Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: И ПИСЬМА ТОЖЕ НЕ ГОРЯТ  (Прочитано 830 раз)

Героевна

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 31
И ПИСЬМА ТОЖЕ НЕ ГОРЯТ
« : 28 Январь 2016, 18:13:09 »
На электронную почту пришло обращение от племянника лейтенанта Григория Васильевича Пястолова, пропавшего без вести в годы Великой Отечественной войны в Польше. Александр Бурулев  проживает в г. Миассе Челябинской области, работает в полиции участковым инспектором. А вышел он на меня  через друзей – поисковиков  с необычной просьбой – помочь разыскать следы его дяди, родного брата отца, от которого в конце войны пришло оказией письмо с оккупированной территории. Саша скинул мне отсканированный реликтовый документ, а также  письмо от солдата Старшинина, который переслал последний «привет» от сына  родным в далекое Зауралье. Я тогда подумала: да, действительно, письма, как и рукописи по Булгакову, не горят.
 Из письма: «Добрый день! Здравствуйте, дорогие мои родители, мамочка, Шура, Лида, Прасковья Алексеевна, Иван В, Данило Евграфович и Александра Д., и все остальные. Мама, я расписывать много не буду, потому что нет бумаги. Мама, во-первых, я хочу сообщить о себе, я еще  жив. Это письмо пишу 9 июня 1943 года. Лежу я во ржи и пишу письмо»…
В электронной книге памяти Курганской области нашла короткую запись: ПЯСТОЛОВ Григорий Васильевич , родился в 1913 году в селе Чистое Щучанского района. Призван в 1939 году. Лейтенант. Пропал без вести в 1941 году.
Запись, мягко говоря, не совсем соответствует действительности, ибо по документам Центрального архива Министерства Обороны , ( а их пять), лейтенант пропал без вести как бы дважды -  в 1941-ом и в 1942 до 1943 г.г..
2973324
Информация из донесения о безвозвратных потерях
      
Фамилия   Пястолов   
Имя   Григорий   
Отчество   Васильевич   
Дата рождения/Возраст   __.__.1915   
Последнее место службы   Западный фронт 209 МД 770 СП   
Воинское звание   мл. лейтенант   
Причина выбытия   пропал без вести   
Дата выбытия   между 22.06.1941 и 22.06.1943   
Название источника информации   ЦАМО   
Номер фонда источника информации   33   
Номер описи источника информации   11458   
Номер дела источника информации   83   

2984297
Информация из донесения о безвозвратных потерях
      
Фамилия   Пястолов   
Имя   Григорий   
Отчество   Васильевич   
Дата рождения/Возраст   __.__.1915   
Последнее место службы   Западный фронт 770 СП 209 МД   
Воинское звание   мл. лейтенант   
Причина выбытия   пропал без вести   
Дата выбытия   между 22.06.1942 и 26.07.1943   
Название источника информации   ЦАМО   
Номер фонда источника информации   33   
Номер описи источника информации   11458   
Номер дела источника информации   90   

69317603
Информация из документов, уточняющих потери
      
Фамилия   Пястолов   
Имя   Григорий   
Отчество   Васильевич   
Дата рождения/Возраст   __.__.1913   
Дата и место призыва   10.10.1939 Тракторозаводский РВК, Челябинская обл., г. Челябинск, Тракторозаводский р-н   
Воинское звание   рядовой   
Причина выбытия   пропал без вести   
Название источника информации   ЦАМО   
Номер фонда источника информации   58   
Номер описи источника информации   977524   
Номер дела источника информации   266   

69707221
Информация из документов, уточняющих потери
      
Фамилия   Пястолов   
Имя   Григорий   
Отчество   Васильевич   
Дата рождения/Возраст   __.__.1913   
Дата и место призыва   10.10.1939 Тракторозаводский РВК, Челябинская обл., г. Челябинск, Тракторозаводский р-н   
Последнее место службы   п/я 1   
Воинское звание   лейтенант   
Причина выбытия   пропал без вести   
Название источника информации   ЦАМО   
Номер фонда источника информации   58   
Номер описи источника информации   977524   
Номер дела источника информации   294   

Данные документы подтверждают, что Григорий Васильевич был призван на действительную службу в 1939 году, в октябре, Тракторозадодским РВК Тракторозаводского района г. Челябинска. Рассказ племянника расширяет наши познания: «…Нам также известно, что Григорий Пястолов работал на ЧТЗ, но кем, мы не знаем. Женился он в 1938 или в 1939 годах. Вместе с супругой ушел на Белофинскую в составе Челябинского сводного отряда лыжников. Он был спортсменом и занимался лыжным спортом. Скорее всего,  там и познакомился с супругой (на занятиях спортом). Может быть,  они жили гражданским браком (имеется в семье и такое мнение). Моего отца и бабушки уже нет в живых, и мне более не у кого спросить, к сожалению!»
Из  выше изложенного  ясно, что Григорий Васильевич был участником войны с Финляндией. По всей вероятности, по окончании финской кампании, направлен на курсы младшего комсостава, успев до Великой Отечественной войны получить офицерское звание «младший лейтенант». Служил, судя по сведениям послевоенного подворового обхода, в Барановической области, Лидском районе, военный городок Бердовка, почтовый ящик №1 на 25 января 1941 г. Родители его в ту пору проживали по адресу:  г. Копейск, 3-й Снайперский переулок, д. 7.
Из письма племянника героя нашего рассказа: «… Супругой Григория Пястолова была некая Мария. Детей у них не было. Они оба призывались из Челябинска…  Она работала санитаркой или медсестрой в передвижной медсанчасти. Нам все это стало известно из писем, которые я  отослал вам сканами. Более родственников от данной ветви в живых не осталось никого. Только жива моя мама – сестра дяди Гриши. Бабушку звали Натальей Дмитриевной Пястоловой, а отца дяди Гриши – Василий (отчества не знаем), Пястолов… В семье еще росли  брат дяди Григория -  Иван, сестры -  Александра, Елизавета. Была еще одна старшая сестра, которая вышла замуж  за председателя колхоза.  Ее супруг в лихие 30-е годы и предупредил родителей Григория о том, что придут раскулачивать, так как они имели свою кузницу и одну или двух лошадей. Семья, вовремя предупрежденная, сразу же собралась и уехала в Челябинск на ЧТЗ. Собрались срочно в одну ночь. Это все, что известно».
Бердовка, где служил Григорий Васильевич, попала в окружение сразу же, после первых дней вступления немецких войск на территорию Белоруссии. Был ли пленен лейтенант Пястолов в эти дни, в документах ЦАМО в электронном варианте не обнаружено. Ведь письмо его было датировано 43-м годом! А до этого? Что произошло с нашим земляком на военных тропах?
Из письма Григория Васильевича:
«Мама, теперь подробно перехожу к своей жизни. Я был в плену у немца с 15 июля 1942 г. С плена сбежал 14 мая 1943 г. Жил у одного хозяина в Польше, пас коров. Но дали распоряжение, чтоб русских не держать. И стали немцы производить обыски. Хозяин не стал держать. Поэтому и жизнь настала бродяжья и нищенская - укрываться или в лесу, или во ржи. Думаю пробираться через границу на свою сторону, Но навряд ли я с вами увижусь, потому что очень трудно укрываться. Но это еще летом, а зимой совсем пропащее дело. А когда кончится война – то, черт ее знает. Но я решил написать письмо и оставить его у хозяина, если война  кончится, то он пошлет его.»

Обратимся к исследовательским документам, чтобы исходя из письма Пястолова, проследить его короткий боевой путь до момента пленения.
Григорий Васильевич встретил войну  в 209 моторизованной дивизии, которая  формировалась с марта 1941 года в районе Ивье (Гродненская область) на базе 13-й моторизованной пулемётно-артиллерийской бригады,  в составе 17-го механизированного корпуса. На 22 июня 1941 года дислоцировалась в Ивье и окрестностях.

В составе действующей армии с 22 июня по 19 сентября 1941 года. Выдвинувшись маршем, заняла позиции в районе городка Мир, до 25 июня 1941 года в боевое соприкосновение с противником не входила, подвергалась незначительным авиаударам. 26 июня 1941 года попала под удар, была вынуждена отступать в направлении Столбцы — Дзержинск. Колонна дивизии на марше подвергалась ударам, вела бои близ населённых пунктов Кресты, Валки, Боровая (28 июня 1941 года), но в конечном итоге была рассеяна, штабная колонна разгромлена. Разрозненные подразделения выходили из окружения южнее Минска, за реку Березина. Бойцы, выходящие из окружения, были отмечены в июле 1941 года на переправе через Днепр в Смоленской области.  Большой интерес представляет письмо бывшего зам. политрука Г. А. Шалагинова этого батальона.  Мотострелковый батальон, в котором он служил, 23 июня принимал участие в боях западнее Лиды. Но что это был за батальон! Из состава 770-го моторизованного полка 209-й мотодивизии, входившей в формируемый 17-й механизированный корпус окружного .  Вероятность ошибки абсолютно исключена, настолько четко запомнил все старый солдат. Он назвал номер полка и шифр полевой почты (в/ч 8947), вспомнил фамилии ротного младшего лейтенанта Уланова и комбата капитана Котова. 22 июня батальон находился в с. Субботники Лидского района.
 «О начале войны узнали в 8–9 часов утра, в 10 была объявлена тревога. Личный состав получил патроны, гранаты и сухой паек. Артиллерии и минометов не было, имелось только стрелковое оружие. В полдень батальон выступил из Субботников на Лиду. Заночевали в каком-то лесу, а утром 23 июня подошел автотранспорт. Погрузились и длинной колонной (машин 30 или более),  двинулись вперед. Возможно, на запад выдвигался не только батальон, а весь полк. Несколько раз налетала вражеская авиация, теряли машины, теряли людей и примерно в 10 часов прибыли в Лиду. В городе не задерживались, на его окраине подождали отставшие машины и поехали на запад, в сторону Гродно. За Скиделем заняли оборону, отрыли окопы и несколько часов просидели в тишине, пока не подошли немцы. После артобстрела вражеская пехота несколько раз пыталась прорвать их рубеж обороны, но все атаки были отбиты. Вечером поступил приказ отойти на восток, снова были поданы автомашины, и те, кто поместился, уехали, а оставшиеся пошли пешком. Так закончилось участие 770-го МП в боях в составе 3-й армии, но кто направил его под Скидель, возможно, уже навсегда останется неизвестным.»
19 сентября 1941 года дивизия исключена из списков действующей армии. Григорий Васильевич попал в плен в июне 1942 года, значит,  ещё в какой-то части воевал?
Одним словом, вопросов стало больше, чем ответов. Хотя поисковики по документам определили, что,  «В Бердовке дислоцировался 119 ремонтно-восстановительный батальон 209 мд. 770 мп -  в Трабах. Только дивизии в январе еще не было.»
 Вот еще одно доказательство первых дней начавшейся войны и окружения части Пястолова. У Владимира Мартова в книге "Белорусские хроники 1941", в главе "Белостокско-Минское сражение" упоминается 770 МП 209 МД:
цитата:
"Управление советской 56-й стрелковой дивизии отсутствовало; к исходу дня часть ее подразделений сражалась на р. Котра (здесь же держали оборону пограничники; В  числе защитников также 770-й мотострелковый полк 209-й мотодивизии 17-го мехкорпуса, переброшенный из Ивье), другая часть 56-й стрелковой дивизии оказалась отброшена к югу от Гродно."
Из переписки с племянником лейтенанта – Александром Бурулевым: «… мама обращалась по данным документам в поисковую группу на ТВ по адресу: г. Москва ул. Ямского Поля "Телевидение". Но результатов  никаких мы не получали. После чего обращались в архив в г. Подольска. Пришел ответ, в котором значилось, что точных данных, кроме, как пропал без вести, нет.
Бабушка тоже предпринимала попытки его розыска через областной военкомат (сразу после войны), и через государственные военные архивы (1973 год). Из обоих источников пришел ответ "Пропал без вести"! В книге памяти Челябинской области он значится, как пропавший без вести.»
Из письма Григория Пястолова:
« Мама, немного сообщу о своей жене Марусе. Маруся была со мной на фронте .  Когда началась война, то она не осталась дома, а поехала со мной на фронт. Ее зачислили санитаркой, и были мы вместе. Когда дали приказ отступать, то я от части отстал ввиду  погрузки хлеба. Когда я догнал свою часть, то уже потеряли дорогу два батальона, полковая, санитарная часть, при которой она находилась, стало быть, они другой дорогой уехали, поэтому про ее судьбу не знаю: жива она или нет»…
Мы пробовали искать следы неизвестной Маруси через архив ЦАМО, не нашли ничего похожего, чтобы с уверенностью сказать, что  это именно она. Есть несколько документов на Марусь, призванных из Челябинской области, но они не подпадают под данные письма лейтенанта. Его Маруся на начало войны уже служила в армии, то ли санитаркой, то ли медсестричкой. Скорее всего, так же, как и муж, пропала в горниле военных боевых действий, выходя из окружения.
Далее в письме Григория Васильевича идут приветы своим родным и знакомым.
«Мама, я не знаю, останусь ли жив! Как Иван В., Данило Е., Александр Д? Потому что не ошибусь, что оне (стиль автора), взяты на войну. Да, наверное, и у вас тоже плохое положение. Но дорогие родители, если до вас это письмо дойдет, то может быть, узнаете о моем милом  друге, с которой, так жаль, что пришлось жить так мало и не пришлось побывать у вас (это с Марусей), то сообщите ей об моей жизни. Так, дорогие родители: мамочка, Шура, Лиза, Парасковья А., и если будут живы – Иван В., Данила Е., Александр Е., Илюша, Валя, Гено, Вася, Шура – всех крепко целую,  и прощайте! прощайте, и прощайте! Дорогая мамочка, наверное, больше я вас не увижу, и всех родных. Писал это письмо верный ваш сын Пястолов Григорий В. 9.07.43 г.»
Остается предполагать, в каком состоянии находились родители Пястолова Григория, получив эту весточку в конце войны или сразу после ее капитуляции, пересланную неизвестным им солдатиком, Старшининым Иваном Федоровичем. Кто этот солдат, сумевший передать страшное сообщение о гибели сына родителям? Мы постарались об этом узнать как можно шире, опираясь на письмо сержанта.
 Из письма Ивана Старшинина:
«Здравствуйте мне неизвестные родители Пястолова Григория В!
Мамаша, я хочу сообщить вам о том, что ваш сын Григорий Пястолов попал в плен к немцам 15 июля 1942 г. А потом бежал с плена 14 мая 1943 г. Работал у одного хозяина и скрывался у него. Потом, когда немцы создали приказ о том, чтобы русские не работали у поляков, а хотели забрать на работу в Германию, или хотели забрать в контрационные (стиль автора) лагеря, тогда ваш сын Пястолов начал прятаться по хозяйствам. И когда была облава, они заховались втроем в одном таком вырытом вроде погреба. И когда немцы подошли к этому сховищу, т.е., где они были захованы, то немцы раскопали. И когда докопались до этого потолка погреба, то немцы дали выстрел и запалили весь сарай. А в этом сарае находился ваш сын – Пястолов Григорий, и еще двое товарищей. Один из них был  летчик, а второй кузнец. А ваш сын Пястолов был старший лейтенант.»
Далее, сержант сообщает свои данные, по-видимому, для того, чтобы родные не сомневались о достоверности вышеизложенного.
«Мамаша, я – Старшинин Иван Федорович, родился 1924 года. Уроженец Сталинской области, с Донбасса сам. Теперь, когда я сам находился у этого хозяина на квартире и вечером разговорились, он начал мне рассказывать о вашем сыне, и говорить, что «я сохранил его письмо. Когда-то он писал его домой». И я попросил у него письмо, прочел и решил написать вам, т.е. сообщить о судьбе вашего сына. Мамаша, вот и все, что я мог узнать от этого хозяина. И вот его письмо я посылаю вам. С приветом к вам, ваш незнакомый Старшинин  Иван Федорович.
Мой адрес: Полевая почта 91155 «у».
Старшинин Иван Федорович.
Прошу и мне известить о том, что получили письмо мое или нет. И прошу – напишите мне ответ.
Вот и все. До свидания.»
И еще один штрих оставил о себе молодой солдат,  сообщив о своей семье, как будто что-то прорвало у парня после сообщения о смерти лейтенанта на его малую родину:
«У меня из родных тоже нет сейчас никого. Отец погиб в шахте в 1932 г. А мать умерла в 1942 г. Братьев и сестер нет у меня никого».
Одна из друзей – поисковиков Лариса написала мне: «Имеем данные на бойца . Старшинин Иван Фёдорович. Из наградных следует - 301 сд, 1052 сп
Дивизия, сформированная на базе 34 -й и 157 - й стрелковых бригад . По справочнику мы имеем номер войсковой части, которая была указана в письме Старшинина - " в/ч 91155" , что и соответствует 34 ОСБР:
91155
Название: 2 ОСБ
Подчиненность: 34 ОСБР».
http://soldat.ru/pp_v_ch.html

Что можно сделать? Ехать в ЦАМО ( или заключать договор с толковым исследователем), заказывать журнал боевых действий 301 -й сд, изучая документы 1052 стрелкового полка. Анализировать - где, когда и в каких населённых пунктах проходили бои за Польшу. А дальше? Ехать в Польшу? Проводить своё расследование, работать в архивах местных, изучая кропотливо воспоминания жителей тех мест? Расспрашивать стариков? Это раньше,  ещё после войны, можно было  заняться. И то, не всегда поляки лояльно относились к русским. Примером служат разрушенные на территории Польши памятники советским солдатам-освободителям местными вандалами в наше время.
Можно ещё попытаться найти родных Старшинина , написавшего письмо. Может, он оставил свои воспоминания? Но, как известно из письма самого сержанта, у него никого не оставалось на Донбассе родных. Может,  после войны только женился? Детей нарожали вместе с супругой?  И как знать, где – нибудь, за семейным праздничным столом на 9 мая, он рассказывал об этом случае , записал где - нибудь в своих воспоминаниях? Но ведь даже родным не был указан населённый пункт, где Старшинину передано письмо.
Утекло много воды. Можно только надеяться, что когда – нибудь  и всплывет рассказ об этих русских , бежавших из плена, "сховавшихся" однажды в подвале при облаве и погибших при таких странных обстоятельствах.
Но сколько таких трагических историй!
Я реально попыталась посмотреть на всю эту ситуацию. При этом понимая, какую боль испытали и продолжают её ощущать родственники лейтенанта, вспоминая написанные строки о его гибели.
Если оставить отправной точкой отсчета номер полевой почты Старшинина, то можно проследить боевой путь дивизии в польском направлении. А он таков:
О пути на Берлинское направление.
 Переброска эшелонов под Варшаву.
http://forum.patriotcenter.ru/index.php ... #msg290137
30 августа 1944 года, после пяти дней отдыха, дивизия совершает марш на станцию Веселый Кут, где должна погрузиться в железнодорожные эшелоны для переброски под Варшаву на берлинское направление.
20 сентября первые эшелоны начали выгружаться на станции Голобы восточнее города Ковель. Дивизия сосредоточилась в лесах вокруг населенного пункта Гоньчи-Бруд и приступила к боевой подготовке.
В середине октября 44-го дивизия переоделась в зимнее обмундирование и передислоцировалась в новый район сосредоточения. Преодолев походным маршем 350 километров бездорожья и болот, дивизия 29 октября сосредоточилась в районе населенных пунктов: Крупынске, Зеленец, Шинкашизна, что в 50-ти километрах северо-восточнее польской столицы Варшавы.
19 ноября снова поднятые по тревоге полки форсированным маршем двинулись на юг и 21 ноября вышли в район Круки, восточнее Минск-Мозовецкой. Здесь дивизия начинает подготовку к предстоящим боям.
9 января 1945 года стрелковые батальоны дивизии, сменив части 39-й стрелковой дивизии, заняли позиции на песчаных высотах, западнее населенного пункта Осембрув на магнушевском плацдарме.
С 14.1.1945 г. дивизия в составе 9-го ск 5-й Ударной армии переходит в наступление. Двигаясь в первом эшелоне корпуса, дивизия в тяжелейших лесных боях разгромила противостоящего противника, отразила контратаки пехоты и танков на открытом фланге со стороны Буды-Гжегожевске, форсировала Пилицу, захватила плацдарм с населенными пунктами Леханице, Застуже, Пальчев и две исправные переправы в районе села
17.1.1945 г. части дивизии заняли глубокий плацдарм на западном берегу реки Равка, в 2-х километрах севернее города Скерневице. 18-го - передовой отряд дивизии атаковал город Лович. Атака с ходу вдоль шоссе успеха не имела. Пришлось развернуть полки, нанести удар с севера и юга. Полки дивизии прорвали оборону противника и стали окружать город. Немцы в панике бросали оружие и спасались бегством. За освобождение города Лович приказом от 18 января 1945 года Верховный Главнокомандующий объявил благодарность всему личному составу 301-й стрелковой дивизии. А впереди ждали новые бои. Впереди был Одер.
 Из воспоминаний ветеранов  о 301- й сд
Как раз о том времени, когда шла подготовка к вступлению на территорию Польши :
«...дивизия должна вступить на территорию Польши. Мы шли туда как освободители, чтобы добивать врага, протянуть руку помощи братскому польскому народу, который находился под фашистским игом с сентября 1939 года.
Среди личного состава была развернута большая разъяснительная работа. Особый упор делался на правила поведения наших войск за рубежом. Каждый боец должен был не забывать ни на минуту, что вступал на территорию другой страны как представитель первого в мире государства рабочих и крестьян. Личный состав воспитывался в духе гуманного отношения к народам освобождаемых стран, уважения к их культурным ценностям.
20 октября полк двинулся к реке Висле. Марш был продолжительным. Мы преодолели 350 километров по бездорожью и тяжелому песчаному грунту. 29-30 октября сосредоточились в районе населенного пункта ШИНКАШИЗНА.
Поляки с большой симпатией относились к нам. Даже те, кто был запуган вражеской пропагандой, вскоре поняли, что советские солдаты верные и настоящие друзья польского народа. Нам теперь предстояло довершить разгром немецко-фашистской армии, добить ненавистного врага в его собственном логове — Берлине.
С мыслью об этом мы усердно готовились к предстоящим боям.»
Итак, получается, что часть, в которой служил Старшинин, готовилась к предстоящим боям. Это район Венгрув. Повят – Венгровский, Мазовецкое воеводство.  Шла учеба. Можно предположить, что воины были расквартированы . Рядом находился хутор Гробины. м. Садовно, Шинканшизны. Возможно, именно на этом участке была бОльшая возможность общения с местным населением. Не было боев, можно  и поговорить, пообщаться. Тем более, в воспоминаниях звучало, что поляки отнеслись с симпатией.
Как предположение, что уже при первых встречах с местными жителями и могла произойти передача письма от хозяина дома. Но это лишь  предположение, которое ничем не доказать.
 Данные таблицы и карты говорят о том, как в 1944 г. скрупулезно работники штаба отмечали продвижение советских частей по территории Польши. Часть Старшинина шла по данному маршруту. И где искать место погребения Пястолова, на каком из отрезков этого пути? Более того, многих хуторов в настоящее время не существует на карте современной страны. Их попросту не осталось. Что такое хутор в польском понимании? Это небольшое имение в два-три дома, где живут панове – поляки своей семьей или несколькими родственными семьями, ведут совместное хозяйство, сдают молочную продукцию в город на рынок, работают на полях, на приусадебном участке. А если наступают горячие летние дни, то нанимают бедное население для  помощи. В военное время паны частенько пользовались услугами офицеров вермахта, которые отдавали по найму военнопленных. Было выгодно для обеих сторон. Одним - не  стало  надобности кормить пленных в  пересыльных пунктах и шталагах, другим – дармовая рабочая сила, которой можно не  платить за наем. А кормежка, это дело для поляка сподручное. Они, живя в сельской местности, имея свой скот и надел поля, никогда не бедствовали, их подвалы и погреба  были полны съестными припасами, которые время от времени изымали немцы.
Следующая остановка 301 сд – Круки.
 Боевая подготовка и марш 4 декабря. Местечко Жаковек, через которую проходила часть Ивана Федоровича.
Может быть здесь произошла легендарная встреча солдата с поляком, в период кратковременного отдыха? Самое интересное, что фамилии Пястолова нет в картотеке Саксонских мемориалов, где собраны все военнопленные немецких шталагов, находившихся на территориях, оккупированных немцами. Не был лейтенант учтенным? Или люди, отданные в рабство местному населению, не учитывались? Одни вопросы.
 [/img]А вот еще одна карта героического пути части, местечко Багна. Здесь также находилась короткое время стрелковая дивизия.
 Багна.
Родные написали ответ Старшинину и не получили от него более письма.  После Победы сержант как будто  исчез. В семье Пястоловых подумали, что паренек убит в боях за освобождение нашей Родины.  На сайте «Подвиг народа» мы нашли наградные листы на старшего сержанта Старшинина, которые подтвердили его место рождения и рассказали о том, что Иван Федорович вернулся домой. На  груди с начала его боевого пути, с сентября 1943 г. по 1945 год, сияли -  орден Красной Звезды, ордена Славы III и II степени. Медаль «За отвагу» старший сержант получил за подвиг, совершенный на территории Польши близ населенных пунктов Выборув и Марынка. Может быть, здесь была встреча с поляком, который отдал письмо Ивану Федоровичу, видя, что это тот самый парень, способный выполнить последнее завещание сгоревшего в огне Григория Пястолова?
Перечитываю эту историю уже который раз, и гложут большие сомнения по поводу «схрона» наших беглецов – военнопленных. Не этот ли самый панове – поляк предал наших ребят, рассказав немцам, где скрываются советские военнопленные? Ибо не оставили бы фашисты хутора живым и невредимым, если бы раскопали подполье в сарае самостоятельно. Да и семью поляка расстреляли бы, это точно. Сейчас мы уже об этом не узнаем никогда, равно и того, где именно погибли наши солдаты. И только письма, дошедшие до наших дней, остаются в семейном архиве, который будут бережно хранить внуки и правнуки Александра Бурулева. Действительно, письма, как и рукописи, не горят…
 
На снимке: младший лейтенант Григорий Васильевич Пястолов.
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »