожить несколько гитлеровцев, пока был поражен вражеской пулей. Таких примеров храбрости десантников можно привести немало.
Однако, даже героизм и стойкость десантников не смогли изменить общую обстановку. В бой вступали разрозненные группы, общее руководство отсутствовало. Ситуация в северной части боевых действий десанта изменилась только на третий день Здесь появилось около 20 групп общей численностью около 1000 человек. Но они все еще воевали изолированно друг от друга, враг теснил их со всех сторон. Быстро боевые действия парашютистов переместились в основном в район Канева. Местность здесь очень перерубленная, есть густые леса, где можно скрыться. Сюда и прорывались, кто смог.
В начале октября только в Каневском лесу сосредоточились несколько отрядов парашютистов. Их было объединено в большой подразделение. Под командованием командира 5-й бригады П.М.Сидорчука десантники нападали на гарнизоны немцев, совершали диверсии, постоянно держали врага в напряжении. 23 октября фашисты решили расправиться с парашютистами. Таганчанський лес гудел от взрывов. Вечером гитлеровцы пошли в пятую атаку. Но окруженные десантники выдержали натиск, а затем прорвались в Черкасский лес.
Смело и слаженно воевал отряд под командованием старшего лейтенанта С.Г.Петросяна с 5-й бригады. Например, в селе Поток советские воины розгромили штаб зенитно-артиллерийского дивизиона, убив до 100 гитлеровцев, 30 автомашин с боеприпасами.
Десантники южнее Канева действовали до конца ноября. Установив связь с советским командованием, они провели ряд успешных боев.
Но ее целом парашютный десант на Днепре не выполнил своего главного задания, поставленного Ставкой. Как пишет в своих мемуарах С.М.Штеменко, Сталина очень огорчило поражение с использованием военно-десантных войск.
Однако никто из военачальника, которые готовили и руководили боевыми действиями десанта, не был наказан за этот провал, за тысячи напрасных жертв войны. Рядовой солдат для сталинского режима ничего не стоил ...
Память живет, герои неизвестные
О десанте помнят в окрестных селах Букринского плацдарма. М.А. Боцманова, жительница с. Грушев, к сожалению, покойная, рассказала:
- Темной осенней ночью вдруг началась непрерывная стрельба. Мы бросились к окнам и увидели страшную картину. До села подлетали все новые самолеты, из них буквально сыпались парашютисты. Немцы били по ним с пулеметов. Многие парашютистов камнем падали вниз, на освещенное пожарами поле. С ужасом смотрели мы на гибель наших воинов, спрашивали друг друга, зачем их послали на верную смерть ...
Рассказ Марии Антоновны дополняет ее соседка Фекла Ульяновна Гончар:
- В ту ночь произошел такой случай. Где-то неподалеку приземлился парашютист. Немцы подъехали на мотоциклах, но найти его так и не смогли. Тогда вывели из одного дома жителя Дмитрия Руденко и давай выспрашивать, где он спрятал десантника. Тот молчал. Дмитрия поставили к стене, решения ¬ шили расстрелять. И вдруг из ближних кустов вышел советский солдат в маскхалате, молодой совсем. Не выдержал, не захотел, чтобы через него убили невинного человека. Фашисты сразу же убили парашютиста.
Герой-десантник, что пожертвовал собой ради спасения других, так и остался неизвестным. В его одежде не нашли никаких документов, писем, фотографий. О том, что у погибших десантников отсутствовали любые документы, которые помогли бы установить их личность, рассказывали и другие жители прежних деревень. Так вышло не случайно. Всех, кто вылетал в тыл врага, особисты заставили выверну все карманы, забрали их содержание. "Вернетесь, получите все назад, - уверяли они. - Так нужно для секретности операции". Результат печален: павшие в боях десантники остались неизвестными, лежат в безымянных могилах.
Нет фактических ведомостей и в краеведческом школьном музее, созданному в Грушевской восьмилетке. Здесь, благодаря стараниям ее директора, действительного энтузиаста своего дела и чуткого педагога С.М.Балабана, собрано много интересных материалов о боях на Букринском плацдарме, об освобождении села и района от немецких захватчиков. Но среди экспонатов -. только фото одного десантника, что пал смертью храбрых, - капитана Е.А.Зимика с 3-й воздушно-десантной бригады. К сожалению, место его похорон также неизвестно.
С тех бурных огненных дней прошли десятилетия, но народ свято чтит память героев-освободителей. Вот только больно на сердце, что мы так и не знаем, где покоятся наши фронтовые побратимы - герои-десантники Букринского плацдарма ...
В.КАЗАК, бывший командир взвода 3-й Гвардейской воздушно-десантной бригады, кандидат исторических наук.


Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #52 : 05 Декабрь 2012, 23:06:46 »
http://tov-sergeant.livejournal.com/24818.html



"Эшелон привез нас на ...Лебединский аэродром. Нам предложили набрать побольше боеприпасов, и, нагруженные до предела, мы лежали под плоскостями самолетов, ожидая команды на посадку", - пишет Чухрай. 3-й и 5-й воздушно-десантным бригадам предстояла высадка на Букрине, рассматривавшемся как плацдарм для освобождения Киева и Правобережной Украины. Десантников должны были выбросить километров за сорок от Днепра. Им предстояло не допустить отхода противника на запад и блокировать подход новых сил на помощь вражеской группировке.
"Едва стемнело, раздалась команда «по самолетам!». Мы вошли в самолеты, и каждый занял на скамейках свое место. Команда распределялась так, чтобы командир прыгал в середине расчета. Это было необходимо, чтобы десанту было легче собраться. Самолет летит быстро, и каждая секунда задержки увеличивает разброс парашютистов. А для того чтобы представлять собой силу, надо как можно быстрее собраться. Мы были к этому готовы. Но все получилось не так, как было задумано.
Когда пролетали над линией фронта, по нам вела интенсивный огонь зенитная артиллерия противника. Наш самолет содрогался от близких разрывов, и по фюзеляжу барабанили осколки. К счастью, никто из нашей команды не пострадал. В самолете стояла напряженная тишина. Но вот сигнал — «приготовиться!». Все собрались у люка в том порядке, в каком должны были прыгать. Команда «пошел!» — и солдаты стали покидать самолет, стараясь прыгать как можно более кучно. Передо мной должен был прыгнуть солдат Титов. На нем была тяжелая, мощная рация. Да и сам он был мощный парень, спортсмен по поднятию тяжестей. Он глянул вниз и уперся руками в края люка.
- Не пойду! Днепр!
Медлить было нельзя. Я уперся ногой в спину Титова и вытолкнул его из самолета, а сам устремился за ним. Оказавшись в воздухе, я сначала ничего не понял: Внизу пылал огонь. Горели крестьянские хаты. В свете пожаров белые купола парашютов были отчетливо видны на фоне темного неба. Немцы открыли по десанту огонь чудовищной силы. Трассирующие пули роем вились вокруг каждого нас. Многие наши товарищи погибали, еще не долетев до земли. Я натянул стропы, купол парашюта перекосился и я камнем полетел к земле. Но не рассчитал: слишком поздно отпустил стропы. Купол парашюта снова наполнился воздухом, но не смог погасить скорость. Удар о землю был очень сильный. Потеряв сознание, я покатился вниз по крутой круче вниз. Очнувшись, я хотел освободиться от парашюта, но не смог. Я был, как в кокон, замотан в купол, ничего не видел и был совершенно беспомощен.
Стал искать финку (мы все прыгали с финками), но амуниция на мне перекрутилась, руки запутались в стропы, и финку я никак не мог достать. Я слышал собачий лай и картавые крики немцев и представил себе, как немцы обнаружат меня, беспомощного, запутавшегося в стропах, и будут смеяться... И я заплакал... Заплакал от обиды. Я готов был умереть, но не мог допустить, чтобы враг смеялся. Собрав все свои силы, я сделал еще одно отчаянное усилие и, исцарапав в кровь руки, каким-то странным способом добрался до финки. Распоров «кокон», я выскочил наружу и спрятался за ближайшую копну сена. В это время на круче показались два немца. Я видел их на фоне неба. Один из них дал длинную автоматную очередь по моему парашюту. Он, очевидно, предполагал, что парашютист еще там. И только затем оба осторожно стали подходить к оставленной мной куче из строп, купола и вещмешка. Как только они оказались ко мне боком, я открыл огонь и уложил их обоих. А сам бросился наутек. Скоро ко мне присоединились сержант Толокнов и гв. рядовой Якубов с рацией РБ, а потом гв. рядовой Краснов с упаковкой питания к рации".
Десантников из второй волны постигла та же участь. Но к утру вокруг лейтенанта Чухрая собралась группа человек в тридцать, занявшая оборону на высотке с крутыми подходами. Благо букринский рельеф – это сплошные высотки да глубокие яры.
"Когда рассвело, немцы предприняли попытку нас захватить, но мы яростно сопротивлялись. Они удалились, но часа через полтора, силами, значительно превышающим прежние, предприняли новую попытку. Бой был жаркий. Немцы лезли напролом. Вперед всех карабкался по склону широкомордый ефрейтор. Ахияр Якшиметов сидел за деревом, скрестив по-турецки ноги. В руках у него было противотанковое ружье. Когда ефрейтор был уже близко, Ахияр выстрелил - и головы ефрейтора как не бывало. Немцы опешили и стали быстро уходить. В этом бою мы потеряли одного человека убитым и одного раненым. Убитого похоронили, а раненого положили в ямку и забросали опавшими листьями. Жди, парень. Мы скоро вернемся".
     Оставаться на прежнем месте было опасно. Решено было добраться до указанного в плане сборного пункта. Местная женщина сказала, что до него 17 километров и там десантники рассчитывали встретить остатки своей бригады. Но, придя туда, нашли только несколько обезображенных трупов, повешенных на телеграфных столбах, да надпись углем на листе фанеры, прикрепленной к одному из казненных: "Сталинским десантникам от власовцев привет!". Просмотрев все, что было возможно, вокруг и не найдя ни единой живой души, бойцы решили возвратиться на старую высотку: там оставался раненый. Но по пути задержали человека в форме полицая. Он назвал себя Василем, партизаном из отряда Ильи Морозенко и ему поверили. Это решение определило дальнейшую судьбу Чухрая.
Василь рассказал, что недалеко от сел Глинча, Пшеничники и Бучак действует группа лейтенанта Здельника, с которой десантники вскоре объединились. Через несколько дней к ним присоединилось 27 человек под командованием майора Льва, это было 29 сентября. Начальник политотдела 5 вдбр херсонец Леонид Лев дрался как лев. Свою Красную Звезду он получил на Сталинградском фронте за то, что в критический момент немецкой контратаки 24 августа 1942 года лично возглавил противотанковую оборону, в ходе которой бойцы подбили четыре танка. Теперь же объединившиеся группы начали активные диверсионные действия в тылу немецких соединений, одновременно принимая меры к установлению связи с другими группами.
Группа Льва провела ряд нападений на коммуникации, вражеские гарнизоны, в результате которых истребила более 30 гитлеровцев, уничтожила четыре автомобиля, три зенитные установки, подожгла склад боевого имущества, захватила оружие и боеприпасы. 4 октября майор Лев решил продолжить выход к линии фронта и попытаться установить связь с наступающими войсками. Отправиться через линию фронта было поручено Чухраю и еще нескольким бойцам.
"В том месте, о котором было условлено, переход оказался невозможным. Нашли другое место. Там тоже должны были нас встретить. Дождались темноты, не без приключений перешли через немецкие порядки, прошли через нейтральную территорию, в темноте разглядели нашего часового. Пошли на него. Идем, а часовой стоит и не двигается. Странно. Подходим ближе — часовой не двигается. Уж не манекен ли это? Когда подошли совсем близко, разглядели лицо часового. Глаза испуганные и удивленные одновременно
- Ты чего испугался, солдат?
- Товарищ, ты минное поле ходил!
Оказалось, что боец-азербайджанец ожидал нашего появления, чтобы показать нам, где есть проход через минное поле, но задремал, а когда открыл глаза, то увидел, что мы идем по минному полю. Он остолбенел и ждал самого страшного.
- Товарищ, не скажи командир, что я спать!
Мы обещали и выполнили его просьбу. Мы были благодарны ему, что он молчал. Если бы он предупредил нас, мы, безусловно бы подорвались".
В штабе 47 армии десантники доложили о положении за линией фронта и получили приказ выходить из вражеского тыла. В наградном листе на орден Красной Звезды написано, что Чухрай еще раз перешел через линию фронта в обратном направлении. Однако на самом деле ушли солдаты, сопровождавшие его. К этому времени стало известно, что группа майора Льва разгромлена, и наши бойцы по одному выходили из вражеского тыла. Поэтому опытного офицера оставили на узле связи, где он должен был принимать сообщения от ушедших с радиостанцией и опознавать выходящих из тыла десантников. Кстати, в разных источниках о судьбе Льва ничего не говорится и по боевым донесениям он проходит как пропавший без вести. Однако политрук, наверняка среди солдат носивший прозвище "Царь зверей", прошел всю войну. Наградной лист на заместителя командира второго стрелкового батальона 349 Гв. полка 105 Гв. стрелковой дивизии майора Льва от 17 мая 1945 года сообщает, что он "лично ходил в наступление в составе роты. 13.4.1945 г. в боях за населенный пункт был ранен, но не ушел с поля боя до момента взятия населенного пункта".
"Свободного времени у меня было больше чем достаточно. На мне была ручная граната, которую мы носили на ремне под сердцем. От нас никто этого не требовал. Это придумали сами десантники, чтобы в критическую минуту подорвать себя и прихватить с собой несколько противников. Сейчас в этой гранате не было надобности. Но куда ее деть? Отдать какому-нибудь солдату - он ее не возьмет, выбросить - кто-нибудь может подорваться. Я вышел из узла связи в поле, вытянул предохранительную чеку и бросил гранату. А она не взорвалась. Меня охватил ужас. Я представил себе, что могло бы случиться, если бы граната не взорвалась там, во вражеском тылу. Ноги стали ватными, я осел на землю и просидел так с полчаса, уговаривая себя, что ничего не случилось: граната отказала мне не там, а на своей территории.
Возвратившись на узел связи, я, чтобы успокоить расшалившиеся нервы, взял лежащую на столе брошюру и стал читать. Это был рассказ писательницы Ванды Василевской "Просто любовь".
Рассказ был о том, как в неком госпитале работает молодая доктор, умница и красавица. Она нравится молодому хирургу, тоже красавцу и «надежде отечественной хирургии». Он объясняется ей в любви, но она отвергает его предложение. Но вот в госпиталь прибывает новая партия раненых, и среди других героиня видит своего любимого парня. Он искалечен, он ампутант. Но героиня счастлива. Она ходит по госпиталю со светящимся от радости ликом, и, когда у нее спрашивают, что с ней происходит, отвечает: "Просто любовь!.."
Прочитав эту святочную историю, я подумал: "Какая бессердечная баба написала эту ерунду! Она понятия не имеет, что должна чувствовать женщина при виде своего любимого парня калекой. Это не художественное произведение, а грубая, бесчувственная агитка! Я уже писал, как ненавидели мы щелкоперов, украшающих выдуманными завитушками кровь и страдания народа. Только вчера я видел изорванных, искалеченных, убитых людей. А сегодня читаю эту лживо-оптимистическую манную кашку. "Просто любовь" возмутила меня до крайности. Я возненавидел не знакомую мне Василевскую. Вышел в поле, разорвал в клочья брошюру и пустил по ветру листы".

Григорий Чухрай участвовал в подготовке Словацкого национального восстания. Дважды тяжело ранен. Последнее ранение получил в Венгрии, 24 марта 1945 года. Как говорится в наградном листе, "в бою под Бакончернье в котором полк имел задачу взять шоссе и отрезать отход противника, Гвардии старший лейтенант Чухрай с группой бойцов первым вырвался на шоссе и лично застрелили из автомата 6 немцев. Воспользовавшись ручным пулеметом одного из убитых немцев, открыл огонь по врагам. Лично захватил и доставил командиру полка одного контрольного пленного". За этот бой начальник связи 332 гв. стрелкового полка ст. лейтенант Чухрай представлен к ордену Великой Отечественной войны II ст.
После выздоровления, в декабре 1945 года Григорий Наумович был уволен в запас. И тот опыт, те переживания, что дала ему война, воплотил в фильмах, на которых выросли несколько поколений людей, для которых такие понятия, как патриотизм, честь, готовность бороться за то, во что веришь - не просто слова, а часть характера.
А закончить хотелось бы еще одной цитатой из книги украинца Чухрая "Моя война", как нельзя более актуальной для нас, живущих:
"Из вражеского тыла вышли далеко не все. Многие умные, смелые, красивые ребята навсегда остались лежать в земле, которую защищали. Это были не только украинцы, но и казахи, и туркмены, и армяне, и азербайджанцы - сыны многих советских народов. Они погибли за Украину. Сегодня она забыла их".
« Последнее редактирование: 13 Декабрь 2012, 10:06:32 от Татьяна Калябина »
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #53 : 17 Май 2013, 08:29:54 »
Интервью с Жуковым Леонидом Степановичем, ветераном 3 ГВДБ.





http://www.youtube.com/watch?feature=player_detailpage&v=WuZAo4z7ASI
« Последнее редактирование: 21 Декабрь 2015, 09:51:49 от Татьяна Калябина »
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #54 : 20 Декабрь 2015, 13:47:09 »
Сахаров Валерий Николаевич  ( http://ugvim.ru/fonds/nauka/vospominaniya-veteranov-desantnikov.html)



     Родился в 1925 г. Призван в армию в феврале 1943 г. Службу проходил в 3-й гардейской воздушно-десантной бригаде и в 317-м гвардейском стрелковом полку. Гвардии рядовой. Был разведчиком. Участник Днепровской воздушно-десантной операции.
     В сентябре 1943 г. в составе десанта был выброшен в тыл врага под город Черкассы.     
     Участвовал в освобождении Венгрии и Австрии. Получил ранение в голову.   
     Награжден орденами Отечественной войны I степени и Славы III степени,
медалями «За отвагу», «За взятие Будапешта» и др. Уволился со службы в 1948 г.
После окончания войны окончил Московский станкостроительный техникум и работал на Нижне-Тагильском комбинате им. В.И. Ленина. Проводил общественную работу, был членом совета ветеранов войны комбината.

                                     На правом берегу Днепра

     Боевая биография моя началась 18 февраля 1943 г. (в 17 с половиной лет). после призыва Кунцевским военкоматом Московской области был направлен во Фрязино, где формировалась 3-я гвардейская воздушно-десантная бригада. Жили в землянках. Занимались боевой подготовкой. Учились стрелять, отрабатывали приемы борьбы, ориентировались на местности, овладевали боевой техникой, прыгали с парашютом.
     В сентябре 1943 г. передислоцировались в Лебедин (в 10 километрах от г. Сумы). Был орудийным номером 45-мм пушки.
     Десантирование за линию фронта на правый берег Днепра осуществлялось ночью на транспортных самолетах, по 40 человек в каждом. В период посадки в самолеты над аэродромом появились немецкие самолеты, которые сбросили на нас бомбы. Пушки наши были разбиты. Самолеты быстро поднялись в воздух. Сопровождавшие нас истребители вели воздушный бой. Сбросили нас в лес, на болото в районе реки Ирдынь. Я повис на дереве. Срезал стропы, спрятал парашют и начал оглядываться. Прислушался. Вдали шла стрельба. Побродил в темноте. Через полчаса или час увидел человека, спрятавшегося за деревом. Им оказался наш старшина. Обрадовался: нас стало уже двое. А под утро собралось восемь-десять человек. Обосновались на болотах в лесах. Спали на кочках, примерзали к земле. Пищу доставали в деревнях. Воду пили речную или болотную, желтую. Днем шли непрерывные дожди. Сушились у бездымных костров. Перед нами была поставлена задача: сгруппировать диверсионно-подрывную группу, отвлекать противника, осуществлять диверсии, способствовать успешной переправе наших войск через Днепр. Я был разведчиком.
     14 октября 1943 г. с группой из восьми человек в районе деревни Дубиевка подорвал дивизионную радиостанцию.
     29 октября в составе этой же группы участвовал в подрыве железнодорожного моста через реку Ирдынь.
     8 ноября в районе г.Черкассы подорвали в пяти местах железнодорожное полотно, в шести местах – телефонную связь.
     13 ноября 1943 г. в ходе наступления на деревню Свидовок в составе разведгруппы из 12 человек первыми ворвались в расположение противника и забросали гранатами здание школы. Был захвачен продовольственный склад и убито 15 гитлеровцев.
     21 ноября мы соединились с частями 52-й армии под Черкассами (село Свидовок), а  23 ноября  пошли в наступление на противника, брать Черкассы. Во время боя 21 ноября 1943 г. на мой окоп двигался немецкий танк. Я бросил противотанковую гранату. Танк остановился и загорелся. Из него выскочили немцы. Один из них бросил гранату в мой окоп. Я был ранен. Потерял сознание. Ночью очнулся. Было тихо. Подняться не могу. Вдруг услышал: «Раненые есть?» Так я оказался в госпитале, после которого вернулся в свою часть в г. Тейково. Встретился со своим командиром Н.И. Прохоренко, с которым вместе десантировался.
     Получил я 50 рублей за десантирование и 50 рублей за подбитый танк и отпуск
домой на 10 суток. После отпуска был назначен связным к Н.И. Прохоренко, а затем к капитану М.Н. Федорову.
     Из Тейково наша часть была переброшена в Быхов Могилевской области, а затем в г. Сандомир (Польша). Участвовал в освобождении Польши, столицы Венгрии г.Будапешта. Войну закончил в Австрии.
     В бою ранило командира батальона капитана М.Федорова. Вынес его с поля боя. Я был зачислен в 303-й артиллерийский полк, номером орудийного расчета 76-мм пушки по подноске снарядов. Полком командовал подполковник Файнштейн.
     Награжден медалями «За взятие Будапешта», «За отвагу», в послевоенные годы – орденом Отечественной войны I степени, медалью «За победу над Германией».
« Последнее редактирование: 21 Декабрь 2015, 10:18:21 от Татьяна Калябина »
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #55 : 20 Декабрь 2015, 13:50:51 »
                        Чернозипунников Александр Григорьевич (http://ugvim.ru/fonds/nauka/vospominaniya-veteranov-desantnikov.html)



     Родился в 1923 г. в Сухоложском районе Свердловской области. Ветеран ВДВ. Участник
Великой Отечественной войны. Служил в 3-й гвардейской воздушно-десантной бригаде.
Командир отделения, начальник радиостанции, сержант. Участник Днепровского
воздушного десанта. В сентябре 1943 г. был выброшен на правый берег Днепра в тыл
врага. Дважды ранен. Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями
«За отвагу», «За победу над Германией» и др.

                                        Во вражеском тылу
   
      Из моих воспоминаний о Великой Отечественной войне особенно ярки
впечатления о ночи 23 сентября 1943 года, когда с аэродрома города Лебедина поднялся
самолет, чтобы сбросить парашютистов, в числе которых был и я, в немецкие тылы. Перед
нами была поставлена цель – постараться дезорганизовать немцев, создать более
благоприятные условия для наступления советских войск, собирающихся форсировать
Днепр.
Много, очень много безымянных десантников погибло в ту ночь. Оставшиеся же
в живых несколько месяцев не давали в Черкасском районе фашистам ни днем, ни ночью.
Враги подтягивали к передовой живую силу, технику. Но на их пути то там, то здесь
строчили наши автоматы, бухали противотанковые ружья, рвались гранаты, уничтожая
гитлеровцев. Нередко вступали мы врукопашную. Как стало известно позднее, на
уничтожение десантников немцы сняли основные силы с переднего края. Однако они
существенно не помогли карателям. Парашютисты уходили в леса, становясь
недосягаемыми для гитлеровцев, а вскоре появлялись уже в другом месте.
Помогали нам и партизаны, местное население. Здесь мы были хозяевами,
поэтому каждый населенный пункт, каждое дерево были нам защитой.
Сегодня, в мирные дни, я навещаю те места на Украине, где воевал. И меня
всегда трогает забота жителей о фронтовиках, живых и погибших.
Мы, однополчане, часто встречаемся друг с другом. Немного осталось нас.
Побывал у меня в гостях мой друг, отважный разведчик, Александр Григорьевич Пестов,
проживающий ныне в Курганской области. Мы вспомнили нашу молодость, друзей по 3-й
и 5-й бригадам. А недавно от совета ветеранов наших гвардейских воздушно-десантных
войск я получил в подарок книгу «Воздушно-десантные войска». Рассказывается в ней и о
нашем сводном отряде.
Забыть пережитое в годы войны нельзя. Но было бы ещё лучше, если бы оно
никогда больше не повторилось.
Пионеры города Фрязино Московской области прислали мне в подарок
стихотворение «Последний фронтовик». Пусть его прочтут и те, кому не пришлось жить в
то время. Оно – зов ко всем живущим на земле:
 
И будет так,
 и непременно будет:
 На сцену выйдет
 в орденах старик,
 И перед ним в порыве
 встанут люди.
 Последний на планете
 фронтовик!
 И голосом охрипшим
 и усталым
 Герой бывалый
 поведет рассказ.
 О том, как землю вырвал
 из металла,
 О том, как солнце
 сохранил для нас!
 Мальчишки будут
 очень удивляться,
 Девчонки будут
 горестно вздыхать:
 Как можно умирать
 в семнадцать,
 Как можно в годик
 маму потерять?
 И он уйдет,
 свидетель
 битвы грозной,
 С букетом роз
 и маков полевых.
 Запоминайте их,
 пока не поздно,
 Пока они живут
 среди живых!
« Последнее редактирование: 21 Декабрь 2015, 09:45:24 от Татьяна Калябина »
Записан

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 253
Re: Ветераны о Днепровском десанте
« Reply #56 : 25 Сентябрь 2016, 16:02:17 »
http://www.library.alexandrov.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=903


                                                                                               

                                                              РУМЯНЦЕВ АНАТОЛИЙ  ПЕТРОВИЧ



В книге Алексея Опрышко "Обреченные на забвение» описывается исто­рия воздушно-десантной  операции при форсировании Днепра. В   ней активное участие принимал и наш земляк Анатолий Петрович Румян­цев.

О своем участии в военных действиях фронтовик рассказывает мало, но награ­ды — ордена Красной Звезды, "Отечест­венной войны 2-й степени", две медали "За боевые заслуги", "За взятие Вены", Медаль Жукова — говорят о боевых зас­лугах ветерана во время войны.

Война, как вихрь, ворвалась почти в каждый дом, за небольшой промежуток   времени оголила мужскую половину почти во всех семьях. Не обошла и семью Румянцевых, нарушив жизненный уклад. В первые дни войны на фронт первым ушел отец, на следующий год ушел воевать старший сын, позднее призвали и второго сына. В 43-м Анатолию исполни­лось 19 лет, а вскоре и ему пришла пове­стка из военкомата. Недолгие сборы, и вот он зачислен в десантные войска. Вместе с ним были призваны семь его одноклассников. Вместе на сборочном пункте в Горьковской области обучались на курсах, а через два месяца направили во Фрязино, здесь учили прыгать с пара­шютом с аэростата. Успел сделать шесть прыжков, зачислили в третью бригаду, и в конце сентября погрузили молодых де-  сантников в эшелон и двинулись в дорогу. Как только десантники оказались на терри­тории Украины, до них довели приказ и поставили боевую задачу, которую предстояло выполнить. Познакомили с приказом, запрещающим общаться с местным населением.

На второй день пути стало ясно, что выбросят их на Днепр. Некоторые даже утверждали, что под Киевом, и им будет дана возможность захватить столицу Ук­раины. О том, что по тревоге подняли не только третью, но еще две гвардейские бригады, парашютисты не знали. Не зна­ли до тех пор, пока их вместе не окунули в кровавую бойню днепровского десан­та.

24 сентября. Этот день для десантни­ков начался с суеты. Они стали получать боеприпасы, продовольственный паек на трое суток. Некоторым солдатам вы­дали вещмешки белого цвета, и ребятам пришлось топтать их ногами в грязи, ма­зать мазутом, исправляя чью-то ошибку.

Настал ответственный момент — предстояло высадить десантников на ок­купированную территорию. Высаживать­ся должны были ночью. Как рассказывает Анатолий Петрович, бросали ночью, пры­гали прямо в расположение немцев. Спус­тился на территорию какой-то деревни, слышу немецкую речь. Как оказалось, на окраине небольшого городка Канева, не­далеко от памятника Тарасу Шевченко. А у меня был приказ — идти на север. Опре­делил по компасу север и двинулся в нуж­ном направлении. Всю ночь один проби­рался через лес, потом через поле. К утру нашел своих, назвал пароль... Но нас обна­ружили немцы, пришлось отбиваться, один солдат погиб. После этой схватки двинулись по карте. Наконец, нашли лес, где должны были располагаться партиза­ны. Нас они встретили, а вскоре прибыли другие десантники. Отправляя на задание, десантникам обещали, что они будут  в тылу врага дня три, на деле пребывание затянулось на два месяца. Как вспоминает рядовой Румянцев, два месяца, рискуя жизнью, кружили вокруг немецкой территории. Наступали холода, да и продукты пита­ния были на исходе. Приходилось пи­таться висевшими на деревьях яблоками да неубранной на полях кукурузой. В но­ябре холода одолели совсем, вынуждены были копать ямы типа могил — в них и спали.

В конце ноября десантникам удалось соединиться с партизанскими отрядами. Находясь в тылу, не сидели без дела. Вместе с партизанами они выходили на боевые задания, не давая немцам чувствовать себя в безопасности у себя в тылу. Даже ночь в селе, забитом войска­ми, могла закончиться для фашистов де­ревянным крестом.

На помощь приходили жители села. Оружием крестьяне не владели, автома­ты в глаза не видели, а о тактике ведения боевых действий вообще ничего не слы­шали. Селян учили правильно целиться и занимать выгодное положение для стрельбы. На подготовку уходило слиш­ком много времени, а воевать надо было уже сейчас. В боевую учебу включились десантники. Они не только выступали в роли инструкторов, но и активно вклю­чались в борьбу вместе с группами на­родных мстителей.

Как отмечает Анатолий Петрович, когда десантников вывели на правый бе­рег Днепра, стало легче. Сразу передали в распоряжение санитарной роты, кото­рая нас обработала. После длительного пребывания в тылу врага формы наши обветшали, все мы завшивели, обросли. Словом, придали нам человеческий вид.

Вскоре нас привезли в Киржач, вспо­минает десантник-земляк, где распола­галась 5-я бригада десантников. За это время в бригаде были потери, не встре­тил своих одноклассников, с которыми начинал службу. Нам дали небольшую передышку. К этому времени освободи­ли Украину, но немцы оккупировали территорию Белоруссии, расположив­шись недалеко от Минска. Именно туда была направлена 5-я десантная бригада. "До места передвигались на лыжах, вспоминает Румянцев. По пути следова­ния видели сожженные села и деревни, об этом напоминали трубы от печей. Ка­жется, все вымерло, но навстречу к нам выходили женщины, которые жили в подвалах, радовались воинам - освободителям. Вскоре немцы вынуждены были покинуть территорию Белоруссии.


1945 год. Советская армия ведет нас­тупление по земле Западной Европы. В это время на базе десантной бригады была сформирована 9-я армия, в кото­рую вошли три корпуса (в каждом кор­пусе по три дивизии). Это соединение освобождало Венгрию, Чехословакию, население встречало освободителей доб­рожелательно. Правда, под Балатоном в третьем кольце окружили немцы. Как оказалось среди вражеских войск оказались власовцы — изменники среди русских. Решили повести с ними перего­воры, направив группу парламентеров, но переговоров не получилось, наших посланцев расстреляли в упор. Тогда подтянули "Катюшу". Враги сдались. В городе Сегет погибло много советских солдат, две братские могилы напомина­ют о тех жарких боях за освобождение этой страны.

А дальше путь лежал на Вену, столицу Австрии. "Город покорил своей красо­той, вспоминает фронтовик. Местное население встречало нас настороженно. Мы ходили только с автоматами, ника­ких выстрелов из орудий, чтобы не раз­рушить памятные здания. 15 апреля Вена была освобождена, а нас отвели в горы, должны были направить в Грецию, но там высадился другой десант.

Победу Анатолий Румянцев встретил в Вене, целую неделю воины празднова­ли это событие, а потом десантников заг­рузили в эшелон и направили на Восток: там не было десантных войск.

Здесь и закончил свою службу наш земляк.

После войны Анатолий Румянцев вер­нулся в родной город, поступил работать в промкомбинат токарем. Эту специаль­ность он приобрел еще до войны. Потом работа на радиозаводе, в вагонном дело.

А когда в городе появилось новое пред­приятие ВНИИСИМС с новейшим обо­рудованием, решил перейти работать ту­да. Везде, где бы ни трудился, слыл хоро­шим токарем. Почет и уважение заслу­жил на последнем предприятии, на кото­ром проработал 24 года.

На днях Анатолий Петрович будет принимать поздравления с юбилеем. Несмотря на такой возраст, ветеран ве­дет активную работу в ветеранском дви­жении, часто бывает в школах, расска­зывая ученикам, как молодые ребята бесстрашно боролись с врагом.


                                                      Источник:
                                                                     Маслова, Светлана
Записан
Страниц: 1 2 [3]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »