Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Коробейник (Коробейников) Семен Иванович (16.02.1914 – 27.03.1980)  (Прочитано 687 раз)

valeryskor

  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 60
Уважаемый Геннадий Юрьевич!
         Большое спасибо за деловые подсказки и помощь в розыске немецких военнопленных, а мне  все не дают покоя Ваши просьбы о подаче информации о побегах советских военнопленных.
    Дело в том, что мой отец Коробейник (по документам времен войны нередко – Коробейников) Семен Иванович (16.02.1914 – 27.03.1980) был призван в Красную Армию в самом начале войны и попал в плен к немцам, кажется в июле 1941 года. Лагерь был временный, где-то в Белоруссии и представлял собой открытую местность на поле, недалеко от леса и какого-то города, но обнесенную колючей проволокой и хорошо охраняемую.
      Погода стояла сухая, очень жаркая, условия и питание никудышные, в лагере повелось людоедство, пошла массовая смертность, что вынуждало многих  пленных пытаться сделать побег, особенно ночью и в сторону леса. Но большинство задумок отрезвлялось по утрам, когда пленные видели и убирали тела застреленных и висящих на проволоке наших ребят.
       Ситуация ухудшалась и ухудшалась, и мой отец с группой из 8 военнопленных-односельчан с третьей попытки совершил дождливой ночью в августе или сентябре 1941 года побег. Но не на лес, а в сторону города, что их и спасло. Всего боялись, питались, как попало, днями прятались, а ночами по звездах шли изо всех домой.
       И на удивление в  конце зимы 1942 года с трудом, истощенные, но все восемь беглецов живыми пришли домой на Украину – в с. Драбиновка Новосанжарского района Полтавской области. Радости родных, конечно же не было предела. И назначенная за 4 дня до возвращения отца отправка жены, моей мамы, в Германию отпала сама собой по законам того времени, т.к. Галя теперь была уже замужней, а не одинокой.
       Но план “с каждого двора “ по отправке в Германию выполнялся тогда неукоснительно. Младший мамин брат Василий умело схитрил, быстро “забеременил“ свою невесту, слезно разжалобил немецкого коменданта в Санжарах и избежал Германии. А горькая участь постигла Захара - старшего брата мамы, который, говорят, родился в тот день, когда даже птичка не вьет гнедо. Захар безвинно пострадал от Советской власти при раскулачивании родителей (6 лет тюрьмы и лагерей под Архангельском), так и остался неженатым, ненавидел Советы, но идти к немцам в полицию отказался. Он по дороге в Германию оказал неповиновение немцам и умер вскоре в одном из концлагерей на территории Рейха.
         Кроме того, в полицию усиленно звал моего отца и Юхим - его друг, одноклассник, сосед и очень немалая на то время “шишка” в Новосанжарской районной полиции. Папа мало рассказывал, но говорил, что времена тогда были тяжелые, смутные, неясные и неопределенные, ибо гитлеровцы давили наших под Москвой и Сталинградом, другой информации не было, а геббельсовская пропаганда еще умело приукрашивала военные поражения наших и успехи немцев. Не знаю как было бы сейчас, но тогда даже обещания юхтовых сапог, козырного тулупа из овчины, смушевой шапки, вороного коня, походов по девкам, сытой безнаказанной жизни для семьи и особенно для себя, к счастью не вскружили голову отцу и он избежал позора.
           А  там дожили и до сентября 43-го. Отца и сбежавших с ним ребят с пристрастием допросили другие ребята - из СМЕРШа, но не нашли умысла в плену, не нарыли сотрудничества с немцами а за жизнь под немцами мобилизовали в Красную Армию, а точнее в штрафбат.
          Однако в дальнейшем судьба была более благосклонной к моему отцу. После мучительно тяжелого форсирования Днепра папа еще три раза ходил в атаки как штрафник, но в пятом бою был ранен и “смыл вину” кровью. Затем он попал в артиллерию, дослужился до старшего сержанта, был еще дважды ранен, брал под руководством маршала Конева в составе 1-го Украинского Фронта Варшаву, Вену, Бухарест, Белград, Берлин, Прагу и домой возвратился почти как герой.
         Но плен и оккупация давили и висели на плечах дамокловым мечом. Отец не ходил на встречи в школу, мало рассказывал о войне и лишь, когда бывало подвыпьет, то выдавал такую правду о войне, которую даже сейчас не все решаются высветлить по ТВ, в книгах, прессе или кино.
         У родителей я был поздним, единственным и наверное не самим плохим сыном. Но сейчас я не раз корю себя. И не только за то, что мало внимания уделял родителям, а за то, что почти всегда спешил, недостаточно говорил с ними по-душам и недопустимо мало передал от них истинной суровой правды жизни для своих детей и внуков.
         Может с опозданием, но Вы делаете ОЧЕНЬ важное дело. Буду очень рад, если мой рассказ подойдет для собираемой Вами темы о побегах советских военнопленных, найдет место на этом уважаемом и солидном форуме, будет интересным для посетителей и хоть кому-то будет добрым уроком на будущее.
         Валерий Коробейник, г.Кобеляки, Полтавская обл.
P.S.: После смерти отца к сожалению пропали все его документы. В 1980-м это было на мою тогда не очень умную и недалекую голову не таким и важным, а сейчас, когда самому под 60, очень хочется найти и отследить жизненный путь отца в период войны, особенно во время  плена и оккупации. Буду очень признателен Вам и всем, кто поможет мне в этом.
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »