Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: О советских партизан-гарибальдийцах  (Прочитано 554 раз)

Платунов Евгений

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 5 430
  • Платунов Евгений Владимирович
Ошибочно "похоронили" в расшифровках ОБД всех советских партизан-гарибальдийцев - хотя в заголовке перевода списка о гибели ничего не сказано. Например:

"Капустин Борис Федорович, "Борис II", род. 10.06.1919 в Магнитогорске, где и жил на ул. Застройная, 18. Учитель, солдат в формировании с 12.08.1944. Бригада Арцани, отряд Чегио" - http://www.obd-memorial.ru/221/Memorial/Z/013/058-A-0064238-0022/00000108.JPG

"Петрищев Иван Николаевич, "Иван," род. 12.06.1920 в Еф-Гети Прудок. Место жительства Алдан Прииск Йозеф. В формировании с 12.09.1944. Бригада Арцани, отряд Корнаиджия" - http://www.obd-memorial.ru/221/Memorial/Z/013/058-A-0064238-0022/00000110.JPG

Побег был назначен на дождливую холодную ночь. Всего пленных было 10. Впоследствии один из них погибнет в сражениях и будет награжден Золотой медалью Итальянской республики за воинскую доблесть.  (http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=4056.msg73907#msg73907)

Пьеро и его товарищи помогли им выбраться из школы – там до сих пор сохранились ворота, через которые те перелезали. Из-за сложностей с передачей партизанам беглецов  пришлось прятать в городе. Пьеро взял троих – Андрея (Радостева из Перми - Е.П.), Бориса Капустина /Магнитогорск/ и Петрищева Ивана /впоследствии остался в Италии/. Спрятал он их под крышей церкви Святой Марии и Сиро /Х1 век/, одна из стен которой прилегала к дому бабушки Пьеро, где он жил. Из дома был потайной лаз, через него он ежедневно вечером около 10-11 поднимался с едой.

«Но сначала я привел их домой. Моя мама, настоящая патриотка, приготовила им шпинат с яйцом и они очень с аппетитом поели. Там до сих пор должны сохраниться настил, огарки свечей и подушка. Борис сильно кашлял, а внизу жила учительница, жуткая фашистка. Она бы их сдала. И я принес подушку, чтобы Борис ею закрывался, когда кашлял».

Еще в ночь побега их чуть было не выдала собака. Пьеро утверждает, ссылаясь на слова своих русских товарищей, что она шла за ними от самого Сталинграда, где тех взяли в плен немцы.  «Она скреблась в дверь, и я уже вышел, чтобы пристрелить ее, но она, видимо из-за дождя потеряла след и убежала».

Пьеро помнит все до деталей, шаг за шагом, минуту за минутой переживая те события. Он  ведет меня по улицам родного городка, показывая дорогу, по которой тоже ночью и в дождь он выводил русских из церкви к партизанам. «Они прятались там под портиком. Я шел впереди, и если было все спокойно, давал знак. Там мы передвигались короткими перебежками. И тут на углу я заметил караульного немца, который светил большим фонарем-фарой вокруг. Мы все замерли. Ведь действовал комендантский час – стреляли на поражение в любого. У меня маленький пистолетик, а у него многопатронная винтовка – положил бы всех. Мы замерли, он прошел ничего не заметил».

- Пьеро, было страшно?

«Был ли страх? Не боятся только сумасшедшие и дети. Я все делал в страхе, но каком-то бессознательном. В такие моменты некогда особо думать. Я бы не называл этой отвагой. После войны у меня два года был нервный тик».

До сих пор с замиранием слушает эту историю спутница жизни – жена Пьера. Забавно - у них даже имена одинаковые. Они женаты 55 лет, она всего на год его младше – но такая же бодрая, несмотря на перенесенный недавно перелом шейки бедра. Символично и то, что дата их знакомства совпадает с освобождением.

«Я заприметил ее в городке, мы же оба из Сале. Но подойти боялся, мог таким образом навлечь на нее неприятности. Немцы могли пристать. И я ей писал письма и оставлял перед домом под камнем, а она даже не знала, от кого эти послания. Последним было с предложением встретиться, когда все было кончено, в определенном месте», - вспоминает Пьеро.

Поженились они, правда только через 10 лет. После войны Пьеро поступил в Миланский университет на факультет инженерии. Это – очень престижная профессия в Италии. Потом он много путешествовал – и по своей стране, и по Европе. Семья с двумя дочерьми перебралась в Милан. Но с Россией Пьеро, волей судеб, был связан и в профессиональной жизни. Работая в титановой индустрии, его предприятие занималось разработкой оксида титана /вещества, из которого, в частности, производятся прочные покрытия – эмаль холодильников, например/. В свое время с целью обмена опытом на его предприятие приезжал будущей председатель сомина СССР Алексей Косыгин, с ним общался Пьеро.

Сохранилась связь и с семьей одного из спасенных им русских – Бориса. Он неоднократно приезжал в Италию – первый раз 10 лет спустя после войны, и они с Пьеро вновь прошли той самой тропой в Сале. Потом в 1977 Борис побывал на могиле у матери Пьеро, и тот вспоминает, как русский встал на там колени.

Приезжал однажды и Пьеро в Россию – уже в 1989 году. Тогда он и получил знак почета – медаль от Советского комитета ветеранов войны. И передал ее ему Борис, который специально приехал в столицу из Магнитогорска, где жил и работал после войны.

«Мы жили в гостинице для иностранцев, куда русских не пускали. Но мы уговорили администрацию, и Борис приходил каждый день с нами обедать – и мы говорили, говорили», - рассказывает Пьеро.

Борис уже умер, однако письма из Магнитогорска Пьеро и Пьера продолжают получать – от его сына Александра. Все письма Бориса, переведенные с русского знаком славистом, Пьеро бережно хранит. Вот отрывок из одного из писем Бориса:

«Годы бегут быстро, мы стареем и нам становится все труднее и труднее встречаться. В следующий раз, может быть, и мне здоровье не позволит приехать в Италию, к вам, моим дорогим друзьям. А как хочется еще и еще раз видеть вас, поговорить с вами. Встреча наша была так коротка, что мы не успели всего рассказать друг другу. Состояние мое было таково, что я от радости встречи с вами забыл те несколько итальянских слов, которые знал раньше, и не мог говорить, а только смотрел на вас, дорогих друзей…

Может быть, эта встреча была последней, но дружбы наша должна продолжаться, ее должны продолжить наши дети. Будем надеяться, что так оно и будет, был бы лишь мир на земле».

Из блокнота корр. ИТАР-ТАСС Веры Щербаковой, Милан-Сале-Рим
- http://www.itar-tass.com/level2.html?NewsID=15108140

Уважаемой корреспондентке ИТАР-ТАСС в Италии почему-то неинтересной показалась история человека, награжденного "Золотой медалью Итальянской республики за воинскую доблесть" (Medaglia d'oro al valor militare) - фамилия Национального героя Италии, награжденного той же наградой, что и широко известный Герой Советского Союза Федор Андрианович Полетаев, даже не названа!


Medaglia d'oro al valor militare - награждены посмертно и стали Национальными героями Италии граждане СССР:
Даниил Варфоломеевич Авдеев
Николай Григорьевич Буянов
Герой Советского Союза Форе (Христофор) Николаевич Мосулишвили
Герой Советского Союза Федор Андрианович Полетаев
     
« Последнее редактирование: 23 Декабрь 2012, 15:34:39 от Платунов Евгений »
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »