Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Бои 16-17 июля 1941 года в р-не Бородянка, Киевской области. Часть 3-я.  (Прочитано 389 раз)

Геннадий З

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 317
Только теперь, когда бой стих и слышались лишь отдельные выстрелы, а наши бойцы собирали оружие «панцирников», я решил уточнить, кто же обрушил огонь на мотопехоту врага, когда она отвернула вправо.
Выяснилось, что это отличился наш Шишкин, которого я напрасно заподозрил в трусости. Оказывается, первая рота вовсе не бежала с поля боя и не отступила под натиском врага. Ее командир поступил умно и тактически грамотно.
В тот момент, когда показались фашистские танки, Шишкин броском переместил свою роту метров на 200–250 вправо и занял еще ранее облюбованный заросший бурьяном овраг. Это была очень выгодная, укрытая и хорошо замаскированная позиция. В результате в первой роте потерь было в три раза меньше, чем в остальных подразделениях. А урон врагу она нанесла весьма чувствительный.
Жаркий летний день угасал. Выбрав наиболее выгодный рубеж, батальон перешел к обороне и начал окапываться. Все понимали, что, хотя фашисты и понесли большие потери, они вновь попытаются атаковать нас с рассветом.
Теплая летняя ночь. Уставший, охрипший, прилег я под копной сена. Рядом радист умоляющим голосом сотый раз повторяет: «Дон! Дон! Я Днепр, я Днепр, как слышишь?!» Полк молчит. И проводной связи нет. Не вернулись и связные, посланные с донесением.
Нет, не уснуть. Что со связными? Весь день не ел. Голова раскалывается. Ведь целый день стоял грохот боя, жгла нестерпимая жара. Нервы напряжены до предела. Пачку махорки выкурил — не помогло. Спасает Рогочий. Льет мне на голову и спину два брезентовых ведра воды. Немного прихожу в себя.
Всю ночь подразделения зарывались в землю, пополнялись боеприпасами, налаживали связь. Только под утро удалось мне немного подремать. Чуть свет все на ногах. Начали разносить завтрак, но в это время ударили минометы врага. Бегу в свой окопчик на бугорке. Слева [10] гул моторов. Там рота лейтенанта Ивана Дрыгало. Вижу, на нее идут в атаку эсэсовцы. Сразу понял их намерение: прижать батальон к реке Здвиж и уничтожить.
Впереди размеренным шагом, с автоматами, прижатыми к боку, шагает в латах спешенная «панцирная» пехота. Цепь ровная, как на параде. Барабаны бьют размеренную дробь.
Во второй линии, ведя огонь на ходу из пулеметов, движутся мотоциклы. На многих из них развеваются штандарты со свастикой. Штурмующий эшелон замыкают три бронетранспортера. На одном из них установлен громкоговоритель, передающий бравурный марш.
— Психическая атака! — кричит мне Зинченко.
До фашистов осталось 300–400 метров. И вдруг Дрыгало выскакивает из окопа. Вслед за ним поднялись с винтовками наперевес наши бойцы. Громкое «ура!» прокатилось по полю. Затем воцарилась тишина. Замолчали фашистские барабаны, умолк громкоговоритель — видимо, у фашистов не было предусмотрено в инструкции, как поступать в подобных случаях. Проходит одна минута, две... Нервы эсэсовцев не выдержали. Они в замешательстве остановились, некоторые залегли, открыв беспорядочную стрельбу. Наконец, вся фашистская цепь обратилась в бегство.
Эти бои 16–17 июля 1941 года запомнились мне на всю жизнь... ".
« Последнее редактирование: 02 Апрель 2018, 05:39:47 от Геннадий З »
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »