Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Генерал Я.К. Кулиев как кавалерийский военачальник  (Прочитано 21942 раз)

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 153
  • Ржевцев Юрий Петрович
КУЛИЕВ Якуб Кулиевич (1900-1942), прославленный советский кавалерийский военачальник, генерал-майор.
Родился 25 января 1900 года в городе Шуша бывших Елисаветпольской губернии Закавказского края Российской империи, а ныне самопровозглашённой Нагорно-Карабахской республики (но де-юре – в составе Республики Азербайджан), однако в шестимесячном возрасте был вывезен родителями к новому месту жительства в Туркмению, где и вырос.
Лезгин по национальности, но, тем не менее, не совсем обоснованно в Азербайджане считается этническим азербайджанцем по имени Кулиев Ягуб Аллахгулу оглу.
Член РКП(б)-ВКП(б) с 1919 (по другим данным – с 1929) года.
Родители: отец на момент рождения сына – крестьянин, а в 1914-1916 гг. – мелкий торговец, скончался к 1923 году; мать – домохозяйка, в 1923 году повторно вышла замуж и выехала из Туркмении куда-то в Кавказский регион и дальнейшая судьба её неизвестна. По неофициальным данным, семья родителей Я.К. Кулиева покинула Нагорный Карабах, спасаясь от очередного всплеска имевшей там место межнациональной розни, периодически переходившей в кровавую резню.
Младший брат – Кулиев Кулам Кулиевич (1903-1986); активный участник борьбы с басмачеством в качестве сотрудника органов правопорядка и безопасности; по состоянию на 1939 года - депутат Верховного Совета Туркменской ССР и нарком пищевой промышленности Туркменской ССР (с 1937 года). В годы Великой Отечественной войны - офицер в составе войск САВО: последовательно - начальник политотдела кавалерийской дивизии и начальник призывного отдела Республиканского военкомата Туркменской ССР, военный комиссар Туркменской ССР, по состоянию на вторую половину ноября 1942 года – майор по воинскому званию. В послевоенный период на советской работе, в том числе - председатель Ашхабадского облисполкома. Последняя должность - советник Туркменского постпредства в городе Москве. Будучи пенсионером, возглавлял парторганизацию старых большевиков--выходцев из среднеазиатских республик. Автор одной из статей-глав в сборнике «Генерал Якуб Кулиев» (Ашхабад, 1970 год).
Единственная сестра – Бадисабай; её потомки ныне проживают в азербайджанском городе Гянджа и считают себя этническими туркменами.
Семья: супруга - Кулиева (в девичестве – Кузнецова) Зинаида Васильевна (1906-25.12.1982), уроженка Кировской области, дочь бывшего красного партизана, геройски погибшего в 1922 году в боях с басмачами под туркменским городом Мерв (ныне – Мары); по состоянию на декабрь 1942 года проживала по адресу: Узбекская ССР (ныне – Республика Узбекистан), город Ташкент, улица Жуковская, 16. Автор одной из статей-глав в сборнике «Генерал Якуб Кулиев» (Ашхабад, 1970 год). Скончалась 25 декабря 1982 года в столице Туркмении городе Ашхабаде.
Супруги Якуб Кулиевич и Зинаида Васильевна Кулиевы имели сына Бориса, но тот к неутешному горю родителей, будучи в семилетнем возрасте, умер осенью 1941 года (по другим данным – в 1932 году) в городе Ташкенте от болезни.
Образование: в дореволюционный период - два класса русско-туземного училища в туркменском посёлке (ныне – районный город) Иолотань и три класса Мервского реального училища; в 1929 (в городе Ленинграде) и 1932 (в городе Новочеркасске Ростовской области) – Курсы усовершенствования командного состава кавалерии; в 1936 – с дипломом 1-й степени Военную академию имени М.В. Фрунзе; в апреле 1939 – с оценкой «отлично» полугодичные Курсы усовершенствования высшего командного состава при Военной академии Генерального штаба Красной Армии.
Детство и юность провёл в Туркмении: сначала в городе Мерв Закаспийской области Туркестанского края Российской империи (ныне это областной центр Туркменистана город Мары), а затем - в посёлке Иолотань всё той же Закаспийской области (ныне – районный город Марыйской области Республики Туркменистан).
Трудовую деятельность начал в 1914 году в качестве разового чернорабочего: сначала трудился на поливе хлопковых плантаций, подметал улицы и т.д., а 1915-1916 гг. – на хлопкоочистительном заводе в туркменском посёлке (ныне – районный город) Иолотань.
В 1916-1917 гг. – на военной службе в Отдельном корпусе пограничной стражи Министерства финансов Российской Империи: вольноопределяющейся в рядах личного состава 30-й пограничной Закаспийской бригады.
С декабря 1917 года – в рядах Красной Гвардии: боец Социалистической бригады при Советском департаменте города Мерв (ныне – туркменский областной центр город Мары).
На военной службе в Красной Армии с весны 1918 года – в качестве добровольца. Активный участник Гражданской войны в Средней Азии и, в частности, в августе 1918-феврале 1920 гг. – красноармеец в составе войск Закаспийского фронта. В 1919 году получил боевое ранение, но по выздоровлении вернулся в строй.
В 1920 году произведён в краскомы с назначением на должность командира взвода Отдельного кавалерийского дивизиона 1-й Туркестанской стрелковой дивизии.
В 1921-1924 гг. и 1929-1931 гг. (по другим данным – в 1921-1932 гг.) участвовал в борьбе с басмачеством и, в частности, в операции конца апреля-начала мая 1931 года по разгрому у каракумского колодца Кзыл-Каты банды Мурат-Али-хана. За боевую доблесть, проявленную в ходе тех контртеррористических операций, был удостоен ордена Трудового Красного Знамени Туркменской ССР и Почётной грамоты ЦИК Туркменской ССР, а также ценных подарков от РВС СССР и Военного Совета САВО. Кроме того, трижды представлялся к награждению орденом Красного Знамени РСФСР, но данные представления по каким-то причинам не получили реализации в вышестоящих штабах.
Приблизительно со второй половины 1920-х и по 1933 год – военнослужащий 2-го Туркменского кавалерийского полка 4-й отдельной Туркменской кавалерийской бригады (с 27 сентября 1932 года – 4-я горнокавалерийская Туркменская дивизия) Среднеазиатского военного округа:
- по состоянию на 1927 год – командир 2-го сабельного эскадрона;
- в 1929-1932 гг. – начальник полковой школы младшего начальствующего состава;
- в 1932-1933 года – начальник штаба полка.
В 1933-1936 гг. – слушатель очного отделения Военной академии имени М.В. Фрунзе, которую закончил с дипломом 1-й степени. В этот же период в порядке переаттестации комначсостава на персональные воинские звания произведён в капитаны.
В период с 1936 года по 5 мая 1940 года – на ответственных постах в 18-й горнокавалерийской Туркменской Краснознамённой дивизии САВО (Военный гарнизон города Мары Туркменской ССР); в данный период последовательно произведён в майоры и полковники:
- в 1936-20 октября 1937 гг. – начальник 1-го (оперативное) отделения штаба дивизии. В данный период назначался Врид командира 25-го горнокавалерийского полка;
- 20 октября 1937-5 мая 1940 гг. – начальник штаба дивизии. В данный период с октября 1938 по апрель 1939 гг. – слушатель Курсы усовершенствования высшего командного состава при Военной академии Генерального штаба Красной Армии.
В мае 1940-июне 1941 гг. – на ответственных постах в штабе САВО: начальник Отдела боевой подготовки, а с октября 1940 года – помощник командующего войсками округа по организационно-мобилизационным вопросам. В этот же период избран депутатом Верховного Совета Узбекской ССР.
22 июня 1941 года назначен командиром 21-й горнокавалерийской дивизии 4-го кавалерийского корпуса САВО. Первый приказ, подписанный ими в качестве комдива-21, - за № 061 от 11 июля 1941 года «Об испытаниях начсостава дивизии».
В должности комдива-21 состоял по 1 января 1942 года.
Впервые в составе действующей армии – с 22 июля 1941 года как комдив-21.
Боевое крещение принял 2 августа 1941 года у станции Понятовка Шумячского района Смоленской области. На тот момент 21-я горнокавалерийская дивизия де-юре входила в состав Оперативной группы войск 28-й армии (1-го формирования) Западного фронта, но с утра 4 августа 1941 года – Центрального фронта (1-го формирования).
В первой половины августа 1941 года умело руководил возглавляемым соединением в ходе боевых операций Центрального фронта (1-го формирования) в полосе обороны 45-го стрелкового корпуса (1-го формирования) 13-й армии. В частности, 10-12 августа 1941 года главные силы 21-й горнокавалерийской дивизии под его руководством вели упорные бои на территории Климовичского района Могилёвской области Белорусской ССР (ныне – Республика Беларусь), находясь в плотном кольце вражеского окружения.
12-26 августа 1941 года – в составе группы в семь человек командиров и бойцов, включая начальника Особого отдела НКВД СССР 21-й горнокавалерийской дивизии лейтенанта госбезопасности (условно равно армейскому капитану) А.С. Кибальникова, пробирался по тылам врага к линии фронта. Уже в самые первые дни пути, остановившись на отдых в деревне Малашковичи Климовичского района Могилёвской области Белорусской ССР (ныне - Республика Беларусь), полковник Я.К. Кулиев и лейтенант госбезопасности А.С. Кибальников переоделись в штатское.
Из окружения вышел в паре с лейтенантом госбезопасности А.С. Кибальниковым в ночь с 25 на 26 августа 1941 года на участке обороны 55-й кавалерийской дивизии (1-го формирования) Брянского фронта (1-го формирования). Факт выхода комдива-21 полковника Я.К. Кулиева из окружения документально зафиксирован в Оперативной сводке штаба 13-й армии Брянского фронта (1-го формирования) № 107 от 1 сентября 1941 года.
20 сентября-24 октября 1941 года одновременно – командующий Сводной кавалерийской группой в составе 21-й горнокавалерийской, 52-й и 55-й (1-го формирования) кавалерийских дивизий. Данное сводное объединение вошло в историю Великой Отечественной войны как «Кавалерийская группа Брянского фронта (I ф) под командованием полковника Я.К. Кулиева». До 22 октября 1941 года оно действовало в составе Оперативной группы войск Брянского фронта (1-го формирования) под командованием генерал-майора А.Н. Ермакова.
10 ноября 1941 года бывшим командованием Оперативной группы войск Брянского фронта (1-го формирования) под командованием генерал-майора А.Н. Ермакова был представлен к награждению орденом Красного Знамени: «Под руководством полковника Кулиева части 21 кд [правильно – гкд: горнокавалерийская дивизия] и 52 кд в течение двадцати двух суток в районе Ямполь, Орловка отбивали неоднократно атаки пр-ка [противника].
Малочисленные кавалерийские части неоднократно под руководством полковника Кулиева ночью нападали на немцев и уничтожали их.
Под Орловкой подбито 12 танков, уничтожено до 800 немцев.
Будучи отрезанным от своих войск при прорыве пр-ка от Глухова на Севск, под руководством полковника Кулиева 21 кд и 52 кд выли через фронт пр-ка к своим войскам, ведя бои, при этом была сохранена вся материальная часть.
Полковник Кулиев достоин правительственной награды – ордена Красного Знамени». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682525, д. 11, лл. 479 и 480.
Озвученное выше представление получило свою реализацию в строках приказа по войскам Брянского фронта (2-го формирования) № 2/н от 11 января 1942 года: от имени Родины полковник Я.К. Кулиев удостоился ордена Красного Знамени. Формулировка: «За образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682524, д. 385, лл. 63 и 75.
Однако данный орден Я.К. Кулиеву ему при жизни вручён не был. Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682525, д. 20, л. 358.
За бои сорок первого генерал-майор Я.К. Кулиев Наркоматом обороны СССР, кроме того, был представлен к награждению орденом Красного Знамени. Посему поводу в оборонном ведомстве даже подготовили проект соответствующего Указа Президиума Верховного Совета СССР. Издание последнего планировалось на июль 1942 года, но по каким-то причинам Указ этот, увы, так и не был издан. Источник - ЦАМО: ф. 33, оп. 682525, д. 11, лл. 591, 592 и 592а.
3-6 декабря 1941 года одновременно – командующий Северной оперативной группой войск 13-й армии Юго-Западного фронта (1-го формирования), а в течение всей Елецкой наступательной операции (6-16 декабря 1941 года) правового крыла Юго-Западного фронта (1-го формирования) - заместитель командующего Северной оперативной группой войск 13-й армии.
1 января 1942 года освобождён от должности командира 21-й горнокавалерийской дивизии и отозван с фронта в Москву, что, по не официальным данным, было вызвано просьбой руководства ЦК компартии Туркмении, которое хотело видеть этого своего земляка во главе одного из двух находившихся в стадии формирования туркменских национальных кавалерийских соединений. От НКО СССР получил тогда предписание убыть к новому месту службы в туркменский областной город Мары на должность ново формируемой из коренных жителей Туркмении 97-й отдельной кавалерийской дивизии САВО.
Генеральского звания удостоен Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 11 февраля 1942 года и в результате стал первым в истории советским генералом туркменского народа.
С 13 августа 1942 года на основании изданного в этот день приказа командующего войсками САВО – заместитель по строевой части командира 4-го кавалерийского корпуса Среднеазиатского военного округа.
С 11 октября 1942 года – вновь на фронтах Великой Отечественной войны: в рядах однополчан по 4-му кавалерийскому корпусу, прибывшего из САВО в состав войск 51-й армии Сталинградского фронта (2-го формирования).
Около 10.00 19 декабря 1942 года в окрестностях районного посёлка Котельниково бывшей Сталинградской области (ныне – одноимённый районный город в составе современной Волгоградской области), находясь в авангарде 61-й кавалерийской дивизии, был смертельно ранен в ходе внезапной атаки вражеского «мессершмитта» на служебную «эмку», в салоне которой в тот самый момент находился. После оказания первой неотложной медицинской помощи генерала Я.К. Кулиева незамедлительно отправили в военный госпиталь, дислоцировавшейся в селе Абганерово Светлоярского района на тот момент бывшей Сталинградской, а ныне современной Волгоградской области, однако живым довести не сумели - скончался по дороге.
Подробности трагедии утра 19 декабря 1942 года содержатся в военных мемуарах бывшего начальника 1-го (оперативное) отделения штаба 61-й кавалерийской дивизии 4-го кавалерийского корпуса полковника в отставке М.Г. Поляшова «Входим в прорыв…», опубликованных на сс. 203-259 пятого сборника «На земле, в небесах и на море» (М.: Воениздат, 1983.-366 с., ил.. Сс. 256-257): «Когда колонны соединились, полки перешли на рысь: надо было подойти к рубежу до рассвета. Не успели. При первом проблеске зари в небе загудели самолёты. Налёт был сильным. Людям удалось укрыться, а лошадей много пострадало. Едва скрылись «юнкерсы», движение возобновилось.
Вдоль дороги медленно катил газик генерала Кулиева. Мы и не заметили, откуда вынырнул «мессершмитт». Строча из пулемётов, он пронёсся над дорогой. Газик остановился. Кинулись к нему. На полном скаку подлетели Акопян [майор, командир 219-го кавалерийского полка] и старший врач его полка К. Ю. Ахмедов. Молнией пронеслось по колонне: «Генерал ранен!»
Якуба Кулиевича вынесли из машины, уложили на расстеленную бурку. Над ним хлопотали медики, пытались остановить кровотечение, накладывали шины на перебитые ноги. Генерал подозвал к себе командира дивизии. На побелевшем лице раненого улыбка. Мы понимали, чего она ему стоила: ведь мучения при таком ранении страшные. Запекшиеся губы шевелятся. Мы придвигаемся ближе, чтобы услышать.
- Кажется, я отвоевался, - сказал генерал. - А на вас надеюсь. Доскачите до Берлина. Обязательно доскачите...
Генерала увезли. Он скончался по дороге в госпиталь».
Документально факт смерти генерал-майора Я.К. Кулиева 19 декабря 1942 года от полученных ран зафиксирован в двух следующих донесениях о безвозвратных потерях:
- в сообщении Главного управления кадров НКО СССР № 4/772269 от 10 марта 1943 года, адресованное начальнику Центрального бюро по персональному учёту потерь личного состава Действующей армии. Источник - ЦАМО: ф. 58, оп. 18001, д. 326, л. 115;
- в именном списке безвозвратных потерь начальствующего состава частей 4-го кавалерийского корпуса с 29 сентября 1942 года по 10 февраля 1943 года. Источник - ЦАМО: ф. 33, оп. 11458, д. 89, л. 143.
В 20-х числах ноября 1942 года тело генерал-майора Я.К. Кулиева самолётом было доставлено в туркменский областной город Мары, где в стенах гарнизонного Дома Красной Армии состоялась траурная церемония прощания. Участие в ней принял также младший брат героя – майор Кулам Кулиевич Кулиев.
Похороны состоялись на территории центрального городского парка, расположенного в свою очередь в городе Мары на берегу реки Мургаб.
28 апреля 1960 года на могиле был торжественно открыт бюст, изображающий генерал-майора Я.К. Кулиева в кавалерийской папахе и бурке, но имя его автора пока неизвестно.
Из списков Красной Армии исключён приказом ГУФ РККА № 0270 от 14 марта 1943 года. Источник – ЦАМО: ф. 56, оп. 12220, д. 99, л. 204.
На основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1943 года де-факто посмертно удостоен ордена Ленина. Формулировка: «За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682525, д. 20, л. 318.
Сам же наградной лист был подписан 16 декабря 1942 года командиром 4-го кавалерийского корпуса генерал-лейтенантом Т.Т. Шапкиным и в нём генерал-майор Я.К. Кулиев представлялся к награждению орденом Красного Знамени: «Генерал-майор КУЛИЕВ получил персональное задание от заместителя командующего Сталинградским фронтом генерал-лейтенанта ПОПОВА лично руководить операцией 61 кавдивизии, которая имела задачу действовать по тылам 4 пд [пехотная дивизия] и 8 кд [кавалерийская дивизия] пр-ка [противника], тем самым способствовать продвижению стрелковых частей с фронта.
Тов. КУЛИЕВ в течение 15 суток руководил этой операцией и её полностью выполнил, в результате этого с 22-25.11 была разгромлена кадровая 8 кав. дивизия румын в р-не Курган-Соляной [расположен в 17 км юго-восточнее районного города Аксай Ростовской области] и села Уманцево, а остатки этой дивизии деморализованы.
Нанесено значительное поражение частям 1, 4 пд противника.
В итоге боёв противник потерял убитыми 700-800 человек солдат и офицеров, 250 чел. пленными, 18 орудия, 15 пулемётов и много другого военного имущества.
В период с 25-26.11.42 г. в боях 61 кд 4 кк с противником в составе 50 танков и до мотополка пехоты дивизия, не имея танков, в течение двух суток наносила поражение врагу, отбросила его на запад на 5 км, а в дальнейшем не допустила [его] продвижения на восток, к чему он стремился. В том бою пр-к потерял 6 танков и до 250 чел. пехоты.
Разработанные операции тов. КУЛИЕВЫМ по уничтожению 8 кд пр-ка и его танковой группы вполне обеспечили разгром врага.
Генерал-майор КУЛИЕВ находился на важных и опасных участках, проявляя при этом личную храбрость и мужество, чем воодушевлял командиров и бойцов на подвиги.
23.11.42 лично т. КУЛИЕВ находился в цепи с бойцами и вёл их в бой для занятия Курган-Соляного, этого требовала обстановка, и Курган-Соляной был взят.
Генерал-майор КУЛИЕВ вёл 222 кп [кавалерийский полк] в конную атаку на врага. В танковых боях находился на огневых позициях артиллерии, способствовал успеху артиллеристов.
Генерал-майор КУЛИЕВ вполне достоин награждения орденом Красного Знамени за выполнение персонального задания командования Сталинградским фронтом в борьбе с немецкими оккупантами и за проявленные при этом личное мужество и храбрость на поле боя». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682525, д. 20, л. 358.
Резолюция на наградном листе командования 2-й гвардейской армии от 23 января 1943 года: «Достоин награждения орденом Ленина». Источник – ЦАМО: ф. 33, оп. 682525, д. 20, л. 359.
Государственные награды генерал-майора Я.К. Кулиева - три ордена и медаль:
- орден Ленина: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1943 года;
- орден Красного Знамени: приказ по войскам Брянского фронта (2-го формирования) № 2/н от 11 января 1942 года;
- орден Трудового Красного Знамени Туркменской ССР: в конце 1920-х гг., «за ликвидацию басмачества»;
- медаль «ХХ лет РККА»: в 1938 году.
Являлся автором ряда военно-научных публикаций и, в частности, статьи «Бой кавполка в песках (Тактический пример из опыта борьбы с басмачеством)», опубликованной на второй странице № 113 от 18 мая 1940 года ежедневной красноармейской газеты САВО «Фрунзевец».
Имя генерала Я.К. Кулиева в послевоенный период было присвоено одной из улиц туркменского областного города Мары.
Памяти генерал-майора Я.К. Кулиева как одного из героев Сталинградской битвы посвящён отдельный стенд в экспозиции работающего в городе Волгограде музея «Сталинградская панорама».
Ратный путь генерал-майора Я.К. Кулиева подробно отражён на страницах, как минимум, двух специально посвящённых ему книг: сборника воспоминаний «Генерал Якуб Кулиев» (Ашхабад, 1970 год) и военных мемуаров ветерана органов военной контрразведки подполковника в отставке А.С. Кибальникова «Огненные рубежи» (Ашхабад, 1979 год).
Кроме того, имя прославленного генерала озвучено на страницах военных мемуаров целого ряда советских военачальников и, в том числе: Маршала Советского Союза С.С. Бирюзова («Когда гремели пушки», Воениздат, 1962); генерала армии А.С. Жадова («Четыре года войны», Воениздат, 1978); генерала армии С.П. Иванова («Штаб армейский, штаб фронтовой», Воениздат, 1990) и генерал-лейтенанта в отставке Х.Л. Харазия («Дорогами мужества», Воениздат, 1984), - а также в многочисленных публикациях печатных и электронных СМИ.
17 марта 1973 года труппой Туркменского академического художественного театра в городе Ашхабаде была торжественно представлена публике премьера спектакля «Генерал», посвящённого генерал-майору Я.К. Кулиеву как прославленному советскому военачальнику. Автор пьесы неизвестен, но, предположительно, это известный туркменский писатель Ашир Назаров. Сразу после премьеры артисты, задействованные в спектакле, сфотографировались с почётными гостями в лице родных и близких Я.К. Кулиева – его вдовой Зинаидой Васильевной, младшим братом Куламом Кулиевичем и племянником Владимиром.
Также известно, что в советский период туркменскими кинематографистами был создан документальный фильм «Генерал Кулиев».
Автор данной энциклопедической статьи – Юрий РЖЕВЦЕВ.
« Последнее редактирование: 12 Июль 2011, 16:46:13 от Sobkor »
Записан

AnnaTallinn

  • Гость
Юрий Петрович, мне как марыйской туркменке было очень интересно читать о таком человеке.. Спасибо вам за ваш труд!
Позвольте вопрос?
В обд написано город ШуМа
Армянская ССР, Нагорно-Карабахская обл., г. Шума

конечно, так и напечатано в самом документе 0672 донесение о потерях
а можно ли попросить внести изменение в сводную - чтобы там написали - город ШУША (ШУШИ)? Или так и останется - Шума.?

« Последнее редактирование: 31 Август 2008, 23:46:41 от AnnaTallinn »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 153
  • Ржевцев Юрий Петрович
Анна, спасибо за соучастие!
Насчёт ошибок в донесении о потерях сообщите в соответствующей теме Виктору Иосифовичу. Это его епархия.
Кстати, не успел я сегодня переступить после трёхнедельного отсутствия порог своего дома в Калининграде, как по городскому телефону звонок. Беру трубку. На обратном конце провода один из активистов нашей региональной диаспоры этнических азербайджанцев. И принялся этот товарищ горячо настаивать, что генерал Кулиев всё же азербайджанец. Спор был жарким, но архивные аргументы, приведённые мною, всё же остудили пыл моего собеседника:
- сам Якуб Кулиевич Кулиев идентифицировал себя как этнического туркмена, в том числе и в собственноручно заполняемых анкетах и автобиографиях;
- в официальных материалах нет даже намёка на его кровную принадлежность к азербайджанской нации, но гражданам Азербайджана он, конечно же и безусловно, -  земляк, поскольку родом из города Шуша…
С почтением, Юрий РЖЕВЦЕВ.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 153
  • Ржевцев Юрий Петрович
Получил вот такое письмо-отклик:
- Юрий Петрович!!! Прошу выйти на связь!!! Я - внучатый племянник генерала Я.К. Кулиева - Александр Александрович Кулиев. Кибальникова А.С. знаю лично, имею от него подарок - планшет генерала Кулиева…
Александр Александрович проживает во Пскове. Он ветеран пограничных войск. Прислал несколько сканов из семейного фотоальбома. Вот одно из тех фото: полковник Я.К. Кулиев, конец 1930-х. http://s49.radikal.ru/i126/0904/ed/435c34b97acd.jpg
« Последнее редактирование: 10 Июль 2011, 20:04:47 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 153
  • Ржевцев Юрий Петрович
Никто так много не сделал для увековечения светлой памяти генерала Я.К. Кулиева, как его боевой побратим Александр Степанович Кибальников.
А.С. Кибальников – ветеран органов военной контрразведки, подполковник в отставке. Военную службу начинал в самом начале 1930-х в качестве рядового бойца-сабельника кавкорпуса Червонного казачества.
Ко второй половине 1930-х – уже военный контрразведчик.
С Якубом Кулиевичем Кулиевым сдружился вовремя их совместной службы в туркменском городе Мары: полковником Я. Кулиев был тогда начальником штаба 18-й гкд, а капитан А. С. Кибальников – сотрудником Особого отдела дивизии.
Потом они вместе некоторое время служили в штабе САВО. Где-то на рубеже 1940-1941 гг. майор А.С. Кибальников возглавил Особый отдел 21-й гкд (г. Фергана), а в конце июня сорок первого во главе этого соединения был поставлен его друг и побратим – полковник Я.К. Кулиев.
Вместе хлебнули лиха трагическим летом сорок первого. Вдвоём больше двух недель выходили из окружения после разгрома 21-й гкд под могилёвскими Климовичами.
Они были неразлучны вплоть до второй половины января 1942 года, когда полковника Я.К. Кулиева из Липецка, где 21-я гкд была на отдыхе и пополнении, отозвали сначала в Москву, где вручили орден Красного Знамени и генеральские знаки различия, а затем откомандировали в САВО…
Александр Степанович Кибальников прожил долгую и плодотворную жизнь. Он скончался только где-то на рубеже 1991-1992 гг. в Ессентуках. К тому времени он уже был автором трёх военно-исторических книг, две из которых были целиком посвящены другу - генерала Кулиеву…

Январь 1942 года. Боевые побратимы: полковник Я.К. Кулиев (слева) и майор А.С. Кибальников:

сотрудник органов военной контрразведки гвардии подполковник А.С. Кибальников. Начало 1960-х:
« Последнее редактирование: 17 Ноябрь 2009, 10:50:02 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 153
  • Ржевцев Юрий Петрович
Представляю некоторые из снимков, любезно предоставленных внучатым племянником генерала Я.К. Кулиева - Александром Александровичем Кулиевым. Здесь и ниже...

Супруги Кулиевы - Зинаида Васильевна и Якуб Кулиевич. 1920-е;
« Последнее редактирование: 17 Ноябрь 2009, 10:31:59 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 153
  • Ржевцев Юрий Петрович
Молодой кавалерийский краском Я.К. Кулиев. Фрагмент;
« Последнее редактирование: 17 Ноябрь 2009, 10:31:34 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 153
  • Ржевцев Юрий Петрович
Работник штаба САВО полковник Я.К Кулиев (первый справа с автоматом ППД в руках)  на учениях, проводившихся в пустыне. Не ранее 1940 года;
« Последнее редактирование: 17 Ноябрь 2009, 10:34:21 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 153
  • Ржевцев Юрий Петрович
Прощальная панихида в Доме Красной Армии Военного гарнизона города Мары. 20-е числа ноября 1942 года. У гроба - один из братьев генерала Я.К. Кулиева. Насколько могу судить, это Кулам Кулиевич Кулиев: http://s42.radikal.ru/i098/0904/69/bf30081d08ba.jpg
« Последнее редактирование: 10 Июль 2011, 14:53:00 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 153
  • Ржевцев Юрий Петрович
Эту военно-научную публикацию будущего генерала Я.К. Кулиева я обнаружил в старых подшивках, когда в декабре 1986-январе 1987 гг. в Ташкенте, в стенах редакции газеты ТуркВО «Фрунзевец» проходил последнюю свою перед выпуском в офицеры журналистскую курсантскую стажировку. В Ташкент изо Львова напросился тогда сам – чтобы побольше накопать в «эпицентре» довоенной дислокации 21-й гкд документального материала об этом прославленном соединении красной конницы. Миссия даже превзошла мои ожидания…
Юрий РЖЕВЦЕВ.

Газета САВО «Фрунзевец» № 113
от 18 мая 1940 года, стр. 2

БОЙ КАВПОЛКА В ПЕСКАХ
(Тактический пример из опыта борьбы с басмачеством)
Боевые действия в песках имеют свои особенности. Поэтому от войск требуется хорошая подготовка и тренировка. Скудность в дорогах, затруднения в переброске продовольствия и фуража, отсутствие воды, сильная жара создают большие трудности. Нужны большая организованность, дисциплинированность, способность преодолевать любые лишения.
Пустыня накладывает свой отпечаток и на методы ведения боя. Борьба частей нашего округа против басмачей оставила нам богатый опыт боевых действий в песках.
Ниже мы печатаем статью одного из активных участников борьбы с басмачеством полковника Я. КУЛИЕВА, рассказывающего об операции 3 мая 1931 года. Эта статья, несомненно, послужит известным подспорьем в изучении тактических особенностей действий в песках.

Кавалерийскому полку было приказано ликвидировать банду Мурат-Али-хана, обосновавшуюся в районе колодца Кзыл-Каты.
Марш совершался ночью, в условиях бездорожья, по каракумским пескам, известным своими сыпучими барханами. Ночь была не особенно темная, но из-за пересеченной местности видимость ограничивалась 20 шагами. По всему маршруту не было такыров, из-за бездорожья полк шел в колонне по одному, на сокращенной дистанции. Транспорт постепенно отставал.
Для обеспечения движения в голову колонны был выслан эскадрон. На флангах, на удалении 1-2 километров, двигались боковые заставы. Впереди, на удалении 15-20 километров, с проводником шел разъезд силой до взвода. Для охраны транспорта был назначен сабельный взвод с одним станковым и двумя ручными пулеметами.
В связи с тем, что марш предстоял длительный, трудный, командование предприняло такие меры:
Во-первых, до минимума облегчили вьюк коня. С переметных сум снято было почти все. Шинели, палатки и другие принадлежности навьючили на верблюдов. На седле оставался только один килограмм овса, котелок, конская торба и по 100 штук патронов.
Во-вторых, наименее выносливые лошади двигались в голове эскадронов, и ни в какой наряд не назначались. Для несения службы дозоров на флангах были отобраны наиболее сильные лошади, а кони чуть послабее несли службу в голове колонны.
В-третьих, в каждый эскадрон выделили по 6 быстроходных верблюдов породы «Эшдек» на случай замены уставших лошадей. На верблюдах первое время до наступления темноты несли службу дозоры. Ночью верблюдов пристраивали к колонне, потому что в условиях бездорожья каждым верблюдом управлять трудно.
В движении малых привалов не устраивали, а вместо этого шли пешком и коней вели в поводу. Опыт показал, что ночью при трудных маршах 10-минутные привалы отрицательно влияли на самочувствие бойцов. Слезая с коней, они начинают засыпать. Поэтому устраивали 2-3-минутные остановки, а потом вели коней в поводу 10-12 минут. На заре давался 1,5-2-часовой отдых (сон).
Следуя таким образом, полк 1 мая в 12 часов достиг колодца Кара-Илгын и остановился на шестичасовой привал. 90 километров прошли за 20 часов, хотя ноги коней по бабки уходили в песок.
Несмотря на трудности, из состава полка не выбыл ни один человек и ни одна лошадь. Прибыв к колодцу, полк выставил охранение, и уже через 20 минут люди пили чай, а через 1 ч. 30 м. - обедали. Быстрота развертывания деятельности хозяйственных ячеек в эскадронах только содействовала выполнению боевой задачи. К моменту выступления полка подошел транспорт и эскадронные хозяйственные ячейки пополнили свои запасы.
После шестичасового отдыха в 18.00 полк выступил. Дорога до колодца Игды была более сносной и легкой. Она проходила по так называемому узбою - бывшему руслу реки Аму-Дарьи. Грунт был твердый и мы преодолевали в среднем 6 километров в час. Полк шел в колонне рядами, длина колонны, включая и транспорт, доходила до 3 км.
Так колонна двигалась всю ночь. К четырем часам 2 мая полк достиг колодца Игды. У колодца был сделал 3-часовой привал.
В 16 часов головной отряд в районе колодца Валлы встретился с разведчиками банды. Дозоры головного отряда захватили в плен разведчиков противника и имевшихся при них 8 верблюдов, навьюченных водой. Путем опроса разведчиков удалось установить, что басмачи были готовы принять бой, что в составе банды 250 всадников. Выяснилось также, что 1 мая к банде присоединился отряд иомудской банды в составе 125 человек. Банда, как показали разведчики, расположилась в районе колодца Кзыл-Каты и окопалась на барханных высотах, которые опоясывают колодец в радиусе одного километра.
Подучив такие сведения, полк усилил меры охранения. Выслали на удаление до 2 километров полевые караулы (во всех направлениях), назначили дежурную часть. Вокруг бивуака и на дорогах были выставлены станковые пулеметы.
Ночью, примерно в три часа двадцать минут, при проверке мною караулов раздался выстрел с дороги, которая шла от места нахождения банды. Через минуту выстрелы участились. Караул полка находился в полной боевой готовности и начал отвечать стрельбой. Дежурная часть, быстро сев на коней, отогнала банду. Полк к 4 часам выступил, следуя к месту расположения банды. В головной отряд был назначен 2-й эскадрон со взводом станковых пулеметов. На флангах работали разъеды, каждый силой до взвода.
Далеко идти не пришлось. К 7 часам утра головное охранение, высланное от головного отряда, было встречено сильным огнем басмачей и уже к 7.45 (3 мая) полк сосредоточился в 1,5 км от расположения банды. Имея необходимые сведения, командование приняло решения и спешенные эскадроны, получив задачу, начали наступать. Отдельный эскадрон наступал на левый фланг противника, 2-й эскадрон - в центр и 3-й - на правый фланг.
Район действий был сильно насыщен барханами. Поэтому действия в конном строю были невозможны. Лошади по запястье уходили в песок и, помимо этого, были очень утомлены.
Фронт наступления полка в начале развертывания боя был до 2 километров, но к 12 часам стал расширяться и дошел до 5 км. Бой велся отдельными группами за овладение отдельными барханами, имели место отдельные окружения. Положение полка в этом бою было очень сложное и невыгодное. У бойцов оставалось по одной четвертой и 0,5 фляги воды, а у некоторых и того не было. День был жаркий, температура доходила до 48 градусов. Дул встречный сильный ветер с юга на север, поднимая песчаную пыль в воздухе, из-за чего сокращалась видимость. Ручные пулеметы были забиты песком и отказались действовать. Из имевшихся 6 станковых пулеметов работало только 4.
В таком состоянии продолжался бой до 16 часов, после чего положение изменилось. Отдельный эскадрон попал под силь ный винтовочный огонь укрывшихся басмачей и залет в 200 шагах от банды. Люди сильно утомились и продвигаться вперед не могли. Второй эскадрон, наступающий в центре, сломил сопротивление басмачей и, уничтожая противника, ворвался в его расположение. Третий эскадрон обошел правый фланг басмачей и вел огонь вдоль фронта.
Полковая школа вела бой с группой банды, которая намеревалась выйти в тыл полку, уничтожив до 35 человек, курсанты школы в пешем строю стали заходить на правый фланг банды. К этому времени 2-й эскадрон нес большие потери. Командир эскадрона, командир взвода и его помощник были ранены. Имели также потери и другие эскадроны. Однако бойцы упорно рвались в бой, не взирая на огромные трудности.
Басмачи, продолжая бой, одновременно рассчитывали с наступлением темноты убежать. К 18 часам было установлено, что полк догонять банду не в состоянии, конский состав может только идти шагом. Все колодцы (их в районе расположения банды имелось три) были засыпаны и надеяться на быстрое получение воды не приходилось. Тогда командование решило вернуться к колодцу Игды, где был сосредоточен транспорт, т.е. не транспорт подтянуть к войскам, а наоборот. Это, конечно, была очень грубая ошибка командования.
В 19.00 3 мая полк возвращался к колодцу Игды. По дороге случайно нашли дождевую яму. Вода была с примесью глины, но, тем не менее, напоили лошадей и людей и к 6.00 4 мая сосредоточились у колодца Игды.
Банда в этом бою потеряла до 90 человек убитыми и много ранеными. Спустя четыре дня главарь банды Мрат-Али-хан с оставшимися басмачами сдался властям.
До утра 6 мая полк стоял у колодца, а затем выступил по направлению к станции Кзыл-Арват. 120 километров полк покрыл за 20 часов в два перехода.

***
Какие можно сделать выводы из опыта борьбы полка с басмачеством в Кара-Кумах?
Путь по пескам до колодца Кзыл-Каты протяженностью 200 километров полк прошел за 40 часов, преодолевая в среднем 5 км в час. Это в условиях песчаной местности вполне нормально.
Бойцы и конский состав вполне способны вести победные бои в самых тяжелых условиях пустыни.
Ручные пулеметы в условиях песков забиваются песком и иногда отказывают в работе. На основе опыта, полученного в этим бою, были сшиты из палаток противопесчаные занавески и пулеметы стали работать безотказно.
Действуя в песках, нельзя отрываться от транспорта, так как водные ресурсы чрезвычайно ограничены. Желательно иметь при бойце дополнительное количество возимой воды.
Уставные нормы переходов (50 км в сутки) в условиях песчаной местности и удаленности колодца от колодца нарушаются. Нормы переходов связаны с удалениями друг от друга колодцев. При всем желании вести колонну сокращенно в глубину это невозможно. Дорога позволяет идти в крайнем случае рядами, но главным образом по одному. Тропа обычно проходит по многочисленным барханам, покрытым зарослями саксаула, поэтому, если свернуть с дороги, выделить колонну в сторону, это мероприятие не даст никакого преимущества. Всадник вынужден будет объезжать барханы и отрываться от основной колонны, а ехать, теснясь, по тропе, ширина которой 1,5-2 метра, а местами и 1 метр, трудно. При наличии такыров возможно движение любым строем, вплоть до развернутого строя эскадрона.
Роль разведки в песках приобретает особое значение. Пересеченная местность ограничивает видимость и наблюдаемость до 1-2 км. Быстро меняющаяся обстановка, как было 3 мая, заставляет применять круговую разведку с частой заменой разъездов.
Полковник Я. КУЛИЕВ.
« Последнее редактирование: 17 Ноябрь 2009, 10:53:06 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 153
  • Ржевцев Юрий Петрович
Кавалерийский краском Туркестанского фронта Я.К. Кулиев.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 153
  • Ржевцев Юрий Петрович
Кавалерийский краском Я.К. Кулиев в годы борьбы с басмачеством. 1930 год. Туркестан.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 153
  • Ржевцев Юрий Петрович
Кавалерийский краском Я.К. Кулиев (в центре, в белой гимнастёрке) в годы борьбы с басмачеством. Начало 1930-х:
« Последнее редактирование: 01 Август 2010, 12:17:20 от Sobkor »
Записан

anja

  • Участник
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1
 Здравствуйте.Я давно искала родственников братьев- Кулиева Якуба и Кулама.Они являются дядями моей мамы по материнской линии.
До 1986 года до смерти дяди Кулама мы поддерживали связь.Мы гостили в Москве у дяди Кулама.Он жил на улице Новолесная.
Очень хотелось бы найти родсвенников.Вы не представляете как будет рада моя мама которой уже 80 лет.У дяди Кулама двое сыновей-Константин и Володя. А вот имена дочерей к сожалению не помню.Я вас очень прошу помочь мне в поисках.
Мою маму зовут Хадиджа.Володя приезжал с отцом и братом к нам в Кировабад-Азербайджан.
С нетерпением буду ждать откликов.
С уважением,
Аня.
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 153
  • Ржевцев Юрий Петрович
Анна, здравствуйте!
Во Пскове проживает внучатый племянник Якуба Кулиевича - Александр Александрович Кулиев. Утру напишу ему, чтобы он заглянул сюда...
А в Вашей семье какие-либо документы и фотографии, отражающие жизненный путь генерала Кулиева сохранились?
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 153
  • Ржевцев Юрий Петрович
Здравствуйте.Я давно искала родственников братьев- Кулиева Якуба и Кулама.Они являются дядями моей мамы по материнской линии.
До 1986 года до смерти дяди Кулама мы поддерживали связь.Мы гостили в Москве у дяди Кулама.Он жил на улице Новолесная.
Очень хотелось бы найти родсвенников.Вы не представляете как будет рада моя мама которой уже 80 лет.У дяди Кулама двое сыновей-Константин и Володя. А вот имена дочерей к сожалению не помню.Я вас очень прошу помочь мне в поисках.
Мою маму зовут Хадиджа.Володя приезжал с отцом и братом к нам в Кировабад-Азербайджан.
С нетерпением буду ждать откликов.
С уважением, Аня.

Ответ от внучатого племянника генерала Я.К. Кулиева Александра Александровича Кулиева (г. Псков):
- Юрий Петрович! Конечно же, всё, что пишет Аня, это правда и соответствует действительности. Пожалуйста, сообщите мой адрес или напишите адрес самой Ани; все наши родственники будут очень рады, что благодаря Вам связь с кировобадцами восстановится после стольких лет разлуки! Спасибо, обнимаю!

Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 153
  • Ржевцев Юрий Петрович
Чёрно-белое фото обложки сборника «Генерал Якуб Кулиев» (Ашхабад, 1970 год):
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 153
  • Ржевцев Юрий Петрович
Никто так много не сделал для увековечения светлой памяти генерала Я.К. Кулиева, как его боевой побратим Александр Степанович Кибальников.
А.С. Кибальников – ветеран органов военной контрразведки, подполковник в отставке. Военную службу начинал в самом начале 1930-х в качестве рядового бойца-сабельника кавкорпуса Червонного казачества.
Ко второй половине 1930-х – уже военный контрразведчик.
С Якубом Кулиевичем Кулиевым сдружился вовремя их совместной службы в туркменском городе Мары: полковником Я. Кулиев был тогда начальником штаба 18-й гкд, а капитан А. С. Кибальников – сотрудником Особого отдела дивизии.
Потом они вместе некоторое время служили в штабе САВО. Где-то на рубеже 1940-1941 гг. майор А.С. Кибальников возглавил Особый отдел 21-й гкд (г. Фергана), а в конце июня сорок первого во главе этого соединения был поставлен его друг и побратим – полковник Я.К. Кулиев.
Вместе хлебнули лиха трагическим летом сорок первого. Вдвоём больше двух недель выходили из окружения после разгрома 21-й гкд под могилёвскими Климовичами.
Они были неразлучны вплоть до второй половины января 1942 года, когда полковника Я.К. Кулиева из Липецка, где 21-я гкд была на отдыхе и пополнении, отозвали сначала в Москву, где вручили орден Красного Знамени и генеральские знаки различия, а затем откомандировали в САВО…
Александр Степанович Кибальников прожил долгую и плодотворную жизнь. Он скончался только где-то на рубеже 1991-1992 гг. в Ессентуках. К тому времени он уже был автором трёх военно-исторических книг, две из которых были целиком посвящены другу - генерала Кулиеву…
сотрудник органов военной контрразведки гвардии подполковник А.С. Кибальников. Начало 1960-х:

Портреты А.С. Кибальникова, размещённые на страницах военно-мемуарной литературы:

Из сборника «Секретарь обкома: Воспоминания и документы о Фёдоре Михайловиче Языковиче». [Сост. И науч. Ред. А.В. Семёнова]. – Мн.: Беларусь, 1982. – 191 с., 8 л. ил.:

Из книги военных мемуаров генерала Х.Л. Харазия «Огненные рубежи» (Воениздат, 1984 год):
« Последнее редактирование: 22 Январь 2010, 18:56:23 от Sobkor »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 153
  • Ржевцев Юрий Петрович
Из моей почты:
- Здравствуйте, Юрий Петрович! К Вам обращается председатель Совета национально-культурной автономии «Московские лезгины» Саркаров Амиль. Прошу Вас оказать нам помощь в реализации общемосковского проекта, посвященного 65-летию Победы в Великой Отечественной войне. На улицах Москвы будут развешаны портреты выдающихся участников Великой Отечественной войны, представляющих разные национальности. Одной из таких личностей является КУЛИЕВ Якуб Кулиевич. Помогите, пожалуйста, нам с фотографией генерала Кулиева. Она должна быть хорошего качества, т.к. её размеры будут увеличены. Прошу Вас ответить в ближайшее время, т.к. сроки поджимают…

Мой ответ:
- Амиль, прежде всего с этим вопросом обратитесь к потомкам генерала. Высылаю Вам Е-mail внучатого племянника генерала Я.К. Кулиева - Кулиева Александра Александровича…К тому же подлинники снимков именно у него....
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 153
  • Ржевцев Юрий Петрович
Записан
Страниц: [1] 2 3   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »