Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: 2-е Астраханское военное пехотное училище  (Прочитано 2886 раз)

Лана

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 792
Акулин Юрий Михайлович 1920 г.







Записан
С уважением, Лана.

Лана

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 2 792
Записан
С уважением, Лана.

начкар@

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 17 388
  • Сергей Сергеевич (nachkar)
Записан

Владимир-Архивариус

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 9 824
  • Спасибо отцу за Победу!
Записан
С уважением.
Владимир-Архивариус.

начкар@

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 17 388
  • Сергей Сергеевич (nachkar)
Записан

svansev

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5 023
  • Лебедев Иван Анатольевич
Записан

svansev

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5 023
  • Лебедев Иван Анатольевич
Схема расположения в обороне сводного полка 2 Астраханского ВПУ
     Боевое донесение штаба полка 2 Астраханского ВПУ
https://pamyat-naroda.ru/dou/?docID=136674037
https://pamyat-naroda.ru/dou/?docID=136674033


Записан

начкар@

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 17 388
  • Сергей Сергеевич (nachkar)
Re: 2-е Астраханское военное пехотное училище
« Reply #8 : 01 Сентябрь 2016, 19:49:12 »
Отсюда - http://shtetle.co.il/Shtetls/chereja/letter.html

Цитировать
21 марта 1942 года, когда мне не было еще и девятнадцати, я получил в колхозе, куда был эвакуирован и где работал на фермах и в поле всю холодную зиму, продукты на несколько суток, сложил их в сумку и направился в Енотаевский райвоенкомат Астраханской области.Боясь, что на сей раз, как это случалось раньше, военкомат может отложить на неопределенное время мой призыв в армию, не стал дожидаться официального приема, прохождения медицинской комиссии и необходимого оформления призывных документов. Увидев на соседней станции состав с молодыми ребятами, очевидно призывниками, готовый вот-вот отправиться, быстро вскочил на подножку вагона отходящего поезда, без направления и документов из военкомата, и вместе с остальными поехал в неизвестность.На следующее утро эшелон с призывниками приехал в Астрахань. Все выгрузились из вагонов и нас строем повели в старинный Астраханский Кремль, на воротах которого было написано: «2-е Астраханское военно-пехотное училище». Только теперь я понял, куда мы приехали, и какая участь ждет призывников. Во время переклички выяснилось, что моей фамилии в списках нет. После моего объяснения причины самовольного приезда без направления военкомата, благодаря снисходительности старшего офицера, решили занести мою фамилию в списки и оставить вместе со всеми, как добровольца. Радости моей не было предела. Моя мечта сбылась! Я больше не гражданский человек, а военный…Переключиться с гражданского на военный образ жизни было нелегко и непросто. Пока привык к распорядку дня, особенно к раннему подъему, к нормам на питание, к беспрекословному повиновению старшим командирам выполнению их приказов, было очень трудно. И, тем не менее, я вскоре стал привыкать ко всем тяготам военного времени и военной жизни вообще.Особенно мучили меня, как и всех остальных курсантов, двухметровые обмотки, которыми мы должны были обматывать ноги поверх ботинок: ведь сапог, хотя бы кирзовых, не было, и о них можно было только мечтать.Труднее было утром, во время подъема, когда за считанные минуты надо было успеть проснуться, вскочить с трехъярусных нар, натянуть штаны и надеть гимнастерку, сунуть ноги в ботинки и намотать обмотки, которые, будь они неладны, как назло, часто разматывались, выбежать на площадку и встать полностью заправленным в строй. И если во время этой утренней проверки что-то было не на месте, то наряда вне очереди не миновать.Занятия проходили в учебных лагерях близ Астрахани. Частыми были ночные тревоги. Очень серьезная военная обстановка сложилась к началу августа 1942 года на советско-германском фронте и, в частности, на одном из наименее известных участков Сталинградского фронта – Калмыцком, где мы находились. Еще 23 июля Гитлер подписал директиву, в которой 6-ой и 4-ой армиям группы «Б», действовавшим на юге России, было приказано стремительным ударом разгромить советские войска, прикрывавшие Сталинград с юга и овладеть городом, а в последующем нанести удар вдоль Волги на юг и захватить район Астрахани, чтобы полностью парализовать движение по Волге.Предвидя это, 6 августа 1942 года был издан боевой приказ штаба Сталинградского фронта, в соответствии с которым войска должны были быть приведены в боевую готовность и выведены на заранее подготовленные оборонительные рубежи. Из числа имевшихся в Астрахани двух военно-пехотных училищ приказано было сформировать два полка, один из которых был укомплектован курсантами нашего училища. Время формирования измерялось часами и минутами, и они мне очень хорошо запомнились…В ночь с 6 на 7 августа нас подняли по боевой тревоге, и мы пять километров бежали к учебным лагерям Тикани. А там курсантские подразделения принял начальник училища полковник М.С. Юргелас, назначенный командиром второго курсантского полка. Нам еще не объявили боевой приказ, мы еще не знали, какие огромные изменения произошли в нашей жизни, но поняли, что продолжать учебу в училище не сможем. Вместо года мы отучились всего четыре месяца.Очень запомнилось, как полковник внимательно всматривался в суровые, сосредоточенные и полные тревоги лица курсантов.Прямо из учебного лагеря мы ушли на фронт, не успев получить воинские звания, не успев попрощаться с астраханскими девчатами…К вечеру 7 августа мы уже заняли участок обороны, которые позволял контролировать дорогу Элиста – Астрахань, в районе деревни Ницан. Стало ясно, куда шли и что нас ожидает. Оборону мы заняли после труднейшего марш-броска по тяжелейшим бескрайним дорогам калмыцких степей, которые встретили нас страшным зноем. Вообще, лето 1942 года, особенно август, выдалось очень жарким. Палящие лучи солнца выжгли последние травы. Лишь колючий кустарник был виден вокруг. А по знойному небу временами плыли легкие, как лебяжий пух, облака. Давно уже не было дождей. Не хватало пресной воды для питья. Часто нам выдавали на двоих одну флягу воды на сутки и это при пайке, состоящем из сушенной, соленой воблы, сухарей, сахара и рыбных консервов.Но самым неприятным здесь был «астраханец» – ветер с ядовитой песчаной пылью. Пылевые смерчи высокими столбами ввинчивались в небо, становилось темно. От песка нигде не укроешься, нигде не найдешь покоя.Занять оборонительный рубеж – это, прежде всего, как можно быстрее вырыть окоп и обеспечить свою защиту. Никогда не забудется тот каменистый грунт, который пришлось буквально зубами грызть, чтобы вырыть окоп в полный рост. Требовалась масса духовных и физических сил, чтобы успеть спрятаться в землю, да и обстановка поторапливала. Но все же, к ночи, чертовски усталые и порядком измученные, мы на нашей высоте уже находились в окопах.А впереди, на возвышенностях, с самого раннего утра стали появляться и закрепляться передовые отряды немецких войск. Впервые за все эти августовские дни мы получили четкий приказ: подготовиться к атаке и выбить противника с занятых им позиций.Около пяти часов вечера, после весьма непродолжительной артиллерийской подготовки, по сигналу зеленой ракеты и команде нашего командира: «Вперед!», мы, курсанты, имея лишь опыт учебных тактических занятий, поднялись во весь рост и побежали вперед. Вопреки нашим ожиданиям, вначале со стороны немцев были слышны лишь отдельные выстрелы. Но когда мы приблизились к ним метров на 300–400, они открыли шквальный огонь из автоматов, пулеметов и минометов.Мы тотчас же залегли, причем повторной команды «В атаку, вперед!» не последовало, из чего можно было заключить, что многие курсанты, и командиры, как это впоследствии подтвердилось, во время этой атаки были убиты или ранены.А что было со мной, благодаря какой счастливой случайности я остался жив, до сих пор не могу понять и никогда этого не забуду. Как оказалось, всю мою судьбу решил накануне выданный мне, как и всем другим курсантам, новый блестящий котелок, который я, то ли по глупости, то ли по недопониманию не спрятал в наплечный вещевой мешок, а прикрепил его поверх мешка, который, естественно, был на моих плечах во время атаки. И я стал его заложником. Я упал лицом книзу, вещмешок и котелок оказались сверху. Блестевший на солнце котелок послужил отличной мишенью для немецких солдат. Любая попытка снять его с себя приводила к тому, что нему обязательно стреляли. Видимо, он был пристрелян каким-то немецким снайпером.Почти не шевелясь, пролежал я на открытом поле до заката солнца, дожидаясь, пока начнет темнеть. Затем по-пластунски, как нас учили в училище, стал пробираться назад, к исходным позициям, где нас, оставшихся в живых, уже ждали автомашины. Под покровом ночи нас увезли и ранним утром мы уже оказались в какой-то калмыцкой деревне.И хотя на душе было очень тревожно и безумно хотелось поскорее уснуть, но подумалось: «А что могла сделать рота еще необстрелянных солдат против опытных вооруженных до зубов солдат 16-ой немецкой мотострелковой дивизии? Ровным счетом, ничего!».Судите сами: можно было забыть ту первую, бездарно захлопнувшуюся лобовую атаку и тот злополучный жестяной котелок, который к закату дня был буквально изрешечен немецкими пулями? Никогда!
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »