Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Судьбы воинов из состава 35-й осбр - сбор информации  (Прочитано 3316 раз)

murylev

  • Сын своего отца, Атеист & Перфекционист (I am not perfect, but aspire to be...)
  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 6 168
  • Мурылев Андрей Анатольевич (Cat)
    • WWW
Выпускники (курсанты и офицеры) и постоянный (командно-преподавательский) состав Ташкентского Краснознаменного пехотного училища имени В.И. Ленина в составе 35-й осбр на фронтах Великой Отечественной войны - http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=41103.0 - поиск информации...
« Последнее редактирование: 02 Январь 2017, 13:47:55 от murylev »
Записан
При использовании информации с данного Форума, ссылка на соответствующую страницу цитируемой темы обязательна
__
Ищу информацию в отношении воспитанников Ташкентского пехотного училища им.В.И.Ленина 1918-1958 гг. - в Гостевой книге ресурса http://www.tvoku.ru Вы можете оставить своё сообщение/вопрос

murylev

  • Сын своего отца, Атеист & Перфекционист (I am not perfect, but aspire to be...)
  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 6 168
  • Мурылев Андрей Анатольевич (Cat)
    • WWW


Письмо от ветерана 35-й отдельной стрелковой бригады
майора запаса (воинское звание уточняется)
Камышана Владимира Яковлевича
252039, УССР, г. Киев, ул. Голоссовская, д. 10, кВ. 38


Письмо в адрес ветерана 35 ОСБр майора запаса Башкова Констанита Кирилловича (327044, УССР, г. Николаев, ул. Николаевская, д. 22, кВ. 97)

Дорогой боевой друг, Константин Кириллович!
Прошу извинения за столь длительное молчание, так как ссылка на занятость не может служить оправданием. Искреннее спасибо за письмо, которое получил от Вас в марте сего года (1980). В памяти воскресли те суровые и тяжкие дни и ночи, когда мы, совсем молодые воины, насмерть стояли под Москвой, а затем радостные и счастливые освобождали поруганную землю Московской и Смоленской областей в составе 35 ОСБр.

Но вряд ли я, Константин Кириллович, смогу оказать Вам большую помощь в написании книги о бывших воинах 35-й ОСБр, хотя постоянно участвовал в боях в составе разведывательной роты с 30 ноября 1941 года по 30 марта 1943 года, когда был направлен из-под Дорогобужа на учебу в Московское огнеметное училище и с тех пор убыл из этой части навсегда. Но я все же постараюсь писать Вам о себе и товарищах, а затем и о запомнившихся боевых эпизодах, как  это предлагаете Вы в высланной Вами памятке. Думаю. Что для этого потребуется написать не одно письмо. К тому же я истребовал представление, в соответствии с которым в июне 1942 года был награжден медалью «За отвагу» за бои под Москвой и, если оно поступит, мне более предметно и полно можно будет описывать события 1941-1942 годов.

О Вас мне рассказывал генерал-лейтенант Ржечицкий С.А. еще в 1975 году, с которым я был на встрече в Москве, как ветеран Войска Польского, и которого знал, как командира батальона 35-й ОСБр в звании старшего лейтенанта, а затем уже майора при формировании польских частей в 1944 году.

С перерывом ноябрь 1945 года – август 1950 года я продолжаю до настоящего времени службу в СА и поэтому, естественно, свободного времени, с учетом моей специальности, или вернее профессии, у меня как говорится, всегда в обрез.

Поскольку книгу, как я понял Вы пишите в основном о курсантах-ленинцах, т.е. об обучавшихся в Ташкентском пехотном училище имени В.И. Ленина, то я тем более мало буду полезен, ибо в нем не учился.

Итак, о себе.

Родился 5 марта 1925 года в городе Ахтырка вначале Харьковской, а затем сумской области в семье железнодорожника. В 1940 году вступил в комсомол. С восьми лет пошел в школу. В 1941 году окончил 8 классов.
В связи с вероломным нападением гитлеровской Германии на нашу Родину, стал упорно добиваться направления на фронт, ежедневно обивая пороги Тростянецкого РВК Сумской области, где в то время проживала наша семья. Наконец-то моя мечта сбылась и я в числе пятерых товарищей, более старших по возрасту, был призван в армию и направлен в Харьковское военно-химическое училище защиты Красной Армии. Это случилось 23 июля 1941 года. В конце августа - начале сентября 1941 года некоторое время находились в обороне по защите города Харькова (который в то время гитлеровцы часто бомбили) от возможной высадки парашютного десанта, а затем наше училище было эвакуировано в город Ташкент. Родители и сестра вскоре также эвакуировались, но куда -  я не знал. Лишь впоследствии – в 1942 году – мне удалось разыскать родных, которые оказались в городе Саранске Мордовской АССР.

В октябре 1941 года я в числе десяти курсантов-добровольцев был направлен в так называемые Сталинские лагеря, расположенные в городе Чирчике, где находилась на формировании 35-я ОСБр. Зачислили нас в разведывательную роту, командиром которой являлся младший лейтенант Лебедкин Иван Августович. Это был уже немолодой офицер, лет 35-40, низкого роста, около 160 см, крепкого телосложения, очень подвижный, энергичный и деятельный. Политруком роты являлся старший лейтенант Лунин, также примерно в возрасте 35-38 лет, призванный из запаса, полный, невысокого роста (около 160 см), как «колобок», с приятными чертами лица, прямым небольшим носом, светлыми волосами, спокойный, всегда веселый, энергичный, преданный Партии и Родине, крепкого телосложения. Впоследствии, когда мы после зимнего наступления находились в обороне, а разведывательная рота дислоцировалась в деревне Сапегино, Лебедкин, будучи уже старшим лейтенантом, уехал на учебу в город Москву, а Лунин был назначен на должность заместителя по политчасти стрелкового батальона, которым командовал тов. Ржечицкий С.А. Вместо Лебедкина И.А. командиром роты был назначен тов. Коростелев Харитон Федорович, до этого являвшийся помполитом (носил в петлицах 4 треугольника), а комиссаром (политруком) был назначен тов. Щукин. Коростелев Х.Ф. был кадровым младшим командиром, среднего роста, худощавый, на вид болезненный, примерно тридцатилетнего возраста, щуплого телосложения, скромный, деликатный человек, но в то же время требовательный, разумно оценивающий обстановку, чуткий и заботливый человек. Он запомнился мне как умеющий ездить верхом на лошади, так как при вручении боевых наград летом 1942 года в селе Середа, приехал к месту награждения на лошади. Награды тогда вручал генерал-лейтенант Рейтер, командовавший в то время 5-й армией. В то время Коростелеву Х.Ф. был вручен орден Боевого Красного Знамени, а мне – медаль «За отвагу», красноармейцу Гусеву А. – медаль «За боевые заслуги».

Щукин был высокого роста, крепкого телосложения, физически очень вынослив, красивый, по-моему, с темными волосами, хорошо ходил на лыжах. В чем я убедился, когда после зимнего наступления 1941-1942 гг. шел на лыжах вместе с ним в качестве сопровождавшего по переднему краю обороны (нашей) – Сапегино, Вельмеж и далее (не помню названия сожженной деревни).

В числе десяти курсантов, которые прибыли со мной в октябре 1941 года в 35-ю ОСБр сейчас помню только: Вайчунасова Николая Николаевича – погиб на высоте 205,4, похоронен в городе Волоколамске, Лещинского Михаила – погиб в деревне Сапегино во время разведывательного поиска и там же похоронен. После его гибели из этих курсантов в разведывательной роте я остался последним. Бурыкина Дмитрия, который был ранен под Волоколамском в феврале 1942 года, по-моему, при штурме так называемой Лысой горы. Его я впоследствии в 1963 году встречал в одном из полков, где я выступал в качестве государственного обвинителя, в городе Гомеле. Там он и проживал, был в воинском звании «майор». Два дня с ним провел, оба обрадовались встрече, но, к сожалению, связи не поддерживали потом, и мои попытки разыскать его в 1976 году не увенчались успехом.

Все эти ребята были рослыми, крепкого телосложения, смелыми, мужественными, выносливыми. Вайчунасов был ранен в грудь га высоте 205,4 пулей навылет ночью и, когда мы занесли его в блиндаж, просил помочь, очень страдал, тяжело умирал. К большому огорчению ничем помочь ему было уже нельзя. Как и Лещинский был он из-под города Кременчуга. Бурыкин уроженец города Донецка.

В разведывательной роте был и другой Лебёдкин – Сергей Фомич, из ТПУ имени В.И. Ленина, он был то ли племянник, то ли другой дальний родственник командира роты. Впоследствии Лебёдкину С.Ф. было присвоено звание «младший лейтенант» и он убыл для дальнейшего прохождения службы в какой-то из батальонов нашей бригады в качестве командира взвода.

Из разведывательной роты, впоследствии я встречал в апреле 1945 года, я помню курсанта ТПУ имени В.И. Ленина Гринкевича. Был он тогда в Войске Польском подпоручиком, командиром артиллерийской батареи 45-мм пушек. Это был высокий, с черными волосами, по национальности – еврей, роста около 177 см, круглолицый, крепкого сложения человек. Встретил я его ночью, 25 апреля 1945 года, под городом Науен, при довольно неприятных для меня обстоятельствах, когда возвращался из-под деревни Бизенталь, занятой немцами, к которым я случайно заехал на автомобиле Додж и от которыхчудом спасся. Поэтому встреча была скоротечной и после посещения начальника штаба дивизии, куда меня проводил Гринкевич, я тут же уехал в свою часть, чтобы доложить о произошедшем.

На этом пока прерываю свое повествование.

С глубоким уважением.

05.04.1980

/ подпись /                          КАМЫШАН В.Я.


P.S. К сожалению, кроме письма, я от тов. Жёлудева Ф.И. приглашения на встречу в город Солнечногорск еще не получил. Мечтаю быть на этой незабываемой встрече.
Записан
При использовании информации с данного Форума, ссылка на соответствующую страницу цитируемой темы обязательна
__
Ищу информацию в отношении воспитанников Ташкентского пехотного училища им.В.И.Ленина 1918-1958 гг. - в Гостевой книге ресурса http://www.tvoku.ru Вы можете оставить своё сообщение/вопрос

murylev

  • Сын своего отца, Атеист & Перфекционист (I am not perfect, but aspire to be...)
  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 6 168
  • Мурылев Андрей Анатольевич (Cat)
    • WWW
Краткая биографическая справка и воспоминания
о боевых действиях 35-й отдельной стрелковой бригады
в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.
бывшего комиссара штаба бригады

ИЖАК Артёма Саввича


Родился в 1904 году в селе СТРАТИЕВКА Ольгопольского уезда Камянец-Подольской губернии (ныне Чечельницкий район Винницкой области). Родители крестьяне, бедняки. Отец – Савва Михайлович ИЖАК умел только расписаться и читать по складам. Мать – Механия Михайловна (девичья фамилия – РОСОХАТА) была неграмотна. Оба родителя уже давно покойны, но память о них у меня осталась незабвенной, так как это были, во-первых, мои родители и, во-вторых, это были мои первые наставники и дипломированные трудолюбивым жизненным опытом учителя.
Таким образом, первой моей школой была жизнь в обычной бедняцко-крестьянской семье на селе. В этой школе учеба была самой трудной, так как во всем ощущались недостатки. Достаточно сказать, что на семь душ нашей семьи у нас было две пары старых рваных сапог и один полушубок. Учеба начиналась с азов существования – труда и жизненной практики, приобретенной моими любимыми родителями.
Как известно, практика без теории слепа, а теория без практики бесплодна. Все это верно, но мои родители понимали эти истины по-своему и безошибочно. В результате сумели заложить в детей основы для дальнейшей их жизнедеятельности. После домашней школы началась академическая учеба в церковно-приходской школе, которую я закончил с похвальной грамотой. На экзаменах в этой школе меня вызвали к доске и предложили написать предложение: «Заяц бегает по меже». Крейдой на доске я написал продиктованное мне предложение, грамотно по тому времени. Дело в том, что в грамматике русского языка тогда существовали так называемые коренные слова, их было много. Требовалось знать все их на память. Они писались вначале через Ять, т.е. через «е», так называемое мягкое. Это примерно такие слова: гнездо, седло, бег и им подобные, кроме этого существовало правило, что все слова, отвечающие на вопросы: где, на ком, на чём, тоже в конце слова писались через Ять. Я, конечно, написал правильно и получил «пятерку». Присутствующий на экзаменах священник тоже задал мне вопрос по закону божьему: «Как пророк Илья вознесся на огненной колеснице на небеса?». И на этот вопрос я ответил. И как видно моей сказкой он остался доволен и тоже поставил мне «пятерку». По арифметике мне был задан вопрос, решить задачу: «Мужик посеял просо, а уродилось ему сам сем, сколько было собрано проса?». Я, не задумываясь, сразу ответил – 49. Я просто перемножил 7х7. Таким был экзамен в этой школе. Во всяком случае, я закончил ее успешно.
Затем я закончил семилетку и 3-х годичные высшие педагогические курсы. Будучи на этих курсах, я в 1921 году поступил в комсомол. После окончания курсов два года учительствовал в 4-х летней и 7-ми летней школах. Будучи учителем, в 1926 году поступил кандидатом в члены КП(б) Украины. После непродолжительной учительской работы работал секретарем Ямпольского райкома ЛКСМ Украины. В 1927 году во время комсомольской работы меня приняли в члены КП(б) Украины. В то время комсомольская работа была сплошной и многогранной, так как район был пограничным. Это, между прочим, тот район, который сейчас славится высокими урожаями сахара с единицы площади.
После работы в райкоме комсомола работал в этом же районе агитатором райкома КП(б) Украины и с этой работы попросился снова отправить меня на педагогическую работу. Со скрипом мою просьбу удовлетворили направив меня директором сельскохозяйственного техникума. В техникуме проработал директором и преподавателем восемь с лишним лет, после чего по решению Одесского обкома КП(б) Украины меня направили на должность Заведующего РОНО Верхне-Врадиевского района, где потом я еще работал культ-пропагандистом райкома и секретарем. После ВЕРХНЕЙ ВРАДИЕВКИ я еще работал секретарем Гросуловского райкома партии (ныне Верхне-Михайловский район) и был утвержден заведующим сельскохозяйственным отделом Одесского обкома партии. С обкома партии был направлен в МОСКВУ на учебу в высшую школу парторганизаторов при ЦК ВКП(б), которую закончить не удалось в связи с войной. В июле 1941 года по решению ЦК партии был мобилизован в числе 2500 человек в ряды РККА. В армии сразу был в резерве Главного политического управления РККА (находился в КУБИНКЕ) и вскоре был откомандирован в Общевойсковую академию имени М.В. Фрунзе в МОСКВУ слушателем Курсов комиссаров штабов соединений.
Учеба в академии была напряженной, так как пришлось ее совмещать с оборонными мероприятиями. Слушатели нашего отделения за короткое время учебы держали несколько дней оборону под МОСКВОЙ в качестве бойцов, а также по ночам дежурили на крыше академии. В конце октября 1941 года нас послали на формирование новых армейских частей. Меня направили в Средне-Азиатский военный округ, а оттуда в первый район Сталинских лагерей, где формировалась 35-я отдельная стрелковая бригада, куда я был назначен на должность комиссара штабы бригады. Когда я прибыл в бригаду, то формирование ее уже было начато.
В бригаде я быстро освоился. С командиром бригады подполковником БУДЫХИНЫМ П.К. мы с первой беседы поняли друг друга, и работали в дальнейшем с взаимопониманием. Это был серьезный, вдумчивый, с хорошей подготовкой командир. Начальник штаба тов. ПРОКОПЕНКО по образованию был интендант, знаниями штабного работника он не обладал.
На первых порах все мое внимание было сосредоточено на комплектовании бригады личным составом. Ежедневно я знал, кто и что прибыло за день. Как правило, с прибывающим личным составом, я с каждым из них беседовал. Еще, будучи в МОСКВЕ, в академии, нас предупредили, кого можно, а кого нет, принимать в часть, и я это сугубо точно выполнял. Прибывающее пополнение принималось не по спискам военкоматов, а путем индивидуального отбора. Лично я знал не только людей, но и даже конский состав.
В бригаде было около 14 отдельных подразделений и в том числе: три стрелковых батальона по 950 человек в каждом (каждый батальон имел три роты); четыре артиллерийских дивизиона (в том числе два артиллерийских и два минометных); саперный батальон; медсанбат; отдельная рота разведчиков; отдельная рота автоматчиков; рота связи; рота автоподвоза и другие подразделения и службы. Всего перед выездом на фронт в бригаде было около 10000 человек с партийно-комсомольской прослойкой до 50%. На фронт мы выехали, вернее, начали грузиться 26 ноября 1941 года. Выгрузка производилась на станции ХОВРИНО Московской окружной железной дороги. 30 ноября проводили рекогносцировку, а в ночь на 1 декабря под прикрытием темноты заняли оборону в составе 20-й армии, удар которой по плану Генерального штаба намечался в направлении города СОЛНЕЧНОГОРСКА.
Наша оборона МОСКВЫ была в районе ЛОБНИ за каналом МОСКВА-ВОЛГА. Железнодорожная станция ЛУГОВАЯ Московской окружной железной дороги находилась на нейтральной полосе. В ЛУГОВОЙ здание института занимали немцы. Штаб нашей бригады насколько я помню, находился в деревне МАРФИНО. В первой линии обороны был 2-й и 3-й батальоны, а 1-й – уступом назад. 3-й батальон имел боевое охранение в количестве стрелкового взвода.
Немецкое командование рассчитывало беспрепятственно войти в МОСКВУ. 3 декабря 1941 года, примерно в 20.00, немцы сперва при помощи позиционных радиорупоров передавали русские песни, затем методическим артиллерийским обстрелом прошлись сначала по нашему минному полю, а затем перенесли огонь по нашему переднему краю. И вслед за этим пустили танки в атаку до восьми штук. Танки обрушились на позиции 3-го батальона. Бойцы этого батальона героически дрались с танковой атакой и при поддержке нашей артиллерии отразили эту вражескую атаку. Немецкие танки повернули назад. В этом бою наибольшие потери личного состава понес 3-й батальон. Но как бы, ни было, это уже была последняя вражеская попытка сходу войти в МОСКВУ. Неожиданно они встретили жесткую оборону свежих частей Красной Армии. После этого боя, где-то в 24.00 в бригаду приехал Член Военного совета Западного фронта тов. БУЛГАНИН, который в недолгой беседе с нами спокойным и уравновешенным тоном просил нас не отступать: «...Отступать некуда, сзади вас МОСКВА, потерпите еще несколько дней…».
4 декабря 1941 года нас одели по-зимнему – в валенки, полушубки, шапки-ушанки и варежки и утром 6 декабря мы пошли в контрнаступление. Нашей бригаде ставилась ближайшая задача – сломать сопротивление противника на занимаемых позициях и в последующем – выйти к КРЮКОВО, отрезав пути отступления немцев на запад. Короче говоря, ставилась задача на полное окружение и уничтожение немецких войск в районе КРАСНОЙ ПОЛЯНЫ. Эта задача была блестяще выполнена. 35 осбр во взаимодействии с танковой бригадой полковника КРАВЧЕНКО ударами с фронта и тыла овладели селом ОЗЕРЕЦКОЕ, затем завязали бой за СОЛНЕЧНОГОРСК. 11 декабря целый день шел ожесточенный бой. Личный состав 35 осбр проявил себя в этом бою беспримерно героически, в результате 12 декабря бригада совместно с другими частями очистила город от немецких оккупантов. 35 осбр на подступах к городу СОЛНЕЧНОГОРСКУ и в самом городе понесла огромные потери личного состава. В городе мы долго не задерживались. В этот день, что вошли в город и были только, надо было дальше преследовать противника. Остались в городе лишь те, кто получил приписку граждан города навечно, принеся свою жизнь за его освобождение.
20 декабря 1941 года 35 осбр сходу овладела железнодорожной станцией ВОЛОКОЛАМСК и здесь мы простояли около месяца, пока не выбили немцев с ЛУДИНЫХ ВЫСОТ, на которых они временно закрепились. Затем 35 осбр наступала в дефиле между ГЖАТСКОМ и РЖЕВОМ в районе (неразборчиво). Здесь, не доходя до ГЖАТСКА километров 25, мы стояли долго. Здесь, мы не только воевали, но одновременно помогали жителям деревень СИДОРОВО и ПОДЁЛКИ сажать хлеб. Бойца армейскими лошадками пахали и производили сев озимой ржи.
С комиссара штаба 35 осбр я ушел после упразднения этой должности. Сначала на ВКУС (ПЕРХУШКОВО Московской области), а затем после учебы был направлен заместителем политотдела 331-й стрелковой дивизии, которая, между прочим, тоже начинала боевые действия под МОСКВОЙ рядом с 35 осбр, и до окончания войны находился в этой дивизии.
После войны был в Германии в Группе Оккупационных Советских войск в должности начальника политотдела танковой бригады и, наконец, как специалист сельского хозяйства по приказу был демобилизован и направлен в распоряжение ЦК КП Украины, а последний откомандировал меня в распоряжение Одесского обкома партии. Поработав немного в обкоме, я был направлен на должность начальника Одесского областного управления животноводства, в последующем занимал должности – начальник областного управления хлопководства, начальник областной племенной животноводческой конторы и, наконец, в последние 15 лет работал старшим преподавателем Одесской межобластной партийной школы, откуда ушел на пенсию.
Посылаю вам две фотографии. Одна фронтовая, а другая гражданская, сделанная в мае 1979 года. Вас попрошу, возьмите с этого краткого описания, что вас будет интересовать, а его верните обратно мне, то же самое желательно сделать и с фотографиями. Вам еще раз благодарен за признательность.
Поздравляю вас и ваших наставников-учителей с наступающим историческим праздником – 62-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции и сердечно желаю вам крепкого здоровья, успехов в учебе, счастливой и радостной жизни. Примите мои искренние и сердечные пожелания вам. Будьте здоровы.

/ подпись /                                                    А.С. Ижак

30.10.1979 г.
г. Одесса


Записан
При использовании информации с данного Форума, ссылка на соответствующую страницу цитируемой темы обязательна
__
Ищу информацию в отношении воспитанников Ташкентского пехотного училища им.В.И.Ленина 1918-1958 гг. - в Гостевой книге ресурса http://www.tvoku.ru Вы можете оставить своё сообщение/вопрос
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »