Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Волков Олег Григорьевич  (Прочитано 300 раз)

Татьяна Калябина

  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 254
Волков Олег Григорьевич
« : 21 Сентябрь 2018, 14:01:54 »





Воспоминания участника Днепровской воздушно–десантной операции

https://www.sb.by/articles/nikto-krome-nikh-specnaz.html


Немного осталось сегодня в живых участников тех событий. Но нам удалось найти одного из них — Олег Волков живет в Беларуси.
— Когда началась война, я был еще пацаном, — вспоминает фронтовик. — Вместе с родными жил в Минске. Помню, как немцы бомбили город, как погибали люди, как вместе с другими беженцами эшелоном добрался в Пензенскую область...

На станции с веселым названием Ключики всех высадили, и местные жители разобрали их по своим семьям. Вместе со сверстниками Олег пошел работать в колхоз, где научился и траву косить, и с лошадьми управляться. В общем, освоил, по его словам, «все деревенские специальности». На вырученные деньги в конце года отправился в Алма–Ату, где несколько месяцев проработал строителем. Как только исполнилось 18 лет пошел в военкомат. Но на фронт Волкова не направили — определили во Фрунзенское пехотное военное училище. Обучали молодых парней боевые офицеры, за плечами у многих из которых была Сталинградская битва. Занятия длились с раннего утра до позднего вечера. На подготовку будущих командиров отводилось шесть месяцев. Но свои «высокие» чины они получить не успели — буквально за месяц до выпуска из училища курсантов подняли ночью по тревоге, посадили в эшелон и отправили в подмосковный город Фрязино, где формировалась 3–я гвардейская воздушно–десантная бригада.

Внешне будущие десантники ничем не отличались от пехоты: гимнастерки, ботинки, пилотки... Зато физическая подготовка была насыщенной — марш–броски каждый день, ну и, разумеется, занятия по воздушно–десантной подготовке. Но все же самым приятным отличием было усиленное питание — по фронтовым нормам.

Что больше всего запомнилось?

— Первый прыжок с парашютом, — улыбается Олег Викторович, теребя в руках дорогой ему десантный берет. — Будто в бездну окунулся, а потом парил. Приземление, правда, жестким было, но на ногах устоял...

За три месяца каждый из них совершил около пятнадцати прыжков с парашютом. Понимали, что готовятся к чему–то серьезному...

К 23 сентября 1943 года 3–ю воздушно–десантную бригаду железнодорожным транспортом перебросили в город Лебедин Сумской области. Здесь каждый боец получил сухой паек на три дня: консервы, тушенка, хлеб, сало... Предполагая, что отправляются не на прогулку, старались взять побольше патронов к своим карабинам, обязательно по две противотанковые гранаты, с десяток противопехотных. В результате, из туго набитых вещмешков пришлось доставать часть продуктов. Десантировалась бригада в ночь с 24 на 25 сентября. Когда начало смеркаться, первые десантники пошли к самолетам, каждый из которых мог взять на борт не более 15 человек. Чтобы перебросить на правый берег Днепра только 3–ю воздушно–десантную бригаду (более 3.000 человек) следовало сделать десятки самолетовылетов. Так что эта ночь для летчиков обещала быть бессонной. А для кого–то — и последней в жизни...


— На аэродром мы прибыли, когда первая и вторая роты нашего батальона уже ушли. Нас ждали с десяток самолетов. Пять минут на загрузку — и колеса в воздух! — рассказывает Олег Волков и будто заново переживает те мгновения. — Я сидел недалеко от иллюминатора и видел Днепр, буквально горевший в огне осветительных ракет. Как потом выяснилось, первые самолеты, летевшие на высоте 600 метров, для зенитной артиллерии противника оказались как на ладони, многие были сбиты. В той первой волне летел и наш комбриг полковник Гончаров. Ему удалось выпрыгнуть с парашютом, но он был ранен в руку. К слову, в том же самолете летел капитан Сапожников, которому было доверено Боевое знамя бригады — офицер обмотал им себя. Несмотря на тяжелое ранение ног, ему удалось спасти святыню...

Волкова и его товарищей сбрасывали уже с высоты в 2.000 метров и на большей скорости, чем предполагалось изначально. Таким был новый приказ. Площадь выброски десанта существенно увеличилась, что не было предусмотрено планом операции. Бойцы приземлялись ночью в поле, на лес, на немецкие позиции, некоторые — в свинцовые воды Днепра... Выйти к своим командирам групп, безрезультатно пытавшимся обозначить себя ракетами, как оговаривалось заранее, находившиеся далеко друг от друга десантники попросту не могли.

— Я приземлился удачно — на поле, — продолжает свой рассказ фронтовик. — Никого из моих товарищей рядом не было. Вдали видел какие–то ракеты, направился в ту сторону. Шел всю ночь. Встречал лежавшие на земле парашюты, но ни с кем из десантников так и не столкнулся. На рассвете, недалеко от одной из деревень, чуть не нарвался на немцев. Машины проехали совсем рядом, но я успел спрятаться. Наконец утром в лесу встретил одного из наших. Днем нас уже было 12 — все бойцы из разных подразделений. Когда стемнело — переночевали. Потом разбились на группы и вновь пошли искать товарищей. Повезло — на нас вышли партизаны, которым поступил приказ войти во взаимодействие с десантниками. Своей группой мы влились в их отряд.




Базировался партизанский отряд в районе села Байбузы, в котором находился небольшой немецкий гарнизон. От партизан село отделяли лес и речка, так что подобраться к народным мстителям незаметно было очень сложно. Около месяца воевали десантники в составе этого отряда. Вместе с партизанами устраивали диверсии на железной дороге, нападали на немецкие гарнизоны.

Не давали немцам покоя и другие партизанские отряды, в составе которых тоже были десантники. Командиру 5–й воздушно–десантной бригады (она также участвовала в воздушном десанте, но перебросить соединение в полном составе на правый берег Днепра не удалось) подполковнику Сидорчуку удалось собрать под своим командованием в черкасском лесу пару сотен человек. Чтобы уничтожить этот отряд, немцы устраивали целые карательные операции, вызывая из резерва эсэсовские отряды, оттягивая с переднего края обороны часть сил. Но десантники, нанося противнику ощутимый урон, умудрялись ускользать от неприятеля, как песок сквозь пальцы.

Вскоре под командованием командира пятой бригады уже было около 1.300 человек. Пополнили отряд и Волков со своими товарищами. Спустя несколько дней они приняли участие в операции по разгрому немецкого гарнизона в селе Смела.

Действуя в тылу врага, по сути, находясь в полном окружении, десантники с присущей им дерзостью сами вели бои на окружение отдельных вражеских групп. Сидорчук держал немцев, сидевших на правом берегу Днепра в дотах и траншеях, в постоянном страхе и напряжении. Раскаленным осколком бродил в теле немецкой армии советский десант, безжалостно перерезавший тыловые артерии. Отлаженный механизм немецкого тыла давал сбои. Бесследно исчезали офицеры связи, колонны бензовозов не доходили до места назначения, взлетали на воздух мосты, летели под откос эшелоны с живой силой и боевой техникой, и зарева ночных пожаров, появлявшиеся то там, то здесь, «сообщали» немцам в опорных пунктах, что их соседям не повезло...


Теодор Хофман в своей книге «Дивизия СС Викинг. Гитлеровский интернационал» писал: «Группенфюрер СС Отто Гилле информирует свой штаб: «Более двух тысяч парашютистов занимают районы у Черкасс и Канева. Это гвардейцы, которые являются, пожалуй, самым жестким противником из тех, что мы встречали до сих пор. Германские добровольцы, которые вышли к Днепру после тяжелого марша, во время которого их постоянно преследовали регулярные советские части, вынуждены были постоянно отбиваться и от этого малоизвестного им врага».

Подполковник Сидорчук наладил связь со штабом Воронежского фронта. В ноябре поступил приказ: захватить несколько плацдармов на западном берегу Днепра для обеспечения переправы наших войск.

— Два села — Свидивок и Сокирно — должны были захватить десантники, еще одно — партизаны, — рассказывает Олег Григорьевич. — Я участвовал в бою за Свидивок, в ночь с 13 на 14 ноября. Действовали мы дерзко, стремительно и вскоре овладели селом. Уже на следующий день с переправившимися через реку войсками продолжили наступление на Черкассы.

В бою под этим городом Олег Волков был тяжело ранен. Одна пуля, выпущенная из немецкого автомата, по сей день сидит в его ноге. «Немецкая «награда» за взятие Черкасс, — улыбается фронтовик. — Каждое утро, когда просыпаюсь и встаю на ноги, пуля обязательно кольнет внутри, даст о себе знать. А заодно напомнит о героическом воздушном десанте и друзьях–товарищах, которые погибли в битве за Днепр».



https://www.youtube.com/watch?v=SHkjvr98xzE&t=39s
« Последнее редактирование: 21 Сентябрь 2018, 14:08:03 от Татьяна Калябина »
Записан
Страниц: [1]   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »