Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Батарея Капитана Гедюк .В.И. ЧП батарейного маштаба.  (Прочитано 1227 раз)

первачек

  • Орачев Василий Петрович.
  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1 617
Главкому Юго-Западного Фронта.

Боевое донесение №.. штаб 2 Кавкорпуса Новый Оскол 2.11.41 г.
Карта 100000.


27.9.41 в районе Саи во время налета танков на штаб 5 КД исчез при не известных обстоятельствах и до сих пор не разыскан командир специальной минометной батареи лейтенант Гедюк, имевший при себе секретные инструкции к таблицы указанной батареи.
В настоящее время батарея согласно боевого распоряжения начальника Артиллерии Юго-западного Фронта за №-1510 от 15.10.41 откомандирована и находится в распоряжении командира группы Полковника Зубанова.

Командир 2 КК Генерал-майор  /Белов/.
Военком 2 КК Бригадный комиссар /Шелоковский/.
Начальник Штаба Полковник  /Грецов/.
*********************************************************************************

Юго-западная Оперативная группа Минометных частей.
7 ноября 1941 г.
№ 074/ОП.


Сов. Секретно.
Военному совету ЮЗФ,
Копии: 1. Начальнику Артиллерии ЮЗФ.
               2. Командующему минометными частями СГВК.

1.   В специальном донесении на имя Военного Совета ЮЗФ (в копии начальнику артиллерии ЮЗФ) от 14.10.41 № 060/ОП, в оперативной сводке группы №016 от 14.10.41 мною было доложено об утерях в батарее Гедюка, сформированной начартом ХВО и действовавшей со 2 КК.
2.   Потери машин и людей, пропажа без вести самого командира батарее Капитана Гедюк произошла 27.9.41 в бою под Каши и Саи.
Военным  Советом группы 5.10.41 был выслан пом. Нач. штаба Лейтенант Макеев с задачей разыскать батарею и проверить ее работу и состояние. Лейтенант Макеев вернулся 14.10.41 и привез с собой комиссара батарее политрука т. Пеккер, из доклада которого и стало известно о событиях 27.9.41. Немедленно после этого было возбуждено ходатайство перед Военным Советом ЮЗФ об изъятии батареи из 2 КК и передачи ее в распоряжение группы.
18.10.41 батарея в неполном составе прибыла в Мерефа, но ввиду передислоцирования группы в Малиновка, командир батареи получил распоряжение двигаться в Малиновка, где поступить в распоряжение 4 ГМП. 19.10.41 батарея прибыла в Малиновка, но бросила по дороге ряд машин со снарядами, за которыми выехал к-р батареи Пилипенко. 20.10.41 с вечера группа получила приказание передислоцироваться в Берестовое, батарея следовала в хвосте колоны 4 ГМП, опять же бросила по дороге часть машин со снарядами, за которыми еще с марша были высланы комиссар батареи и четыре к-ра от 4 ГМП, авторемлетучка, 6-8 ЗИСов для перегрузки снарядов.
В итоге, все хозяйство батареи было собрано к 31.10.41. Немедленно было начато расследование по действиям комиссара батареи, законченное 5.11.41.
При приеме батареи  Гедюка выяснилось, что в батарее нет никаких документов, отражающих количество, полученных при формировании снарядов. Называлась цифра М-13 = 500 и М-8 =800. При приеме батареи оказалось на лицо М-13 =480 и М-8 =694.
Расследованием проведенным по наличию боеприпасов выяснено, что снарядов М-8 было 800, из них 694 сдано в 4 ГМП, 104 уничтожено с машиной под с. Каши 27.9.41 и 2 выстрелено. Из показаний комсостава батареи выяснено, что снарядов в батарее никто не принимал и не считал как при формировании, так и в ходе дальнейших операций. Из справки о числе машин, загруженных снарядами, по показаниям л-та Назарова, снаряжавшего снаряды явствует, что снарядов М-13 было 480, т.е. 15 залпов, каковые и приняты 4 полком. Для окончательного выяснения этого вопроса необходима справка начарта ХВО о количестве выданных батарее снарядов.
3.   Из расследования произведенного штабом группы и старшим оперуполномоченным ОО НКВД 4 ГМП явствует следующее:
а/ Батарея была укомплектована личным составом без всякой поверки и отбора.
б/ Машины были даны батарее в плохом состоянии без обеспечения ремлетучкой.
в/ Во время нахождения во 2 КК со стороны командования 2 КК и начарткорпуса руководства батареей никакого не было, чем объясняется полное бездействие батареи за месяц пребывания на фронте, а ввиду этого бездействия резкое ухудшения дисциплины в батарее.
г/ Со стороны командира и комиссара батареи на лицо преступная безответственность в командовании батареей, в итоге потери машин на марше из Белгорода до Берестовое.
д/ Из показаний шофера Бондаренко, к-ра взвода л-та Назарова явствует, что машина со снарядами под деревней Каши была уничтожена путем сожжения, что машина полностью уничтожена свидетельствует то, что на машине были бутылки с горючей жидкостью и два ящика тола, которые конечно обеспечили  полное уничтожение машины.
е/ С командиром батареи капитаном Гедюк, пропавшим без вести была только отпечатанная  на машинке краткая таблица стрельбы М-13, больше никаких инструкций не было. Из кратких таблиц стрельбы никаких выводов об устройстве снарядов и систем сделать нельзя.
ВЫВОДЫ:
1.   Практику формирования отдельных батарей на местах необходимо прекратить, все существующие до сих пор батареи влить в сформированные части.
2.   Комиссара батареи Пеккер за преступную бездеятельность в командовании батареей предать суду Военного трибунала.
3.   Машину со снарядами М-8, оставленную под дер. Саи считать уничтоженной на основании материалов расследования.
4.   Необходима справка Начарта ХВО о количестве выданных батарее снарядов, ибо если будет указано, что батарее выдано 500  М-13, то значит, что батареей утеряно 20 снарядов.
Приложение: материалы расследования на 33 листах.

Начальник группы МЧ СГВК ЮЗФ Полковник  /Зубанов/.
Член Военного Совета группы МЧ СГВК ЮЗФ Полковой Комиссар /Жуков/.
Начальник Штаба группы Майор /Вознюк/.

******************************************************

Заключение
по материалам расследования утери автомашины со снарядами М-8 в отдельной минометной батарее.


В процессе следствия, по делу утери снарядов в отдельной минометной батареи, для выяснения виновника этого дела, кроме этого выявлено явно преступное отношение к формированию вышеозначенной батареи. В результате в батарею были назначены совершенно небоеспособные командир и комиссар батареи. В последствии как установлено следствием оказавшиеся трусами и морально не устойчивыми людьми. Вышеозначенное  привело к тому, что батарея почти не принимавшая участия в боях потеряла много людского состава и понесла потери также материальные.
1.   Батарея была сформирована в течение 11 и 12 сентября. Формирование происходило в г. Харькове, формировал батарею Харьковский Военный Округ – непосредственно нач. артиллерии ХВО Генерал-майор Резниченко и кроме этого представитель НКО СССР Капитан Запольский.
2.   После сформирования батареи, батарея по железной дороге была направлена на Юго-западный Фронт. В городе Полтаве ей были приданы транспортные автомашины для перевозки снарядов – машины совершенно не пригодные для длительной эксплуатации на фронте.
3.   За все время пребывание батареи на участках фронта где действовала 5 Кав. Дивизия и 9 Кав. Дивизия 2-й конно-механизированой группы батарея получила только лишь одну задачу. Простояв на огневых позициях в ночь с 26 на 27 сентября и следующее утро требования на огонь батарея не получила. 27 сентября противник повел наступление под прикрытием танков. В селе Саи где размещался штаб 5 Кав. Дивизии прорвались 2 танка противника. В этом же селе были расположены огневые позиции батареи.
Командование дивизии начало отводить свои части на новый рубеж обороны. А на огневых позициях, а также на наблюдательном пункте не было ни комиссара батареи политрука Пеккер, ни командира батареи Капитана Гедюк. Батарея начала сниматься с огневых позиций без руководства, благодаря чему и понесла большие потери, и там же в тылу у противника осталась машина со снарядами М-8 и людьми а также связисты с секретными рациями, кухня с машиной, шофером и двумя поварами, машина взвода управления с шофером.
Следствием  по данному делу установлено:
1.   Показаниями ряда бойцов и командиров батареи выяснено то, что как командир батареи Капитан Гедюк а также комиссар политрук Пеккер проявили явную трусость и моральную неустойчивость в боях  против фашистских захватчиков. Капитан Гедюк как командир батареи должен был находиться на наблюдательном пункте, а на самом деле все время находился где то в хатах и не появлялся на огневые  позиции и фактически самоотстранился от командования батареей. От него  же можно было слышать такие  разговоры:
«Скоро мы будем у немцев». «Ну хорошо, как я могу открыть огонь по противнику, ведь он находится в населенном пункте а там же есть жители».
Так же вел себя и комиссар  батареи политрук Пеккер, который также избегал наблюдательного пункта и так же и огневых позиций, беспокоясь больше об своем благополучии. Он даже не знал где находятся огневые позиции М-8. Кроме  этого Пеккер на марше батареи во время стоянки в гор. Сумы приводил к установкам посторонних лиц из числа военнослужащих и не имеющих никакого отношения к совершенно секретной технике и разъяснял  им построение и принцип действия установки.
В момент когда противник начал  наступление и показались танки противника, а дивизия начала отход как на НП а также на ОП ни командира, ни комиссара батареи не оказалось.
Когда же машины начали сниматься и уходить с огневых позиций то на одну из них по дороге и сел политрук Пеккер и уехал. Командира же батареи капитана Гедюк никто с того дня не видел, кроме эл. Техника батареи мл. лейтенанта Чернуха, находившегося в этот момент в полукилометре от огневых позиций и готовивший машины со снарядами к отводу, которому капитан дал приказание снять все машины и людей с огневых позиций и отвести на 5 клм. и оттуда дать огонь. Сам же ушел куда не известно.
Как показывают допрошенные по дел свидетели, по вине комиссара не были подобраны из пункта связи ОП М-13 связисты 3 человека и секретные рации, а также машины взвода управления и шофер. На их вопрос, снимать им или нет комиссар им ничего не ответил и только лишь отмахнулся рукой.
Кроме  этого около самого комиссара был ранен пом. Ком. Огневого взвода и которого он не вывез и даже не оказал никакой помощи, а наоборот поднял панику своими странными выкриками «Скоренько», «Скоренько». «Убитые раненые», «Убитые раненые» и на ходу встал на подножку машины и уехал не поинтересовавшись судьбой батареи.
Им же как комиссаром батареи а также командиром батареи были допущены факты безобразных и безответственных отношений к делу, в военное время. Благодаря их такому отношению к делу, на огневую позицию М-8 была направлена не исправная машина нагруженная снарядами на огневой же позиции машина  была  разобрана и ремонтировалась и таким образом не была вывезена и осталась в тылу у врага.  При ней же  остались шофер, командир тяги и артмастер.
Не менее безобразно и то явление, что была оставлена там же в тылу у врага машина с кухней по той лишь причине, что машина не была заправлена горючим. При кухне находились два повара и шофер.
Исходя из вышеизложенного можно заключить:
1.   Батарея была сформирована явно преступно и не обеспечена кадрами боеспособных командиров и боеспособного комиссара преданного делу партии Ленина – Сталина и делу нашей родины.
2.   Срок формирования батарей был также преступно короток – 1 сутки, что  также не могло не повлиять на боеспособность батареи.
3.   Батарея была сформирована из орудий 2-х разных систем, что усложняло руководство боем.
4.   Командир батареи капитан Гедюк а также комиссар батареи политрук Пеккер преступно и безразлично отнеслись к возложенному на них делу, не руководили батареей благодаря чему батарея не принимавшая почти участия в боях понесла большие потери а также в том числе и машину со снарядами М-8 которая осталась в тылу у врага, что представляет большую опасность в смысле раскрытия противником нашего секретного вида оружия.
Отсюда вытекает необходимость возбудить ходатайство перед вышестоящими органами о привлечении к уголовной ответственности:
1.   Начальника артиллерии ХВО Генерал-майора Резниченко.
2.   Представителя НКО СССР Капитана Запольского.
Со своей стороны ходатайствуем о привлечении к уголовной ответственности комиссара батареи политрука Пеккер.

Опер. Уполномочен. ОО НКВД при 1 див. 4 ГМП – сержант Гос. Безоп. /Оганезов/.
Старший опер. Уп. ОО НКВД мл. политрук Гос. Безоп.  /Жарновский/.
Зав. Дел. 1-го отделения опергруппы М\Ч СГВК ЮВФ ст. сержант  /Фраткин/.
5.11.41 г.
Записан
......Никакой моей вины.....в том , что они -кто старше кто моложе.....
 Но все же, все же, все же....       А.Т.

первачек

  • Орачев Василий Петрович.
  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1 617
Комиссар отд. Бат. Политрук Пеккер А.И.
Командиру группы минометных частей.
Копия.


Рапорт.
Доношу до Вашего сведения, что батарея капитана Гедюка В.И. была придана 5-й Кав. Дивизии и получила задачу 26.9.41 занять огневую позицию в с. Саи Лебединского р-на. Две установки системы М-13 и две установки М-8 с боеприпасами были расположены в лощине меж населенным пунктом с. Саи и Каши. 27.9 батарея была обстреляна противником и попала в окружение, установки с боеприпасами были вывезены за исключением, что осталось на территории противника 14 чел. В том числе и капитан Гедюк и машина ЗИС-5 с боеприпасами для установки М-8. По заявлению и рапорту командира огневого взвода лейтенанта Назарова, который находился на огневой позиции с установками М-8 и боеприпасами машина с боеприпасами была выведена из строя по причине неисправности и были посланы для взрыва ее ком. Тяги и оружейный мастер. Оставшейся машины с боеприпасами было сейчас же донесено в конно-механиз. Группы штабу.
Лично я находился в то время на огневой позиции с установками М-13 и вывел из под обстрела противника с боеприпасами. Проверить о взрыве машину с боеприпасами лично не установлено базируюсь, что машина взорвана согласно докладной лейтенанта Назарова.

Комиссар батареи политрук  /Пеккер/.

На обороте рапорта написано рукой Начальника штаба группы М/Ч СГВК ЮВФ майором Вознюк В.И. вопрос:
«Какие Вами приняты меры к поверке – взорвана машина или нет, после того как Вам стало известно об утере машины и о том что люди, посланные для подрыва не вернулись?
Рукой политрука Пеккер написан ответ:
«Посылки бойцов и командиров для проверки взорвана ли машина не было послано, базируюсь тем, что машина взорвана согласно рапорта ком. Огневого взвода.»
/Пеккер/ подпись.

Верно: Зав. Дел 1-го отделения опергруппы М/Ч СГВК ЮВФ ст. сержант /Фраткин/

*****************************************************************************

Копия.
Показание.


26 сентября система М-13 была на огневой позиции, система М-8 была на огневой позиции в районе д. Каши. Командир батареи приказал вести огонь с наблюдательного пункта Зинову, а сам и комиссар Пеккер остались на огневой позиции в д. Саи.
Переночевали ночь на огневой позиции, утром связались с огневой позицией где был капитан Гедюк и комиссар Пеккер. Утром командир батареи прислал приказание с артмастером ждать приказания на открытие огня. На зарядном пункте М-8 был старшим и отвечал за зар. Пункт л-т Назаров, был на огневой позиции и ждал открытия огня. Л-т Зинов был взади огневой позиции на наблюдательном пункте, Л-т Назаров и л-т Зинов звонили на  огневую позицию, где стояли М-13, но там командира батареи  Гедюк и комиссара батареи Пеккер не было. Через несколько минут л-т Зинов по телефону передает, на Вашу ОП двигаются танки. Тогда я командира орудия т. Гусакова посылаю на зар. Пункт выводить машины за мной. Машины из под огня стали выезжать по одной, отъехали метров 800, подъезжает водитель Бондаренко и докладывает: «Командир тяги Буц и водитель Пазий разобрали коробку скоростей, я просил командира тяги взять машину на буксир, но он не разрешил, а приказал ехать, я Вас догоню. И водитель Бондаренко поехал, отъехал метров 400 и смотрел на машину она уже горела, тогда я решил вести машины дальше, а на то место послал командира орудия Гусарова, но его уже наши части не пропустили, и приехал доложил на месте стоянки машины дым и огонь. Тогда я стал выводить в тыл оставшие машины и приехали в деревню Козельное.

К сему лейтенант  /Назаров/  подпись.
6.11.41  г.
Верно: Зав. Дел. 1-го отделения опергруппы МЧ СГВК ЮВФ ст. сержант  /Фраткин/.
**********************************************************************************

Копия.
Показания красноармейца Бондаренко.


27 сентября 1941 г. в районе деревни Каши в лощине, по приказанию лейтенанта Назарова были поставлены в укрытие три машины со снарядами: моя (Бондаренко), шофера Пазий и третья (фамилию шофера не помню).
В машине шофера Пазий, командир отделения тяги Буц вынул валик задней скорости и стал ремонтировать его. В это время командир Гусаров крикнул: «выезжайте». Одна машина вышла из лощины, а я подъехал на своей к машине шофера Пазий и предложил командиру отделения тяги взять ее на буксир. Он мне ответил, что  уезжай сам, - эту мы как нибуть выведем, а то могут пропасть обе машины. Я поехал, когда отъехал от места стоянки метров 400, остановил машину, вылез из кабины и посмотрел, что делается с оставшейся машиной. На том месте где стояла машина был большой огонь, видно было,  что машина горит. Я сел снова в кабину и поехал к своим машинам, которые собирались на поле за деревней. Место, по которому я ехал не обстреливалось, т.к. я ехал без дорог, а танки вели огонь по  дороге и по лощине, где раньше стояли машины. По приезде к своим машинам я доложил лейтенанту Назарову, что одна машина со снарядами  осталась и что ее сожгли. На машине, которая осталась в лощине находились бутылки с горючей жидкостью и два ящика тола.

Красноармеец  /Бондаренко/ подпись.
6.11.41 г.
Верно: Зав. Дел. 1-го отделения опергруппы МЧ СГВК ст. сержант  /Фраткин/.
********************************************************************************

Копия.
Комиссар отд. Бат. Политрук – Пеккер А.И.
9.11.41.


Начальнику Штаба опергруппы минометных частей.

Докладная записка.

Доношу до Вашего сведения, что батарея капитана Гедюка В.И. формировалась по заданию Харьковского Военного Округа в Харькове на заводе им. Шевченко.
13.09.41 года батарея была наспех укомплектована и и следовала эшелоном по пути в гор. Полтава. Вагоны с боеприпасами были приданы составу эшелона по пути следования станции  Залютино (г. Харьков) в г. Полтава. Военные  склады, где боеприпасы выгружались на автомашинах под ответственностью командира огневого взвода Назарова, который получил приказания от капитана Гедюк быть ответственным за боеприпасы и вести учет таковых и одновременно он с огневым взводом производил заряжение снарядов взрывателями, которые получал на з-де Шевченко. Транспортный парк машин был укомплектован из Харькова, Полтавы, 9-й Кав. Дивизии и 6-й Кав. Дивизии, причем прикомандированные машины требовали  соответствующий ремонт, личный состав шоферов и приданные к-цы для охраны боеприпасов были не проверены этими подразделениями.
Машин всего в батарее было 36 в том числе 4 установки: две установки М-13, и две установки М-8 и один бензовоз.
26.09.41 года  капитан Гедюк был вызван в 5-ю Кав. Дивизию и получил задачу, занять огневую позицию в деревне Саи  Лебидинского р-на. 27.09  10 часов 30 м. батарея оказалась в окружении противника и потеряла машин:
1. Машина ЗИС -5 с боеприпасами М-8.
2. Машина ЗИС -5 с кухней кипятильщик.
3. Машина ГАЗ – АА взвода управления.
4. Машина ГАЗ – АА по негодности мотора и ходовой части.
Остальные машины с боеприпасами были выведены из окружения.
В Суммы был уничтожен ГАЗик  м. лейтенантом  Лувещуком, который следовал за продуктами в 9-ю Кав. Дивизию по неисправности, а бойцы попали под обстрел противника.
В батарее осталось всего 30 машин с боеприпасами с 4-мя установками и один бензовоз. 7.10 в деревне  Пурчарное  9-й Кав. Дивизии был назначен командиром батарее ст. лейтенант тов. Пилипенко П.И. который принял командование батареей у лейтенанта т. Зинова, ком взвода разведки в том числе установки, боеприпасы не проверяя количество их.
При следовании Белгород, Харьков, Мерефа осталось в дороге Белгород – Харьков 7 машин в том числе ГАЗик без боеприпасов, на котором следовал ст. лейтенант Пилипенко.
При маршруте Малиновка – Булацеловка осталось в пути машин одиннадцать с лейтенантами т.т Зининым и Читалиным к ним присоединился ст. лейтенант тов. Пилипенко  с машинами Малиновка – Куземовка, согласно слов ст. лейтенанта тов. Пилипенко все машины были собраны с боеприпасами, согласно вышеуказанного маршрута. По маршруту Куземовка – Сватово машины батареи выходили из строя по разным дефектам и боеприпасы перегружались не организовано на машины 4-го полка и группы и боеприпасы передавались в дивизионы и арт. парк.
Согласно сданных боеприпасов по акту М-8 в 7-й Гвардейский полк 604 шт., в арт парке имеется 90 шт., уничтожено взвода 104 и два снаряда выстрелили, итого 800 шт. столько и получено.
Боеприпасы М-13  проверялись в 4-м полку, в артпарке и дивизионах имеется в наличии 480 шт. снарядов. Лично мною  боеприпасы в Полтаве при выгрузке не было подсчитанные. Накладных о наличии боеприпасов М-13 в батарее не имеется.

Подпись.
Верно: Зав. Дел. 1 отд. Ст. сержант  /Фраткин/.

**********************************************************************************
Копия.

Комплектование спецбатареи капитана Гедюк происходило в гор. Харькове на заводе им. Шевченко под руководством под руководством начальника артиллерии ХВО Генерал-майора артиллерии Резниченко, представителя НКО СССР капитана Запольского (в дальнейшем сопровождавший нас до г. Полтава), военпреда завода им. Шевченко ВТ 1-го ранга и дирекции завода. Батарея была укомплектована личным составом из запасных полков г. Чугуева 31 танкового и 1 артиллерийского полка.
К моменту прибытия личного состава на завод, установки еще изготовлены не были, происходил одновременно монтаж и учеба личного состава возле установок. Практических занятий (стрельбы) не проводилось.
12.9.41 г. была произведена погрузка на ж.д. платформы двух установок М-13, двух установок М-8, одной кухни, а также боеприпасы и людской состав.
Направление было дано в г. Полтаву. В Полтаве мы вошли в подчинение начальника артиллерии ЮЗ направления Генерал-майора артиллерии Шереметьева. Согласно устного приказания Генерал-майора Шереметьева мы были приданы 2 конно-механизированому корпусу, а в дальнейшем были направлены в 5 КД.
Транспортными машинами под боеприпасы мы обеспечивались из 2 КМК и 5 КД. Машины , прибывшие под боеприпасы, требовали текущих ремонтов, а какие-либо  ремонтные средства мы не имели.
Из г. Полтавы согласно приказа Полковника Осликовского мы направились Гадяч – Зиньков на соединение с 5 КД, но догнать их не смогли и соединились с 5 КД только в гор. Лебедине, куда был выслан для встречи  нас охранный  взвод с мл. лейт. Лувещиком.
23.9.41 г 5 КД нам ставит 1 задачу на восточной окраине г. Лебедин занять оборону. К вечеру эта задача была отменена по каким соображениям не знаю (противника не было).
26.9.41 г. нам поставлена вторая задача занять оборону в Саи Лебединского р-на,  к вечеру того  же дня нами было занято две огневых позиции, одна для М-13 и километров 3 впереди М-8. Наблюдательный пункт находился еще впереди на скирде соломы. Командный пункт находился возле установки М-13, где находились Капитан Гедюк, политрук Пеккер, военфельдшер Назаренко и я. Возле установки М-8 находился командир огневого взвода Лейтенант Назаров, командир тяги сержант Буц.
Ночь прошла спокойно на командном пункте дежурил я и политрук Пеккер, капитан Гедюк ходил спать в дом.
27.9.41 г. приблизительно в 10.30 со стороны леса показались три немецких танка, которые сразу же открыли огонь по коннице, стоящей вдоль дороги и не была замаскирована, наших установок М-13 и машин с боеприпасами они видеть не могли, так как были тщательно замаскированы.
Я в это время находился возле машин с боеприпасами М-13, которые стояли в лесу метров в 500 от командного пункта. Здесь же находилась и кухня. Которая прибыла с вечера с Воентехником 2 ранга Антоновым и утром должна была уехать, но так как бензина не было, то он ушел к заправщику за бензином.
Когда части 5 КД начали отступать уехали и наши установки М-13, я отдал приказ водителю немедленно  выезжать, так как огонь начал усиливаться, со мною было 4 автомашины с боеприпасами и кухня. Три машины с боеприпасами ушли, а четвертую нельзя  было увести шофера не было, и ключа, тогда я вскрыл станцию и повел машину сам. По дороге меня остановил Капитан Гедюк, с ним был его водитель Петрынь и военфельдшер Назаренко. Капитан отдал мне  приказание нагнать все машины, занять огневую позицию у опушки леса, что клм. 5-6 от нашего места разговора и открыть огонь по противнику, а сам послал своего водителя за машиной, которая находилась возле командного пункта, и сказал, что с военфельдшером поедет к установкам М-8. Мне приказал двигаться, в это время подбежал шофер этой машины и мы поехали. Нагнав все машины и остановив их я отдал приказания капитана политруку Пеккеру.  Установки развернули, но открыть огонь не разрешил  батальонный комиссар 5 КД т. Кирилов, который приказал немедленно ехать в с. Васильевку. По прибытию туда мы были обстреляны с минометов и быстро выехали в г. Лебедин.
Через два дня с нами соединились установки М-8 и 3 машины с боеприпасами М-8, одна машина, как докладывал лейтенант Назаров, была сожжена вместе с боеприпасами.
Всего не вернулось 3 машины и 14 человек. В дальнейшем мы были приданы 9 КД и направились в Штаповка, Сумы – Грайворон, боевых операций не было.
В г. Грайвороне нас встретил представитель группы и мы направились Борисовка, Белгород, Мерефа, Харьков, Чугуев, ст. Кудиновка, г. Сватово, где были соединены с 4 полком, окончательно нас расформировали в г. Старобельск.

Электротехник Спец. Батареи Мл. лейтенант  Чернуха А.
10.11.1941 г.
Верно: Зав. Дел. 1 отд. Ст. сержант /Фраткин/.
Записан
......Никакой моей вины.....в том , что они -кто старше кто моложе.....
 Но все же, все же, все же....       А.Т.

первачек

  • Орачев Василий Петрович.
  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1 617
Начальнику Штаба группы ГМП.
Лейтенант Зинов И.Ф.
№1. Г. Старобельск.
9.11.41 года.


                    Рапорт.
В батарею прибыл 12 октября когда  матчасть и снаряды были получены  погружены. Количество снарядов для установок М-8 и М-13 для меня были не известно.
Установки и снаряды я впервые увидел в Полтаве при погрузке боеприпасов на автомашины И здесь я также точное количество снарядов не знал.
Помню только, что при снаряжении снарядов в присутствии представителя НКО Капитана Запольского, речь шла о числе снарядов 800 и 482. Это было вызвано тем, что число 482 не обеспечивало полного 31 –го залпа.
В Полтаве батарея имела 35 машин из них 4 установки и одна машина взвода управления.
После долгих мытарств, ввиду неоднократных изменений маршрута, мы достигли г. Лебедина, где был выбран пункт сосредоточения. Здесь батарея вошла в подчинение командира 5 КД.
Через несколько дней после сосредоточения батарее была поставлена задача выехать в Семеновку для занятия ОП.
С отходом дивизии на новые позиции батарея была возвращена в Лебедин.
Не помню которого числа, в сентябре м-це, батарея была вызвана в Саи для занятия ОП. На ОП было приведено 8 машин со снарядами, 4 установки, машина взвода управления и машина с кухней. Наличие различных установок и поставить орудия решил комбат на 2 ОП.
В районе Саи была выбрана ОП для М-13, в Каши для М-8. Удаление ОП-1 – ОП-2  3 км. на огневой позиции орудия стояли сутки. Цели даны не были. Батарея не произвела ни одного выстрела. Командный состав был размещен – комбат и комиссар с мл. лейтенантом Чернуха на ОП установок М-13 в Саи, лейтенант Назаров на ОП установки М-8. Я на КП. В течении суток я и Назаров никаких распоряжений и приказаний от комбата и комиссара не получали.
При атаке танков орудия с ОП были сняты. М-8 были уведены мною и Назаровым на правый фланг 5 КД и 9 КД.
На ОП М-8 была оставлена машина с боеприпасами по причине неисправности коробки скоростей. По докладу водителя Бондаренко машина сожжена.
С ОП М-13 машины снимались каждая самостоятельно, как после докладывали ком. Орудия Гетман и Оловягин без команд, так как при очевидной опасности для орудий  комбата и комиссара на ОП не было. В результате неорганизованности на ОП М-13 оставлены две машины, телефонный аппарат  УНА-Ф-31, рация «РБ» и 14 человек бойцов и командиров. Там же остался комбат капитан Гедюк.
Комиссар батареи вместо наведения порядка, бросил рядом упавшего раненого ст. сержанта Кривошей, сел в машину и уехал.
По пути отхода 5 КД мы делали попытку произвести выстрелы из М-8. Выстрелы не удались, отсутствовало воспламенение ракетного заряда.
Установки М-8 в с. Дмитреевка были встречены нач. артиллерии 2 КМГ  Подполковником Калашиным. Им же было произведено соединение М-8 и М-13 в Лебедине.
Мне было приказано сосредоточить все машины в Лебедине, установить охранение, ждать командира батареи. Ни нового ни  бывшего комбата я так и не дождался.
Через день было приказано выехать в Сумы. В Сумах была получена задача с установками М-13 и четырьмя машинами снарядами выехать в Штеповку для поддержки 9 КД. Из Штеповки начался марш на Харьков.
В с. Пушкарное батарею принял ст. лейтенант Пилипенко. Настолько я знаю на всем пути движения батареи машины со снарядами не оставались. Правда были перемещение снарядов с одной машины на другую ввиду поломок и особенно это участилось при следовании на Харьков.

Лейтенант  /Зинов/
Верно: Зав. Дел. 1 отд. Ст. сержант  /Фраткин/.
******************************************************************************

Копия.
Командиру Гвардейской группы.

Ком. Бат. Ст. лейтенанта Пилипенко П.И.


Я был командиром полковой артиллерии 72 КП 9 Кав. Див. По приказанию нач. артиллерии 9 КД Подполковника Калошина 22.10.41 я был назначен командиром минометной батареи Капитана Гедюка, которая была придана 9 КД. При приеме мне доложили комиссар бат. Пеккер, командир огневого взвода Назаров о том, что в боях под с. Саи брошена машина с боеприпасами М-8, машина с кухней, машина взвода управления и 14 чел. Людей в том числе и ком. Батареи капитан Гедюк.
Из заявления командного состава батареи мне известно, что на Саи напали танки противника, вывести из боя вышеуказанные машины не было возможности и они брошены. На мой вопрос как боеприпасы? Мне ответили: «машина с боеприпасами взорвана.»

Ком. Бат. Ст. лейтенант  /Пилипенко/   подпись
Верно: Зав. Дел. 1-го отделения опергруппы МЧ СГВК ЮЗФ
Ст. сержант  /Фраткин/.
*************************************************************************

Копия.
Нач. штаба Гвардейской группы.

Ком. Бат. Ст. лейтенант Пилипенко  П.
9.11.41 г.


                 Объяснительная записка.
По приказанию нач. артиллерии 9 КД Подполковника Калошина, я был снят с батареи с должности командира батареи и срочно вызван в штаб 9 КД ничего не зная зачем меня вызывают.
Явился я в штаб дивизии в 6.00 и доложил подполковнику Калошину, что прибыл в ваше распоряжение. Он говорит, что вы назначаетесь на должность командира спец. Батареи, которая прибыла в нашу дивизию, они еще не стреляли, уже утеряли комбата, машины с боеприпасами и т.д. Спецбатарея в которую вы назначаетесь очень секретная и не должна попасть в руки немцам. Я знаю Вас, вы проверены в бою в нашей дивизии, и я дал слово, что батарея не будет добычей врага.
Он приказал явиться в распоряжение батареи и принять таковую. При нашем разговоре заходит в штадив комиссар – Пеккер. Нач. арт. представил меня комиссару батареи и мы вместе с ним направились в батарею. Не дойдя в расположение батареи, получаю приказ на марш выступать в с. Лютовка в 10.00. Я спрашиваю будем ехать? Комиссар Пеккер говорит, что нет пять машин с боеприпасами и ехать не будем до прихода машин. Потом машины пришли и мы выступили в с. Лютовка в 13.00.
Никакой приемки я сделать не мог, спросил сколько машин?. Тридцать с бензовозом – ответили мне. Я машины пересчитал, действительно так на лицо тридцать машин, все машины старые, цепей нет и дождь парит.
Отдав приказ на марш на с. Лютовка, по достижению нач. пункта Головчино (в Головчино я встретил представителя группы лейтенанта –Макеева), который представляет документ, что он лицо с группы и ищет батарею, чтобы забрать ее в группу. Я говорю Макееву, что этот вопрос нужно согласовать с командиром 9-й дивизии Ген. Майором Бычковским.
Мы переночевали и утром пошли в штаб дивизии к Генералу, заходим к нему, в это время  заходит командир корпуса Генерал-майор – Белов, он сказал, что  нужно послать представителя в группу, и было решено послать в группу политрука Пеккера. Пеккер в группу уехал с Головченко, я тут же в штадиве получил приказ на марш в Лютовку. Приехав в Лютовку сюда на Лютовку напирают немцы. Срочно ночью привозят мне приказ со штадива –выступать по маршруту Лютовка – Белгород, остановка в районе дивизионных тылов Белград. Достиг Белграда, приезжает комиссар  с группы, говорит, что в группе очень крепко ругают, что не стреляли, что теряли машину с боеприпасами и т.д., и дают бумажку от нач. артиллерии ЮЗФ о том, батарею направить в с. Мерефу в распоряжение Полковника Зубанова.
Прибыл я с батареей в Харьков. О том положении, что машины плохие, я решил пойти к начальнику артиллерии ЮЗФ получить от него указания, что было сделано. Он мне приказал, направляетесь в группу к Полковнику Зубанову в Мерефу.
С Харькова я прибыл в г. Мерефа, доложил Полковнику Зубанову, он сказал батарею направить в с. Малиновка. Я комиссару говорю, что ты поезжай с батареей в Малиновку, а я вернусь за машинами, которые остались в Белгороде и Харькове.
Взял пустую машину со взвода управления шофер Бахреев и поехал через Харьков в Белгород. Приезжаю в Белгород застаю мл. лейтенанта Чернуху, говорю почему не выезжаете, он говорит – «Кончаем ставить мотор и сегодня будем в Харькове». Машин в Белгороде было 3 шт. Хорошо, ,ставьте  мотор, я еду в Харьков к мл. лейтенанту Ливещуку и сегодня же прибудете в Харьков. Приезжаю я в Харьков, ночь переночевал, утром мл. лейтенанту  Ливещуку говорю, - Ваши машины двигаться на Малиновку могут?. Говорит, нужно менять мотор, мотор мы нашли. Я дал санкцию переменить мотор, никуда не двигаться, ждать мл. лейтенанта Чернуху и совместно с машинами с теми, что у мл. лейтенанта Чернуха в количестве 3 шт. с боеприпасами у мл. лейтенанта Ливещук 3 шт. двигаться – Чугуев. Я выезжаю в Чугуев и с с. Чугуев никуда не выезжаю, жду вас.
Приехав в с. Чугуев остановился, вечером приходит Чернуха, Ливещук докладывать, что машины прибыли. Я пошел проверить количество прибывших а.машин, оказалось, что прибыли все машины с боеприпасами.
Т.к дорога была забита и двигаться нельзя, я отдал распоряжение мл. лейтенанту Ливещук и мл. лейтенанту Чернухе оставаться в машинах а я пройду пешком, т.к это было не далеко к Малиновке. Прихожу в Малиновку, батареи нет, полка нет. Возвращаюсь обратно даю маршрут мл. лейтенанту Ливещук  на Коробочкино, одновременно приказываю явиться Коробочкино, я жду Вас там, сам уехал в Коробочкино.
Приезжаю в Коробочкино, встречаю лейтенанта Зинова, который докладывает, что у него 11 машин двигаться не могут, политрук и Назаров уехали вперед.
Собрал я всю цю рахубу, все машины, прибыл мл. лейтенант Ливещук, Чернуха, Зинов докладывают, что под Малиновкой оставлены две машины ГАЗик. Я беру с собой Зинова, трактор и еду к Малиновке за машинами. Выехав за Коробочкино, спала гусеница в тракторе, пошел я пешком с мл. лейтенантом Зиновым к тем машинам, прихожу в 2 ч. Ночи, стоит две машины и часовой около них. Одна машина на ходу, другая нет, обе машины я лично проверил, последние были с пустыми ящиками. На машине, что была на ходу , я уехал в Коробочкино, а  к-цу приказал в присутствии мл. лейтенанта Зинова стоять  возле машины до утра, а утром я пришлю ком. Тяги Чернова, он посмотрит, когда можно отремонтировать – отремонтирует, когда нет – уничтожит, что было сделано утром. Был послан ком. Тяги с-нт Чернов, машину уничтожил, ящики забрал и забрал бойца и приехал в Коробочкино.
В Коробочкино в это время был мл. лейтенант Разнодумов с двома тракторами. Я приказал с одной машиной ЗИС перегрузить снаряды на трактор и прцепить за трактор ЗИС и тянуть. Что было  и сделано. Колону стал вести Булацеловка – Сеньково, замыкающим колоны поставил лейтенанта Зинова, прибыл ст. Булацеловка, застаю комиссара Пеккер. Собрав машины, подсчитал, что нет одной машины с боеприпасами и нет л-та Зинова, жду до утра, нет и утром.  Сажусь на машину, выезжаю напротив, отъехав от Булоцеловки 4 клм. стоит ЗИС с боеприпасами, лопнул задний мост, ремонт сделать нельзя, приказываю снаряды перегрузить на  полуторку ЗИСа, снять части ЗИС №14 уничтожить. Перегрузив снаряды едет на встречу л-т Разнодумов, я перегрузил ему на ЗИС 12 ящиков и ГАЗиками приехал в Булоцеловку. С Булоцеловки нужно было двигаться на Куземовку через Сеньково. Я назначаю замыкающим колонны лейтенанта Ливещина даю трактор и приказываю двигаться Сеньково. Я жду вас там.
В Сенькове я встретил пом. Командира полка, доложил и уехали на Куземовку.  Не доехав до Куземовки я поехал вперед в Куземовку приехал и доложил командиру полка, он сказал подтягивать в Куземовку все, мы вас расформируем, и начал я подтягивать , стянул все в Куземовку. Приехали в Куземовку.
Парковые машины ушли в парк, политрук Пеккр передав, не взял никакой расписки, говорит уехали самостоятельно, а я был в штабе полка. Приказ двигаться Сватово. Со Сватово на Старобельск, в Старобельске собрались все машины и прибыл лейтенант Ловещук с машинами.
В такой неразберихе снаряды  подсчитать  я не мог , я поставил задачу не выдвигаться самому в город, а смотреть чтобы ни одна машина со снарядами не осталась в пути и довести системы и снаряды к группе, передать их, так как это очень важное дело, что было и сделано.
Сдано снарядов М-8  в 7 полк 604, 4-й полк 90, М-13  480 шт. Все принятые мною машины в количестве 32 шт, приведены в полк полностью, и боеприпасы в пути не брошены.

Ст. лейтенант  /Пилипенко/
Верно: Зав. Дел. 1 отд. Ст.сержант  /Фраткин/.

***********************************************************************************

Копия.
АКТ.


Комиссия в составе председателя  капитана Худяк, членов: ст. политрука Иванова, помпотеха 1 ди-на воентехника 2 ранга Кузнецова, начальника артснабжения полка воентехника 2 ранга Кровякова, командира огневого взвода лейтенанта Демидова, старшего лейтенанта Пилипенко и политрука Пеккер согласно приказа по полку произвели приемку отдельной минометной батареи и составили настоящий акт.
В соответствии с предписанием Облмоботдела Харьковского Военного Округа от 10.9.41 года минометная батарея капитана Гедюка В. И. была сформирована личным составом из частей 1 ЗАП и 31 ЗТП г. Чугуев согласно штата в количестве 66 человек.
Капитан Гедюк В.И. был назначен командиром батареи, политрук Пеккер – комиссаром. Материальная часть состояла из 2-х установок М-13 и 2 установок М-8 с боеприпасами.
Комплектование батареи производилось в г. Харькове на заводе им. Шевченко под руководством начальника артиллерии ХВО Генерал-майора артиллерии тов. Резниченко.
13.9.41 года батарея была направлена по ж.д. в г. Полтаву в распоряжение начальника артиллерии ЮЗФ Генерал-майора Шереметьева, где и была придана 2 конномеханизированой группе. Комплектовка транспортом для перевозки снарядов производилась 2 КМГ. За весь период времени батарея была в подчинении 2 КМГ, 5 КД, 9 КД.
По распоряжению Генерал-лейтенанта ЮЗФ Парсегова батарея с 10.10.41 года была направлена в распоряжение оперативной гвардейской минометной группы Полковника Зубанова. Согласно распоряжения Полковника Зубанова от 20.10.41 года батарея была придана 4 гвардейскому минометному полку.
2.
Будучи приданные 5 КД, 2 КМГ минометная батарея получила задачу занять огневую позицию у дер. Саи Лебединского р-на. Открывать огонь по противнику не было приказа с командного пункта, в 10.30 27.9.41 года батарея попала в окружение и была обстреляна противником. Боевые машины, боеприпасы, личный состав были выведены из окружения за исключением 1 машины ЗИС-5 с боеприпасами М-8 в количестве 104 штуки оставшиеся в окружении. Машина с боеприпасами была уничтожена, согласно докладной командира огневого взвода лейтенанта т. Назарова, из личного состава батареи по не известным причинам не вернулись 14 человек в том числе командир батареи капитан тов. Гедюк.
За весь период времени батарея не была использована для ведения огня за исключением 27.9.41 года при отступлении из  дер. Саи был дан огонь по противнику из установки М-8, при чем из 36 ракет взорвалось только 2, на остальных пиропатроны рвались, но ракета не загоралась, /оставалась на направляющих./
3.
Батарея была укомплектована транспортом требующим неотложного текущего ремонта, ремонтных средств не было, трактора отсутствовали, машины были перегружены.  Несмотря на неоднократные докладные записки в штаб 2 КМГ, 5 КД и 9 КД просьбы не были удовлетворены, что и привело к преждевременному выходу из строя 7 транспортных машин.
Личный состав белья не имеет, обмундирования на 40%, обувь изорвана.
Приложение:1) Приемо-сдаточная ведомость.
2)Расписки на 13 листах.

Председатель комиссии Капитан  /Худяк/
Члены комиссии: /Иванов/.
/Кузнецов/.
/Кровяков/.
/Демидов/.
/Пилипенко/.
/Пеккер/.
10 ноября 1941 года. Г. Сватово.
Верно: Зав. Дел. 1 отд. Ст. сержант  /Фраткин/.

Записан
......Никакой моей вины.....в том , что они -кто старше кто моложе.....
 Но все же, все же, все же....       А.Т.
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »