Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Десант на косу Фрише-Нерунг: жив ветеран, объявленный убитым в 1945 году!  (Прочитано 5180 раз)

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 170
  • Ржевцев Юрий Петрович
Представляю буднично-рядовую доблесть калининградских поисковиков. Данная зарисовка сработана мною для центрального издания МВД России – газеты «Щит и меч»:

ВСЕМ СМЕРТЯМ НАЗЛО
О том, что однополчанами он объявлен геройски погибшим в бою, 83-летний подполковник внутренней службы в отставке Егор Евсеевич Дубовиков, впервые узнал еще зимой сорок шестого. Тогда в его отчий дом постучался офицер Трубчевского райвоенкомата Брянской области, чтобы вручить старшему брату, Ефиму Дубовикову, на вечное хранение орден Отечественной войны 1-й степени – «посмертную» награду брата младшего - гвардии младшего сержанта Егора Дубовикова.
Дверь тогда открыл сам Егор Евсеевич. Когда представился, посыльный долго не мог поверить своим глазам. Только и произнес: «Каких чудес не бывает: «убитый» на войне воскрес! Шел сюда и думал поднять фронтовую чарку за упокой, а вот как обернулось – теперь во здравие! И - слава Богу!».
Сегодня ветеран проживает в городе Хадыженске Апшеронского района Краснодарского края. Здесь в 1980 году он закончил свою более чем тридцатилетнюю службу в органах внутренних дел, да так и остался, поскольку гостеприимная кубанская земля полюбилась и давно стала родной, как и далекая Брянщина.
Однако на днях Егор Евсеевич из письма от калининградских активистов Союза работников правоохранительных органов узнал, что с победного сорок пятого он, оказывается, дважды «погребен»: в «первый» раз – сразу после драматического боя 26 апреля 1945 года, когда в составе совместного 11-й гвардейской армии 3-го Белорусского фронта и Краснознаменного Балтийского флота морского десанта под шквальным огнем фашистов высадился с палуба бронекатера на узкий песчаный берег восточнопрусской косы Фрише-Нерунг (ныне – Висленско-Балтийская коса). Донесение о безвозвратных потерях, которое теперь хранится в подмосковном Подольске в Центральном архиве Министерства обороны РФ, указывает место захоронения с безупречной военной точностью: «Братская могила, юго-восточная окраина населенного пункта Коддин-хакен [ныне не существует] уезда Пиллау, 50 метров от шоссейной дороги Пиллау – Данциг [ныне – Балтийск (РФ) – Гданьск (Польская Республика)]».
А во «второй» раз – в послевоенный период, когда находившиеся на российской территории Висленско-Балтийской косы многочисленные могилы советских солдат и матросов были торжественно перенесены на воинский мемориал, расположенный в самом западном городе-порте России – Балтийске. Это в историческом центре города, на улице Красной Армии, прямо напротив военной гавани – главного места базирования кораблей дважды Краснознаменного Балтийского флота. На скрижалях среди многих других в скорбном списке с тех пор и - «Сержант Дубовиков Егор Евсеевич – 26.04.1945 г.»…
Уже в 1990-х фамилия Е.Е. Дубовикова из документов Балтийского горвоенкомата перекочевала на 87-ю страницу 4-го тома Книги Памяти Калининградской области «Назовем поименно».
От имени и по поручению отца в Калининград посредством электронной почты отписала дочь – Наталья Егоровна: сам ветеран в силу солидного возраста и все чаще нестерпимо ноющих фронтовых ран чернильное перо в руки уже не берет. Вот краткое изложение того письма. В борьбу против немецко-фашистских оккупантов Егор Евсеевич включился подростком: с 10 марта 1942 и в течение последующих почти полутора лет он - боец партизанского отряда имени Сталина Партизанской бригады имени Сталина Орловского штаба партизанского движения. Согласно материалам бывшего Брянского областного партийного архива, «выбыл из партизанского отряда при соединении партизан с частями Советской Армии». За мужество и героизм, проявленные в качестве народного мстителя, удостоился двух боевых наград, которые ему, как и «посмертный» орден Отечественной войны 1-й степени были уже вручены после войны, - медалей «За отвагу» и «Партизану Отечественной войны» 2-й степени: наградные приказы командования Центрального штаба партизанского движения состоялись, что называется, постфактум…
Солдатом Красной Армии стал прямо из рядов брянских партизан. К осени сорок четвертого дважды возвращался в строй из госпиталей, где лечился после тяжелых ранений и контузий.
Все время воевал в пехоте: последовательно – стрелок, командир расчета 120-мм миномета и радист штаба батальона.
Не обошли награды его и на передовой: за подвиги, совершенные при освобождении Белоруссии, - медаль «За отвагу», которую сам тогда считал первой, не зная, что в родном для него Трубчевском военкомате уже дожидается возращения награжденного с войны такая же, но «партизанская». За участие в штурме Восточной Пруссии – орден Красной Звезды и медаль «За взятие Кенигсберга».
19 апреля 1945 года гвардии младший сержант Е. Евсеев был включен в состав сводного полка 83-й гвардейской стрелковой Городокской Краснознаменной ордена Суворова дивизии, которому совместно с морскими пехотинцами Балтийского флота предстояло действовать в составе «западного» десанта. Полученная боевая задача: высадившись с бронекатеров со стороны Балтийского моря, захватить плацдарм, который затем расширить в сторону восточнопрусского поселка Коддин-хакен, стоявшего на берегу залива Фришес-Хафф (ныне - Висленско-Калининградский залив), с целью соединения с десантом «восточным».
Что было дальше - строками очерка «Судьба Егорки-партизана» из журнала «Советский воин» за 1961 год: «Под покровом ночи десантники высадились невдалеке от города Пиллау (ныне Балтийск). Батальон ворвался во вражеские блиндажи. После скоротечного боя большинство вражеских солдат было взято в плен. Вскоре, однако, на выручку подразделениям врага подошли свежие части. Обстановка сложилась крайне тяжелая: за спиной стояли десятки пленных, а перед фронтом – вооруженные фашисты. Дубовиков был не только радистом. Комбат посылал его туда, где труднее. Он вел огонь из карабина, автомата, помогал минометчикам. На участке, где сражались морские пехотинцы, Дубовикову разбило кисть правой руки. Он пытался стрелять левой, но из этого ничего не получилось.
- Ходить и держать оружие можете? - спросил его офицер.
- Могу, - ответил младший сержант.
- Отсчитывайте двести пленных, берите двоих конвоиров и ведите в тыл.
Вести в лесистой местности такое количество военнопленных небезопасно. И все же ни один из них не ушел. Однако рана дала о себе знать. В тяжелом состоянии сдали Егора в госпиталь. Даже врачи не надеялись, что он останется жив. В наградном листе записали, чтобы орден Отечественной войны I степени отослали для хранения старшему брату Ефиму Дубовикову.
Но врачи не только спасли Егору Дубовикову жизнь, но и сохранили руку».
На родную Брянщину Егор Евсеевич вернулся в августе сорок пятого, по сути, инвалидов. Вот в доказательство строки из заключения военно-врачебной комиссии 5818-го эвакуационного госпиталя, из стен которого и был досрочно демобилизован по состоянию здоровья: «Признан по статье 11-б гр. II расписания болезней НКО ССР № 336 1942 г. годным ограниченного по II-му разряду с использованием без равноценного участия правой руки».
Сразу же пошел учиться, став студентом Трубчевского лесотехнического техникума. Занятия спортом и физический труд на свежем воздухе путем преодоления нестерпимой боли в былых ранах оказались чудодейственней врачебных микстур: уже в следующем, 1946 году, был признан местным военкоматом годным к нестроевой службе, а еще через пару лет – и к строевой. Последнее обстоятельство, поясним, во многом стало решающем в судьбе фронтовика: по окончанию техникума получил распределение на… службу в органы внутренних дел. С этого момента и в течение последующих тринадцати лет - старший инженер лесного хозяйства одного из лесных пенитенциарных управлений МВД СССР на севере Урала.
В 1950 году младший лейтенант Е. Дубовиков за доблесть в службе был удостоен еще одной высокой государственной награды – медали «За боевые заслуги».
В 1961 году уже как выпускник-заочник Красноярского лесотехнического института получил предписание о переводе в структуры уголовно-исполнительной системы современного ГУВД по Краснодарскому краю.
В отставку вышел лишь в 1980 году с должности заместителя начальника исправительно-трудовой колонии по производству и в специальном звании «майор внутренней службы». Однако в течение последующих пятнадцати лет продолжал трудиться в статусе вольнонаемного служащего органов внутренних дел. Совсем недавно за свои былые заслуги был удостоен серебряной медали Минюста РФ «За вклад в развитие уголовно-исполнительной системы России», чем по-настоящему гордиться.
Однако, как поделилась Наталья Егоровна, ее отец-ветеран ничего не знал о том, что с 2000 года как фронтовик де-юре является подполковником внутренней службы в отставке. Дело в том, что, к сожалению, ни из кадрового аппарата ГУВД по Краснодарскому краю, ни из Совета ветеранов данного главка никто его не проинформировал о соответствующем Указе Президента РФ и приказе, который во исполнение того самого Указа еще в 2000 году должен был быть издан начальником краевого ГУВД. С одной стороны, по словам дочери, ветерана эта запоздавшая новость искренне порадовала, ведь он офицер по призванию и судьбе, но с другой стороны (речь о факте подобного неуважительного невнимания со стороны аппарата краевого главка) - огорчила. Теперь намерены вот обращаться в Краснодар письменно за разъяснениями.
А у калининградских активистов Союза работников правоохранительных органов сегодня иная забота – представить военным властям Балтийского флота исчерпывающий материал о том, что воин, который с далекого апреля 1945 года официально считался погибшим и похороненным с воинскими почестями – жив. А раз жив, то его имя должны быть впредь удалено из скорбных списков, но при одновременном увековечении фронтового подвига Егора Евсеева в экспозиции одного из местных военных музеев. Копии таких документов будут ими предоставлены и в адрес руководства местных региональных УВД и УФСИН, ибо здесь тоже имеются свои ведомственные музеи…
Юрий РЖЕВЦЕВ.

НА СНИМКЕ: ветеран органов внутренних дел Егор Евсеевич Дубовиков, 2008 год;
боевые награды Егора Евсеевича как фронтовика;
фрагмент донесения о безвозвратных потерях, в котором гвардии младший сержант Е. Дубовиков учтен убитым в бою 26 апреля 1945 года и похороненным на косе Фрише-Нерунг. Источник - ЦАМО: ф. 58, оп. 18003, д. 733.




« Последнее редактирование: 15 Ноябрь 2008, 12:32:14 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 170
  • Ржевцев Юрий Петрович
А это со страниц мой авторской рукописи Правоохранительной энциклопедии Калининградской области:

ДУБОВИКОВ Егор Евсеевич, ветеран уголовно-исполнительной системы из числа участников боёв за Восточную Пруссию и штурма Кёнигсберга, подполковник внутренней службы в отставке (2000).
Родился в 1925 году в селе Юрово Трубчевского района Брянской области. Русский. Из семьи крестьян-бедняков, а впоследствии (с 1929 года) - колхозников. Партийность: в ноябре 1943-апреле 1950 гг. – член ВЛКСМ (комсомольский билет № 19585213); в апреле 1950-октябре 1951 гг. – кандидат в члены ВКП(б)-КПСС; в октябре 1951-августе 1991 гг. – член КПСС (партбилеты №№ 9911927 и 03600410).
Образование: летом 1941 – Юровскую неполную среднюю школу Трубчевского района на тот момент Орловской, а ныне современной Брянской области; в 1948 – Трубчевский лесотехнический техникум в районном городе Трубчевске Брянской области по специальности «Техник-лесовод»; в 1957 – Красноярский лесотехнический институт по специальности «Инженер-технолог по лесоэксплуатации».
В борьбу против немецко-фашистских оккупантов включился подростком: 10 марта 1942-20 (де-факто – 14) сентября 1943 гг. – боец партизанского отряда имени Сталина Партизанской бригады имени Сталина Орловского штаба партизанского движения. Согласно материалам бывшего Брянского областного партийного архива (ф. ОШПД, св. 40, ед. хр. 4233, л. 134), «выбыл из партизанского отряда при соединении партизан с частями Советской Армии». За мужество и героизм, проявленные в качестве народного мстителя, приказом начальника Центрального штаба партизанского движения № 127/н от 14 декабря 1943 года был удостоен медали «Партизану Отечественной войны» 2-й степени (Временное удостоверение № 46915). Кроме того, по неофициальным данным, одна из двух имеющихся у него сегодня медалей «За отвагу» - награда как отличившемуся в боях партизану.
14 сентября 1943-15 августа 1945 гг. - на военной службе в Красной Армии. Призван на неё был командованием 102-го стрелкового полка 41-й стрелковой Краснознамённой ордена Кутузова дивизии (3-го формирования) 63-й армии (2-го формирования) Брянского фронта (3-го формирования).
Военную Присягу принял 11 октября 1943 года в рядах молодого пополнения 102-го стрелкового полка.
14 сентября-9 декабря 1943 года - стрелок 102-го стрелкового полка. Выбыл по ранению.
9 декабря 1943-26 февраля 1944 года – санбольной. Диагноз: «Общая контузия и сквозное пулевое ранение мягких тканей правой голени». Первое место госпитализации – 38-й отдельный медико-санитарный батальон 41-й стрелковой Краснознамённой ордена Кутузова дивизии (3-го формирования) 20-го стрелкового (впоследствии – Брестский Краснознамённый) корпуса (2-го формирования) 63-й армии (2-го формирования) Белорусского фронта (1-го формирования), а последнее (с 26 января 1944 года) – дислоцировавшейся в городе Москве 4633-й эвакуационный госпиталь. По выписке признан годным к строевой службе.
26 февраля-26 апреля 1944 года – командир расчёта 120-мм миномёта 618-го стрелкового полка 215-й стрелковой Смоленской Краснознамённой (впоследствии – вдобавок орденов Суворова и Кутузова) дивизии (2-го формирования) 36-го стрелкового (впоследствии – Неманский Краснознамённый) корпуса (2-го формирования) 33-й армии Западного и (с 24 апреля 1944 года) 3-го Белорусского фронта. В данный период произведён в младшие сержанты. Из части выбыл в связи с полученным тяжёлым ранением руки.
26 апреля-сентябре 1944 года – санбольный в ряде эвакуационных госпиталей, в том числе в городе Москве.
В сентябре-декабре 1944 года – курсант 202-го армейского запасного стрелкового полка 3-го Белорусского фронта (Каунасский военный гарнизон).
В декабре 1944-26 апреля 1945 года младший сержант Е.Е. Дубовиков – стрелок 248-го гвардейского стрелкового полка 83-й гвардейской стрелковой Городокской Краснознамённой ордена Суворова дивизии 8-го гвардейского стрелкового Неманского Краснознамённого корпуса 11-й гвардейской армии 3-го Белорусского фронта, в том числе с 19 апреля 1945 года – радист одного из штурмовых тактических батальонов сводного полка 83-й гвардейской стрелковой Городокской Краснознамённой ордена Суворова дивизии из состава «западного» десанта, предназначенного для участия в морской десантной операции по захвату косы Фрише-Нерунг (ныне – Висленско-Балтийская коса). В данный период, судя по всему, удостоен звания «Гвардия», став соответственно гвардии младшим сержантом.
В ночь с 25 на 26 апреля 1945 года в составе «западного» десанта с боем высадился на косу Фрише-Нерунг (ныне – Висленско-Балтийская коса) в окрестностях восточнопрусского посёлка Коддин-хакен (ныне не существует).
Из очерка «Судьба Егорки-партизана» майора И. Фомина, опубликованного в июльской 1961 года книжке журнала «Советский воин»: «Под покровом ночи десантники высадились невдалеке от города Пиллау (ныне Балтийск). Батальон ворвался во вражеские блиндажи. После скоротечного боя большинство вражеских солдат было взято в плен. Вскоре, однако, на выручку подразделениям врага подошли свежие части. Обстановка сложилась крайне тяжёлая: за спиной стояли десятки пленных, а перед фронтом – вооружённые фашисты. Дубовиков был не только радистом. Комбат посылал его туда, где труднее. Он вёл огонь из карабина, автомата, помогал миномётчикам. На участке, где сражались морские пехотинцы, Дубовикову разбило кисть правой руки. Он пытался стрелять левой, но из этого ничего не получилось.
- Ходить и держать оружие можете? - спросил его офицер.
- Могу, - ответил младший сержант.
- Отсчитывайте двести пленных, берите двоих конвоиров и ведите в тыл.
Вести в лесистой местности такое количество военнопленных небезопасно. И всё же ни один из них не ушёл. Однако рана дала о себе знать. В тяжёлом состоянии сдали Егора в госпиталь. Даже врачи не надеялись, что он останется жив. В наградном листе записали, чтобы орден Отечественной войны I степени отослали для хранения старшему брату Ефиму Дубовикову.
Но врачи не только спасли Егору Дубовикову жизнь, но и сохранили руку».
Официально был учтён погибшим в бою 26 апреля 1945 года и похороненным на косе Фрише-Нерунг (ныне – Висленско-Балтийская коса): «Братская могила, юго-восточная окраина населённого пункта Коддин-хакен уезда Пиллау, 50 метров от шоссейной дороги Пиллау – Данциг [ныне – Балтийск (РФ) – Гданьск (Польская Республика)]». Источник – ЦАМО: ф. 58, оп. 18003, д. 733.
Согласно справке 1-го отдела Архива военно-медицинских документов при Военно-медицинском музее Министерства обороны СССР № 178024д от 30 декабря 1983 года, «на фронте Великой Отечественной войны получил 26 апреля 1945 года сквозное пулевое ранение мягких тканей правого предплечья с повреждением лучевого нерва, по поводу чего с 17 июня 1945 года находился на излечении в ЭГ-5818 [5818-й эвакуационный госпиталь; место дислокации на указанный период – город Дзержинск бывшей Горьковской, а ныне современной Нижегородской области]. Предыдущие этапы с момента ранения: ПМП [полковой медицинский пункт], МСБ [отдельный медико-санитарный батальон], ХППГ-241 [241-й хирургический полевой подвижной госпиталь; место дислокации по состоянию на 18 апреля-14 мая 1945 года – восточнопрусский посёлок Поленнен (ныне - ныне Круглово Зеленоградского района], ХППГ-721 [дислокация по состоянию на 7 марта-17 июня 1945 года - восточнопрусский город Тапиау (ныне – Гвардейск)], ЭП-160 [Управление 160-го головного полевого эвакуационного пункта с эвакоприёмником; место дислокации по состоянию на 1 марта-15 мая 1945 года - восточнопрусский город Тапиау (ныне – Гвардейск)], ЭГ-2960 [место дислокации по состоянию на 8 января 1942-1 октября 1945 гг. – посёлок Болшево Московской области], ЭГ- 4844 [дислокация по состоянию на 15 февраля-15 мая 1945 года – восточнопрусский город Инстербург (ныне – Черняховск)]».
Из ЭГ-5818 был выписан 15 августа 1945 года с откомандированием в распоряжение Чкаловского райвоенкома бывшей Горьковской, а ныне современной Нижегородской области. Демобилизован был в тот же день, 15 августа 1945 года, на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 23 июня 1945 года - по состоянию здоровья в связи заключением военно-врачебной комиссии ЭГ-5818: «Признан по статье 11-б гр. II расписания болезней НКО ССР № 336 1942 г. годным ограниченного по II-му разряду с использованием без равноценного участия правой руки».
В августе 1945-августе 1948 гг. – студент Трубчевского лесотехнического техникума в районном городе Трубчевск Брянской области.
17 марта 1946 года младший сержант запаса Е.Е. Дубовиков на основании статьи 11-б приказа НКО СССР № 336-1942 был признан Военно-врачебной комиссией при Трубчевском РВК Брянской области «годным к нестроевой службе».
В августе 1948-1980 гг. - на службе в органах внутренних дел. Начинал её в воинском звании младшего лейтенанта и как сотрудник Управления Севураллага (оно же -АБ-239) МВД СССР, в том числе по состоянию на август 1948-апрель 1950 гг. – старший инженер лесного хозяйства.
Место жительства в августе 1948-1961 гг. - посёлок Сосьва Серовского района Свердловской области.
В апреле 1950 года партийной комиссией при Политотделе Севураллага МВД СССР принят в число кандидатов в члены ВКП(б). Данное решение было утверждено 21 апреля 1950 года Постановлением Серовского райкома ВКП(б) Свердловской области.
С 1955 года в порядке общей переаттестации военнослужащих из числа сотрудников органов внутренних дел на новые специальные звания - в статусе офицера внутренней службы.
С 1961 года – сотрудник ряда пенитенциарных учреждений УВД Краснодарского края: в 1961-1968 гг. - в посёлке Новый Абинского района, в 1968-1972 гг. – в районном городе Апшеронске; с 1972 года – в городе Хадыженске Апшеронского района.
По состоянию на 1961 год – старший техник-лейтенант внутренней службы.
Последнее специальное звание на период прохождения службы в органах внутренних дел – майор внутренней службы, а должность – заместитель начальника исправительно-трудовой колонии по производству.
После выхода в отставку в 1980 году в течение последующих пятнадцати лет уже в статусе вольнонаёмного служащего уголовно-исполнительной системы – мастер цеха в исправительной колонии, дислоцирующейся в городе Хадыженске Апшеронского района Краснодарского края.
Кавалер большого количества государственных и ведомственных наград и, в частности, трёх орденов – двух Отечественной войны 1-й степени (первый - в 1945 году, № 235150, к награждению представлен с формулировкой «посмертно»; второй - в 1985 году) и Красной Звезды (№ 2908500, удостоен за штурм Кёнигсберга), - а также многочисленных медалей, включая две «За отвагу» (первая - от 1 мая 1944 года, № 951680; вторая - № 2552434, но дата награждения неизвестна), «Партизану Отечественной войны» 2-й степени (приказ ЦШПД № 127/н от 14 декабря 1943 года; Временное удостоверение № 46915), «За боевые заслуги» (без номера; Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 марта 1950 года; орденская книжка Г № 436744; судя по всему, представлен к награждению был по факту тяжёлого ранения за 1945 год), «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За взятие Кёнигсберга» и серебряной медали Минюста РФ «За вклад в развитие уголовно-исполнительной системы России».
Проживает в городе Хадыженске Апшеронского района Краснодарского края.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
« Последнее редактирование: 14 Ноябрь 2008, 23:43:53 от Sobkor »
Записан

Сергей

  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 69
Уважаемый Юрий Петрович, здравствуйте!
С большим интересом прочел материал по десанту на косу Фрише-Нерунг.
Очень рад, что удалось найти участника десанта, которого считали погибшим.
Только маленькое замечание. Согласно всех имеемых у меня материалов, сводный полк 83-й гв.сд
высаживался в "западной" группе десанта. В "восточной" - сводный полк, кроме моряков 260-й бригады МП и 487 одб КБФ. состоял из бойцов 43 армии. Об этом пишут командующий 11-й гв.армии в своих мемуарах, командир 1-й краснознаменной бригады торпедных катеров КБФ, кроме это, так написано в 8-й части Хроники Великой Отечественной войны на Балтийском море и Ладожском озере, изд.военно-научного отдела морского Генерального штаба, 1951 год.
С уважением. Сергей
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 170
  • Ржевцев Юрий Петрович
Уважаемый Сергей Анатольевич, спасибо за столь существенное уточнение. Безусловно, надо опираться на документы военных архивов, ибо только в них истина. Но на момент работы над зарисовкой ничего иного, кроме как книги капитана 1 ранга запаса С. Якимова, у меня под рукой, увы, не было. Плюс - ссылка на этот самый злосчастный Каддих-хакен, который как раз стороны, где высаживался "восточный" десант...
Всецело принимаю Ваши доводы и обязательно внесу правку в рукописи...
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 170
  • Ржевцев Юрий Петрович
Письмо от дочери ветерана – Натальи Егоровны:
- Звонила отцу, рассказала о нашей переписке. Отец сказал, что высаживался десант со стороны моря, а не со стороны залива. Спросила, помнит ли названия каких-либо населённых пунктов, около которых высаживался десант. Он сказал, что не помнит. Десант высаживался ночью.
Ваше внимание к судьбе моего отца всколыхнули во мне воспоминания его рассказов о войне.
Я спрашивала, как получилось, что его сочли погибшим.
Когда они шли в наступление, его тяжело ранило в руку разрывной пулей (от кисти до локтя), говорит, просто бойцы видели, как он упал, наверно поэтому. Помнит, как полз и как из окопа его стали звать, указывая направление. Едва он прыгнул в окоп, как это место пронзила автоматная очередь. Вообще огонь был шквальный.
По воспоминаниям, ему поручили выводить плененных немцев. Вот только представить: ему 20 лет, рука раздроблена, и какие там обезболивающие! – ничего ж не было тогда.
Из леса выходили немцы, и молча присоединялись к колонне, как есть, вооруженные.
Помнит, что вышли к своим, к месту, где был немецкий аэродром. Плененный немец сказал отцу, что аэродром заминирован и предложил свои услуги, т.к. знал схему минирования.
С одной стороны – слава отцу. Только какой ценой все это досталось.
Взять хотя бы то, что из-за того, что он воевал в партизанском отряде его мать и двоих сестёр угнали в Германию, на работы в концлагере, вернулась только младшая сестра.
На их семью указал староста деревни.
Потом, уже после войны этот староста отсидел в тюрьме небольшой срок и вновь вернулся в деревню. Отец видел его. Мстить не стал.
Он по натуре спокойный человек. Даже работая с осуждёнными – уважительно относился к ним и его уважали взаимно.
Вот такие подробности.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 170
  • Ржевцев Юрий Петрович
Ещё одно письмо от дочери ветерана – Натальи Егоровны:
- Юрий Петрович, неточности в данном случае не существенные.
Да и менять записи на мемориале, убирать фамилию отца, и для отца и для нашей семьи, тоже не принципиально. Более того, не стоит напрягать людей, вводить в расходы.
Как сложилось - так и сложилось.
Это так, к случаю, если интересно наше мнение.

Мой ответ:
- Мы будем настаивать перед командованием ДКБФ, чтобы фамилию Вашего отца на скрижалях оставили при их (но нескорой по срокам) перспективе замены на новые, но добавив к фамилии одну строку: «Из смертного боя вышел живым». Однако загадывать не приходится: бюрократия в Вооружённых Силах покруче штатской будет...
Записан

Сергей

  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 69
Уважаемый Юрий Петрович!
Могу сказать из личного опыта увековечивания погибших воинов в Балтийском городском округе, что командование ДКБФ вообще не имеет никакого отношения к этой работе. Этим занимаются (у нас НЕ занимаются) органы местного самоуправления (зам.главы БГО Иванов Валерий Иванович), в масштабах области - НПЦ по учету, охране и реставрации памятников - Суздальцев Евгений Владимирович.
А командование ДКБФ, имея такой мощный инструмент как музей ДКБФ, даже не приняло участие в подготовке материалов к выпуску 21-го тома Книги Памяти, посвященного погибшим морякам КБФ.
С уважением. Сергей
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 170
  • Ржевцев Юрий Петрович
Уважаемый Сергей Анатольевич, спасибо за подсказку! Значит, параллельно будем выходить и на местные власти...
Записан

Сергей

  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 69
Юрий Петрович, конечно вместе лучше.
Что Вам ответят местные наши органы, я и сейчас могу Вам сказать.
Они ответят, что кап.ремонт памятника по ул.Красной Армии запланирован на 2010 год.
Тогда и будут вноситься изменения. Ремонт этот будет финансировать организация Суздальцева Е.В. Им на это выделяют деньги. Но обращение от Вас в адрес местных властей (копию, пожалуйста, в военкомат) будет очень и очень полезно. И не в 2010 году а сейчас. Так смета составляется за 2 года. У меня новые списки готовы на все воинские захоронения БГО. Я их в очередной раз буду передавать в администрацию БГО и Суздальцеву, ну и конечно в областной ВК. Ими и будут пользоваться при ремонте. Так это было и в Приморске, когда там делали ремонт воинского захоронения. Просто я сейчас пытаюсь выждать время до оцифровки материалов ЦВМА, чтоб успеть уточнить потери КБФ при штурме Пиллау.
С уважением. Сергей
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 170
  • Ржевцев Юрий Петрович
Сергей Анатольевич, так и поступим, как Вы предлагаете. Саша Будаев как исполнительный директор АПО "Память" этим впросом уже занимается...
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 170
  • Ржевцев Юрий Петрович
Прискорбная весть от дочери ветерана - Натальи Егоровны:
- Здравствуйте, Юрий Петрович!
Хочу сообщить вам, что 25 февраля 2009 года умер мой отец - Дубовиков Егор Евсеевич.
Видимо так было угодно провидению, чтобы перед его уходом вспомнить боевой путь моего отца. Спасибо вам, Юрий Петрович, за вашу статью, за участие в истории нашей семьи.
Все отметили, что умер отец в день своего 84-летия.
Да, действительно,  в паспорте стоит дата рождения 25 февраля 1925 года.
 На самом деле, 84 года отцу должно было бы исполниться позже, 9 декабря. В нашей семье, так уж повелось, отмечали два дня рождения отца. По паспорту – 25 февраля, и истинный, по метрикам – 9 декабря.
В 1943 году, когда советские войска, двигаясь в западном направлении, дошли до Брянской области и партизаны вливались в ряды армии, отцу не хватало возраста, чтобы его зачислили в действующие войска. Подделал документы. Отец рассказывал, что подделку увидели, но, тем не менее, учли его рвение воевать и зачислили  в ряды Советской Армии.
Уходи из жизни отец очень достойно. Не хотел смущать своим болезненным видом близких, а когда становилось совсем невмоготу, словно в военное лихолетье звал: «Санитары…санитары…», и, уже не узнавая меня, обращался: «Сестричка…».
 Вот такие они, опаленные войной наши отцы и деды.
Хоронили отца с выносом его боевых орденов и медалей на красных подушечках и многие были удивлены каких серьезных наград был удостоен мой отец.
Солдаты воинской части города дали последний залп на его могиле...

Пухом земля ветерану. Скорблю вместе с его родными, ибо такие люди, как Егор Евсеевич Дубовиков, - совесть нации...
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »