Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Люди-легенды: создатель ГРУ Семён Иванович Аралов  (Прочитано 12958 раз)

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Для нас, калининградцев, это открытие, сделанное под эгидой Союза работников правоохранительных органов, как минимум, регионального масштаба: создатель современного ГРУ Генштаба Вооружённых Сил РФ, видный большевистский лидер С.И. Аралов своей военной судьбой кровно связан с бывшей Восточной Пруссией, причём его боевой путь полёг именно через территорию, которая теперь в составе современной российской Прибалтики.
Это открытие я закрепил в сработанной мною следующей энциклопедической справке:


АРАЛОВ Семён Иванович (1880-1969), советский военный и государственный деятель, революционер, создатель и первый руководитель советской военной разведки как спецслужбы, участник боёв за Восточную Пруссию в ходе 1-й и 2-й мировых войн, полковник в отставке.
Родился 30 декабря 1880 года в городе Москве. Из «средней купеческой замоскворецкой семьи», но вскоре разорившейся. Партийность: в 1917 году – меньшевик-интернационалист, а с 1918 года - член РКП(б)-ВКП(б)-КПСС.
Образование: на рубеже ХIХ-ХХ веков - неполный курс Московского коммерческого училища и Московское частное реальное училище Карла Мазинга; к 1910 году - по вечерней форме обучения Московский коммерческий институт.
В 1902-1903 гг. – на военной службе в Русской императорской армии: вольноопределяющийся 3-го гренадерского Перновского Короля Фридриха-Вильгельма IV полка 1-й гренадёрской дивизии Гренадёрского корпуса. Место дислокации полка – Хамовнические казармы (современный адрес строения: город Москва, Комсомольский проспект, 18-24).
К революционному движению примкнул в 1902 году, вскоре после поступления на военную службу: находясь под влиянием молодёжных социал-демократических лидеров Шнеерсона (партийная кличка «Сергей»), Розалии Землячки и Топоркова, занимался в рабочих кружках, изучал, хранил и распространял нелегальную литературу.
В 1903-весной 1905 гг. – на нелегальной партийной работе в Москве: технический сотрудник, а впоследствии – организатор и пропагандист при Московском комитете РСДРП.
С началом русско-японской войны, будучи военнообязанным, получил повестку о мобилизации, но уже как прапорщик военного времени (равно ныне младшему лейтенанту) 2-го гренадерского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Александровича полка 1-й гренадерской дивизии Гренадерского корпуса. Правда, из-за затянувшейся болезни военный мундир вновь надел лишь весной 1905 года и через пару-тройку месяцев – уже обер-офицер в одной из пехотных частей из числа дислоцировавшихся в маньчжурском городе Харбине. Воинской доблестью в этот период, однако, не блеснул. Скорей - напротив: тайком от начальства неустанно агитировал подчиненных солдат повернуть оружие против законных властей, а, оказавшись за это под угрозой ареста, банально дезертировал, за что заочно был приговорен Военным трибуналом к смертной казни. В своей автобиогарфии сам С.И. Аралов этот период описывает так: «Мобилизация, вызванная войной, коснулась и меня, но, ввиду болезни, я получил временную отсрочку с осени 1904 г. до весны 1905 г., когда был призван и зачислен в Ростовский полк прапорщиком. Вскоре я получил новое назначение, на фронт, в Манчжурию. Поехал я туда с поручением от московской партийной организации к писателю Гарину (Михайловскому), известному своими очерками «Детство Темы», «Гимназисты» и «Студенты». По приезде в Харбин приступил к революционной работе среди солдат своего полка. С подъемом революционного движения стал выступать на солдатских митингах в качестве агитатора. Призывал к восстанию и захвату власти, к недоверию октябрьскому царск. манифесту. Весть об агитации какого-то прапорщика дошла до военного командования, и генерал Надаров [Иван Павлович; генерал от инфантерии, главный начальник тыла маньчжурской армии] приговорил меня заочно, не зная моей фамилии, к расстрелу. Пришлось скрываться по маньчжурским деревням и в небольших городах. А когда началась самочинная демобилизация, я вместе с волной солдатских масс, хлынувшей в Россию, направился в Москву. В Москву я попал к концу московского восстания, когда Пресня дымилась затухавшим огнём революции. Квартира моя была около Зоологического сада. В ней был склад оружия, литературы, и вместе с тем она служила явочным местом для партийных товарищей. В это же время я вступил в военную организацию московского комитета, которая организовывалась во главе с тов. Ярославским, Землячкой и др. на неостывшем еще пепле баррикадных редутов. Всецело посвящаю себя работе в ней, исполняя различные поручения, участвуя в собраниях военной организации.
С 1906 года и в течение последующих ряда лет, пока не получил диплом об окончании данного вуза, – студент по вечерней форме обучения Московского коммерческого института. Средства же на существование добывал трудом сотрудника одного из московских банков и одновременно по возможности репетиторством. В этот же период женился.
В 1907-августе 1914 гг. – наставник в стенах Рукавишниковского исправительного приюта для малолетних преступников и одновременно - преподаватель Пречистенских вечерних курсов для рабочих.
Во второй половине июля 1914 года в связи с объявленной в стране мобилизацией - прапорщик сначала в 7-м гренадёрском Самогитском генерал-адъютанта графа Тотлебена полку 2-й гренадёрской дивизии Гренадёрского корпуса, а через несколько дней – 215 пехотном Сухаревском. В последнем случае - командир роты по должности.
Боевое крещение принял в конце августа 1914 года под восточнопрусском городом Даркеменом (ныне – Озёрск): командир роты 215-го пехотного Сухаревского полка 54-й пехотной дивизии 1-й армии Северо-Западного фронта.
На территории Восточной Пруссии оказался в окружении, но сумел благополучно перейти линию фронта.
После разгрома русских войск в Восточной Пруссии – прапорщик в 114-м пехотном Новоторжском полку 1-й пехотной бригады 29-й пехотной дивизии 20-го армейского корпуса 1-й армии Северо-Западного фронта. Из автобиографии: «На западном фронте был переброшен в 28-ю дивизию в Новоторжский полк в Восточной Пруссии, где сразу же принял участие в сражении. Во время войны пришлось участвовать более чем в 20 сражениях».
В целом воевал доблестно, о чём, в частности, свидетельствует количество наград – пять боевых орденов Российской Империи. И первым из них стал орден Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом, которого удостоился 9 мая (по старому стилю) 1915 года. А последнее награждение – в декабре 1916 года. Но полный перечень наград неизвестен.
С 14 февраля (по старому стилю) 1917 года – адъютант старший штаба 174-й пехотной дивизии 20-го армейского корпуса 3-й армии, уже штабс-капитан по военному чину.
В ходе Февральской революции ненадолго – «всего 2-3 месяца» - примкнул к меньшевикам, как сам потом признавался, «обнаруживая симпатии к интернационалист. течению в РСДРП». Ярко проявил себя в роли агитатора от демократических войсковых организаций.
В мае-июне 1917 года - на выборной основе председатель Комитета 174-й пехотной дивизии.
В июне-октябре 1917 года – также на выборной основе председатель меньшевистской фракции в Комитете 3-й армии и в данном качестве избирался делегатом: в августе - Государственного совета, а в октябре – Предпарламента, где в свою очередь был избран членом ЦИК второго созыва. Но, как потом вспоминал, «вскоре, однако, разочаровался в бесплодной работе демократических совещаний, оставил их и вернулся вновь в полк».
Осенью 1917-январе 1918 гг. – помощник командира 114-го пехотного Новоторжского полка, в том числе и в ходе дислокации данной части в городе Гельсингфорсе (ныне – столица Финляндии город Хельсинки).
Демобилизован из армии был в январе 1918 года как старослужащий и учитель по основной гражданской специальности с откомандированием в распоряжение Московского уездного воинского начальника. В данный период имел планы вернуться к педагогической деятельности, но уже по прибытии в Москву как военспец с революционным прошлым был рекомендован своим бывшим соратником по подполью, а теперь уже комиссаром Московского военного округа Е.М. Ярославским (он же – М.И. Губельман) на пост начальника Фронтового (оперативный) отдела Московского областного военного комиссариата с задачей осуществлять непосредственное руководство процессом формирования отрядов Красной Гвардии.
В апреле 1918 года Фронтовой (оперативный) отдел Московского областного военного комиссариата был реорганизован в Оперативный отдел Народного Комиссариата по военным делам (Оперод Наркомвоена) – орган, призванный объединить единым управлением всю войсковую и агентурную разведку молодой Советской Республики. Бывший штабс-капитан С.И. Аралов с этого момента начальник данного отдела. Строки из воспоминаний самого Семёна Ивановича: «Я в то время заведовал оперативным отделом Наркомвоена. В сферу моей деятельности входили разведывательная работа, организация особых групп для переотправки за рубеж, собирание сведений о состоянии враждебных нам сил, организация подрывных отрядов и проч.».
С мая 1918 года Оперод Наркомвоена непосредственно участвует в процессе планирования и проведения операций на фронтах начавшейся Гражданской войны.
С 8 октября 1918 года С.И. Аралов - член Революционного Военного Совета Республики (РВСР) – коллегиального органа высшей военной власти в Советской Республике в годы Гражданской войны. 9 (по другим данным – 14) октября 1918 года по совместительству избран членом Военно-Революционного Трибунала при РВСР. А с 24 октября 1918 года вдобавок – военный комиссар Полевого штаба (ПШ) РВСР.
С 30 ноября 1918 года – один из двух, наряду с главкомом И.И. Вацетисом, членов Бюро РВСР (председатель – Л.Д. Троцкий).
С 5 ноября 1918 года (но также по совместительству) – начальник вновь образованного Регистрационного управления Полевого штаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РУПШКА, оно же Региструп) – разведывательного органа, образованного секретным приказом РВСР № 197/27 от 5 ноября 1918 года и ставшего с момента своего рождения предшественником современного Главного Разведывательного управления (в/ч «Полевая почта 38729») Генерального штаба Вооружённых Сил России. В качестве справки: на основании приказа министра обороны РФ № 490 от 12 октября 2000 года, дата создания РУПШКА теперь ежегодно празднуемый в России 5 октября День военного разведчика.
Однако, поскольку С.И. Аралов одновременно состоял ещё в вышестоящих должностях члена РВСР и комиссара Полевого штаба последнего, то де-факто практически всё время находился не в Москве, а в городе Смоленске, где дислоцировалась ставка РВСР. В связи с этим в РУПШКА, на основании параграфа 6 приказа ПШ РВСР № 47 от 8 ноября 1918 года, была введена внештатная должность постоянного заместителя начальника Регистрационного управления.
Из-за загруженности работой на фронтах Гражданской войны С.И. Аралов с апреля 1919 года уже не подписывал даже приказов по РУПШКА, в связи с чем Л.Д. Троцкий как председатель РВСР вынужден был начать искать ему замену. Так, 22 мая 1919 года последний телеграфировал из Харькова: «…Не думаю, чтобы Лашевич [Михаил Михайлович; на тот момент времени командующий 3-й армией] был твёрже Аралова. У него только другой уклон мягкости. Скорее уже для Полевого Штаба подходит Гусев [Сергей Иванович; на тот момент член РВС Восточного фронта]…».
5 июня 1919 года Л.Д. Троцкий телеграммой из Харькова передал в ЦК РКП(б) ряд кадровых предложений в связи с необходимостью реорганизации Украинского фронта. В ней, в частности, С.И. Аралов рекомендовался на пост члена Реввоенсовета 12-й армии.
Данное назначение состоялось спустя две недели, но сама сдача должностей по РВСР и его Полевому штабу произошла только в первых числах июля 1919 года.
На момент прибытия С.И. Аралова в управление 12-й армии данное воинское объединение существовало преимущественно лишь на бумаге. Его ещё только предстояло создавать из частей 1-й и 2-й Украинских советских дивизий, некогда сформированных в свою очередь из партизанских отрядов.
«В муках и тяжёлых боях родилась эта армия, - вспоминал потом Семён Иванович.- С первых дней её существования я был свидетелем того, как она мужала, росла и закалялась, приумножая свои ратные дела».
С этого момента С.И. Аралов - непосредственный участник боев и сражений Гражданской войны на Украине.
Начиная где-то с начала 1990-х, на основании всего лишь ничем не подтверждённых предположений, а посему совершенно голословно, обвиняется со страниц ряда научно-исторических публикаций как якобы организатор убийства Н.А. Щорса - начдива 44-й стрелковой дивизии, легендарного полководца Гражданской войны.
В октябре 1920 года – председатель делегации Главного командования армиями РСФСР на переговорах в Бердичеве с поляками по вопросу установления демаркационной линии. Во многом благодаря дипломатическим способностям С.И. Аралова тогда удалось несколько отодвинуть на запад линию границы с панской Польшей и вынудить белополяков без боя оставить часть сопредельной к Польше территории советской Украины.
С 1 декабря 1920 года - член Реввоенсовета Юго-Западного фронта. В данной должности, в частности, участвовал в работе комиссии по созданию Киевского военного округа. Однако уже со второй половины того же декабря – член Реввоенсовета и одновременно – помощник по политической части командующего войсками Киевского военного округа.
18 января 1921 года получил телеграмму об откомандировании в Москву в распоряжение Народного комиссариата по иностранным делам РСФСР, однако, не желая уходить с военной службы, через М.В. Фрунзе как командующего войсками Украины и Крыма добился отмены вызова.
И всё же Москва впоследствии на своём настояла: с апреля 1921 года и вплоть до октября 1927 года – на дипломатической работе:
- в апреле-ноябре 1921 года – Полномочный представитель РСФСР в Литве;
- в декабре 1921-апреле 1923 гг. - Полномочный представитель сначала РСФСР, а затем и СССР в Турции. На данном посту – первый в статусе полпреда советский дипломат в этом государстве;
- в мае 1923-апреле 1925 гг. - Полномочный представитель СССР в Латвии;
- с мая 1925 года – в Москве, член Коллегии НКИД СССР;
- в декабре 1926-октябре 1927 гг. – Полномочный представитель СССР при правительстве Китая.
В конце 1927-1938 гг. – на ответственных хозяйственных постах: последовательно – член президиума Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ), председатель акционерного общества «Экспортлес», а затем в Наркомфине – член коллегии сектора культуры и начальник Главного управления государственного страхования.
По неофициальным данным, во второй половине 1930-х годов арестовывался, при этом в ходе допросов подвергался даже так называемым «мерам физического воздействия», но документальных подтверждений данному факту в открытой печати отыскать не удалось.
В 1938-1941 гг. - заместитель директора Государственного Литературного музея (директор - В.Д. Бонч-Бруевич).
В июле 1941 года в качестве добровольца вступил в ряды 21-й Московской стрелковой дивизии народного ополчения (с 26 сентября 1941 года – 173-я стрелковая дивизия Красной Армии 2-го формирования): сначала рядовой боец, а затем помощник начальника оперативного отделения штаба дивизии. В данном качестве участник боёв с немецко-фашистскими захватчиками с 30 июля 1941 года: в горниле Смоленского сражения и битвы под Москвой в полосе боевых действий 33-й армии Резервного (1-го формирования) и Западного фронтов.
С декабря 1941 года и до сентября 1945 года – начальник трофейного отдела управления тыла 33-й армии. Вскоре после перевода в штаб армии был произведён в полковники.
Как офицер Полевого управления 33-й армии 3-го Белорусского фронта в августе 1944 года на заключительном этапе Белорусской стратегической наступательной операции принимал участие в боях за Восточную Пруссию.
Победу встретил в центральной Германии.
С сентября 1945 года и на протяжении последующих нескольких месяцев – командир 23-й отдельной бригады по сбору трофейного имущества.
Демобилизован был или в самом конце 1945 года или в самом начале 1946 года, после чего вернулся в Москву.
В 1946-1957 гг. – на партийной работе, но послужной список данного периода времени неизвестен.
С 1957 года – пенсионер с местом постоянного проживания в городе Москве.
Автор нескольких мемуарных книг и рукописей, а также многочисленных публикаций в советской прессе. Известные сочинения С.И. Аралова:
- Аралов С.И. Ленин вел нас к победе. 2-е изд. М., 1989;
- Аралов С.И. Воспоминания советского дипломата 1922-1923. 1960;
- Майский И.М.; Аралов С.И.; Сонкин М.Е. и др.: Долг и отвага. Рассказы о дипкурьерах, 1989 г.; М.: Политическая литература;
- Аралов С.И. Рукопись «На Украине 40 лет назад (1919)».
Кавалер пяти орденов Российской Империи и многочисленных советских государственных наград и, в частности, шести орденов – Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны 1-й и 2-й степени и «Знак Почёта», - а также нескольких медалей. Среди иностранных наград – ордена и медали Польской Народной Республики.
Скончался 22 мая 1969 года.
Похоронен в городе Москве - на Новодевичьем кладбище.
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Фотопортрет С.И. Аралова периода Великой Отечественной войны:

« Последнее редактирование: 28 Сентябрь 2009, 23:24:57 от Sobkor »
Записан

Александр Ржавин

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 759
    • WWW
Re: Аралов Семён Иванович
« Reply #1 : 16 Август 2008, 12:21:10 »
Ага, так легендарный Аралов и в Латвии был! :) Ну теперь ясно, кто заложил тут мощный фундамент того, что в 1940 году латышские нацики - по совместительству многие агенты нашей разведки, включая диктатора Ульманиса (если верить эстонским нацикам) - свою Латвию без боя сдали товарищу Сталину  ;)
Записан

AnnaTallinn

  • Гость
Re: Аралов Семён Иванович
« Reply #2 : 01 Сентябрь 2008, 00:20:44 »
Простите, друзья, за вторжение и вопрос
по какому принципу можно (или нельзя) добавлять информацию о военачальниках и маршалах? Каких органичений придерживаться? По какому принципу сюда информацию можно юобавить, о ком, по каким родам войск, по принадлежности к пограничникам или ... ?
Простите меня, бестолковую.

Воспоминания
Я о Кожинове читала (литературовед, историк, публицист, критик — Вадим Валерианович Кожинов)  в журнале НАШ СОВРЕМЕННИК
Память

Алексей Пузицкий (родственник Аралова)

БРАТ

Вадим — мой двоюродный брат. И помню его как близкого родственника.

До войны мы жили одной семьей в ветхом двухэтажном домике около Девичьего поля. На втором этаже. Три комнатушки занимала наша семья, и рядом ютилась семья Кожиновых. Весь дом когда-то купил наш с Вадимом дед, действительный статский советник В. А. Пузицкий, скопивший на него из жалованья директора гимназии.

Отец Вадима уже тогда был большим специалистом в области коммунального хозяйства, и перед самой войной они получили жилье в доме возле Донского монастыря. Но общение было частым. Родственники собирались по разным поводам и у нас, и у Кожиновых, и у Араловых. Отец Вадима, Валериан Федорович, был интереснейшим человеком. Очень образованным, музыкальным. Великолепно играл на мандолине и пел русские песни и романсы. Мать, Ольга Васильевна, удивительно хлебосольная и энергичная женщина. Это они собрали большую, ценную библиотеку и передали своим детям страсть к чтению и знаниям. В семье были талантливые архитекторы, врачи, инженеры, ученые. Я заслушивался их разговорами во время застолий. Все это были люди, жившие во время великих событий России, трагических и радостных. Им было что вспомнить и рассказать.

Муж одной из сестер моей и Вадима бабушки, Семен Иванович Аралов, был незаурядным человеком. Офицер царской армии, выбранный солдатами в конце Первой мировой войны в полковой комитет, стал большевиком и членом Реввоенсовета, докладывал Ленину обстановку на фронтах, знал Троцкого и Сталина.

Революция семнадцатого года разделила нашу семью на две части. За красных и за белых. С. И. Аралов, С. В. Пузицкий (наш с Вадимом дядя) стали крупными красными деятелями. Дед по матери, С. Г. Лаврененко, собирал лошадей для Буденного. В прошлом помещик на Брянщине, он знал толк в лошадях. Революцию считал справедливым возмездием за грехи помещиков и царя. И никогда не сожалел о потерянном поместье и даче в Алуште. Последние годы работал сторожем в парке им. Горького. А вот С. В. Пузицкий, игравший первостепенную роль в захвате Б. Савинкова и генерала А. Кутепова, получивший за эти операции орден Красного Знамени и знаки Почетного чекиста, был расстрелян в 1937 г.


весь текст тут

http://nashsovr.aihs.net/p.php?y=2002&n=1&id=1



Записан

AnnaTallinn

  • Гость
Re: Аралов Семён Иванович
« Reply #3 : 01 Сентябрь 2008, 00:23:32 »
Или вот, как Ленин относился к семье Араловых

Член Реввоенсовета 12-й армии Юго-западного фронта Семен Иванович Аралов в срочном порядке по заданию Ленина выехал на фронт. Аралов верил в успех дела, угнетало только чувство вины перед женой - оставил ее больной в неотапливаемом номере гостиницы 'Hациональ'. Правда, товарищи обещали о ней позаботиться. Узнав, что жена Семена Ивановича больна, Ленин послал к ней врача, который сообщил, что для спасения больной в комнате необходимо тепло. Владимир Ильич вызвал шофера Горохова и поручил ему отвезти Араловым печку, передать сердечный привет и пожелание скорейшего выздоровления. 'Постарайтесь, товарищ Горохов, - сказал Ленин, - жена Семена Ивановича очень больна'.

http://r-ugolok.narod.ru/sh261001/LENINW.HTM


а здесь я увидела рисунок ко Дню военного разведчика 5 ноября (и об Аралове написано)

http://porti.ru/calendar/158

http://www15.rian.ru/spravka/20071105/86660525.html

а здесь ссылка на захоронения многих разведчиков

http://spymania.narod.ru/articles/spypl06.htm

и про Аралова тоже есть...

Когда Аралов был послом России в Турции, то ему подарили фото

На выставке представлены более 60 фотографий, многие из которых демонстрируются впервые. Среди них портрет Ататюрка с личной подписью в дар первому послу России в Анкаре Семену Аралову

фото с сайта Посольство РФ в Турции

http://www.turkey.mid.ru/85let.html

http://turkey-info.ru/tour_news/ankara/index2005/12/09/1055.html
« Последнее редактирование: 01 Сентябрь 2008, 00:40:31 от AnnaTallinn »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
5 ноября – День военного разведчика

И СТАЛА РАЗВЕДКА СПЕЦСЛУЖБОЙ!
Имя видного советского государственного и военного деятеля Семена Ивановича Аралова бесполезно искать в библиографии, посвященной Калининградской области, ибо оно здесь почему-то напрочь отсутствует. И это – чудовищная несправедливость, которая во многом сегодня как укор местным краеведам. В действительности боевой путь Семена Ивановича как доблестного русского офицера аж дважды пролегал через Восточную Пруссию – в первую Мировую и Великую Отечественную. Восстановить историческую правду нам, калининградцам, тем приятнее, что грядущего 5 ноября 2008 года - 90-летие отечественной военной разведки как спецслужбы и именно С.И. Аралов стоял у истоков ее рождения и он же, напомним, – первый по счету ее руководитель.
Родился Семен Иванович Аралов 30 декабря 1880 года в городе Москве в вскоре разорившейся «средней купеческой замоскворецкой семье». Впрочем, финансовые проблемы родителей не помешали юноше получить неплохое по тем временам образование: начинал учиться в Московском коммерческом училище, а когда вдруг чем-то не устроил царящий там уровень преподавания с легкостью перешел в Московское частное реальное училище Карла Мазинга, в стенах которого трудились педагоги более высокого по профессиональному мастерству класса, но и обучение по этой причине для студентов здесь было платным.
В 1902-1903 годах – в первый раз на военной службе в Русской императорской армии: вольноопределяющейся 3-го гренадерского Перновского Короля Фридриха-Вильгельма IV полка 1-й гренадерской дивизии Гренадерского корпуса. Место дислокации части – Хамовнические казармы (современный адрес строения: город Москва, Комсомольский проспект, 18-24).
Уже в первые недели солдатской службы примкнул к революционному движению и, в частности, находясь под влиянием молодежных социал-демократических лидеров Шнеерсона (партийная кличка «Сергей»), Розалии Землячки и Топоркова, занимался в рабочих кружках, изучал, хранил и распространял нелегальную литературу. Это во многом и определило дальнейшую судьбу: уволившись в 1903 году в запас, целиком отдался нелегальной партийной работе. Послужной список тех лет как революционера: технический сотрудник, а впоследствии – организатор и пропагандист при Московском комитете РСДРП.
С началом русско-японской войны, будучи военнообязанным, получил повестку о мобилизации, но уже как прапорщик военного времени (равно ныне младшему лейтенанту) 2-го гренадерского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Александровича полка 1-й гренадерской дивизии Гренадерского корпуса. Правда, из-за затянувшейся болезни военный мундир вновь надел лишь весной 1905 года и через пару-тройку месяцев – уже обер-офицер в одной из пехотных частей из числа дислоцировавшихся в маньчжурском городе Харбине. Воинской доблестью в этот период, однако, не блеснул. Скорей - напротив: тайком от командования неустанно агитировал подчиненных солдат повернуть оружие против законных властей, а в декабре 1905 года, оказавшись под угрозой ареста, - банально дезертировал, за что заочно был приговорен Военным трибуналом к смертной казни.
Пока не вышла скорая амнистия, скрывался в небольших городках и весях.
С 1906 года и пока не получил на руки диплом о высшем образовании – студент по вечерней форме обучения Московского коммерческого института, но и одновременно на нелегальной стезе - активист военной организации Московского комитета РСДРП. Однако с 1907 года, после разгрома жандармами и полицией в Москве тайных революционных центров, - пропагандист-нелегал, но временно утративший связь с руководящими партийными кругами.
До лета 1914 года зарабатывал на жизнь профессиональной педагогической деятельностью: наставник в стенах Рукавишниковского исправительного приюта для малолетних преступников, сотрудник банка, преподаватель Пречистенских вечерних курсов для рабочих, частный репетитор… В этом же период женился.
Первая Мировая – особая строка в биографии как офицера: воевал доблестно и не щадя, как принято говорить, живота своего, о чем убедительно свидетельствуют боевые награды и другие регалии. Одних только орденов заслужил аж пять штук и, в том числе (и он же – первый из числа которых удостоился), орден Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом!
Так, с июля 1944 года по мобилизации прапорщик сначала в 7-м гренадерском Самогитском генерал-адъютанта графа Тотлебена полку 2-й гренадерской дивизии Гренадерского корпуса, а через несколько дней – 215-м пехотном Сухаревском.
Боевое крещение принял в конце августа 1914 года под восточнопрусском городом Даркеменом (ныне – Озерск) в качестве командира роты 215-го пехотного Сухаревского полка 54-й пехотной дивизии 1-й армии Северо-Западного фронта.
После разгрома русских войск в Восточной Пруссии – прапорщик в 114-м пехотном Новоторжском полку 1-й пехотной бригады 29-й пехотной дивизии 20-го армейского корпуса 1-й армии Северо-Западного фронта.
Участвовал в двадцати крупных сражениях и, в том числе, как мы уже знаем, в боях Восточно-Прусской наступательной операции 4 (17) августа-2 (15) сентября 1914 года. На территории Восточной Пруссии оказался в окружении, но сумел благополучно перейти линию фронта.
Первого боевого ордена из пяти удостоился в мае 1915 года, а последнего – в декабре 1916-го.
Ко второй половине февраля 1917 года уже адъютант старший штаба (то есть, говоря современным языком, - начальник штаба) 174-й пехотной дивизии 20-го армейского корпуса 3-й армии по занимаемой в армии должности и штабс-капитан (равно ныне капитану) по военному чину.
В ходе Февральской революции ненадолго – «всего 2-3 месяца» - примкнул к меньшевикам-интернационалистам по причине, как сам потом признавался, «обнаруживая симпатии к интернационалист. течению в РСДРП». Как яростный агитатор от демократических войсковых организаций в мае 1917 года был выбран председателем Комитета 174-й пехотной дивизии, а через месяц и того выше – председателем меньшевистской фракции в Комитете 3-й армии. А в последнем качестве вдобавок - делегатом Государственного совета (в августе) и Предпарламента (в октябре). В Предпарламенте в свою очередь удостоен мандата члена ЦИК второго созыва. Но как потом вспоминал, «вскоре, однако, разочаровался в бесплодной работе демократических совещаний, оставил их и вернулся вновь в полк». Забегая вперед скажем: несмотря на то, что с 1918 года Семен Иванович – твердый и убежденный большевик-ленинец, прежние его симпатии к меньшевиками долгие еще потом годы будут ему аукаться из партийных верхов клеймом потенциального «врага народа».
Осенью 1917-январе 1918 годов – помощник командира 114-го пехотного Новоторжского полка, в том числе и в ходе дислокации данной части в городе Гельсингфорсе (ныне – столица Финляндии город Хельсинки).
Демобилизован из армии был в январе 1918 года как старослужащий и учитель по основной гражданской специальности с откомандированием в распоряжение Московского уездного воинского начальника. В данный период имел планы вернуться к педагогической деятельности, но уже по прибытию в Москву как военспец с революционным прошлым был рекомендован своим бывшим соратником по подполью, а теперь уже комиссаром Московского военного округа Е.М. Ярославским (он же – М.И. Губельман) на пост начальника Фронтового (оперативный) отдела Московского областного военного комиссариата с задачей осуществлять непосредственное руководство процессом формирования отрядов Красной Гвардии.
В апреле 1918 года Фронтовой (оперативный) отдел Московского областного военного комиссариата был реорганизован в Оперативный отдел Народного Комиссариата по военным делам (Оперод Наркомвоена) – орган, призванный объединить единым управлением всю войсковую и агентурную разведку молодой Советской Республики. Бывший штабс-капитан С.И. Аралов с этого момента начальник данного отдела. Строки из воспоминаний самого Семена Иванович: «Я в то время заведовал оперативным отделом Наркомвоенаю В сферу моей деятельности входили разведывательная работа, организация особых групп для переотправки за рубеж, собирание сведений о состоянии враждебных нам сил, организация подрывных отрядов и проч.».
Уже с мая 1918 года Оперод Наркомвоена непосредственно участвует в процессе планирования и проведения операций на фронтах начавшейся в стране Гражданской войны.
С 8 октября 1918 года С.И. Аралов - член Революционного Военного Совета Республики (РВСР) – коллегиального органа высшей военной власти в Советской Республики в годы Гражданской войны. 9 (по другим данным – 14) октября 1918 года по совместительству избран членом Военно-Революционного Трибунала при РВСР. А с 24 октября 1918 года вдобавок – военный комиссар Полевого штаба (ПШ) РВСР.
С 30 ноября 1918 года – один из двух наряду с главкомом И.И. Вацетисом членов Бюро РВСР (председатель – Л.Д. Троцкий).
С 5 ноября 1918 года (но также по совместительству) – начальник вновь образованного Регистрационного управления Полевого штаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РУПШКА, оно же Региструп) – разведывательного органа, образованного секретным приказом РВСР № 197/27 от 5 ноября 1918 года и ставшего с момента своего рождения предшественником современного Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооруженных Сил России. В качестве справки: на основании приказа министра обороны РФ № 490 от 12 октября 2000 года дата создания РУПШКА теперь ежегодно празднуемый в России 5 октября День военного разведчика.
Однако поскольку С.И. Аралов одновременно состоял еще в вышестоящих должностях члена РВСР и комиссара Полевого штаба последнего, то де-факто практически все время находился не в Москве, а в городе Смоленске, где дислоцировалась ставка РВСР. В связи с этим в РУПШКА на основании параграф 6 приказа ПШ РВСР № 47 от 8 ноября 1918 года была введена внештатная должность постоянного заместителя начальника Регистрационного управления.
Из-за загруженности работой на фронтах Гражданской войны С.И. Аралов с апреля 1919 года уже не подписывал даже приказов по РУПШКА, в связи с чем Л.Д. Троцкий как председатель РВСР вынужден был начать искать ему замену. Так, 22 мая 1919 года последний телеграфировал из Харькова: «…Не думаю, чтобы Лашевич [Михаил Михайлович; на тот момент времени командующий 3-й армией] был тверже Аралова. У него только другой уклон мягкости. Скорее уже для Полевого Штаба подходит Гусев [Сергей Иванович; на тот момент член РВС Восточного фронта]…».
5 июня 1919 года Л.Д. Троцкий телеграммой из Харькова передал в ЦК РКП(б) ряд кадровых предложений в связи с необходимостью реорганизации Украинского фронта. В ней, в частности, С.И. Аралов рекомендовался на пост члена Реввоенсовета 12-й армии.
Данное назначение состоялось спустя две недели, но сама сдача должностей по РВСР и его Полевому штабу произошла только в первых числах июля 1919 года.
На момент прибытия С.И. Аралова в управление 12-й армии данное воинское объединение существовало преимущественно лишь на бумаге. Его еще только предстояло создавать из частей 1-й и 2-й Украинских советских дивизии, некогда сформированных в свою очередь из партизанских отрядов.
«В муках и тяжелых боях родилась эта армия, - вспоминал потом Семен Иванович.- С первых дней ее существования я был свидетелем того, как она мужала, росла и закалялась, приумножая свои ратные дела».
С этого момента Семен Иванович - непосредственный участник боев и сражений Гражданской войны на Украине.
Начиная где-то с начала 1990-х, на основании всего лишь ничем не подтвержденных предположений, а посему совершенно голословно обвиняется со страниц ряда научно-исторических публикаций как якобы организатор убийства Н.А. Щорса - начдива 44-й стрелковой дивизии, легендарного полководца Гражданской войны.
В октябре 1920 года – председатель делегации Главного командования армиями РСФСР на переговорах в Бердичеве с поляками по вопросу установления демаркационной линии. Во многом благодаря дипломатическим способностям С.И. Аралова тогда удалось несколько отодвинуть на запад линию границы с панской Польшей и вынудить белополяков без боя оставить часть сопредельной к Польше территории советской Украины.
С 1 декабря 1920 года - член Реввоенсовета Юго-Западного фронта. В данной должности, в частности, участвовал в работе комиссии по созданию Киевского военного округа. Однако уже со второй половины того же декабря – член Реввоенсовета и одновременно – помощник по политической части командующего войсками Киевского военного округа.
18 января 1921 года получил телеграмму об откомандировании в Москву в распоряжение Народного комиссариата по иностранным делам РСФСР, однако, не желая ухолить с военной службы, через М.В. Фрунзе как командующего войсками Украины и Крыма добился отмены вызова.
И все же Москва впоследствии на своем настояла: с апреля 1921 года и вплоть до октября 1927 года – на дипломатической работе:
- в апреле-ноябре 1921 года – Полномочный представитель РСФСР в Литве;
- в декабре 1921-апреле 1923 гг. - Полномочный представитель сначала РСФСР, а затем и СССР в Турции. На данном посту – первый в статусе полпреда советский дипломат в этом государстве;
- в мае 1923-апреле 1925 гг. - Полномочный представитель СССР в Латвии;
- с мая 1925 года – в Москве, член Коллегии НКИД СССР;
- в декабре 1926-октябре 1927 гг. – Полномочный представитель СССР при правительстве Китая.
В конце 1927-1938 гг. – на ответственных хозяйственных постах: последовательно – член президиума Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ), председатель акционерного общества «Экспортлес», а затем в Наркомфине – член коллегии сектора культуры и начальник Главного управления государственного страхования.
По неофициальным данным, во второй половине 1930-х годов арестовывался, при этом в ходе допросов подвергался даже так называемым «мерам физического воздействия», но документальных подтверждений данному факту в открытой печати отыскать не удалось.
В 1938-1941 гг. - заместитель директора Государственного Литературного музея (директор - В.Д. Бонч-Бруевича).
В июле 1941 года в качестве добровольца вступил в ряды 21-й Московской стрелковой дивизии народного ополчения, ставшей с 26 сентября 1941 года кадровым соединением Красной Армии - 173-й стрелковой дивизией (2-го формирования): сначала рядовой боец, а затем помощник начальника оперативного отделения штаба дивизии. В данном качестве участник боев с немецко-фашистскими захватчиками с 30 июля 1941 года: в горниле Смоленского сражения и битвы под Москвой в полосе боевых действий 33-й армии Резервного (1-го формирования) и Западного фронтов.
С декабря 1941 года и до сентября 1945 года – начальник трофейного отдела управления тыла 33-й армии. Вскоре после перевода в штаб армии был произведен в полковники.
Как офицер Полевого управления 33-й армии 3-го Белорусского фронта в августе 1944 года на заключительном этапе Белорусской стратегической наступательной операции принимал участие в боях за Восточную Пруссию.
Победу встретил в центральной Германии.
С сентября 1945 года и на протяжении последующих нескольких месяцев – командир 23-й отдельной бригады по сбору трофейного имущества.
Демобилизован был или в самом конце 1945 года или в самом начале 1946 года и с этого момента – полковник в отставке.
В 1946-1957 годах – на партийной работе, но послужной список данного периода времени неизвестен.
С 1957 года – пенсионер с местом постоянного проживания в городе Москве.
Автор многочисленных мемуарных книг и рукописей, а также многочисленных публикаций в советской прессе.
Скончался Семен Иванович Аралов 22 мая 1969 года. Прах его покоится на Новодевичьем кладбище в родной для него Москве...
Полковник милиции Юрий РЖЕВЦЕВ,
военный журналист, историк спецслужб.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: Аралов Семён Иванович
« Reply #5 : 29 Январь 2009, 16:18:19 »
Выставил обновлённую версию энциклопедической справки на создателя ГРУ С.И. Аралова...
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Фото могилы С.И Аралова на Новодевичьем кладбище города Москвы. Снимок предоставлен одним из участников нашего Форума:
Записан

Rmd

  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8
  • Сергеев Сергей Сергеевич
Хочу поблагодарить администратора за помощь в публикации фотографии, сделанной на Новодевичьем кладбище этим летом. Будучи знакомым с легендарными этапами биографии С.И.Аралова, могила его произвела на меня несколько удручающее впечатление. Очевидно, что кто-то ухаживает за его могилой, но в тоже время очевидно, что государство не оценило его заслуги перед Родиной и могильная плита с именем Аралова смотрится даже более чем скромно среди окружающих ее монстров.

Хотелось бы сделать ряд замечаний к приведенным здесь публикациям по Аралову.
Цит: "Начиная где-то с начала 1990-х, на основании всего лишь ничем не подтверждённых предположений, а посему совершенно голословно, обвиняется со страниц ряда научно-исторических публикаций как якобы организатор убийства Н.А. Щорса - начдива 44-й стрелковой дивизии, легендарного полководца Гражданской войны."

Это не так. Полемика вокруг Аралова началась в начале 1960-х годов. И спровоцировал ее сам Аралов своей критикой в адрес деятельности 1-й Украинской Советской дивизии и непосредственно ее начдива Н.Щорса. Это вызвало возмущение еще живых ветеранов 1-й Украинской дивизии.

Вот выдержка из письма Аралова:
«… Следует добавить, что, как тогда выяснилось из разговора по прямому проводу с нач. штаба 1 дивизии т. Кассером, Щорс не сообщил частям дивизии плана их отхода и оставил открытым для противника крайне важное для обороны Киева шоссе Житомир – Киев, что было расценено как невыполнение боевого приказа.»
Те, кто знаком с законами военного времени, отлично представляют себе, что означают последние слова, тем более сказанные членом Реввоенсовета.
Ветераны начали расследование и пришли к выводу о причастности Аралова к убийству Николая Щорса. Можно сказать, что официально обвинение было выдвинуто в 1962 году. Оно произвело определенный шок в партийных кругах, которые предприняли попытки спустить дело на тормозах. И окончательно замерзло после смерти обвинителя.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Rmd, спасибо: действительно очень ценные уточнения и дополнения!
Очень рассчитываю на Ваше созидательное участие в деле дальнейшего развитии темы про С.И. Аралова...

Записан

Rmd

  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8
  • Сергеев Сергей Сергеевич
Из Постановления ... Армейского комитета:
"3) [Армейский комитет] Осуждает действия идейных руководителей большевизма на фронте и в тылу, которые своей агитацией действуют на низменные инстинкты темных масс, и, зная это, не отказываются и не борются с подобными приемами агитации. ...
Товарищ Председателя [Армейского комитета] - Аралов"
Опубликовано в печати 23 июня 1917 года.

Из списка кандидатов в Учредительное Собрание по западному фронту от меньшевиков:
"5. АРАЛОВ С. - штабс-капитан. Учитель. Старый работник партии. Председатель Армейского Комитета ... армии и член Совета войсковых организаций при Военмине."
Опубликовано в печати 15 ноября 1917 года.
Записан

Rmd

  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8
  • Сергеев Сергей Сергеевич
Из частного архива:
"20 декабря 1963 г.
Тов. АЛЕКСАНДРОВИЧ С.И. ...
Копия: Тов. СЕРЕДА В.И. ...
   Партийная комиссия при МГК КПСС сообщает, что Ваши заявления на члена КПСС Аралова С.И. рассмотрены.
   В ходе проверки установлено, что Аралов С.И. ведет себя неправильно. Им допущены искажения некоторых исторических событий в книге "Ленин вел нас к победе", он старается преувеличивать свои заслуги и умалчивает о своей принадлежности к меньшевистской организации.
   Тов. Аралов С.И. вызывался в партийную комиссию при МГК КПСС, где ему указано на его неправильное поведение.
   Также сообщаем, что в ближайшее время в журнале "Вопросы истории КПСС" предполагается опубликование редакционной статьи с критикой ошибок, допущенных Араловым С.И.
   Председатель Парткомиссии при МГК КПСС (Рыжухин)"
Записан

Rmd

  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8
  • Сергеев Сергей Сергеевич
Я понимаю, что мои послания могут быть истолкованы, как "ложка дегтя". Но, во-первых я пока не высказываю своих суждений по этому вопросу, а во-вторых, к сожалению, материалы, которыми я пользуюсь носят весьма негативный характер по отношению к С.И.Аралову. Достаточно часто это ставит в тупик, но ...
Вот некоторые суждения относительно "злосчастной электроплитки" якобы подаренной Лениным жене Аралова (из письма ветеранов директору ИМЛ при ЦК КПСС и директору Центрального музея В.И.Ленина от 23 июня 1963 г.):
   "... Газета "Известия" написала, что в январе 1918 года супруга С.И.Аралова - София Ильинична получила от В.И.Ленина в подарок электроплитку для обогревания холодной комнаты араловской квартиры. Но это же заведомая неправда. Ведь в январе 1918 года С.И.Аралов состоял членом меньшевистской партии, был депутатом Учредительного собрания от меньшевиков и активно боролся против партии большевиков - против В.И.Ленина ["был в Гельсингфорсе" - приписка от руки Ф.Ростовой].
   В январе 1918 г. В.И.Ленин не был, не жил в Москве. Владимир Ильич в то время находился в Петрограде, лично Аралова не знал и с Араловым не встречался.
   Директор Киевского филиала музея В.И.Ленина т. ГОРОБЕЙ наоборот, утверждает, что В.И.Ленин подарил электроплитку С.И.Араловой не в январе, а в конце 1918 года и заявляет, что хотя документов об этом и нет, но факт подарка подтверждают живые свидетели - члены семейств Н.Г.Крапивянского и В.М.Примакова, которые знают, что В.И.Ленин действительно подарил электроплитку жене Аралова.
   Кто же эти свидетели и когда и откуда они узнали об этом ленимнском подарке? Это жены и дети т.т. Крапивянского и Примакова. Но ведь в 1918 году, когда будто был получен этот подарок, ни Крапивянский ни Примаков лично не знали и с ним не встречались. К тому же оба они не имели в 1918 году семей, были неженатыми и их будущие жены могли познакомиться с женой Аралова на много лет позже 1918 года. Что же касается детей Крапивянского и Примакова, то все они родились после 1918 года и могли слыхать и понимать рассказ Араловой о подарке не ранее как лет через 18-20 после 1918 года, в котором был "получен подарок".
   Таким образом, эти "свидетели" очевидцами не являются. Что же достоверного могут знать они кроме того, что этот рассказ "о подарке" они слышали от самих же Араловых.
   Однако т. Горобей считает эти свидетельские подтверждения достоверными и достаточными для того, чтобы признать личную вещь меньшевика за ленинскую реликвию и показывать ее в музее В.И.Ленина миллионам трудящихся.
   Зная Аралова, мы уверены в том, что рассказ Аралова о "подарке Ильича" это очередная выдумка Аралова, подтверждаемая свидетелями, слыхавшими об этом "продарке" от того же Аралова. Директор музея т. Горобей может, конечно, верить сказкам Аралова, это его личное дело и право. Но хранить и экспонировать в музее В.И.Ленина случайные предметы, выдаваемые за ленинские, без документальных доказательств и без достоверных, не вызывающих сомнений свидетельских подтверждений очевидцев, директор музея В.И.Ленина не имеет никакого права.
   Общеизвестно, что В.И.Ленин и его семья в 1918 году электроплиткой в своей квартире не пользовались, так как Москва в то время не получала электротока для квартир. Электроток отпускался только обопронным предприятиям, продовольственным и правительственным учреждениям и то в ограниченном количестве. Пользование электроплитками запрещалось. Поэтому В.И.Ленин никак не мог дарить электроплитки для обогревания квартиры Араловых. ..."
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Rmd, спасибо! Это всё отнюдь не «ложка дегтя», а обстоятельства, проливающие свет на причины искусственного замалчивания в советской историографии как имени С.И. Аралова, так и той огромной роли, которую Семён Иванович сыграл в годы Гражданской войны в деле строительства советских Вооружённых Сил…
Записан

Rmd

  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8
  • Сергеев Сергей Сергеевич
Юрий Петрович. Я очень рад, что Вы, как профессинальный историк, вполне адекватно способны оценивать и рассматривать как позитивные, так и негативные стороны исторических процессов и связанные с ними личности.
Хотелось бы узнать Ваше, как профессионала, мнение по некоторым вопросам, связанным с личностью Аралова. Возможно кое-что подтолкнет Вас на более глубокие исследования в этом плане.
1. После окончания гражданской войны организационная структура РККА стабилизировалась и стала совершенствоваться. Одними из основных структурных подразделений РККА было кадровое управление и политическое управление. Аралов, как видный и значимый военно-политический деятель должен был обязательно быть на учете в том и другом управлении. И управления эти периодически требовали от демобилизованного состава, находящегося на гражданской работе, обновления сведений о их текущей деятельности. Их постоянно держали в поле зрения. И когда началась Отечественная война считалось недопустимым использовать высококвалифицированные в военно-политическом отношении кадры на рытье окопов (тем более, если они вышли за пределы возрастного ценза). Как же так получилось, что бывший член РВСР оказался добровольцем в ополчении? И судя по представленной фотографии он был весьма-весьма молодцом, не смотря на свой преклонный возраст.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Rmd, пожалуйста, пропишите в подписи к Аватуру своё имя-отчество, ибо у нас на Форуме не принято общаться с анонимами.
Теперь конкретно по Вашему вопросу: не совсем всё так, как Вам видится.
Насколько я понимаю, С.И. Аралова «списали» из обоймы крупных большевистских лидеров ещё в 1927 году: сначала задвинули на высоко-почётную хозяйственную работу, а затем и вообще засунули на низкономенклатурную должность заместителя директора Государственного Литературного музея. Это, впрочем, и понятно: мало того что в прошлом высокопоставленный меньшевик, так ещё вдобавок ближайший соратник самого Льва Троцкого!
Каким-то чудом остался в живых в мрачные 1937-1940 гг.: почему был оставлен в живых – тема, как мне видится, не для одного исследования. Слишком уж много здесь белых пятен и «непоняток»…
Кем был по запасу С.И. Аралов, нам с Вами неизвестно. Эти сведения надо выискивать через военкоматы Москвы. Но по любому в 1940 году, если, конечно, в принципе являлся военнообязанным, должен был быть снят с воинского учёта в связи с достижением 60-летнего возраста.
Так что для С.И. Аралова, как и для других лиц, не подлежащих мобилизации, вступление в ряды народного ополчения было единственной возможностью попасть на фронт. Рядовыми в иррегулярные части и соединения вступали даже командармы 2 ранга в отставке (то есть де-факто генерал-полковники) и отставные военачальники рангом пониже. На поле боя они как военные профессионалы заменяли собой погибших взводных, ротных, командиров батальонов и даже – и тому есть примеры – командиров дивизии! Точно так собственно и вырос до штабного работника и С.И. Аралов.
В свою очередь для НКО СССР создание дивизий народного ополчения – дополнительный мобилизационный ресурс в лице граждан, мобилизации официально не подлежащих. Речь о допризывниках, бывших военнообязанных, инвалидах (но способных держать в руках оружие), а также рабочих и служащих, имеющих «броню» по линии оборонного производства…
Когда же иррегулярные дивизии переводились в статус регулярных войск, то неизменно возникал вопрос, а что же делать с бывшими ополченцами, а теперь военнослужащими Красной Армии из числа имеющих высокой статус по прежней службе в армии? Так, бывший командарм 2 ранга был назначен комдивом с одновременным производством в генерал-майоры. С.И. Аралова же выдвинули (а точнее задвинули подальше от военно-политической работы) в начальники трофейного отдела управления тыла 33-й армии Западного фронта с производством в полковники. На партполитработу, насколько понимаю, его просто-напросто насильно не допустили. А ведь его уровень – это уровень, как минимум, члена Военного совета армии, а то и фронта! В любом случае памятуя его былую близость к Троцкому, ему опять повезло!..
« Последнее редактирование: 28 Сентябрь 2009, 23:06:51 от Sobkor »
Записан

Rmd

  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8
  • Сергеев Сергей Сергеевич
1. К сожалению, я не склонен называть свое ФИО. Это в некоторых случаях существенно осложняет мою поисковую и исследовательскую работу. Если я назовусь Сергеевым Сергеем Сергеевичем, надеюсь, это не осложнит нашу  с Вами беседу и обмен мнениями. И хотя фигура Аралова весьма коссвенно задевает сферу моих интересов, Ваше мнение по ряду вопросов меня очень интересует.
2. Да, действительно, я как-то упустил тему Троцкого в судьбе Аралова. Некоторые ветераны его прямо называют ставленником Троцкого, отъявленным троцкистом и т.д. И некоторые документы это подтверждают. Троцкому, после фактического (но не формального) поражения на восьмом съезде ВКП(б) нужны были крутые парни, особенно когда зашла речь об объединении украинской и российской Красных армий. И к тому же он как-никак значился в категории военспецов, вокруг которых и разворачивались партийные битвы в период гражданской войны. Нутром ощущаю насколько неуютно чувствовал себя Аралов в период гонения на Троцкого. Но и роль Аралова в создании Красной армии надо соизмерять с ролью Троцкого. Если бы не авторитетный прессинг Ленина на восьмом съезде,то Троцкий бы упал.
С Вашего позволения подготовлю и сформулирую позднее еще один вопрос, связанный с биографией Аралова.
Записан

Rmd

  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8
  • Сергеев Сергей Сергеевич
Известно, что летом 1919 года членом РВС вновь создаваемой 12-й армии помимо Семена Аралова был некто Адам Семашко. Сведений о нем очень мало. Известно, что ранее он был окрвоенкомом Орловского округа.
Известно так же, что в 1923 г. Семашко А.Я. работал в посольстве СССР в Латвии на должности временного поверенного, а затем в 1924 году бежал за границу (информация недостоверная).
И вот весьма туманное разъснение Аралова в его ответе на критику:
"... обвиняет меня в совместной работе с Семашко.
Семашко действительно одно время был членом РВС 12-й армии, но был арестован мною и по моей телеграмме отозван затем.
В 1923 году он с помощью Латвийского буржуазного правительства бежал из Латвии, после моего туда приезда и разоблачения его. Я писал тогда о нем, насколько сейчас могу припомнить, Менжинскому. Рассказывать о Семашко в своей книге не считаю нужным.»
Однако есть и такое:
"Семашко А.Я. - 1926 г., 1-й секретарь Полпредства СССР в Латвии".
Все весьма противоречиво.
Юрий Петрович, у Вас есть какая-нибудь информация о А.Я.Семашко и его контактах с Араловым?
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Уважаемый Сергей Сергеевич, увы, по Семашко сведений не имею...
Записан

Rmd

  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 8
  • Сергеев Сергей Сергеевич
Аралов на российско-польских мирных переговорах в Бердичеве
« Последнее редактирование: 03 Октябрь 2009, 19:15:28 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Коллега-журналист в своём пересказе моего монолога в ряде случаев исказил историческую правду, но выполнена главная цель: калининградцы узнали о таких масштабных личностях как жандармский генерал П. Курлов и видный советский государственный и военный деятель С. Аралов:
Отсюда -
http://exclav.ru/sobyitiya/oblast/geroy-revolyutsioner-diplomat.html

Герой, революционер, дипломат
25.09.09

ОДИН ИЗ ОТЦОВ СОВЕТСКОЙ ВОЕННОЙ РАЗВЕДКИ ВОЕВАЛ ПОД ОЗЁРСКОМ
Недавно «Калининградская правда» рассказала о том, что в зале истории Восточной Пруссии областного историко-художественного музея прошла совместная пресс-конференция Союза работников правоохранительных органов, ассоциации поисковых отрядов «Память» и Калининградского корпункта Объединенной редакции МВД России, посвященная 95-летию начала Первой мировой войны. Выступающий был всего один – руководитель вышеупомянутого корпункта Юрий Ржевцев. Большую часть своего «доклада» он посвятил незаслуженно, на его взгляд, забытому «формальному» генерал-губернатору Восточной Пруссии, занимавшему этот пост в августе-сентябре 1914 года, Павлу Курлову.
Однако информацией о нем дело не ограничилось. Ржевцев также поведал об еще одном историческом персонаже, «засветившемся» на территории бывшей Восточной Пруссии и, несмотря на это, тоже довольно редко вспоминаемом местной прессой.
Речь о Семене Аралове. Надо сказать, это действительно весьма интересная личность - пламенный революционер, разведчик, дипломат.
По информации Ржевцева, к революционному движению Семен Иванович примкнул 22 лет от роду в 1902 году. Некоторое время он просто ходил в рабочие кружки, участвовал в акциях протеста, а потом «пошел на повышение».
В 1903-1905 годах молодой человек находился на нелегальной партийной работе в Москве, был организатором и пропагандистом при Московском комитете РСДРП.
С началом Японской войны Семен, как военнообязанный, получил повестку о мобилизации. Явился. Служил. Однако особым рвением не отличился. Всю дорогу агитировал за мировую революцию и за то, чтобы сослуживцы повернули оружие против мироедов, развязавших эту бойню. Командованию такая позиция Аралова не понравилась, и оно вознамерилось привлечь его к ответственности.
Узнав об этом, Семен Иванович собрал свои нехитрые солдатские пожитки и дал деру из расположения части. За что был приговорен трибуналом к смертной казни.
До 1914 года, несмотря на столь суровый вердикт, Аралов умудрился получить диплом Московского коммерческого института, вел активную партийную общественную работу, а потом был призван в действующую армию ввиду начала Первой мировой войны.
Аралов понимал что война эта империалистическая и простому народу ничего не несущая, однако воевал, согласно имеющимся данным, весьма отважно. Пять орденов Российской империи, среди которых - орден Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом – это, как вы понимаете, не фунт изюма.
Имея опыт военной службы, он получает должность командира роты 215-го Сухаревского полка. Убежденный революционер и враг самодержавия, в августе 1914-го Аралов повел своих бойцов в первую атаку у немецкого городишки Даркемен (современный Озерск). «Смятые» немцы вынуждены были отступить.
…История героической гибели II русской армии, в составе которой сражался наш герой, широко известна. Своим наступлением в глубь немецкой территории она фактически спасла Париж и весь французский фронт…
Что касается Сухаревского полка, то вскоре он попал в окружение. Пробиться из него удалось немногим. В частности, спаслась рота большевика Семёна Аралова.
Потом нашего героя долго мотало между большевиками и меньшевиками, но в конце концов он выбрал «правильный курс».
С приходом к власти большевиков в стране Аралов, как сообщил Ржевцев, сблизился с Троцким и вместе с ним, можно сказать, создал главное разведывательное управление Красной Армии.
По некоторым данным, после разгрома Врангеля нарком иностранных дел Чичерин потребовал перевода Аралова на дипломатическую работу. Аралов хотел остаться военным, кроме того, из рядов РККА его не отпускал и Фрунзе. Тогда Чичерин пожаловался лично Ленину. Владимир Ильич счел, что по окончании войны дипломаты нужнее военных, и отправил Аралова послом в Литву.
Некоторое время Аралов довольно успешно работал в этой прибалтийской республике, а затем был отправлен на дипломатическую же работу в Турцию, где за недолгое пребывание сумел заслужить огромный авторитет. Там ему даже поставлен памятник.
- Для турок Аралов – святой человек, - без обиняков сообщил Ржевцев.
В 1925 году Аралов стал членом коллегии Наркомата иностранных дел, заместителем министра. В 1926-м он недолго проработал на посту советского посла в Латвии, где в Риге успел завербовать в нашу разведку агента, известного под кличкой Горбун. Через Горбуна (он действительно был горбат) потянулась агентурная сеть к известному оккультисту Николаю Рериху и дальше – от банкиров Нью-Йорка до приближенных тибетского Далай-Ламы.
В 1937-м, когда в мгновение ока создавались и рушились самые фантастические карьеры, Семен Аралов, один из самых высокопоставленных функционеров советской власти, вдруг оказывается на должности… помощника директора Литературного музея. Эта почти демонстративная отстраненность от борьбы за власть и одновременно загадочный иммунитет в разгар самых жестоких чисток наводят на мысль о несоответствии столь ничтожного поста и реального влияния.
Как бы то ни было, летом 1941-го Семен Иванович Аралов, почти старик – 61 год, уходит добровольцем на фронт. Бывший третий человек в Красной Армии идет рядовым народного ополчения. Почти все ополченцы погибли в октябре 1941 году в котле под Вязьмой, своей смертью задержав танки Гудериана от немедленного броска на незащищенную Москву. Советскими войсками на этом направлении командовал Жуков. Рядовой Аралов из окружения пробился к своим.
Великую Отечественную войну полковник Аралов закончил в Берлине, командуя истребительно-противотанковой бригадой.
После победы – долгая и плодотворная партийная работа на самых разных должностях…
Такая вот удивительная, я бы сказал – сочная, жизнь, которая вполне бы могла бы закончиться в 1914-м под «нашим» Даркеменом… Но, слава богу, это случилось гораздо позже – 22 мая 1969 года.
Газета «Калининградская правда».
Записан
Страниц: [1] 2   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »