Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Генерал-лейтенант М.Ф. Лукин.  (Прочитано 7752 раз)

Сергей Кудрявцев

  • Кудрявцев Сергей Дмитриевич
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4 261
Генерал-лейтенант М.Ф. Лукин.
« : 09 Июнь 2012, 14:33:40 »
Да извинят уважаемы администраторы,если не там тему разместил. Но если что -перенесите пожалуйста.

Номер записи    9098932
Фамилия   Лукин
Имя   Михаил
Отчество   Федорович
Дата рождения   __.__.1892
Последнее место службы   19 Арм.
Воинское звание   генерал-лейтенант
Причина выбытия   пропал без вести
Дата выбытия   __.10.1941
Название источника информации   ЦАМО
Номер фонда источника информации   56
Номер описи источника информации   12220
Номер дела источника информации   21

http://www.obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=TV/005/056-0012220-0021/00000103.jpg&id=9098931&id=9098931&id1=8a0fee7455182e33c6f00936acad860e

Номер записи    50812372
Фамилия   Лукин
Имя   Михаил
Отчество   Федорович
Последнее место службы   19 Арм.
Воинское звание   генерал-лейтенант
Причина выбытия   ранен
Место выбытия   Западный фронт
Название источника информации   ЦАМО
Номер фонда источника информации   58
Номер описи источника информации   818883
Номер дела источника информации   640

http://www.obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=Z/001/058-0818883-0640/00000100.JPG&id=50783121&id=50783121&id1=95f12dfd1928a060378943025d25f53b

Номер записи    74502540
Фамилия   Лукин
Имя   Михаил
Отчество   Федорович
Воинское звание   генерал-лейтенант
Причина выбытия   жив
Название источника информации   ЦАМО
Номер фонда источника информации   33
Номер описи источника информации   595608
Номер дела источника информации   4

http://www.obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=Z/011/033-0595608-0004/00000689.JPG&id=74502539&id=74502539&id1=4e03d48cb44dda41fef8ee07b8c02979

Номер записи    75299418
Фамилия   Лукин
Воинское звание   генерал-лейтенант
Причина выбытия   ВМН
Название источника информации   ЦАМО
Номер фонда источника информации   33
Номер описи источника информации   594260
Номер дела источника информации   50

http://www.obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=Z/012/033-0594260-0050/00000183.jpg&id=75299417&id=75299417&id1=5eb01896d12f10df872b44594423b6eb

Номер записи    77886216
Фамилия   Лукин
Имя   Михаил
Отчество   Федорович
Последнее место службы   19 Арм.
Воинское звание   генерал-лейтенант
Причина выбытия   пропал без вести
Дата выбытия   __.10.1941
Название источника информации   ЦАМО
Номер фонда источника информации   33
Номер описи источника информации   11459
Номер дела источника информации   20

http://www.obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=Z/012/033-0011459-0020/00000006.jpg&id=77886211&id=77886211&id1=b94b798425f6b74e576a099972baa9e9

Номер записи    79818562
Фамилия   Лукин
Имя   Михаил
Дата рождения   __.__.1892
Место рождения   Калининская обл., Погорельский р-н, д. Полухтино
Последнее место службы   13 Арм.
Воинское звание   генерал-лейтенант
Причина выбытия   попал в плен (освобожден)
Дата выбытия   02.12.1941
Название источника информации   87
Источник   РГВА

Номер записи    272072871
Фамилия   Лукин
Имя   Михаил
Отчество   Федорович
Дата рождения   06.11.1892
Место рождения   Полухтино
Последнее место службы   19 Арм.
Воинское звание   генерал
Лагерный номер   373
Дата пленения   15.10.1941
Место пленения   Вязьма
Лагерь   офлаг III A
Судьба   попал в плен
Название источника информации   ЦАМО
Номер фонда источника информации   Картотека военнопленных офицеров

http://www.obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=Z/013/24/240442.jpg&id=272072870&id=272072870&id1=ff402e724aeb6c2fef612f0f538f0a79
http://www.obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=Z/013/24/240442_1.jpg&id=272072872&id=272072872&id1=728e36beebaea189554bff3a0675af3a
http://www.obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=Z/013/24/240443.jpg&id=272072873&id=272072873&id1=b5592a249f2b103c7424f80f659f71f3
http://www.obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=Z/013/24/240443_1.jpg&id=272072874&id=272072874&id1=cfb0a17aad7e8f8c28c984030c21e8b5
http://www.obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=Z/013/24/240444.jpg&id=272072875&id=272072875&id1=1a202d257e2a701f082832e23ef80a9b
http://www.obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=Z/013/24/240444_1.jpg&id=272072876&id=272072876&id1=0d366559c415f88a8215e55fc6030e69
Записан

Сергей Кудрявцев

  • Кудрявцев Сергей Дмитриевич
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4 261
Re: Генерал-лейтенант М.Ф. Лукин.
« Reply #1 : 09 Июнь 2012, 14:38:44 »
Уважаемы коллеги. Сегодня во время экзамена удалось переговорить с Михаилов Егоровичем Ериным. Он дал мне посмотреть одну интересную книгу

И.А. Дугас - Ф.Я. Черон. Вычеркнутые из памяти. Советские военнопленные между Гитлером и Сталиным. Париж: YMCA - PRESS, 1994.

В этой Книге имеется публикация Допроса генерал-лейтенанта М.Ф. Лукина, которую я и буду выкладывать в данной теме
Записан

Сергей Кудрявцев

  • Кудрявцев Сергей Дмитриевич
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4 261
Re: Генерал-лейтенант М.Ф. Лукин.
« Reply #2 : 09 Июнь 2012, 14:57:57 »
С. 373-377

Допрос генерал лейтенанта Лукина
Михаила Федоровича, командующего
19-й армией (в последнее время
командующий группой армий 32, 20, 24).

Генерал Лукин, тяжелораненый, находился в немецком полевом лазарете. Его уже несколько раз допрашивали, причем с ним велась просто непринужденная беседа. В разговоре от 12.12.1941 Лукин сделал следующие заявления, зачитанные ему 14.12.1941 г.
Чтобы ответить на ваш вопрос, почему Красная армия и русский народ - несмотря на ненависть к советской системе- продолжает сопротивление и не собирается прогонять прочь ненавистных властителей, я буду с Вами очень откровенен.

Продолжение следует...
« Последнее редактирование: 09 Июнь 2012, 15:29:57 от Сергей Кудрявцев »
Записан

Сергей Кудрявцев

  • Кудрявцев Сергей Дмитриевич
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4 261
Re: Генерал-лейтенант М.Ф. Лукин.
« Reply #3 : 09 Июнь 2012, 16:12:21 »
Вы говорите об освобождении народов от большевизма и о новом порядке в Европе. В то же время вы считаете русский народ носителем большевистской идеи - в противоположность украинцам. Но это совершенно неверно! Большевизм - это чуждая русскому народу еврейская выдумка. Он мог найти поддержку у народов сегодняшнего Советского Союза только в результате конъюнктуры, сложившеймя после мировой войны. Крестьянину пообещали землю, рабочему - участие в промышленных прибылях. И крестьянин, и рабочий были лбмануты. Если у кркстьянина сегодня нет никакой собственности и он в лучшем случае (в Сибири) получает 4 кг хлеба на трудодень, если средний рабочий зарабатывает 300-500 рублей в месяц (и ничего не может купить на эти деньги), если в стране царят нужда и террор и жизнь тускла и безрадостан, то понятно, что эти люди должны с благодарностью приветствовать освобождение от большевистского ига. Хорошо живется только высшим советским функционерам (обычно дивизионные и армейские комиссары в их число не входят) и евреям.

Продолжение следует
« Последнее редактирование: 14 Июнь 2012, 21:13:24 от Сергей Кудрявцев »
Записан

Сергей Кудрявцев

  • Кудрявцев Сергей Дмитриевич
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4 261
Re: Генерал-лейтенант М.Ф. Лукин.
« Reply #4 : 14 Июнь 2012, 21:59:51 »
Несмотря на это я не верю ни в организованное, ни в стихийное восстание на русской стороне, уж очень обескровлен народ. Все,что в течение двух десятилетий поднималось против красных властителей, уничтожено, сослано,либо умерло. А командующий армией, который, может,и подумает в глубине души об организованном сопротивлении, не может рискнуть и шагу сделать в этом направлении. Он окружен комиссарами, шпиками и собственным военным советом. Предположим, он может откровенно поговорить с некоторыми товарищами, например с дивизионными генералами (чаще всего такой возможности нет)- что это ему даст? У тех генералов свои шпики,командиры полков и т.д. Так что практически мысль нельзя воплотить в действие.

Продолжение следует
Записан

Сергей Кудрявцев

  • Кудрявцев Сергей Дмитриевич
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4 261
Re: Генерал-лейтенант М.Ф. Лукин.
« Reply #5 : 17 Июнь 2012, 20:51:22 »
Поэтому толчок должен произойти исключительно извне, то есть вы должны силой опрокинуть организованную власть, не рассчитывая при этом на какую бы то ни было поддержку со стороны русского руководства или русского народа, как бы сильна ни была его ненависть к большевизму. Но этот народ нельзя больше наказывать.
Вы говорите об освобождении народов.Но мы ничего не слыхали об освобождении Украины или Белоруссии. А это означает, что и России не видеть свободы и независимости. Разве можно упрекнуть народ, который борется против неизвестного ему чужестранного господства? Не только в руководящих кругах, но и в народе живет дух сопротивления иноземному агрессору.  Красные господа не чужие, но захватчик- это враг. Вот и льется кровь и на той, и на другой стороне.

Продолжение следует
Записан

Сергей Кудрявцев

  • Кудрявцев Сергей Дмитриевич
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4 261
Re: Генерал-лейтенант М.Ф. Лукин.
« Reply #6 : 23 Июнь 2012, 16:56:40 »
С сентября этого года на Волге и на востоке были выставлены 150 новых дивизий. Может их и больше, но о 50 я знаю точно. Нам было приказано послать из фронтовых частей офицеров и командиров для этих формирований.За 4-5 месяцев войска можно достаточно хорошо обучить. Танков и оружия тоже будет достаточно. Один мой друг, приехав с заседания Комитета обороны, рассказывал, что ежедневно производится по танковой бригаде, то есть по 80 танков. К этому числу следует прибавить еще 80 танков (включая Ленинград и заводы, эвакуированные из Харькова). Производство сосредоточено на Т-34 и КВ.
Сколько самолетов производится ежедневно - мне неизвестно, но говорят, что 20. А вот в артиллерии после больших потерь, вероятно, будет ощущаться недостаток орудий, если это не возместят англичане и американцы своими поставками. Но мы не слишком надеемся на эту помощь. Горючего будет не хватать, если вам не удастся - несмотря на помощь англичан - захватить Кавказ. Но там будут стоять новые формирования, и вам придется преодолевать большие пространства.
Не можете ли вы создать русское антиправительство? (Ответ допрашивающего: Этот шаг наверное был бы ошибкой. Вы ведь сами сказали, что людей, которые могли бы взять на себя руководство, не осталось. Русский народ будет рассматривать сформированное нами правительство, как послушный инструмент иностранного производства).

Продолжение следует
Записан

Сергей Кудрявцев

  • Кудрявцев Сергей Дмитриевич
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4 261
Re: Генерал-лейтенант М.Ф. Лукин.
« Reply #7 : 25 Июнь 2012, 00:34:33 »
Генерал Лукин продолжает. В этих рассуждениях есть логика. Создание вашего Восточного министерства мы тоже интерпретировали в этом смысле, и все же тут дело обстоит иначе. Если вы сформируете русское правительство, вы тем самым возовете к жизни новую идею, которая будет работать сама на себя. Народ окажется перед лицом необычной ситуации:
1. есть,значит. русское правительство, которое против Сталина, а Россия все еще жива.
2. борьба направлена только против ненавистной большевистской системы.
3. русские встали на сторону так называемого врага - значит, перейти к ним - не измена родине, а только отход от системы. Тут возникают новые надежды!
   
Даже видные русские руководители наверняка задумываются над этим, может даже те, кто еще может что-то сделать. Ведь не все рукводящие деятели заклятые приверженцы коммунизма, но сегодня они не видят другого выхода. (Вопрос: кто же эти видные руководители?)
Есть два человека, настолько популярных и сильных, что они могли бы вызвать изменение обстоятельств: Буденный и Тимошенко. Буденный человек из народа, но он считает себя очень "культурным" и очень обаятельным человеком. Да и вряд ли он забыл 1938 год, когда он был в немилости у Сталина. Если бы вам удалось, например, привлечь этих людей, можно было бы избежать напрасного кровопролития.

Продолжение следует
Записан

Сергей Кудрявцев

  • Кудрявцев Сергей Дмитриевич
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4 261
Re: Генерал-лейтенант М.Ф. Лукин.
« Reply #8 : 25 Июнь 2012, 18:02:39 »
Но эти люди должны знать, что Россия останется; они не удовлетворятся постом командира призывного района или чего-нибудь в этом роде. Вот видите, поэтому и нужно русское антиправительство. Ни Буденный, ни Тимошенко не являются в глубине души приверженцами коммунистического принципа. Правда, благодаря большевизму они многого достигли, но, если им дать возможность, они выступят за другую Россию. Эта Россия вовсе не должна быть похожа на старую, так, мы думаем она обойдется без Украины, Белоруссии и Прибалтийских стран, но она должна остаться Россией, которая будет идти рука в руку с Германией. Создать такую Россию - в вашей власти, не моей.

Продолжение следует
« Последнее редактирование: 25 Июнь 2012, 18:21:28 от Сергей Кудрявцев »
Записан

Сергей Кудрявцев

  • Кудрявцев Сергей Дмитриевич
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4 261
Re: Генерал-лейтенант М.Ф. Лукин.
« Reply #9 : 30 Июнь 2012, 17:13:08 »
Жуков и Шапошников не популярны, но оытные солдаты.
В движущую силу новосформированных дивизий в наступательной войне, ведущейся в широких масштабах, я не верю. Народ не хочет войны. Пехоту заставляют идти в наступление, и в результате массированных ударов возможны частичные успехи. В районе к югу от Ярцева, на одном километре участка фронта было сосредоточено до 50 полевых орудий и наша пехота трижды поднималась в атаку. Потери были колоссальные. Даже в окружении пехота не проявила желания пробиваться. Люди предпочитали сдаваться в плен. Разумеется, при введении в действие таких масс в операциях по прорыву всегда жертвуют десятками тысяч - и тут же заменяют их новыми. Новое ракетное оружие рассматривается с нашей стороны как чрезвычайно эффективное. До сих пор эти орудия предоставлялись в распоряжение только армии. Они ни в коем случае не должны были попасть в руки врага, и я сам лично следил за их уничтожением. Но сейчас они производятся в большом количестве и выдаются дивизиям. Когда огонь корректируется наблюдателями, которые находятся на передовых позициях и имеют связь с ракетными системами (до сих пор этого не было), можно повысить точность попадания. Так как изготовление этих орудий сравнительно несложно и занимает немного времени, вы должны рассчитывать на массовое применение этих орудий. Опасности, что Красная армия начнет газовую войну, нет. Я прошу вас рассматривать мои признания как высказывания русского, который хочет уберечь свой народ от худшей доли, потому что любит его. Я прошу о соблюдении тайны, так как у меня есть семья.
Группа войск "Центр".
Записан

Ирина Попова

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1 144
  • Алексеенко Ирина Анатольевна
Re: Генерал-лейтенант М.Ф. Лукин.
« Reply #10 : 04 Июль 2012, 14:13:43 »
Михаил Федорович Лукин (18.11.1892 - 25.05.1970)

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/7/71/Michail_Fjodorovi%C4%8D_Lukin.jpg
Записан
С уважением
Ирина

Ирина Попова

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1 144
  • Алексеенко Ирина Анатольевна
Re: Генерал-лейтенант М.Ф. Лукин.
« Reply #11 : 04 Июль 2012, 15:54:11 »
Вот что пишет о командующем 19 армии генерал-лейтенанте М. Ф. Лукине, его участии и роли в событиях под Вязьмой в октябре 1941 г. Л. Н. Лопуховский в книге "1941. Вяземская катастрофа" (Москва: Яуза, Эксмо, 2008, электронна версия - http://lib.rus.ec/b/258259/read#t12 )

Эту книгу я писал 40 лет — с тех пор, как всерьез занялся выяснением обстоятельств гибели отца, командира 120-го гаубичного артполка полковника Н. И. Лопуховского, числившегося пропавшим без вести в 1941 году...
Естественно, мне захотелось узнать, что за особая обстановка сложилась на Западном фронте в ноябре 1941 г. Но никаких следов 120-го гап большой мощности Резерва Главного Командования в ноябре найти не удалось. Зато выяснил, что в октябре этот полк входил в состав 19-й армии, которая тогда же попала в окружение под Вязьмой. На запрос в Центральный архив МО получил ответ, что 120-й гап был исключен из списков артиллерийских частей с 24 декабря 1941 г. и никаких документов военного времени на хранение в архив не поступало. Я стал искать сослуживцев отца. Прежде всего обратился с письмом к бывшему командующему 19-й армией М.Ф. Лукину. Михаил Федорович 3 декабря 1966 г. ответил также письмом, подтвердив, что 120-й гап действительно входил в состав армии. Но командира этого полка не помнит, так как армией стал командовать только с середины сентября и не успел лично познакомиться со всеми командирами. Я знал, что Лукин пишет воспоминания, и не терял надежды узнать хоть что-то об отце. Зимой 1969 г., за полгода до смерти М.Ф. Лукина (последовала 25.05.1970 г.), мне удалось прорваться к нему на беседу. Родственники его не хотели меня пускать, так как Михаил Федорович только что вернулся из госпиталя и неважно себя чувствовал. Однако тот услышал, что к нему кто-то пришел, и настоял, чтобы меня пропустили. Выглядел он очень плохо. Ничего нового об отце он сообщить не смог, высказав мнение, что он мог погибнуть в окружении или позднее в плену.

Рассказывая о ходе боев под Вязьмой, о той тяжелой обстановке, которая сложилась в окружении, о попытках прорваться из него (ниже я вернусь к его рассказу), генерал разволновался. Родные в приоткрытую дверь подавали мне знаки, чтобы я немедленно уходил. Несколько раз я вставал, чтобы выйти из комнаты, но Михаил Федорович приказывал мне садиться и продолжал свой рассказ. В частности, он спросил, читал ли я статью Конева в «Военно-историческом журнале», опубликованную в конце 1966 года? На мой отрицательный ответ генерал сказал:
— Вы, молодые, никогда не узнаете всей правда о вяземской трагедии пока будут живы Конев, Буденный и другие причастные к этим событиям люди. А мои воспоминания вряд ли когда-нибудь опубликуют…
Командарм ошибся — его воспоминания были опубликованы в том же журнале через одиннадцать лет — в 1981 году. Содержание статьи разительно отличалось от того, что Лукин говорил мне при встрече. Редакторы здорово поработали над текстом. Это и понятно — говорить правду о вяземских событиях тогда еще не пришло время. Но слова генерала Лукина подтолкнули меня узнать как можно больше о событиях под Вязьмой — может быть, найдутся следы отца? Решил как можно больше узнать о вяземской оборонительной операции и о том, что с нею связано. В открытых источниках о поражении советских войск говорилось весьма скупо. С трудом получил допуск в Центральный архив МО СССР. Работая с архивными документами, убедился, что многие события минувшей войны освещаются в печати весьма тенденциозно — в зависимости от желаний очередного «вождя». Умолчание и ложь только усиливали мое желание узнать правду. Попутно попытался узнать о сослуживцах отца, которые вернулись из плена и прошли спецпроверку. Их дела находились в ведении КГБ и МВД. В приемной два полковника, представлявших свои уважаемые ведомства, выслушав меня, ответили:
— Капитан, бросай это дело, а то можешь найти совсем не то, что ищешь, и будешь потом всю жизнь жалеть…
Но я решил продолжать свой поиск, о котором вкратце расскажу в конце книги. Сейчас скажу только, что обстоятельства гибели отца узнал через 38 лет после того, как это произошло при выходе из окружения под Вязьмой.
В годы хрущевской «оттепели» архивы несколько «приоткрыли». Это способствовало появлению книг и сообщений, содержание которых не всегда соответствовало официальной точке зрения. Многое тайное стало явным, и власти перепугались. 3 марта 1968 г. Л. Брежнев заявил своим соратникам по Политбюро:
«У нас появились за последнее время много мемуарной литературы… Освещают Отечественную войну вкривь и вкось, где-то берут документы в архивах, искажают, перевирают эти документы… Где эти люди берут документы? Почему у нас стало так свободно с этим вопросом?» [1]*. Тогдашний министр обороны Гречко заверил генсека, что они наведут порядок в этом деле. И навели. Допуск к документам, хранящимся в архивах, был снова ограничен — допускались только официальные историки, умеющие держать нос по ветру. Конечно, надо же было готовить почву для воспевания подвигов очередного вождя и вошедших в фавор военачальников, чему могли помешать настырные исследователи.
Через 60 лет после окончания войны, 14.04.2005 г., вышел приказ рассекретить материалы до фронта включительно (раньше исследователи допускались к документам до армии включительно, и то под строгим контролем). Но тут же заработала комиссия, которая начала засекречивать отдельные дела, касающиеся наиболее острых моментов нашей военной истории. Направляла ее работу «умная» рука. Хотя иногда очень трудно, почти невозможно уловить логику в необходимости засекречивания того или иного документа. Очевидно, действуют по давно известному бюрократическому правилу — лучше переусердствовать в выполнении требований начальства, чем пропустить какую-либо «крамолу».
Попытки исследователей переосмыслить некоторые события в свете появления неизвестных ранее фактов до сих пор встречаются в штыки со стороны тех ученых и историков, которые в силу своего официального положения обязаны защищать любые, даже самые сомнительные, решения и действия военного и политического руководства страны в военные годы. По-прежнему замалчивается или искажается правда о наиболее тяжелых периодах в истории минувшей войны, когда наша армия порой терпела сокрушительные поражения. Некоторые начальники с большими звездами (правда, уже бывшие) публично, по телевидению или в письмах-доносах в высшие инстанции, призывают «заткнуть рот» тем, кто «осмелился бросить тень на славную историю советских Вооруженных сил». Особенно болезненно воспринимаются попытки выявить истинные потери наших войск в людях. Ведь при сопоставлении потерь войск сторон могут лопнуть, как мыльные пузыри, многие мифы и легенды, внедренные в свое время советским агитпропом в сознание своих граждан. Мне уже приходилось писать о манипуляциях с цифрами потерь Воронежского и Степного фронтов в Курской битве.
История требует к себе уважения, ее нельзя изменить — то, что произошло, можно скрыть только на время. А ложь только побуждает искать правду. В ходе поиска и анализа архивных документов я убедился, что мемуары некоторых видных военачальников в силу субъективных причин в значительной степени тенденциозны. В попытках оправдать свои решения и действия они часто интерпретируют события в свою пользу. Впрочем, авторы публикаций в недавнем прошлом даже при желании не могли многое сказать в условиях жесткой цензуры. А может быть, и сказали, но до читателей это не дошло благодаря усердию редакторов. И нужна большая кропотливая работа по сопоставлению сведений из различных источников информации, в том числе и альтернативных — документов бывшего врага, чтобы установить или хотя бы приблизиться к истине.


______________

* - нумерация ссылок на литературные и документальные источники сохранена в соответствии с книгой Л. Н. Лопуховского.
Список литературы - http://lib.rus.ec/b/258259/read#t12
« Последнее редактирование: 04 Июль 2012, 17:04:50 от Ирина Попова »
Записан
С уважением
Ирина

Ирина Попова

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1 144
  • Алексеенко Ирина Анатольевна
Re: Генерал-лейтенант М.Ф. Лукин.
« Reply #12 : 04 Июль 2012, 16:54:52 »
Из книги Л. Н. Лопуховского "1941. Вяземская катастрофа"

...На стыке 16-й армии К.К Рокоссовского и 19-й армии М.Ф. Лукина в районе Ярцево были намечены участки сосредоточенного и заградительного огня с привлечением большого количества орудий и спланирована артиллерийская контрподготовка, в которой должны были принять участие 300 орудий калибра 76 мм и выше обеих армий. В ней должен был принять участие и 120-й гап, который к 1 октября занимал огневые позиции в полосе обороны 50-й сд в 10–12 км северо-восточнее Ярцево и в 3–4 км от переднего края, который проходил по р. Царевич (приток р. Вопь). На вероятном направлении наступления танков противника вдоль шоссе Смоленск — Вязьма было подготовлено несколько рубежей последовательного сосредоточения огня.

...Части противника заняли исходное положение для наступления в ночь на 2 октября.

На правом крыле ... 19-й армии обстановка складывалась ... тяжелая. Ее правофланговая 244-я стрелковая дивизия, оборонявшаяся в полосе 13 км и имевшая в составе 776-го артполка всего 34 орудия (76-мм — 21, 122-мм гаубиц — 8 ), вообще не была усилена артиллерией. Конечно, нельзя быть одновременно сильным везде. Генерал Лукин, сосредоточив основные усилия в обороне на левом фланге, понадеялся на своего правого соседа — генерала Хоменко, который отвечал за обеспечение стыка между армиями. Действительно, 162-я стрелковая дивизия имела более плотный боевой порядок, обороняясь в полосе шириной вдвое меньшей — менее 7 км. К тому же за ней, в глубине, располагалась 251-я сд. В архиве не удалось обнаружить документов, свидетельствующих о том, как было организовано взаимодействие на стыке двух дивизий. Но известно, что стык с 244-й сд должен был обеспечиваться огнем пяти артдивизионов.

Как только обозначился прорыв на стыке с 30-й армией, командующий 19-й армией генерал Лукин М.Ф. принял меры по воспрещению охвата своего правого фланга, оказавшегося открытым. На угрожаемое направление перебрасываются резервы, войска со слабо атакованных участков и артиллерия. Выдержки из оперсводки 19-й А № 063 за 2.10. 41:
"1. Пр-к прорвал оборону в направлениях:
а) Паново — Бракулино;
б) Берники, Канютино и вышел к р. Вопь на участке Красница, Бракулино, Семовка, Турино, угрожая охватом 244 и 89 сд.
2. Сосед справа отошел Доброселье, Соловьево <…>
3. 19 армия правым крылом и центром переходит к обороне на промежуточном армейском рубеже по р.р. Вотря и Вопь <…>.
4. 244 сд в ночь на 3.10 отвести части и оборонять полосу Погорелицы, Устье (по р. Вотря), не допустить прорыва <…> особое внимание на обеспечение фланкирующим огнем пулеметов промежутков между узлами сопротивления <…>
6. 166 сд занять для обороны рубеж по р. Вопь на участке Капыревщина, Курганово. Быть готовым к нанесению контрудара в направлении Кузьмино, Крюково, Потелица (на западном берегу р. Вопь. — Л.Л.).
7. 50 сд оборонять рубеж Рядыни, Лесковка, Колковичи (по разгранлинии справа. — Л.Л.).
8. 89 сд к утру сосредоточиться в мой резерв в районе <…> " [89].
Лукин сообщил Рокоссовскому по телефону, что вынужден загнуть свой правый фланг фронтом на север и что связи с 30-й армией не имеет. За счет маневра силами и средствами на угрожаемое направление Лукин стремился не допустить выхода противника в тыл армии, одновременно готовясь к участию в контрударе фронта.
« Последнее редактирование: 04 Июль 2012, 17:11:24 от Ирина Попова »
Записан
С уважением
Ирина

Ирина Попова

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1 144
  • Алексеенко Ирина Анатольевна
Re: Генерал-лейтенант М.Ф. Лукин.
« Reply #13 : 04 Июль 2012, 17:28:34 »
Из книги Л. Н. Лопуховского "1941. Вяземская катастрофа"

Из воспоминаний командарма Лукина:
"Пришлось и нам загнуть правый фланг. В прорыв была послана 45-я кавалерийская дивизия. Но комдив генерал-майор Н.М. Дреер (правильно — Дрейер. — Л.Л.) на указанный участок не вышел. Это могло обойтись нам очень дорого, и я своей властью снял Дреера. Вместо него был назначен подполковник А.Т. Стученко (ныне генерал армии), который и выполнил поставленную задачу. Дреера по законам военного времени надо было предать суду военного трибунала и расстрелять. Но я, честно говоря, никогда не был охотником до таких суровых кар, поэтому просто отправил его в штаб фронта. Там в суматохе о нем, видимо, забыли. Насколько я знаю, Дреер потом воевал достаточно успешно, сделав, очевидно, выводы из своих ошибок" [40]. В книге "Командарм Лукин", написанной на основе воспоминаний Михаила Федоровича, этот эпизод изложен несколько по-другому: "Командарм, увидев, что кавалерия отходит, потребовал объяснить, почему конники не выполняют поставленную задачу. Командир дивизии заплетающимся языком доложил, что он решил отвести части дивизии для охраны штаба армии. Лукин понял, что тот просто пьян" [41].

Между тем положение на правом фланге 19-й армии к вечеру 3 октября ухудшилось. Противник форсировал р. Вопь и отбросил ее части на 3–5 км восточнее. Лукин в 1.05 4.10.1941 г. отдал приказ о нанесении контрудара в 12.00 4.10 в целях уничтожения прорвавшихся частей противника и восстановления обороны по р. Вопь. В контрударе должны были участвовать 89, 91 и 166-я стрелковые дивизии. Последняя должна была атаковать своим правым флангом во взаимодействии со 127-й танковой бригадой в направлении на Неелово (2 км юго-восточнее Капыревщина. — Л.Л.). 50-я сд, выполняя прежнюю задачу по удержанию занимаемого рубежа, должна была содействовать удару 127-й тбр и 166-й сд огнем не менее пяти дивизионов. ВВС армии получили задачу прикрыть наступающие части.

Для командования Западного фронта успешные действия противника такого масштаба по прорыву подготовленной обороны и быстрому его развитию в глубину оказались неожиданными. Уже по результатам боя 2 октября и донесениям о вводе в бой крупных сил танков и мотопехоты на стыке армий генералов Хоменко В.А. и Лукина М.Ф. можно было сделать вывод, что противник сосредоточивает основные усилия на направлении Пречистое, Канютино. Но полностью исключить, что этот удар противника является лишь отвлекающим от главного удара вдоль автострады, было преждевременно. Командующий фронтом, рассчитывая задержать противника за счет ввода в бой резервов дивизий и армий, не сразу принял контрмеры по решительному противодействию прорвавшейся группировке противника.

Конев решил с утра 3 октября ударами по флангам вклинившейся группировки силами фронтовых резервов и частей 30-й и 19-й армий с юга и соединений 30-й армии с севера разгромить противника и восстановить положение. На этот контрудар командование фронта возлагало большие надежды. 30-я армия должна была нанести удар силами 242-й сд и 107-й мд с севера в направлении Батурино и к исходу 4 октября восстановить фронт по р. Вотря. Действия этих дивизий объединил заместитель Хоменко генерал-лейтенант Муравьев. 19-я армия силами 89-й, 166-й и переданной ей из 16-й армии 214-й стрелковых дивизий должна была уничтожить группировку противника, переправившуюся через Вопь, и восстановить оборону по реке. Генералу Лукину была передана и 127-я танковая бригада в составе 56 танков (5 КВ, 14 БТ и 37 Т-26) с дивизионом РС.

<4 октября>
Генерал Лукин решил (боевой приказ № 065, КП — Гаврилово) контрударом с 12.00 4.10 восстановить оборону по восточному берегу р. Вопь. 89-я сд должна была наступать в направлении Балыки, овладеть рубежом Улынская, Печеничено; 91-я сд — рубежом Печеничено, Завозни; 166-я сд и 127-я танковая бригада — в направлении Авдюково, Булухи, Неелово (3 км юго-восточнее Капыревщина), Балыки, то есть вдоль реки. Но к этому времени правофланговые 244-я и 91-я сд были фактически полностью вытеснены противником из занимаемых полос обороны. В связи с угрозой охвата правого фланга армии генерал Лукин посчитал нецелесообразным участие в нанесении фронтового контрудара. Он поставил задачу командирам 89, 214 и 166-й сд и 127-й танковой бригады быть в готовности контратаковать противника на следующий день — с 9.00 5.10 [102]. От 91-й сд командарм потребовал прочно обеспечить свой фланг и удержать занимаемый рубеж, «отражая атаки противника так же стойко, как она это делала в течение 2, 3 и 4.10».
По немецким данным, 28-я пехотная дивизия 8-го армейского корпуса 4 октября захватила выход из лесного массива, расположенного восточнее р. Вопь, где на единственной дороге, ведущей в тыл, скапливались отходящие колонны русских. Главные силы дивизии, продвигаясь к Неелову, наткнулись у Бердяево (20 км северо-западнее переправы через р. Вопец у Неелово. — Л.Л.) на сильного противника, удерживавшего опушку леса. Здесь произошел самый ожесточенный бой всего сражения. Батальон 49-го пехотного полка обошел противника по лесу и вышел к Слащево в тылу вражеского арьергарда. 5 октября на левом фланге дивизии разгорелся ожесточенный бой против крупных сил противника с танками. Один батальон вынужден был отойти, но контратакой русские были опрокинуты. Остатки их отошли через Неелово на восток. В это время части 87-й пехотной дивизии очистили треугольник между р. Вопь и ручьем Царевич, наконец, открыв путь 255-й пехотной дивизии.
Видимо, именно этот эпизод имел в виду генерал Лукин, когда рассказывал о «ловушке», устроенной гитлеровцам на единственной дороге в лесном массиве северо-западнее Неелово. По его словам, огнем из засады было уничтожено и подбито 10 танков противника и более сотни автомашин и бронетранспортеров противника. Вся дорога была буквально усеяна подбитой вражеской техникой. Естественно, стороны разошлись в оценке результатов этого боя. Но слова «самый ожесточенный бой всего сражения» и необходимость обхода русских по лесу говорят сами за себя. Противнику под прикрытием сильного артминогня удалось овладеть Слащево, глубоко охватив правый фланг армии. Несмотря на сильный нажим 28, 8 и 87-й пехотных дивизий 8-го армейского корпуса армия в течение 4 суток отражала их атаки, не допустив выхода противника в тыл 16-й и 20-й армий. Войска генерала Лукина, сдерживая натиск превосходящих сил противника, вынуждены были отходить, но ни разу они не допустили прорыва своей обороны. Так что, вопреки довольно распространенному мнению, почерпнутому из мемуаров военачальников и некоторых публицистов (его придерживался до изучения архивных документов и автор), 19-я армия была почти полностью вытеснена из занимаемой ею полосы обороны (за исключением небольшого участка по р. Вопь южнее Харино). Армия и 5 октября продолжала удерживать рубеж севернее автострады в 8–12 км от нее.

Записан
С уважением
Ирина

Ирина Попова

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1 144
  • Алексеенко Ирина Анатольевна
Re: Генерал-лейтенант М.Ф. Лукин.
« Reply #14 : 04 Июль 2012, 17:35:49 »
Из книги Л. Н. Лопуховского "1941. Вяземская катастрофа"

Обстановка продолжала ухудшаться, возникла реальная угроза окружения, и Лукин 4 октября запросил разрешение на отход армии на более выгодный рубеж в глубине. Однако Конев сам не решился на это. Связь с Москвой и армиями в это время была неустойчивой [37].
Германское командование отмечало, что русские в отличие от французов не чувствительны к угрозам на флангах. В создавшейся к 4 октября обстановке эта нечувствительность вышла за пределы разумного. В Ставке, видимо, плохо представляли положение, складывающееся на фронте. Тем более что в Генштабе в течение 2 и 3 октября получали донесения об успешных действиях войск 16-й, 20-й, да и 24-й армий, которые отражали атаки противника. Упорно сражалась и 19-я армия, которая хотя и отошла с главной полосы обороны на правом фланге, но нигде не допустила прорыва обороны. Конев даже ставил успешные действия Лукина в при мер другим. От Болдина также поступали донесения о наступлении соединений опергруппы в указанных направлениях. Правда, каждый раз почему-то они начинали очередную попытку с рубежей, которые смещались в обратном направлении — на юг. Но кто вникал в названия каких-то деревушек!
Противник силами 6-й и 7-й танковых дивизий готовился возобновить наступление с захваченных на Днепре плацдармов, одновременно пытаясь пехотными дивизиями 8-го армейского корпуса выйти к переправе через р. Вопец в районе Неелово. Немцы рассчитывали при благоприятном развитии обстановки перерезать автостраду. На этом направлении им противостояли ослабленные в боях соединения генерала Лукина.
Согласно оперсводке штаба 19-й армии на 17.00 5.10.1941 г., в течение ночи и с утра 5 октября противник силою до пяти дивизий продолжал наступление. Остатки 89-й сд (до 400 активных штыков) и сводный отряд 244-й сд (до 250 штыков) продолжали вести бой на занимаемом. рубеже. Совместно с ними действовала 127-я танковая бригада, которая до 12.00 5.10 уничтожила до 500 солдат и офицеров противника, потеряв за 4 октября 22 танка (2 из них остались на поле боя). Правый фланг армии обеспечивала 45-я кавалерийская дивизия. На левом фланге 50-я сд во взаимодействии с соседом слева отбила попытки противника переправиться через реку Вопь. Два ее стрелковых полка были выведены из боя и совершали марш в район, указанный командующим фронтом. 134-я сд продолжала обороняться на р. Вопец. Связь с частями в течение дня работала с перебоями [145]. В связи с интенсивным ведением огня и вынужденным отходом частей под натиском противника соединения армии начали испытывать острый недостаток боеприпасов, особенно для артиллерии. Уже 6 октября Лукин доложил в штаб фронта: "На головном складе 19 армии совершенно нет огнеприпасов. Положение катастрофическое. Прошу немедленной высылки и в первую очередь артвыстрелов" [146].


К 6 октября в результате повторных атак противника и непрерывной бомбежки 128-я танковая бригада и 101-я мотострелковая дивизия вынуждены были отойти южнее. К этому времени дивизия, 128-я и 144-я бригады от авиации и артогня противника потеряли до 70 % боевых машин. Попутно заметим, что донесение Болдина — не первое свидетельство о психических атаках противника, когда германские солдаты шли под оркестр в атаку пьяными, в полный рост, несмотря на сильный пулеметный и ружейный огонь с советской. стороны. В отражении этой атаки приняли участие танкисты 127-й танковой бригады, оказавшейся в ходе боя в окружении. Об этом, со слов ее командира генерал-майора танковых войск Ф.Т. Ремезова, рассказал позднее генерал Лукин. Гитлеровцы решили, что перед ними слабая, малочисленная группа красноармейцев, загнанная к тому же в лесные болота. Фашисты шагали под музыку в полный рост. Танкисты подпустили их совсем близко, а потом прицельным огнем буквально скосили первую цепь. Вторую и третью смяли танки. Уничтожив два батальона вражеской пехоты, бригада вырвалась из кольца и присоединилась к своим частям [40].

Записан
С уважением
Ирина

Ирина Попова

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1 144
  • Алексеенко Ирина Анатольевна
Re: Генерал-лейтенант М.Ф. Лукин.
« Reply #15 : 07 Июль 2012, 00:08:20 »
Из книги Л. Н. Лопуховского "1941. Вяземская катастрофа"

Читатель помнит слова Конева о том, что, поскольку ему не удалось получить разрешения на отход войск 4 октября ни от Сталина (прервалась связь), ни от Шапошникова, ему пришлось самому принимать решение. "Тогда командование фронта приняло решение об отводе войск на гжатский оборонительный рубеж, которое 5 октября было утверждено Ставкой. В соответствии с этим мы дали указания об организации отхода войскам 30, 19, 16 и 20-й армий" [43].
Утверждение Конева о принятии им решения на отвод войск ничем не подтверждается. Никаких документов по этому поводу не существует. Лукин пытался найти в архиве документальное подтверждение переговоров Конева со Сталиным и Шапошниковым 4 октября, но безуспешно. Впрочем, что такой разговор с маршалом имел место, можно убедиться из их последующих переговоров 5.10.
Мне было известно, что Михаил Федорович пишет о событиях под Вязьмой. И удивляло, что ему так и не удалось ничего опубликовать на эту тему. Лишь в марте 2006 г. в беседе с дочерью командарма Ю.М Городецкой-Лукиной ситуация прояснилась. По словам Юлии Михайловны, ее отец в конце 60-х годов написал статью в "Военно-исторический журнал" о действиях наших войск в окружении под Вязьмой. Он написал ее на основе личных воспоминаний, сверенных с архивными документами. Это был своего рода ответ на статью Конева, опубликованную в 1966 г. Можно только догадываться о содержании статьи, поскольку она писалась на основе фактов и документов. Но тогда еще не пришло время писать правду о вяземской трагедии. В редакции придрались к автору по поводу серьезного упрека в адрес генерал-полковника В. Вашкевича, бывшего командира 2-й стрелковой дивизии, высказанного Лукиным (об этом — позже, в соответствующем месте). Во всяком случае, статью отклонили, тем самым надолго отбив у Михаила Федоровича желание писать мемуары. Статья за его именем увидела свет в 1981 г., через 11 лет после кончины командарма.
Зимой 1969 г. бывший командующий 19-й армией М.Ф. Лукин в личной беседе со мной категорически возражал против утверждения его бывшего начальника — Конева о принятии им решения на отход, сделанного задним числом. Именно тогда, рассказывая об окружении под Вязьмой, он сказал мне фразу, которую я запомнил на всю жизнь: "Вы, молодые, не узнаете правду об этом, пока жив Конев и все, причастные к этим событиям лица". Лукин рассказал, что, когда возникла угроза выхода противника на тылы армий Западного фронта, он обратился к Коневу с просьбой разрешить отход. Конев такого разрешения не дал (да и не мог дать по понятным причинам). Наоборот, "4 октября мы получили приказ командующего фронтом, поощряющий действия 19-й армии, призывающий других равняться на нас".
А что же Конев? Он вскоре после кончины М.Ф. Лукина в "Литературной газете" за 8.12.1971 г. высказался еще более определенно: "К сожалению, лишь на следующий день, 5 октября, мы получили ответ. Но еще до согласия Ставки я отдал командармам приказ об организованном отходе. Я сделал это, понимая всю глубину своей ответственности, понимая, что за нами — Москва… Одним словом, день 4 октября 1941 года я считаю самым ответственным для себя днем за все четыре года… войны". Но почему-то Иван Степанович свои "Записки командующего фронтом" начал с 1943 г., так и не написав больше ничего о своем самом трудном и ответственном решении, от которого зависела жизнь сотен тысяч бойцов.
Записан
С уважением
Ирина

Ирина Попова

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1 144
  • Алексеенко Ирина Анатольевна
Re: Генерал-лейтенант М.Ф. Лукин.
« Reply #16 : 01 Август 2012, 10:54:35 »
Из книги Л. Н. Лопуховского "1941. Вяземская катастрофа"

Из воспоминаний К.К. Рокоссовского:
«Все это было совершенно непонятно (никаких ориентировок и предварительных распоряжений об отходе и 5 октября не было! — Л.Л.). Севернее нас, в частности, у генерала Лукина, обстановка складывалась тяжелая, каковы события на левом крыле фронта и южнее, неизвестно…"[55].
Но в полосе Западного фронта за прошедшие со времени предложения Конева почти двое суток обстановка значительно ухудшилась. Если 4 октября между остриями танковых клиньев Гота и Гепнера было 140–150 км, то к исходу 5 октября 7-й танковой дивизии, продвигавшейся с плацдарма на Днепре, оставалось пройти до Вязьмы около 40 км, а 10-я танковая дивизия 4-й танковой группы находилась от города всего в 45–50 км, то есть расстояние между ними сократилось до 90 километров (схема 7). Соединения 24-й армии, продолжающие удерживать Ельню, и 144-я и 129-я стрелковые дивизии 20-й армии находились в 100–110 км (по прямой) от Вязьмы. К моменту фактического начала их отхода 6 октября расстояние между клещами врага составляло всего 50 км. при этом во второй половине этого дня передовой отряд 7-й танковой дивизии перехватил автостраду севернее Вязьмы.
Получив разрешение на отход, Конев еще до отдачи боевого приказа войскам фронта отдал боевое распоряжение:
"Командарму 19 т. Лукину оставить на занимаемом фронте сильные прикрывающие части — отдельные полки, которыми продолжить вести бой на фронте.
Главные силы армии в ночь с 5 на 6 начать отводить на заранее подготовленный рубеж Резервного фронта по р. Днепр в полосе Ново-Дугинская, Буланово (вероятно, Булашово. — Л.Л.), Канютино (все вкл. 19 А), слева — вост. Касня, вкл. Яковлево, Приселье с задачей прочной обороны указанного района и не допустить прорыва в направлении Вязьма.
В 19 А будут входить 45 КД, 244, 89, 91, 214, 166, 134 сд, 127, 8 тбр.
На новый рубеж в первую очередь отводить артиллерию" [168].
Это распоряжение 19-я армия получила только в 4.00 6.10.1941 г. Полоса отхода, назначенная ей, вызывает недоумение, так как мало отвечала создавшейся обстановке. Возможно, командующий фронтом выводом армии северо-восточнее Вязьмы стремился создать сплошной фронт, с расчетом, что в районе самого города будет развернута 16-я армия Рокоссовского (ст. Ново-Дугинская находится в 45 км севернее Вязьмы, а Касня — в 20 км). Может быть, так было задумано при переговорах с Шапошниковым на заклеенной странице записи переговоров? Но к этому времени немцам удалось отбросить части группы Болдина от Холм-Жирковского. Но самое главное: уже стало известно, что, накопив силы на плацдармах на восточном берегу Днепра, противник прорвал слабую оборону 248-й и 18-й стрелковых дивизий, захватил Волочек и начал развивать наступление на Вязьму и Сычевку. Выполняя поставленную задачу, армии пришлось бы не отходить, а наступать с перевернутым фронтом.
19-я армия генерала Лукина должна была отходить севернее автомагистрали на переправу у совхоза Неелово.
В приказе об отводе войск фронта на новый рубеж № 09/оп, который Конев подписал в 5.45 6.10, говорилось, что противник прорвал фронт 43-й и 33-й армий и стремится развить наступление в направлениях Гжатск, Вязьма, Юхнов (о сложном положении войск Западного фронта ни слова. — Л.Л.). Отход приказывалось начать в ночь с 5 на 6. 10 "с целью организации упорной обороны на подготовленном рубеже".
Далее в приказе определялись задачи на отход всем армиям фронта, в частности:
"<…> 7. 19 А начать в ночь с 5 на 6.10 отход частей армии на вост. берег р. Днепр и организовать на указанном рубеже упорную оборону, прикрывая вяземское направление. С отходом частей армии на реку Днепр в состав армии включить 140 сп 2 сд (ошибка, правильно — 140-ю и 2-ю стрелковые дивизии. — Л.Л.).
Разграничительная линия слева Коровино, Вязьма, Костенки (все вкл. для 19 А)."
(Таким образом, за счет включения в состав армии 140-й и 2-й стрелковыхдивизий левая разгранлиния была резко — на 30 км смещена на юг, а полоса отхода и обороны значительно расширялась и включала автостраду. — Л.Л.).
Во всех приказах и распоряжениях сверху донизу повторялось: время начала отхода войск (кроме 22-й и 29-й армий) — в ночь с 5 на 6 октября. Авторы большинства публикаций так и считают — войска распоряжения получили 5 октября, отход начали в ночь на 6-е. В уже упоминавшейся статье от имени генерала Лукина также утверждается:
"Только 5 октября было приказано отвести войска. К исходу этого дня 19-я армия получила приказ отойти на рубеж реки Днепр. Отход предстояло согласовать с 20-й армией, находившейся слева, и с группой Болдина. <…> В ночь на 6 октября армия начала отход, прикрываясь арьергардами" [56]. Ну не мог этого написать командарм, который, работая над воспоминаниями, пользовался соответствующими документами. В архиве хранится его приказ № 067 от 6.10.1941 г., КП — 1 км южнее свх. Неелово:
«1. Пр-к к 18.00 5.10 тремя пд с танками овладел р-жом Бердяево, Слащево, свх. Неелово, мотополком с эскадроном конницы занял ст. Яковская.
2. Справа — группа Болдина, левофланговая 127 тбр предположительно свх. Победа (7 км вост. Яковская)".
Далее командарм поставил задачи соединениям армии на оборону. В частности, 166-й сд с 120-м и 596-м гап приказано закрепиться на участке Новосели, Шамово, Ковшики, не допустить прорыва в направлении Матвеенки, Власково и со стороны Кашина на Медведево. В армейский резерв он назначает 89-ю и 244-ю сд и 127-ю тбр. КП с 8.00 6.10 — лес 1 км западнее Семеновщина. Более того, в архиве есть и его донесение, в котором сказано, что приказ на выход армии за р. Днепр получен в 4 часа 6 октября. И армия начала отход только в 10 часов 6 октября. Мы еще вернемся к этому донесению.
Так что те, кто готовил статью к публикации в «Военно-историческом журнале», перестарались. Они не учитывают, что на организацию отхода частям, находящимся в непосредственном соприкосновении с противником, требуется время, и немалое. Для большинства командиров соединений и частей новая задача, полученная только 6 октября, оказалась неожиданной. Это, прежде всего, касалось дивизий первого эшелона, которые вели оборонительные бои на участках, где целостность фронта не была нарушена (20-й и переданных ей соединений 16-й армии). Скрытно вывести главные силы из боя — весьма непростое дело. Противник всеми средствами отслеживал признаки подготовки русских к отходу, чтобы немедленно перейти к преследованию. Хорошо, если части получили предварительные распоряжения. Тогда они могли использовать для этого ночное время. Поэтому к исполнению приказа фронта соединения и части смогли приступить только в первой половине дня 6 октября и даже позже.
Записан
С уважением
Ирина

Ирина Попова

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1 144
  • Алексеенко Ирина Анатольевна
Re: Генерал-лейтенант М.Ф. Лукин.
« Reply #17 : 03 Сентябрь 2012, 02:00:35 »
Из книги Л. Н. Лопуховского "1941. Вяземская катастрофа"

Не были согласованы по времени и действия войск при отходе соседних 19-й и 20-й армий. Они практически начали отход одновременно, хотя соединения генерала Ершакова находились намного западнее 19-й армии. Им до конечного рубежа отхода — р. Днепр — предстояло пройти намного больший путь, по прямой — 50–55 км. Соединения армии Лукина удерживали рубеж, вытянутый с запада на восток. Только частям западного фланга армии надо было пройти 40 км, остальным — намного меньше. Судя по всему, Лукину удалось согласовать отход только с Болдиным, части которого отбивали попытки противника наступлением с севера перерезать пути отхода. К сожалению, порядок отхода не был согласован и с командованием Резервного фронта, особенно маршруты движения соседних армий — 20-й и 24-й. Установить новую разгранлинию между фронтами оказалось недостаточным. Позднее при отходе этих армий это привело к печальным последствиям.
В своих воспоминаниях Лукин пишет, что впоследствии его многие спрашивали, в частности, на конференции в ЦДCA, посвященной этим боям, почему он не отступил своевременно. "Выступавшие даже упрекали в этом. И тогда, в октябре 1941 года, я был уверен, что поступал правильно, и по прошествии многих лет, анализируя события прошлого, я вновь убедился в правоте своих действий в тот период. Не отступал я потому, что чувствовал поддержку и поощрение фронта (связь с командующим держалась непрерывная), меня ставили в пример, да и необходимости отступать не возникало, тем более что на это не было приказа. Это с одной стороны, а с другой — отступать мы уже не могли. Если войска покинули бы позиции и без боев двинулись походным порядком, то моторизованные части фашистов нагнали бы их, расчленили и разбили" [56].
М.Ф. Лукин преувеличивает опасность неотступного преследования противником с фронта и, главное, противоречит сам себе — своему же донесению о том, что отход армии был проведен вне воздействия наземного противника (но участники конференции о нем не знают). Немцы, вне всякого сомнения, стремились сорвать планомерный отход главных сил русских, прежде всего, действиями своих подвижных соединений, осуществляющих охват, а также ударами авиации. Пехота вермахта не намного превосходила наши стрелковые соединения в подвижности. Ее подразделения совершали марш, как правило, пешим порядком [172]. Во всяком случае, пехотные дивизии противника, ведущие фронтальное преследование, сдерживались арьергардами, а вести параллельное преследование они не могли. Например, дивизии 8-го армейского корпуса противника, задержанные подразделениями прикрытия и арьергардами, потеряли соприкосновение с войсками 19-й армии. Это подтверждается сводкой 9-й армии противника, где отмечено, что 8-й ак без соприкосновения с противником достиг р. Вержа (приток Днепра в 3-х км западнее него. — Л.Л.) и что восточный берег Днепра южнее автострады занят частями противника [173].
В другой своей статье, опубликованной прижизненно, Лукин пишет:
"Но как отступать? Обстановка, казалось бы, требовала немедленно сняться с позиций, оторваться от противника и выровнять линию фронта. В этом случае мы могли бы избежать угрозы окружения. Но оторвемся ли, успеем ли организованно отойти на новый рубеж? Ведь основная наша тягловая сила — лошади, а враг хорошо моторизован, следовательно, он может нас просто смять и выйти целехонький, без потерь, на самые ближние подступы к столице… Я принял решение отходить медленно, с боями. Сражаясь за каждый метр земли, изматывая противника, не ожидающего такой обороны. Правда, в этом случае угроза окружения не исчезает, но ведь армия вполне боеспособна, собрана в единый мощный кулак и отвлекает на себя значительные силы, нацеленные на Москву. А под самой Москвой наших войск почти нет, я это точно знал" [40].
В 19.20 6 октября  Конев был вынужден уточнить задачи 19-й и 20-й армиям:
"19 А в связи с прорывом противника на Волочек отойти на рубеж Гаврилково, Григорьево (юго-зап. Вязьмы), где закрепиться и упорно обороняться. Одну дивизию и два тяжелых ап — мой резерв в Гжатск".
Из статьи генерала Лукина:
"Отход предстояло согласовать с 20-й армией, находившейся слева, и с группой Болдина. В Вадино я встретился с И.В. Болдиным. Его группа понесла большие потери в живой силе и технике. В ночь на 6 октября (в 10 часов 6 октября. — Л.Л.) армия начала отход, прикрываясь арьергардами. Часть войск отводилась и занимала новый рубеж, остальные перекатом переходили его, оставляя первых в арьергарде. При подходе к Днепру стало известно, что противник с ходу прорвал фронт 32-й армии и 220-й и 18-й стрелковых дивизий народного ополчения, отбросил их на восток, части дивизий отошли соответственно на Сычевку и Гжатск. Связь с армией они потеряли.
С высоты восточного берега Днепра местность просматривалась на 15–20 км. Рубеж имел развитую систему обороны, подготовленную соединениями 32-й армии Резервного фронта. У моста, на шоссе и железнодорожной линии стояли морские орудия на бетонированных площадках. Конечно, противник об этом знал и не пошел на них, а прорвал оборону севернее. Таким образом, уже не имело смысла останавливаться на этом прекрасном рубеже обороны, так как противник замкнул клещи восточнее Вязьмы" [56].

Записан
С уважением
Ирина
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »