Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Брестская крепость: 132-й отдельный батальон конвойных войск НКВД СССР.  (Прочитано 170866 раз)

Летнаб

  • Горячее сердце, холодная голова, чистые руки
  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 388
  • Сухарев Александр Юрьевич
Если бы сбежал из лагеря, записи о передаче в СД просто не было бы.

Понял Вас. Значит, мы имеем две версии: одна (Юрия Петровича), что немцы оказались излишне пунктуальными и педантичными и внесли две дублирующие записи. И Ваша, что военнопленному удалось вырваться из лап СД. Первый раз с таким сталкиваюсь.

Продублирую-ка я документы Капустина в теме "Виктор Черновалов: экспертный анализ информации о военнопленных". Может быть, другие участники форума поделятся своими соображениями.
Записан

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 103
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
Text By Carnaro - Copyrighted material ©

"Besonders schwere Einsätze bevorständen" genocidal debut for the Polizei-Bataillon 307 Brest-Litowsk, 13 July 1941


It would have been the Wehrmacht infact, through the command of the 221 Sich.Div., to send to the HSSPF von dem Bach, on 7 July 1941, a request for a company of the Polizei-Bataillon 307, to be used in the area of the FK 184 of Brest Litowsk (Maj.Gen. Stubenrauch), being the division, no more able to assure, with its own limited resurces, the security of the depots and the "cleansing" of the town 19. At that point, having received a positive response by von dem Bach (8 July) 20, roundups were accomplished since the hours immediately following, as well as "sanitization" ops, both in the urban area of Brest Litowsk and in the surroundings. Infact, according to what the Berück Mitte Max von Schenkendorff stated, on 9 July 1941 "the systematic rounding-up of several localities, among which Bialystok and Brest Litowsk" had been launched, with the collaboration of the Ordnungspolizei and the SD 21: and apparently, this would have been made with the aim to provide the security of the Wehrmacht rear area, even through the seizure of hostages and the involvement in typical police actions (Durchsuchungsaktionen der Pol.), of the military units 22.
19 Mallmann Einsiteg, pages 84, 87. Verbatim: "zur Sicherung der Lager und Säuberung der Stadt". BA-MA, RH 26-221/12. The request of the 221 Sich.-Div. to von dem Bach, was originated by two previous reports, compiled by Stubenrauch and Stahr, that the divisional Command had desperately needed", for the surveillance of the depots and of the hundreds freight cars, loaded with captured materials, and for the "cleansing" of the area from the Soviet stragglers. Browning Policy, page 119. NARA T-315/1667/358-9, 374-6.
20 Westermann, pages 176, 284. "Der HSSPF zbV beim Berück Mitte. Betr.: Säuberungsaktion in Brest. 8.7.1941". BA-MA, RH 26-221/12a.
21 Browning Policy, page 120, Mallmann Einstieg, page 84, 87, Kopitzsch, page 264. "Zehntagemeldung Berück 102 an OKH vom 9.7.1941: Unter Zuhilfenahme der dem Befehlshaber zur Verfügung stehenden Kräfte der Orpo und des SD ist mit dem systematischen Durchsuchen der grösseren Ortschaften, insbesondere von Bialystok und Brest begonnen worden".
22 See the order of von Schenkendorff to the 221 Sich.-Div. of 9.7.1941 - NARA T 315/1667/357. Browning Policy, page 120. During the first stage, immediately after the arrival in Brest Litowsk of the first German trrops, 3 or 4.000 prisoners, previously jailed by the NKVD had been released. The release caused the strong complaints of Nebe, the commander of the EGB, according to which, the occupation authorities would have been deprived of a powerful repressive tool. The releases were completed around 5 July. Curilla, page 571. About the arrests, carried out by the NKVD in Eastern Poland and in Western Ukraine, annexed to the Soviet Union, see Bogdan Musial: "Konterrevolutionäre Elemente sind zu erschiessen"

BIBLIOGRAPHY
Browning, Christopher:Nazi Policy, Jewish Workers, German Killers. Cambridge, 2003. Quoted Browning Policy.
Curilla, Wolfgang: Die Deutsche Ordnungspolizei und der Holocaust im Baltikum und in Weissrussland, 1941-1944. Paderborn, 2006.
Mallmann, Klaus-Michael: Der Einstieg in den Genozid. Das Lübecker Polizeibataillon 307 und das Massaker in Brest-Litowsk Anfang July 1941. In Archiv für Polizeigeschichte nr. 29, 3/1999, pages 82-88, Lübeck, 1999.
Westermann, Edward B.: Hitler’s Police Bataillons. Einforcing Racial War in the East. Lawrence, 2005.

http://www.ordnungspolizei.org/index.php?option=com_content&view=article&id=216:luglio-2009-esordio-genocida-per-il-polizei-bataillon-307-brest-litowsk-13-luglio-1941&catid=38:articoli&Itemid=63〈=en

Согласно донесению командира 307 полицейского батальона, по прибытии в Брест 5 июля он самым первым делом освободил 3 - 4 тысячи заключенных тюрьмы. Это вызвало яростный гнев у командира АГ Б Небе, заявившего, что тем самым оккупационные власти выпустили из своих рук мощный репрессивный инструмент (поскольку они были злейшими врагами Советской власти).

Другими словами. Согласно этой информации, соответствующее количество заключенных (до 4 тыс.) не было эвакуировано 132-м батальоном из Брестской тюрьмы и по 5 июля, т. е. до момента, пока их не освободил 307 полицейский батальон, они находились в тюрьме.
« Последнее редактирование: 26 Август 2010, 04:20:13 от nestor »
Записан
Будьте здоровы!

Set

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 81
  • Ефименко Андрей
Другими словами. Согласно этой информации, соответствующее количество заключенных (до 4 тыс.) не было эвакуировано 132-м батальоном из Брестской тюрьмы и по 5 июля, т. е. до момента, пока их не освободил 307 полицейский батальон, они находились в тюрьме.
Несколько странно звучит... Насколько известно, те ЗК, которые не были эвакуированы 132-м из тюрем Бреста (а эвакуировать не удалось никого за недостатком времени), разбежались или были освобождены немцами уже 22-го июня! ИМЕННО ОБ ЭТОМ и говориться в последнем абзаце приведенной публикации - ЗК были освобождены сразу же по прибытии (точнее захвате) Бреста немецкими частями!
К 5 июля Брестская тюрьма могла быть наполнена только в/п, членами семей комсостава, совслужащими и т. д.

Но сама публикация - интересна. Спасибо за ссылку!
Записан
Ефименко Андрей

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 103
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
Из неопубликованных рукописных воспоминаний младшего лейтенанта запаса Георгия Никифоровича Королёва, датированных им 23.05.1965:
"В 1940 году я был призван в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Был зачислен в 132 отдельный батальон конвойных войск Н.К.В.Д. и направлен был в Брестскую крепость... В одном крыле располагался 333 стрелковый полк, а через ворота во втором крыле располагались мы - 132 отд. батальон. И вот, прослужив 10 месяцев мирной жизни, мы стали первыми защитниками родины. 22 июня в 4 часа утра мы были разбужены орудийными выстрелами и пулемётной стрельбой. Сначала мы не поняли в чём дело, так как офицерского состава с нами не было, они располагались в Бресте на квартирах. ... В крепости мы продержались до вечера, вечером была дана команда красноармейцам 132 отд. батальона отойти в город Брест на выручку наших караулов - в Бресте у нас были люди, которые охраняли тюрьму. Прибежав в город, мы его не узнали: он весь был в огне, горели склады с всевозможными припасами. Караульное помещение было разрушено, тюрьма была распущена".

http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=1307.msg40541#msg40541

Предположение о том, что к "5 июля Брестская тюрьма могла быть наполнена только в/п, членами семей комсостава, совслужащими и т. д." не выдерживает критики, так как этот контингент немцы распустить категорически не могли, эта гипотеза решительно ничем не подтверждается.
А заключенные могли оставаться. Вопрос о количестве остававшихся и о сроках их нахождения в тюрьме до освобождения немцами с 22 июня. В данном случае мемуарист не уточняет, откуда он узнал, что заключенные были распущены, т. е. достаточно удостоверился ли он в этом лично или просто услышал о том от кого-то.

Из статьи "История, которую мы не знали"

В районе Брестской крепости фашисты выбросили десант на следственную  тюрьму , расположенную на Северном острове. Охрана ее, вооруженная только винтовками и пистолетами, храбро сражалась с противником. По словам очевидцев, все бойцы погибли в неравном бою.
Несколько иначе развивались события вокруг  тюрьмы , расположенной в  Бресте . С первыми взрывами немецких снарядов начальник  тюрьмы   Шафоростов  собрал имеющийся личный состав и связался по телефону с руководством УНКВД и НКГБ, которые приказали организовать оборону  тюрьмы , обещав выслать подкрепление и оружие.
В это время цепи немецких солдат с двух сторон начали обстреливать  тюрьму  из пулеметов и артиллерии. Авиация подвергла  тюрьму  бомбардировке. В результате корпус  тюрьмы  был пробит артиллерийским снарядом, зажигательными бомбами подожжены административное помещение, общежитие, склады, клуб.
 Шафоростов  организовал оборону, но сдержать наступление вражеских войск не смог, так как на вооружении охраны имелось только 17 винтовок, несколько револьверов и пулемет. Видя неравные силы и не дождавшись подкрепления, он дал распоряжение отступить, оставив заключенных в тюрьме.

http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=1307.msg64404#msg64404

В Бресте было несколько тюрем: основная (№ 23), в которой на момент начала войны было более 3,8 тыс. заключенных (что совпадает с числом освобожденных по немецкому донесению), следственная (число заключенных не указывается) и "Бригидки" (польские пленные, число которых не указано и о которых в немецком донесении не говорится совсем).

По всему выходит, что немцы (большинство?) заключенных действительно освободили. Тогда остается еще вопрос об уточнении даты освобождения. 27 июня (когда была закончена оборона тюрьмы № 23) или позднее - вплоть по 5 июля.
« Последнее редактирование: 27 Август 2010, 08:01:13 от nestor »
Записан
Будьте здоровы!

unifex

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 42 124
  • Алюсов Алексей Михайлович
Большое спасибо!
Позвольте еще уточнить по ряду в/сл 132 бат-на:
ст с-т Ткаченко-пом ком автохозвзвода
с-т Соколов-ком отд 2 ср Волгоградская обл
мл с-т Мельников- ком отд 2 ср
ряд Никифоров Валентин-стр 2 ср
ряд Опарин МИ- пул-к пулеметного взвода
ряд Бурлаченко- стр 2 ср
ряд Марков СИ-шофер авохозвзвода
с-т Щегорец Григорий Ефимович-1915 гр Сумская обл приз 1935
мл с-т Пономарев Степан Дмитриевич-ком отд 2 ср 1919 гр Волгоградская обл приз 1939 г
ряд Иванов-стр 2 ср
С уважением Юрий

Иванов Михаил Сергеевич Дата рождения   23.03.1919 Место рождения   Ярославская обл.
Воинское звание   солдат (рядовой) 132 Бн НКВД
Дата пленения   06.07.1941 Место пленения   Минск
Лагерный номер    76907 Лагерь   шталаг II D Судьба   Погиб в плену
Дата смерти   12.11.1941 Место захоронения   Штаргард

Название источника информации   ЦАМО Номер фонда источника информации   58
Номер описи источника информации   977527 Номер дела источника информации   18
Номер описи источника информации   977520 Номер дела источника информации   1708
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=301049892
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=301049894
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=301049895
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=301049896
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300142660
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300142662



Записан
“По крупицам собирая данные
  О боях минувших и бойцах,
  С честью пронесем заветы славные
  В благодарных памятных сердцах”

Юрий32

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 156
  • Фомин Юрий Валентинович, г. Брянск
По информации Сергея Леонидовича Чекунова в батальоне было двое Ивановых.Спасибо. Один из них стал известен.К сожалению остается невыясненным в каком подразделении он проходил службу, равно как и причастность его к обороне крепости.Но кто же был второй военнослужащий с этой русской фамилией?
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Для газеты МВД России «Щит и меч»

История до востребования

ЗАБЫТЫЕ КАРАУЛЫ БРЕСТСКОЙ КРЕПОСТИ
Самыми стойкими очагами сопротивления в ходе героической обороны Брестской крепости, как известно, являлись военные городки подразделений войск НКВД СССР. Так, именно на стене казармы 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР в послевоенный период было обнаружено выцарапанное штыков и сразу ставшее легендарным предсмертное обращение неизвестного героя: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20/VII-41 г.».
Архивные документы и воспоминания выживших участников тех боев позволили установить имена и судьбы не одного десятка солдат правопорядка из числа защитников Брестской крепости. Ниже – повествование о некоторых из «васильковых фуражек», чьи имена и подвиги усилиями самодеятельных историков-спецслужб возвращены из небытия буквально в последние месяцы…


Конвой обратно не вернулся…
Прерогатива открытия этого исторического факта во многом принадлежит ветерану Сыктывкарского гарнизона внутренних дел капитану внутренней службы в отставке Александру Вячеславовичу Москвину.
В ходе изучения архивных донесений безвозвратных потерях, понесённых в годы Великой Отечественной войны 41-й отдельной бригадой конвойных войск НКВД СССР, он наткнулся на список особого конвоя, убывшего 16 июня 1941 года от 128-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР в спецкомандировку по маршруту Вологда – Брест – Вологда. Всего – четыре фамилии: помощник командира взвода (он же – начальник конвоя) старший сержант Ефим Кондратьевич Дягилев и красноармейцы-стрелки Степан Андреевич Даниленко, Иван Михайлович Колесов и Василий Петрович Ушканов. Все одногодки – 1919 года рождения, при этом трое - С. Даниленко, Е. Дягилев и В. Ушканов – земляки: уроженцы Харьковской области Украины. А вот И. Колесов – из Суздальского района Владимирской области…
Правда, само то донесение составлено уже по линии строевой части штаба 250-го полка конвойных войск НКВД СССР. Но это, поясним, отнюдь неслучайное. Дело в том, что 128-й батальон в связи с гитлеровской агрессией фашистской Германии против СССР, согласно мобпланам конвойных войск НКВД СССР, уже в самые первые дни Великой Отечественной был развернут в тот самый 250-й полк…
В графе: «Когда и по какой причине выбыл», - в отношении каждого из четырех: «Пропал без вести 22.6.41 г. в гор. Брест». Последнее косвенно указывает на то, что командование части не сомневалось в факте пребывания по состояния на двадцать второе число июня конвоя во главе со старшим сержантом Е.К. Дягилевым именно в Бресте, а не по пути в Брест или же, скажем, по пути в обратном направлении.
Пока неизвестно доставить ли должен был караул вверенного ему под охрану особо опасного преступника из Вологды в Брест или же напротив – забрать из Бреста. Как впрочем, неизвестно, в какую из двух брестских тюрем следовал конвой – в общую № 23 (она же – городская), находившуюся в центре города, или же во внутреннюю тюрьму УНКВД (но, по другим данным, – УНКГБ) по Брестской области, обустроенную, заметим, ни где-нибудь, а именно внутри комплекса Брестской крепости. Однако в любом случае встать на временное довольствие и разместиться на ночлег он должен был именно в Брестской крепости - при 132-м отдельном батальоне конвойных войск НКВД СССР. Таким образом, как не крути, старший сержант Ефим Дягилев и четверо его подчиненных трагическое утро двадцать второго июня действительно встретили в Бресте и именно в рядах бессмертного гарнизона Брестской крепости! И это, кстати, подтверждается данными, имеющимися в распоряжении дирекции Музея-мемориала «Брестская крепость». Согласно этим данным, все четверо в боях за Родину в беспомощном состоянии попали в плен. В нечеловеческих условиях нацистских лагерях вроде бы выжили лишь двое – старший сержант Ефим Дягилев и красноармеец Степан Даниленко, а вот двое других бойцов «вологодского» конвоя погибли в немецко-фашистской неволи.
Остается добавить, что имя красноармейца Ивана Михайловича Колесова как пропавшего без вести в июне сорок первого в Бресте советского солдата увековечено на страницах Книги Памяти Владимирской области…

Юрий РЖЕВЦЕВ.

От многоуважаемого историка спецслужб Сергея Леонидовича Чекунова (г. Москва):
- Разобрался в отношении миссии особого конвоя от вологодского 128-от батальона КВ НКВД СССР (начальник – старший сержант Е.К.Дягилев).
Из Вологды в Брест этот конвой доставил интернированного для передачи в Германию. Далее конвой должен был следовать во Львов: задача – этапировать военнопленного поляка в лагерь военнопленных (строительство № 1)…
Записан

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 103
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
1. Значит, также и индивидуальные, а не только коллективные, обмены практиковались?
2. Есть очень важный момент. На 22 июня в Вологде лагеря УПВИ не имелось, был в Грязовце, от Вологды неподалеку недоезжая со стороны Москвы. Но в маршрутной документации по конвоированию пленных лета 1941 г., в частности, 252 конвойного полка, он обозначался "Вологда". Лагерь военнопленных в самой Вологде появился позднее, с начала 1942 г., а в июне 1941 г. его еще не существовало.
3. Кроме того, с осени 1941 г. в Вологде начал действовать спецлагерь типа ПФЛ. Его документация где-то должна иметься, должна быть очень интересной. Возможно, это был тот же Грязовецкий после отправки из него поляков в лагеря Андерса, но соответствующих данных об этом я не нашел. Есть книга, посвященная истории пребывания там пленных финнов и поляков, а о дальнейшей судьбе лагеря в ней ни слова нет.

В итоге 3 разных вологодских лагеря, что надо учитывать для предотвращения путаницы.
« Последнее редактирование: 28 Октябрь 2010, 12:29:44 от nestor »
Записан
Будьте здоровы!

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Вячеслав: в справке за авторством многоуважаемого С.Л. Чекунова нет ни слова о личности эпатированного из Вологды! Почему Вас вдруг понесло в сторону вологодских лагерей ГУПВИ?!
Военнопленного поляка конвой должен был доставить уже из Бреста во Львов. То есть это уже вторая миссия, после доставки к месту назначения узника, подлежавшего передаче немецкой стороне...
Записан

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 103
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
Понятно, понятно. Я же ведь о другом. Вполне возможно, что конвоировали, к примеру, из Вологодской тюрьмы, но также могли и из Грязовца. Я только уточнил, что в маршрутной документации это одним и тем же словом "Вологда" называлось.
И я тоже о личности этапированного ни слова не написал.

И еще ближе к теме. В Бресте пленные поляки 22 июня находились в тюрьме "Бригидки".
« Последнее редактирование: 28 Октябрь 2010, 12:45:54 от nestor »
Записан
Будьте здоровы!

сергей Вологда

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 223
1. Значит, также и индивидуальные, а не только коллективные, обмены практиковались?
2. Есть очень важный момент. На 22 июня в Вологде лагеря УПВИ не имелось, был в Грязовце, от Вологды неподалеку недоезжая со стороны Москвы. Но в маршрутной документации по конвоированию пленных лета 1941 г., в частности, 252 конвойного полка, он обозначался "Вологда". Лагерь военнопленных в самой Вологде появился позднее, с начала 1942 г., а в июне 1941 г. его еще не существовало.
3. Кроме того, с осени 1941 г. в Вологде начал действовать спецлагерь типа ПФЛ. Его документация где-то должна иметься, должна быть очень интересной. Возможно, это был тот же Грязовецкий после отправки из него поляков в лагеря Андерса, но соответствующих данных об этом я не нашел. Есть книга, посвященная истории пребывания там пленных финнов и поляков, а о дальнейшей судьбе лагеря в ней ни слова нет.

В итоге 3 разных вологодских лагеря, что надо учитывать для предотвращения путаницы.
Точнее не в Грязовце, а Корнильево-Комельском монастыре.
Ещё один в Череповце. А вот про наличие в Вологде не слышал.
Местные ФСИНовцы расспрашивали правда, о тюрьме МГБ, может Вы о ней говорите? Было такое название, в просторечие до войны именуемое "Ежовский корпус".
Хотя Вам, юным КЮТовцам об этом лучше знать ;)
Записан

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 103
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
Глянул в справочник "Военнопленные в СССР. 1939-1945". Лучше бы того не делал. От многия знания многия печали.
На 1.10.39 в Вологодской обл. действуют Вологодский и Грязовецкий лагеря. На 1.7.40 и на 22.6.41 только один Грязовецкий. На 1.1.42 вообще ничего. Дальнейшие данные за 42 г. отсутствуют. А с 1943 г. - Сокол, Вытегра, Череповец, Грязовец, Богородское... А в самой Вологде нет в самом деле.
Только еще непонятнее стало.  >:(
« Последнее редактирование: 28 Октябрь 2010, 14:35:06 от nestor »
Записан
Будьте здоровы!

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
А что непонятно-то собственно? С 1943 года - немецкие военнопленные хлынули нескончаемым потоком...
Записан

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 103
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
Все понятно. Просто за 42 г. в справочнике нет данных. Я это имел в виду. По мемуарам тогда лагерь в самой Вологде был, но к ним надо относиться критически.
« Последнее редактирование: 28 Октябрь 2010, 14:56:30 от nestor »
Записан
Будьте здоровы!

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
В Вологде при каком-либо производстве запросто могло быть лагерное отделение, а для неспециалистов, что лагерь, что его филиалы - всё едино...
Записан

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 103
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
По воспоминаниям, пленных немцев в 1942 г. было очень много, тысячи или десятки тысяч, имели место контакты с местными женщинами, от них рождались дети...
Возможно, врут. Не знаю.
Записан
Будьте здоровы!

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
От многоуважаемого историка спецслужб Сергея Леонидовича Чекунова (г. Москва):
- Никогда бы не подумал, что из выложенного можно развить такое обсуждение...
Неправы все.
Особый конвой 128-го батальона КВ НКВД СССР выехал из Вологды в Грязовецкий лагерь для военнопленных.
Там старший сержант Е.К. Дягилев и его бойцы забрали двух военнопленных. В первоначальном сообщении я ошибся с интернированным - писал по памяти.
Первого привезли в Брест и передали в распоряжение УНКГБ по Брестской области для последующей передачи в Германию, а второго сдали в тюрьму НКВД.
Этого второго, через несколько дней конвой, где старшим был Е.К. Дягилев, должен был везти дальше - во Львов. Но выехать так и не успел...
Записан

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 103
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
« Последнее редактирование: 29 Октябрь 2010, 19:03:38 от nestor »
Записан
Будьте здоровы!

Москвин Александр Вячесла

  • Гость
наткнулся на один рассказ н этом сайте http://reibert.info/forum/showthread.php?t=22516&page=26 конешно это не документ. но все же.

(Пяте)ро

рассказ



«Пять муравьёв – это больше, чем четыре слона.»

Народная свазилендская поговорка



Широко известно о Подвиге защитников Брестской крепости, среди которых были и пограничники Брестского погранотряда:
личный состав 9-ой линейной заставы,
3-ей резервной заставы,
3-й погранкомендатуры,
окружных автомобильных курсов и многие другие из пограничных подразделений, дислоцировавшихся в самой крепости. А также защищали крепость у Буга и те из оставшихся в живых пограничников, кто получив приказ, пробились сквозь кольцо окружения в крепость с линейных застав 23-26 июня.

Ну и ходит-гуляет по свету запущенная одним писателем сплетка, что якобы «последний защитник», полуослепший, сдался гитлеровцам в марте 1942 года.
Летом 1943 (!) года в Бресте некий гауптман (капитан) Иоганн Вестманн писал в личном дневнике:

««27.VII. 43. Иногда ночью нас обстреливают русские, которые прячутся в казематах крепости. Говорят, их не больше пяти человек, но мы не можем их найти. Как им удаётся выжить под землёй два года без еды и питья?! Я этого не знаю. Ни тотальное минирование развалин, ни огнемёты, ни даже газы – не помогают: патрули гарнизона продолжают нести в ночное время потери убитыми, реже ранеными, как правило тяжело – в голову, шею, грудь. Бывает, что патруль бесследно пропадает: не находят ни оружия, ни тел, ни даже следов крови! Дезертируют что ли или это опять русские из крепости постарались?

Стандартно пишут про бедняг в сопроводительных документах о текущей убыли – небоевых потерях среди личного состава гарнизона: «Несчастный случай, подорвался на мине.» Или того проще: «Пропал без вести при проведении плановой, антипартизанской операции, в лесу. Поиски не дали результатов.» Интересно, если бы не русские партизаны, что бы делало вышестоящее командование гарнизона, какой именно бледный у него был бы вид?

Замкнутый, нелюдимый, исключительно неразговорчивый обер-лейтенант К., из антидиверсионного подразделения егерей, сообщил мне как-то, по большому секрету, (перебрав шнапса), что собаки отказываются работать по следу! Kак он сказал с мрачном усмешкой: «Уверенно его теряют, почти сразу же». По его же словам, после того как две группы, ушедшие на прочёску и зачистку подземелий, исчезли, а из третьей, заслышав выстрелы, обнаружили прибыв в дальний, полузатопленный подвал лишь тело одного, (как показало вскрытие – умершего от разрыва сердца), отдан негласный приказ ограничиться лишь контрдействиями на поверхности.
Мистика какая-то!

Отправляясь на ночное патрулирование в крепость, нижние чины желают друг другу: «Избави нас, Боже, от «Чёрной смерти» (чумы), встречи с «Фрау с автоматом» или с русскими демонами!» Некоторые принялись ревностно посещать службы гарнизонного пастора. Как он мне поведал, нередко спрашивают, не владеет ли он навыками экзерсизма. Запасаются всяческими талисманами и охранительными амулетами.

Курьёз: сказки братьев Гримм пользуются огромным успехом. А всё из-за того, что кто-то, (пальцем не будем показывать), в шутку, сказал, что там иносказательно изложены способы гарантированно избежать встречи с любыми из тех, кого не следует поминать на ночь глядя. Хотя там столько русских осталось с лета 41-го непогребёнными, а оттого – неупокоенными, что поневоле закрадываются мысли о том, о чём шепчутся по углам – что это сама Крепость мстит нам. Глупости! Нам противостоят люди. Однако же вопрос вопросов – как, ну как они ухитряются не просто выживать в нечеловеческих условиях в течение двух лет, а ещё и оказывать нам регулярное, небезуспешное сопротивление?!

Конечно же, в докладах об этом ничего нет, потому что официально принято считать, что крепость «окончательно пала» к исходу июня и зачищена от русских к началу августа 41-го. Да и наш дорогой фюрер побывал здесь, тем самым официально как бы поставив точку. Однако гарнизонное кладбище тем не менее продолжает неспешно, но неуклонно расти...»»

...Последние числа июля 1944 года. Канонада уходила всё дальше и дальше на закат: советские войска обошли Брест с флангов, с ходу форсировали Буг и, замкнув кольцо окружения вокруг Брестского укрепрайона, стремительно покатились паровым катком по отступающим гитлеровцам и далее. Гарнизон города и крепости сложил оружие и сдался. Какой смысл сражаться в безнадёжном положении, в полном окружении да ещё и при многократно превосходящих силах противника, правильно? Нерационально ведь и «бессмысленно» к тому же. Потому – руки вверх и вперёд, унылыми колоннами военнопленных туда, куда и хотели, но совсем не так и в другом качестве.

Генерал смотрел на проходящих мимо пленных, но видел не их, подавленно бредущих, жмущихся к обочине, уступающих дорогу советской боевой технике и войскам, непрерывным потоком идущим им навстречу. Видел жару, сгоревшие, исковерканные остовы танков и грузовиков, окровавленные, грязные бинты - горечь отступление. Когда он, только-только с командных курсов по переподготовке, с новенькой «шпалой» в общевойсковых петлицах, отступал 23 июня во главе пехотного батальона, поредевшего от «безвозвратных» потерь в жестоких оборонительных боях у крепости до полутора взводов. И вот он вернулся, один из всего батальона: остальные полегли под Москвой, в Сталинграде, на Курской дуге, при форсировании Днепра... Долгая вышла дорога обратно.

Подчинённые из ближнего окружения знали, что комдив воюет с 22 июня, что встретил войну именно здесь, недалече совсем. Поэтому когда окончательно завечерело, начштаба распорядился накрыть в блиндаже комдива ужин по особенному. Вот только язык не поворачивался назвать его праздничным. Бывает такое – вроде праздник, праздновать надо, а не весело совсем. Горько.
Генерал-майор молча пожал полковнику руку. Два года воюют вместе, уже давно научились понимать друг друга не то что с полуслова, а вообще без слов.
Видимо, крепко помнил о комдиве и командарм: испросив разрешение у командующего фронта, приказом отвёл измотанную в непрерывных, наступательных боях дивизию на пополнение техникой и личным составом. Где располагаться, предоставил решить самому командиру дивизии, так и сказал при личной встрече: «Места здесь для тебя знакомые, Артёмыч, тебе и поводья в руки – выбирай сам.»
Первую приняли за грядущую Победу, вторую – за командира, дай ему Судьба здоровья и многия лета. А третий тост был традиционно за павших: молча, стоя и не чокаясь. В глазах генерал-майора заблестела непрошеная влага. Сели, никто не решился нарушить тишину. И она, осознали удивлённо, была непривычной – канонада затихла вдали и вокруг царило чуть ли не абсолютное безмолвие. (Начштаба
Записан

Москвин Александр Вячесла

  • Гость
расстарался, чтобы вокруг не шумели. Поэтому штаб дивизии и разместили подальше от входящих в неё частей и подразделений, неглубоко в лесу. Так что деревья хорошо экранировали звуки, заглушая их.)
Комдив сидел во главе стола, уйдя в себя, безучастный к окружающему. Начальники служб и родов, штабные, командиры полков и прочий начальственный люд постепенно зашевелились, шёпотом ведя разговоры, не забывая плотно закусывать. Когда ещё выпадет отдых, надо насладиться каждым часом: скоро снова в бой, дальше на запад. Дошли ведь! До самой, до границы! Павшим – слава и память, а живым – продолжать жить и радоваться жизни...

Внезапно распахнулась дверь, шваркнув со всего маху об аккуратно, досточка к досточке, обшитую стену блиндажа! Собравшихся шатнуло словно порывом невидимого ветра, комдив вышел из оцепенения раздумий-воспоминаний. Сидевшие спиной к выходу обернулись, все воззрились на адъютанта командира дивизии. Только очень важная, неотложная весть могла извинить подобное вопиющее нарушение военной этики – вваливаться к командиру, без стука и спроса на разрешение войти да ещё едва ли не пинком распахнув дверь. И вроде так оно и есть – на капитане буквально лица не было. Что за напасть?! Тихо вокруг, ни стрельбы, ни взрывов...

- Товарищ комдив! – Адъютант замялся, определённо находясь в нешуточном затруднении. – Тут это...
- Чего ты там мямлишь!? – насупил брови генерал-майор. – Если ничего важного, то получишь у меня сейчас на грецкие орехи! Ну?
Капитан решился:
- Товарищ генерал-майор, к вам на доклад просятся несколько пограничников..., - заметив нахмуренное недоумение, поспешил прояснить: - Воевали в немецком тылу, здесь.
- Партизанили что ли, в лесах? – понимающе просветлел комдив.
Слова адъютанта заставили присутствующих разом онеметь:
- Никак нет, по словам их старшего, вели диверсионные действия в самой Брестской крепости, из развалин казематов!
- Где-где?! – не поверил своим ушам генерал.
- В крепости, - произнёс капитан, будто и сам не веря тому, что говорит. – С августа 41-го...
Все вздрогнули, переглянулись с ошарашенным видом и вот тут у всех выражение лица стало точь-в-точь как у «неурочно ввалившегося» в командный блиндаж со сногсшибательным докладом: продрало от одной лишь мысли «Три года?!!!»
- Зови их немедленно сюда! – приказал комдив.
- Они просят вас выйти к ним или прикрутить до предела «коптилку».
Начмед, подполковник, сообразил первым:
- Глаза у них отвыкли под землёй от яркого освещения за три-то года. Ослепнут...
Генерал ринулся наружу.

Поляну заливало половодьем расплавленного серебра. На грани лунных света и тени, под сенью раскидистой длани - нижней ветви исполинского дуба стояли пятеро, в фуражках. Стремительно приближавшемуся к ним генералу показалось, что что-то в фигурах не так, потом вдруг дошло, рывком – БЕЗ ПОГОН!!! Неестественно бледные лица давным-давно не видавших дневного света, словно светящиеся в полумраке, тёмные провалы на месте глаз... Наверняка не одного лишь генерала окатило ледяным ознобом от дикой мысли, что это не люди, а призраки павших в июне 41-го. Как немой укор им: и ему, и остальным. Истлевшая, штопанно-перештопанная форма. На ногах у троих – лапти. Один с «дегтярём», трое с ППШа, один – с винтовкой. Оружие – ухоженное, маслянисто-матово отсвечивает.

Прошедший огонь и воду комдив, не терявшийся ни при каких обстоятельствах, лично подымавший залёгшие цепи под убийственным пулемётным/миномётным/артиллерийским обстрелом, одним из первых переправившийся через Днепр на «пятачок» плацдарма на правом берегу вслед за передовыми частями дивизии, растерялся – не знал, что сделать или сказать.
Крайний правофланговый, невысокий, кряжистый усач пришёл ему на помощь, скомандовал негромко шеренге:
- Рняйсь, смир-рна!
И гулко произнёс:
- Товарищ генерал, сводная, подвижнАя группа Брестского погранотряда прибыла в ваше распоряжение. Командир группы – старшина Гладков. Какие будут приказания?
- Братцы, да как же это, а? – у генерала текли слёзы и он не стеснялся их, как ещё совсем недавно, в блиндаже. – Как смогли, родные?! Столько времени, в крепости...
Порывисто обнял старшину. Жал руку следующему в таком коротком строю, словно заведённый повторяя снова и снова: «Благодарю за службу!» и обнимал. Практически у всех присутствующих повлажнели глаза.
Комдив спохватился:
- Вольно!
Старшина-пограничник немедленно продублировал эту команду.

Они стояли, пятеро, и плакали, как это бывает у мужчин: безмолвно, без всхлипываний и рыданий. Положив автоматы, ручной пулемёт и снайперскую винтовку наземь, стали кругом, обнявшись за плечи, не сговариваясь, как один, склонили голову каждый, вовнутрь. Вспоминали тех, кому не довелось дожить. Кто-то из них глухо и хрипло, явно с отвычки говорить, произнёс:
- Братья, неужели дождались!? Неужели – это правда, а не в который уже раз сон!!? Наши пришли! НАШИ!!!...


Мы, пограничники, из поколения в поколение, из призыва в призыв, помним о Брестской крепости всегда: «молодым» рассказывают о брестских пограничниках, приводя их подвиг как пример образцового исполнения долга воинов Границы. Скажем, так:

Матёрый капитан, начальник заставы, своему заместителю, неопытному лейтенанту, вечером 12 июля 1993 года:
-...А ты разве не слышал поговорку: «С границы – уйти нельзя..»
- «..граница пойдёт за тобой!»? Слышал, отец говорил.
- А отец тебе не говорил, что пограничники – никогда не отступают?
- Но ситуации же разные бывают!!?
- Это для других родов войск, а для пограничников – нет. Не отступают никогда, потому что не отступают никогда.
- Ну а какой смысл?!! Мы – Брестская крепость что ли!?
- Вот это хорошо, что ты вспомнил про Брестскую крепость. Сталин ещё не издал приказа «Ни шагу назад!», а для них он уже был, для пограничников. Немцы подходили к Смоленску, а в это время там, в Бресте, один из нас написал: «Умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина!» Не было в этом смысла?
- Был, раз победили! Только получается... мы обречены подвиги совершать?!
- Молодец, хорошо сказал! За это я и люблю пограничные войска...

Из многосерийного, художественного фильма «Застава»

Да, вот за это мы, погранцы, и любим пограничные войска. Не оттого, что дартаньяны-де и круче нас только обрывы в море, а потому что честь нам оказана великая, заранее: случись вдруг что – просто допреж всех принять на плечи ношу неподъёмную, но наипочётнейшую – стать на пути напавших на нашу страну, сколько бы их ни было. Поэтому и меряться никому нечем, ведь у каждого мужчины эта ноша – своя, но лишь часть общей доли защитников Отечества, как бы оно ни называлось, кто бы, как бы ни мелькал у госруля.

В качестве эпилога, не желая ни на йоту умалить беспримерного Подвига ВСЕХ защитников как Брестской крепости, так и всего Западного приграничья и ОБЩЕГО вклада в дело приближения Победы Советского Союза над Германским нацизмом:

Салют победы зарождался
В огне недрогнувших застав,
И вермахт вдруг засомневался,
Границы прочность испытав.

Заставы стали в горле костью,
Спустили «сверхлюдей» с небес,
И фюрер зеленел от злости,
Едва заслышав слово «Брест»!

Когда бы все сыны Отчизны,
Как пограничники дрались,
Салют счастливой, мирной жизни
Зажёг пораньше неба высь!


Автор стихов: Алексей Матвеев, пограничник, Май 85, с Афганской границы
Записан
Страниц: 1 ... 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 ... 20   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »