Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Генерал-майор авиации Рейно Леонид Давыдович  (Прочитано 5281 раз)

murylev

  • Сын своего отца, Атеист & Перфекционист & COVID-диссидент (I am so sorry. I am not perfect, but aspire to be...)
  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Онлайн Онлайн
  • Сообщений: 8 458
  • Мурылев Андрей Анатольевич (Cat)
    • WWW
Всем доброго здравия.

Ищу хорошую фотографию генерал-майора авиации РЕЙНО Леонида Давыдовича и дополнительную информацию о нем.
« Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2013, 15:28:50 от murylev »
Записан
При использовании информации с данного Форума, ссылка на соответствующую страницу цитируемой темы обязательна
__
Ищу информацию биографического характера в отношении выпускников и представителей командно-преподавательского состава Ташкентского пехотного училища имени В.И.Ленина 1918-1958 гг.

Сергей Кудрявцев

  • Кудрявцев Сергей Дмитриевич
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4 261
« Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2013, 15:29:08 от murylev »
Записан

murylev

  • Сын своего отца, Атеист & Перфекционист & COVID-диссидент (I am so sorry. I am not perfect, but aspire to be...)
  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Онлайн Онлайн
  • Сообщений: 8 458
  • Мурылев Андрей Анатольевич (Cat)
    • WWW
!!!Биографическая справка в отношении генерал-майора авиации Рейно Л.Д в настоящее время находится на доработке и корректировке текстовой части.

РЕЙНО Леонид Давыдович
генерал-майор авиации


http://old.tatmedia.com/rus/news/show/301712

Леонид Рейно родился 11 апреля 1907 года в селе Ромодан Спасского уезда (ныне - Алексеевского района) Казанской губернии. Свою звучную фамилию он унаследовал от отца, эстонца по национальности, Рейно Давыда Михайловича. Мама, Александра Ивановна, была русской. Эстонец (прим. - по отцу, но, в метриках Рейно Л.Д. значится везде – русский). В селе Ромодан прошли и детство, и отрочество Леонида Давыдовича. Он учился в Ромодановской школе, а в свободное время помогал отцу по хозяйству. После смерти матери Лёня воспитывается в детском доме-интернате «Имени III Интернационала», затем – в школе-коммуне «Новый Мир».

В РККА с 9 октября 1923 года. Призван Казанским РВК.

Кандидат в члены ВКП(б)/КПСС с 1932 года, член ВКП(б)/КПСС с 1940 года.

В 1923 году Леонид поступает в 7-ю Казанскую пехотную школу. Через год (в начале 1924 года) данная военная школа переезжает в город Краснодар (где ей присваивается наименование 7-я Краснодарская пехотная школа), затем полностью расформировывается (Постановлением Президиума РВСР от 18 июля 1924 года был установлен срок расформирования нескольких военных учебных заведений - 1 октября 1924 года), и курсантов переводят для дальнейшего обучения (прим. - по всей видимости, перевод курсантов из одной школы в другую, был произведен в период октября-ноября 1924 года) в другие военно-учебные заведения, в том числе и в состав 4-й Ташкентской Объединенной имени В.И. Ленина командной школы (Справка: такое название это учебное военное заведение имело в период с 9 мая 1923 по май 1925 года, с мая 1925 по июль 1927 года она именовалась - Ташкентская Объединенная военная школа имени В.И. Ленина). В данной военной школе курсант Рейно Л.Д. проходил обучение на артиллерийском отделении до самого выпуска из школы - 15 сентября 1926 года.

По окончании военной командной школы Рейно Л.Д. в октябре 1926 года назначается на должность командира взвода в 1-й артиллерийский полк 1-й Казанской стрелковой дивизии (Приволжский военный округ). В последующем был назначен на должность командира батареи. В данном полку проходил службу до июня 1928 года.

Казалось бы, воинская специальность получена, но тяга к учёбе овладевает Леонидом с новой силой, тем более что впереди ясно обрисовалась новая манящая цель: авиация. После прохождения стажировки в 22-й разведывательной эскадрилье Белорусского военного округа он 1928 году Рейно Л.Д. поступает в 3-ю военную школу лётчиков и лётчиков-наблюдателей имени К.Е. Ворошилова (г. Оренбург), курс которой оканчивает в конце 1929 года с последующим его назначением на должность младшего лётчика-наблюдателя в 36-й отдельный авиационный отряд (местечко Жиханово Приволжский военный округ).

Сделав «первые шаги» в небе, Леонид Рейно в течение 1931 года переучивается во 2-й военной школе летчиков Красного Воздушного Флота (г. Борисоглебск Воронежской области) на пилота и возвращается в свой отряд (36-й отдельный авиационный) уже с назначением на должность старшего лётчика. В этом отряде проходил службу до февраля 1933 года.
 
Справка: 2-я военная школа летчиков Красного Воздушного Флота была сформирована для подготовки лётчиков-истребителей, лётчиков-разведчиков и лётчиков-бомбардировщиков. С июля 1933 года стала носить наименование - 2-я Краснознаменная военная школа летчиков имени ОСОАВИАХИМа.

В 1932 году Рейно Л.Д. - командир корабля ТБ-1 (тяжелого бомбардировщика) в бомбардировочной авиации.

Справка: Самолет ТБ-1 (АНТ-4), Г-1 — советский бомбардировщик. Первый в мире серийный цельнометаллический тяжёлый двухмоторный бомбардировщик-моноплан. Самолёт был разработан за 9 месяцев и выполнен в металле в 1925 году. Серийно строился с лета 1929 до начала 1932 года. Всего было построено 212 самолётов этого типа. На вооружении состоял до 1936 года. После снятия с вооружения был передан в Аэрофлот где под маркой Г-1 (грузовой-первый) использовался по меньшей мере до 1945 года.

Прибывает мастерство, растёт и доверие: в марте 1933 года Рейно Л.Д. был назначен на должность командира корабля в авиационный отряд 1-го батальона особого назначения (парашютно-десантный) Приволжского военного округа, в ноябре 1935 года он уже – инструктор (инспектор) по технике пилотирования и теории полёта. В последней должности работал до осени 1939 года.

В октябре 1939 года Рейно Л.Д. едет учиться на высшие Липецкие курсы усовершенствования командного состава ВВС Красной Армии, по окончанию которых (в 1940 году) Леонида Давыдовича снова ожидает повышение по службе: он становится помощником (заместителем) командира 209-го бомбардировочного авиационного полка (г. Смоленск, Белорусский особый военный округ) .

В марте 1941 года майора Рейно Л.Д. назначают командиром 215-го ближнебомбардировочного авиационного полка. В мае этого же года полк переформировывается в 215-й штурмовой авиационный полк.

Участник Великой Отечественной войны. В составе Действующей армии с 22 июня 1941 года.

На 22 июня 1941 года майор (с начала октября 1941 года – подполковник) Рейно Л.Д. находится в должности командира 215-го штурмового авиационного полка 12-й (смешанной) бомбардировочной авиационной дивизии в составе Западного особого военного округа (21 июня 1941 года на базе Западного особого военного округа создаётся Западный фронт). Находился в этой должности до 10 октября 1941 года.

Справка: 215-й штурмовой авиационный полк был сформирован в городе Смоленске осенью 1940 года как 215-й ближнебомбардировочный авиационный полк. Весной 1941 года был преобразован в 215-й штурмовой авиационный полк. Входил в состав 12-й бомбардировочной авиационной дивизии. Имел на вооружении 26 самолетов И-15бис. В мае 1941 года полк был направлен в лагерь близ города Лепель в Белоруссии. Учеба проводилась на самолетах И-15бис (прим. - истребитель-биплан, созданный еще в 1934 году бригадой Н. Н. Поликарпова, на его вооружении имелось четыре синхронных пулемета, максимальная скорость самолета составляла 370 км/час). С 22 июня 1941 года полк воевал в составе ВВС Западного фронта в районах БЕРЕЗНО, ВОЛОЖИНА, МОЛОДЕЧНО, ГОРОДОК, СМИЛОВИЧИ, БОРИСОВ. 215-й штурмовой авиационный полк в составе 12-й бомбардировочной авиационной дивизии Западного особого военного округа участвовал в разгроме германского 39-го танкового корпуса в районе МОЛОДЕЧНО. Полк произвел 284 боевых вылета, налетал 386 часов; нагрузка на каждый исправный самолет составила 2-3 боевых вылета в день. В июле 1941 года полк был выведен в город Воронеж для переформирования и обучения летному мастерству на штурмовиках Ил-2. 20 августа 1941 года полк вновь прибыл на Западный фронт и был включен в состав 47-й смешанной авиационной дивизии. Смоленское сражение, начавшееся 10 июля, развернулось на широком фронте от Великих Лук до Рославля. Советские войска стремились упорной обороной выиграть время, задержать наступление врага и обескровить его. В августе германское командование произвело пополнение и перегруппировку сил и снова возобновило наступление. Разгорелись ожесточенные бои в районе Великих Лук, потом на других участках фронта. Советские войска оказывали упорное сопротивление, предпринимали на ряде направлений контрудары. Особенно ощутимыми для противника были контрудары, нанесенные в августе и сентябре в районах Духовщины и Ярцево, юго-западнее города Белый и в районе Ельни. Эти операции наших войск сковывали крупные силы противника и сыграли важную роль в общем ходе борьбы против гитлеровцев на московском направлении. Вскоре фашистские войска вынуждены были временно перейти к обороне в 300 км от советской столицы. Прибыв на фронт в разгар операций в районе Духовщина — Ярцево — Великие Луки, 215-й штурмовой авиационный полк на второй же день начал свою боевую деятельность. Первую задачу он получил на аэродроме вблизи Сычевки из штаба 47-й смешанной авиационной дивизии: нанести штурмовой удар по танкам и артиллерии противника в районе северо-восточнее Духовщины. В сентябре особое место занимали штурмовые удары полка по вражеским аэродромам в районе Смоленска. С начала октября началось сражение за Москву. Под натиском превосходящих сил противника советские войска, ведя тяжелые бои, отходили на восток. Штурмовики действовали на самых ответственных участках фронта - там, где прорывались вражеские моторизованные колонны. Успешная боевая деятельность полка в эти напряженные дни впоследствии была отмечена присвоением ему почетного наименования «Московский». 10 октября 1941 года полк был направлен вглубь страны в распоряжение учебной бригады на переформирование, получение новых самолетов и переучивание летного состава. 6 декабря 1941 года за проявленную отвагу в воздушных боях с немецкими захватчиками, за стойкость, мужество и героизм личного состава Ставкой Верховного Главнокомандования 215-й штурмовой авиационный полк был преобразован в 6-й гвардейский штурмовой авиационный полк. Период вхождения полка в состав Действующей армии: 22.06.1941-02.07.1941; 20.08.1941-10.10.1941; 16.01.1942-09.05.1945.

http://patriot-af.livejournal.com/37459.html
Начало войны. (Военный Дневник Григория Максимовича Пигарева)
Под Витебском

В середине марта 1941 года нас, одного командира и 30 солдат, с одной автомашиной, выделили из 168-й военно-воздушной базы и отправили поездом в БССР (Витебскую область, Лепельский район, Стайский сельсовет), для принятия летнего лагеря от кавалерийской части, где должна была разместится наша часть. В начале мая стали прибывать эшелоны и началась перевозка грузов от станции Лепель в лагерь. В лагере прибывшим личным составом ставились палатки. Затем на полевой аэродром прилетел 215-й авиаполк с командиром полка майором Рейно Леонидом Давыдовичем, комиссар полка Трубачев (самолеты марки У-2 и И-15).


http://read24.ru/read/sergey-aleksandrov-kryilatyie-tanki/48.html
Александров С.С. «Крылатые танки», (Военные мемуары)
«…Примеры мужества и мастерства показывал в боях за Москву и командир 6-го Московского гвардейского полка (тогда он был 215 иап) майор Леонид Давыдович Рейно. Однажды его группа нанесла мощный удар по вражескому аэродрому, располагавшемуся под Смоленском. При выходе из атаки зенитный снаряд угодил в хвостовую часть машины майора Рейно. Но он, как ни в чем не бывало, приказал повторить заход. На аэродроме возникли новые очаги пожара. Горели самолеты на стоянке, цистерны с горючим, взлетел на воздух склад боеприпасов. Во время второго захода в самолет ведущего попал еще один зенитный снаряд, на этот раз в левую плоскость. Машина стала еще менее устойчивой. Но, охваченный боевым азартом, командир продолжал штурмовку. Третьим снарядом разбило обтекатель винта самолета, и он стал почти неуправляем. Однако и на этот раз Рейно не покинул машину. Перетянув через линию фронта, он посадил ее на фюзеляж. Сам Леонид Давыдович просто чудом остался жив. Второй налет на аэродром произвела восьмерка, ведомая старшим лейтенантом А.Е. Новиковым. Ей также удалось произвести несколько заходов. Вылет вражеской авиации на Москву был сорван. Во время налета три наших летчика получили ранения. Но ни один из них не прекратил штурмовки. Все восемь экипажей возвратились на свою базу. Вскоре партизаны донесли, что наши штурмовики уничтожили 45 самолетов, 4 бензоцистерны, 2 склада с боеприпасами, десятки солдат и офицеров противника…».


http://www.airforce.ru/history/ww2/laveykin/laveykin.htm
Из воспоминаний участника Великой Отечественной войны Героя Советского Союза генерал-майора авиации Лавейкина Ивана Павловича:
«В августе 1941 года летчики нашего полка выполняли по семь, по восемь, по девять боевых вылетов в день.
Помню и первое ранение, и тот случай, когда сбили меня. Это было 23 августа в районе Великих Лук. Немецкие колонны шли к линии фронта, и наши бомбардировщики смогли нанести удар в том месте, где колонны противника остановились. Помню, справа было озеро, а с левой стороны - болото. В этот район были посланы штурмовики и бомбардировщики с различных участков фронта. Мы вылетали тогда прикрывать штурмовики Ил-2 215-го штурмового авиационного полка, который позже стал 6-м гвардейским полком. Командовал полком тогда майор Леонид Давыдович Рейно, эстонец по национальности, впоследствии - генерал-майор Л.Д. Рейно».


http://avia.lib.ru/bibl/1035/01.html
ШУКАНОВ Б.Ф. "ТРАЕКТОРИЯ ПОДВИГА"
МОЙ КОМАНДИР

Сообщения, поступавшие то и дело в полк из вышестоящего штаба, были одно тревожнее другого. Рубеж, который еще час-два назад занимали наши войска, в тяжелых боях был оставлен. Захвачен противником и последний опорный пункт на пути к столичной области. Фашистские изверги уже вдоволь потоптали своим кровавым сапогом священную землю Белоруссии, Смоленщины, превратив в пепел и груды развалин немало городов, поселков, деревень.
Глядя на карту с только что нанесенной линией фронта, майор Рейно решительно говорил сидящему возле него батальонному комиссару Трубачеву.
- Как ни туго нам, Александр Андреевич, но поверь мне, не видать им Москвы. Поломает проклятый фашист здесь себе шею. Посмотри хотя бы на наших ребят: по двадцати лет от роду, а как воюют!
- Уж не политинформацию ли решили мне прочесть, Леонид Давыдович? - попробовал Трубачев шуткой рассеять мрачные мысли, вызванные последними сообщениями о положении на фронте.- Будто я на ; этот счет иной точки зрения придерживаюсь. Все, с кем ни говорил я в последние дни, уверены в победе, несмотря на эти неудачи.
- Нет, не думай, пожалуйста, что я твой дух собираюсь поднять. Скажи-ка лучше, положа руку на сердце, как в первой эскадрилье отнеслись к гибели лейтенанта Орленко?
- Чего кривить душой: многие его друзья удручены. Но знаете, что сказал на митинге старший лейтенант Новиков? "На моих глазах,- говорил он,- Иван врезался в стоянку фашистских бомбардировщиков. Окажись я в подобной ситуации, поступил бы так же. Лучше умереть, чем попасться живым врагу".
- Да, Новикова я хорошо знаю, он для Родины не пожалеет и жизни. Настоящий коммунист,- не ожидая, что будет говорить Трубачев дальше, заметил майор. И, подумав немного, спросил: - Ну а как же, комиссар, мы сообщим жене Орленко, его Женечке - вроде так ее зовут? У них, по-моему, только в этом году дочка на свет появилась.
- Что же делать? Темнить нельзя. Сообщим, как есть: погиб смертью героя, совершил бессмертный подвиг. Только куда сообщать? Где она после Смоленска? Эвакуироваться она оттуда эвакуировалась - это нам известно.
Неожиданно из-за тесовой перегородки появился в дверном проеме начальник штаба Бурдаев с телетайпной лентой в руках.
- Прошу прощения. Наземные войска вновь срочно просят нашей поддержки с воздуха. Вот здесь, - он прошел вперед и наклонился к разостланной на столе карте,- противник предпринимает танковую атаку. Кого пошлем?
- Я сам полечу.
- Стоит ли, товарищ командир? - тут же вмешался Трубачев.- Вы же только час назад вернулись с боевого задания. Разве у нас нет надежных ведущих?
- Пожалуй, батальонный комиссар прав,- вставил начштаба.- К тому же, товарищ майор, инженер хотел бы доложить вам о состоянии материальной части.
- Что уж докладывать? Мне и самому известно: половина машин повреждена,- с досадой промолвил Рейно.
- Он намерен просить, чтобы свободные от полетов летчики помогли авиаспециалистам восстановить технику...- сказал в ответ Бурдаев.
- Ну ладно, убедили? Пригласите сюда капитана Мамошина. Отправим его эскадрилью, а сами, Александр Андреевич, пройдем по стоянкам. Потолкуем с техниками и механиками.
Редко майор менял свои решения. И в то же время, надо сказать, никогда не злоупотреблял властью. Всегда прислушивался к советам подчиненных. Уж насколько, кажется, хорошо был он сам подготовлен в вопросах тактики, но при постановке задач не упускал случая узнать мнение рядовых летчиков. Может, кто предложит свой - не менее удачный, чем разработанный им,- вариант штурмовки, откроет новый способ атаки цели, борьбы со средствами противовоздушной обороны противника. Ведь штурмовая авиация в ту пору находилась в стадии становления: не обо всем можно было узнать из наставлений и инструкций.
Вообще же, когда на долю полка выпадало особо сложное и ответственное задание, наш командир обычно говорил начальству: "Приказ ясен - вылетаю!" Так было, между прочим, и в один из сентябрьских дней многотрудного сорок первого года...
Перед штурмовиками поставили задачу - нанести удар по вражескому аэродрому, с которого фашисты предпринимали налеты на Москву. Рейно мгновенно оценил трудности, которые возникнут при ее выполнении. Аэродром находился далеко за линией фронта, и нашим самолетам предстояло лететь на предельный радиус действия. Было также ясно, что гитлеровцы сильно охраняют эту авиационную базу и сосредоточили здесь большое количество средств противовоздушной обороны. Кто же лучше его самого может в таких условиях выполнить приказ командования? Конечно, ему, как говорят, и карты в руки.
Когда-то, до нашествия оккупантов, Рейно сам поднимал в воздух крылатые машины с того летного поля, на котором теперь притаились вражеские стервятники. Он хорошо представлял расположение самолетных стоянок, ангаров, бомбо- и бензохранилищ, а главное - ему прекрасно были знакомы подходы к аэродрому.
- Для внезапного выхода на цель используем вот эти складки местности,- сказал майор своим ведомым, указывая по схеме на крутые склоны оврагов, прилегающих почти к самой взлетно-посадочной полосе.
Разработав во всех тонкостях и деталях план штурмовки, летчики повели свои грозные и могучие "илы" на врага. Из всех вариантов налета, которые созревали в голове тактически подготовленного командира, этот казался ему самым верным и надежным. Но одно дело - строить замыслы на земле, другое - осуществить их в воздухе. Мало ли непредвиденных ситуаций может возникнуть в полете?! Конечно, на то они и летчики, чтобы в считанные секунды найти выход из любого положения.
Расчеты командира оказались правильными. Штурмовики ошеломили врага своим внезапным появлением. Не успел он изготовить средства противовоздушной обороны к действию, как на стоянки самолетов обрушился шквал огня реактивных снарядов, посыпались бомбы. Атака была дерзкой, молниеносной и потому неотразимой: фактор внезапности сыграл свою роль. Около двух десятков бомбовозов с фашистской свастикой было уничтожено и повреждено советскими штурмовиками. Не смогли уже больше подняться стервятники со своим смертоносным грузом, уготовленным для Москвы.
А какое "мамаево побоище" учинил еще раньше майор Рейно со своими ведомыми на дальних подступах к столице, в районе Жижицкого озера! Было это 30 августа. День выдался жаркий, солнечный, душный. Желая утолить жажду и вселить в себя бодрость духа, фашистские молодчики - прислуга техники, - побросав свои машины, устремились к воде. По берегам реки и озера, словно в знойный день на курорте, безмятежно расположились большие группы купающихся. Будь бы ведущим штурмовиком другой, менее опытный летчик, он бы, возможно, и не придал большого значения такой картине, замеченной с воздуха. Но майора Рейно она навела на мысль, что сосредоточение войск противника на этом участке не случайно.
Жалкими, перепуганными, как зайцы при виде охотника, выглядели гитлеровцы, застигнутые врасплох штурмовиками.
- Бежали в кусты в чем мама родила, забыв о своих френчах и брюках. А многие, наоборот, прыгали прими в одежде в воду,- рассказывали потом летчики из группы Рейно, делясь впечатлениями о полете.
То была блестяще осуществленная штурмовка! В одном из сохранившихся до наших дней документе вышестоящего штаба о ней говорилось! "...Благодаря таким инициативным и решительным действиям командира полка майора Рейно была обнаружена новая группировка противника, своевременно разрушена переправа через реку Жижица, и продвижение его войск было задержано. В этом бою весь личный состав и сам тов. Рейно проявили исключительное мужество, отвагу, инициативу и находчивость".
Столь высокими боевыми качествами отличался командир при выполнении любого задания. Не случайно за участие в великой битве под Москвой он был удостоен высшей награды Родины - ордена Ленина. И, конечно же, именно ему, его таланту и организаторским способностям, обязан полк своей боевой славой!
А репутация у полка, который возглавлял Рейно, действительно незаурядная. Ему первому среди штурмовых авиационных частей и декабре 1941 года было присвоено звание гвардейского. Ему, единственному в Военно-Воздушных Силах, дано личное наименование - "Московский". Три ордена украсили к концу войны гвардейское знамя полка - Ленина, Красного Знамени и Суворова II степени.
Что и говорить, умел майор Рейно, как никто другой, подойти к людям, личным примером и пламенным словом воодушевить их на беззаветное служение Отчизне. О личном примере здесь, кажется, уже достаточно сказано. А вот, к слову, о "слове". Оно действительно было у него зажигающим. С кем бы из однополчан - уже спустя десятилетия после совместной службы - мне ни доводилось встречаться и вспоминать о первом дне войны (а разговор об этом непроизвольно всегда почему-то возникает), каждый непременно восклицал:
- А помнишь выступление майора Рейно?!
Да, такое не забывается! И до, и после той яркой речи слушал я не одного великолепного оратора. Но чтобы кто-нибудь говорил так страстно, с таким трепетным волнением, с жаром, от всего сердца?! Нет, такого слышать не приходилось! Его слова и в самом деле брали за живое, и не отозваться на них было просто невозможно.
Не боюсь преувеличения: его проникновенное, поистине завораживающее выступление в первый тревожный день войны побудило многих бесстрашно идти на врага, смело смотреть в глаза смерти. Рейно высоко ценил благородные поступки и ратные дела подчиненных.
Как-то и полку произошел необыкновенный, потрясший всех случай. Молодой летчик комсомолец младший лейтенант Насилий Коробкин, до того дня ничем особенно не выделившийся, проявил подлинное мужество, стойкость и героизм. Тяжело раненный еще при подходе к цели, он не покинул строя, нанес удар по вражескому объекту и только тогда повернул обратно. Как он привел свою машину на аэродром, уму непостижимо! Когда на посадочную полосу плюхнулся (именно плюхнулся, и не сел) исковерканный вражескими зенитками штурмовик и техники, первыми подбежавшие к нему, заглянули в кабину, они были ошеломлены: летчик безжизненно висел на привязных ремнях, а под его ногами была лужа крови. До пятидесяти осколков извлекли потом медики из его тела. И, признаться, мало кто тогда верил, что ему удастся победить смерть.
Естественно, под впечатлением случившегося многие сникли и приуныли.
Через полчаса после происшедшего командир полка собрал весь личный состав. Стараясь не выдать волнения, он произнес:
- Утешать вас не стану. Война, сами знаете, без жертв не бывает. А долг свой нам надо выполнять, как Василий Коробкин. Мы будем ставить вопрос о присвоении ему звания Героя Советского Союза.
На другой же день в штаб дивизии была отправлена необходимая документация. Летчик выжил, и на груди его в скором времени засверкала Золотая Звезда. Забегая далеко вперед, скажу: послужил он Родине превосходно. Лишь совсем недавно гвардии генерал-майор авиации Коробкин ушел в запас.
С особой теплотой относился Рейно к техническому составу. Замечательные самоотверженные труженики, эти люди делали все для того, чтобы поддерживать свои самолеты в постоянной готовности к полетам. На коротких разборах, на партийных собраниях, на совещаниях руководящего состава майор Рейно неизменно ставил в пример передовых авиаспециалистов. Каждою из них-Максима Деркульского, Михаила Легеева, Анатолия Лосева, Евгения Суворова, Александра Ширшова и многих, многих других - он хорошо КИПА, видел в деле, с каждым не раз беседовал по душам, вникал в их нужды и запросы.
Помнится, в какое удрученное состояние привела нас весть о том, что Рейно покидает полк. Конечно же, .каждый в душе понимал, что по своим командирским качествам он перерос полк; ему нужны большие масштабы, простор для творчества. И все же тяжело было расставаться с этим талантливым руководителем.
Потом мы узнали, что гвардии подполковник Рейно командует дивизией на северо-западном направлении, где-то совсем рядом с нами, и что летчики, возглавляемые им, добивают фашистов, рвавшихся к Москве, уже в районе Клина.
Летом 1942 года смешанная авиационная дивизия, которой командовал Леонид Давыдович Рейно, поддерживала боевые действия 28-й армии генерал-лейтенанта Герасименко на левом крыле Сталинградского фронта. И что особенно поразительно, он не только руководил на земле, со своего КП, подчиненными ему частями, но и сам летал на боевые задания, помогая летчикам на практике осваивать сравнительно новый тогда способ штурмовки целей "с круга". Удачно били наши "илы" по танковым колоннам противника, наносили неотразимые удары по его артиллерийским позициям. Но главное - истребители, входившие в состав дивизии, сумели надежно прикрыть магистраль, по которой доставлялось в Сталинград столь необходимое нашим войскам горючее.
Как-то в начале 1943 года гвардии полковник Рейно нежданно-негаданно появился на нашем фронтовом аэродроме. Приятной для всех была эта встреча! Однако прибыл он к нам неспроста, а как представитель главкома ВВС: готовилась операция по овладению Ржевом.
До нас Леонид Давыдович побывал в авиационном корпусе генерала Рязанова, высказал рекомендации по использованию штурмовиков в этом предстоящем крупном сражении. Летчики-инспекторы, прибывшие с ним, давали "уроки" менее опытным пилотам непосредственно над полем боя. В подчинении у Рейно находились тогда большие мастера своего дела, такие же смелые и отважные, как он сам, авиаторы: Герои Советского Союза полковники Белоусов и Марютин, подполковник Туровцев.
С нашего аэродрома Леонид Давидович спешно направился к соседям-штурмовикам в авиационный корпус полковника Степичева. Ответственной была его миссия: он появлялся именно и тот момент, когда назревали решающие бои. Помните знаменитые исторические десять мощных ударов Советской Армии по врагу? Так вот: в подготовку и осуществление каждого из них и Рейно со своей группой офицеров неизменно вносил лепту. Нужно было организовать надежную поддержку наземных войск с воздуха, и он успешно это делал - делал тактично, разумно, не вмешиваясь в действия командиров, не подменяя их. Авторитет его как представителей главкома и просто как испытанного и жестоких боях летчика был высоким: к мнению его внимательно прислушивались, с рекомендациями его считались.
В разгар больших операций Рейно часами находился на наблюдательных пунктах командиров наземных дивизий и корпусов, с которыми взаимодействовали летчики. Конечно, это куда опаснее, чем быть на фронтовом аэродроме, в надежно замаскированной землянке КП. Зато отсюда он мог увидеть, как действует родная "воздушная пехота", убедиться, насколько эффективно применяют штурмовики могучее и грозное оружие, подметить просчеты и упущения в построении их боевых порядков. Тут, на месте, у него появлялась практическая возможность совершенствовать и службу наведения. Наконец, немалую пользу извлекал он для себя, для своей работы из общения с представителями командования наземных войск.
...Давно ушел в запас генерал Рейно. Но тот, кто связал свою жизнь с авиацией, не может .так просто с ней расстаться. Долгое время наш командир возглавлял Центральный Дом авиации и космонавтики имени М. В. Фрунзе. Немало добрых дел сделано по его инициативе. В экспозиции музея ярко отражена роль аэроклубов ДОСААФ в подготовке летных кадров. Она, эта роль, ему особенно понятна: ведь, решая боевые задачи на фронте, он сам опирался прежде всего на бывших воспитанников аэроклубов Осоавиахима. Много, очень много было их в Московском гвардейском полку! Кому-кому, а Рейно хорошо известно, какую роль играли на войне эти славные и мужественные парни, прошедшие первоначальную летную подготовку в оборонном обществе.
И сыну своему, Рудольфу, указал Рейно дорогу в небо. Он у него - военный летчик. И не заурядный, а первоклассный - весь в отца. На счету его сотни полетов на современной сверхзвуковой технике в самых сложных метеорологических условиях. Многим молодым пилотам он как инструктор помог овладеть летным мастерством.
В конце 1941 года, в разгар битвы под Москвой, орган нашей партии газета "Правда" рассказала о коммунисте Леониде Рейно, а спустя тридцать лет немало добрых слов посвятила она коммунисту Рудольфу Рейно. Не в переносном, а в буквальном смысле слова передал эстафету в надежные руки старший Рейно.
...Здоровье, к сожалению, не всегда и не у всех бывает надежным и безупречным. Не на шутку зашалило оно и у Леонида Давидовича. Врачи решительно сказали ему: "Нужен покой, бросайте работу!" Пришлось подчиниться.
Впрочем, подчиниться с оговоркой. Рейно снял с себя заботы начальника, но не расстался с увлекательным делом военно-патриотического воспитания молодежи. Он - заместитель председателя совета Дома авиации и космонавтики имени М. В. Фрунзе, активный участник всех мероприятий, проводимых этим научно-просветительным учреждением. Много наград от ЦК ДОСААФ получил за общественную работу ветеран авиации.
И теперь часто выступает коммунист Рейно перед различными аудиториями с воспоминаниями о минувших боях, о незабываемом сражении под Москвой.
Мне довелось присутствовать в одной из столичных школ, куда по какому-то торжественному случаю ребята пригласили Леонида Давыдовича. С увлечением рассказывал он о подвигах своих бывших воспитанников: Василия Коробкина, Николая Корабулина, получившего высокое звание Героя Советского Союза в один день с Коробкиным, Павла Грачева, Ивана Орленко, Александра Новикова, повторившего вскоре после гибели своего друга Орленко его бессмертный подвиг, и многих, многих других.
И вдруг в образовавшуюся невесть почему секундную паузу ворвался звонкий голос паренька:
- Товарищ генерал! А о себе-то?.. Ведь вы же воевали...
Впервые, пожалуй, увидел я своего командира в некотором замешательстве и растерянности.
- О себе? Ну как же о себе? Обо мне кто-нибудь другой расскажет...
Генерал кинул взгляд в мою сторону. А может, мне это почудилось. Но и я на вопрос, школьника ответить не решился. Наверное, это была моя ошибка.
Ну что ж, пусть написанное мною будет восполнением того упущения. Рано или поздно я должен был это сделать...


Краткое содержание боевого подвига и личных заслуг из наградного листа: «За период боевых действий в 215-м полку под командованием майора тов. Рейно произведено 495 самолето-вылетов, из них: на самолетах И-15бис – 269, на Ил-2 – 226. В результате выполнения боевых заданий штурмовыми действиями выведено из строя и уничтожено боевой техники и живой силы противника: 65 танков, 2 бронеавтомобиля, 396 автомашин. Подавлено и уничтожено: 20 огневых точек зенитной артиллерии, 9 артиллерийских батарей, 23 цистерны с горючим, подбито 70 мотоциклистов. Уничтожено живой силы противника – до 2700 чел., сбито в воздушном бою – 1 самолет противника Ю-88. Тов. Рейно сам летал на боевое задание, имеет 7 боевых вылетов, на штурмовку войск противника. Все вылеты проводил в качестве командира группы, водил в бой 6-9 самолетов. Боевые задания выполнял отлично. За все 7 боевых вылетов всегда все самолеты своих групп приводил на свой аэродром. Тов. Рейно всегда свои самолеты выводил на цель, умело маневрируя, обеспечивал отличное поражение цели. В бою проявил мужество и отвагу. Сообразителен, находчив и проявляет разумную инициативу, обеспечивающую выполнение боевых заданий с большой эффективностью. Боевые приказы командования тов. Рейно выполняются точно. 30 августа 1941 года тов. Рейно выполнял боевой приказ командования дивизии по уничтожению автоколонны противника на дороге: ЛОВАТИНО – ЕЛИСЕЕВО, КОСТИНО и СЕЛИЦЫ – шестеркой Ил-2 под прикрытием шести истребителей. Во время выполнения боевого задания не доходя до цели обнаружил скопление мотомехвойск противника у вновь сооруженных переправ через реку ЖИЖИЦА, в районе СПИЦИНЯ, КОЧЕГОРОВО, озеро ЖИЖИЦА. Тов. Рейно проявил инициативу и решительность, принял самостоятельное решение уничтожить замеченное скопление войск и переправу противника. В результате умелого действия штурмовым  налетом, несмотря на сильное противодействие зенитной артиллерии, был нанесен сокрушительный удар по противнику: реактивными снарядами, пушечным и пулеметным огнем уничтожено: танков – 15, автомашин – 70, орудий – 6, живой силы противника – до 580 чел. Выйдя из сильного зенитного огня противника тов. Рейно собрал свою группу и сделал второй заход, уничтожив две переправы противника через реку ЖИЖИЦА. Благодаря такому инициативному и решительному действию командира полка майора тов. Рейно: обнаружена новая группировка войск противника и новое его направление, до этого не известное командованию фронта; своевременно разрушена переправа противника через реку ЖИЖИЦА и продвижение войск противника было задержано. В этом бою весь летный состав и сам тов. Рейно проявили исключительное мужество, отвагу, инициативу и находчивость. Тов. Рейно является боевым и волевым командиром полка.
За отличное выполнение боевых заданий, проявленное мужество и отвагу в борьбе с германским фашизмом тов. Рейно достоин Правительственной награды – ордена Ленина.
Командир 47 авиадивизии полковник Толстиков
Военный комиссар 47 авиадивизии полковой комиссар П. Иваненко
7 сентября 1941 года.

Достоин награждения орденом Ленина.
Командующий ВВС Западного фронта генерал-майор авиации Мичугин
Военный комиссар ВВС Западного фронта бригадный комиссар Клоков
27 сентября 1941 года».


Из боевой характеристики на командира 215-го шап 47-й сад Западного фронта майора Л.Д. Рейно, подготовленная командиром дивизии О.В. Толстиковым для представления командира полка на звание Героя Советского Союза: «...30.08.1941 г. тов. Рейно выполнял боевой приказ командования дивизии по уничтожению автоколонны противника на дороге Ловалино – Елисеево - Костино и Селицы. Шесть Ил-2 под прикрытием шести истребителей. Во время выполнения боевого задания, не доходя до цели, обнаружил скопление мотомехвойск противника у вновь сооруженной переправы через реку Жижица в районе Спицино, Кочегарово, озеро Жижица. Тов. Рейно проявил инициативу, принял самостоятельное решение уничтожить замеченные войска противника и нанес сокрушительный удар, в результате которого «эрэсами», бомбами, пушечным и пулеметным огнем было уничтожено: танков - 15, автомашин - 70, орудий - 6, живой силы - до 580 чел. Выйдя из сильного зенитного огня противника, тов. Рейно собрал всю группу и вторым заходом уничтожил две переправы через реку Жижица... Командир дивизии полковник Толстиков...».

От имени Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Приказом по войскам Западного фронта № 0258 от 3 ноября 1941 года майор Рейно Л.Д. был награжден орденом Ленина.

В начале ноября 1941 года подполковник Рейно Л.Д. назначается командиром 143-й штурмовой авиационной дивизии, действовавшей в то время на Западном фронте. После ее реорганизации, в января-августа 1942 года, командовал 3-й резервной авиационной бригадой (Резерв Ставки ВГК).

Война продолжалась. 4 августа 1942 года полковника Рейно Л.Д. назначают командиром 289-й (отдельной) штурмовой авиационной дивизии (Сталинградский фронт, г. Астрахань). В этой должности он пребывал по 18 октября 1942 года.

Справка: В действующей армии дивизия находилась в периоды: 18.08.42-16.05.44; 17.08.44-16.04.45. Входила в состав 8-й воздушной армии. В ходе Сталинградской битвы дивизия действовала на южном фланге Сталинградского фронта. С февраля 1943 года проходила переформирование. С 9 марта 1943 года вошла в состав вновь сформированного 10-го смешанного авиационного корпуса (сак). В составе этого корпуса в конце мая 1943 года приступила к боевым действиям на Кубани. С 21 июля 1943 года 10-й сак был переформирован в 7-й штурмовой авиационный корпус (шак), в составе которого продолжала действовать эта дивизия. Полное наименование дивизии на конец войны - 289-я штурмовая Никопольская Краснознаменная авиационная дивизия.

В ноябре 1942 года полковник Рейно Л.Д. принимает отдел штурмовой авиации Управления боевой подготовки ВВС.

С начала января 1943 года полковник Рейно Л.Д. приказом Главного командования назначается на должность начальника Управления штурмовой авиации Главного управления боевой подготовки Фронтовой авиации Военно-воздушных сил Красной Армии. На этой должности он работает вплоть до самого окончания войны.

Краткое содержание боевого подвига и личных заслуг из наградного листа: «Тов. Рейно, работая Начальником Управления, проделал большую работу по обучению штурмовой авиации боевому применению. Почти все части и соединения Штурмовой авиации ВВС КА охвачены обучением. Свое руководство обучением тов. Рейно осуществляет пребыванием в частях и на поле боя. Учит показом, умело использует свой инструкторский состав. Инструктора не только учат летный состав на аэродромах и полигонах, как лучше применять Ил-2 на поле боя, но и сами лично вылетают на боевые задания с целью показа и контроля. Части, полностью обученные Управлением Штурмовой авиации, стали более эффективно использовать Ил-2 при выполнении боевых заданий и уменьшили боевые потери.
За умелое обучение Штурмовой авиации, в результате чего улучшилось качество боевого применения ее, тов. Рейно заслуживает награждения орденом Отечественной войны I степени.
Начальник Главного управления боевой подготовки Фронтовой авиации ВВС КА генерал-лейтенант авиации Кондратюк
5 сентября 1943 года».


От имени Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество Приказом по ВВС Красной Армии № 056/н от 23 сентября 1943 года полковник Рейно Л.Д. был награжден орденом Отечественной войны I степени.

3 августа 1944 года полковнику Рейно Л.Д. Постановлением СНК СССР было присвоено очередное воинское звание «генерал-майор авиации».

В первой декаде мая 1945 года (по другим данным - в июне 1946 года) генерал-майор авиации Рейно Л.Д. назначается на должность командира 7-го штурмового Севастопольского авиационного корпуса.

В послевоенные годы служба прославленного военачальника продолжалась на Западной Украине в городах Буск, Дубно.

В 1948-1949 гг. проходил обучение в (окончил 1-й курс) в Высшей военной академии имени К.Е. Ворошилова, академию не окончил, был отозван с учебы с назначением на должность начальника Управления боевой подготовки штурмовой авиации ВВС Советской Армии.

В 1953-1955 гг.  - вновь учёба в Высшей военной академии имени К.Е. Ворошилова, которую успешно окончил в 1955 году.

По окончанию военной академии, в течение трех лет, проходил службу в городе Одессе. В 1955-1958 гг. занимал должность заместителя командующего 5-й воздушной армией Одесского военного округа.

Следующим назначением Леонид Давыдович, должно быть, удивил многих: Командующий «Особой оперативной группой» Дальней авиации в Арктике. Занимал эту должность в 1958-1962 гг.

Справка: «Нарастающее напряжение в отношениях между СССР и США привело к тому, что к концу 1940-х годов  была весьма велика вероятность применения американской авиацией ядерного оружия по территории Советского Союза. В связи с этим высшее военное руководство приступило к поиску адекватного ответа на возможный ядерный удар. По инициативе Главнокомандующего ВВС и Командующего Дальней авиацией было принято решение максимально приблизить наши передовые аэродромы к территории США, разместив авиабазы и пункты базирования на Крайнем Севере, Камчатке, Чукотке, Сахалине и Курильских островах.
К началу 1950-х гг. советское побережье Северного Ледовитого океана и Тихого океана было уже освоено настолько, что вновь построенные местные аэродромы могли принимать даже самые тяжелые на тот момент стратегические бомбардировщики М-4. После создания необходимой инфраструктуры началось перебазирование на авиабазы авиационных соединений, а также частей, отвечавших за их материально-техническое обеспечение. Так, в августе 1949 г. на Сахалине была сформирована 95-я смешанная авиационная дивизия, в состав которой вошли 911-й истребительный авиационный полк и 214-й гвардейский транспортный полк, после чего она была переброшены в Анадырь для обеспечения действий дальних бомбардировщиков19.
При этом наиболее перспективным направлением для действий Дальней авиации было признано арктическое, в то время как авиация, базировавшаяся на аэродромы Камчатки, Курильских островов и Сахалина должна была прикрывать действия дальних бомбардировщиков. Все авиабазы и комендатуры, построенные на Крайнем Севере, были объединены в Оперативную группу в Арктике со штабом в городе Тикси. Командующим группы был назначен генерал-лейтенант Л.Д. Рейно.
Таким образом, создание разветвленной инфраструктуры по приему тяжелых бомбардировщиков в труднодоступных таежных районах способствовало повышению эффективности действия советской дальней авиации, которая теперь была способна нанести удары и по территории США. При этом перед руководством дальней авиации и личным составом возникали трудности, связанные с особенностями эксплуатации авиационной техники за полярным кругом и материально-техническим обеспечением частей и соединений, дислоцированных в данных районах, то есть эффективная работа арктических аэродромов требовала хорошо отлаженной системы тылового обеспечения. В связи с этим были созданы соответствующие органы управления подразделениями аэродромного обеспечения и авиации, дислоцированными в Арктике».
Аракелова М.П., Кондратенко С.Ю. Управление Военно-воздушными силами и Войсками противовоздушной обороны в сентябре 1945 – марте 1953 гг. Государственное управление. Электронный вестник. Выпуск № 33. Август 2012 г.

http://e-journal.spa.msu.ru/images/File/2012/33/Arakelova_Kondratenko.pdf
«…Интересно, что стремление к новому, ещё не опробованному, свойственное обычно людям молодого возраста, но Рейно Л.Д. сохранил эту особенность своего характера на всю свою жизнь. В 1955-1956 годах он руководил экспериментом по строительству временного аэродрома на льдине Дрейфующей Научно-исследовательской станции «Северный Полюс-6» и посадке на него дальних бомбардировщиков ТУ-16…».


СОКОЛОВ Г.И. «ТУ-16 на СП-6»
http://www.tiksi.ru/allnews/30-nord-news/340-tu-16.html
«В последнее время на нескольких сайтах описываются события, связанные с посадкой самолёта Дальней Авиации Ту-16 на дрейфующую льдину «Северный Полюс-6» (СП-6).
1958 год. Разгар «холодной войны». Американцы предпринимают активные действия по освоению центральной Арктики. Регион интересен с военной точки зрения тем, что через северный полюс проходит самый короткий воздушный путь до наших границ. С нашей стороны стали срочно приниматься ответные меры, в частности, по созданию аэродромной сети, в первую очередь, для Дальней Авиации. Учитывая сжатые сроки и сложные климатические условия, на первом этапе стали строиться так называемые сезонные аэродромы подскока. Располагались они по побережью Ледовитого океана, на островах и, в порядке эксперимента, на дрейфующей льдине.
В этих условиях и была сформирована наша воинская часть с задачей строительства и эксплуатационного содержания аэродрома на дрейфующей льдине, на которой уже была размещена Дрейфующая Научно-исследовательская полярная станция СП-6, созданная Ленинградским Арктическим Научно-исследовательским Институтом в 1956 году.
Теперь непосредственно о льдине и о нашем житье-бытье на ней. По своим размерам (14х11 км) ей больше подходило название ледяной плавучий остров. Обнаружили её лётчики Полярной Авиации в районе острова Врангеля. А к апрелю 1958 года она продрейфовала в северо-западном направлении уже более 5000 км и значительно уменьшилась в своих размерах, а именно до 8,3 х2,0 км.
Наш военный городок построили в непосредственной близости от станции СП-6; состоял он из нескольких сборно-разборных домиков, в каждом из которых размещались офицеры (по 4 чел.) и солдаты (по 8-10 чел.). Командир части – майор Тишковец М.А., заместитель по аэродромной службе – автор этой статьи старший лейтенант Соколов Г.И., только что закончивший факультет «Строительство и эксплуатация аэродромов» Военно-воздушной инженерной Академии. К этому времени ВПП (взлётно-посадочная полоса) была уже построена, а именно: участок льдины размером 3000х60 метров выровнен, снег на ней уплотнён до установленных нормативов. Представление о том, что поверхность льдины изначально была ровной и готовой к приёму современных бомбардировщиков, ошибочно. В подготовку ВПП вложен огромный солдатский труд, в частности, по срезанию ледовых бугров (с помощью маломощной ледово-фрезерной машины, подрывных и других методов), по бурению скважин и по заливке низких участков морской водой. (Автор публикаций в газете «Советская Беларусь» № 211 и № 230 по неосведомлённости пишет, что подготовкой полосы занималась гражданская полярная станция СП-6) Казалось бы, в выполнении таких работ должна быть задействована достаточно мощная строительная техника? Но, увы, имелась только пара маломощных тракторов. Маломощных потому, что для перевозки на льдину грузов и, в частности, тракторов использовались, в основном, самолёты только типа Ли-2 и Ил-12. Трактора вынуждены были доставлять в разобранном виде с последующей сборкой на месте (на морозе!). Напомню, что в то время таких самолётов, как Ан-12 и, тем более, Ил-76, «Русланы» и «Антеи» не было. Поэтому более мощную технику забросить на льдину было просто нечем. Четырёхмоторный дальний бомбардировщик Ту-4 стал использоваться для перевозки грузов только после подготовки ВПП необходимой длины. Забегая вперёд, расскажу, как применяли Ту-4, когда не было условий для его посадки. Всё выглядело очень просто: все крайне необходимые грузы сбрасывали с этого самолёта, пролетающего на низкой высоте (30- 40 м). Без парашютов, разумеется. Просто открывался бомболюк и всё, что было в его чреве: дрова, мешки с хлебом, мясом, рыбой и углём (!) сыпалось на снег, после чего весь наш личный состав разбирал «кашу», состоящую из содержимого разорванных мешков, хорошо перемешанного со снегом.
А в целом, надо сказать, группа самолётов Ту-4 в этот период выполнила огромный объём перевозок. (Работа этих экипажей по обеспечению жизнедеятельности арктических аэродромов подробно и интересно описана в рассказе штурмана Дальней Авиации Захарова Б.З.). Не хотелось бы, принижать заслуг других участников дрейфа, а именно – сотрудников Дрейфующей Научно-исследовательской станции СП-6, наших соседей. (О характере проводившихся работ можно прочитать в воспоминаниях начальника 3-й смены СП-6 Серлапова С.Т. («8700 км на дрейфующем ледяном острове») и Савина В.Г. (журнал «Советский физик», «Северный флот» №47/5761 от 26.02.1959 г., статья «Впервые подо льдом Северного полюса»). Само по себе длительное пребывание на льдине, труд в сложных, опасных условиях, вклад в науку вызывают глубокое уважение и достойны высокой оценки. Но то, что делали военные в тех же географических и климатических условиях, при этом имея намного худшие бытовые условия, более скромное обеспечение продуктами и другими видами довольствия, заслуживали большего внимания со стороны как военного командования, так и советских и партийных властей. В связи с этим хотелось бы упомянуть об одном событии, как бы направленном на исправление такого неравенства. По инициативе нашего секретаря парторганизации было написано коллективное письмо в вышестоящий политический орган, а потом, после получения формального ответа – в ЦК КПСС с просьбой как-то выровнять условия оплаты и прочего обеспечения двух коллективов, работающих от разных ведомств, но находящихся в одинаковых климатических условиях. При этом письмо начиналось такой возвышенной фразой: «Под единым солнцем Сталинской Конституции два коллектива самоотверженно несут службу вдали от нашей Родины …и т.д. и т.п.». Содержание письма, кстати, одобрили и наши соседи, то бишь, – учёные. А кончилась эта затея, можно сказать, трагикомически. Сначала нам ответили обещанием, что по данный вопрос обсуждается и в ближайшее время по нему будет принято решение. Мы воспрянули духом. И вот пришло долгожданное решение – решение, согласно которому льготы нашим соседям… несколько урезаются, а о нас – ни слова (ну и слава Богу). Реакция соседей на это сообщение не требует комментариев. Мы почувствовали себя виноватыми перед ними, т.к. спровоцировали такое действо. Тем более, что они до этого относились к нам с пониманием наших проблем, помогали нам во многом, проявляли гостеприимство. Взять хотя бы баню – её у нас не было – соседи разрешали пользоваться своей. Много примеров выручки с их стороны. А мы, выходит, свинью им подложили. Получилось не здорово. Вот такая грустная история…
Теперь о посадке Ту-16 на СП-6. Было принято решение с наступлением полярного дня, а именно, 26-го апреля 1958 года произвести облёт аэродрома с посадкой 3-х Ту-16. Специально прибывшая комиссия из штаба Оперативной Группы войск в Арктике, возглавляемая генералом Рейно Л.Д., проверила готовность самой полосы и системы посадки к приёмке самолётов. В связи с тем, что места стоянок самолётов и рулёжные дорожки подготовлены ещё не были, принято было решение приём самолётов производить поочерёдно.
Погода прекрасная: «мороз и солнце, день чудесный…», небольшой ветерок. Все присутствующие: члены высокопоставленной комиссии, личный состав нашей части, и сотрудники научной станции находятся в приподнятом настроении. Ещё бы, впервые в истории авиации тяжёлые реактивные бомбардировщики будут приземляться на дрейфующую льдину! И вот серебристые птицы над нами. Первый самолёт с помощью радиотехнических средств заходит на посадку, плавно касается полосы, пробежка до конца полосы, затем самолёт разворачивается на месте на 180 градусов, стоп – всё очень чётко. Ура!
Я наблюдал посадку, находившись в самом начале полосы, и, таким образом, оказался далеко от стоянки самолёта. Сразу же ускоренным шагом двинулся по полосе в сторону самолёта, к нему же поспешили и встречающие, чтобы разделить с экипажем радость по поводу успешной посадки. Моя же главная задача – проверить как полоса «среагировала» на воздействие нагрузки от самолёта. Отмечаю для себя: колеи от шасси нет, видны только отпечатки колёс. Прошло немного времени, мне удалось пройти лишь не более половины пути, как вдруг турбины взревели, самолёт тронулся – как я предположил, для руления в конец полосы с тем, чтобы взлетать со встречным боковым ветром. Но вдруг происходит что-то невообразимое: за какие-то секунды самолёт сходит с ВПП и, одной стойкой шасси находясь за боковой границей полосы, т.е. вне уплотнённого снегового покрытия, продолжает разбег вдоль границы полосы. При этом от левой стойки шасси вырываются снежные вихри, шлейфы, двигатели ревут.
Прервусь для описания сложившейся ситуации. Прямо по курсу двигающегося в данный момент самолёта сбоку к ВПП примыкал так называемый «пятачок» – выровненная и уплотнённая площадка размером примерно 50х50м., на которой хранились ящики с различным имуществом и… бочки с горючим. Но самое главное – на ней стоял самолёт Ли-2, с борта которого осуществлялось руководство полётами. Прямолинейное движение самолёта длилось недолго, перед самым «пятачком» его резко разворачивает влево (командир корабля, очевидно, вынужден был прекратить разбег, чтобы избежать лобового столкновения с Ли-2) и он врезается в штабеля ящиков, при этом правым крылом задевает за Ли-2, останавливается. Взметнулись к небу клубы снега и ещё чего-то… Все помчались к месту происшествия. Я, запыхавшись, добрался позже всех. Экипаж на земле, все живы-здоровы. А самолёты? У Ту-16 часть крыла оторвана. Ли-2 с поломанной стойкой шасси накренился. Потом обнаружили задиры на лопатках турбин… У всех настроение шоковое… Ну а дальше, когда все понемногу пришли в себя, по свежим следам (в прямом и переносном смысле слова) – разбор полётов с выявлением причин и назначением виноватых. И командир корабля (полковник Алехнович А.А., командир полка), твердо заявляет о неудовлетворительном состоянии полосы как причине выкатывания самолёта за границу ВПП. Дескать, левое шасси сразу со старта попало на неуплотнённый снег (эта версия нашла отражение в публикациях газеты «Советская Беларусь»), а он сам – ну просто не смог справиться с неожиданно возникшей мощной тягой влево. Никто из присутствующих это заявление не осмелился оспаривать в данный момент. Ну, всё, товарищи аэродромщики, виноватые есть – сушите сухарики! Но, несмотря на авторитет (командир полка, Герой Советского Союза!) мы, аэродромщики, решили побултыхаться, как лягушка в сметане – авось выплывем… Для начала вместе с членами комиссии идём по трассе движения самолёта, где нам командир пальцем показывает «глубокую» колею от левого шасси. Действительно, такой факт имеет место, как говорят. Расшифровываю этот тезис. Уже говорилось, что имел место небольшой ветер 5-7 м/с. Этот ветер породил позёмку, которая, в свою очередь, намела небольшие свежие наносы снега шириной 5-8 м . В результате прохода шасси по этим наносам образовалась, действительно, колея – колея просто «впечатляющая»! Высота бортиков вдоль колеи достигала аж 10-12 см. Но что примечательно – направление движения колёс под действием этих самых «сугробов» не изменилось! Вот эту картину мы, аэродромщики, быстренько с помощью рулетки замерили и нанесли на миллиметровку. В дальнейшем схема положения самолета на старте и трасса его движения сыграла решающую (во всяком случае, для нас) роль в анализе причин происшествия. А вот о «плохо замёрзшей промоине с солёной морской водой», в которую якобы угодило шасси, или о «гигантском ледяном катке», по которому «тормоза бесполезны» (см. «Советскую Беларусь», где есть эти выдумки), тогда и разговора не было…
О дальнейших перипетиях этого дня. Когда, будучи ещё на полосе, все уже наговорились, но нашей «оправдательной» схемы ещё не было, в связи с чем версия о неготовности полосы как-то витала в воздухе, я выбрал момент и, с разрешения начальника, осмелился задать вопросы командиру корабля. Вот коротко, почти стенографически, воспроизвожу их и ответы на них. Вопрос 1-й: «Тов. полковник, можно узнать, почему Вы пошли на взлёт, находившись левее оси полосы на 7 метров ?» Ответ: «Это не имело и не имеет никакого значения». Вопрос 2-й: «Тов. полковник, направление самолёта перед разбегом было со смещением от курса взлёта влево – это могло повлиять на траекторию движения? Ответ был несколько раздражённым и в духе ответа на первый вопрос. Вопрос 3-й: «Тов. полковник, можно узнать, почему Вы взлетали с попутным боковым ветром, а не отрулили в другой конец полосы?» Разъясняю для непосвящённых важность данного обстоятельства: во-первых, в авиации всегда стараются взлетать с встречным ветром; во-вторых, боковой ветер слева, воздействуя на хвостовое оперение (киль) Ту-16, разворачивал его опять-таки влево. Ответ был чрезвычайно раздражённым, примерно таким: «Если Вы, старший лейтенант, не понимаете, то разъясню: не отрулил потому, что надо экономить топливо (в то время такие слова вызывали у авиаторов лишь улыбку) и время – Вы видите, что над нами кружат ещё два самолёта?» А дальше он просто сорвался: « Да и вообще, Вы что – пытаетесь учить меня, Героя Советского Союза с 1944 года, освоившего за свою жизнь (не припомню цифру, вроде бы около 30-ти) типов самолётов и т.д. и т.п. – целая тирада!». В общем, отделал он меня «под орех». Всем было понятно, что это был явный нервный срыв. Я не хочу приводить слухи о дальнейшей его судьбе, о том, как он пострадал по служебной и по партийной линиям в связи с этим происшествием. Но приведу информацию, которая поможет понять состояние этого человека в тот торжественный момент и приблизить нас к пониманию причин происшедшего. Вот что говорил мне, характеризуя его, бывший сослуживец, воевавший вместе с ним, т.е. хорошо знавший его: «Лётчик от Бога, но имелась в нём червоточинка: достаточно его похвалить, особенно, публично, и человек терял контроль над собой. Хвала и слава опьяняли его. Об этом мы ему говорили и по-товарищески и по партийной линии, но…». Вот это качество и сыграло роковую роль в этой истории. Ведь при поздравлении экипажа с успешной посадкой, как мне рассказывали, генерал Рейно Л.Д. публично пообещал представить его ко второй Звезде Героя и выделить в личное пользование «Волгу» (в то время это значило многое), что вызвало, очевидно, бурный восторг. И в таком состоянии эйфории, не выправив самолёт по курсу, не учтя действия попутного боковика слева и проявив поспешность, Алехнович А.А. рванул по газам и, не успев, как говорится, оглянуться, оказался на краю полосы. По существу можно было исправить сложившееся положение, прервав разбег. Да, это была бы задержка, но разумная, вынужденная. Однако, гордыня командира не позволила останавливаться. Всё это и привело к печальному финишу…»

РЕШЕТНИКОВ В.В. "ЧТО БЫЛО - ТО БЫЛО"
http://avia.lib.ru/bibl/1028/17.html
«Полки держались на хорошем уровне, и все чаще инверсионные следы наших кораблей резали небо у полюса, над Чукоткой, над нейтральными водами Норвежского моря и Северной Атлантики. Иногда к самолетным бортам причаливали натовские истребители. Пройдутся рядом, пощелкают фотоаппаратами, заглянут под брюхо, повисят в стороне, пока керосина хватает, и отвалят. А иной на прощание "сделает ручкой" и улыбнется.
… Отрезки наших маршрутов не только в средних широтах, но и за полярным кругом прокладывались через полигоны, где нам удавалось за один полет отбомбиться по нескольким радиолокационным целям. Позже, когда появились ракеты, их условные пуски в тех районах отрабатывались с еще большей интенсивностью.
Арктика не была голой и безмолвной. На побережье и на островах работала сеть радиостанций, возникали новые аэродромы - одни с мощным бетонным покрытием, другие - на укатанном грунте, тундровые. Были и ледовые. Однажды, когда я оказался на арктическом аэродроме, командующий авиацией в Арктике генерал Леонид Давыдович Рейно предложил мне осмотреть ледовое поле у прибрежья моря Лаптевых. Мы сели в транспортный самолет и вскоре были на месте.
Приводная радиостанция, стартовый командный пункт, разметка ВПП в черных полотнищах - все как на настоящих аэродромах. И бесконечная ледяная даль. Я прошелся вдоль разметок по посадочной полосе, присматриваясь ко льду и постукивая о него ногами, будто под ударами унтов могла пошевелиться эта многометровая броня, молча прикинул картину предстоящей посадки, а затем и взлета. Маячил в памяти и недавний неудачный взлет самолета "Ту-16" с ледовой площадки одной из станций СП (Северный полюс), уклонившегося на разбеге в сторону и сложившего свои "кости" в ледяных ропаках. А вдруг и моя заскользит? Не должна бы, "лапти" у нее крупные, в тележках, опираются на землю плотно.
- Ну как? - спрашивает меня командующий.
- Под ногами не гнется. Думаю, и под машиной не треснет, хотя весу в ней на посадке наберется поболее ста тонн.
- Ну что вы сомневаетесь? Этот лед несокрушим для любого веса. Но я вижу, вас беспокоит сцепление? Не бойтесь, - она никуда не уйдет.
Да, я чувствовал, генералу Рейно, пока я здесь, очень хотелось испытать это его создание под грузом самого тяжелого боевого корабля. Да и я должен был попробовать, как поведет себя четырех-двигательная махина с торможением реверсивной тягой на ледяной полосе, поскольку до этого на таких машинах никто на лед не садился, а в боевых условиях и этот опыт может оказаться не лишним.
Раздумывать нечего. Видимость отличная, ветерок по полосе. В Арктике, прозевав выпавшую как подарок погоду, можно мгновенно ее утратить на многие дни, а то и недели.
Я вернулся на базовый аэродром и сначала ушел на островной тундровый в Карском море (эта задача была для меня главной), а уж взлетев оттуда, прямиком направился на ледовый.
Сел осторожно, прикоснулся ко льду мягенько, чувствовал, с чем дело имею: подскочит разок-другой на неудачной посадке - можно и не удержать, заскользит боком... Одна надежда на добрый случай. Но она пошла легко и прямо, пока на двух главных шасси. Переднее опустил не сразу и очень медленно. Чуть тронул тормоза и почувствовал, как она будто плечиками поводит, норовя броситься в сторону. Снял с упора внутренние винты. На мощном торможении обратной тяги она резко сократила скорость пробега, на миг заерзала, но тут же успокоилась. Можно снимать и крайние. Машина крепко сидела на ногах и была совершенно послушной.
Теперь предстоял взлет. Ветерок был слабым и особого влияния на длину разбега или его устойчивость оказать не мог, а раз так, то стоит ли возвращаться к началу полосы, руля без толку, вероятно, километра три или четыре. Развернул ее, присмиревшую, на обратный посадочный курс, подтянул закрылки к взлетному положению и прямо на разбеге - тормоза все равно не держат, - увеличивая до полного режим работы двигателей, взлетел и ушел на базовый аэродром. На этот лед пришел потом командир полка Леонид Иванович Агурин, а за ним и другие экипажи. Но широкого применения этот опыт не получил.


Как бы то ни было, а возраст берёт своё: пришло время идти в запас.

По увольнению с военной службы Рейно Л.Д. продолжительное время работал директором Дома (музея) авиации и космонавтики (г. Москва). Был активным членом ветеранской организации, много времени уделял общественной и военно-патриотической работе, встречался с молодёжью, проводил «уроки мужества» в военных училищах, школах, ПТУ.

12 августа 1985 года генерал-майор авиации в отставке Леонид Давыдович Рейно скончался в возрасте 78 лет.

Похоронен на Ваганьковском кладбище города Москвы.

В 692-й средней школе города Москвы был создан музей «6-го Московского гвардейского штурмового ордена Ленина Краснознаменного и ордена Суворова II степени авиационного полка». В свое время, в 1941 году, майор (подполковник) Рейно Л.Д. был одним из первых командиров этого славного боевого полка.

За многолетнюю и безупречную службу (около 40 лет в календарном исчислении) и мужество и героизм проявленные в ходе Великой Отечественной войны был награжден:
- орденом Ленина (03.11.1941);
- орденом Ленина (1948) - за выслугу лет (25 лет безупречной службы);
- орденом Красного Знамени (1944) - за выслугу лет (20 лет безупречной службы);
- орденом Красного Знамени (1953 или 1954) за выслугу лет (30 лет безупречной службы);
- орденом Красного Знамени (дата награждения уточняется);
- орденом Отечественной войны I степени (23.09.1943);
- орденом Отечественной войны I степени (1985);
- медалью «Ветеран Вооруженных Сил СССР» - (возможно был награжден данной медалью, информация уточняется ???)
- медалью «За оборону Москвы» (1944);
- медалью «За оборону Сталинграда» (информация о награждении данной медалью уточняется);
- медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (1945);
- медалью "За победу над Японией" (1945);
- медалью "За освобождение Варшавы" (1945);
- медалью "За освобождение Праги" (1945);
- иностранной медалью "Отечественная война 1944-1945 годов" (1945) (за участие в освобождении Болгарии) (Народная Республика Болгария);
- юбилейной медалью «За воинскую доблесть. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина» (1970);
- юбилейной медалью «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (1965);
- юбилейной медалью "Тридцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг." (1975);
- юбилейной медалью «Сорок лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (1985);
- юбилейной медалью «30 лет Советской Армии и Флота» (1948);
- юбилейной медалью «40 лет Вооруженных Сил СССР» (1958);
- юбилейной медалью «50 лет Вооруженных Сил СССР» (1968);
- юбилейной медалью «60 лет Вооруженных Сил СССР» (1978);
- медалью «В память 800-летия Москвы» (возможно был награжден данной медалью, информация уточняется ???).

Всего 19 медалей. Информация в отношении всех награждений уточняется.

Источники:
1. Материалы из Википедии - свободной общедоступной мультиязычной универсальной интернет-энциклопедии, реализованной на принципах Вики. Русскоязычная версия данного ресурса расположена на интернет-сайте: http://ru.wikipedia.org/wiki/ .
2. Наградные материалы в отношении Рейно Л.Д., размещенные на интернет-сайте "Подвиг Народа": - http://podvignaroda.ru/ .
3. Н. Лебедев, А. Гончарук, С. Бортан "Авиационная энциклопедия в лицах", Издательство: Барс, М. 2007. Твердый переплет, 712 стр.
4. Информация с интернет-сайта: http://old.tatmedia.com/rus/news/show/301712 .
5. Начало войны. (Военный Дневник Григория Максимовича Пигарева)
Под Витебском: http://patriot-af.livejournal.com/37459.html .
6. Александров С.С. «Крылатые танки», (Военные мемуары): http://read24.ru/read/sergey-aleksandrov-kryilatyie-tanki/48.html .
7. Из воспоминаний участника Великой Отечественной войны Героя Советского Союза генерал-майора авиации Лавейкина Ивана Павловича (Военные мемуары): http://www.airforce.ru/history/ww2/laveykin/laveykin.htm
8. Шуканов Б.Ф. "Траектория подвига" Мой командир: http://avia.lib.ru/bibl/1035/01.html .
9. Аракелова М.П., Кондратенко С.Ю. Управление Военно-воздушными силами и Войсками противовоздушной обороны в сентябре 1945 – марте 1953 гг. Государственное управление. Электронный вестник. Выпуск № 33. Август 2012 г.: http://e-journal.spa.msu.ru/images/File/2012/33/Arakelova_Kondratenko.pdf
10. Решетников В.В. "ЧТО БЫЛО - ТО БЫЛО" http://avia.lib.ru/bibl/1028/17.html .
11. Соколов Г.И. «ТУ-16 на СП-6»: http://www.tiksi.ru/allnews/30-nord-news/340-tu-16.html .
12. Реформа в Красной Армии. Документы и материалы. 1923-1928 гг. Книга 1. Институт военной истории МО РФ. 2006. СПб, Издательство: Летний сад.
13. Документальные (автобиография Рейно Л.Д. от 8 февраля 1955 года) и устные сведения из семейного архива семьи Рейно, проживающей в настоящее время (осень 2013 года) в г. Москве.
14. Фотографии из семейного архива Ирины (внучки генерал-майора Рейно Л.Д.).
« Последнее редактирование: 28 Ноябрь 2013, 08:03:28 от murylev »
Записан
При использовании информации с данного Форума, ссылка на соответствующую страницу цитируемой темы обязательна
__
Ищу информацию биографического характера в отношении выпускников и представителей командно-преподавательского состава Ташкентского пехотного училища имени В.И.Ленина 1918-1958 гг.

murylev

  • Сын своего отца, Атеист & Перфекционист & COVID-диссидент (I am so sorry. I am not perfect, but aspire to be...)
  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Онлайн Онлайн
  • Сообщений: 8 458
  • Мурылев Андрей Анатольевич (Cat)
    • WWW
Майор Л.Д. Рейно. Предположительно, ноябрь-декабрь 1941 года: http://s61.radikal.ru/i171/1302/f2/aced7a9ff5d8.jpg
« Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2013, 15:40:15 от murylev »
Записан
При использовании информации с данного Форума, ссылка на соответствующую страницу цитируемой темы обязательна
__
Ищу информацию биографического характера в отношении выпускников и представителей командно-преподавательского состава Ташкентского пехотного училища имени В.И.Ленина 1918-1958 гг.

murylev

  • Сын своего отца, Атеист & Перфекционист & COVID-диссидент (I am so sorry. I am not perfect, but aspire to be...)
  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Онлайн Онлайн
  • Сообщений: 8 458
  • Мурылев Андрей Анатольевич (Cat)
    • WWW
Командир 215-го штурмового авиационного полка майор Л.Д. Рейно в кабине штурмовика Ил-2. Предположительно, сентябрь-октябрь 1941 года: http://s45.radikal.ru/i108/1302/0c/1ce9a50b5c39.jpg
« Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2013, 15:40:29 от murylev »
Записан
При использовании информации с данного Форума, ссылка на соответствующую страницу цитируемой темы обязательна
__
Ищу информацию биографического характера в отношении выпускников и представителей командно-преподавательского состава Ташкентского пехотного училища имени В.И.Ленина 1918-1958 гг.

murylev

  • Сын своего отца, Атеист & Перфекционист & COVID-диссидент (I am so sorry. I am not perfect, but aspire to be...)
  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Онлайн Онлайн
  • Сообщений: 8 458
  • Мурылев Андрей Анатольевич (Cat)
    • WWW
Страница из книги "Авиационная энциклопедия в лицах" в отношении Рейно Л.Д.

(есть несколько (если не масса) ошибок:
- особенно при описании начального военного образования (1926) -  соединили три военные школы воедино ;);
- или, например, проходил обучение .... в 1927-1928 гг. в г. Чкалове ??? Оренбург носил имя Чкалова в период с 1938 по 1957 год!!!;
- 11 июля 1940 года приказом НКО СССР за № 0141 Белорусский особый военный округ переименовывается в Западный особый военный округ (ЗапОВО) с включением в его состав Смоленской области (из расформированного Калининского военного округа). А в статье указано, что округ носил такое наименование БОВО на 24 июля 1941 года!!!
- ....................

« Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2013, 15:40:49 от murylev »
Записан
При использовании информации с данного Форума, ссылка на соответствующую страницу цитируемой темы обязательна
__
Ищу информацию биографического характера в отношении выпускников и представителей командно-преподавательского состава Ташкентского пехотного училища имени В.И.Ленина 1918-1958 гг.
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »