Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Могилы солдат Советской Армии, погибших в Польше во Вторую Мировую войну  (Прочитано 7472 раз)

Wojciech

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1 532
  • Войцех Бещински / на анонимные вопросы не отвечаю
Приведенные ниже сведения являюстся переводом статьи, опубликованной на сайте польского Совета охраны памяти борбы и мученичества

http://www.radaopwim.gov.pl/article_details/12/groby-zolnierzy-armii-radzieckiej-poleglych-w-polsce-w-ii-wojnie-swiatowej/



Могилы солдат Советской Армии,
погибших в Польше во Вторую Мировую войну

        Могилы солдат Советской Армии, которые находятся на территории Польши, в основном относятся к периоду Второй Мировой Войны. Первые захоронения относятся к сентябрю 1939 года. Они немногочисленны, потому что Войско Польское, как правило, не воевало с Советской Армией, которая без объявления войны 17 сентября 1939 года перешла границы польского государства. Очередные могилы относятся к 1941 году, когда Германский Рейх  начал войну против СССР. Следующие могилы - это партизанские. Самые многочисленные - это те, которые остались после боев Советской Армии с Германией в 1944 - 1945 годах: начиная примерно с 20 июля 1944 г. по весеннее наступление на реках Одер и Ныса Лужицкая в середине апреля 1945 г.

После окончания военных действий польские власти начали составлять списки военных могил и кладбищ, которые оказались на территории Польши. Эти списки составляла гминная администрация на основании именных или информационных табличек или показаний жителей. В списки заносились все найденные солдатские могилы - независимо от принадлежности захороненных в них - военнослужащих, военнопленных или гражданского населения. Местоположение массовых могил, главным образом около лагерей, часто показывали  уцелевшие узники.

Собранные сведения о военных могилах в виде списков вместе с их описанием и схемами расположения гмины пересылали к повятовым староствам, которые, в свою очередь, передавали их в Министерство Публичной Администрации. В тогдашних органах государственной власти именно это министерство отвечало за надзор за военными могилами и кладбищами. Потому задачей Министерства Публичной Администрации являлось составление сводных списков мест расположения военных могил, организационная подготовка эксгумации и обустройство военных кладбищ.

Основными документами, которые содержали данные о захороненных советских солдатах, были так называемые «паспорта», которые составлялись во время проведения эксгумации польскими властями в 1948 - 1954 годах. Эксгумированные трупы хоронили на территориях, специально предназначенных для создания и обустройства военных кладбищ.

           В паспорта заносили данные о погибших солдатах, полученные во время проведения эксгумации. Списки идентифицированных солдат прикладывали к эксгумационным протоколам. Кроме этого, в протоколе содержалась информация о количестве эксгумированных трупов и о месте их перезахоронения.

Некоторые кладбища были созданы еще войсками Советской Армии. При учете такого кладбища в паспорте помещали аннотацию, что там уже раньше захоронено определенное количество солдат. Это относитя к кладбищам в городах Цыбинка (офицерское и солдатское), Болеславец (имени Кутузова и по улице Гарнцарской), Костшин, Легница и Вольштын. Эти захоронения проводились боевыми частями Советской Армии.
Первые подсчеты захороненных в Польше советских солдат были сделаны после окончания эксгумации, которая проводилась в 1948 - 1954 годах. В этот период было эксгумировано около 400 тысяч трупов советских солдат. Эти числа увеличились после очередных эксгумаций, которые уже в меньшем объеме были проведены в 1957 - 1958 годах. Согласно данным российской стороны, на территории Польши погибли около 600 тысяч советских воинов.

Очередной подсчет мест и количества захороненных в Польше советских солдат имел место в 60-е годы. Из его результатов вытекало, что на территории Польши  в 1944 - 1945 годах были захоронены около 500 тысяч солдат, погибших в боях и умерших от ран. Захоронения солдат Советской Армии были отмечены в 477 местах, среди которых 175 - кладбища (в том числе 55 - совместно с солдатами Войска Польского), 71 – отдельные участки, расположенные на коммунальных или церковно-приходских кладбищах, и 211 – это братские и индивидуальные могилы.

Списки мест и количества захороненных военнопленных составлялись после обнаружения массовых захоронений. Как правило, эксгумация военнопленных, умерших в лагерях, не проводилась. Приближенные оценки числа захороненных военнопленных делались путем  вскрытия массовых могил. Количество захороненных военнопленных определялось на основании размеров могил и расположения в них  трупов.  Анализировались также донесения из лагерей об условиях жизни военнопленных и господствовавших там болезнях. Собирались также сведения об истощении от условий работы и о казнях. На основании этих данных было установлено, что в лагерях умерло около миллиона военнопленных.

          Советские военнопленные погибали не только в лагерях, но также во время побегов. Некоторым беглецам повезло, и они смогли добраться до польских партизанских отрядов. А тех, кому не повезло, как правило, казнили на месте задержания (неоднократно вместе с лицами, которые им помогали при побеге). Их могилы находятся, как правило, в местах экзекуций или поблизости. В начале 70-х годов было установлено, что могилы и кладбища советских военнопленных находятся в 253 местах - на 53 кладбищах (в том числе - на 33 вместе с солдатами Советской Армии, погибшими в боях), на 13 участках на коммунальных или церковно-приходских кладбищах (в том числе - 6 вместе с солдатами) и в 129 братских и индивидуальных могилах.

           Тогдашнее Министерство Землеустройства и Строительства в конце 80-х - начале 90-х годов предприняло действия по уточнению данных, потому что были подозрения, что в имеющейся документации пропущено много военных могил.

          Результаты собранных данных подтвердили эти предположения, и число мест захоронения советских солдат, погибших в бою, и военнопленных, которые погибли при различных обстоятельствах, увеличилась - по сравнению с данными  1974 - 1975 годов  (612 мест захоронений) - до примерно 700. Это касалось братских или индивидуальных могил, которые не были учтены в предыдущих списках или неточно распознаны. Число захороненных солдат, и особенно военнопленных, во многих случаях остаётся неизвестным.

              Приведенные места и количество захороненных в Польше солдат относятся главным образом к солдатам, погибшим в 1944 - 1945 годах. В данные включены и советские солдаты,  погибшие в другое время, а именно в 1939 году, когда Советская Армия перешла польскую границу и заняла наши восточные земли. К этому периоду времени  относятся только отдельные могилы.  Также немного могил относится к периоду военных действий между гитлеровской Германией и СССР в 1941 году. Они встречаются главным образом в Подляском воеводстве. Это братские и индивидуальные могилы. За 1941 год учтены 154 солдата, которые захоронены в 7 братских и 6 индивидуальных могилах (Червоны Бур, Кузава, Лесьники, Михалово, Щучин, Тополяны и Замбрув). Намного больше имеется могил советских солдат из числа советских военнопленных, которые бежали из плена и с помощью польского населения пробрались к  партизанским отрядам, главным образом - Армии Людовой и Гвардии Людовой. Они организовали самостоятельные советские отряды или действовали малыми группами, входившими в состав польских отрядов. Можно отметить более десятка отрядов, в состав которых входили русские: например, в боях около деревни Побратымы под командованием Петра Финансова погибли 6 советских партизан (они покоятся на кладбище советских воинов в Миньске Мазовецком, Мазовецкое воеводство), под Ротенбарком около Старогарда Гданьского вместе с польским партизанами погиб один русский, около Билгорая погиб русский, носящий псевдоним «Николай», его место захоронения неизвестно, в Блоне около Варшавы погибли три советских  партизана из отряда «Мишки» (их похоронили на военном участке католического кладбища в Блоне).

          Самое большое в количественном отношении участие русских в боевых действиях совместно с польскими партизанскими отрядами (Армия Людова, Батальоны Хлопские и Армия Крайова) имело место в боях под Ромблювом 14 мая 1944 года и месяцем позже на реке Бранвя. Как удалось установить, 5 погибших под Ромблювом партизан перезахоронены на кладбище советских воинов в городе Казимеж Дольны, но неизвестное число захоронено на окраине леса в Ромблюве. В бою на реке Бранвя погибли 180 советских партизан, которых похоронили совместно с польскими партизанами, которые тоже погибли в этой битве (120 человек), в деревне Флисы на Порытовом Холме.
         
Большим партизанским центром, в котором действовали советские люди, были Парчевско-Влодавские леса. Его организовали в 1941 году сбежавшие из лагерей военнопленные. Также в партизанских соединениях в люблинском воеводстве погибли многие военнопленные. Их могилы находятся в местностях Тычин и Войславице.

          Советские военнопленные и польское гражданское население погибали также во время побегов из лагерей и по пути к партизанским соединениям. Трудно определить число таких случаев, потому что не все такие события были отмечены. Совместные могилы советских военнопленных и поляков находятся в люблинском воеводстве в Лесьнёвице, Ставе и Жулине. В начале 80-х годов были введены по единому образцу Книги Погребенных для всех кладбищ и военных участков (в том числе - и для Советской Армии), в которые занесли фамилии захороненных солдат. Эти книги находятся в гминных и городских управлениях, на территории которых расположены кладбища. На самих кладбищах установлены информационные таблицы с названием и адресом управления, которое осуществляет опеку над ними и в котором хранятся списки погребенных.

Эксгумации
Как упоминалось выше, основные эксгумации советских военнослужащих проводились в 1948 - 1954 и 1957 - 1958  годах. Их осуществляли польские бригады, а работа финансировалась из бюджета нашего государства.
Основанием для эксгумаций являлись сводные перечни первоначальных мест захоронений, составленные на основании местных списков Министерством Публичной Администрации, а затем - Коммунального Хозяйства, которое приняло на себя эти задачи после реорганизации органов государственного управления.

В советских фронтовых частях имелись так называемые похоронные команды,  которые хоронили погибших солдат. Именно эти первоначальные захоронения являлись основанием для обустройства некоторых кладбищ. Местности, в которых они возникли, мы перечислили выше.

Русские очень часто выбирали для кладбищ или братских могил районы, расположенные в центре города. Это были площади, городские зеленые участки (парки, скверы) или места около коммунальных кладбищ или кладбищ времен Первой Мировой войны. На малозаселенной территории полевые кладбища обустраивали на местах боев, то есть на полях поблизости от линий коммуникаций. Братские и индивидуальные могилы чаще всего были на том месте, где солдата настигла смерть.

Обработанные списки мест захоронения являлись основанием для определения локализации новых кладбищ. Здесь руководствовались большим числом захороненных солдат, но не только. Главным образом, кладбища размещали в больших городах, в местах, представительных для данной городской агломерации. Не из всех мест первоначальных захоронений останки перенесли на вновь обустроенные кладбища. Были сохранены кладбища, которые сразу после войны обустроили в парках (Калиш,  Пщина) или на центральных площадях (например, в городах Бытом, Дембно Любуское и около Барбакана в Кракове; только в январе 1990 года останки воинов из Бытома и Кракова перенесли на военные кладбища).

Планы расположения кладбищ разработало Министерство Публичной Администрации по соглашению с воеводами. На основании предварительных смет в центральном бюджете были предусмотрены финансовые средства для проведения эксгумаций и захоронений на вновь обустроенных кладбищах.

Особо важной проблемой являлась организационная подготовка такого большого мероприятия, каким являлось эксгумация останков из многих тысяч мест первоначального захоронения и их перенесение на кладбища.   При этом нужно было решить многие проблемы, связанные с организацией эксгумационных отрядов и подготовкой материалов для изготовления гробов (доски, гвозди), инструментов, транспортных средств для перевозки с места эксгумации на кладбище, санитарных и предохраняющих средств.

Были организованы постоянные эксгумационные отряды, управляемые и контролируемые центральным эксгумационным отрядом, который непосредственно подчинялся Министерству Публичной Администрации (после 1950 года - Министерству Коммунального Хозяйства).  Его начальником являлся Виталиуш Стасюк.

Основанием для начала работ являлось разрешение на проведение эксгумации, определение территории для кладбища, утверждение сметы расходов и выделение средств для этой цели из госбюджета. За разрешением на проведение эксгумации Министерство обращалось к воеводе. Исполнением эксгумационных работ занимались вначале староства (повятовые управления), а потом повятовые народные советы. Они обеспечивали непосредственный контроль над проведением эксгумации и следили, чтобы те соответствовали действующим правилам – положению от 17 марта 1932 года о захоронении умерших и определении причины смерти (Журнал законов Польской Республики №35, пункт 359), которые заключались, в том числе, в организации комиссий, принимавших участие в этих работах (сначала в них принимал участие представитель Польского Красного Креста, потом - только представители санитарно-эпидемиологической станции, староства и гмины). Протоколы эксгумации составлял представитель повятовых властей.  Повятовые власти тоже были обязаны подготовить  эксгумацию с технической стороны: материал для гробов, инструмент, транспортные средства,  санитарные средства для дезинфекции и охраны лиц, выполняющих эти работы.

Власти повятов были обязаны также проводить финансовые расчеты с эксгумационными отряды после выполненных работ. В протоколе эксгумации указывались сведения относительно места ее проведения (местность, гмина, повят, воеводство) и точное расположение могилы. Кроме того, отмечалось количество эксгумированных трупов, определялась их принадлежность к армии (на основании мундира, вооружения и экипировки солдата) и указывались фамилии идентифицированных солдат. Установленные фамилии солдат (по надписям на могиле, по документам, найденным при погибшем) заносились в отдельный список, который являлся приложением к протоколу. У советских солдат не было медальонов, поэтому многие остались безымянными. В  протокол также заносилась информация, на каком кладбище захоронены останки (адрес и название кладбища, номер могилы).

Протокол составлялся в 5 экземплярах, каждый из которых подписывали члены комиссии и начальник эксгумационного отряда, с предназначением для гмины, в которой проводилась эксгумация, и гмины, на территории которой было кладбище, для санитарно-эпидемиологической станции, для повятовых властей и для Министерства.
Представители Польского Красного Креста принимали участие только в первом этапе работ, поэтому первоначально эта организация имела лишь частичную документацию относительно проведенных эксгумаций. Полную документацию этих работ Польский Красный Крест получил из Министерства Коммунального Хозяйства только в 1959 году.

В случаях совместных кладбищ, на которых советские воины были захоронены с солдатами других армий (польской, немецкой или вместе с гражданским населением), после эксгумации трупов их разделяли и хоронили на отдельных кладбищах. Останки воинов с установленными фамилиями укладывали в отдельные гробы и хоронили в индивидуальных могилах. Останки тех, чьи фамилии остались неизвестными, укладывали по нескольку в одном ящике и хоронили в братских могилах. В случае большого количества трупов, которые нужно было захоронить на данном кладбище, гробы укладывали в братских могилах в несколько слоев. Встречались кладбища, на которых гробы укладывали в три слоя.

Обустройство кладбищ
Выше уже упоминалось о создании военных кладбищ, на которые из первоначальных могил переносили и хоронили останки советских воинов, погибших на польской земле в 1944 - 1945 годах.

Кладбища воинов Советской Армии создавались, главным образом, в 1948 - 1954 годах, когда провели большинство запланированных эксгумаций.
В период последующих эксгумаций, в 1957 - 1958 годах, новых кладбищ в принципе уже не обустраивали, а эксгумированные останки хоронили в существующих некрополях.

Кладбища, обустраиваемые непосредственно после войны и в период проводимых эксгумаций, в большинстве своём имели временный характер. Их не всегда создавали из качественных материалов (в основном - из древесины, кирпича из разобранных зданий и бетона низкого качества), и они быстро разрушались. Это относилось как к кладбищам, созданным Советской Армией, так и польской администрацией. Они также не отличались ни хорошим техническим состоянием, ни подобающей  архитектурой. Не было ни интересного пространственного размещения, ни отличительных акцентов (памятников). Примером тогдашней архитектуры могут быть кладбища в Цыбинке и Кросно Оджаньске (в Любуском воеводстве), Болеславце, Хоцянове и Легнице (Нижнесилезское воеводство), Щецинке и Злотове (Поморское воеводство).

Военные кладбища того периода оформлялись в виде квадрата или прямоугольника, очень редко – круга (Кросно Оджаньске), или же они имели иную, неправильную форму. На этих кладбищах создавалась главная аллея, на которой устанавливались – в разных ее участках – центральные монументы.

Также на главной аллее в индивидуальных могилах хоронили офицеров с известными фамилиями и Героев Советского Союза. На этих могилах устанавливали надгробия, отличающиеся формой и видом материала (как правило – из натурального камня). Кроме этого, вдоль главной аллеи вне линии могил сажали высокую зелень (деревья и кусты, как правило - хвойные), которые образовывали фон для могил. Так спроектированы кладбища в Казимеже Дольном, в Клешево около Пултуска и в Варшаве.

Братские могилы выделяли надгробиями в виде «подушек», обелисков или плит. Россияне часто использовали форму обелиска на спроектированных и построенных ими кладбищах (Болеславец, Цыбинка, Вольштын). На каждом надгробии, независимо от его формы, добавлялось изображение звезды, – из бронзы или выбитой в бетоне и покрашенной красной краской.

Характерной чертой захоронений советских воинов, обустраиваемых непосредственно после войны, было создание отдельных кладбищ для офицеров и остальных солдат. Такие кладбища созданы в Цыбинке, Вроцлаве и Вольштыне.

Центральные монументы сооружались чаще всего в виде обелисков, очень часто увенчанных звездой, и также часто со скульптурными фигурами офицеров и солдат, установленными на высоком постаменте. Эти скульптуры изображали солдат в разных ситуациях: например, в Цыбинке и Вольштыне офицер затаптывает черного немецкого орла. Также часто устанавливались скульптуры солдата с ребенком на руках. Дополнительно памятники украшались барельефами, иллюстрирующими рода войск, братство по оружию, парад на Красной Площади в Москве.

Некоторые кладбища выглядят очень внушительно, их высокий ранг обеспечен архитектурной и художественной застройкой  (кладбища имени Кутузова в Болеславце, Клешево, во Вроцлаве в районе Кшики (офицерское) и Сковроня Гура (солдатское) и в Варшаве по улице Жвирки и Вигуры).
Эти кладбища создавались как монументальные. На них представлены разнообразные формы увековечения и много элементов малой архитектуры, украшающих и повышающих ранг объекта – такие как размер обелиска, скульптуры воинов, стены, богато украшенные барельефами из бронзы, каменными скульптурами, элементами вооружения  (пушки, танки), и даже фонтаны. Кладбища советских воинов характеризуются, как правило, большой площадью, только 30% которой занимают могилы. Остальная территория предназначена для аллей и площадок, используемых при праздновании годовщин и для других торжественных церемоний, а около 50% поверхности занимают зеленые насаждения.

По просьбе Войцеха Бещински /Wojciech Beszczyński/
сделана правка текста
« Последнее редактирование: 03 Февраль 2014, 08:43:31 от АПО Память »
Записан
Войцех из Гданьска
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »