Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: "Поисковая деятельность как средство познания военной истории"  (Прочитано 287 раз)

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 22 532
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемые коллеги!
Вчера вот здесь - https://vk.com/@-146716055-poiskovaya-deyatelnost-kak-sredstvo-poznaniya-voennoi-istori - Председатель Костромского регионального отделения Общероссийского общественного движения "Поисковое движение России" Сергей Владимирович Шиянов опубликовал свой материал, под названием, вынесенным мной в заголовок этой темы нашего Форума.
Предлагаю вашему вниманию полный текст этой Интернет-публикации:

"«В истории Отечественной войны до сих пор много неизученных «белых пятен», нераскрытых подвигов, неведомых героев, которые ждут своих разведчиков…» .
За последнее время в России увеличилось количество поисковых объединений, преследующих своей целью «сохранить и увековечить память павших при защите Родины в годы Великой Отечественной войны 1941-45 гг.».
Актуальность поисковых организаций, существующих и действующих в рамках поискового движения, бесспорно, не вызывает сомнений. Речь идет, во-первых, о сохранении памяти и «мест памяти» , что составляет предмет исследований современных направлений исторической науки и историографии, во-вторых, специальной, целенаправленной деятельности, связанной с поиском в «целях выявления неизвестных воинских захоронений и не погребенных останков, установления имен погибших или имен пропавших без вести» , и, в-третьих¸ о военно-патриотическом и историко-культурном воспитании молодежи.
Предмет исследования, методы и специфика поисковой деятельности, связанные с изучением событий Великой Отечественной войны, фактически, формируют представление о специальной области знания, так называемой «военной археологии» , образующей исследовательское направление и дополняющей «классическую» археологию. Прежде всего, речь идет о специальной методике исследования, применяемой в процессе поисковой деятельности (специальная военная подготовка, связанная со знанием регалий, фортификации, оружия, предметов военного быта, техники, боеприпасов обеих воюющих сторон, а главное архивная работа, предполагающая поиск, обработку и анализ информации, содержащейся в государственных ведомственных архивах ).
В настоящий момент, не смотря на продолжающуюся работу поисковых объединений, среди специалистов существует некоторый скепсис в отношении определения понятия «военной археологии» как самостоятельного исследовательского направления, в том числе, специфике ее статуса применительно к традиционной археологии и исторической науке в целом.
Военная археология, как утверждает Д.В.Садовников, представляет собой «сферу исследовательской деятельности, направленную на получение новых знаний о войнах и вооруженных конфликтах новейшего времени на основании материальных остатков военных действий, а также обнаружение и идентификацию с помощью специальных методов захоронения останков погибших участников военных действий, и, включающую в себя все условия и моменты этой деятельности, в том числе субъектов, оборудование, методы работы и, кроме того, всю систему наличных знаний, выступающих в качестве либо предпосылки, либо средства, либо результата познания» . Отбор и применение таких методов в поисковой работе и научном исследовании, безусловно, требует специальной подготовки в области военной археологии.
Если по поводу специфики и предмета военной археологии споры продолжаются вплоть до современности, нельзя не признать, что поиск и поисковая деятельность являются ее неотъемлемым признаком.
Поисковая деятельность является мультинаучной, так как ее результаты могут представлять ценность, в зависимости от предмета исследования, для совершенно разных наук (педагогики, истории, социальной психологии, культурологи и т.д.) об этом упоминает в своих публикациях Боле.Е. Применительно к военной археологии специфика поиска и поисковой деятельности, по мнению С.С.Котилевского, состоит в том, что ее цели и задачи, давно стали шире, чем прежде . Поисковая деятельность аккумулировала многочисленные данные исторической и смежных с ней наук, образовав новый научный феномен, которому необходимо научно-теоретическое обоснование. Этот феномен связан с полевой поисковой работой и поисковым движением в целом. Речь идет о том, что отсутствует прямой механизм экстраполяции результатов поисковой работы на предметное поле истории или археологии. И проблема в том, что когда возникнет необходимость такой экстраполяции, военная археологии с ее поисковой работой станет актуальной и впишется в спектр научно-исторических дисциплин.
В настоящей статье, на основании практического опыта ведения поисковых работ, предпринята попытка обоснования целесообразности и методики поисковой деятельности в контексте военной истории представителями поисковых объединений современной России.
В течение достаточно продолжительного времени основным вопросом традиционной историографии оставался вопрос «Почему?», отвечая на который исследователи стремились объяснить событие, процесс с позиций исторического детерминизма, выявляя причинно-следственные связи и устанавливая исторические закономерности. В своей деятельности «поисковики» (такое название является распространенным в среде поисковых движений, так как поисковая деятельность военной археологии до сих пор не имеет институциональной формы и научно-теоретического обоснования) ставят вопрос «Как?», стремясь на основании поисковых работ детально восстановить ход событий военной истории, открыть их реальные (не политические) причины и результаты, описать последовательность принятия военно-стратегических и тактических решений исходя из факторов конкретной территории, на которой ведутся полевые работы и анализа артефактов, обнаруженных в ходе нее. Часто случается, что сделанные поисковиками выводы, опровергают и ставят под сомнение ставшие уже традиционными оценки, гипотезы и суждения по изучению военной истории и истории вооруженных конфликтов.т.е.раскрывают факты фальсификации.
Кроме осознанной фальсификации фактов о войне, существует еще одна проблема, суть которой состоит в недостаточно полной и глубокой изученности источников, другими словами, отсутствии комплексного анализа источников разного уровня. Речь идет о том, что использование только одного или нескольких источников в исследовании такого сложного феномена как военный конфликт, влечёт за собой одностороннее отражение исторической действительности, неправильное понимание исторической истины. Об отсутствии системности во взглядах и оценках конкретных событий из военной истории или истории вооруженных конфликтов можно говорить в связи с тем, что ряд публикаций на эту тему строится на достаточно скудной источниковой базе; как правило, это один или несколько архивных документов, воспоминания, данные официальных сводок и т.д.
На основании многолетнего опыта ведения поисковой деятельности и данных, обнаруженных в ходе последовательно проведенных разведывательных и поисковых работ (поисковые экспедиции по местам боёв 118 стрелковой дивизии (СД) в июле 1941 г. в районе Гдова (Псковская область) с 2005-2011 гг. и поисковые экспедиции г. Ржев. 2010-2012 гг. (Ржевско-Вяземская операция 1943г.), Белёвский район Тульской области, Тепло-Огаревском районе Тульской области в ноябре 2011 г., автор позволил себе гипотетически сформулировать модель поисковой деятельности (Рис 1). Модель объединяет четыре компонента, из которых состоит поисковая деятельность.
• Воспоминания участников событий и свидетельства очевидцев;
• Документальные источники 1 воюющей стороны, относящиеся к военному времени;
• Документальные источники 2 воюющей стороны, относящиеся к военному времени;
• Полевая поисковая работа.
Для изучения вооруженного конфликта важное значение имеют воспоминания участников событий и свидетельства очевидцев, отражающих отношение к вооруженному конфликту в ретроспективе. (Рис.1,D) Достаточно часто авторы исторических публикаций по военной тематике ссылаются на воспоминания – информацию исключительно личностного характера, отражающую индивидуальное восприятие действительности, «стесненное» персональной человеческой памятью. «Если, сообщенный таким образом факт, не проверять историческими (архивными) источниками, он не может считаться достоверным, оставаясь лишь историческим предположением» - полагает М.А.Гареев .
Существует такое выражение, что «на войне всегда действуют две стороны». Признание этого сразу указывает на необходимость изучения документальных источников, относящихся к изучаемому периоду и отражающих как минимум две точки зрения (военные донесения, журналы боевых действий, оперативные сводки). Они составляют каркас источниковедческого исследования вооруженного конфликта (Рис.1, A,B). Опубликованные и хранящиеся в ведомственных архивах обеих воюющих сторон неопубликованные источники о Великой Отечественной войне дают основную информацию об армиях, фронтах, реже по дивизиям и иным воинскими подразделениям. По картам, схемам, топографическим описаниям местности из архивов, также сложно получить полное представление о группировках войск воюющих сторон, так как часть из них засекречена, другая - содержит минимум информации, третья – не соответствует данным современных карт (во-первых, в картографии принято считать, что по прошествии нескольких десятилетий происходит смещение координат, что, безусловно, осложняет работу поисковиков, и, во-вторых, целый ряд географических и политических объектов, особенно в местах крупных сражений, не существуют на современных картах или ландшафт местности изменился на столько,что даже очевидцы событий не могут указать точного места изучаемого события).
Одним из основных компонентов научно-исследовательской и практической работы по изучению истории вооруженного конфликта является полевая поисковая работа. (Рис.1, C). Для организации и проведения поисковой деятельности необходимы специальные знания и археологии, криминологии, этнографии. Методика поиска в военной археологии отличается от методики поиска в традиционной археологии, она имеет свою специфику и свой фундаментальный подход.
О специфике поиска в военной археологии написано немало трудов как теоретического, так и исключительно практического характера . Если резюмировать их содержание относительно предмета настоящей статьи, можно констатировать, что методика поисковой деятельности имеет следующие особенности:
• Специфика поиска состоит в том, что «поисковиками» используется специальная техника (щупы, металлоискатели);
• Поиск сопряжен с необходимостью постоянного визуального осмотра территории, более того, картографическое исследование и разведка местности предшествует поисковым экспедициям (в статье уже указано на несоответствие военно-полевых и географических карт и описаний местности в период войн на современном этапе);
• Эксгумация останков погибших проводится в соответствии с принципами и по методике криминалистика (устанавливаются причины и следствие гибели, идентифицируются прижизненные травмы, ранения, определяются физические характеристики, проводится ДНК-анализ и т.д.);
• В процессе поисковой деятельности на специальную карту наносятся новые, обнаруженные в ходе поиска, объекты (сгоревший хутор, уничтоженная деревня, техника, географические и техногенные объекты и т.д.);
• Проводится комплексное сопоставление имеющихся данных с информацией и материальными источниками, обнаруженными во время поисковой экспедиции, делаются соответствующие выводы;
• При необходимости обнаруженные материалы отправляются на дополнительную экспертизу.
На основании вышеизложенного можно полагать, что поисковая деятельность представляет собой сложное, многоуровневое и комплексное явление, включающее в себя ряд этапов поисковой, исследовательской работы, а также специальные методы, требующие профессиональной подготовки, соответствующих знаний и сформированных навыков. Эффективность поисковой деятельности как систематического направления исследований зависит от сочетания всех направлений работы, представленных в настоящей модели как базовые компоненты (Рис.1). Отсутствие или непроработанность какого-либо из них, например, исследования неопубликованных архивных источников, не позволяет дать целостное представление о характере боевых действий, а также влечет за собой неправильное понимание события из истории вооруженного конфликта. Так, на настоящем этапе поисковой деятельности по изучению боевого пути 118 СД существует сложность в понимании характера боевых действий(по маршруту отступления и в районе окружения дивизии г. Гдов) в связи с отсутствием полноценных архивных данных (нет информации из немецких источников –36 моторизованной дивизии) и фрагментарностью имеющихся сводок и донесений: штабов РККА, командования дивизии, из архивных источников. Имеющаяся информация может дать понимание происходивших событий, но не раскрывает их детали. Остаются вопросы на которые может дать ответ изучение не достающего источника.
Автором методика обсуждалась с Садовниковым Д.В.(научный эксперт-консультант фонда Анатолия Лисицына, член Координационного совета Тульского Областного молодежного центра «Искатель») и данная модель была опробована во время проведения, Тульским областным молодежным центром «Искатель», Международной поисковой экспедиции «Вахта Памяти- 2011г» (3-7 ноября 2011г.), в процессе работы над детализацией событий происходивших у поселка Теплое, Тепло-Огаревского райна, Тульской области, в местах боевых действий 113 кавалерийского полка 29 кавалерийской дивизии, с 10-11 ноября 1941г. Использование модели на исследуемой территории дало свое полное подтверждение, как методика получения наиболее достоверного понимания и детализации изучаемого аспекта вооруженной борьбы.
Таким образом, специальные и вспомогательные военно-исторические науки не могут существовать по отдельности, их эффективность зависит от взаимодополняемости, так как качественный результат познания может быть получен на основании принципа междисциплинарности. Интегративный подход способен дать полную, приближенную к истине картину исторического прошлого, не упуская и не искажая ни одного аспекта вооруженного конфликта, являющегося объектом исследования военной истории. Методика поисковой деятельности, разрабатываемая в контексте военной археологии, может существенно дополнить, а в ряде случаев даже пересмотреть устоявшиеся в традиционных науках концепции, интерпретации и оценки. Не случайно В.А.Золотарёв относит военную археологию к вспомогательным военно-историческим дисциплинам, более того, полагает, что её поисковая методика обладает интегративной междисциплинарной силой для специальных наук, изучающих вооруженный конфликт.
Поисковая деятельность, которая ведется в контексте военной археологии, на сегодняшний момент представляется как средство познания военной истории. Ее актуальность бесспорна, но отсутствие научно-теоретического обоснования её основ создает массу противоречий в направлении признания военной археологии как самостоятельной отрасли познания.
[1] Смирнов С.С. Письмо к героям Брестской крепости. Цит. по: Боле Е. Историческое значение поискового движения в России // Военная археология. – №1. – 2009ю – С. 14.
[2] Степанчиков К.А. Поисковое движение в Российской Федерации: замысел и реализация // Поисковое движение в странах СНГ и Балтии: от истории к современности. – Тула, 2009.
[3] Assmann A. Erinnerungsräume: Formen und Wandlungen des kulturellen Gedächtnisses. – München, 1999; Nora P. Zwischen der Geschichte und Erinnerung: Erinnerungsräume. – Frankfurt-am-Main, 1998
[4] ФЗ «Об увековечивании памяти погибших при защите Отечества», от 23.07.2008ю - №160-ФЗ
[5] Садовников Д.В. «Военная археология»: от энтузиазма к науке. Значение криминалистики для формирования теоретико-методологических основ новой научной дисциплины // Военная археология. – М., 2009 - №2; Тихонов П.И. Поиск как военная археология // Методические рекомендации по военной археологии (по поисковой работе на местах боёв Великой Отечественной войны). – М., 2006; Ивлев И.И. Военная археология. Методика поисковых, архивно-полевых исследований. – Архангельск, 1994.
[6] См.: Садовников Д.В. «Военная археология»: от энтузиазма к науке. – С.24.
[7] Котилевский С.С. Теория и практика поисковых работ. – Тверь, 2004
[8] Гареев М.А. .Сражения на военно-историческом фронте. - М., 2010.
[9] Тихонов П.И. Поиск как военная археология // Методические рекомендации по военной археологии (по поисковой работе на местах боев Великой Отечественной войны). – М., 2006; Котилевский С.С. Теория и практика поисковых работ. – Казань, 2004; Куликовских Н.Г., Аскерко Л.П. Отдавая долги… (из истории поискового движения на Смоленщине). – Смоленск, 2006 и др.".

Упоминаемые в тексте иллюстрации по данной Интернет-ссылке отсутствуют.
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »