Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Писатель-фронтовик Иван Михайлович Шевцов  (Прочитано 4476 раз)

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Из досье журнала МВД России «Полиция России»

К штыку приравняв перо

СО СТРАЖАМИ ПРАВОПОРЯДКА СУДЬБОЙ ПОРОДНЕННЫЙ!
Когда свыше трети века назад был создан Общественный совет УВД Московского облисполкома писатель-фронтовик Иван Михайлович Шевцов получил приглашение войти в его состав, а через некоторое время ему на долгие годы выпало и возглавить эту авторитетную общественную структуру. Но и сегодня, разменяв девятый десяток, он частый и желанный гость в подразделениях Московского гарнизона внутренних дел. А просьбу, которую чаще всего слышит в свой адрес от стражей правопорядка, - поделиться воспоминаниями о прожитом и, прежде всего, о всем том, что связанно с фронтовым лихолетьем…
Родом Иван Михайлович из потомственных белорусских крестьян. Его отчий дом – глухая могилевская деревенька Никитиничи. Здесь он родился в сентябре 1920-го. Родители сделали все от них зависящее, чтобы сын получил должное образование. В свою очередь юный Иван, как мог, помогал им честно заработанной копейкой. И, например, гонорарами: активно печататься, поясним, начал в неполные четырнадцать в качестве селькора районной газеты. Самостоятельно овладел тогда даже столь сложным жанром, как фельетон!
Летом 1934-го закончил семилетку и тут же получил приглашение в штат «районки», и последующие два года он - инструктор сельхозотдела этой газеты. Так тогда назывались корреспондентские должности.
В 1936 году у юноши вверх взяла жажда новых знаний, которая привела его в стены Оршанского педагогического техникума. Учеба уже подходила к концу, и впереди скоро ждали будни сельского учителя, но вместо них – новый поворот судьбы: как-то в 1938 году в свежем номере «Комсомольской правды» наткнулся на объявление о начале очередного набора курсантов в немногочисленные военные школы пограничной и внутренней охраны. Не раздумывая, быстрым шагом направился в военкомат…
В самом конце 1939 года в связи с начавшейся советско-финляндской войной – досрочный выпуск отличников учебы с назначением их командирами взводов в войска охраны тыла действующей армии.
В схватках с белофиннами лейтенант И. Шевцов приобрел не только фронтовую закалку, но бесценный боевой опыт диверсионно-разведывательной работы в тылу противника. Последнее обстоятельство в 1940 году позволило ему подготовить на сей счет и опубликовать в военной прессе научно-методическую статью, которая, как впоследствии выяснится, не осталась незамеченной высшим руководством союзного Наркомата внутренних дел.
Весной сорокового молодой, но уже понюхавший пороха офицер был поставлен во главе пограничной заставы, дислоцировавшейся на Карельском перешейке и подчиненной 104-му Териокискому пограничному отряду войск НКВД СССР Управления пограничных войск НКВД Ленинградского округа, но затем внезапно - перевод на юг Украины. В результате выпало стать еще и участником Освободительного похода Красной Армии в Бессарабию и Северную Буковину: 28 июня 1940 года в числе первых советских пограничников успешно форсировал Днестр. Также в числе самых первых достиг и левого берега Дуная. Там же на Дунае по воле случая пришлось пройти испытание хлопотами начальника Измаильского порта: наши военные моряки сюда прибыли лишь через несколько дней после пограничников...
На Дунае и оставался к началу Великой Отечественной: в 79-м Измаильском пограничном отряде войск НКВД СССР Управления пограничных войск НКВД Молдавской ССР сначала возглавлял 5-ю линейную пограничную заставу 2-й пограничной комендатуры, а в апреле 1941 года, будучи выдвинутым на заслуженное повышенные, был назначен помощником по боевой подготовке начальника штаба 1-й пограничной комендатуры. Управление этого подразделения, уточним, располагалось в одесском районном городке Рени.
21 июня 1941 года, в последний мирный день, офицер И. Шевцов инспектировал боевую выучку 1-й линейной пограничной заставы, дислоцировавшейся на берегу Дуная у села Джюрджюлешть. Прощаясь поздним вечером с ее начальником 33-летним старшим лейтенантом Александром Григорьевичем Плотниковым, искренне поздравил коллегу с полученной его подчиненными по огневой подготовки «крепкой» «пятеркой». Оба даже не догадывались, что по утру табельное оружие выпадет применять уже отнюдь не на стрельбище, а в реальном бою и по вполне живым мишеням…
Ранним утром двадцать второго его и напарника по комнате в общежитии младшего лейтенанта Павла Лунева разбудило странное уханье. Сначала посчитали, что это какой-то технический шум из не выключенного радиорепродуктора. Но оказалось – по Рени ведет массированный огонь румынская артиллерия.
Уже на улице обоих накрыло волной от близкого взрыва, при этом Ивана Михайловича, глубоко оцарапав руку, по касательной зацепил осколок.
- Рану обработаю потом. Сейчас не до этого. Надо, как можно скорей добраться до штаба комендатуры! – крикнул он замешкавшемуся было сослуживцу.
Они еще не знали, что штабное здание разбито прямым попаданием, а его руины охвачены огнем пожара. Но спешили все-таки не напрасно: здесь, в военном городке, отдавая необходимые распоряжения, уже находился комендант погранучастка капитан Сорокин.
- Лейтенант Шевцов, вы очень и очень кстати: возьмите самого резвого коня и - стрелой на первую заставу. Оттуда только что прибыл посыльный: застава ведет тяжелый бой; ее начальник капитан Плотников убит, а заместитель по политической части политрук Фесенко пропал без вести. По непроверенным данным, он захвачен в плен. Вы единственный в штабе комендатуры, кто имеет реальный боевой опыт. В общем, на вас вся надежда! – осипшим голосом приказал комендант.
По пути на первую заставу – а это, к слову сказать, три километра по пересеченной местности - И. Шевцов чуть было не затоптал конем внезапно показавшегося из-за поворота пешего матроса. Едва успел в самый последний момент – да так, что скакун взвился на дыбы! - потянуть на себя уздечку.
- Откуда вы, товарищ краснофлотец?
- Из 724-й отдельной береговой артиллерийской батареи Дунайского сектора береговой обороны Дунайской военной флотилии Черноморского флота, товарищ лейтенант. Спешу с донесением. Да, кстати, ваш политрук-пограничник из плена благополучно сбежал: уже в лодке, на середине реки, когда конвоир зазевался - прямо в самую стремнину. Чудом выплыл. На отмели его почти бездыханного подобрали бойцы из 25-й стрелковой Чапаевской орденоносной дивизии. В данный момент он находится в нашем медпункте, ибо сильно избит при пленении и обессилен…
Детали, которые станут известны чуть позже: заместитель по политчасти 1-й линейной пограничной заставы политрук Семен Фесенко и его супруга снимали комнату в частном доме, который хотя и находился вблизи военного городка заставы, но, тем не менее, был отрезан от нее двумя высокими насыпями – проложенными параллельно друг другу и ведущими к мостам через Прут железной и шоссейной дорог. Это обстоятельство и позволило вражеским лазутчикам укрыться от глаз часового по заставе. Еще до первых артиллерийских залпов по советской территории они вломились в дом и схватили политрука спящим…
На самой заставе принял доклад от единственного остававшегося в строю офицера – помощника начальника заставы по строевой части лейтенанта Тындика: ответным огнем враг отброшен с большими потерями для него, но и с нашей стороны есть убитые. Их двое – стрелок красноармеец Наум Птушкин (он погиб под пулями первого же ружейно-пулеметного залпа, произведенного врагом, когда выполнял обязанности часового по заставе) и капитан Александр. Плотников. Последнего румынам удалось взять в кольцо. Офицер предпочел смерть плену: из единственного на первой линейной автомата – ППД-40 - он уложил на месте не менее двух из нападавших, но и сам был изрешечен в упор. Трофеи заставы, добытые в бою, - пистолет и два автомата; все – германского производства…
Часа через два на заставу под вражеским огнем пробрался поставленный-таки флотскими медиками на ноги политрук С. Фесенко. Он стал правой рукой лейтенанта И. Шевцова. Под их руководством 1-я линейная пограничная застава на занимаемом рубеже стойко держалась ровно неделю. И отошла только, когда получила на то приказ…
С осени сорок первого Иван Шевцов, к тому времени уже старший лейтенант по воинскому званию, - командир разведвзвода 34-го мотострелкового полка оперативных войск НКВД СССР Управления войск НКВД по охране тыла Западного фронта. И в данном качестве - в боях и сражениях битвы под Москвой на Мценском направлении. О том, как геройски сражался в те горячие дни, - строками военных мемуаров «Москва – Сталинград – Берлин – Прага. Записки командарма», автором которых является такой прославленный советский военачальник, как Герой Советского Союза генерал армии Д. Лелюшенко: «Несмотря на потери, гитлеровцы продолжают продвигаться. Стойко отражают нападение неприятеля бойцы воздушно-десантной бригады С.М. Ковалева, пограничники И.И. Пияшева. Из них особо выделялся взвод лейтенанта И.М. Шевцова…».
Приказом по войскам Западного фронта № 0411 от 19 декабря 1941 года удостоен был медали «За отвагу». Наградной лист гласил (цитата – с сохранением стилистики архивного документа) «Тов. ШЕВЦОВ лично участвовал во всех разведках, посылаемых полком, показывая смелость и решительность.
Выполняя задачу по разведке в районе гор. Мценска, при столкновении с противником сумел вывести без потерь бойцов, добыв нужные сведения о противнике.
25-26.10.41 г., находясь в разведке по направлению гор. Чернь, в г. Плавске обнаружил большое скопление автомашин наших частей в непосредственной близости от противника.
Тов. ШЕВЦОВ сумел навести порядок в двигающейся колонне и вывел ее, в том числе два орудия 76-мм».
В 1942 году старший лейтенант И. Шевцова подал на имя наркома внутренних дел СССР рапорт о своем жгучем желании бить врага за линией фронта. Вот тут-то и пришлась кстати ссылка на то, что это именно он является автором уже упоминавшейся выше статьи, увидевшей свет в 1940 году и пропагандирующей методику организации диверсионной работы. В общем, тут же незамедлительно последовал перевод в Москву, в распоряжение командования легендарного ОМСБОНа - Отдельной мотострелковой бригады особого назначения войск НКВД СССР. Однако осуществить свою мечту о партизанских буднях офицеру, увы, не довелось: при очередном производимом с борта самолета тренировочном прыжке с парашютом получил серьезную травму, которая надолго приковала к госпитальной койке.
Вынесенный военными врачами вердикт гласил, что капитан И. Шевцов к строевой службе больше не пригоден. И, чтобы найти себе достойное место в армейском строю, офицер вновь взялся за… журналистское перо. Были замечены и высоко оценены уже самые первые его авторские работы: последовало приглашение на должность специального корреспондента журнала «Пограничник». Данное издание, поясним, тогда являлось главным печатным изданием всех без исключения структур войск НКВД-МВД СССР, включая пограничные.
В 1946-м «забрали» в «Красную звезду», а чуть позже – в «Известия» с назначением собкором по Болгарии. При возвращении на Родину – в редакции военной газеты «Советский флот».
В запас уволился в звании полковника и почти сразу же был утвержден заместителем главного редактора такого авторитетно «толстого» литературного журнала, как «Москва». Здесь близко сошелся с классиком-легендой Михаилом Шолоховым и по его совету ушел-таки через некоторое время «на вольные хлеба».
Источником вдохновения для Ивана Михайловича Шевцова как писателя всегда была героико-патриотическая тема. Она же остается таковой и сегодня. Самые известные его произведения на этом литературном поприще: романы «Семя грядущего», «Любовь и ненависть», «Грабеж», «Тля», «Во имя отца и сына», «Любовь и ненависть», «Бородинское поле», «Набат»… Примечательно, что многие из них – именно о нелегких и по-настоящему благородных буднях оперативников МУРа…
Полковник юстиции
Александр ТАРАСОВ,

г. Москва
« Последнее редактирование: 14 Май 2011, 16:39:08 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Старший лейтенант И. Шевцов как кавалер первой в своей жизни боевой награды – медали «За отвагу». Не позднее начала 1943 года: http://s50.radikal.ru/i127/1104/d0/eef35d207e91.jpg

Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Перед стражами правопорядка в ходе одной из бессчетных творческих встреч выступает писатель-фронтовик И. Шевцов. 1980-е гг.: http://i033.radikal.ru/1104/71/52881ab77aeb.jpg

Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Первоначальный вариант очерка:

ВОТ ТАК И НАЧАЛАСЬ ВОЙНА...
Когда свыше трети века назад был создан Общественный совет УВД Московского облисполкома писатель-фронтовик Иван Михайлович Шевцов получил приглашение войти в его состав, а затем долгие годы ему выпало и руководить этим Советом. Но и сегодня, разменяв девятый десяток, Иван Михайлович, частый гость в подразделениях Главного управления МВД России по Московской области. А просьбу, которую чаще всего слышит в свой адрес от стражей правопорядка, - поделиться фронтовыми воспоминаниями…
«Несмотря на потери, гитлеровцы продолжают продвигаться. Стойко отражают нападение неприятеля бойцы воздушно-десантной бригады С.М. Ковалева, пограничники И.И. Пияшева. Из них особо выделялся взвод лейтенанта И.М. Шевцова…». Это цитата из книги военных мемуаров «Москва – Сталинград – Берлин – Прага. Записки командарма» Героя Советского Союза генерала армии Д.Д. Лелюшенко. В приведенной выдержке знаменитый военачальник ведет речь о боях под Мценском октября сорок первого.
Родился Иван Шевцов в сентябре 1920 года в глухой белорусской деревне Никитиничи, что в Могилевской области. В «районке» начал печататься с 14 лет, писал заметки на колхозные темы и фельетоны.
В довоенные годы с деньгами было туговато, поэтому присылаемые старшекласснику гонорары были в семье существенным подспорьем. Когда Иван Шевцов окончил семилетку, нежданно-негаданно получил от районной газеты приглашение на должность инструктора сельхозотдела.
Попав в штат редакции, начинающий журналист стал ездить по району и более дотошно вникать в жизнь земляков. Непросто было добираться до отдаленных населенных пунктов, ведь в распоряжении редакционного коллектива было только одно незаменимое транспортное средство – лошадь с телегой.
Незаметно подступила осень 1936 года, и поднаторевший в журналистике Иван Шевцов поступил в Орше в педагогический техникум, начав сотрудничать с городской газетой. Отучившись в педтехникуме два года, Шевцов вдруг решил круто изменить свою судьбу: после прочтения в «Комсомольской правде» объявления о наборе в военные училища надумал стать курсантом. И – сдал вступительные экзамены в пограничное учебное заведение.
В 1939 году, когда началась война с Финляндией, досрочно выпустили группу отличников училища погранвойск. Их бросили на финский фронт, где лейтенанту Шевцову довелось командовать взводом. После завершения этой военной кампании Иван Михайлович, получивший боевое крещение, был направлен в 104-й погранотряд начальником заставы на Карельский перешеек.
Подразделение разместилось в доме сбежавшего финского промышленника. Но недолго здесь пробыл начальник заставы: в сороковом году наше правительство предъявило королю Румынии небезызвестный ультиматум, и группу пограничников с финского участка перебросили к Днестру.
Как известно, 28 июня 1940 года ультиматум был принят, поэтому красноармейцы – без боя – преодолели Днестр и вышли на Прут и Дунай. Шевцов обосновался теперь в Измаиле: пограничника назначили начальником Дунайского военного порта.
В столь не свойственном ему морском амплуа Иван Михайлович продержался всего несколько дней – до прихода нашей военной флотилии, получив под свое командование 5-ю заставу 79-го Измаиловского погранотряда. А затем в апреле 1941 года офицер принял поздравления от сослуживцев в связи с повышением по службе – назначением на должность заместителя начальника штаба погранкомендатуры по боевой подготовке в городе Рени.
Быстро войдя в курс своих новых обязанностей, Шевцов в субботу, 21 июня сорок первого, проверял боеподготовку 1-й заставы, у которой участок границы проходил в устье Прута. Личный состав подразделения сдал стрельбы на «отлично».
После окончания боевой ревизии проверяющий и начальник заставы Александр Плотников – опытный, толковый офицер – сидели на крутом берегу и обсуждали обстановку: оба понимали, что тучи на границе сгущаются, о чем свидетельствовали, в частности, и участившиеся ее нарушения.
В Рени заместитель начальника штаба погранкомендатуры возвратился в ту же субботу – от заставы до города всего каких-то три километра.
Утром в воскресенье вдруг послышался странный гром. Повернувшись к младшему лейтенанту Павлу Луневу, с которым отдыхал в одной комнате, Шевцов спросил:
– Ты не забыл выключить приемник?
– Нет.
В это время опять что-то садануло, и уже не приходилось сомневаться, что это вызрыв.
Да, это били немцы.
Сослуживцы выскочили из дома, и в этот момент что-то шарахнуло, осколок полоснул Ивана Михайловича по руке.
Шевцов и Лунев подбежали к комендатуре, а здание уже полыхало. Тут же поступило и сообщение с 1-й заставы: мол, нас атаковали немцы, застава горит, начальник убит, а политрук взят в плен… Полностью доложить о создавшейся ситуации не успели: связь оборвалась.
В комендатуре Иван Михайлович был единственным обстрелянным на финской офицером, поэтому исполняющий обязанности коменданта капитан Сорокин приказал ему:
– Скачи на 1-ю заставу и принимай командование на себя.
Шевцов, не оседлав коня, поскакал кратчайшей дорогой. В пути навстречу Ивану Михайловичу попался матрос.
– Откуда?
– С батареи береговой обороны. Ваш политрук от немцев убежал и находится у нас на батарее, он ранен.
Оказывается, трое немцев в половине четвертого часа переправились через Прут. Политрук и его жена жили в частном доме, отделенном от заставы высокой насыпью железнодорожного и шоссейного мостов, так что часовой даже не заметил появления на берегу диверсантов. Дом же не был закрыт, и незваные гости вытащили политработника во двор и усадили потом в лодку, в которой находился только один немец. Он с трудом удерживал равновесие в покачивающейся лодке, и политрук Семен Фесенко не преминул этим воспользоваться: когда конвоир отвлекся, пленный прыгнул в воду и поплыл в сторону заставы, куда к тому времени переправилась и другая группа немцев.
На пограничном рубеже разгорелся настоящий бой: начальник заставы выскочил с единственным в подразделении автоматом «Дегтярева» и дал удачную очередь, убив двух немцев. Однако и бесстрашного капитана Александра Плотникова сразили выстрелы фашистов.
Бойцам заставы все-таки удалось отбросить нападавших обратно, за Прут. Кроме капитана Плотникова, погиб и пограничник-часовой. А политрука течением вынесло в устье Прута, где обессилевшего и израненного офицера нашли на песчаной отмели солдаты 25-й Чапаевской дивизии.
Помощник начальника 1-й заставы лейтенант Тындик обрисовал прибывшему представителю погранкомендатуры подробности столкновения с нарушителями границы и сообщил о понесенных потерях. А полтрук, который пришел в себя на флотском посту наблюдения, из расположения моряков добрался до родной заставы через пару часов после появления там Шевцова.
Новый руководитель заставы распорядился, чтобы подчиненные копали в окопах и траншеях «лисьи норы». В них затем пограничники спасались во время вражеских минометных обстрелов.
До девяти часов продолжалась перестрелка. Защитники границы вели огонь из винтовок, да еще в распоряжении обороняющихся были три ручных и станковый пулеметы, автомат, гранаты и трофейное оружие – пистолет «парабеллум» и два немецких автомата.
И вдруг наступило затишье. Начальник заставы, решив установить связь с соседями, направился с ординарцем в тыл, где находился батальон Красной Армии.
Командир чапаевцев, поздоровавшись с Иваном Михайловичем, задал вопрос первым:
– Что происходит – началась война или это инцидент?
– Не знаю, – откровенно признался начальник 1-й погранзаставы. – Мне бы получить в распоряжение подразделения, для повышения его боеспособности, пушку или минометы.
– Не имею права передавать их без приказа, – твердо заявил батальонный командир.
– А если немцы опять на нас попрут с того берега? – сделал Иван Михайлович еще одну попытку убедить осторожничающего комбата.
– Не могу…
Только-только прискакал Шевцов на командный пункт береговой батареи Дунайской флотилии, как пунктуальные немцы – после завершения завтрака – продолжили обстрел противоположного заречья. Одна мина разорвалась рядом с пограничником, убив лошадь под ординарцем. У того на голове сразу появилась седая прядь волос.
Неожиданно на противоположной стороне, по дамбе, в сторону позиций пограничников двинулись шесть танков и примерно с батальон пехоты. Батарейское начальство занервничало, однако предпринимать активные действия по пресечению вызывающей провокации все никак не решалось.
И тогда начальник 1-й заставы пошел на военную хитрость – рискнул по-особому воспользоваться кабелем связи, который чуть раньше быстро был протянут между пограничным подразделением и береговой батареей. Представившись... генералом, Шевцов по телефону дал команду артиллеристам открыть огонь. Приказ был выполнен: батарейные залпы оказались точнехонькими. Загорелись несколько танков, и поредевшая группировка начала беспорядочно отползать.
Немного позднее командир батареи сам связался с начальником 1-й заставы:
– А кто этот генерал, что был у тебя?
– Да это я так назвался...
Потом оба волновались, что им будет за «боевую самодеятельность». До двенадцати часов командир береговой батареи Дунайской флотилии и начальник 1-й заставы чувствовали себя, мягко говоря, весьма неважно. Отлегло у них на сердце только после полудня, когда в выступлении Молотова по радио прозвучало, что фашистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз. Значит, рассудили успокоившиеся офицеры, тх действия выглядят вполне оправданными.
За этот поучительный ратный эпизод Шевцов был представлен к ордену Красного Знамени, однако боевую награду так и не получил. Вскоре штаб погранотряда под Кировоградом попал в окружение и многие погибли, в том числе начальник пограничного формирования С. Грачев, начальник штаба и другие. А документы, естественно, были сожжены.
Наши воины «держали» границу целых семь дней – немцы никак не могли форсировать Прут, несмотря на все их потуги. И лишь когда нависла угроза окружения, мужественных пограничников отозвали в Москву. Тут, в столице, они попали в распоряжение наркома внутренних дел. Затем их направили в 34-й полк НКВД, который был сформирован из пограничников и бойцов внутренних войск.
Полк бросили под Мценск – навстречу танкам Гудериана, с бою захватившим город Орел. Шевцов тут, на орловской земле, командовал взводом разведки и… успевал переправлять свои репортажи в дивизионную газету. К примеру, выполняя задачу по разведке в районе города Мценска и добыв нужные сведения о неприятеле, лейтенант Шевцов сумел без потерь вывести своих бойцов при столкновении с противником. А немного позже – 25-26 октября 1941 года, находясь в разведке в направлении города Чернь, Иван Михайлович и его боевые товарищи обнаружили в городе Плавске большое скопление автомашин наших частей в непосредственной близости от врага. Решительный и мужественный офицер-разведчик сумел навести порядок в.двигающейся колонне и вывел ее, при этом были спасены и два 76-миллиметровых орудия.
За ратную доблесть, проявленную под Мценском, лейтенант Шевцов заслужил боевую награду – приказом по войскам Западного фронта от 19 декабря 1941 года он был удостоен медали «За отвагу».
Довелось офицеру-храбрецу, командиру взводной разведки, сражаться с захватчиками и при обороне Москвы, под Каширой. К тому времени 34-й полк входил в состав 2-й дивизии ОМСДОНа – отдельной мотострелковой дивизии особого назначения.
Впоследствии, в сорок втором, старший лейтенант Шевцов отправил письмо наркому – с просьбой послать его, боевого офицера, воевать на оккупированную территорию страны. Мотивируя свое решение тем, что еще перед началом войны, в 1940-м, опубликовал в военном журнале методическую статью о действиях небольших подразделений в тылу врага.
Ивана Михайловича отозвали в Москву, в ОМСБОН – отдельную мотострелковую бригаду особого назначения, в которую были включены разведывательно-диверсионные отряды. Однако старшему лейтенанту Шевцову, назначенному командиром одного из таких «летучих» подразделений, неожиданно пришлось корректировать свои ратные планы: доброволец получил травму при выполнении с самолета тренировочного прыжка с парашютом и угодил в госпиталь.
После лечения фронтовик основательнее взялся за перо, чтобы выплеснуть на бумагу все свои переживания-раздумья и оценить написанное другими. Напечатал в газете «Литература и искусство» критическую статью, в которой досконально разобрал три номера одного из «толстых» литературных журналов. «Капитан-пограничник И. Шевцов» – так подписался автор под этим материалом.
Ивана Михайловича вскоре разыскала редакция журнала «Пограничник», в котором он потом проработал спецкором до 1946 года. Была замечена и другая публикация Шевцова – очерк о Герое Советского Союза Кирилле Орловском. Дорога в журналистику была открыта. Шевцов трудился спецкором в газете «Красная звезда», собкором «Известий» в Болгарии, в газете «Советский флот». В запас уволился в звании полковника и получил «портфель» заместителя главного редактора журнала «Москва». В этом авторитетном «толстом» литературном издании полковник-отставник проработал недолго: по совету Михаила Шолохова ушел на вольные хлеба и занялся чисто писательским трудом.
Источником вдохновения стала, по сути, собственная судьба: периоду пограничной службы в предвоенные месяцы и первые дни сражений с фашистскими полчищами на рубежах нашей Родины молодой писатель посвятил роман «Семя грядущего». Военно-патриотическая тема стала основной в творчестве Ивана Шевцова.
Им также был написан роман «Любовь и ненависть», посвященный МУРу. Общаясь с сотрудниками органов внутренних дел, писатель Шевцов исподволь собирал материал для романа «Грабеж». Бывший руководитель подмосковного Дмитровского ОВД Станислав Петрович Беляков стал прототипом литературного героя – начальника райотдела внутренних дел. В романе он, главный милиционер района, фигурирует под именем Станислава Беляева.
Немалый общественный резонанс вызвали такие романы Ивана Шевцова, как «Тля», «Во имя отца и сына», «Любовь и ненависть», «Бородинское поле», «Набат»… Примечательно, что в предисловии к изданному в Москве в 1998 году «Последнему роману» писателя фронтового поколения Лариса Щеблыкина особо подчеркнула: «…Жизненное кредо, основа характера Ивана Шевцова сложились еще в отрочестве и тогда же проявились в фельетонных публикациях в районной газете – неистребимая тяга к Добру, Прекрасному, Возвышенному и столь же бескомпромиссное восприятие зла, безобразия, безнравственного и антиобщественного. Сам Иван Михайлович с предельной ясностью выразил это свое жизненное кредо в полярных и вместе с тем единых понятиях – Любовь и Ненависть. Это противоборство Добра и Зла уже отчетливо просматривалось в первом романе «Свет не без добрых людей», посвященном жизни послевоенной деревни, но наивысшего накала эта борьба добра и зла достигла в романе-памфлете «Тля», взбудоражившем общественность. Это был удар грома среди тусклого знойного неба. Впервые еще малоизвестный писатель, хотя уже известный журналист-международник и очеркист почти открытым текстом сказал людям то, о чем они говорили между собой шепотом…
– Помимо публицистических работ, – сказал мне писатель Иван Шевцов, – в завершающем десятилетии ушедшего века опубликовал роман «Голубой бриллиант», написанный в 1991-1993 годах и затрагивающий острейшие вопросы наших дней, а также увидели свет еще два злободневнейших романа «Крах» и «Что за горизонтом?». Сегодня, когда страна переживает тяжелейший период в своей истории, преступность захлестнула мутным, жестоким потоком общество. Пора нам, согражданам, наводить порядок в своем Отечестве!
Романы писателя Ивана Шевцова – это его литературный плацдарм, стойко удерживаемый долгие годы с надеждой на истинное возрождение многострадальной Отчизны. Для писателя-гражданина и мужественного старшего офицера-отставника, награжденного за ратную доблесть орденами Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги» и «За отличие в охране Государственной границы», борьба за высокие идеалы продолжается…
Полковник юстиции Александр ТАРАСОВ,
г. Москва
« Последнее редактирование: 14 Май 2011, 17:41:54 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Комментарий к первоначальному варианту очерка летописца ВМФ, нашего многоуважаемого эксперта Константина Борисовича Стрельбицкого (ник – исСЛЕДОВАТЕЛЬ):
- Рукопись прочёл. Под упомянутой «батареей береговой обороны» имеется в виду 724-я отдельная береговая артиллерийская батарея Дунайского сектора береговой обороны Дунайской военной флотилии Черноморского флота, имевшая на вооружении четыре мобильных (буксируемых) 152-мм орудия. Батарея дислоцировалась в районе населённого пункта Джурджулешть. Командиром её (безлично упомянут в тексте) был старший лейтенант А.В. Сидоров.
«Флотский пост наблюдения» - это один из номерных сигнально-наблюдательных постов Службы наблюдения и связи этой же флотилии. Номер этого СНП мне надо искать, но не уверен, что для публикации он сильно необходим...
« Последнее редактирование: 14 Май 2011, 17:50:34 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Сс. 53-55 № 6 за июнь 2011 года журнала МВД России «Полиция России»:

http://s09.radikal.ru/i182/1106/c7/7c2b758e084f.jpg
« Последнее редактирование: 01 Июнь 2011, 16:41:46 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Сс. 53-55 № 6 за июнь 2011 года журнала МВД России «Полиция России»:

http://s60.radikal.ru/i168/1106/57/53b9d3830af5.jpg
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Сс. 53-55 № 6 за июнь 2011 года журнала МВД России «Полиция России»:

http://i049.radikal.ru/1106/71/154c500e6b3c.jpg
Записан

stas57

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 99
к сожалению я опоздал, т.к. узнал только сейчас

Иван Михайлович Шевцов скончался 17 января 2013 на 93 году
Отпевание  Ивана Михайловича Шевцова состоится 21 января в 10.30 в храме Живоначальной Троицы в Останкино по адресу: ул. 1-я Останкинская, д.7 (от м. ВДНХ идут автобусы №№ 76 и 803). 
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
к сожалению я опоздал, т.к. узнал только сейчас

Иван Михайлович Шевцов скончался 17 января 2013 на 93 году
Отпевание  Ивана Михайловича Шевцова состоится 21 января в 10.30 в храме Живоначальной Троицы в Останкино по адресу: ул. 1-я Останкинская, д.7 (от м. ВДНХ идут автобусы №№ 76 и 803). 

Вечная ему и благодарная память потомков!
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »