Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Статья в ВИЖ 1988 г. «Я из заградотряда»  (Прочитано 900 раз)

Андрей Аркадьевич

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 64
Статья капитана 2-го ранга С.Г.Ищенко,
опубликованная в Военно-историческом журнале за 1988г. № 11

«Я из заградотряда»

       Наверное, сейчас у нас не сыщешь равнодушного к истории. Мы пристально вглядываемся в минувшее, и словно туман рассеивается. То, о чем вчера не говорили вообще, недоговаривали или шептались, сегодня открыто обсуждается. Среди прочего является вдруг такое, что многих повергает в шок. Сколько истин, казавшихся незыблемыми, поставлено под сомнение! Уже и не победителями, а побежденными готовы во всеуслышание объявить нас некоторые в разоблачительном азарте.
       Один товарищ недавно признался в том, что не может отделаться от ощущения, что многое в прочитанных им мемуарах наших уважаемых военачальников — полуправда. Похоже, в чем-то он прав... Сегодня, когда настало время раскрыть всю правду, в том числе и о войне, многое, что было доселе под лаком, пугает и возбуждает бурные страсти. Например, заградотряды.
       Нынешним летом в одной из передач Московской программы ЦТ принимали участие работники архивов. Они справедливо сетовали на излишнюю закрытость их ведомств. Дело доходит до того, сказал один, что видные историки не могут добиться опубликования памятного многим приказа № 227, известного под названием «Ни шагу назад!». Ведущий понимающе кивнул: «Ну да, про заградотряды». Сказано это было таким тоном, что стало ясно: заградотряды — это нечто настолько жуткое, настолько бесчеловечное и дискредитирующее нас и нашу армию, что вспоминать о них страшно. Хотя, дескать, уж мы-то знаем...
       Вот этот лейтмотив «уж мы-то знаем» достаточно часто встречается в письмах именно о заградительных отрядах. Возьмем некоторые. «Заградотряды сталинские были созданы из НКВД. Они присылались из тыла и стреляли своих без всякого разбора. Сами сидели в тылу, наедали морды. Они искусственно заталкивали людей в мясорубку...» «Из-за приказа № 227 часто бывало, что войсковое подразделение, у которого кончились боеприпасы либо вышло из строя орудие, вынуждено было погибнуть или сдаться в плен. Ведь при отступлении бойцов ждали стволы заградотрядов. Это ли не глупая смерть людей?»
       Самое примечательное в этих письмах, на мой взгляд, тон. Без сомнений, не допускающий возражений. «Уж мы-то знаем...» Но откуда авторы знают «всю правду» о заградительных отрядах? Об этом ведь даже не упоминается в нынешних книгах и энциклопедиях. И еще, полагаю, подобная «правда» черпается из чьих-то устных воспоминаний, сочиненных не без злого умысла. Ведь о чем, по сути, эти письма? Какой вывод из них напрашивается? Вполне очевидный. Вы говорите о массовом героизме и самопожертвовании наших бойцов? Не щадили себя в бою? С гранатами бросались под танки? А что им оставалось делать, если в затылок смотрели стволы автоматов заградотрядчиков? Своя пуля не слаще немецкой... Так под сомнение ставится святое.
       Ежегодно в редакции газет и журналов приходят тысячи писем фронтовиков. Пишут минометчики и моряки, пехотинцы, летчики и танкисты... Пишут многие, но ни разу — ни разу! - не слышал, чтобы кому бы то ни было из коллег довелось встретить письмо, в котором были бы слова: «Я из заградотряда». При всеобщем-то «знании» о заградотрядах. Кто же решится? Презрительный взгляд — самое безобидное из всех ожидаемых реакций.
       Что ж мы молчали-то столько лет? Эта мысль не раз мелькала у меня, когда знакомился в Подольске с архивными материалами, относящимися к действиям заградительных отрядов в годы Великой Отечественной войны. Чего мы боялись? Признать, что на фронте были не только герои, но и трусы, малодушные, шкурники, мародеры и дезертиры? Но на какой, скажите, войне, в какой армии их не было? Такого сорта людей и в мирные дни достаточно. Что уж говорить о фронте, где стреляют, калечат, убивают, а случается, приказывают идти на смерть. Однако в нашей армии шкурников и дезертиров было гораздо меньше, чем у врага, героев же во сто раз больше. Поэтому победили мы, а не фашисты.
       Когда у нас появились заградотряды? После выхода приказа № 227 в июле 1942г.? Да ничего подобного! Есть вот такой любопытный документ: «Организация заградительных отрядов представляет собой одну из важнейших задач командиров и комиссаров. Каждое крупное воинское соединение должно иметь за своей спиной хотя бы тонкую, но прочную и надежную сетку заградительных отрядов... Удирающий шкурник должен наткнуться на револьвер или напороться на штык...» Это приказ № 213 Реввоенсовета Западного фронта от 1920г. С трусами и паникерами боролись всегда, на всякой войне, во всех армиях мира. Если боролись недостаточно решительно — армии терпели поражение.
       Что за обстановка была на фронте, когда вышел приказ № 227? Мне удалось разыскать несколько человек, которые воевали в заградительных отрядах. Один из них — Николай Антонович Сухоносенко, член КПСС с мая 1943г., награжденный орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени и несколькими медалями. Он написал: «В то время, когда зачитывался приказ № 227, я был курсантом школы младших специалистов топографической службы, которая после эвакуации из Харькова находилась в Ессентуках. Был свидетелем и участником того страшного отступления наших войск (если можно так назвать беспорядочный отход массы людей в военной форме) от Ростова-на-Дону на Кавказ. Тогда, совсем еще юношей, я воспринимал это страшное бегство под натиском вооруженного до зубов фашистского войска как катастрофу. Теперь, по прошествии стольких лет, становится еще страшней от одной мысли: что могло бы произойти, если бы не были приняты суровые, но необходимые меры по организации войск, оборонявших Кавказ? С созданием заградотрядов курсанты школы, в том числе и я, привлекались к их действиям. Мы участвовали в задержании бегущих с фронта солдат и командиров, а также охраняли находившиеся в Ессентуках винный погреб, склад, консервный завод и элеватор, которые подвергались набегам этой неорганизованной массы военных людей. Двое суток под Ессентуками останавливали мы отступавших. По мере комплектования групп примерно человек по сто отступающие сопровождались на сборные пункты. Затем ставились в оборону».
       Возможно, те, кто наслышан о расстрелах на месте без суда и следствия, о прочих ужасах, якобы связанных заградотрядами, к этим воспоминаниям ветеранов отнесутся недоверчиво. Мало ли кто что помнит и кто что видел. А может, другие видели и помнят совсем другое? В таком случае, думаю, нет ничего убедительнее документов, писанных в окопах. Передо мной журнал боевых действий 4-го Отдельного заградительного отряда 52 армии. Начат он 5 августа 1942г., когда армия входила в состав Волховского фронта. Чем занимался отряд летом и осенью этого года? Формировался. Согласно приказу № 227, в заградительные отряды должны были направляться лишь самые опытные обстрелянные бойцы. Однако, оказывается, в чем-то жизнь на фронте была похожа на нашу, нынешнюю. Кто ж, какой директор по доброй воле отпустит хорошего работника со своего завода или фабрики? Командиры тоже не хотели отдавать лучших бойцов. Ежедневно, пока шло формирование, в заградотряд прибывали 20-30 бойцов и командиров. Каждый день одного-двоих отправляли назад как не отвечающих строгим требованиям. Только абсолютно надежным и отчаянно храбрым солдатам фронт мог доверить свой ближайший тыл. Две трети в отряде были коммунистами и комсомольцами.
       Что еще? Отряд учился. Нет, не тому, как стрелять по своим бегущим, а тому, как обороняться и наступать. В его задачу входила также охрана переправ через реку Волхов. На всех дорогах, ведущих от передовой, были выставлены заградительные посты из двух-трех человек. Опять же, судя по документам, не проходило дня, чтобы заградотрядчики не задержали десяток-полтора заблудившихся, потерявших свои части. Тот, кому доводилось бывать в лесах под Волховом, знает, что заплутать там не мудрено, тем более когда стреляют, а вокруг минные поля. Таких сбившихся с пути возвращали в части. Скажите, для подобных дел не надо быть обстрелянным солдатом. Но ведь задерживали и дезертиров, а те, как известно, часто были вооружены и знали, что если попадутся, им грозит трибунал.
       А вот, к примеру, боевые донесения 3-го Отдельного заградительного отряда 8 армии Волховского фронта. Разница в них только в датах, фамилиях, цифрах да географических названиях. Поэтому приведу одно — за 27 сентября 1942г.: «1. За истекшие сутки противник вел слабый артиллерийский огонь. 2. Отряд расположен на старом месте. 3. Отряд занимается несением службы заградительных постов... 5. За 27 сентября отрядом задержано 38 человек без документов. Направлены в свои части». (ЦАМО СССР, д. 10 опись 36256, л. 37) Я намеренно пропустил 4-й пункт, потому что он, наверное, совсем уж удивителен для тех, кто жаждет разоблачительной правды о заградительных отрядах. А правда в 3-ем Отдельном заградительном отряде в тот день была такова: «4. При отражении вражеской атаки пали смертью храбрых во 2-й роте сержанты Тарасюк Алексей Савельевич, Белашев Семен Васильевич, красноармеец Кулешов Иван Васильевич. При артобстреле в районе платформы Русановской были убиты сержант Истомин Ефим Гаврилович, старшина Николаев Василий Лаврентьевич, красноармейцы Гордеев Василий Александрович и Косаченко Василий Евдокимович (ЦАМО СССР, д. 10 опись 36256, л. 37).
       Лучшие и надежнейшие бойцы армии. Кого ж, как не их, бросать на самые опасные участки? И бросали. В конце донесения вывод: особенно велики потери во 2-й роте за последние дни потому, что командир 265 стрелковой дивизии, которому временно подчинили роту, использует ее для ведения разведки боем.
       Мне трудно удержаться от частого цитирования документов. Как иначе переубедить тех, кому кажется, что он знает о заградотрядах «всю правду», тех, чьи злые письма приведены выше? Поэтому позволю себе еще одну выдержку из журнала боевых действий 4-го Отдельного заградительного отряда 52 армии. Сделана эта запись 30 мая 1944г. Армия тогда уже дошла до Румынии, вела бои на реке Прут. «В 9-00 началось наступление немцев на высоту 197,0. Часть бойцов из разных частей армии устремились к реке Прут на переправы, где и задерживались заградпостами нашего отряда. В результате было задержано и возвращено на передний край около 300 человек. Во время несения службы у переправы были убиты ст.сержант Николаев А.Г., мл.сержант Юрченко И.Т., контужены ст.лейтенант Михалев Н.Г., ефрейтор Офицеров С.И. (ЦАМО СССР, д. 12 опись 41259 л. 48).
       Никаких пояснений к этому нет. Но представьте на минуту охваченную паникой толпу в три сотни человек, оставившую окопы и рванувшую к переправе в едином стремлении спастись. Представьте, что ее, вооруженную, вернуть в окопы, повернуть лицом к врагу, заставить биться. Какая это была свалка, если в заградотряде двое убито, еще двоих контузило. А теперь скажите: нужны ли были заградотряды?
       Меня, да многих других, интересует вопрос: так стреляли ли бойцы заградительных отрядов по своим? По бегущим, отступающим, дезертирам — стреляли? Или нет? Прямое свидетельство на этот счет удалось найти лишь одно. В письме Н.А.Сухоносенко. Он пишет: «Оружие было применено один раз, когда легковая машина не остановилась по нашему сигналу. Огонь был открыт по колесам. В результате нами оказались задержаны командиры, сидевшие в машине, старший в чине полковника. Других случаев я не знаю».
       Больше ничего — ни в архивных документах, ни в воспоминаниях. Правда, заставляет задуматься та запись в журнале боевых действий 4-го Отдельного заградительного отряда, которая относится к 30 мая 1944г. Как удалось задержать на переправе три сотни струсивших и бросивших окопы?
       Может быть, силой оружия? Не знаю. Но если даже и так? Неужто и это должно нас шокировать? Неужто этого стыдиться? Не того, что бежали, что бросили фронт, а того, что привели в чувство трусов всеми доступными средствами? Нет, надо было остановить труса любой ценой, иначе Родина могла погибнуть. Война-то шла уже у Волги. А полковник, видимо, готов был тормозить лишь за Уралом. Трусов и паникеров расстреливали всегда, во всех армиях мира. Или мы этого не знаем? Что ж тогда молчали о заградительных отрядах?
       Еще одну запись из журнала 4-го Отдельного заградительного отряда позволю себе привести. Она сделана 7 августа 1944г., незадолго до расформирования отряда. В ней — итог большей части пройденного заградотрядом пути: «Готовились к празднованию дня образования части. Личный состав помыт в бане, сменил белье, привел в порядок оружие и обмундирование... В 18-00 было проведено торжественное собрание, на котором с докладом выступил командир отряда майор Борисичев, осветив итоги работы отряда за год. За год отряд задержал 1415 человек, в том числе 30 шпионов, 36 старост, 42 полицейских, 10 переводчиков и других. За отличное выполнение заданий командования в отряде награждено 29 человек орденами и 49 медалями. Отряд прошел путь от Дона до реки Прут, покрыв расстояние в 1300 км... За год прочесано 83 населенных пункта, в том числе 8 городов. Личный состав вел и наступательные, и оборонительные бои в районе Днепра, села Белозерье, города Смела и других. В результате освобождено 7 населенных пунктов... За год отряд потерял убитыми 11 человек, ранеными 40. Выросла партийная организация отряда. Принято в члены ВКП(б) 29 человек, в кандидаты — 30». (ЦАМО СССР, д. 12 опись 41259 л. 48).
       Я не вижу тут ничего недостойного нашей славной военной истории. Кого и от чего заграждали заградительные отряды? В конечном счете нас с вами, страну свою загораживали от врагов и трусов, которые, впрочем, на фронте тоже враги. Кого и почему должно это шокировать?
       Обо всем не расскажешь. Но в деталях помню рассказ бывшего заградотрядчика Д.Е.Цветкова о том, что происходило в ноябре 1942г. на Калининском фронте. Вижу, почти явственно вижу подсвеченный заходящим солнцем сказочной красоты сосновый бор, каких много в России. На опушке залег заградотряд. Позади никого, лишь открытая дорога в наш тыл. Впереди, за кустарником, жидкая линия окопов, грохот стрельбы и рев вражеских танков. Задача перед Цветковым и его товарищами стояла в соответствии с приказом № 227: «Ни шагу назад!» если наши, те, что впереди, побегут, не выдержат — остановить, вернуть назад, в оборону. Но никто не побежал. Оборона перед заградотрядом была смята. На заградотрядчиков через кусты ломились танки с крестами. Цветков рукой ощупывал ребристый бок гранаты...
       Дальше было страшно. Как именно — не знаю. Цветков дважды принимался рассказывать, да так и не смог: душили спазмы и слезы. Махнув рукой, собрался уходить. Надел пиджак, висевший на стуле. На нем орден Красной Звезды, два ордена Отечественной войны, медали и нашивки за ранения — 4 тяжелых и 2 легких. А кто-то говорит: «Отсиживались в тылу...» Не верьте!
Капитан 2-го ранга С.Г.Ищенко
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »