Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Российская Прибалтика: летопись спецслужб  (Прочитано 8483 раз)

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
ХРОНИКА СОЗДАНИЯ, СТАНОВЛЕНИЯ И СТРОИТЕЛЬСТВА ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ СТРУКТУР СОВРЕМЕННОЙ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

Правоохранительные и контрразведывательные структуры действующей Красной Армии на территории Восточной Пруссии
Отечественный органы правопорядка и безопасности свою очерченную Законом деятельность на территории Восточно-Прусской провинции нацистской начали осенью 1944 года в ходе первого широкомасштабного вторжения советских войск в пределы Восточной Пруссии. Это были:
- Аппараты Уполномоченных НКВД СССР на 1-м Прибалтийском (с 24.00 25 февраля 1945 года – Земландской оперативной группе войск 3-го Белорусского фронта), 2-м и 3-м Белорусских фронтах – в период 11 января-4 июля 1945 года;
- Штаб Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии – не ранее конца февраля 1945 года, но сама должность Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии – с 5 мая 1945 года;
- соединения и части войск НКВД по охране тыла действующей армии, в том числе и учебные команды по подготовке сержантского состава (на каждом из фронтов по одной);
- органы и части войск правительственной связи НКВД СССР (последние - в составе управлений войск НКВД по охране тыла фронтов);
- специальные части НКВД СССР, призванные осуществлять на поле боя радиоразведку и подавление работы радиосредств противника (в составе управлений войск НКВД по охране тыла фронтов), - 2-й и 3-й отдельные дивизионы специальной службы внутренних войск НКВД СССР;
- соединения, части и подразделения конвойных войск НКВД СССР;
- соединения, части и подразделения войск НКВД СССР по охране железных дорог;
- части и подразделения Управления пограничных войск НКВД Литовского округа;
- соединения, части и подразделения Управления внутренних войск НКВД Прибалтийского округа;
- фронтовые органы контрразведки «Смерш» и подчинённые им отдельные заградительные отряды общевойсковых армий;
- органы военной юстиции и правосудия;
- фронтовые органы НКГБ СССР, работающие при военно-эксплуатационных управлениях фронтов;
- полевые органы Главного управления НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных и ГУЛАГ НКВД СССР в лице отделов НКВД СССР по делам военнопленных при управлениях тыла фронтов (на каждом фронте по одному) и подчинённым последним фронтовых приёмно-фильтрационных лагерей и специальных пунктов-приёмников;
- инспекции Управления военного снабжения НКВД СССР при управлениях тыла 2-го (2-го формирования) и 3-го Белорусских фронтов (обе - с 27 октября 1944 года).
Помимо этого, ещё до начала вторжения в Восточную Пруссию – стратегическая и оперативная разведка НКГБ СССР и РУ Генштаба, плюс зафронтовые органы «Смерш».
Однако рубежной датой создания основ правоохранительных структур современной Калининградской области следует, пожалуй, считать декабрь 1944 года, когда наркоматы внутренних дел и госбезопасности по требованию Ставки Верховного Главнокомандования значительно усилили контрразведывательные и правоохранительные структуры 3-го Белорусского фронта, направив сюда большую группу практических работников из территориальных органов внутренних дел и государственной безопасности тыловых регионов, а также охранных частей войск НКВД СССР из числа не входивших в состав действующей армии. Именно эти сотрудники и военнослужащие и стали впоследствии кадровой основой большинства силовых правоохранительных ведомств будущей Калининградской области.
Главным образом, это были многоопытные сотрудники уголовного розыска, БХСС и уголовно-исполнительной системы, но в немалом количестве также - профессиональные чекисты и офицеры внутренних и пограничных войск. По месту прежней службы все они считались убывшими в бессрочную правительственную командировку, а по новому – временно прикомандированными кто к отделам «Смерш» общевойсковых армий, а кто – к оперативным органам Управления войск НКВД по охране тыла 3-го Белорусского фронта. Однако уже в конце февраля 1945 года все они были собраны вместе, после чего сведены в коллектив только что созданного при штабе Земландской оперативной группы войск 3-го Белорусского фронта Аппарата Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии - правоохранительной структуры, от которой теперь ведут свои истоки едва ли не все правоохранительные ведомства современной Калининградской области - региональные УВД, УФСБ, УФСИН и Центр правительственной связи (в/ч 28787).
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Институт Уполномоченных НКВД СССР по фронтам
Создан в соответствии с приказом НКВД СССР № 0016 от 11 января 1945 года. Одна из основных задач - «Для обеспечения очистки фронтовых тылов действующей Красной Армии от вражеских элементов». В связи с этим в обязанность Уполномоченным вменялось руководство всем спектром контрразведывательной и правоохранительной деятельности, а также предоставлялись огромные полномочия по организации гражданского управления на занятых советскими войсками территориях зарубежных государств и руководству им.
В качестве штатных заместителей каждому из Уполномоченных назначались два должностных лица - начальник Управления войск НКВД по охране тыла фронта и начальник Управления контрразведки «Смерш» фронта, при этом те не освобождались от занимаемых постов.
Приказом НКВД СССР № 00461 от 10 мая 1945 г. при центральном аппарате НКВД СССР была создана штатная Оперативная группа по работе с аппаратами Уполномоченных НКВД СССР по фронтам, которая в свою очередь 22 мая 1945 года реорганизована в Отдел «Ф» НКВД СССР.
Институт Уполномоченных НКВД СССР по фронтам был упразднен приказом НКВД СССР № 00780 от 4 июля 1945 года, а 30 августа 1945 года в связи с расформированием аппаратов Уполномоченных НКВД СССР на фронтах был ликвидирован и Отдел «Ф» НКВД СССР.
Уполномоченные НКВД СССР по фронтам, участвовавших в разгроме Восточно-Прусской группировки немецко-фашистских войск:
- Уполномоченный по 1-му Прибалтийскому фронту (24.00 25 февраля-2 апреля 1945 года – Уполномоченный НКВД СССР по Земландской оперативной группе войск 3-го Белорусского фронта) – Уполномоченный НКВД-НКГБ СССР по Литовской ССР комиссар госбезопасности 3 ранга Иван Максимович Ткаченко (в период 2-9 апреля 1945 года – высшее должностное лицо от НКВД СССР в составе полевого управления 1-го Прибалтийского фронта: в том числе и непосредственно в ходе штурма города и крепости Кёнигсберг);
- Уполномоченный НКВД СССР по 2-му Белорусскому фронту – нарком государственной безопасности Белорусской ССР комиссар госбезопасности 3 ранга Лаврентий Фомич Цанава;
- Уполномоченный НКВД СССР по 3-му Белорусскому фронту – заместитель наркома обороны СССР-начальник Главного управления контрразведки «Смерш» Красной Армии комиссар госбезопасности 2 ранга Виктор Семёнович Абакумов.
Заместители Уполномоченных НКВД СССР по фронтам, участвовавших в разгроме Восточно-Прусской группировки немецко-фашистских войск:
- 1-й Прибалтийский фронт (24.00 25 февраля-2 апреля 1945 года – Земландская оперативная группа войск 3-го Белорусского фронта, а затем – полевое управление 1-го Прибалтийского фронта): Врио начальника Управления войск НКВД по охране тыла фронта (Земландской оперативной группа войск 3-го Белорусского фронта) подполковник (впоследствии – полковник) Михаил Иванович Романов и начальник Управления контрразведки «Смерш» фронта (Земландской оперативной группа войск 3-го Белорусского фронта) генерал-лейтенант Николай Георгиевич Ханников;
- 2-й Белорусский фронт: начальник Управления войск НКВД по охране тыла фронта генерал-майор Владимир Тарасович Рогатин и начальник Управления контрразведки «Смерш» фронта генерал-лейтенант Яков Афанасьевич Едунов;
- 3-й Белорусский фронт: начальник Управления войск НКВД по охране тыла фронта генерал-лейтенант Виктор Семёнович Любый и начальник Управления контрразведки «Смерш» фронта генерал-лейтенант Павел Васильевич Зеленин.
А теперь о факте, который почему-то упорно не хотят «замечать» калининградские краеведы: в первую очередь Уполномоченный НКВД СССР на 3-м Белорусском фронте комиссар госбезопасности 1 ранга В. Абакумов и возглавляемый им Аппарат еще в конце марта 1945 года организационно оформили будущие советские военные комендатуры Кенигсберга – военные органы гражданского управления, сыгравшие впоследствии исключительно огромную созидательную роль в возрождении Кенигсберга как российского города. Дело в том, что это была их, представителей спецслужб, а не военного командования исключительная прерогатива.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Аппарат (с сентября 1945 года – Штаб) Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии
Его организационное оформление началось в самом конце зимы 1945 года и протекало при штабе Земландской оперативной группы войск 3-го Белорусского фронта, созданной на базе расформированного в 24.00 24 февраля того же года 1-го Прибалтийского фронта.
Задача, которая была поставлена НКВД СССР перед новой структурой, - оказание всемерной помощи и содействия командованию действующей армии в выполнении им на территории Восточной Пруссии как контрразведывательных, так и разнообразных правоохранительных задач, вытекающих из решений глав правительств союзных государств о конечной цели войны с фашистской Германией.
По вертикали Аппарат Уполномоченного по Восточной Пруссии замыкался на Уполномоченного НКВД СССР по 3-му Белорусскому фронту комиссара госбезопасности 2 ранга Виктора Семеновича Абакумова, в связи с чем до 5 (по другим данным – 10) мая 1945 года он не имел руководителя в лице Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии.
Архивные документы и воспоминания ветеранов донесли до нас управленческую структуру Аппарата Уполномоченного по Восточной Пруссии на весну 1945 года: шесть отделений (оперативное, следственное, учетное, хозяйственное, транспортное, снабжения) и четыре группы – секретариата, коменданта, переводчиков с немецкого языка и, наконец, обслуживания (здесь по найму трудились преимущественно представители местного немецкого населения). Общая численность – не более 40 человек. Место дислокации до падения Кенигсберга (ныне – Калининград) – город Гумбиннен (ныне – Гусев).
В непосредственной подчиненности к Аппарату находилась разветвленная сеть периферийных оперативных подразделений в лице оперативных групп, именуемых в ряде архивных документов еще и следственно-оперативными группами. Последние создавались и разворачивали свою деятельность на местах по мере стремительного продвижения советских войск на запад, в том числе и в полосе ответственности соседнего 2-го Белорусского фронта. Первые из них были сформированы в январе 1945 года, еще, как минимум, за месяц до создания Аппарата Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии, последние в ходе Великой Отечественной войны – в конце апреля сорок пятого с овладением последними рубежами обороны гитлеровцев на Земландском полуострове и, в частности, городом Фишхаузен (ныне – Приморск) и превращенным в непреступную морскую крепость городом Пиллау (ныне – Балтийск).
Численность личного состава оперативных групп, как и самого Аппарата Уполномоченного, не была постоянной и всецело зависела от складывающейся на обслуживаемой территории оперативной обстановки. Приблизительно их условный штат выглядел следующим образом: начальник и его заместитель, секретарь, комендант, оперуполномоченные и следователи (8-14 человек), переводчики с немецкого языка (2-3 человека), административно-хозяйственные работники (2-3 человека: последние были сведены в хозяйственную группу), водители и ездовые (последние вместе с закрепленным за ними автомобильным и гужевым транспортом предоставлялись органами «Смерш» на основании специальных заявок и исключительно для поездок по делам службы), обслуживающий персонал.
Сразу восемь оперативных групп (по числу советских военных комендатур) были созданы в Кенигсберге и произошло это в первые же дни после овладения войсками 3-го Белорусского этим городом-крепостью.
Всего же по состоянию на 10 мая 1945 года в подчинении Аппарата Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии уже находилось 17 районных и 8 городских оперативных групп и четыре тюрьмы – Кёнигсбергская (№ 1), Инстербургская (№ 2), Тапиауская (№ 3) и Бартенштайнская (№ 4).
Наряду с опергруппами на Аппарат Уполномоченного по вертикали замыкался и такой совершенно необычный по своей специфике для действующей армии правоохранительный орган как тюремный отдел, наличие которого, специально поясним, наиболее явственно позволяет разглядеть в структурной организации Аппарата Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии контуры будущего территориального управления внутренних дел. Но более подробно об этом ниже – когда речь пойдет об уголовно-исполнительной системе.
Войсковой составляющей Аппарата являлись находящиеся у него в оперативном подчинении стрелковые подразделения войск НКВД СССР, специально выделенные для этого Управлением войск НКВД по охране тыла 3-го Белорусского фронта, причем преимущественно, если исходить из косвенных свидетельств, это были военнослужащие 217-го пограничного полка.
Основная форма оперативной работы в условиях наступательных боевых действий, когда невозможно наладить полноценную работу агентурного аппарата, – физический поиск силами разведывательно-поисковых и маневренных групп плюс массовая фильтрация немецкого населения.
И еще один важный для правильного понимания той роли, которую сыграл в ходе Великой Отечественной войны Аппарат Уполномоченного и его периферийные подразделения, факт: оперативный состав этой необычной правоохранительной структуры в силу стоящих перед ним задач принимал самое непосредственное участие не только в боестолкновениях с оказывавшими вооруженное сопротивление группами шпионов, диверсантов и дезертиров, но и в боевых действиях в целом, которые велись войсками 2-го и 3-го Белорусских фронтов. Так, в частности, в штурмующих город-крепость Кенигсберг цепях советской пехоты находились и десятки офицеров-оперативников из структур Аппарата Уполномоченного НКВД по Восточной Пруссии. Они действовали в составе трех сводных подразделений чекистского спецназа – по одному в полосе наступления 11-й гвардейской, 43-й и 50-й армий.
5 мая 1945 года НКВД СССР был издан приказ № 00453 «О мероприятиях по очистке территории Восточной Пруссии от шпионов, террористов, диверсантов, действующих в тылу Красной Армии». На основании него в Восточную Пруссию откомандировывались заместитель наркома внутренних дел СССР- начальник ГУВВ НКВД СССР генерал-полковник А.Н. Аполлонов и два генерал-лейтенанта - Иван Маркович Горбатюк, начальник Главного управления войск НКВД по охране тыла действующей армии, и Федор Яковлевич Тутушкин, начальник Управления контрразведки «Смерш» Московского военного округа, при этом непосредственным руководителем операции назначался генерал А. Аполлонов. С этого момента последний де-юре, а с 10 мая 1945 года (то есть с момента прибытия в Кенигсберг) - уже и де-факто Уполномоченный НКВД СССР по Восточной Пруссии.
Тот же приказ, № 00453 от 5 мая 1945 года, обязывал начальника Управления контрразведки «Смерш» 3-го Белорусского фронта генерал-лейтенанта П.В. Зеленина выделить в распоряжение генерал-полковника А.Н. Аполлонова 400 оперативных работников. Одновременно генералу А.Н. Аполлонову в целях организации очистки территории Восточно Пруссии предписывалось: создать оперативные сектора, обязательно включив в их состав следственную группу, и организовать чёткое взаимодействие между этими секторами; придать каждому оперативному сектору необходимое количество войск; пересмотреть дислокацию войск НКВД СССР в Восточной Пруссии; организовать тюремные помещения; навести порядок в крупных городах.
К заслугам генерал-полковника А. Аполлонова на посту Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии (май-июль 1945 года) следует, думается, отнести и тот факт, что именно при нем руководимый им Аппарат вместе со своими периферийными подразделениями впервые и всерьез стали заниматься еще и решением ответственных задач, связанных с обеспечением общественной безопасности в гражданском (а это на 1 ноября 1945 года, согласно данных военных комендатур, 137 412 человек немецкого и 7042 человека, как тогда говорили, советско-гражданского населения) секторе, что в свою очередь значительно повысило служебный вес оперативных работников из числа офицеров милиции: на этом профессиональном поприще на фоне коллег-офицеров органов госбезопасности и «Смерш» последние были особенно незаменимы… А вот непосредственно само несение патрульной службы на улицах городов и крупных сельских населенных пунктов Восточной Пруссии возлагалось, главным образом, на дислоцированные в регионе части войск НКВД СССР по охране тыл действующей армии.
Во многом благодаря компетентному вмешательству Аркадия Николаевича повысился общий уровень и агентурно-оперативной, а в подчиненных Аппарату Уполномоченного воинских частях - чекистско-войсковой работы, при этом, как свидетельствуют архивные документы, особо заметных результатов в выполнении поставленных перед ними многосложных и многотрудных контрразведывательных и правоохранительных задач достигли тогда сотрудники Алленштайнской (с центром в современном польском городе Ольштын), Остероденской (с центром в современном польском городе Оструда), Пиллауской (с центром в современном Балтийске) и Гумбинненской (с центром в современном Гусеве) оперативных групп. В связи с этим небезынтересная статистика: к началу июня 1945 года число негласных, завербованных оперативниками среди немецкого населения, агентов вырос с нескольких десятков до 1048 человек, что незамедлительно и самым благотворным образом сказалось на конечных результатах всей контрразведывательной и иной правоохранительной работы, проводимой в Восточной Пруссии.
Яркий след в летописи органов правопорядка современной Калининградской области в далеком теперь уже сорок пятом оставил и преемник Аркадия Николаевича Аполлонова на посту Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии генерал-лейтенант Федор Яковлевич Тутушкин, являвшейся тот период времени начальником Управления контрразведки «Смерш» Московского военного округа. В течение своей также недолгой правительственной командировки (май-сентябрь 1945 года) ему, помимо прочего, выпало аж дважды заниматься такой многосложной текущей работой как вынужденное организационное реформирование структуры Аппарата Уполномоченного НКВД СССР. Первый раз это произошло в середине августа и было вызвано расформированием с 15 числа 3-го Белорусского фронта, при штабе которого, как мы уже знаем, и работал с апреля 1945 года Аппарат Уполномоченного. Требовалось, не ломая уже существующую, а, главное, полностью доказавшую свою достаточно высокую эффективность организацию аппарата и периферийных подразделений, создать такую материально-хозяйственную базу, которая бы оказалась способной всецело обеспечивать дальнейшее, но уже автономное и независимое от военных властей, полноценное функционирование этих самых аппарата и подразделений.
Во второй раз – приблизительно месяц спустя в связи с фактом предстоящей ликвидации периферийных оперативных (шести оперативных секторов из восьми существующих) и пенитенциарных (общим числом где-то не менее десяти, в том числе и Тюрьма № 4) подразделений, выполнявших свои контрразведывательные и правоохранительные функции на той территории Восточной Пруссии, которая в соответствии с решениями Потсдамской конференции подлежала передачи в состав возрожденного Польского государства. Теперь Аппарату предстояло официально именоваться Штабом Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии (хотя непосредственно в сам Штаб вошло всего-навсего четыре человека из числа первых лиц) и внешне, помимо названия, отличаться от территориальных управлений внутренних дел только отсутствием отдела пожарной охраны да более широкими властными полномочиями по отношению к дислоцированным в регионе воинским частям войск НКВД СССР. Если вкратце, управленческо-аппаратный орган при штабе Уполномоченного составили три отдела - 1-й (следственный), 2-й (оперативный) и - обратите внимание, впервые! - милиция (3-й отдел). Структурная же организация самих периферийных оперативно-следственных, пенитенциарных и тыловых подразделений, работающих на советской территории Восточной Пруссии, серьезных изменений не претерпела – сохранились Кенигсбергский (15 опергрупп) и Инстербургский (6 опергрупп) оперативные сектора и три тюрьмы. Трудиться в штабе и его периферийных структурах предстояло все тем же пребывавшим в долгосрочной правительственной командировке (цифры даются по состоянию на 12 ноября 1945 года) 111 офицерам органов государственной безопасности, 99 - органов внутренних дел (в том числе милиции и уголовно-исполнительной системы) и 35 – войск НКВД, а также 243 представителям гражданского персонала, 85 из которых были переводчиками, а остальные - медицинскими и финансовыми работниками, секретарями-машинистками и прочими вольнонаемными служащими.
К моменту отъезда Федора Яковлевича в Москву к постоянному месту службы (22 сентября 1945 года) выполнение задачи по созданию новой организационной структуры - Штаба Уполномоченного НКВД по Восточной Пруссии с разветвленной сетью периферийных подразделений - была практически завершена, однако еще более трудная работа по сколачиванию этого несколько нового по форме образования и проверке ее жизнеспособности легла уже на плечи подполковника милиции Степана Игнатьевича Навалихина - заместителя начальника Управления милиции УНКВД по Горьковской области, находившегося в правительственной командировке на территории Восточной Пруссии еще с декабря 1944 года. К временному исполнению обязанностей руководителя агентурно-оперативной работой в Восточной Пруссии (то есть фактически - Врио уполномоченного НКВД по Восточной Пруссии) он приступил 22 сентября 1945 года на основании соответствующего приказа генерал-лейтенанта Ф. Тутушкина, передав на основании того же приказа 8-й оперативный сектор НКВД СССР, которым руководил до этого момента, не менее опытному оперативнику и фронтовику майору-чекисту Сергею Зарубецкому. Сотрудник милиции и - вдруг во главе всей региональной контрразведывательной и правоохранительной структуры?! Что правда, то правда - факт для того времени едва ли не беспрецедентный, ибо милиция в системе НКВД-НКГБ всегда была как бы на правах, если не пасынка, то, по меньшей мере, пресловутого «младшего брата»! Безусловно, выбор военного контрразведчика генерала Ф. Тутушкина пал на Степана Игнатьевича как на своего временного преемника исключительно в силу незаурядных профессиональных и организаторских качеств последнего. Забегая вперед скажем, что в январе 1947 года С. Навалихин за свои впечатляющие заслуги перед Родиной, достигнутые уже на посту заместителя начальника УМВД по Калининградской области-начальника областного управления милиции, будет удостоен погон комиссара милиции 3 ранга (тогдашний аналог современного специального звания «генерал-майор милиции»), минуя очередное специальное звание «полковник милиции», - случай в истории отечественного МВД также, согласитесь, исключительно редкий, если вообще не единственный!
Под руководством генерал-лейтенанта
В заслугах подполковника милиции С.Н. Навалихина как Врио Уполномоченного – и организация работ по демаркации и делимитации нового от Пиллау (ныне – Балтийск) до Выштынецкого озера участка советско-польской границы, которые, начиная со второй половины августа 1945 года, проводились Аппаратом Уполномоченного во взаимодействии с командованием Управления пограничных войск НКВД Литовского округа во исполнение решений Потсдамской конференции относительно разделения Восточной Пруссии на польскую (две трети) и советскую (одна треть) территории. Уже в октябре 1945 года
Третий и последний по счету Уполномоченный НКВД СССР по Восточной Пруссии – генерал-майор Борис Петрович Трофимов. Он был назначен приказом наркома внутренних дел Маршала Советского Союза Л. Берия с небывалой для подобных случаев задержкой - 3 ноября 1945 года, то есть спустя сорок одни сутки со дня убытия в Москву к постоянному месту службы предыдущего Уполномоченного - генерал-лейтенанта Федора Яковлевича Тутушкина.
Непосредственно к исполнению обязанностей Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии Борис Петрович Трофимов приступил в первый же день своего прибытия в Кенигсберг – 12 ноября 1945 года. Формально он еще продолжал числиться начальником УНКВД по Курской области, но временно пребывающим в правительственной командировке. Однако – и он об этом знал безусловно и точно – трудиться ему и его новым подчиненным на бывшей немецкой, а теперь навсегда и впредь российской земле предстоит не на временной, а на постоянной основе, а, следовательно, - если не один, год, то уж, по меньшей мере, не один месяц. Отсюда – напряженная, но выполняемая параллельно с решением всех иных текущих задач, работа над проектом новой организации советских правоохранительных органов в Восточной Пруссии. А венцом ее стал подписанный 4 января 1946 года наркомами внутренних дел и госбезопасности совместный приказ № 004/002. В соответствии с ним, напомним, утверждались штаты аппарата уполномоченного НКВД-НКГБ СССР по Восточной Пруссии, причем в штат этого самого аппарата назначались все без исключения сотрудники, которые на тот момент числились прикомандированными к структурам теперь уже формально несуществующего Штаба Уполномоченного НКВД по региону. Говоря юридическим языком, именно с этого момента прекращался срок их правительственной командировки, а советская территория Восточной Пруссии становилась постоянным местом службы. (Впрочем, отвлекаясь несколько от главной темы разговора, поясним, что подобное «превращение» прикомандированных сотрудников в штатных - а это только военнослужащих и сотрудников милиции более двухсот человек! - до конца так и не разрешило проблемы дефицита кадров. Достаточно сказать, что некомплект личного состава по самому Аппарату Уполномоченного и подчиненным ему горрайорганам составил на январь 1946 года 135 человек, в том числе 58 офицеров.)
Всего по состоянию на 1 сентября 1945 года Аппаратом Уполномоченного и подчиненными ему секторами и опергруппами за минувшие пять месяцев (но при содействии войск НКВД СССР) на территории Восточной Пруссии было выявлено и ликвидировано 43 диверсионно-террористические и семь бандитских групп. А по состоянию на начало 1946 года – 53 агента немецкой, американской, английской и голландской разведок, а также 38 тайников с вооружением и другими средствами боевого применения, предназначенными для ведения во фронтовом тылы войск Красной Армии террористической и подрывной деятельности. С учетом оружия, изъятого также у задержанных или убитых в ходе боестолкновения шпионов и различного рода террористов, трофеи оперативников к началу все того же 1946 года в общем итоге составили: пушек и минометов – по две единицы каждого; противотанковых ружей – 151; пулеметов – 300; иного боевого стрелкового оружия (автоматов, винтовок, пистолетов) - 4030; боеприпасов к различным артиллерийским системам, мин и гранат - 47451; патронов к стрелковому оружию – 803500; взрывчатых веществ (в тоннах) – 2,491; множительных аппаратов –17; радиостанций – 6…
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Аппарат Уполномоченного НКВД-НКГБ (МВД-КГБ) СССР по Восточной Пруссии
Создан совместным приказом наркома внутренних дел СССР генерал-полковника С.Н. Круглова и наркома госбезопасности СССР генерала армии В.Н. Меркулова № 004/002 от 4 января 1946 года «Об организации аппарата уполномоченного НКВД-НКГБ СССР в Восточной Пруссии».
Разумеется, должность непосредственно самого Уполномоченного НКВД-НКГБ была доверена союзным центром (что, подчеркнем, выглядит вполне логичным) генерал-майору Б. Трофимову, а его заместителей – людям также не менее достойным по своим человеческим и профессиональным качествам - полковнику-чекисту Евгению Васильевичу Рудакову (прибыл с должности замнаркома госбезопасности Литовской ССР) и подполковнику милиции Степану Игнатьевичу Навалихину.
Если касаться статуса этой новой структуры, то сразу возникает вполне логичный вопрос: почему, несмотря на перевод на штатную основу, «Аппарат Уполномоченного», а не «Управление внутренних дел»? Увы, к тому моменту советская территория бывшей Восточной Пруссии еще не получила в СССР никакого официального юридического статуса, а потому на ней и, пусть теперь уж в большей мере и формально, но продолжал сохраняться институт временных органов государственной исполнительной власти. Впрочем, эта правовая казуистика не сказывалась как-либо пагубно на многогранной и многосложной текущей работе структур Аппарата Уполномоченного. А способствовало, прежде всего, тому, думается, то, что последние теперь были еще более максимально (но ровно настолько, насколько это позволяла ситуация) приближены к оргштатному расписанию типовых для всех иных субъектов СССР территориальных органов правопорядка и безопасности. Вот для наглядности непосредственно сама структура названного Аппарата: секретариат; отделы - кадров, 1-й (следственный), 2-й (агентурный), 3-й (милиция), по делам военнопленных и интернированных, финансовый, хозяйственный; отделения - 1-ое (уголовный розыск), 2-ое (ОБХСС), учетное, тюремное, Госавтоинспекции, материально-технического обеспечения, автотехническое, строительное, санитарное, фельдсвязи и, наконец, по обслуживанию ведомственной телефонной станции.
Одновременно путем реорганизации уже существовавших оперативных секторов и групп были созданы Кенигсбергский оперативный сектор в составе девяти и Земландский в составе четырнадцати оперативных групп.
Первая реорганизация Аппарата Уполномоченного произошла уже вначале весны. Правда, характер она носила в большей мере, так сказать, косметический – в связи с преобразованием 15 марта 1946 года всех союзных наркоматов в министерства ему теперь официально предстояло именоваться Аппаратом Уполномоченного МВД-МГБ СССР по Восточной Пруссии. Предвестник же грядущего в ближайшие, если не дни, то недели процесса коренного реформирования работающих в Восточной Пруссии органов правопорядка положил Указ Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1946 года об образовании в составе РСФСР Кенигсбергской области. А вот непосредственным началом к тому стал приказ министра государственной безопасности СССР № 00168 от 29 апреля 1946 года, в соответствии с которым генерал-майору Б. Трофимову в целях создания Оперативной группы МГБ Кенигсбергской области надлежало выделить из структур возглавляемого Аппарата несколько десятков профессиональных контрразведчиков. Выполнение данного приказа по объективным причинам затянулось на две с небольшим недели – ровно столько занял процесс кадрового укомплектования группы и обеспечения ее всем необходимым для полноценной работы. К автономной работе на правах самостоятельного регионального правоохранительного органа она приступила 16 мая, юридическим основанием к чему послужил изданный в этот день соответствующий (№ 0018) приказ генерал-майора Б. Трофимова. Возглавил группу полковник Евгений Васильевич Рудаков, трудившейся до этого момента, как мы уже знаем, в качестве заместителя Уполномоченного, а еще ранее, до командировки в Восточную Пруссию, - на высоких и ответственных постах в органах правопорядка и безопасности Москвы, Чечено-Ингушской АССР и Литовской ССР. Забегая вперед скажем, что именно на базе этой Оперативной группы впоследствии на основании приказа МГБ СССР № 00359 от 13 сентября 1946 года было создано областное управление госбезопасности, реорганизованное к настоящему моменту в УФСБ по Калининградской области. Так что, как видим, у калининградской милиции и у калининградских чекистов общие исторические корни и истоки – Аппарат Уполномоченного НКВД (с 4 января 1946 года - НКВД-НКГБ) СССР по Восточной Пруссии, а, следовательно, и одно общее на всех место рождения – победоносно наступающий вглубь Земландского полуострова 3-й Белорусский фронт!
С выделением и обособлением Оперативной группы МГБ СССР Аппарат Уполномоченного фактически перестал выполнять роль регионального органа госбезопасности, а только внутренних дел. Однако формально это не повлекло за собой процедуры официального переименования – в ней уже не было никакой практической необходимости, ибо в самом ближайшем будущем структуре, возглавляемой генералом Б. Трофимовым, предстояло раз и навсегда трансформироваться в полноценное территориальное управление союзного МВД. Долгожданный час «Ч» пробил 24 мая 1946 года – в этот день министр внутренних дел СССР приказом № 00484 утвердил штаты УМВД по Кенигсбергской области, которое в дальнейшем в соответствии с приказом МВД СССР № 00696 от 17 июля 1946 года и в связи переименованием с 4 июля 1946 года Кенигсбергской области в Калининградскую было реорганизовано в УМВД по Калининградской области. Понятно, что вся тяжесть организационной работы по созданию и сколачиванию структур ново учреждаемого управления легла на плечи именно личного состава Аппарата Уполномоченного МВД-МГБ СССР по Восточной Пруссии. Он же стал костяком коллектива этого самого УМВД. Так, в частности, базой для 16 городских и районных отделов (в ряде мест - отделений) МВД СССР, созданных на территории Кенигсбергской-Калининградской области к концу июля 1946 года, послужили именно оперативные группы Аппарата Уполномоченного.
Приблизительно с этого же времени из состава Аппарата Уполномоченного в самостоятельную структуру был вычленен Узел правительственной связи.
С июля 1946 года должность генерал-майора Б.П. Трофимова уже официально именовалась как Уполномоченный МВД-МГБ СССР по Калининградской области.
Заключительной датой существования Штаба Уполномоченного следует считать 8 августа 1946 года, когда был издан приказ МВД СССР № 1151. В соответствии с ним с генерал-майора Бориса Петровича Трофимова слагались обязанности Уполномоченного. Он теперь принимал новый не менее ответственный пост - начальника УМВД по Калининградской области. Кстати, одновременно было произведено и еще одно назначение - заместителя начальника названного УМВД-начальника управления милиции Калининградской области. Эту должность союзный центр доверил тогда уже известному нам подполковнику милиции Степану Игнатьевичу Навалихину. Таким образом, к середине августа сорок шестого Аппарат Уполномоченного оказался полностью поглощенным ново созданным управлением внутренних дел, превратившись с этого самого момента в первую, причем достаточно яркую, строку летописи сразу трех местных правоохранительных структур – современных областных УВД, УФСБ, УФСИН и Центра правительственной связи…
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Уголовно-исполнительная система
Официальная дата рождения современного Управления федеральной службы исполнения наказаний России по Калининградской области – 24 мая 1946 года. Именно в этот день приказом МВД СССР № 00484 были утверждены штаты УМВД по Кенигсбергской области, в составе которого на правах структурных подразделений были и пять самостоятельных по отношению друг к другу управленческих пенитенциарных органов. Однако, как однозначно свидетельствуют многочисленные архивные документы, пенитенциарная система новообразованного с 4 апреля 1946 года субъекта РСФСР – Кенигсбергской (с 4 июля того же года – Калининградской) области не было создано на пустом месте. Кадровой и материальной базой для него послужил Аппарат Уполномоченного МВД-МГБ СССР (до 4 января 1946 года – только НКВД) по Восточной Пруссии, который в свою очередь ведет историю с декабря 1944 года, когда в распоряжение первых лиц управления контрразведки «Смерш» 3-го Белорусского фронта в правительственную командировку, наряду с офицерами войск НКВД и органов госбезопасности, прибыли и несколько десятков оперативников и иных специалистов правоохранительного профиля (в том числе и УИС) УНКВД тыловых регионов СССР - Горьковской, Костромской, Курской, Ленинградской, Саратовской, Смоленской и некоторых других областей. Им предписывалось оказывать всемерную помощь и содействие командованию и войскам фронта в выполнении на территории Восточной Пруссии как контрразведывательных, так и разнообразных правоохранительных задач, вытекающих из решений глав правительств союзных государств о конечной цели войны с фашистской Германией. Таким образом, органы уголовно-исполнительной системы самого западного российского региона, – единственная территориальная структура отечественного Министерства юстиции, не просто рожденная в годы и на полях сражений 2-й Мировой войны, но, вдобавок, рожденная еще и непосредственно внутри фронтовых структур победоносно наступающей Красной Армии! Ну, а прямое подтверждение тому - факт наличия в составе созданного в самом конце февраля 1945 года при штабе Земландской оперативной группы (командующий – генерал армии И. Баграмян) 3-го Белорусского фронта (командующий – маршал Советского Союза А. Василевский) Аппарата (Штаба) Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии такого совершенно необычного по своей специфике для действующей армии правоохранительного органа как Тюремный отдел. По состоянию на 20 марта 1945 года начальником этого отдела был некто майор Слатиков. Организационно же отдел состоял, кроме того, из коменданта, секретаря и двух переводчиков с немецкого языка, а также трех отделений (оперативного, медицинского и хозяйственного) и, наконец, учетной и транспортной групп – всего 28 человек, подавляющее большинство из которых – военнослужащие войск НКВД СССР. Из военнослужащих войск НКВД СССР (причем преимущественно – Главка охраны тыла действующей армии) комплектовались и должности сотрудников всех подведомственных этому отделу тюрем. В частности, по состоянию на 14 июля 1945 года все 74 представителя администрации Тапиауской тюрьмы (от ее начальника и до последнего ездового) являлись военнослужащими 217-го пограничного полка войск НКВД СССР Управления войск НКВД по охране тыла Ленинградского фронта (но ранее – 3-го Белорусского фронта).
Напомним, что данный отдел существовал наряду со штатными пенитенциарными структурами 3-го Белорусского фронта – двумя отделами НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных (один при Управлении тыла фронта, а второй – при Управлении тыла Земландской оперативной группы войск) и починенным тем учреждениями в лице фронтовых приемно-фильтрационных лагерей и приемно-пересыльных пунктов для военнопленных (ППП).
Но общее руководство всеми структурами НКВД СССР и контрразведки «Смерш» в зоне боевых действий практически на всем Восточно-Прусском театре военных действий - за Уполномоченным НКВД СССР на 3-м Белорусском фронте (он же - заместитель наркома обороны СССР-начальник Главного управления контрразведки «Смерш» Красной Армии) комиссаром госбезопасности 2 ранга Виктором Семенович Абакумовым и его заместителями в лице начальника Управления войск НКВД по охране тыла 3-го Белорусского фронта генерал-лейтенанта Виктора Семеновича Любого и начальника Управления контрразведки «Смерш» того же фронта генерал-лейтенанта Павла Васильевича Зеленина.
Однако, поскольку Аппарат Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии действовал при штабе Земландской оперативной группы войск, определенные властные функции по отношению к нему, судя по всему, имели также Уполномоченный НКВД СССР по данной оперативной группе (и он же - Уполномоченный НКВД-НКГБ СССР по Литовской ССР) комиссар госбезопасности 3 ранга Иван Максимович Ткаченко и его заместители - Врио начальника Управления войск НКВД по охране тыла Земландской оперативной группа войск подполковник (впоследствии – полковник) Михаил Иванович Романов и начальник Управления контрразведки «Смерш» этой же оперативной группа войск генерал-лейтенант Николай Георгиевич Ханников.
На лицевом счету личного состава тюремного отдела Аппарата (Штаба) Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии (и это, обратите внимание, в условиях реальной фронтовой обстановки!) - создание сети первых в Восточной Пруссии советских пенитенциарных учреждений, которые в последующем, подчеркнем, послужили базой и фундаментом для становления и поступательного развития в самом западном российском регионе местных подразделений отечественной уголовно-исполнительной системы. Так, в конце февраля 1945 года практически через месяц после взятия города Инстербурга (ныне – Черняховск) была восстановлена и приняла первых заключенных из числа военных преступников местная тюрьма (ныне - Калининградская психиатрическая больница специализированного типа с интенсивным наблюдением Минздрава РФ). В апреле – Тапиауская (ныне ИК-7 общего режима, что в современном Гвардейске), в мае – старая и новая Кенигсбергские тюрьмы (ныне существует только одна из них – бывшая новая, в котором размещается СИЗО-1 регионального УФСИН).
Кроме того, названным тюремным отделом были восстановлены и открыты пенитенциарные учреждения, расположенные на той части территории Восточной Пруссии, которая впоследствии отошла к Польше и, в частности, тюрьма в городе Бартенштайне (ныне – Бартошице Варминьско-Мазурского воеводства Республики Польша). Таким образом, работавший в структуре 3-го Белорусского фронта тюремный отдел имеет весомые заслуги и перед уголовно-исполнительной системой возрожденного Польского государства!
Приказом наркома внутренних дел СССР № 00461 от 10 мая 1945 года были учреждены штатные расписания четырех советских тюрем в Восточной Пруссии, де-юре находившихся в подчинении Аппарата Уполномоченного НКВД СССР на 3-м Белорусском фронте, но де-факто – Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии (с 5 мая 1945 года и в течение последующих двух месяцев в этой должности заместитель наркома внутренних дел по войскам генерал-полковник Аркадий Николаевич Аполлонов) - Кенигсбергской (№ 1), Инстербургской (№ 2), Тапиауской (№ 3) и Бартенштайнской (№ 4).
28 ноября 1945 года в городе-замке Георгенбурге (ныне пригородный к городу Черняховску поселок Маевка) было создано Управление лагеря НКВД СССР № 445 для немецких военнопленных. Организационно оно состояло из трех лагерных отделений – в городах Рагнит (ныне – Неман), Тильзит (ныне – Советск) и Тапиау (ныне – Гвардейск). Лимит - 9500 человек. Расформировано в апреле 1949 года.
В соответствии с приказом НКВД № 001538 от 26 декабря 1945 Аппарат (Штаб) Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии прирос еще тремя пенитенциарными учреждениями:
- детской трудовой колонией в Тапиау «для содержания несовершеннолетних немцев… с лимитом 600 человек» (создана была на базе тюрьмы № 3);
- Управлением лагеря НКВД СССР № 533 для интернированных в Прейсиш-Эйлау (ныне – Багратионовск) «в результате агентурно-следственной фильтрации задержанных гражданских лиц, немцев, в отношении которых будет установлена причастность к активной фашистской деятельности… с лимитом в 5000 человек»;
- приемно-пересыльным пунктом для военнопленных при Уполномоченном НКВД СССР по Восточной Пруссии (путем реорганизации аналогичного ППП, но ранее входившего в состав 3-го Белорусского фронта). Спецконтингент – «командно-политический и рядовой состав армии противника, а также военизированных организаций «Фольксштурм», «СС», «СА» и личный состав тюрем, концлагерей, военных комендатур, органов военной прокуратуры».
Несколько слов об Управлении лагеря НКВД СССР № 533 для интернированных. Организационно состояло из пяти отделений (охраны и режима; оперативной работы; производства и планирования; снабжения; медицинского обслуживания), четырех групп (учета; бухгалтерии; секретариата; переводчиков), а также четырех лагерных отделений, сформированных по производственному принципу, – в городе Прейсиш-Эйлау (ныне – Багратионовск), поселке Ромиттен (ныне - Славяновка Багратионовского района) и двух в Кенигсберге (ныне – Калининград).
Руководящий состав по состоянию на 15 июля 1946 года: начальник – полковник Николай Петрович Хмарин (кстати, в годы Гражданской - сподвижник Сергея Лазо по партизанскому движению на Дальнем Востоке, а в годы Великой Отечественной - начальник Отдела НКВД СССР по делам военнопленным и интернированным при Управлении тыла 1-го Украинского фронта). Заместитель по режиму и оперчасти – майор Дмитрий Ермолаевич Агеев. Заместитель по производству – майор Исаак Моисеевич Винокуров. Заместитель по снабжению - майор Михаил Иванович Майров.
Расформировано в марте 1948 года.
О том, какую правоохранительную работу проводили в стенах тюрем, лагерей и лагерных отделений представители их администрации, красноречиво свидетельствует хотя бы следующая архивная статистика: только в январе-марте 1946 года и только оперативниками Управления лагеря НКВД СССР № 533 среди спецконтингента выявлено: представителей полевой полиции – 110 человек (в том числе жандармов - 19); диверсантов-террористов – 109; лиц, виновных в совершении на оккупированной территории СССР зверств против советских людей, – 27; военнослужащих отрядов СД – 16; гласных сотрудников вермахта – 12; гласных сотрудников Абвера – 11; военнослужащих войск СС – 10; агентов немецких органов контрразведки – 9.
Совместным приказом наркома внутренних дел СССР генерал-полковника С.Н. Круглова и наркома госбезопасности СССР генерала армии В.Н. Меркулова № 004/002 от 4 января 1946 года Аппарат (Штаб) Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии был реорганизован в штатный Аппарат Уполномоченного НКВД-НКГБ СССР (с 15 мата 1946 года – МВД-МГБ) в Восточной Пруссии. В структуре последнего уже два управленческих пенитенциарных органа – Отдел по делам военнопленных и интернированных (в подчинении – лагеря для военнопленных и интернированных № 445 г. Инстербург и № 533 г. Прейсиш-Элау) и Тюремное отделение (в подчинении три тюрьмы – две Кенигсбергские и Инстербургская).
24 мая 1946 года приказом МВД СССР № 00484 был утвержден штат УМВД по Кенигсбергской области, ныне являющейся УВД по Калининградской области. Здесь уже целых пять управленческих пенитенциарных органов: Отдел по делам военнопленных и интернированных; Тюремный отдел (впоследствии – отделение); Отдел исправительно-трудовых учреждений; Инспекция исправительно-трудовых работ и частично - Отдел по борьбе с детской беспризорностью, поскольку в его подчинении находились детские трудовые колонии.
Дальнейшие реорганизации управленческих пенитенциарных органов Калининградской области:
- к началу 1950-х – ОИТКУ и Тюремное отделение, но оба слиты в ОИТК на основании приказа МВД РСФСР № 0021 от 25 октября 1958 года;
- март 1953-январь 1954 года - местные подразделениями уголовно-исполнительной системы исключены из штата УМВД как переподчиненные Министерство юстиции, но затем возвращены назад;
- 25 февраля 1958-6 мая 1959 гг. – Отдел исправительно-трудовых колоний УВД Калининградского облисполкома;
- 6 мая 1959-январь 1964 гг. – Отдел мест заключений УВД (30 августа 1962-25 ноября 1962 гг. – Управление охраны общественного порядка) Калининградского облисполкома;
- 7 марта 1969-1 июля 1988 гг. – Отдел исправительно-трудовых учреждений УВД Калининградского облисполкома;
- 1 июля 1988-7 марта 1991 гг. – Отдел по исправительным делам УВД Калининградского облисполкома;
- 7 марта 1991-2 ноября 1995 гг. – Служба по исправительным делам и социальной реабилитации УВД Калининградского облисполкома (с 22 августа 1991 года – УВД Калининградской области);
- 2 ноября 1995-16 ноября 1998 гг. – Управление исполнения наказаний УВД Калининградской области;
- 16 ноября 1998-2005 гг. – УИН Минюста РФ по Калининградской области;
- с 2005 года - УФСИН России по Калининградской области.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
УВД по Калининградской области
Официальная дата образования УВД по Калининградской области – 24 мая 1946. Именно в этот день приказом МВД СССР № 00484 был утвержден штат УМВД по Кенигсбергской области.
На основании приказа министра внутренних дел СССР генерал-полковника С.Н. Круглова № 00696 от 17 июля 1946 года «Об организации Управления МВД по Калининградской области» реорганизовано в УМВД по Калининградской области.
В октябре 1949 года на основании Постановления Совета Министров СССР областная милиция была передана в состав УМГБ по Калининградской области, в результате областное УМВД вплоть до марта 1953 года осуществляло руководство пожарной охраной, подразделениями уголовно-исполнительной системы и областным штабом МПВО.
Март 1953-январь 1954 года - местные подразделениями уголовно-исполнительной системы исключены из штата УМВД в связи с переподчинением их Министерству юстиции СССР, но затем возвращены назад
Март 1953-март 1954 гг. – территориальные органы госбезопасности бывшего областного УМГБ находились в подчинении областного УМВД, но затем были выделены из него на правах самостоятельной структуры - УКГБ по Калининградской области.
В 1956 году УМВД по Калининградской области переименовано в УВД Калининградского облисполкома, а в период с 30 августе 1962 и до 25 ноября 1968 года в связи с преобразованием МВД в Министерство охраны общественного порядка - в статусе Управления охраны общественного порядка (УООП) Калининградского облисполкома.
1 апреля 1957 года в состав УВД Калининградского облисполкома включены дислоцировавшиеся на территории региона подразделения водной милиции. Последние были выведены из подчинения территориальной милиции в конце декабря 1989 года в связи с созданием в регионе месяцем раньше Калининградского отдела внутренних дел на транспорте (ныне – Западное УВДТ).
3 августа 1964 года Министерством внутренних дел Литовской ССР в состав УООП Калининградского облисполкома были переданы дислоцировавшиеся на территории региона подразделения железнодорожной милиции, что затем имело во многом негативные последствия на ниве борьбы с преступностью на транспорте. Произошло же это с подачи Калининградского обкома КПСС, обратившемуся к высшему руководству страны с соответствующим ходатайством.
Приказом МВД СССР № 0184 от 27 ноября 1989 года «Об упразднении подразделений внутренних дел на железнодорожном, водном и воздушном транспорте в структуре УВД Калининградского облисполкома» было провозглашено создание в Калининграде Калининградского отдела внутренних дел на транспорте, но де-факто передача местных линорганов из состава территориальной милиции в состав Калининградского ОВДТ была произведена на основании приказа начальника УВД Калининградского облисполкома № 173 от 27 декабря 1989 года.
С 1991 года – в статусе УВД Калининградской области.
16 ноября 1998 года из состава УВД в самостоятельную структуру выделено Управление исполнения наказаний, ставшее с этого момента УИН Минюста РФ по Калининградской области (ныне – УФСИН России по Калининградской области).
С 1 января 2003 года из состава УВД Калининградской области исключено Управление государственной противопожарной службы в связи с переподчинением его Главному управлению по делам ГО и ЧС Калининградской области.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Транспортная милиция
Как беспристрастно свидетельствуют архивные документы, дислоцирующиеся в современной Калининградской области органы внутренних дел на транспорте в лице двух железнодорожных линорганов – ЛОВД на станциях Калининград и ЛОВД на станции Черняховск – это первые по сроку своего рождения официальные органы милиции современной Калининградской области! Дело в том, что они были созданы не позднее середины февраля 1946 года, в то время как региональное УВД только спустя три с небольшим месяца, - 24 мая того же года! А, следовательно, железнодорожная милиция региона - старейшая по своему возрасту штатная милицейская структура современной Калининградской области.
К сожалению, сам приказ Наркомата госбезопасности СССР о создании в структуре Дорожного отдела милиции на Литовской железной дороге линейных отделений милиции на станциях Кенигсберг и Инстербург пока отыскать не удалось, зато в архивах МВД современной Литовской Республики сохранились приказы о замещении вакансий по каждому из этих линорганов. И первый из них - от 21 февраля 1946 года: это - приказ о назначении временно исполняющим должность начальника ЛОМ станции Кёнигсберг представителя Дорожного отдела милиции на Северной железной дороги старшего лейтенанта милиции Григория Гавриловича Куренкова.
Комплектация кадров в тех первых двух штатных линорганах будущей Калининградской области производилась путём квотированного откомандирования существовавшими тогда дорожными отделами милиции своих оперативников. При этом последние получали на руки не командировочные удостоверения, а именно предписания об убытии к новому постоянному месту службы. В числе тех, кому, помимо уже названного выше «северянина» старшего лейтенанта Г. Куренкова, выпала тогда честь открыть список первых сотрудников транспортной милиции современной Калининградской области, - представители Дорожного отдела милиции на Пермской железной дороге лейтенант милиции Николай Смирнов и младший лейтенант милиции Николай Маточкин: с 26 февраля 1946 года они - старшие оперуполномоченные ЛОМ станции Кёнигсберг. Следующий приказ Дорожного отдела милиции на Литовской железной дороге о замещении вакансий по своим восточнопрусским подразделениям датирован 4 марта 1946 года. В частности, ряды сотрудников ЛОМ станции Кёнигсберг пополнились пятью «карагандинцами» - Дмитрием Максимовым, Федором Качуриным, Степаном Алексеевым, Иван Семакиным и Иван Вадигином. Затем в течение считанных дней прибыли и получили назначение в Восточную Пруссию представители дорожных отделов милиции на Красноярской, Куйбышевской, Орджоникидзевской, Оренбургской, Южно-Уральской и ряда других железных дорог... В результате к концу марта сорок шестого коллективы обоих восточнопрусских линейных отделений были окончательно сформированы и приступили к полноценному (но под общим руководством, осуществляемым из Вильнюса) выполнению своих ответственейших правоохранительных функций.
В последующем подчинённость обоих линорганов неоднократно менялась:
- в 1947-2 ноября 1953 гг. – в составе Управления охраны МГБ Литовской железной дороги;
- 2 ноября 1953-апреле 1956 гг. - Дорожно-транспортного управления (впоследствии – вновь Дорожный отдел милиции) Балтийской железной дороги;
- в апреле 1956-3 августа 1964 гг. - Дорожного отдела милиции Литовской железной дороги;
- 3 августа 1964-27 ноября 1989 гг. – УООП-УВД Калининградского облисполкома;
 - 27 ноября 1989-18 февраля 1994 гг.– Калининградскому отделу внутренних дел на транспорте;
с 18 февраля 1994 – Западного УВД на транспорте МВД России.
В июне 1946 года в Кёнигсберге в структурах УМВД по Кёнигсбергской области был создан Водный отдел милиции Кёнигсбергского (с июля 1946 – Калининградский) морского бассейна, который с лета того же, 1946, года и до 1 апреля 1957 года находилась в подчинении 44-го отдельного дивизиона охраны МГБ (с 1953 – МВД) Литовского водного бассейна (г. Каунас), а затем до 27 ноября 1989 года – вновь УВД Калининградского облисполкома. С 27 ноября 1989 года – в составе современного Западного УВДТ. С 1 марта 2006 года водная милиция Калининградской области представлена ЛОВД на водном транспорте.
Приказом МВД СССР № 0184 от 27 ноября 1989 года «Об упразднении подразделений внутренних дел на железнодорожном, водном и воздушном транспорте в структуре УВД Калининградского облисполкома» было провозглашено создание в Калининграде Калининградского отдела внутренних дел на транспорте, но де-факто передача местных линорганов из состава территориальной милиции в состав Калининградского ОВДТ была произведена на основании приказа начальника УВД Калининградского облисполкома № 173 от 27 декабря 1989 года.
На основании приказа МВД России № 57 от 17 февраля 1994 года Калининградский отдел внутренних дел на транспорте реорганизован в современное Западное УВДТ.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
УФСБ по Калининградской области
Свою историю ведёт от Оперативной группы МГБ СССР Кенигсбергской области, которая была создана на основании приказа МГБ СССР № 00168 от 29 апреля 1946 года путем вычленение из Аппарата Уполномоченного МВД-МГБ СССР по Восточной Пруссии профессионального ядра офицеров-чекистов.
К самостоятельному функционированию данная Оперативная группа приступала с 16 мая 1945 года.
С июля 1946 года - Оперативная группа МГБ СССР Калининградской области.
На основании приказа министра госбезопасности СССР генерал-полковника В.С. Абакумова № 00359 от 13 сентября 1946 года «О переименовании оперативной группы МГБ Калининградской области в Управление МГБ» Оперативная группа МГБ СССР Калининградской области была переименована в УМГБ по Калининградской области. При этом приказ предписывал:
«1. Переименовать в существующем штате оперативную группу КАлининградской области в Управление МГБ по Калининградской области.
2. Существующие оперативные группы, подчиненные УМГБ Калининградской области, оставить без изменения в тех же наименованиях и штатах».
В связи с этим 13 сентября теперь ежегодно прхадуется как дата рождения современного УФСБ по КАлининградской области.
В марте 1953-марте 1954 гг. в связи с объединением МВД и МГБ в одно министерство территориальные органы госбезопсности Калининградской области находились в составе УМВД по Калининградской области.
В марте 1954-августе 1991 гг. – УКГБ по Калининградской области.
В настоящий момент – УФСБ по Калининградской области.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Органы госбезопасности на транспорте
В военное время были представлены отделами НКГБ СССР, работавшими при военно-эксплуатационных управлениях фронтов, а затем приблизительно до начала 1950-х – оперативным составом и сотрудниками следственного аппарата дислоцировавшихся в современной Калининградской области отделов охраны МГБ СССР на железнодорожном и водном транспорте. Данные отделы по вертикали замыкались на МГБ Литовской ССР.
В настоящий момент - в составе УФСБ по Калининградской области.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 151
  • Ржевцев Юрий Петрович
Органы и войска правительственной связи
Постановлением Государственного Комитета Обороны № 1129сс от 11 января 1942 года «Об обеспечении бесперебойной правительственной телефонной ВЧ-связи между Москвой и штабами фронтов» на НКВД СССР в лице его Отдела правительственной связи (создан приказом НКВД СССР № 001430 от 2 октября 1941 года на базе отделения правительственной связи Особого технического бюро НКВД СССР) были возложены организация и обеспечение бесперебойной правительственной ВЧ-связи между Москвой и штабами фронтов. С этой целью в десятидневный срок в ведение НКВД СССР были вверены «все магистральные линии, необходимые для организации ВЧ-связи», а в оперативное подчинение Отдела правительственной связи НКВД СССР из состава Главного управления связи Красной Армии (ГУСКА) Наркомата обороны СССР - «эксплуатационно-технический состав, линейные ремонтно-восстановительные колонны и роты, обслуживающие передаваемые НКВД СССР магистрали» (всего - тридцать линейно-эксплуатационных рот связи, что позволило органам правительственной связи НКВД СССР оперативно создать в звене «Ставка – фронт» восемнадцать линейно-фронтовых участков по обслуживанию и охране линий ВЧ-связи).
30 января 1943 года – дата рождения войск правительственной связи. В этот день ГКО было принято постановление № 2804сс «О неудовлетворительном обеспечении ГУСКА НКО качественными проводами для правительственной ВЧ связи Ставки Верховного Главнокомандования со штабами фронтов и армий», в соответствии с которым на НКВД СССР возлагалась обязанность по строительству, восстановлению, эксплуатационному обслуживанию и охране всех магистральных линий, используемых для правительственной ВЧ-связи между СВГК и штабами фронтов и армий. Для этого в составе войск НКВД СССР создавался новый род оружия – войска правительственной связи. В течение первого полугодия 1943 года руководство ими осуществлялось со стороны Управления связи Главного управления внутренних войск НКВД СССР, а с 10 июня 1943 года – Управления войск правительственной связи НКВД СССР (начальник - генерал-майор войск связи П.Ф. Угловский). При этом непосредственно в составе действующей армии соединения и части войск правительственной связи НКВД СССР по вертикали замыкались на начальников управлений войск НКВД по охране тыла конкретных фронтов или (но там где они существовали) оперативных групп войск фронтового подчинения.
Органы правительственной связи НКВД СССР. В ходе боёв за Восточную Пруссию были представлены:
- отделами правительственной связи НКВД СССР 1-го Прибалтийского (с 24.00 25 февраля 1945 года – Земландская оперативная группа войск 3-го Белорусского фронта; фамилия начальника отдела неизвестна); 2-го (начальник отдела – офицер М.С. Хомяков) и 3-го (начальник отдела – офицер П.Н. Киянов) Белорусских фронтов, а также Краснознамённого Балтийского флота (фамилия начальника отдела неизвестна);
- узлами правительственной связи НКВД СССР при управлениях общевойсковых, танковых и воздушных армий. При этом обращает на себя особое внимание послевоенный боевой путь узла правительственной связи НКВД СССР 11-й гвардейской армии: в ноябре 1945 года был подчинён Штабу Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии, а 4 января 1946 года - Аппарату Уполномоченного НКВД-НКГБ (с 15 марта 1946 года – МВД-МГБ) СССР по Восточной Пруссии. С весны 1946 года – в статусе самостоятельной структуры как современный Центр правительственной связи в Калининградской области (в/ч 28787).
В ходе боёв за Восточную Пруссию 1944-1945 гг. органы правительственной связи понесли безвозвратные потери в лице, как минимум, одного из своих сотрудников: в 1944-1945 гг. (но точная дата неизвестна) пропал без вести техник Отдела правительственной связи НКВД ССР 3-го Белорусского фронта младший техник-лейтенант Анатолий Михайлович Гаврилов.
Части и соединения войск правительственной связи НКВД СССР, принимавшие участие в боях за Восточную Пруссию:
- 1-я отдельная ордена Красной Звезды бригада правительственной связи НКВД СССР. Сформирована на основании приказа НКВД СССР № 00204 от 31 января 1943 года как 1-й отдельный полк правительственной связи НКВД СССР.
Место формирования – Калининский фронт, районный город Кувшиново современной Тверской области.
Командование на весну 1943 года: командир - подполковник Николай Петрович Юрин (с 15 марта 1943 года); начальник политотдела-заместитель командира полка по политической части – неизвестно; начальник штаба - майор Иосиф Израйлович Лупершмидт (с 21 апреля 1943 года).
Боевой состав по состоянию на 27 декабря 1943 года: 26-й, 27-й и 37-й; 174-я, 920-я, 1152-я, 1153-я, 1154-я, 1270-я, 1271-я, 1272-я, 1273-я отдельные роты; 59-я отдельная кабельно-шестовая рота.
Данная в/ч последовательно входила в состав управлений войск НКВД по охране тыла Калининского, 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов.
За боевую доблесть удостоилась ордена Красной Звезды, но номер и дата Указа Президиума Верховного Совета СССР неизвестны.
В соответствии с приказом НКВД СССР № 00177 от 7 марта 1945 года 1-й отдельный ордена Красной Звезды полк правительственной связи НКВД СССР Управления войск НКВД по охране тыла Земландской оперативной группы войск 3-го Белорусского фронта был переформирован в одноимённую бригаду, которая организационно состояла из пяти отдельных батальонов, одиннадцати отдельных рот, пяти отдельных кабельно-шестовых рот и одного КИП.
В ходе боёв за Восточную Пруссию данная в/ч понесла безвозвратные потери в лице не менее чем пяти своих военнослужащих. Это: линейные надсмотрщики ефрейтор Евстигней Петрович Цыпышев (погиб 15 февраля 1945 года) и красноармеец Иван Иванович Попцов (умер от ран 23 октября 1944 года), шофёр красноармеец Фёдора Иванович Галинок (погиб 15 февраля 1945 года), повозочный красноармеец Фёдор Павлович Чирков (погиб 15 или 18 февраля 1945 года – точно неизвестно), а также красноармеец Иван Александрович Бахарев, умерший от ран 30 апреля 1945 года в городе Иваново в стенах ЭГ-1889.
Послевоенный боевой путь соединения неизвестен.
- 2-я отдельная ордена Красной Звезды бригада правительственной связи НКВД СССР. Сформирована на основании приказа НКВД СССР № 00204 от 31 января 1943 года как 2-й отдельный полк правительственной связи НКВД СССР.
Место формирования – некий населённый пункт Ярославец.
Командование полка: подполковник Андрей Фёдорович Архаров (с 17 февраля 1943 года; в данной должности значится и по состоянию на 1 сентября 1943 года); начальник политотдела-заместитель командира полка по политической части – неизвестно; начальник штаба - подполковник Евгений Михайлович Матусовский (с 19 марта 1943 года).
По состоянию на 27 декабря 1943 года в боевом составе часть имела: 29-й, 30-й и 31-й отдельные батальоны, 1117-ю, 1155-ю, 1159-ю, 1163-ю, 1164-ю, 1165-ю, 1274-ю, 1275-ю, 1276-ю, 1277-ю и 1278-ю отдельные роты, 60-ю, 61-ю, 62-ю отдельные кабельно-шестовые роты. Однако в ходе боёв за Восточную Пруссию, помимо других подразделений, - 267-й, 242-й ордена Красной Звезды и 270-й отдельные батальоны, 161-я (с 7 марта 1945 года), 749-я и 1157-я отдельные роты и 132-я отдельная кабельно-шестовая рота.
Данная в/ч последовательно входил в состав управлений войск НКВД по охране тыла Западного и 3-го Белорусского фронтов.
За боевую доблесть удостоилась ордена Красной Звезды, но номер и дата Указа Президиума Верховного Совета СССР неизвестны.
В соответствии с приказом НКВД СССР № 00177 от 7 марта 1945 года 2-й отдельный ордена Красной Звезды полк правительственной связи НКВД СССР Управления войск НКВД по охране тыла 3-го Белорусского фронта был переформирован в одноимённую бригаду.
В ходе боёв за Восточную Пруссию данная в/ч понесла безвозвратные потери в лице не менее двадцати трёх своих военнослужащих. Это: трое офицеров - старший лейтенант Михаил Михайлович Крючков (убит 23 января 1945 года), старший лейтенант Василий Максимович Рогожин (убит 15 января 1945 года) и лейтенант Илья Александрович Фролов (убит 3 апреля 1945 года); шестеро представителей сержантского состава – над мастер старшина Иван Фёдорович Прокошин (умер от болезни 9 марта 1945 года в ГЛР-2623), командиры отделений старший сержант Степан Ермолаевич Морозов и Иван Иванович Хижняков (оба умерли от ран 25 апреля 1945 года), сержант Кадам (Кадиш) Джуманиязов (убит 21 марта 1945 года) и ефрейтор Михаил Илларионович Сухотин (убит 30 апреля 1945 года), линейный надсмотрщик младший сержант Алексей Викторович Нежинец (убит 3 апреля 1945 года); семнадцать солдат - И.Я. Баяндин (умер от ран 13 апреля 1945 года), Ф.В. Взяткин (умер от болезни 22 ноября 1944 года), И.П. Григоренко (умер от болезни 17 июля 1944 года), В.Е. Доброчасов (убит 13 апреля 1945 года), А.П. Кайгородов (умер от ран 4 мая 1945 года), Н.Т. Карпов (убит 13 апреля 1945 года), И.Е. Крылевский (убит 21 марта 1945 года), М.К. Кузьмин (умер от болезни 22 сентября 1944 года в ТППГ-589), Ю.И. Лужин (убит 20 января 1945 года), Ф.В. Луценко (убит 20 февраля 1945 года), А.И. Морев (убит 16 апреля 1945 года), Д.И. Назаров (убит 23 января 1945 года), Ф.И. Прошаков (убит 16 октября 1944 года), А.А. Раутский (убит 2 мая 1945 года), Н.В. Сорокин (убит 26 февраля 1945 года) и П.П. Чвалюк (убит 3 апреля 1945 года).
Безвозвратные потери послевоенного периода: в 20-х числах августа (но не позднее 27) 1945 года в 589-м терапевтическом полевом подвижном госпитале, дислоцировавшемся в восточнопрусском городе Инстербурге (ныне – Черняховск) умер от ран младший сержант Асламурза Асламбекович Фидаров.
Послевоенный боевой путь соединения неизвестен.
- 7-й отдельный ордена Александра Невского полк правительственной связи НКВД СССР. Сформирован на основании приказа НКВД СССР № 00933 от 24 мая 1943 года в составе 38-го и 39-го отдельных батальонов и семи отдельных рот – 935-й, 944-й, 1167-й, 1170-й, 1193-й, 1267-й и 1258-й.
Однако в ходе боёв за Восточную Пруссию в боевом составе, помимо других частей, - 297-й отдельный батальон и 314-я отдельная рота.
По состоянию на 27 декабря 1943 года дислоцировался в областном центре Украины городе Харькове.
За боевую доблесть был удостоен ордена Александра Невского, но номер и дата Указа Президиума Верховного Совета СССР неизвестны.
В ходе боёв за Восточную Пруссию находился в подчинении Управления войск НКВД по охране тыла 3-го Белорусского фронта и в этот же период понёс безвозвратные потери в лице не менее чем восьми своих военнослужащих. Это: два представителя сержантского состава – командир взвода старший сержант Иван Фёдорович Удралов (умер от отравления 10 августа 1944 года) и Врид командира взвода сержант Владимир Михайлович (Егор Васильевич) Иванов (убит 12 марта 1945 года) и шестеро солдат – ефрейторы  Николай Герасимович Непряхин (умер от отравления 10 августа 1944 года) и Юрий Матвеевич Минейчев (Миничев, Минсечев) (умер от болезни 4 мая 1945 года), красноармейцы Дмитрий Максимович Молодец (убит 12 марта 1945 года), Иван Андреевич Петухов (убит 12 марта 1945 года), Степан Ильич Полькин (умер от болезни 26 апреля 1945 года) и Андрей Гаврилович Терещенко (убит 12 апреля 1945 года).
- 9-я отдельная Штеттинская ордена Красной Звезды бригада правительственной связи НКВД СССР. Ведёт свою историю от 9-го отдельного батальона правительственной связи НКВД СССР, сформированного на основании приказа НКВД СССР № 00204 от 31 января 1943 года в районном городе Валдай современной Новгородской области.
В соответствии с приказом НКВД СССР № 00933 от 24 мая 1943 года 9-й отдельный батальон правительственной связи НКВД СССР был развёрнут в одноимённый полк.
Командир полка по состоянию на 1 сентября 1943 года – офицер М.Д. Григорьевский.
Боевой состав неизвестен за исключением 287-го отдельного батальона и 74-й отдельной кабельно-шестовой роты правительственной связи НКВД СССР.
По состоянию на 27 декабря 1943 года полк входил в состав Управления войск НКВД по охране тыла Волховского фронта (2-го формирования), однако в 1944-1945 гг. – уже в составе Управления войск НКВД по охране тыла 2-го Белорусского фронта (2-го формирования).
За боевую доблесть 9-й отдельный полк правительственной связи НКВД СССР удостоился ордена Красной Звезды, но номер и дата наградного Указа Президиума Верховного Совета СССР неизвестны.
Приказом НКВД СССР № 00177 от 7 марта 1945 9-й отдельный ордена Красной Звезды полк правительственной связи НКВД СССР Управления войск НКВД по охране тыла 2-го Белорусского фронта (2-го формирования) был переформирован в одноимённую бригаду.
В боях за Восточную Пруссию и Восточную Померанию данная в/ч понесла безвозвратные потери в лице не менее чем пяти своих военнослужащих. Это командир отделения сержант Григорий Васильевич Моржанов (убит 11 февраля 1945 года), линейный надсмотрщик красноармейца Иван Андреевич Румянцев (убит 14 января 1945 года), повозочный 74-й отдельной кабельно-шестовой роты красноармеец Иван Васильевич Канашин (умер от ран 17 апреля 1945 года) и два бойца 287-го отдельного батальона правительственной связи Николай Кузьмич Сухих (умер от отравления метиловым спиртом 11 марта 1945 года в ЭП-92) и красноармеец-повозочный Николай Николаевич Шишунов (умер от отравления метиловым спиртом 12 марта 1945 года в ЭП-92).
За боевые отличия, проявленные 26 апреля 1945 года при освобождении немецкого города Штеттин (ныне – польский Щецин) 9-я отдельная ордена Красной Звезды бригада правительственной связи НКВД СССР (командир – полковник Иосиф Александрович Володкевич) была удостоена воинского почётного наименования «Штеттинская».
По состоянию на декабрь 1945 года бригада дислоцировалась на севере Польши. В этот период она понесла безвозвратные потери в лице, как минимум, одного военнослужащего: 24 декабря в польском городе Быдгощ в стенах ЭГ-3421 умер красноармеец Юрий Николаевич Всеволодов, но причина смерти неизвестна.
Дальнейший (после декабря 1945 года) боевой путь соединения неизвестен.
- 313-й отдельный батальон правительственной связи НКВД СССР. Имел в своём составе 338-ю отдельную роту правительственной связи. Подчинённость неизвестна. Известный список безвозвратных потерь: заведующий делопроизводством штаба батальона младший лейтенант Иван Иванович Плаксин - умер от туберкулёза 26 мая 1945 года на станции Весела Варшавского уезда Польши в стенах 266-го эвакуационного госпиталя.
- 166-я отдельная рота правительственной связи НКВД СССР (в/ч «Полевая почта 46001»). Входила в состав N-го полка правительственной связи НКВД СССР. Известный список безвозвратных потерь: красноармеец Василий Михайлович Яковлев – умер от ран таза 19 марта 1945 года в восточнопрусском городе Бартенштайне (ныне – польский Бартошице) в стенах 290-го сортировочного эвакуационного госпиталя.
- 851-я отдельная рота правительственной роты НКВД СССР. Подчинённость неизвестна. Известный список безвозвратных потерь: красноармеец Анатолий Филимонович Сенников – умер от болезни 1 июня 1945 года в восточнопрусском городе Тапиау (ныне – Гвардейск) в стенах 4351-го эвакуационного госпиталя.
- 1158-я отдельная рота правительственной связи. Подчинённость неизвестна. Известный список безвозвратных потерь: младший сержант Иван Иванович Панихидин - погиб 28 мая 1945 года предположительно в районе восточнопрусского города-порта Тапиау (ныне – Балтийск); красноармеец Владимир Васильевич Высоцкий – погиб 21 февраля 1945 года.
В послевоенный период органы и войска правительственной связи в Калининградской области были представлены:
- Центром правительственной связи по Калининградской области. В настоящий момент в подчинении Службы специальной связи и информации при Федеральной службе охраны РФ;
- Севастопольским ордена Красной Звезды полком правительственной связи (расформирован в городе Багратионовске к январю 2004 года как 26-й отдельный учебный полк ФАПСИ России);
- Военно-техническим училищем КГБ при Совете Министров СССР (г. Багратионовск) – в 1965-1972 гг. Ныне это Академия Службы специальной связи и информации при Федеральной службе охраны РФ (г. Орёл).

Центр правительственной связи Службы специальной связи и информации при Федеральной службе охраны РФ в Калининградской области (в/ч 28787)
Свою историю ведет от узла правительственной связи 11-й гвардейской армии.
С ноября 1945 года – подразделение правительственной связи в составе Штаба Уполномоченного НКВД СССР по Восточной Пруссии, а с 4 января 1946 года - Аппарата Уполномоченного НКВД-НКГБ СССР по Восточной Пруссии.
Весной 1946 года – в статусе самостоятельной, но одноименной структуры, в том числе в 1991-2002 гг. – в подчинении ФАПСИ.
Дислоцируется в городе Калининграде по адресу: Советский проспект, 23.

СЕВАСТОПОЛЬСКИЙ ОРДЕНА КРАСНОЙ ЗВЕЗДЫ ОТДЕЛЬНЫЙ УЧЕБНЫЙ ПОЛК ФАПСИ РОССИИ,
одна из наиболее прославленных воинских частей войск правительственной связи НКВД-МГБ-МВД СССР (до 1957 года), КГБ СССР (до 1991 года) и ФАПСИ России (до 2003 года).
Сформирован на основании приказа НКВД СССР № 00204 от 31 января 1943 года как 5-й отдельный полк правительственной связи НКВД СССР.
Место формирования - город Ростов-на-Дону.
Новую часть возглавили: полковник Иосиф Александрович Володкевич – командир; офицер М.П. Юрьев - начальник политотдела-заместитель командира полка по политической части; офицер В.Г. Ступаченко - начальник штаба.
Боевой путь в Великой Отечественной войне начал в составе войск 4-го Украинского фронта. Отличился в ходе Крымской стратегической наступательной операции весны 1944 года, в том числе и в боях по освобождению Севастополя, за что приказом Верховного Главнокомандующего в единственном числе среди других в/ч НКВД СССР был удостоен воинского почётного наименование «Севастопольский».
Как отмечено в «Книге Памяти военнослужащих органов и войск правительственной связи, погибших и пропавших без вести в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (М.: ТЕРРА, 1995, стр. 202): «В ходе Крымской операции 1944 года образцово выполнял задачи по связи в составе 5-го полка правительственной связи 254-й батальон под командованием Г.И. Шелепова. Подразделения батальона форсировали залив Сиваш вместе с передовыми частями наших войск. По грудь в ледяной воде, под артиллерийским обстрелом и непрерывными авиационными налётами воины-связисты переправляли всё необходимое для строительства линий ВЧ-связи».
В составе войск 4-го Украинского фронта участвовал также в Восточно- и Западно-Карпатских (обе – в 1944), Моравско-Островской (1945) и Пражской (1945) наступательных операциях.
За боевые заслуги на фронте был удостоен ордена Красной Звезды, однако точная дата выхода Указа Президиума Верховного Совета СССР в свет и содержащаяся в последнем формулировка неизвестны.
В соответствии с приказом НКВД СССР № 00177 от 7 марта 1945 года 5-й отдельный Севастопольский ордена Красной Звезды полк правительственной связи НКВД СССР был переформирован в одноимённую бригаду.
Летом 1945 года данное соединение обеспечивала ВЧ-связь советской делегации в ходе работы Потсдамской (Берлинской) конференции глав представителей великих держав – победительниц во 2-й Мировой войне.
В 1945-1948 годах – в составе Северной группы войск с местом дислокации штаба части в польском городе Познань.
Приблизительно в этот период бригада была снова свёрнута в полк, который по неофициальным данным носил номер 113-го отдельного.
В 1948-1950 гг. штаб и ядро части дислоцировались в городе Черкесске, столице бывшей Карачаево-Черкесской автономной области Ставропольского края. Личный состав занимался в этот период реконструкцией линий ВЧ-связи, проходящих через территорию Северного Кавказа и частично – Закавказья, в том числе и Грузинскую ССР.
Одновременно в 1949 году ряд подразделений убыл в Поволжье для участия в строительстве линии ВЧ-связи «город Сергач (райцентр бывшей Горьковской области) – город Канаш (райцентр бывшей Чувашской АССР)».
В Калининградской области с 1950 года, при этом местом дислокации штаба части стал приграничный к Польше город Багратионовск. Задача, которую выполнял личный состав большинства подразделений, - строительство вдоль Транссиба линии ВЧ-связи «Москва (Люберцы) – Новосибирск». Одновременно в 1951 году один из батальонов во главе с его командиром майором Лоскотовым был откомандирован в Западную Украину для участия в борьбе с бандформированиями украинских националистов.
В 1952 году в/ч получила статус учебной части и новый номер – «26», но с прежним местом дислокации в городе Багратионовске. С этого момента в полку производилась подготовка сержантского состава и младших специалистов для всех без исключения частей правительственной связи МГБ-МВД-КГБ СССР, а затем ФАПСИ России. В составе полка, начиная с начала 1970-х, находилась и ведомственная школа прапорщиков.
26-й отдельный учебный Севастопольский ордена Красной Звезды полк ФАПСИ России был расформирован в конце 2003-начале 2004 гг. в рамках проведения очередного этапа так называемой военной реформы.
Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

АПО Память

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 17 830
  • Будаев Александр Валерьевич
    • WWW

Сразу восемь оперативных групп (по числу советских военных комендатур) были созданы в Кенигсберге и произошло это в первые же дни после овладения войсками 3-го Белорусского этим городом-крепостью.



Памятная табличка на здании (ныне ул. Нарвская д.91-93) в котором размещалась районная комендатура №2

« Последнее редактирование: 20 Май 2011, 11:22:12 от АПО Память »
Записан
С уважением,  Александр

АПО Память

  • Администратор
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 17 830
  • Будаев Александр Валерьевич
    • WWW


Памятная табличка на здании (ныне ул. Нарвская д.91-93) в котором размещалась районная комендатура №2


Записан
С уважением,  Александр

hgv

  • Максим, Харьковская область.
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 165
ПРИМЕНЕНИЕ ВОЙСК НКВД В БОРЬБЕ С НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИМИ ФОРМИРОВАНИЯМИ НА ТЕРРИТОРИИ ПРИБАЛТИКИ В ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1944–1945 годы)

Авторы: Климов Андрей Алексеевич, Центр оперативно-тактических исследований внутренних войск МВД России, Москва, yakut12@post.ru

В статье рассмотрены особенности служебно-боевой деятельности личного состава войск НКВД в борьбе с националистическими формированиями на территории Прибалтики. Дается характеристика националистическим организациям, действовавшим в Эстонии, Латвии и Литве. Показаны особенности применения частей и подразделений войск при борьбе с бандитизмом в прибалтийских республиках.

Скачать можно здесь.

http://imo.sgu.ru/ru/node/1427
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »