Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Люди-легенды: капитан 1 ранга в отставке Иван Иванович Шеломов  (Прочитано 6342 раз)

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
ШЕЛОМОВ Иван Иванович (1904-1973), ветеран ВМФ и войск ОГПУ-НКВД СССР, родной дядя (по матери) экс-Президента РФ В.В. Путина, в 1948-1952 гг. – офицер в Калининградском военном гарнизоне, капитан 1 ранга (1947) в отставке.
Родился 3 марта 1904 года в деревне Заречье Тургиновского сельского округа Калининского района Тверской области. Русский. Из крестьян. Член ВКП(б(-КПСС с 1931 года.
Образование: в сентябре 1921 – общеобразовательную школу 2-й ступени; в октябре 1926 – Военно-Морское подготовительное училище; в мае 1930 - Военно-морское училище имени М.В. Фрунзе (Ленинград); в мае 1937 – Военно-Морскую академию РККА имени К.Е. Ворошилова.
На военной службе в сентябре 1924-октябре 1954 гг., в том числе 1 мая 1930-8 июля 1941 гг.– военнослужащий кадрового состава морской охраны пограничных войск ОГПУ-НКВД СССР.
Военную службу начинал в качестве курсанта военно-морских учебных заведений в городе Ленинграде (ныне – Санкт-Петербург):
- в сентябре 1924-октябре 1926 гг. – курсант Военно-Морского подготовительного училища;
- в октябре 1926-1 мая 1930 гг. – курсант Военно-морского училища имени М.В. Фрунзе.
1 мая 1930 года был произведен в командиры Рабоче-Крестьянского Красного Флота или, говоря современным языком, - в офицеры плавсостава.
Первая место офицерской службы – Морская база, находившаяся в подчинении Полномочного представителя ОГПУ по Северо-Кавказскому краю:
- 1 мая -1 декабря 1930 года - вахтенный начальник-помощник командира пограничного корабля «ПК-103»;
- 1 декабря 1930-13 мая 1932 гг. - командир канонерской лодки (корабля 3 ранга);
- 13 мая 1932-18 ноября 1933 гг. - командир группы канонерских лодок.
В этот период неоднократно поощрялся «ценными наградами» за доблесть в службе и, в частности:
- Полномочным представителем ОГПУ по Северо-Кавказскому краю – за написание лоции рек Дон и Донец;
- наркомом внутренних дел Азербайджанской ССР – за отличия при несении службы по охране государственной границы на Каспийском море.
18 ноября 1933-25 мая 1937 гг. – слушатель Военно-Морской академии РККА имени К.Е. Ворошилова.
21 марта 1936 года в порядке аттестации на персональные воинские звания удостоен был нарукавных знаков различия старшего лейтенанта, но уже через год с небольшим - 4 мая 1937 года - капитан-лейтенанта.
25 мая 1937-16 июля 1937 гг. – командир 7-й морской базы НКВД СССР (Морпогранбаза № 7) Каспийского пограничного отряда войск НКВД СССР.
16 июля 1937-6 сентября 1940 гг. - начальник штаба, а с 6 февраля 1939 года - Врид начальника 62-го Владивостокского морского пограничного отряда войск НКВД СССР. На данном посту в 1939 году произведён в капитаны 3 ранга.
6 сентября 1940-11 марта 1941 гг. – начальник 1-го отделения штаба Управления пограничных войск НКВД Приморского округа.
11 марта-8 июля 1941 гг. – Врид начальника 7-го отделения оперативного отдела 1-го управления Главного управления пограничных войск НКВД СССР.
Активный участник Великой Отечественной войны, в том числе с 8 июля 1941– в составе советских ВМФ.
Первая должность на фронте - начальник 1-го (оперативного) отделения Морской базы «Ручьи» Краснознамённого Балтийского флота. Затем в течение месяца (август-сентябрь 1941 года) – старший морской начальник на рейде базы Краснознамённого Балтийского флота «Усть-Луга». Как гласят архивные документы, капитан 3 ранга И.И. Шеломов, находясь в зоне интенсивных артиллерийско-миномётных и авиационных ударов противника, проявил «упорную настойчивость и дерзкую смелость при эвакуации шестимесячных запасов продовольствия, жидкого топлива и технического имущества из базы КБФ в Усть-Луге.
Малочисленными командами людей: береговой команды 3 ДСКА, пожарной команды, состава караула продбазы, привлечением рыбаков и рабочих электростанции, организовал чёткую работу всех людей и всеми видами транспорта полностью эвакуировал все запасы, кроме того, была демонтирована и вывезена электростанция.
Большинство жел. дор. вагонов и платформ из-за отсутствия автовозов и паровозов с жел. дор. путей станции к складам подкатывались личным составом вручную. Под его личным руководством автомашины вывозили муку с жел. дор. станции в баржу, а когда части 48 сд [ стрелковой дивизии ] 8 армии уже оставили Усть-Луга и отошли на рубеж Косколово, а жел. дор. станция обстреливалась артиллерийским и миномётным огнём противника, было вывезено свыше 1500 тонн груза, главным образом, продовольствия, жидкого топлива и технического имущества.
При отходе из Усть-Луги под огнём противника не оставил ему [ т.е. противнику ] ни одного килограмма продовольствия или топлива…».
29 сентября-25 октября 1941 гг. – на ответственной штабной работе: заместитель начальника отдела боевой подготовки штаба Краснознамённого Балтийского флота, а с 10 октября 1941 года - и начальник 1-го отделения Отряда особого назначения.
25 октября 1941-14 января 1942 гг. – младший оператор Оперативной группы заместителя наркома ВМФ СССР при командующем Северо-Западным фронтом.
Как следует из книги В.В. Путина «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным» (М.: 2000), капитан 3 ранга И.И. Шеломов в этот период сделал всё возможное для спасения семьи своей родной сестры – Марии Ивановны Путиной, проживавшей в Старом Петергофе: «Когда маме стало совсем тяжко, её забрал в Питер мой дядя, морской офицер, он служил в штабе фронта, а штаб располагался в Смольном. Брат приехал и вывез её с ребенком под обстрелом и бомбёжками» и далее - Марии Ивановне Путиной всю блокаду «помогал брат, он подкармливал её своим пайком. Был момент, когда брата куда-то на время перевели, и она оказалась на грани смерти».
14 января 1942-4 января 1945 гг. – вновь на штабной работе во фронтовых частях Краснознамённого Балтийского флота: начальник штаба охраны водного района главной базы Ленинградской военной флотилии. На данном посту 4 июня 1942 года был произведён в капитаны 2 ранга.
30 июня 1944 года был представлен к награждению орденом Ленина: за тщательную разработку и успешное осуществление десантной операции по высадке с моря в район Тулокса - Видлица с борта почти семидесяти кораблей и судов личного состава 70-й отдельной морской стрелковой бригады. Кроме того, в ходе самой этой операции «самоотверженно работал по организации питания высаженного десанта боезапасом, продовольствием и переброске крупной артиллерии к месту высадки, находясь под артминомётным огнём противника». Однако вместо ордена Ленина был удостоен ордена Отечественной войны 1-й степени.
20 ноября 1944-12 декабря 1947 года – военнослужащий Северного флота:
- 2 ноября-предположительно, с декабря 1944 года - офицер по оперативной части управления бригады траления охраны водного района Главной базы Северного флота;
- предположительно, с декабря 1944-4 января 1945 гг. - заместитель начальника штаба охраны водного района Главной базы Северного флота;
- 4 января-22 августа 1945 года - начальник штаба охраны водного района Главной базы Северного флота;
- 22 августа 1945-25 июня 1947 гг. - командир охраны водного района Кольского МОРа;
- 25 июня-14 июля 1947 года - офицер в распоряжении командующего Северным флотом. На данном посту 7 июня 1947 года произведён в капитаны 1 ранга;
- 14 июля-12 декабря 1947 гг. - начальник организационно-строевого отдела штаба Северного флота.
С 12 декабря 1947 года и увольнения в запас – на ответственной руководящей и преподавательской работе в ряде учебных заведений:
- 12 декабря 1947-12 июня 1948 гг. - заместитель по учебной части начальника Бакинского военно-морского подготовительного училища (город Барнаул);
- 12 июня 1948-21 января 1952 гг. - начальник кафедры военно-морской организации и администрации Калининградского высшего военно-морского училища (ныне – Балтийский военно-морской институт имени адмирала Ф.Ф. Ушакова);
- 21 января 1952-21 декабря 1954 гг. - заместитель начальника Рижского речного училища по военно-морской подготовке-начальник военно-морского отделения.
С января 1955 года – военный пенсионер: уволен в запас на основании приказа министра обороны СССР № 06412 от 21 декабря 1954 года «по ст. 59 п. «б» (болезни) «с правом ношения военной формы с особыми отличительными знаками на погонах».
В том же 1955 году вернулся в родной для себя Ленинград (ныне – Санкт-Петербург), где затем проживал вплоть до своей безвременной кончины.
Кавалер большого количества государственных наград, включая шесть орденов - Ленина (15 ноября 1950 года – за выслугу лет), двух Красного Знамени (15 июля 1943 года и 3 ноября 1944 года; последний – за выслугу лет), двух Отечественной войны 1-й степени (8 июля 1944 года и, предположительно, в 1945 году), Красной Звезды (20 марта 1946 года), - а также не менее шести медалей и, в том числе, «За оборону Ленинграда».
Скончался в 1973 году в городе Ленинграде (ныне – Санкт-Петербург).
Согласно оставленному завещанию, похоронен был на сельском родовом погосте – на кладбище деревни Непеино бывшего Тургиновского сельского Совета Калининского района на тот момент Калининской, а ныне современной Тверской области.
На его могиле установлено надгробие из черного мрамора, выполненное в виде невысокого обелиска.
Краткая скорбная надпись гласит: «Шеломов Иван Иванович – 1904-1973». А ниже как знак заслуг перед Родиной на ниве защиты ее морских рубежей – традиционное для военных моряков изображение якоря…
Юрий РЖЕВЦЕВ.
« Последнее редактирование: 11 Апрель 2016, 08:55:54 от murylev »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Могила Ивана Ивановича Шеломова:
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Фрагменты Анкеты специального назначения работника НКВД, которую в предвоенный период собственноручно заполнил военно-морской офицер-пограничник Иван Иванович Шеломов:

« Последнее редактирование: 29 Сентябрь 2009, 11:01:55 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
История до востребования

И БЫЛО НА КОГО ПРЕЗИДЕНТУ РАВНЯТЬСЯ!
Об этом можно прочитать во всех доступных источниках: экс-Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин в недавнем прошлом – кадровый офицер-чекист. Служба его проходила главным образом в органах внешней разведки. Последнее воинское звание, которого был удостоен уже на посту директора Федеральной службы безопасности РФ, - полковник. А как Президент РФ по отношению ко всем «силовикам» являлся Верховным Главнокомандующим.
Однако мало кто знает, что в кругу родственников, причем как по линии отца, Владимира Спиридоновича, так и матери, Марии Ивановны, он отнюдь не первый, кому выпала честь стоять на защите Родины и ее интересов в рядах личного состава силовых правоохранительных структур. Так, бойцом одного из истребительных батальонов УНКВД по Ленинградской области и г. Ленинграду летом-осенью 1941 года был его отец – матрос-подводник запаса Владимир Спиридонович Путин.
Более одиннадцати лет отдал службе в морской охране пограничных войск ОГПУ-НКВД СССР родной дядя по матери – кадровый офицер ВМФ Иван Иванович Шеломов.
Штатным оперативником УНКВД города Ленинграда в предвоенный период являлся брат жены дяди (речь об И.И. Шеломове) – Михаил Георгиевич Беляков…


В бой вступили «ястребки»
24 июня 1941 года Совет Народных Комиссаров СССР издал специальное Постановление, направленное на борьбу со шпионажем и диверсиями в нашем тылу, – «Об охране предприятий и учреждений и создании истребительных батальонов». А уже на следующий день союзный Наркомат внутренних дел приступил к работе по созданию при территориальных органах правопорядка прифронтовых республик и областей истребительных подразделений. К вечеру 27 июня 1941 года первые из них были сформированы и в городе Ленинграде. А к 5 июля 1941 года только в подчинении УНКВД по Ленинградской области уже находились семьдесят девять истребительных батальонов общей численностью в семнадцать тысяч штыков, но к концу этого же месяца еще больше – девяносто в девятнадцать тысяч штыков.
Типовой штат каждого такого батальона предусматривал численность личного состава в сто десять или двести двадцать человек бойцов и командиров. Однако на штатной основе здесь исполняли служебные обязанности только представители группы управления – всего одиннадцать-двенадцать человек и не более. За редким исключением это были лица комначсостава системы НКВД или органов госбезопасности. А вот все остальные – добровольцы из числа «проверенных смелых, самоотверженных коммунистов и комсомольцев советского актива, способных владеть оружием», но которым, как и легендарным чоновцам времен Гражданской, предстояло с оружием в руках защищать Родину «без отрыва от постоянной работы». Речь в данном случае, как правило, идет о двух категориях советских граждан: юношах-допризывниках и лицах обоего пола, по разным причинам уже или пока еще не подлежащим мобилизации на военную службу.
29-летний питерский рабочий Владимир Спиридонович Путин принадлежал ко второй категории из двух вышеперечисленных: как высококвалифицированный работник оборонного в условиях военного времени промышленного производства он, к своему личному огорчению, от мобилизации оказался прочно «защищенным» «бронью». В этих условиях было абсолютно бесполезным осаждать пороги военкоматов. Так что в ряды истребительных формирований города на Неве он вступил одним из первых и горя огромным искренним желанием принять личное участие в вооруженной борьбе с фашизмом.
Де-юре на истребительные батальоны НКВД СССР возлагались сугубо правоохранительные функции, но только в большей степени, говоря современным языком, носившие контртеррористический характер и, в частности: «Выявление и уничтожение вражеских парашютистов и диверсантов, охрана промышленных предприятий, железнодорожных сооружений, электростанций, водокачек, мостов и других объектов, которые могут быть подвергнуты нападению со стороны немецко-фашистских парашютистов».
Однако критически складывавшаяся летом сорок первого для наших войск боевая обстановка уже очень скоро вынудила советских генералов начать бросать в бой на правах пехотинцев и недостаточно хорошо обученных для этого энкэвэдэшных «ястребков». И особенно активно подобное стало практиковать тогда командование Северного (с 26 августа 1941 года - Ленинградский) фронта. Так боец-доброволец В. Путин где-то на ближних подступах к Ленинграду и принял самое настоящее боевое крещение.
В дальнейшем, когда местные региональные штабы истребительных формирований и аппараты по руководству по линии НКВД СССР партизанским движением были слиты в единый орган управления – 4-е (зафронтовой работы) отделы, Владимир Путин-старший – диверсант-разведчик и в этом качестве его с полным правом можно именовать сегодня бойцом чекистского спецназа.
Некоторые подобности боевых операций в тылу врага, в которых принимал участие Владимир Спиридонович, приводятся на страницах книги В. Путина-младшего «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным». Вот что Владимир Владимирович пишет о своем отважном отце: «Его определили в так называемый истребительный батальон НКВД. Эти батальоны занимались диверсиями в тылу немецких войск. В их группе было 28 человек. Их выбросили под Кингисеппом... они успели взорвать состав с боеприпасами. Но потом кончились продукты. Они вышли на местных жителей, эстонцев, те принесли им еды, а потом сдали их немцам. Шансов выжить почти не было. Немцы обложили их со всех сторон... Остатки отряда уходили к линии фронта. По дороге потеряли еще нескольких человек и решили рассеяться. Отец с головой спрятался в болоте и дышал через тростниковую трубочку, пока собаки, с которыми их искали, не проскочили мимо. Так и спасся. Из 28 человек к своим тогда вышли четверо».
По состоянию на октябрь-ноябрь 1941 года 1-й, 2-й, 4-й и 5-й истребительные батальоны УНКВД по Ленинградской области и г. Ленинграду составляли костяк боевых сил 8-й армии Ленинградской фронта. Той же осенью сразу несколько других истребительных формирований города Ленинграда, в том числе, судя по всему, и тот батальон, в котором с лета сорок первого доблестно воевал боец-доброволец В. Путин, на правах едва ли не последнего фронтового резерва были экстренно направлены на пополнение частей и соединений войск НКВД СССР и Красной Армии, которые штурмом захватили на левом берегу Невы и теперь прочно удерживали здесь за собой крохотный плацдарм, вошедший позже во все отечественные учебники истории как легендарный «Невский пяточек».
Так Владимир Спиридонович Путин стал полноправным военнослужащим РККА. Ему было присвоено воинское звание «красноармеец». Теперь он уже продолжал воевать в рядах 330-го стрелкового полка 86-й стрелковой (впоследствии – Тартуская) дивизии (2-го формирования) 1-й Невской оперативной группы войск Ленинградского фронта.
И вновь цитата из книги В. Путина-младшего «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным». На сей раз это некоторое подробности того, при каких обстоятельствах в ноябре 1941 года В. Путин-старший в ходе боев на «Невском пяточке» получил тяжелое ранение: «Ему и еще одному бойцу дали задание взять языка. Они подползли к блиндажу и только приготовились ждать, как оттуда неожиданно вышел немец... Немец пришел в себя раньше. Достал гранату, запустил в них и спокойно пошел дальше... Немец, наверное, был уверен, что убил их. Но отец выжил, правда, ему осколками переколотило ноги. Наши его вытащили оттуда через несколько часов».
После госпиталя Владимир Спиридонович, несмотря на неизлечимую инвалидность, продолжил военную службу, но вот только обратно на фронт врачи его, судя по всему, уже не пустили.
Демобилизован он был вскорости после Победы, но незадолго до этого – 22 июня 1945 года - его представили к награждению медалью «За боевые заслуги». Очевидно, основанием к награждению послужило полученное в боях 1941 года тяжелое ранение…
Вернувшись домой в Ленинград, пошел работать мастером на Вагоностроительный завод имени Егорова. Но впоследствии он как человек, крайне ответственный, требовательный и имеющий, вдобавок, богатый боевой опыт, – на ответственных должностях в структурах военизированной охраны. Как потом, будучи уже Президентом РФ, обмолвился сам Владимир Владимирович Путин, «даже на пенсии отец что-то там все охранял».
Военизированная охрана, конечно, не является самостоятельной правоохранительной структурой, но она, тем не менее, всегда была в прошлом и остается сегодня важным и, главное, неотъемлемым элементом правоохранительной системы нашего государства. Так что, как ни крути, но и в послевоенный период Владимир Спиридонович продолжил свое кровное родство с органами правопорядка.
Земной путь В. Путина-старшего завершился 2 августа 1999 года. Ему шел восемьдесят восьмой год. Он всего лишь на несколько месяцев пережил супругу, Марию Ивановну, но, как и она, он скончался от неизлечимого онкологического заболевания.
Могила родителей второго Президента России находится на Серафимовском кладбище города Санкт-Петербурга.
НА СНИМКЕ: краснофлотец-подводник Владимир Спиридонович Путин. Начало 1930-х, город Ленинград.

Породнен был с границей и морем
Иван Иванович Шеломов - старший брат мамы Владимира Владимировича Путина – Марии Ивановны. Они оба родом из деревни Заречье современных Тургиновского сельского округа Калининского района Тверской области.
Дата рождения Ивана Ивановича - 3 марта 1904 года.
В сентябре 1921 года на родине он закончил так называемую школу 2-й ступени. Видимо, уже тогда по-настоящему грезил морской романтикой. В любом случае в сентябре 1924 года добился зачисления в Военно-Морское подготовительное училище. С этого момента – военнослужащий советских ВМФ.
В 1926-1930 годах – уже курсант Военно-морского училища имени М.В. Фрунзе в городе Ленинграде.
Впоследствии вновь будет учиться: 18 ноябре 1933-25 мая 1937 годах – слушатель Военно-Морской академии РККА имени К.Е. Ворошилова.
1 мая 1930 года 26-летний заправский моряк Иван Шеломов был произведен в командиры Рабоче-Крестьянского Красного Флота или, говоря современным языком, - в офицеры плавсостава.
Вместе с дипломом получил тогда предписание об откомандировании в распоряжение командования морской охраны пограничных войск ОГПУ.
А первым местом офицерской службы стала для него Морская база, находившаяся в подчинении Полномочного представителя ОГПУ по Северо-Кавказскому краю: принял здесь должность вахтенного начальника - помощника командира пограничного корабля «ПК-103».
Уже очень скоро ярко проявил свои незаурядные качества как талантливый и растущий в профессиональном отношении военачальник, о чем красноречиво свидетельствует хотя бы уже череда не заставивших себя ждать повышений по службе. Так, с 1 декабря 1930 года он - командир канонерской лодки, состоявшей в статусе корабля 3 ранга, а с 13 мая 1932 года - командир группы канонерских лодок.
А еще через полтора года молодой ещё по сути военно-морской краском удостоился направления на учебу в академию!
Дважды в этот период поощрялся в дисциплинарном порядке. Как сказано в архивных документах, ему были вручены «ценные награды»: от Полпреда ОГПУ по Северо-Кавказскому краю – «за написание лоции рек Дон и Донец», а от наркома внутренних дел Азербайджанской ССР – «за отличия при несении службы по охране Государственной границы на Каспийском море».
А сослуживцы в 1931 году доверили ему право впредь гордо именоваться членом коммунистической партии большевиков.
Процесс учреждения в советских Вооруженных Силах персональных воинских званий застал Ивана Ивановича в рядах слушателей-старшекурсников Военно-Морской академии РККА имени К.Е. Ворошилова: 21 марта 1936 года в аттестационном порядке его удостоили золотых нарукавных галунов старшего лейтенанта, но уже через год с небольшим, 4 мая 1937 года, досрочно - капитан-лейтенанта. И в последнем случае это была награда за отличную учебу и активную общественную деятельность!
Из стен академии он вернулся на Каспий в свою родную в/ч, которая теперь именовалась как 7-я морская база НКВД СССР Каспийского пограничного отряда войск НКВД СССР. Только теперь он уже был поставлен во главе нее на правах командира. Однако через два неполных месяца – новое назначение и на сей раз – на Дальний Восток. И там он принял должность начальника штаба 62-го Владивостокского морского пограничного отряда войск НКВД СССР. В 1939-1940 гг. уже в новом воинском звании капитана 3 ранга ему довелось командовать этой частью морской пограничной охраны на правах Врид ее начальника.
В начале сентября 1940 года – очередное повышение по службе: утвержден в должности начальника 1-го отделения штаба Управления пограничных войск НКВД Приморского округа. А в марте следующего года – неожиданный перевод в столицу, причем сразу в центральный аппарат НКВД СССР: здесь в оперативном отделе 1-го управления ГУПВ возглавил 7-е отделение.
С началом Великой Отечественной войны пограничные войска НКВД СССР западных регионов, согласно мобилизационным планам Генштаба Красной Армии, передали свои морские силы в состав советских ВМФ. Одновременно в том же июне 1941 года на основании аналогичных мобпредписаний в распоряжение наркомата Военно-Морского Флота убыли и большинство из специалистов отдела морской охраны ГУПВ, в том числе и капитан 3 ранга И. Шеломов.
Он всем сердцем рвется на Балтику, ибо в Ленинграде, в городе его курсантской юности, проживают теперь родные и близкие ему люди, в том числе и сестра – Мария Ивановна Путина. В Анкете специального назначения работника НКВД, которая теперь хранится в его личном деле, он ее отметил так: «Путина Мария Ивановна д/хоз. [домохозяйка] – Старый Петергоф».
В НКВМФ СССР ему пошли навстречу, назначив начальником 1-го (оперативного) отделения Морской базы «Ручьи» Краснознаменного Балтийского флота. Затем в течение августа-сентября 1941 года он – старший морской начальник на рейде порта Усть-Луга. Как гласят архивные документы, капитан 3 ранга И.И. Шеломов, находясь в зоне интенсивных артиллерийско-минометных и авиационных ударов противника, проявил «упорную настойчивость и дерзкую смелость при эвакуации шестимесячных запасов продовольствия, жидкого топлива и технического имущества из базы КБФ в Усть-Луге.
Малочисленными командами людей: береговой команды 3 ДСКА, пожарной команды, состава караула продбазы, привлечением рыбаков и рабочих электростанции, организовал четкую работу всех людей и всеми видами транспорта полностью эвакуировал все запасы, кроме того, была демонтирована и вывезена электростанция.
Большинство жел. дор. вагонов и платформ из-за отсутствия автовозов и паровозов с жел. дор. путей станции к складам подкатывались личным составом вручную. Под его личным руководством автомашины вывозили муку с жел. дор. станции в баржу, а когда части 48 сд [стрелковой дивизии] 8 Армии уже оставили Усть-Луга и отошли на рубеж Косколово, а жел. дор. станция обстреливалась артиллерийским и минометным огнем противника, было вывезено свыше 1500 тонн груза, главным образом, продовольствия, жидкого топлива и технического имущества.
При отходе из Усть-Луги под огнем противника не оставил ему [т.е. противнику] ни одного килограмма продовольствия или топлива…».
За этот подвиг в последствии был удостоен ордена Красного Знамени.
В период с 29 сентября по 25 октября 1941 гг. – на ответственной штабной работе: последовательно - заместитель начальника отдела боевой подготовки штаба Краснознаменного Балтийского флота и начальник 1-го отделения Отряда особого назначения – воинской части оперативной разведки ВМФ.
Затем – младший оператор Оперативной группы заместителя наркома ВМФ СССР при командующем Северо-Западным фронтом, а с середины января 1942 года и до победного сорок пятого - начальник штаба охраны водного района главной базы Ленинградской военной флотилии. 4 июня 1942 года на данном посту был произведён в капитаны 2 ранга.
Как следует из книги В. Путина-младшего «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным», военно-морской офицер И. Шеломов в этот период сделал все возможное и даже невозможное для спасения в нечеловеческих условиях блокады Ленинграда семьи своей родной сестры – Марии Ивановны Путиной, проживавшей, как мы уже знаем, в Старом Петергофе: «Когда маме стало совсем тяжко, ее забрал в Питер мой дядя, морской офицер, он служил в штабе фронта, а штаб располагался в Смольном. Брат приехал и вывез ее с ребенком под обстрелом и бомбежками». И далее - Марии Ивановне Путиной всю блокаду «помогал брат, он подкармливал ее своим пайком. Был момент, когда брата куда-то на время перевели, и она оказалась на грани смерти».
30 июня 1944 года капитан 2 ранга Иван Иванович Шеломов был представлен к награждению орденом Ленина. Формулировка (цитата дается по тексту оригинала документа): «…Являясь начальником штаба при командире высадки, проделал большую работу при подготовке личного состава 70 МСБР [70-я отдельная морская стрелковая бригада] к десантной операции, тщательно разработал всю документацию на операцию, обеспечил четкое взаимодействие с частями армии, авиации, отрядом поддержки и внутри соединения, насчитывавшего около 70 вымпелов.
Высадка десанта произведена в полном соответствии с составленным им планом. Успех операции по высадке десанта в районе Тулокса – Видлица был обеспечен благодаря тщательности подготовки, произведенной в чрезвычайно короткий срок.
Во время самой операции капитан 2 ранга ШЕЛОМОВ самоотверженно работал по организации питания высаженного десанта боезапасом, продовольствием и переброске крупной артиллерии к месту высадки, находясь под артминометным огнем противника. Стойкость и мужество капитана 2 ранга ШЕЛОМОВА воодушевляли подчиненный состав в бою на отличное выполнение боевого задания».
Однако в вышестоящем штабе это представление почему-то несправедливо «секвестрировали» до награждения на много нижестоящим по статусу орденом Отечественной войны 1-й степени.
Кавалером ордена Ленина Иван Иванович все-таки станет, но произойдет это намного и намного позже – 15 ноября 1950 года. Так тогда Родина отметит его более чем в четверть века безупречную службу на стезе военно-морского офицера.
А день Победы он встретит на Северном флоте и кавалером двух орденов Красного Знамени, двух Отечественной войны 1-й степени и медали «За оборону Ленинград». В послевоенный период к этим наградам прибавится еще два ордена – Ленина, о котором уже упоминалось выше, и Красной Звезды, - а также не менее пяти медалей.
На Северном флоте Ивану Ивановичу выпал служить почти два года. Здесь же 7 июня 1947 года был произведен в капитаны 1 ранга.
С 12 декабря 1947 года и в течение последующих чуть более восьми лет – на ответственной руководящей и преподавательской работе в ряде учебных заведений ВМФ: сначала был в Барнауле заместителем начальника по учебной части находящегося здесь, на Алтае, со времен эвакуации Бакинского военно-морского подготовительного училища. Затем (с 12 июня 1948 года) - начальником кафедры военно-морской организации и администрации в Калининградском высшем военно-морском училище (ныне это Балтийский военно-морской институт имени адмирала Ф.Ф. Ушакова города Калининграда). И, наконец, с 21 января 1952 года он - заместитель начальника Рижского речного училища по военно-морской подготовке и одновременно - начальник работающего здесь на штатной основе военно-морского отделения.
В отставку он вышел в январе 1955 года, выбрав под место постоянного проживания ставший столь родным еще со временем курсантской юности Ленинград.
Капитан 1 ранга в отставке И. Шеломов скончался в 1973 году. Согласно завещанию, похоронен он был на сельском родовом погосте – на кладбище деревни Непеино бывшего Тургиновского сельского Совета Калининского района на тот момент Калининской, а ныне современной Тверской области.
На его могиле установлено надгробие из черного мрамора, выполненное в виде невысокого обелиска.
Краткая скорбная надпись гласит: «Шеломов Иван Иванович – 1904-1973». А ниже как знак заслуг перед Родиной на ниве защиты ее морских рубежей – традиционное для военных моряков изображение якоря…
НА СНИМКЕ: капитан 2 ранга Иван Иванович Шеломов. Не ранее начала 1943 года:

Оперативник – нет труднее профессии…
Михаил Георгиевич Беляков, по большому счету, для В. Путина-младшего как родственник – седьмая вода на киселе. Он был братом супруги Ивана Ивановича Шеломова. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в официальных биографиях второго Президента РФ о нем ничего не говорится.
Краткие сведения об этом человеке удалось отыскать только в Анкете специального назначения работника НКВД, которую в предвоенный период собственноручно заполнил военно-морской офицер-пограничник И. Шеломов. Вот цитата.
Вопрос: «Фамилия, имя отчество и место работы в данное время: ..б) Братьев и сестер Вашей жены-мужа», - ответ: «…Беляков Михаил Георгиевич – служ. [служащий] г. Ленинград…». И ниже: «Кто из Ваших или жены-мужа братьев и сестер работает или работал в органах ВЧК-ОГПУ-НКВД, где именно и на какой работе», - ответ: «Беляков Михаил Георгиевич с 1939 по 1940 работал уполномоченным в УНКВД г. Ленинграда».
Можно только умозрительно предположить, что в по-драматически грозовом сорок первом он наверняка грудью встал на защиту родного для себя города на Ниве. Какова дальнейшая судьба? Похоже, что в жарких схватках Великой Отечественной уцелел. По крайней мере, основания надеяться на это дает факт отсутствует его фамилии в скорбных списках Книг Памяти Ленинградской и Тверской областей. В бывшем Ленинграде он, напомним, жил и трудился и отсюда же должен был быть и призываться в ряды действующей Красной Армии. А вот что касается Тверской области, то он вроде бы родом из этого региона…
Полковник милиции Юрий РЖЕВЦЕВ.
« Последнее редактирование: 29 Сентябрь 2009, 11:12:55 от Sobkor »
Записан

исСЛЕДОВАТЕЛЬ

  • Модератор
  • Участник
  • ****
  • Онлайн Онлайн
  • Сообщений: 22 725
  • Константин Борисович Стрельбицкий
Уважаемый Юрий Петрович!
Имя Ивана Ивановича Шеломова упоминается в бывшем секретном (гриф "секретно" снят в 1989 г.) кратком справочнике "Командный, начальствующий и политический состав соединений и частей Военно-Морского Флота Советского Союща в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг." (Москва, Военинздат, 1971):
С.33 - 34 - как капитан 2-го ранга - начальник штаба Охраны водного района Главной базы (с 16.02.1945 - Охраны водного района Кольского морского оборонительного района) Северного флота с 08.01.1945 и до конца войны,
С.260 - 261 - как капитан 3-го, затем 2-го ранга - начальник штаба Охраны водного района Главной базы Ладожской военной флотилии Краснознамённого Балтийского флота в Новой Ладоге с 03.02.1942 по 21.09.1944, в этот же период, а именно с 12.04.1943 по 28.05.1943 в звании капитана 2-го ранга временно исполнял обязанности командира Охраны водного района.
С уважением - К.Б.Стрельбицкий
Записан
"Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" © А.Б.Широкорад.
Значит я - МАЛЬЧИК!!!

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Многоуважаемый Константин Борисович, спасибо за столь существенное пояснение!
А вот, к сожалению, на уровне Калининграда имя и заслуги Ивана Ивановича до сих пор никак не отмечены. В начале 2000-х были лишь мимолётные публикации да и те, главным образом, лишь на страницах малопопулярной в народе газеты ДКБФ "Страж Балтики"...
« Последнее редактирование: 29 Сентябрь 2009, 11:13:58 от Sobkor »
Записан

Анмамалия

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 127

 к сожалению, на уровне Калининграда имя и заслуги Ивана Ивановича до сих пор никак не отмечены. В начале 2000-х были лишь мимолётные публикации да и те, главным образом, лишь на страницах малопопулярной в народе газеты ДКБФ "Страж Балтики"...
Согласна с Вами- те люди, которые проявили "упорную настойчивость" в исполнении своего долга почему -то не замечались руководством - имеются и среди моих любимых черноморцев такие люди- обязательно выложу тут их истории,
а пока вот
http://www.proza.ru/2016/02/09/1215
Здесь почти ничего нет о моряках- зенитчиках- но у меня впечатление, что они свое слово в борьбе с засильем немецкой авиации сказали поболее , чем сталинские соколы- а по количеству наградных листов не скажешь- ничуть не упрекаю в этом Острякова- он правильно делал, награждая всех за сбитые самолеты - внимание Родины в виде наград получше , чем заградотряды - морских артиллеристов начали награждать за подвиги , совершенные в 1941 году в 1943, 45 годах - ну лучше позже, чем никогда...
пришла к парадоксальному выводу - на фоне трагедии по оставлению ВМБ в Севастополе и действиях Октябрьского они были немым укором руководству- они спасали грузы, боеприпасы, военных и гражданское население, прорываясь из окружений и к ним же применялись методы доследования - а ведь по сути - это самые толковые части - если их обошли справа и слева- а у них требовали ответа почему они устояли- Моздалевский , Тимохин, Шулик ,Собченюк, Самойлов , Фищенко- они тоже были легендами для своего поколения- при полном отсутствии наград
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »