Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР  (Прочитано 102946 раз)

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 040
Re: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР
« Reply #180 : 30 Июль 2011, 15:29:10 »
От многоуважаемого историка спецслужб Сергея Леонидовича Чекунова (г. Москва):
- 1. Ни Орлов, ни тем более Войтелев не были никакими «опытными офицерами-разведчиками». Так, Орлов в войсках ОГПУ-НКВД только со второй половины 1920-х, служил в Закавказье и Средней Азии; начиная со второй половины 1930-х - на преподавательской работе: сначала в Высшей пограничной школе, а затем - в Себежском училище.
Войтелев вообще до войны не имел никакого отношения ни к ПВ, ни к разведке: до 1923 года - в РККА, затем в течение девяти лет проходил службу в ОДОН, а, начиная с 1932 года, - на преподавательской работе (4 пограншкола/Саратовское военное училище), Себежское училище).
2. В списочной численности Себежского специального училища учтены рота обеспечения и научно-исследовательская лаборатория служебного собаководства.
3. В приказе МВО речь идет не о Московском пехотном военном училище НКВД, а о Московском пехотном училище РККА им. Верховного Совета РСФСР.
4. Неверующим в специализацию Себежского училища советую прочитать приказ НКВД СССР № 0195 от 16/19.04.1941 г., которым было объявлено Положение о Себежском специальном училище НКВД. В нем училищу ставятся задачи. Вот они:
«...Задачи училища
1. Себежское специальное училище готовит и переподготавливает:
а) командиров-специалистов службы собак;
б) командиров-специалистов физической подготовки.
Проводит экспериментальную работу по вопросам применения служебных собак, их обучения, разведения, содержания и кормления...».
Так что, «опытные разведчики» на самом деле занимались экспериментальным разведением служебных собак…
ЦАФПС (РФ)Ф.750 Исторический формуляр Московского (Себежского) военного пехотного училища войск НКВД.
30.07.2011 года Александр Слободянюк
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 040
Re: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР
« Reply #181 : 01 Август 2011, 18:40:01 »
О том, что Себежское специальное училище НКВД в мае 1941 года не было расформировано, а было передислоцированно в Москву свидетельствует ниже приведенный документ. Личный состав Себежского училища включен в состав сектора №1 Восточного боевого участка (штаб Лосиноостровская) с радиусом в 150 км для борьбы с немецкими авидесантами.

Приказ командования Московского военного округа № 01/оп войскам г. Москвы и Московского района о мероприятиях по борьбе с авиадесантами противника в районе
г. Москвы
 
31 июля 1941 г.
Возможна высадка немцами крупных авиадесантов в районе г. Москвы.
Приказываю: Для борьбы с авиадесантами создать два боевых участка, маневренный резерв и резерв войск г. Москвы под моим общим командованием: 1. Восточный боевой участок — комбриг Жебровский (прим. авт. - начальник МВТУ НКВД).
В составе 1,2 и 6-го секторов с подчиненными в оперативном отношении истребительными батальонами согласно приложению. Штаб участка — п. Лосиноостровская.
а)  Сектор № 1 — комбриг Жебровский.
Состав: два батальона военно-инженерного училища; Себежское училище; 10 истребительных отрядов (см. приложение 1).
Ответственный сектор в границах: справа — Измайлово, иск. шоссе на Ногинск, Горький, слева -Марьина роща, иск. шоссе на Дмитров, Кимры. Основное направление -на Загорск, Переславль-Залесский.
б)  Сектор № 2 — подполковник Васюков.
 Состав: два полка конвойных войск НКВД; 7 истребительных отрядов (см. приложение 1). Ответственный сектор в границах: справа — граница с сектором № 1; слева — исключительно Ленинградское шоссе. Основное направление — на Рогачево.
в) Сектор № 6 — полковник Войтелев.
Состав: Ленинградское военное училище; Училище им. Верховного Совета; 23 истребительных отряда (приложение 1). Граница справа: Коломенское, р. Москва до Верхн. Мячково, Коломна.
Граница слева: правая граница сектора № 1.
Основное направление — шоссе на Рязань.
2. Западный боевой участок — генерал-майор Марченков (прим. авт. – командир ОМСБОН войск НКВД).
В составе 3,4 и 5-го секторов с подчиненными в оперативном отношении истребительными отрядами согласно приложению 1.
а) Сектор № 3 — майор Кабаков (прим. авт. – командир 1-го мсп). Состав: 1-й МСП ОМСДОН; ВШВ НКВД; 1/1 ап ОМСДОН; танкрота ОМСДОН НКВД;16 истребительных отрядов (приложение 1).
Граница справа: левая граница сектора № 2. Граница слева: Покровско-Стрешнево, р. Москва до Звенигорода, Тучково, Гжатск. Основное направление — на Новопетровское.
б)  Сектор N 4 — майор Шевцов (прим. авт. – командир 2-мсп войск НКВД).
Состав: 2-й мсп; 2 и 3/1 ап ОМСДОН; танкрота; 13 истребительных отрядов (приложение 1).
Граница справа: левая граница сектора № 3.
Граница слева: Канатчиково, шоссе на Калугу. Основные направления — на Кубинку и Наро-Фоминск.
в)  Сектор № 5 — майор Медведев (прим. авт. – командир 10-го мсп войск НКВД).
Состав: 10-й мсп; 2 батальона Подольского военного училища; танкрота ОМСДОН; 17 истребительных отрядов (приложение 1).
Граница справа: левая граница сектора № 4.
Граница слева: правая граница сектора № 6.
     3.  Маневренный резерв — г. Москва — полковник Бажанов. Состав:
Московское артиллерийское училище; парткурсы МВО; танковый батальон ОМСДОН; запасный полк связи.
4.Радиус секторов — 150 км.
5.Обеспечение боевой авиацией возлагаю на начальника ВВС МВО.
6.Начальникам участков и секторов разработать планы подготовитель¬ных мероприятий и боевых действий.
7. Начальникам секторов провести следующие мероприятия:
а)  учесть в своих секторах гражданскую авиацию всех видов (ОСО, с/х и
др.) для целей разведки и связи;
б)  взять на учет весь мототранспорт и велосипеды и наметить пункты и
порядок их сбора при необходимости вызова;
в)  использовать для боевых действий милицию и местные рабочие отряды;
г)   разведать места, пригодные для посадки самолетов, и подготовить
средства для их заграждения (установка столбов, кольев с канатами, разброска борон и прочего сельскохозяйственного инвентаря).
Сами заграждения производить только с разрешения начальников участ¬ков, которые обязуются согласовать этот вопрос с начальником ВВС МВО;
д)  для получения данных о высадке десантов использовать ближайшие
ротные центры ПВО;
е)  провести с отрядами учения на тему «Борьба с авиадесантами»;
ж)  установить тесную связь со штабами истребительных отрядов, имея от
последних у себя делегатов.
8.Командиру корпуса ПВО данные о высадке десантов от постов ВНОС сообщать мне и начальникам боевых участков.
9.О получении приказа и ходе подготовительных мероприятий началь¬никам секторов донести начальникам боевых участков, а последним - мне.
10.Генерал-майору Ревякину провести подготовительные мероприятия среди частей г. Москвы.
Командующий войсками МВО
генерал-лейтенант                                         Артемьев
Член Военного совета МВО
дивизионный комиссар                                    Телегин
Зам. начальника штаба МВО
Комбриг                                                         Елисеев
Верно.
Пом. начальника опер.отдела
полковник                                                                       Чернов
(РГВА ф.П553 оп.1 д.1 м.1-4 Заверенная копия).
 
01.08.2011 года Александр Слободянюк
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 040
Re: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР
« Reply #182 : 04 Август 2011, 20:09:38 »
Из книги "Московский военный институт Федеральной пограничной службы России" (издательство "Граница", 1999 год)
Приказом командования от 22 июня 1941 года в училище устанавливалось круглосуточное дежурство главного поста ВНОС No.2000 и организовывалась система огня по воздушному противнику. На зданиях и территории училища были установлены огневые точки: No.1 - три станковых пулемета на вышке учебного корпуса, No.2 - одна счетверенная установка на спортивной площадке..."
Для борьбы с диверсантами и разведывательно-диверсионными группами в секторе между дорогами Москва - Ярославль, Москва - Дмитров и в районе Калининград - Мытищи - Бабушкин от училища были выставлены две усиленные оперативные группы на машинах численностью до сорока человек каждая..."
С 13 октября училище вместе другими частями и подразделениями НКВД приступило к охране Калининского сектора Московской зоны обороны. 16 октября 1941 года в 3 часа 50 минут оно было поднято по боевой тревоге и совершило марш-бросок в район Ржевского (ныне Рижского) вокзала, где вошло в состав 2-й мотострелковой дивизии НКВД. Училище получило боевой приказ на оборону Ржевского вокзала. Огородникова и Самарского переулков с целью не допустить проникновения разведки и отдельных групп противника с направлений Мытиищ — Лосиноостровская. Передовой отряд располагался на рубеже северо-западной окраины Лосиноостровской, разведка велась в направлении Пушкино.
Заняв район обороны, училище в последующие дни вело активную разведку противника. 18 октября в 3,00 разведка обнаружила поврежденный в результате диверсии участок правительственной телефонной линии протяженностью полтора километра. Связь быстро восстановили. В 5 час. 35 мин. того же дня огнем зенитной роты был сбит самолет противника.
Боевую задачу по обороне Москвы училище выполняло до 20 октября 1941 года.
Несмотря на то, что в первый месяц войны было признано но мобилизации 650 тысяч офицеров запаса, досрочно выпушено военно-учебными заведениями 233 тысячи командиров, ощущался острый недостаток военных кадров для действующей армии и резервных войск. Вот почему встал вопрос о создании новых военно-учебных заведений и сохранении действующих военных училищ и курсов.
В связи с этим 20 октября 1941 года Московское военно-техническое училище войск НКВД имени Менжинского вывели из боевого расчета и возвратили в г. Бабушкин Здесь оно получило приказ о передислокации в тыл, в г. Новосибирск.(прим. авт. – убыли 22.10.41 г., в Новосибирске разместилось училище в здание Раведшколы НКГБ)
04.08.2011 г. Александр Слободянюк
« Последнее редактирование: 10 Август 2011, 10:29:41 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 040
Re: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР
« Reply #183 : 15 Август 2011, 14:41:36 »
От многоуважаемого историка спецслужб Сергея Леонидовича Чекунова (г. Москва):
- 1. Ни Орлов, ни тем более Войтелев не были никакими «опытными офицерами-разведчиками». Так, Орлов в войсках ОГПУ-НКВД только со второй половины 1920-х, служил в Закавказье и Средней Азии; начиная со второй половины 1930-х - на преподавательской работе: сначала в Высшей пограничной школе, а затем - в Себежском училище.
Войтелев вообще до войны не имел никакого отношения ни к ПВ, ни к разведке: до 1923 года - в РККА, затем в течение девяти лет проходил службу в ОДОН, а, начиная с 1932 года, - на преподавательской работе (4 пограншкола/Саратовское военное училище), Себежское училище).
2. В списочной численности Себежского специального училища учтены рота обеспечения и научно-исследовательская лаборатория служебного собаководства.
3. В приказе МВО речь идет не о Московском пехотном военном училище НКВД, а о Московском пехотном училище РККА им. Верховного Совета РСФСР.
4. Неверующим в специализацию Себежского училища советую прочитать приказ НКВД СССР № 0195 от 16/19.04.1941 г., которым было объявлено Положение о Себежском специальном училище НКВД. В нем училищу ставятся задачи. Вот они:
«...Задачи училища
1. Себежское специальное училище готовит и переподготавливает:
а) командиров-специалистов службы собак;
б) командиров-специалистов физической подготовки.
Проводит экспериментальную работу по вопросам применения служебных собак, их обучения, разведения, содержания и кормления...».
Так что, «опытные разведчики» на самом деле занимались экспериментальным разведением служебных собак…
В качестве справки:
Инструкторы по физподготовке в военное время станут диверсантами
Из инструкторов по физической подготовке, которых начинают готовить для бригад Минобороны, в военное время будут сформированы разведывательно-диверсионные и контрдиверсионные подразделения. Об этом заявил начальник управления физической подготовки Вооруженных сил РФ полковник Алесандр Щепелев.

В соответствии с новым штатным расписанием, в каждой бригаде Минобороны будет от 10 до 15 инструкторов по физподготовке (в настоящее время в каждом полку имеется одна должность начальника физической подготовки). Кандидатов в инструкторы планируется набирать из числа сержантов, а профильное среднее специальное образование они будут получать при институте физической подготовки в Санкт-Петербурге.

Щепелев подчеркнул, что требования по физподготовке будут прописаны в контрактах, которые заключают военнослужащие с Минобороны. "При невыполнении требований по физподготовке начальники и командиры будут давать дополнительное время таким военнослужащим для исправления нормативов по физподготовке", - уточнил полковник.
Источник: Lenta.ru
Особый лыжный отряд ГРУ был сформирован в период "зимней войны" под командованием полковника Х.Мамсурова в составе офицеров выпускников Тамбовского специального училища и ленинградских физкультурников (военный факультет института физической культуры г.Ленинграда). Отряд численностью 300 человек состоял из 5 взводов. Действия отряда были высоко оценены командованием.
В апреле 1940 года на совещании начсостава полковник Мамсуров доложил о действиях отряда и недостатках в подготовке. Он заявил: "Считаю необходимым остановиться на одном вопросе, который необходимо будет решать, - о создании специальных частей в нашей армии, в округах. Эти части я должен прямо назвать. Это диверсионно-партизанские отряды, поскольку они этим путем действовали… Я считаю, что необходимо решить вопрос о создании таких специальных частей в ряде округов, чтобы их начать готовить. В руках начальников штабов армий или командования армий эти части принесут пользу, выполняя помимо специальной работы также и задачи более дальней разведки, чем ведут войска".
15.08.2011 г. Александр Слободянюк

Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 040
Re: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР
« Reply #184 : 15 Август 2011, 20:30:00 »

           Структура диверсионно-разведывательных формирований (ДРФ)
          в СССР в предвоенный период и накануне Отечественной войны
Диверсия – разрушение или повреждение путем взрыва, поджога тли иным способом предприятий, сооружений, путей сообщения, транспортных средств, боевой техники и связи врага, распространение эпидемий и др. с целью нарушения коммуникаций противника и вывода из строя объектов, имеющих важное оборонное значение, вызвать панику и подрывать моральный дух личного состава вражеских частей и подразделений, дезорганизовать их оборону в период военных действий. В целях ликвидации наиболее важных лидеров военно-политического руководства и командного состава частей и соединений вражеских войск, а также предателей, изменников родины и других лиц используется терроризм.
   На заседании Политбюро ЦК РКП(б), которое состоялось 25 декабря 1925 года были рассмотрены материалы расследования инцидента, произошедшего на государственной границе с 7 на 8 января 1925 года. Тогда один из наших отрядов по подготовке вооруженного восстания по свержению польского правительства был прижат польскими войсками к советской границе и с боем прорвался на территорию СССР. При этом партизаны разгромили советскую пограничную заставу у местечка Ямполь, поскольку многие бойцы отряда были в польской военной форме, инцидент вызвал резкое недовольство военно-политического руководства страны. В представленном специальной комиссией во главе с В.В. Куйбышевым заключении содержались конкретные меры по разрешению возникших вопросов в связи с данным чрезвычайным происшествием. Существовавшие групп активной разведки, а также диверсионных групп не вошедших в подчинение партийных организаций не допускалось и они ликвидировались.
   С 1925 года ОГПУ является главным центром по подготовке разведчиков и диверсантов. Подготовка и проведение специальных операций активной разведки за рубежом возлагалась на Иностранный отдел и Особу группу при председателе ОГПУ. Для военных целей СССР в соседних государствах с соблюдением самых строгих мер конспирации организовывались особые пункты (группы) для диверсионно-разведывательной работы во время войны в тылу у противника. Им вменялось изучение военных объектов, установление связи с нужными людьми, заготовка снаряжения и т.д. На базе этих «спящих» в мирное время пунктов предполагалось в особый (предвоенный) период разворачивать боевые структуры. В целях конспирации опорным пунктам и группам запрещалось поддерживать связи с компартиями. Боевики и оперативники «официально» не имели права состоять в компартии.
   Изменялся порядок подготовки внутренней территории СССР на случай войны для развертывания партизанского движения. Здесь организовывались строго законспирированные небольшие группы с необходимым вооружением, которые в случае вражеского вторжения на советскую территорию приступали к партизанской войне. ЦК возложил на ГПУ ответственность за состояние границ и перехода через них партизан. Им предписывалось очистить пограничную зону на советской территории от бойцов формирований активной разведки, которые надлежало эвакуировать во внутренние военные округа и законсервировать на случай войны, поставив там на особый учет.
   Особая группа, созданная председателем ОГПУ В.Р. Меньжинским во второй половине 1926 года первоначально должна была стать параллельным (независимым от ИНО) разведывательным центром, предназначенным для выполнения специальных операций стратегического характера. К примеру, операция «Утка» по ликвидации Л.Троцкого. Для её воплощения Особая группа приняла решение о привлечении к её проведению третьего эшелона (законсервированной) резидентуры нелегальной разведки НКВД. Несколько слов о формировании этого интереснейшего разведывательного центра. Его созданием занимался опытный чекист Я.И.Серебрянский резидент ИНО в Бельгии и во Франции. 1 апреля 1929 года его назначают начальником 1-го отделения ИНО ОГПУ (нелегальная разведка, активные операции). О глубине конспирации этого подразделения и мероприятий по его созданию свидетельствует то, что штата этого отделения формально не существовало, как формально не существует (т.е. функционирует нелегально даже внутри ИНО) и получившая наименование Особая группа. («группа Яши»). В июне 1941 года этот опыт окажется востребованным для развертывания диверсионно-разведывательной работы в тылу врага с началом Отечественной войны.
 В целях усиления подготовки командных кадров для нелегальных военных организаций иностранных компартий на должность начальника Центральной военно-политической школы ИККИ был выдвинут инструктор Орготдела Коминтерна «красный финн» тов. Лехен. По рекомендациям Коминтерна в мобилизационные планы ЦК компартий включались пункты, имеющие особое значение в деле подготовки к возможной войне. Предусматривалось создание подразделений: информационного аппарата по изучению военных планов противника (разведка); технического отделения для развертыванию специальных пунктов на случай войны; школ по подготовке инструкторов-боевиков и др.
В1929 году IV Управлением (Разведывательным) штаба РККА было издано открытым тиражом трехтомное исследование К.К. Звонарева, посвященное проблемам агентурной разведки. Вопросы соотношения разведки и диверсий в России также затрагивались автором. В первом томе «Русская агентурная разведка всех видов до и во время войны 1914–1918 г.г.» К.К. Звонарев рассматривал активную разведку (диверсионную деятельность) в качестве составной части агентурной разведки (Пономаренко П.К. Всенародная борьба в тылу немецко-фашистских захватчиков 1941–1944 гг. М., 1982, с. 31.) . Кроме этого были подготовлены несколько уникальных учебных пособий по вооруженному восстанию – Акулов Ф. «Вооруженное восстание» (1930 г.), Найбер А.Ю. «Вооруженное восстание» (1931 г.), Дробов М.А. «Малая война. Партизанство и диверсии» (1931 г.) и др. Под «малой войной» М.А.Добров понимал активные действия небольших отрядов, организованных партией, правительством, армией или населением для нанесения противнику непосредственного ущерба всеми доступными средствами. Диверсии, представлялись им, как одна из форм «малой войны», являющимися необходимым элементом подготовки к обороне страны и ведению войны (Добров М.А. «Малая война. Партизанство и диверсии. М.1931, с.19).
В соответствии с секретным планом Штаба РККА вначале 1930 года вдоль западных границ СССР были оборудованы десятки тайников с оружием (в том числе автоматами), боеприпасами, взрывчаткой.
Начиная с 1929 года на территории Белорусского, Украинского, Ленинградского и Московского военных округов работали специальные школы по подготовке партийных кадров. Наряду с базовой военно-политической подготовкой слушатели получали подготовку и по конкретной военной профессии: сапера, разведчика, снайпера, радиста). Вот как это описывал в своих воспоминаниях И.Г.Старинов, который в 1925-1928 года обучал загражденцев, а в 1929-1931 годах занимался подготовкой диверсантов в Украинском военном округе. В 1932-1933 года руководил разведпунктом (литер «А») в Тирасполе, а с 1933 года являлся сотрудником специального отдела РУ РККА – в конце 1929 года подготовка к устройству заграждений на границе была завершена. В округе (имеется в виду Украинский ВО – прим. авт.) подготовлено было 60 специальных подрывных команд общей численностью 1400 чел. Заложены десятки складов с минно-взрывными средствами. На всех значительных мостах приграничной полосы отремонтировали минные трубы, колодцы, ниши и камеры. Припасли 1640 готовых сложных зарядов и десятки тысяч зажигательных трубок, которые можно было ввести в действие буквально немедленно….Не знаю, как это конкретно делалось, но мне известно, что заблаговременно подготовка к устройству заграждений (разрушений) на железных дорогах в приграничной полосе проводилась и в других приграничных военных округах. Для этой цели были изданы специальные наставления ( «Красная книга») и положение «Зеленая книга»). (И.Г.Старинов. «Записки диверсанта» М.1997, с.20-23, 26-27).
В качестве справки: Если за все время своего существования Центральным штабом партизанского движения в годы Великой Отечественной войны было переброшено в тыл противника 98,5 тысяч единиц стрелкового оружия, то на территории Белоруссии только в 100-километровой приграничной полосе в начальном периоде войны было тайно заскладировано свыше 50 тысяч винтовок, 150 пулеметов, десятки тонн минно-взрывных средств. Приблизительно такое же количество оружия и боеприпасов, в том числе минно-взрывных средств было подготовлено для применения с началом войны в Ленинградском военном округе. Разведывательным управлением Украинского военного округа в тайники было заложено, кроме отечественного оружия, 10 тысяч японских карабинов, около 100 пулеметов, множество мин, гранат, различных боеприпасов. Некоторые базы были подготовлены вне СССР.
В приграничных областях параллельно с IV Управлением (Разведывательным) управлением Штаба РККА ОГПУ также создавал свою боевую и агентурную сеть на случай вторжения иностранных войск. Вернемся снова к воспоминаниям легендарного И.Г.Старинова, занимавшегося в 1929 году подготовкой диверсантов в киевской спецшколе, «…Я включился в подготовку партийных кадров в 1929-м году, но в 1932 году я только понял, что подготовка к партизанской войне не прекращалась с Гражданской войны. При этом подготовку вели как по линии ОГПУ, так и по линии ГРУ. ОГПУ готовило в основном диверсантов подпольщиков, сильно законспирированных. По линии НКО готовили командиров, которые попав с подразделением в тыл противника, могли перейти к сопротивлению. С этой целью в Западной Украине и Молдавии создавались скрытые партизанские базы с большими запасами минно-подрывных средств. Склады на побережье Дуная создавались даже в подводных резервуарах в непортящейся упаковке. …Базы закладывались и вне СССР. Очень важно было то, что готовились маневренные партизанские формирования, способные действовать как на своей, так и на чужой территориях. О размахе подготовки этих приготовлений можно судить по следующему факту – работали три партизанских школы. Две в РУ РККА и одна в ОГПУ. Большая школа на Холодной горе в Харькове, находилась в ведении ОГПУ. Школа в Купянске готовила людей, перешедших на нашу сторону из районов Западной Украины и Белоруссии. В каждой школе одновременно обучались 10-12 чел., хорошо законспирированных. Они готовились около шести месяцев. Большая школа была в Киеве. Она готовила офицеров, которые уже имели опыт партизанской войны. Школа подчинялась непосредственно командующему войсками УВО и находилась в местечке Грушки. Курсанты там даже обучались лететь на самолетах…Работу школ держали под контролем секретарь ЦК КП(б) Украины С.В. Косиор и командующий войсками УВО И.Э.Якир. Начальниками спецшкол в Харькове, Купянске и Киеве были М.К.Кочегаров, И.Я.Лисицын и М.П.Мельников. В спецшколах одновременно готовили до 30-35 чел.» (И.Г.Старинов там же с.28-29, 36-38).
С 1930 года организация обучения нелегальных партизанских диверсионных кадров (линия «Д») в РККА и Коминтерне получили новое качественное развитие. В 1932 году руководителем Центральной военно-политической школы ИККИ стал поляк Кароль Сверчевский (Вальтер). Справка - Кароль Карлович Сверчевский (родился 22.02.1897 года в Варшаве, погиб 28 марта 1947 года под Яблонками вблизи Балигруда)  государственный и военный деятель ПНР, генерал.Кароль родился 22 февраля 1897 года в семье рабочего. С 1909 года работал на фабрике Герляха учеником токаря. Во время Первой мировой войны в сентябре 1915 года эвакуировался сначала в Казань, а после переехал в Москву. Участник Октябрьской революции 1917 года. Был бойцом Лефортовского отряда Красной гвардии в Москве. Член РКП(б) с 1918 года. Сражался в рядах Красной Армии на фронтах гражданской войны. С 1924 по 1927 год Сверчевский учился в военной академии имени М. В. Фрунзе, после успешного окончания которой был назначен на должность начальника штаба полка, затем с 1932 года являлся руководителем Центральной военно-политической школы ИККИ, а позднее начальником штаба дивизии. В годы гражданской войны в Испании под именем генерал Вальтер командовал 14-й интернациональной бригадой, а затем 35-й интернациональной дивизией. Принимал участие в обороне Мадрида. В начале Великой Отечественной войны старший преподаватель военной академии имени М. В. Фрунзе, генерал-майор Сверчевский по личной просьбе был направлен на фронт. Он был назначен на должность командира 248-й стрелковой дивизии. В боях под Харьковом он получил тяжёлое ранение и попал в госпиталь. Сверчевский был одним из организаторов польской армии на территории СССР. В августе 1943 года он стал заместителем командира 1-го польского армейского корпуса. В августе 1944 года Кароль был избран членом ЦК Польской рабочей партии и депутатом Крайовой Рады Народовой. В сентябре 1944 года генерал-лейтенанта Сверчевского назначили командующим 2-й армией Войска Польского, которая под его командованием участвовала в освобождении от немецких войск западных польских земель и ряда других территорий. После окончания войны генерал-полковник К. Сверчевский занимал ответственные посты. С февраля 1946 года — заместитель министра национальной обороны Польши, с января 1947 года — депутат Законодательного сейма. Выполнял ряд дипломатических миссий, в частности на переговорах с международной Контрольной комиссией относительно репатриации поляков из Германии и западных стран, а также в США, Канаде и странах Латинской Америки. В 1947 году будучи заместителем министра обороны командовал операцией, направленной против Украинской повстанческой армии (УПА), во время которой 28 марта был убит бойцами из сотен УПА под командованием «Хрена» и «Стаха». Смерть Сверчевского стала поводом для начала заранее спланированной правительством Польши и одобренной СССР операции по депортации украинского населения с мест постоянного проживания на северо-западные земли Польши, так называемая «Операция Висла». Награжден: Орден «Строитель Народной Польши» (посмертно), Командор ордена «За воинскую доблесть»,Орден «Крест Грюнвальда» I степени, советские: Два ордена Ленина, Три ордена Красного Знамени, испанские: Орден Освобождения Испании (посмертно), Placa Laureada de Madrid, чехословацкие: Орден Освобождения Чехословакии Именем генерала Сверчевского был назван проспект в Варшаве, завод, академия Генерального штаба ПНР. В 1952, 1962 и 1963 годах в Польше были изданы почтовые марки с портретом К. Сверчевского.
 Школа Сверчевского имела тесные связи с РУ РККА, в рамках которых существовал (засекреченный даже от аппарата РУ) Спецотдел по подготовке диверсантов, партизанских и специальных военных кадров Коминтерна которым руководила М.Ф.Сахновская. «В это период (1933), вспоминает И.Г.Старинов, - я работал в Москве в отделе Марины Сахновской. Это была опытная, энергичная, мужественная женщина. Награждена в числе первых орденом Красного Знамени. За это сравнительно небольшой промежуток времени мне удалось подготовить две группы китайцев и ознакомить партийное руководство некоторых зарубежных стан – Пальмиро, Тольятти, Вильгельма Пика и других с применением минной техники (И.Г.Старинов там же с.40).
   На уровне военных округов подготовкой к партизанской войне занимались специально созданные Четвертые отделы штабов военных округов. Они взаимодействовали с соответствующими подразделениями и отделами республиканских и территориальных органов ОГПУ. Например, в Белоруссии действовало специальное бюро ГПУ БССР, с 1930 по 1936 годы осуществлявшее подготовку кадров к партизанской борьбе по своей линии. Уполномоченным спецбюро Артур Карлович Спрогис служил в тот период в качестве начальника спецшколы ГПУ. «..В 1928 году – вспоминал Спрогис, - меня направили на учебу в Высшую пограничную школу (ВПШ). Там проходили подготовку командные кадры. После окончания школы я стал совершенствовать свою квалификацию на специальных курсах, где мы, группа выпускников ВПШ, изучали разведывательно-диверсионное дело, чтобы более эффективно бороться с нарушителями границы, распознавать все их приемы и уловки. Полученные знания мы продолжали совершенствовать на практике – в Белорусском пограничном округе, куда меня направили после курсов….. Мы осваивали методы партизанской борьбы, работали над созданием партизанской техники, обучали будущих партизан минно-подрывному делу. Заранее подбирали кадры организаторов военных действий в тылу врага (среди них были такие товарищи ка Ваупшасов, Орловский и др., ставшие в годы Отечественной войны героями партизанского движения)….. В начале 1930 года небольшая группа слушателей ВПШ ОГПУ ( в том числе и я) была вызвана в особый отдел Центра, где имела соответствующий разговор с руководящими лицами….Из нашей группы было отобрано 30 чел., в том числе и я. После прохождения месячных специальных курсов нас направили в три пограничных округа – Ленинградский, Украинский и Белорусский для организации и подготовки диверсионно-партизанской работы…. (Бояринов В.И. Партизаны и армия. История утерянных возможностей. Минск, 2003, с.54, 61-62).
   Осуществлялась подготовка специальных диверсионно-разведывательных групп пограничных отрядах войск НКВД.
   В 1932-1933 годах формируется специальное подразделение ТОС (техника особой секретности), на вооружение которой состояли мины, оснащенные радиоуправляемыми взрывателями «БЕМИ», а в последствие «Ф-10». Они были созданы в особом техническом бюро по военным изобретениям специального назначения (Остехбюро) под руководством В.И.Бекаури. И.Г.Старинов вспоминал, что именно Бекаури впервые познакомил его с конструкцией радиоуправляемой мины.
   На маневрах в Ленинградском военном округе осенью 1932 года, - писал Старинов, - перед нами, партизанами, ставились в качестве главной задачи захват штабов и разрушение транспортных средств «врага». Я, конечно, не упустил случая и добился разрешения устроить «крушение» поездов с применением замыкателей и взрывателей. Участок отведенный для наших операций, тщательно охранялся. Охрана «противника» успешно срывала нападения на железнодорожные станции и крупные мосты, но обеспечить безопасность движения поездов она все же не смогла. На десятикилометровом  отрезке железнодорожного пути установили десять мин. Девять из них сработали очень эффективно под учебными составами. А ВТО с десятой получился конфуз. Мы не успели снять его до начала нормального пассажирского движения и она грохнула под проходящим поездом.» (И.Г.Старинов там же с.36).
   В 1932 году под Москвой в Бронницах, прошли секретные маневры войск НКВД с участием командного состава партизанских соединений и парашютистов под командованием С.А.Ваупшасова. Роль условного противника выполняли бойцы Дивизии Особого Назначения ОГПУ, курсанты ВПШ, а также слушатели ряда академий и училищ Московского военного округа.
   В 1933 году в ходе командно-штабных учений под Киевом оценивалась возможность скоординированных действий диверсионных отрядов и авиации. По итогам учений сделали вывод: заранее подготовленные подразделения при надежном управлении из единого центра в состоянии парализовать  все коммуникации условного противника на территории Белоруссии и Украины.
   В составе Красной Армии появилось уникальная воинская часть – Карельская егерский батальон, который курировали специалисты Коминтерна. Бойцы батальона готовились стать основой для создания Красногвардейцев Финляндии. В 1931 году руководством РККА и ИККИ было принято решение о реорганизации батальона в Отдельную бригаду. Формирование бригады было завершено 25 декабря 1931 года. Командиром бригады был назначен Эйолф Игнеус-Маттсон. Отдельная Карельская егерская бригада вошла в подчинение командующего войсками Ленинградского военного округа. В состав бригады входили Петрозаводский и Олонецкий стрелковые батальоны, артиллерийский дивизион 76-мм горных пушек, саперная рота и рота связи, а также другие подразделения боевого обеспечения и обслуживания. Бригада являлась территориальной воинской частью – солдаты проходили в ней пятилетнюю службу по месту жительства путме постепенного прохождения военных сборов продолжительностью от 8 до 12 месяцев. В случае объявления мобилизации в составе бригады формировались Заонежский и Вепсский стрелковые батальоны.
До 1934 года в Красной Армии не существовало подразделений специальной разведки в составе оперативно-тактических войсковых соединений (дивизия-корпус).
Директивой начальника штаба РККА № 1371сс от 25 января 1934 года предусматривалось создание разведывательно-диверсионных подразделений.        В целях маскировки директивой предписывалось эти взводы размещать при саперных батальонах и называть "саперно-маскировочными взводами" дивизии. В них отбирались только военнослужащие второго года службы. Диверсионные взводы численностью по 40 человек дислоцировались вдоль западной границы и подчинялись начальникам разведки приграничных дивизий.
          После годичной подготовки в этом взводе разведчики-диверсанты поселялись в населенных пунктах вдоль границы, компактно. Они вступали в колхозы, в органы милиции и т.д. В ближайшей воинской части для них хранилось вооружение и снаряжение. Одновременно были созданы специальные курсы командиров этих взводов.
Задачи этих взводов сводились к следующему: переход через государственную границу; выход в назначенный район; проведение специальных мероприятий (подрыв железных дорог, вывод из строя средств связи, мостов, перехват связных и т.п.), создание в тылу противника паники, срыв отмобилизования, дезорганизация работы ближайшего тыла. При этом разведывательные задачи им ставились как попутные. Способ перехода государственной границы - пеший. Срок пребывания в тылу противника - как можно продолжительнее. Предпочтение отдавалось действиям мелких (по 6-7 человек) групп. Связь с высланными группами не предусматривалась.  Однако в случае крайней необходимости разрешалось ее осуществлять посыльными. Базами питания частично являлись "опорные точки". В последующем предполагалось изыскивать продовольствие, боеприпасы и другие средства материально-технического обеспечения из местных ресурсов. Планировалась также доставка крайне необходимого для групп имущества и снаряжения воздушным путем.
Участник этих событий полковник Н.К.Патрахальцев вот как напишет об этом после войны: «В моем личном деле указано, что в 1935 и 1936 г.г. я  был по приказу НКО командиром взвода и командиром роты отдельного саперного батальона 51-й стрелковой дивизии. В действительности я не был на этих должностях, а командовал так называемым саперно-маскировочным взводом, созданным IV Управлением РККА (Разведывательным Управлением). Мое назначение командиром взвода, роты и само название «сапмасквзвод» являлось прикрытием для выполнения спецзадания IV Управлением РККА и 4-го отдела штаба Киевского особого военного округа. В 1937 г., в мае месяце, я был вызван в ГРУ и направлен в командировку в Испанию, таким образом, получается. Что моя служба в системе разведывательного управления засчитана мне не с 1935 года, а с мая 1937 года (Архивное дело 11 Управления ГУ №2648 «Общие директивы и переписка с ГШ» лл.38-48, 73 и 81). Сапмасвзвод готовили для выполнения особых диверсионных задач. В архивном деле №595 д.№2 КОВО стр.105 и 109 имеется приказ о моей работе в «сапмасквзводе». Личный состав армейского спеназа отбирали из бойцов, прослуживших не менее 2 лет и имеющих соответствующие данные после тщательной проверки органами госбезопасности. Обучение диверсантов велось по самым высоким стандартам физической и специальной подготовки того времени. После прохождения службы в составе взвода диверсанты увольнялись и компактно располагались вдоль границы. Эти подразделения имели двойное назначение, могли действовать в наступление и обороне, в составе взвода и мелкими группами. В 1935 году взводы были во всех дивизиях на границе с Прибалтикой, Польшей и Румынией, а также на Дальнем Востоке. Оружие и снаряжение для них хранилось в ближайшей воинской части, на территории сопредельных государств агенты РУ РККА (коминтерновцы) создавали опорные (особые) базы для диверсантов. «Сапмасквзвод» Патрахальцева имел численность 44 чел. Ориентировочное количество диверсантов в таких формированиях в 1935-1936 годах может составлять не менее двух тысяч человек. Именно они, надо полагать, стали мобилизационным резервом органов военной разведки для разворачивания диверсионно-разведывательных формирований с началом войны в Белоруссии и на Украине в июле-августе 1941 года.
В 1934 году правительство приняло ряд важных мер по укреплению органов разведки. Было введено в действие "Положение о прохождении службы в разведке". Разведчики получили ряд льгот, улучшилось их правовое и материальное положение.
Уже в 1935 году наиболее дальновидные руководители отечественной военной разведки пришли к выводу о необходимости тесного взаимодействия специальной и агентурной разведки ("Опорные точки" для подразделений специального назначения, создаваемые силами агентуры разведывательного управления штаба РККА) в интересах эффективного выполнения разведывательно-боевых задач.
В РУ штаба РККА были первоначально организованы курсы - сборы, на которых было подготовлено всего 8 офицеров специальной разведки, но и эти курсы вскоре закрылись.
В 1937-1938 гг. работа по совершенствованию специальной разведки была не только прекращена, но и ликвидированы те начинания, которые были проведены в 1934-1935 гг. "Саперно-маскировочные взводы" были расформированы, а "опорные точки" ликвидированы. Эта работа стала считаться второстепенной. А.К.Спрогис так написал об этом времени: «…До 1937 года систематически, из года в год, уменьшались средства, отпускаемые на работу «Д». Она свертывалась..» (Боярский. Партизаны и армия. С 62-63).
Эта непродуманная мера серьезно затормозила создание советских частей и соединений специального назначения.
Уже финская война показала ошибочность такого решения. Отсутствие в структуре Красной Армии разведывательно-диверсионных подразделений отразилось на ходе боевых действий.
Только в конце января 1940 года по инициативе начальника 5-го управления РККА комкора И.И. Проскурова было создано несколько диверсионных отрядов.
Один из них - Особый лыжный (диверсионный) отряд был сформирован под командованием полковника Х.Мамсурова начальника спецотдела «А» (активная разведка) РУ РККА. «Я докладывал Мамсуров на совещании в ЦК ВКП(б) в своем отряде – имел человек 10 лейтенантов из Тамбовского училища. Должен сказать, что эти люди не  были командирами. Они даже бойцами не могли быть…Хотя они были хорошо вымуштрованы, добровольцам ленинградским физкультурникам далеко было до них, но в боевой обстановке они даже не знали хорошо компас, не знали карты. В бою они боялись, а в тылу были хорошими командирами. Послали группу в 50 чел. восточнее Кухмо на помощь 54-й дивизии. Эта группа в 50 чел. погибла (общие потери бригады полковника Мамсурова – только убитыми 70 чел.), причем должен сказать, что эта группа была целиком из красноармейцев». (Соколов Б.В. Тайны финской войны. М.2000, с.173, 175). Трагедия вокруг разблокирования 54-й дивизии была куда более трагичной. Советское командование пробовало вводить в бой более крупные лыжные соединения, но результат оказался неутешительным. Объединив 9-й , 13-й , 34-й отдельные лыжные батальоны в сводную лыжную бригаду полковника Долина, командование 9-й армии 11 февраля 1940 г. бросило эту бригаду на деблокирование окруженных советских частей 54-й СД в районе Кухмо. Поначалу наступление было успешным, но связь с опергруппой прервалась. Позднее выяснилось: бригада попала в засаду. В самом начале боя был убит полковник Долин, ранены комиссар и начальник штаба. Бригада была обезглавлена. К 21 февраля из трех тысяч бойцов к своим вышли 240 человек, пятьдесят было вывезено транспортными самолетами
Начальником штаба отряда был назначен полковник К. Н. Деревянко (в 1938 г. награжден орденом Ленина за спецоперацию в Китае, в 1939 г. занимал должность начальника АХО РУ ГШ РККА). Оперативный отдел возглавил капитан Харитоненко, участник боев в Испании, кавалер двух орденов Красного Знамени. Специалистом по финским вопросам в отряде был бывший помощник военного атташе в Финляндии майор Васильев. Личный состав отряда формировался из добровольцев-ленинградцев и из студентов Института физкультуры им. Лесгафта. Кроме того, в отряд получили назначение несколько лейтенантов-выпускников Тамбовского пехотного училища и около 20 младших командиров срочной службы. При отряде находились военврач, санинструкторы, медсестры и девушки-карелки в качестве переводчиц. Отдельный отряд дислоцировался в 10 км от границы в поселке Бабья Губа, население которого было эвакуировано в начале войны. Отряд был одет форму финской армии. Состоял он из пяти взводов общей численностью 300 человек. В целом действия отряда были высоко оценены командованием.
Принимал участие в боях в составе 9-й армии, которой командовал комкор В.И. Чуйков, действовал отряд особого назначения НКВД под командованием комдива П.А. Артемьева численностью 6857 чел. (ф.34980, оп. 14, д.555, л.1-2), политинспекцией охраны тыла 9 армии руководил бригадный комиссар К.Ф.Телегин(РГВА, ф.34980, оп. 14, д.555, л.5) и 7-й отдельный лыжный полк под командованием известного чекиста И.М.Петрова (Тойво Вяхя).
Однако, несмотря на определенные успехи диверсионных отрядов (в первую очередь пограничных) цельной системы для оперативных задач в начале 1940 года еще не было. Советские войска в результате несли неоправданно высокие потери личного состава и техники.
В апреле 1940 года на совещании начсостава полковник Мамсуров доложил о действиях отряда и недостатках в подготовке. Он заявил: "Считаю необходимым остановиться на одном вопросе, который необходимо будет решать, - о создании специальных частей в нашей армии, в округах. Эти части я должен прямо назвать. Это диверсионно-партизанские отряды, поскольку они этим путем действовали… Я считаю, что необходимо решить вопрос о создании таких специальных частей в ряде округов, чтобы их начать готовить. В руках начальников штабов армий или командования армий эти части принесут пользу, выполняя помимо специальной работы также и задачи более дальней разведки, чем ведут войска".
Литература: И.Б.Линдер, С.А.Чуркин, Н.Н.Абин «Диверсанты. Легенда Лубянки – Павел Судоплатов». М.РИПОЛ классик, 2008.
Вячеслав Боярский «Диверсанты Западного фронта. Артур Спрогис и другие. Страницы памяти.» М.ИД «Красная звезда» 2007 г.

   Информация из Российской Армии:
Инструкторы по физподготовке в военное время станут диверсантами
Из инструкторов по физической подготовке, которых начинают готовить для бригад Минобороны, в военное время будут сформированы разведывательно-диверсионные и контрдиверсионные подразделения. Об этом заявил начальник управления физической подготовки Вооруженных сил РФ полковник Алесандр Щепелев.
В соответствии с новым штатным расписанием, в каждой бригаде Минобороны будет от 10 до 15 инструкторов по физподготовке (в настоящее время в каждом полку имеется одна должность начальника физической подготовки). Кандидатов в инструкторы планируется набирать из числа сержантов, а профильное среднее специальное образование они будут получать при институте физической подготовки в Санкт-Петербурге.
Щепелев подчеркнул, что требования по физподготовке будут прописаны в контрактах, которые заключают военнослужащие с Минобороны. "При невыполнении требований по физподготовке начальники и командиры будут давать дополнительное время таким военнослужащим для исправления нормативов по физподготовке", - уточнил полковник.
Источник: Lenta.ru
15 августа 2011 года Александр Слободянюк
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 040
Re: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР
« Reply #185 : 17 Август 2011, 20:01:48 »
В догонку к ДРФ:
Примечание:
Яков Исаакович Серебря́нский 26 ноября (8 декабря) 1891, Минск — 30 марта 1956, Москва) — полковник госбезопасности (1945), сотрудник Иностранного отдела ОГПУ — НКВД, один из руководителей заграничной разведывательной и диверсионной работы советских органов госбезопасности. Родился в бедной еврейской семье. В 1908 году окончил четырёхклассное городское училище в Минске. Ещё в 1907 году вступил в ученическую организацию эсеров-максималистов. В 1909 году был арестован за хранение «переписки преступного содержания» и по подозрению в соучастии в убийстве начальника Минской тюрьмы. Один год провёл в тюрьме, после чего был административно выслан в Витебск, где работал электромонтёром на электростанции. В августе 1912 года был призван в армию, служил рядовым 122-го Тамбовского полка в Харькове. С началом Первой мировой войны был направлен в действующую армию на Западный фронт в составе 105-го Оренбургского полка, 2 роты. 7 августа 1914 года во время неудачного наступления русских войск в Восточной Пруссии под Матишкеменом (имеется запись пункт 2462 (16) в «Именном списке потерь нижних чинов 105 пехотного Оренбургского полка») был тяжело ранен и после госпиталя был демобилизован. С февраля 1915 года работал электромонтёром на нефтепромыслах Баку. После Февральской революции активно участвовал в деятельности местной организации партии социалистов-революционеров, был членом Бакинского совета, сотрудником Бакинского продовольственного комитета. Представлял партию эсеров на 1-м съезде Советов Северного Кавказа. В марте 1918 года руководил отрядом Бакинского совета по охране продовольственных грузов на Владикавказской железной дороге. После падения Бакинской коммуны перебрался в Персию. В мае 1920 года Волжско-Каспийская военная флотилия под командованием Фёдора Раскольникова и Серго Орджоникидзе направляется в Энзели (Персия) с целью возвращения российских кораблей, которые увели в Персию эвакуировавшиеся из российских портов белогвардейцы. В результате последовавших боевых действий белогвардейцы и занимавшие Энзели английские войска отступили. Воспользовавшись этой ситуацией, в начале июня вооружённые отряды революционного движения дженгалийцев под командованием Мирзы Кучук-хана захватывают город Решт — центр остана Гилян, где провозглашается Гилянская Советская Республика. Находившийся в это время в Реште Серебрянский при содействии Якова Блюмкина, занимавшего в то время пост военного комиссара штаба Персидской Красной Армии становится сотрудником только что созданного в ней Особого отдела, но уже вскоре возвращается в Россию. С августа 1920 года — сотрудник центрального аппарата ВЧК в Москве. В августе 1921 года демобилизовался и поступил в Электротехнический институт. В декабре 1921 года попал в чекистскую засаду на квартире своего старого товарища по партии эсеров и провёл четыре месяца в тюрьме. Освободившись, работал в системе треста «Москвотоп», в 1923 году был арестован по подозрению во взяточничестве и находился под следствием, однако обвинения не были доказаны. В ноябре 1923 года Яков Блюмкин, которого руководство ИНО ОГПУ назначило резидентом нелегальной разведки в Палестине, предложил Серебрянскому стать его заместителем. В декабре 1923 года Серебрянский был принят на должность особоуполномоченного Закордонной части ИНО ОГПУ и вместе с Блюмкиным выехал в Яффу с заданием собирать информацию о планах Англии и Франции на Ближнем Востоке и о местных революционных  движениях. В июне 1924 года Блюмкин был отозван в Москву, и Серебрянский приступил к самостоятельной работе. Ему удалось внедриться в подпольное сионистское движение и привлечь к сотрудничеству с ОГПУ большую группу эмигрантов из России, составивших ядро боевой группы, впоследствии известной как «группа Яши». В 1924 году к ним присоединилась жена Серебрянского — Полина Натановна Беленькая. В 1925—1926 гг. Серебрянский — нелегальный резидент ИНО ОГПУ в Бельгии. В феврале 1927 года выезжал в Москву, где был принят в члены ВКП(б). Из Москвы он направился нелегальным резидентом в Париж, где проработал до марта 1929 года. В апреле 1929 года вернулся в Москву и был назначен начальником 1-го отделения ИНО ОГПУ, одновременно продолжая руководить Особой группой («группой Яши»), подчинявшейся непосредственно председателю ОГПУ В. Р. Менжинскому и создававшейся для глубокого внедрения агентуры на объекты военно-стратегического характера на случай войны, а также проведения диверсионных и террористических операций. Все основные специалисты советских органов госбезопасности по тайным акциям и ликвидациям вышли из «группы Яши» — среди них Н. И. Эйтингон, С. М. Шпигельглаз, С. М. Перевозников, А. И. Сыркин, П. Я. Зубов. В 1929 году была подготовлена, а 26 января 1930 года — под непосредственным руководством Серебрянского и заместителя начальника контрразведывательного отдела ОГПУ С. В. Пузицкого в Париже членами «группы Яши» была осуществлена операция по похищению председателя Русского общевоинского союза (РОВС) генерала А. П. Кутепова, намеревавшегося активизировать диверсионно-террористическую деятельность на территории СССР. Летом 1929 г. было принято решение о захвате и вывозе в Москву председателя Российского общевоинского союза (РОВС) генерала А. П. Кутепова, активизировавшего диверсионно-террористические действия на территории СССР. Вместе с зам. начальника КРО ОГПУ С. В. Пузицким Серебрянский выехал в Париж для руководства этой операцией. 26 января 1930 г. сотрудники «группы Яши» втолкнули Кутепова в автомобиль, сделали инъекцию морфия и доставили на борт советского парохода, стоявшего в порту Марселя. 30 марта 1930 г. за успешно проведенную операцию Серебрянский был награжден орденом Красного Знамени. По завершении операции против генерала Кутепова Серебрянский приступил к созданию автономной агентурной сети в различных странах для ведения разведывательной работы на случай войны. Был зачислен на особый учет ОГПУ За границей лично завербовал более 200 человек. В 1931 году был арестован в Румынии, но вскоре освобождён и продолжил нелегальную деятельность. В 1932 году выезжал в США, в 1934 году — в Париж. 13 июля 1934 года был утвержден руководителем Спецгруппы особого назначения (СГОН) при НКВД СССР. В ноябре 1935 года Серебрянскому было присвоено звание старшего майора госбезопасности. В 1935—1936 гг. находился в командировке в Китае и Японии. После начала гражданской войны в Испании занимался закупкой (частично нелегально) и поставкой оружия для республиканцев. Так, в сентябре 1936 года — сотрудники Спецгруппы закупили у : французской фирмы «Девуатин» 12 военных самолетов, которые доставили на приграничный с Испанией аэродром, откуда их под предлогом летных испытаний перегнали в Барселону. За эту операцию Серебрянский был награжден орденом Ленина. В ноябре 1936 года нелегалам СГОН с помощью агента М. Зборовского («Тюльпан»), внедренного в окружение сына Троцкого Л. Л. Седова, удалось захватить часть архива Международного секретариата троцкистов. Несколько ящиков с документами были переданы легальному резиденту ИНО в Париже Г. Н. Косенко (Кислову) («Фин») и переправлены в Москву. В 1937 году Л. Л. Седов («Сынок») по указанию отца приступил к подготовке I съезда IV Интернационала, который должен был состояться летом 1938 года в Париже. В связи с этим Центр принял решение о похищении Седова. Проведение операции было поручено группе Серебрянского. План похищения «Сынка» был детально проработан. В подготовке операции участвовало 7 сотрудников Спецгруппы, в том числе и жена Серебрянского. Однако похищение Седова не состоялось — в феврале 1938 года он умер после аппендэктомии. Летом 1938 года Серебрянский был отозван из Франции, 10 ноября вместе с женой арестован в Москве у трапа самолета на основании ордера, подписанного Л. П. Берия. До февраля 1939 года содержался под стражей без санкции прокурора. В ходе следствия, которое вел будущий министр МГБ B.C. Абакумов, а на более поздней стадии следователи С. Р. Мильштейн и П. И. Гудимович («Иван»), Серебрянского подвергали т. н. «интенсивным методам допроса». По данным следственного дела, впервые был вызван на допрос 13 ноября 1938 года. На протоколе допроса имеется резолюция Берия: «Тов. Абакумову! Хорошенько допросить!» Именно после этого на допросе 16 ноября 1938 года, в котором участвовал сам Л. П. Берия, а также Б. З. Кобулов и B.C. Абакумов, Серебрянский был избит и принужден дать ложные показания. 25 января 1939 г. он был переведён в Лефортовскую тюрьму (на допросе в 1954 г. Серебрянский показал, что ещё до суда, то есть на предварительном следствии, он отказался от показаний, в которых признавал себя виновным и оговорил других). 7 июля 1941 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила Серебрянского, обвиненного в шпионаже в пользу Англии и Франции, связях с «заговорщиками» из НКВД во главе с Г. Г. Ягодой и подготовке терактов против советских руководителей, к расстрелу, а его жену — к 10 годам лагерей «за недоносительство о враждебной деятельности мужа». Но приговор не был приведён в исполнение. Шла Великая Отечественная война, и разведке катастрофически не хватало опытных сотрудников. В августе 1941 года благодаря ходатайству П. А. Судоплатова и вмешательству Л. П. Берия Серебрянский решением Президиума Верховного Совета СССР был амнистирован, восстановлен в органах НКВД и партии. С 3 сентября 1941 года Серебрянский — руководитель группы во 2-м отделе, с 18 января 1942 г. — начальник группы, начальник 3-го отделения 4-го управления НКВД—НКГБ СССР. С ноября 1943 г. — в особом резерве 4-го управления НКГБ СССР на должности руководителя группы. Сотрудником этого управления Серебрянский состоял все военные годы, лично участвуя во многих разведывательных операциях, руководил разведывательно-диверсионной работой в Западной и Восточной Европе. В качестве примера можно назвать вербовку взятого в плен немецкого адмирала Эриха Редера. В мае 1946 года вышел на пенсию по состоянию здоровья. Просил уволить в отставку, однако Управление кадров МГБ формулировку не изменило. В мае 1953 года приглашен П. А. Судоплатовым на работу в центральный аппарат МВД на должность оперативного работника негласного штата 9-го (Разведывательно-диверсионного) отдела. С июня 1953 г. — сотрудник ВГУ МВД СССР. В июле 1953 года уволен из МВД в запас Министерства обороны. 8 октября 1953 года повторно арестован. В декабре 1954 года было отменено решение об амнистии от августа 1941 года. В связи с тем, что по уголовному делу, возбужденному в 1953 году, достаточных доказательств вины Я. И. Серебрянского как участника заговорщической деятельности Л. П. Берия добыто не было, а его осуждение в 1941 году было признано Прокуратурой СССР обоснованным, дело 1941 года было направлено в Верховный суд СССР с предложением заменить расстрел 25 годами лишения свободы. 30 марта 1956 года Серебрянский скончался в Бутырской тюрьме на допросе у следователя Военной прокуратуры генерал-майора юридической службы П. К. Цареградского. В мае 1971 года решением Военной коллегии Верховного суда СССР приговор от июля 1941 года был отменён и дело прекращено. Посмертно реабилитирован. В апреле 1996 года Указом Президента РФ был восстановлен в правах на изъятые при аресте государственные награды. Два ордена Ленина (31.12.1936, 30.04.1946), Два ордена Красного Знамени (6.03.1930, 4.12.1945), Медаль «ХХ лет РККА» (23.02.1938), Медаль «Партизану Отечественной войны» 1 степени (25.08.1944), Два знака «Почётный работник ВЧК-ГПУ» (1929, 1932), Именное оружие.
Старинов Илья Григорьевич
Родился 2 августа 1900 года в селе Войново Болховского района Орловской области. В год его рождения семья переехала в Редкино Тверской губернии, в 1903 году вернулись в Войново. 18 июня 1918 года был призван в РККА. Служил в 20-м полку 3-й стрелковой дивизии (комдив — Солодухин). После месячного обучения воевал на Южном фронте с войсками Корнилова. В районе города Короча Курской губернии попал в окружение и плен, но бежал. Потом был ранен в ногу, лежал в госпитале в Туле. После ранения был зачислен в 27-ю сапёрную роту 9-го инженерного батальона. Воевал против Деникина и Врангеля на Южном фронте в Крыму. Дошёл до Керчи, потом через замёрзший пролив — на Северный Кавказ до Грозного. С сентября 1921 по сентябрь 1922 года учился в Воронежской школе военно-железнодорожных техников. С сентября 1922 года — начальник подрывной команды 4-го Коростенского Краснознамённого железнодорожного полка в Киеве (командир роты — Крюков Александр Евдокимович). С осени 1923 года по осень 1924-го учился в Ленинградской школе военно-железнодорожных техников. С осени 1924 года — командир роты 4-го Коростенского полка. Строили железную дорогу Орша — Лепель. Обучал подрывников на железной дороге. В 1925—1928 годы обучал загражденцев в Киеве. В 1929 году занимался подготовкой диверсантов в киевской школе Кочегарова. C 30 декабря 1930 года — в 4-ом отделе штаба Украинского военного округа, готовил партизан-диверсантов, одновременно занимался созданием и совершенствованием диверсионной техники. В 1931 году работал в школе у Кочегарова и Лисицина в Купянске, в Святошине. Готовил диверсантов, проводил мероприятия по подготовке к возможной партизанской войне. С марта 1932 года — начальник разведпункта, литер А Украинского военного округа, готовил партизан-диверсантов в Тирасполе. С марта 1933 года — в Москве, сотрудник отдела Главного разведуправления при Генштабе Красной Армии. С сентября 1933 года по май 1935 года — учёба в военно-транспортной Академии Красной Армии. С мая 1935 года — заместитель военного коменданта станции Ленинград - Московская. Встречал и сопровождал высокопоставленных лиц: К. Е. Ворошилова, Б. М. Шапошникова, М. Н. Тухачевского, В. К. Блюхера, В. М. Примакова. Жил в Ленинграде, по совместительству преподавал технику заграждений на дорогах в Военно-транспортном институте. С ноябрь 1936 по ноябрь 1937 года — в Испании. Непосредственно подчинялся Я. К. Берзину и его заместителям Р. Я. Малиновскому, К. А. Мерецкову, Г. М. Штерну. Прошёл путь от советника диверсионной группы до советника 14-го партизанского корпуса (3000 чел.). Действовали в районе Теруэля, Сарагосы, под Мадридом и Барселоной. Обучал партизан минно-подрывному делу, технике и тактике диверсий. Организовал школы под Валенсией, в Хайене, готовил крупные диверсионные операции. Переводчица — А. К. Обручева — стала его женой. В Испании провёл ряд успешных диверсионных операций. В ноябре 1937 года Старинов сдал дела Кристапу Салныню и с шофёром выехал в Париж. Остановился в посольстве, затем из Бреста отплыл на пароходе в Ленинград. Возвращался с танкистом П. И. Липиным. В Ленинграде встретился с разведчиками, выехал в Москву. Встречался с и. о. начальника Главного разведуправления С. Г. Гендиным, был с ним на приёме у К. Е. Ворошилова. Вызывался в качестве свидетеля по делу своих репрессированных сослуживцев на допрос в НКВД. Чтобы избежать ареста Илья Григорьевич добивается личного приёма у Ворошилова, во время которого нарком звонит Ежову и приказывает не трогать Старинова. С февраля 1938 года — начальник центрального научно-испытательного полигона железнодорожных войск на ст. Гороховец Горьковской железной дороги (начальник железнодорожных войск — генерал А. Е. Крюков). Испытывали железнодорожную и строительную технику. С ноября 1939 года — начальник группы по разминированию на Карельском перешейке во время советско-финской войны. Подчинялся А. Е. Крюкову. 17 марта 1940 года был тяжело ранен снайпером в правую руку. Получил справку об инвалидности. С 13 августа 1940 года — начальник отдела минирования и заграждений Главного военно-инженерного управления Красной Армии. В Нахабино готовили специалистов по заграждению и разминированию. С 28 июня 1941 года — начальник оперативной группы заграждений на Западном фронте. С 13 июля по совместительству — начальник Оперативно-учебного центра Западного фронта. Подчинялся непосредственно командующему фронта Д. Г. Павлову, потом — А. И. Ерёменко. Занимались заграждениями. В конце сентября — начальник оперативно-инженерной группы Юго-Западного фронта. В его распоряжении находилось 5 батальонов и 5 оперативных групп. Осуществляли заграждения, производили минирование железных и автомобильных дорог, особо важных объектов под Харьковом и в Харькове. Старинов непосредственно подчинялся Военсовету фронта. Уничтожили штаб 58-й дивизии во главе с генерал-лейтенантом Георгом фон Брауном и подорвали на мине генерал-лейтенанта Бейнекера. С 17 ноября 1941 года — заместитель начальника штаба инженерных войск Красной Армии (начальник штаба — К. С. Назаров). Производили минирование, устройство заграждений, разрушение мостов, дорог под Москвой, на Калининском и Западном фронтах — от Серпухова до Калинина. С декабря 1941 года — начальник оперативно-инженерной группы на Южном фронте под Ростовом. В распоряжении имел пять батальонов. Устанавливали заграждения, минировали. Мины производили в мастерских Ростовского государственного университета. В феврале 1942 года — ледовые походы через Таганрогский залив. С апреля 1942 года — командир 5-й отдельной инженерной бригады спецназначения на Калининском фронте в районе Торжка. В распоряжении — 5 батальонов (около 4 тысяч солдат и офицеров). Производили устройство противопехотных и противотанковых полос от Ржева до Сурожа — всего около 400 км. В августе 1942 года назначен начальником Высшей оперативной школы особого назначения Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД), находившейся в распоряжении главнокомандующего партизанским движением К. Е. Ворошилова. Школа располагалась на ст. Быково. Готовили специалистов и командиров высшего класса, планировали операции, испытывали новую диверсионную технику. С сентября 1942 года — помощник начальника штаба по диверсиям у П. К. Пономаренко. Составлял инструкции, разрабатывал планы операций. Был в командировках на Кавказе, в Ростове и Новороссийске. Организовывал партизанские операции. С 18 марта 1943 года — член Военного совета Юго-Западного фронта. Организовывал обучение партизанских групп для заброски в тыл врага. С мая 1943 года — заместитель начальника Украинского штаба партизанского движения по диверсиям Т. А. Строкача. Создавал диверсионные службы в штабе и в партизанских соединениях. С апреля 1944 года — заместитель начальника польского Штаба партизанского движения А. Завадского. Занимался организацией партизанской борьбы, взаимодействием с советскими партизанами на границе с Польшей. В это время за написанную до войны диссертацию получил звание кандидата технических наук. С июня 1944 года — начальник штаба советской миссии в Югославии (располагались в Бухаресте). Занимались организацией взаимодействий Советской Армии и Национально-освободительной Армии Югославии (НОАЮ). Много раз встречался и беседовал с маршалом Тито. С февраля 1945 года — начальник оперативно-инженерной группы по разминированию автомобильных и железных дорог на освобождаемой территории Германии. Подчинялся маршалам Р. Я. Малиновскому и И. С. Коневу. Работали севернее Будапешта, в районе Потсдама, в городах на Рейне. День Победы встретил в Берлине. С мая 1945 года — в Москве. Работал в Центральном партийном архиве, Военном архиве КГБ. С ноября 1945 года — заместитель начальника 20-го управления железнодорожных войск Советской Армии во Львове. Осуществлял разминирование и восстановление железных дорог. Участвовал в борьбе с бандеровцами. С сентября 1946 года — начальник кафедры тыла Военного института МВД. С 1949 года — начальник оперативно-тактической группы партизанской борьбы. С января 1956 года — в отставке. С 1957 года — старший научный сотрудник Института марксизма-ленинизма. Принимал участие в написании шеститомной истории Великой Отечественной войны. С 1964 года — преподаватель тактики диверсий на Курсах усовершенствования офицерского состава (КУОС). В 1984 году присвоено звание профессора. До 1987 года преподавал в учебных заведениях КГБ. Скончался на 101-м году жизни и похоронен на московском Троекуровском кл адбище. Награды: орден Ленина № 3546 (1937), орден Ленина № 43083 (1944), орден Красного Знамени № 1247 (1937), орден Красного Знамени (2) № 237 (1939), орден Красного Знамени № 175187 (1944),  орден Красного Знамени № 191242 (1944), орден Красного Знамени № 357564 (1945), орден Егорова (ЧССР) № 1504 (1959), орден Октябрьской Революции № 87256 (1.8.1980), орден Отечественной войны 2-й ст. № 1123764 (2.3.1985), орден Дружбы народов № 77089 (17.8.1990), орден Мужества (2.8.2000), медаль «XX лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии» (22.2.1938), медаль «За оборону Сталинграда» (24.2.1944), медаль «За оборону Кавказа» (IX.1944), медаль «Партизану Отечественной войны» (25.10.1944), медаль «За оборону Москвы» (30.10.1944), медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (6.8.1945), медаль «30 лет Советской Армии и Флота» (29.4.1948), медаль «В память 800-летия Москвы» (22.10.1948), медаль 20 лет войны в Испании (1956), медаль «40 лет Вооружённых Сил СССР» (1958), медаль 20 лет Освобождения Украины (1964), медаль 20 лет Освобождения Чехословакии (1964), медаль «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (1965), медаль За восстановление железных дорог Германии (1965), медаль 25 лет Великой Отечественной войне (24.4.1967), медаль За вашу и нашу свободу (ПНР) (19.2.1968), медаль «50 лет Вооружённых Сил СССР» (1.4.1969), медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (13.4.1970), медаль «За отличие в охране государственной границы СССР» (29.10.1970), юбилейная медаль «Тридцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (6.5.1975), медаль «Ветеран Вооружённых Сил СССР» (30.3.1977), медаль «60 лет Вооружённых Сил СССР» (9.6.1978), медаль Болгарии (1981), юбилейная медаль «Сорок лет победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (23.4.1985), медаль «70 лет Вооружённых Сил СССР» (23.2.1988), медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (22.3.1995), медаль 60 лет Гражданской войны в Испании (4.12.1996), медаль «В память 1500-летия Киева», медаль Жукова (19.2.1996), медаль 55 лет Победы (2000).
Обученные непосредственно Стариновым инструкторы в предвоенные годы подготовили свыше 1000 квалифицированных партизан. В годы Великой Отечественной войны обученные им же инструкторы подготовили в различных школах свыше 5 000 партизан-диверсантов. Только в Оперативно-учебном центре Западного фронта было обучено 1600 человек.
Наиболее значимые операции, осуществлённые под руководством Старинова
В Испании:
•   уничтожение штаба итальянской авиадивизии;
•   крушение поезда с марокканцами, крушение воинского эшелона в туннеле, прервавшее надолго важную вражескую коммуникацию;
•   вывод из строя на неделю коммуникации между Южным и Мадридским фронтами противника.
Во время Великой Отечественной войны:
•   в октябре 1941 год — превращение Харьковских путей сообщения практически в западню для противника (взрыв радиоуправляемой миной Свердловского путепровода через ЮЖД), что затруднило немецкое наступление.
•   произвёл самый известный взрыв радиоуправляемой мины. По сигналу Старинова из Воронежа в 3:30 ночи 14 ноября 1941 года на воздух во время банкета взлетел германский штаб в Харькове (ул. Дзержинского, 17; бывший партийный особняк, в котором жили сначала Косиор, затем Хрущёв) вместе с командиром 68-й пехотной дивизии вермахта, начальником гарнизона генерал-лейтенантом Георгом фон Брауном, двоюродным братом знаменитого ракетчика Вернера фон Брауна. Сапёр инженер-капитан Гейден, под чьим руководством разминировали здание и обезвредили ложную мину, заложенную под кучей угля в котельной особняка, был разжалован. В отместку за взрыв немцы повесили пятьдесят и расстреляли двести заложников-харьковчан.[2]
•   в феврале 1942 года — ледовые походы через Таганрогский залив, в результате которых была выведена из строя автомагистраль Мариуполь — Ростов-на-Дону и разгромлен гарнизон немцев на Косой Горе.
•   создание диверсионной службы в украинских партизанских формированиях и в Украинском штабе партизанского движения в 1943 году, в результате чего на Украине было произведено свыше 3500 крушений поездов, тогда как в 1942 году — всего 202.
•   в 1944 году — подготовка кадров и создание партизанских формирований украинских партизан для партизанской войны за рубежом — в Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии.
Стариновым написаны пособия, в том числе совершенно секретные, по вопросам ведения партизанской войны, которые использовались при обучении партизан.
Ваупшасов Станислав Алексеевич
15(27).07.1899–19.11.1976. Полковник.

 
Литовец. Настоящая фамилия Ваупшас. Родился в дер. Грузджяй Шяуляйского уезда Ковенской губернии в семье рабочего. Трудовую деятельность начал батраком в родной деревне. С 1914 г. проживал в Москве, работал землекопом, арматурщиком на заводе «Проводник». После кратковременного пребывания в Литве вернулся в Москву.
С 1918 г. в Красной гвардии, затем в РККА. Воевал сначала на Южном фронте, потом против войск генерала Дутова и белочехов, затем на Западном фронте. С 1920 г. по 1925 г. находился на подпольной работе по линии т. н. «активной разведки» Разведупра РККА в западных областях Белоруссии, оккупированных Польшей. Организатор и командир партизанских отрядов. За работу в Белоруссии С. А. Ваупшасов был награжден почетным оружием и орденом Красного Знамени. После сворачивания «активной разведки» отозван в СССР. С 1925 г. находился на административно—хозяйственной работе в Москве. В 1927 г. окончил Курсы комсостава РККА. В 30–е годы работал в ГПУ Белоруссии, начальником участка на строительстве канала Москва — Волга. В 1937–1939 гг. С. А. Ваупшасов находился в командировке в Испании в качестве старшего советника при штабе 14–го Партизанского корпуса республиканской армии по разведывательно—диверсионным операциям (под псевдонимами «Шаров» и «тов. Альфред»). После поражения республики, рискуя жизнью, вывез республиканские архивы. С 1939 г. — в центральном аппарате НКВД СССР. Во время советско—финской войны 1939–1940 гг. участвовал в формировании разведывательно—диверсионных групп. Награжден именным оружием. В 1940 г. вступил в ВКП(б). В 1940–1941 гг. в разведывательной загранкомандировке в Финляндии и Швеции. После возвращения в СССР был направлен в распоряжение Особой группы — 2–го Отдела НКВД СССР. С сентября 1941 г. командир батальона ОМСБОНа НКВД СССР, принимал участие в битве под Москвой. С марта 1942 г. по июль 1944 г. под псевдонимом «Градов» — командир партизанского отряда НКГБ СССР «Местные», действовавшего в Минской области. За время пребывания в тылу противника партизанским соединением под командованием С. А. Ваупшасова было уничтожено свыше 14 тысяч немецких солдат и офицеров, совершено 57 крупных диверсий. В их числе — взрыв столовой СД, в результате чего было убито несколько десятков высокопоставленных немецких офицеров. В 1945 г. работал в центральном аппарате НКГБ в Москве. В августе 1945 г. участвовал в боевых операциях против Японии, затем — начальник опергруппы НКГБ по очистке тыла в Маньчжурии. С декабря 1946 г. начальник разведотдела МГБ Литовской ССР. Участвовал в ликвидации антисоветских вооруженных формирований в Литве. В 1954 г. уволен в запас. Автор воспоминаний («На тревожных перекрестках». М., 1972 и др.). Герой Советского Союза (5.11.1944). Награжден четырьмя орденами Ленина, орденами Красного Знамени, Отечественной войны 1–й и 2–й степеней, Трудового Красного Знамени БССР (1932), медалями. Умер в Москве после продолжительной болезни. Похоронен на Введенском кладбище в Москве.
Орловский Кирилл Прокофьевич
18(30).01.1895–1968. Полковник.

 
Белорус. Родился в дер. Мышковичи (ныне Кировского района Могилевской области) в семье крестьянина. В 1906 г. поступил в Поповщинскую приходскую школу, которую окончил в 1910 г. В 1915 г. призван в армию. Служил сначала в 251–м запасном пехотном полку рядовым, а с 1917 г. унтер—офицер, командир саперного взвода 65–го стрелкового полка на Западном фронте. В январе 1918 г. К. П. Орловский демобилизовался из армии и вернулся в родную деревню Мышковичи. Однако «мирная передышка» в его жизни длилась недолго: после прихода немецких оккупантов К. П. Орловский связывается с подпольным комитетом РКП(б) в Бобруйске, создает партизанский отряд, которым командует с августа по декабрь 1918 г. В декабре 1918 г. — мае 1919 г. работал в Бобруйской ЧК. С мая 1919 по май 1920 г. учился на 1–х московских пехотных курсах комсостава, одновременно, будучи курсантом, участвовал в боях против войск Юденича, в советско—польской войне. С мая 1920 по май 1925 г. руководил партизанскими отрядами в Западной Белоруссии по линии «активной разведки» Разведупра РККА. Под руководством К. П. Орловского было совершено несколько десятков боевых операций, в результате которых было уничтожено свыше 100 польских жандармов и помещиков. После возвращения в СССР К. П. Орловский учился в Коммунистическом университете нацменьшинств Запада им. Мархлевского, который окончил в 1930 г. Затем в течение пяти лет находился на работе по подбору и подготовке партизанских кадров по линии Особого отдела НКВД БССР. С января 1936 г. по январь 1937 г. — начальник участка на строительстве канала Москва — Волга. В 1937–1938 гг. выполнял специальные задания по линии советской внешней разведки во время войны с фашистами в Испании. С января 1938 г. по февраль 1939 г. — студент спецкурсов НКВД в Москве. С 1939 г. К. П. Орловский — помощник директора Сельскохозяйственного института в Чкалове (ныне Оренбург). С 1940 г. — вновь в органах госбезопасности. С марта 1941 г. по май 1942 г. находился в загранкомандировке по линии НКВД в Китае. После возвращения в СССР К. П. Орловский в 4–м Управлении НКВД СССР. 27 октября 1942 г. направлен с группой десантников в тыл врага в район Беловежской Пущи, участвовал в организации партизанских отрядов и сам возглавил отряд особого назначения «Соколы». В феврале 1943 г. во время операции по уничтожению заместителя гауляйтера Белоруссии Ф. Фенса К. П. Орловский был тяжело ранен, ему оторвало правую руку. С августа 1943 г. по декабрь 1944 г. в НКГБ Белоруссии, затем вышел в отставку по состоянию здоровья. С января 1945 г. — председатель колхоза «Рассвет» в с. Мышковичи Могилевской области БССР. Делегат XX, XXII и XXIII съездов КПСС. В 1956–1961 гг. — кандидат в члены ЦК КПСС. Герой Советского Союза (20.09.1943). Герой Социалистического Труда (1965). Награжден пятью орденами Ленина, орденом Красного Знамени, орденом Трудового Красного Знамени БССР (1932), многими медалями.

Кочегаров  М.К.  -  полковник, чекист,  начальник школы  по  обучению партизан-подпольщиков. Школа в конце 20-х годов располагалась под  Киевом, а потом,  в начале  войны, в Харькове.
По материал открытой печати.
17.08.2011 г. Александр Слободянюк


« Последнее редактирование: 18 Август 2013, 18:51:50 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 040
Re: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР
« Reply #186 : 18 Август 2011, 20:59:04 »
По утверждению руководителя Особой группы при наркоме генерал-лейтенанта П.А.Судоплатова: "В наше распоряжение поступили лучшие в Советском Союзе специалисты по минно-взрывному делу, работавшие в Красной Армии, наркоматах угольной промышленности, геологии, горных разработок. Пригодились и выпускники существовавшей в 1937-1938 гг. спецшколы при ОГ ГУГБ НКВД. Слушатель этой школы подполковник Константин Квашнин, начальник отделения оперативной техники бывшего Иностранного отдела (ИНО) НКВД полковник Александр Тимашков сыграли важную роль в обеспечении наших людей совершенными диверсионными приборами и техникой, не имевшими аналогов у зарубежных спецслужб. ...Сразу же после создания Особой группы было организовано несколько школ подготовки кадров. Одна из них развернулась на базе нашего дома отдыха в подмосковном Кратово, другая - на базе разведывательной Школы особого назначения (ШОН) в Балашихе. (прим. авт. - правда мне один историк в личке утверждал, что ОГ не имела Оперативно-учебных центров?)"
18.08.2011 г. Александр Слободянюк
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 040
Re: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР
« Reply #187 : 21 Август 2011, 14:42:57 »
100 лет со дня рождения легендарного Николая Кузнецова
27 июля 2011   НВО
        Россия и Украина отмечают 100-летие со дня рождения легендарного советского разведчика, Героя Советского Союза Николая Кузнецова, уничтожившего в годы Великой Отечественной войны 11 генералов и высокопоставленных чиновников фашистской Германии.
Николай Иванович Кузнецов родился 27 июля 1911 года в деревне Зырянка Талицкого района Свердловской области. До войны он работал инженером в Свердловске и Москве.
С началом войны Кузнецов был зачислен в состав Особой группы НКВД. По некоторым сведениям, в первый военный год он один раз забрасывался в немецкий тыл с краткосрочным заданием, а после возвращения стажировался в Красногорском лагере немецких военнопленных, осваивая поведение и стиль речи немецких офицеров. В августе 1942 года по личной просьбе Николай Кузнецов был направлен в тыл врага в действовавший на Украине особый разведывательный партизанский отряд НКВД "Победители", которым командовал Дмитрий Медведев.
В борьбе с немецко-фашистской захватчиками Николай Кузнецов проявил необычайную отвагу и изобретательность. Владея в совершенстве немецким языком и действуя в городе Ровно в контакте с подпольщиками и партизанами, он под видом немецкого обер-лейтенанта Пауля Зиберта добывал ценнейшую разведывательную информацию. В частности, ему удалось получить сведения о немецких ракетах ФАУ-1 и ФАУ-2, раскрыть местонахождение ставки Гитлера "Вервольф" под Винницей, предупредить советское командование о предстоящем наступлении гитлеровских войск в районе Курска (операция "Цитадель") и о готовившемся покушении на глав правительств СССР, США и Великобритании в Тегеране.
Наибольшую известность Николай Кузнецов получил как ликвидатор. Он лично уничтожил видных гитлеровцев - главного судью Украины Альфреда Функа, имперского советника рейхскомиссариата Украины Ганса Галля, вице-губернатора Галиции Отто Бауэра. Во главе группы партизан Кузнецов похитил командующего карательными войсками на Украине генерала Макса Ильгена.
Разведчик погиб в бою 9 марта 1944 года близ села Боратин (Львовская область), подорвав себя и окруживших его врагов гранатой. Звание Героя Советского Союза Николаю Кузнецову было присвоено посмертно 5 ноября 1944 года. Похоронен он во Львове.
Как нередко бывает, со временем появилось немало "историков", пожелавших ради каких-то своих целей поглумится над памятью великого разведчика, однако и в России, и на Украине помнят о нем: установлены памятники, действует несколько музеев, одна из малых планет Вселенной носит его имя. Сообщает ИТАР-ТАСС.
Сам разведчик, возможно, предчувствовал гибель. В одном из писем он писал: "Я люблю жизнь, я еще молод, но если для Родины, которую я люблю как свою родную мать, нужно пожертвовать жизнью, я сделаю это... Пусть я умру, но в памяти моего народа патриоты бессмертны!".
К юбилейной дате Министерство культуры и туризма Свердловской области организовало областной журналистский конкурс на лучшую публикацию в печатных СМИ на тему "Кузнецов Николай: великий разведчик, великий земляк". Его победителем в номинации "Талица - родина великого разведчика" по единогласному мнению жюри стал цикл публикаций к 100-летию Н.И. Кузнецова, опубликованный в газете "Камышловские известия". Автор вошедших в представленный на конкурс цикл статей "О, смелый сокол", "Капли крови твоей горячей" и "Безумству храбрых поем мы песню!" Алина Семенова не дожила до церемонии награждения всего два дня.
В Екатеринбурге 15 июля стартовал международный автопробег, участники которого посетили Киев и Львов. Пресс-служба министерства обороны Украины сообщила, что "участники автопробега вместе с офицерами Западного оперативного командования вооруженных сил Украины возложили венки на могиле Николая Кузнецова на Холме Славы во Львове". Автопробег завершится на родине героя в Талице в его день рождения - 27 июля.
Накануне памятной даты в Екатеринбурге на площади Российской Армии у мемориала "Черный тюльпан" состоялось торжественное открытие финальной части Всероссийской спартакиады школьников по военно-прикладным и техническим видам спорта "Отчизны верные сыны", которая посвящена 100-летию со дня рождения Николая Кузнецова.http://www.rg.ru/2011/07/28/reg-ural/kuznezov.html

 
20.08.2011 г. Александр Слободянюк
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 040
Re: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР
« Reply #188 : 29 Август 2011, 19:31:15 »
Всем пограничникам хорошо знаком этот московский район, который в годы Великой Отечественной войны он носил имя Бабушкина.

Война непосредственно коснулась Бабушкина в конце 1941 году на станции прогремел чудовищный силы взрыв. То ли в результате диверсии или бомбешки, то ли по чьей-то расхлябанности взорвался вагон с боеприпасами.
Известная диверсия в 1941 г. произошла вовсе не на станции Лосиноостровская а на станционных путях (фактический близи платформы "Институт Пути") в районе нынешней Ивовой улицы. Это я узнал совершенно недавно прочтя одну из районных газет.
Эта диверсия -одна из тайн за семью печатями минувшей войны. Материалы в печати об этом событии появились только после 1989 года. Жертвами стали множество солдат Советской армии. Они похоронены на Раевском кладбище в 500 метрах от метро "Бабушкинская"
Станция эта большая, ее разъездные пути протянулись, чуть ли не до самого Лося, там были военные составы, в том числе со снарядами, все взрывалось и горело... Взрывы на Лосиноостровской долго были слышны в ближайшей части Москвы, а вдоль полотна железной дороги стояли обгоревшие дачи.
Морозным и ветреным утром 30 декабря 1941-го года на окраине Дзержинского района взметнулся к небу рыжий султан. Поступило сообщение о < взрывах > и огненной лаве на железнодорожных путях станции < Лосиноостровская >. Огромной силы < взрывы > сотрясали окрестности. Свист осколков, клубы дыма и море пламени, волны которого перекатывались с одного состава на другой... Весь узел забит вагонами с боеприпасами, военной техникой. В огненном кольце очутился санитарный поезд с ранеными. Вот что увидели прибывшие первыми представители Бабушкинской пожарной команды. На помощь им уже спешили караулы 1, 13, 14, 22, 23 и 35 ВПК. Вместе с личным составом двух пожарных поездов повели наступление. Тринадцать автонасосов и пятнадцать автоцистерн были стянуты в то место.
Создали три боевых участка, которые возглавили начальники: РУПО Ростокинского района Макаров, названной выше 35-й ВПЧ — Садовский и штаба пожаротушения УПО — Васильев. Люди творили чудеса храбрости. Инструктор Бабушкинской части Г. В. Плакучее и его помощник А. А. Королев под градом осколков спасли от неминуемой гибели уже из полыхавших вагонов 18 раненых солдат. Отделение под руководством Н. А. Евсюкова откопало из-под обломков разрушенных домов нескольких жильцов.
На сотни метров вокруг разлетались осколки мин и снарядов. Горели и рушились здания на Ярославском шоссе. Зловещее зарево иНа Ярославском шоссе дым могли стать хорошим ориентиром для фашистских летчиков. Нужно было быстрее укротить огонь. Бесперебойно работали насосы. Когда осколки выводили из строя рукавные линии, их тут же меняли. Даже в таких неимоверно сложных условиях проявляли много выдумки. На санки устанавливали бронированные щитки и под их прикрытием подбирались ближе к очагам. Шестнадцать часов длилось тушение пожара на станции < Лосиноостровская . Опасность была велика. Сраженный осколком, погиб курсант Георгий Петров. Из его без жизненных, обмороженных рук подхватил ствол товарищ. На руках друзей умер смертельно раненный Самуил Ескин. Воентехник второго ранга Наум Садовский обеспечивал спасение солдат и командиров из санитарного поезда, он вел за собой бойцов. Садовский тоже погиб в этом сражении. Однако вагоны все же рассредоточили, пламя с них сбили... Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 июля 1942 года Н. Садовский был награжден орденом Красной Звезды посмертно. Его имя навечно занесено в список личного состава 35-й ВПЧ столицы.
в 1960 году в черту города вошла значительная часть Лосиного острова, где на опушке близ Ярославского шоссе прячется таинственная бывшая мыза Раево, по-прежнему принадлежащая военному ведомству. И всего четверть века назад здесь прогремел взрыв. Содрогнулись маленькие (ныне исчезнувшие) дачки на улице Вешних вод, в новых домах, расположенных за два километра от Раева, зазвенели стекла. Лязгнули буферами вагоны на сортирочных горках станции Лосиноостровская. Грохот был слышен на десять километров вокруг.
Так ли уж хорошо защищена Москва от своих собственных, российских снарядов? http://www.babylon-realty.ru/info/k2d152_2.htm

С материалами каждый желающий может ознакомиться в сети по адресу: Взрыв на станции "Лосиноостровская" в 1941 году. wap.nordland.borda.ru/?1-0-0-000002...

Каждый раз встречая различного рода рассуждения об этой трагедии я пытался найти в документах какой-либо след о ней. Встречал даже упоминания о том, что якобы лично И.В.Сталин приказал - засекреть от москвичей настоящую правду об этом взрыве.

Однако, совершенно случайно, работая с архивными документами в Российском государственном военном архиве (РГВА) в фонде 38719 опись 1 деле 1 на листах 67-70 в подлиннике в Докладе старшего лейтенанта Скоробогатько командира 7 роты 3-го батальона 2-го мотострелкового полка ОМСБОН НКВД от 04 марта 1942 года «О боевой деятельности по выполнению боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками за время с 28.11.41 г. по 2.1.2.41 г.» я нашел ответ на «тайны взрыва на Лосиноостровской»

Справка: Командир 3 боевой группы 7-го Отряда Особого Назначения 1-й Бригады войск Особой Группы НКВД СССР (впоследствии 1-й мсп ОМСБОН НКВД СССР) старший лейтенант Скоробогатько Семен Евдокимович 1907 года рождения, украинец, из крестьян, образование среднее окончил 2-ю Объединенную пограничную школу (г.Харьков), до назначения в бригаду спецназа слушатель Высшей пограничной школы НКВД СССР.
В самом завершении своего доклада он написал следующее: «29.12.41 г. во время взрывов воинских эшелонов с боеприпасами на станции Лосиноостровская, перед ротой была поставлена задач: выйти к месту происшествия, обеспечить охрану места происшествия и оказывать помощь раненным бойцам. При прибытии на место взрыва рота организовала охрану вагонов с государственным имуществом и приняты меры к ликвидации пожара отдельных вагонов с имуществом и снаряжением. Бойцами роты были потушены три горящих вагона с имуществом и вынесено 32 трупа. Оказание медицинской помощи раненным было организовано работниками санчасти ОМСБОН. Рота работала в составе 52 чел. с 8.00 до 17.00 29.12.41 г.
5.3.42 г. Командир 7 роты 2-го мсп ОМБОН НКВД старший лейтенант Скоробогатько. (подпись, подлинник).
(РГВА ф.38719 оп.1 д.1 лл.67-70, подлинник).
Спасибо тебе большое и поклон наш тебе дорогой офицер-пограничник Скоробогатько Семен Евдокимович за твой подвиг и труд, благодаря которому мы сегодня нашли ответ на нераскрытую тайну прошлой войны.
Такая обыкновенная для войны история, поросшая небылицами многие годы передавалась из уст в уста о якобы сотнях погибших десантниках и раненных из санпоезда в декабре 1941 года на станции Лосиноостровской под Москвой, потому что архивные документы были запрятаны за «семью замками», а герои тех дней уж канули в лета. Открывая многие архивные дела - я как исследовать, сразу видел, кто и когда до меня читал эти документы. Зачастую удивлялся, что многие дела из фондов об истории ни только частей, но и целых соединений войск НКВД до настоящего времени никто не читал. Я задавал себе вопрос: «А на основании каких документов до настоящего времени были написаны сотни монографий и книг?». Ни поэтому ли мы и сегодня делаем открытия, которые должны были быть сделаны, задолго до нас, намного раньше, когда были живы еще герои этих историй!
29 августа 2011 года  Александр Слободянюк
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 040
Re: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР
« Reply #189 : 05 Сентябрь 2011, 20:35:23 »
Из письма бывшего партизана Ивана Моисеевича Солдатенкова, адресованное Леониду Фёдоровичу Кругликову — родному брату Лидии Фёдоровны Бектиной (Кругликовой). (ВИЖ №6-2009)

«Здравствуй, Леонид Фёдорович!
С приветом к вам Иван Моисеевич.
Во-первых, сообщаю, что письмо ваше мною получено 21 числа, на которое даю ответ. Сестра ваша, Лидия Фёдоровна, как я знаю, находилась в партизанском отряде. Она работала связной от местного отряда, которым командовал Талерк, а комиссаром этого отряда был Мельников — он когда-то до войны был директором совхоза [имени] Ленина и председателем Рудненского райсовета, вы его должны знать. В 1942 году в начале октября он погиб. Но командир отряда Талерк не погиб, и он, если не умер, то должен находиться где-то в Белорусской ССР, работает как будто Лида] также была связной от отряда, которым командовал Кадушин, он после войны работал в Руднянском районе з
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 040
Re: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР
« Reply #190 : 07 Сентябрь 2011, 07:52:21 »
Из Донесения № 8695 командования войск НКВД по охране тыла Западного фронта начальнику Политуправления войск НКВД СССР П.Н.Мироненко о партийно-политической работе и боевой деятельности 34-го мотострелкового полка войск НКВД за период с 3 октября по 20 ноября 1941 г.
….
В боях под г. Мценском и в районе Долматово большая работа была проделана разведкой полка, которая своевременно представляла сведения о противнике.
Группа под руководством старшего лейтенанта тов. Тетюшева в составе 20 человек и группа под командой старшего лейтенанта тов. Шевцова в количестве 50 человек были направлены в тыл противника для выполнения важнейших специальных заданий. Задания были выполнены, и группы вернулись в полк без потерь.
Начальник войск НКВД охраны тыла Западного фронта генерал-майор                           Ив. Петров
Военный комиссар войск НКВД охраны тыла Западного фронта полковой комиссар     В. Шевченко
Начальник политотдела войск НКВД охраны тыла Западного фронта полковой комиссар   Щукин (РГВА, ф. 32880, on. 1, д. 374. пл. 220-225а. Подлинник.)


Шевцов Иван Михайлович (1920-?) - майор (1947), в 1941-1942 гг. - руководитель разведгруппы, помощник начальника штаба 34-го мотострелкового полка 7-й мотострелковой дивизии войск НКВД по охране тыла Западного фронта. С мая 1942 г. — командир роты ОМСБОН, с августа 1942 г. — командир отряда ОМСБОН (Западный фронт). С октября 1943 г. — военно-научный сотрудник Музея войск НКВД СССР. С ноября 1945 г. - старший инструктор отдела культуры и быта офицерского состава редакции журнала «Пограничник». С февраля 1947 г. — старший инструктор редакции журнала «Пограничник». Приказом начальника погранвойск МВД СССР № 188 от 1 ноября 1948 г. откомандирован в редакцию газеты «Красная звезда»

Тетюшев Иван Степанович (1914-?) - полковник (1952). С декабря 1939 г. - контролер связи 9-го погранотряда войск НКВД Ленинградского округа. С января 1940 г. -младший помощник начальника 5-го отделения 9-го погранотряда войск НКВД Ленинградского округа, затем Прибалтийского округа. С июня 1941 г. - командир батальона Нарвского истребительного полка войск НКВД. С октября 1941 г. — командир батальона 34-го мотострелкового полка войск НКВД, затем начальник оперативно-разведыва¬тельного отделения 34-го мотострелкового полка войск НКВД по охране тыла 46-й армии. С апреля 1942 г. — временно исполняющий должность заместителя командира 86-го погранполка войск НКВД по охране тыла Западного фронта. С августа 1942 г. - старший помощник начальника разведотдела Управления войск НКВД по охране тыла Западного фронта. С июня 1943 г. — слушатель основного факультета Военной академии им. М.В.Фрунзе. С декабря 1946 г. — начальник штаба 79-го погранотряда погранвойск МВД Молдавского округа. С марта 1951 г. — начальник 83-го погранотряда Украинского пограничного округа. С апреля 1952 г. — заместитель начальника штаба погранвойск МГБ Ленинградского округа, с мая 1953 г. — начальник 5-го отдела штаба погранвойск МВД Ленинградского округа. С сентября 1957 г. — начальник штаба пограничных войск КГБ Дальневосточного округа Приказом КГБ при СМ СССР № 19 от 19 января 1958 г уволен в запас по болезни.
07.09.2011 г. Александр Слободянюк
« Последнее редактирование: 08 Сентябрь 2011, 17:25:12 от Александр Слободянюк »
Записан

Sobkor

  • Новичок
  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 61 178
  • Ржевцев Юрий Петрович
Re: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР
« Reply #191 : 07 Сентябрь 2011, 15:47:40 »
Шевцов Иван Михайлович (1920-?) - майор (1947), в 1941-1942 гг. - руководитель разведгруппы, помощник начальника штаба 34-го мотострелкового полка 7-й мотострелковой дивизии войск НКВД по охране тыла Западного фронта. С мая 1942 г. — командир роты ОМСБОН, с августа 1942 г. — командир отряда ОМСБОН (Западный фронт). С октября 1943 г. — военно-научный сотрудник Музея войск НКВД СССР. С ноября 1945 г. - старший инструктор отдела культуры и быта офицерского состава редакции журнала «Пограничник». С февраля 1947 г. — старший инструктор редакции журнала «Пограничник». Приказом начальника погранвойск МВД СССР № 188 от 1 ноября 1948 г. откомандирован в редакцию газеты «Красная звезда»

И.М. Шевцов здравствует, дай Бог, ему здоровья! Живёт в Москве. До сих пор трудится на писательской ниве. Про него здесь - http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=16899.0

Старший лейтенант И. Шевцов как кавалер первой в своей жизни боевой награды – медали «За отвагу». Не позднее начала 1943 года: http://s50.radikal.ru/i127/1104/d0/eef35d207e91.jpg

Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 040
Re: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР
« Reply #192 : 24 Сентябрь 2011, 23:25:24 »
Из докладной записки заместителя руководителя оперативно-чекистской группы НКВД по БССР № 0106 в НКВД СССР о деятельности агентурных групп в тылу противника
11 марта 1943 г.
Доношу, что из тыла противника по выполнении задания возвратились... группы тт. Ничволода1 в количестве 9 человек, Медведева2 в количестве 15 человек, Зайцева3 в количестве 30 человек и агенты «Мех» и «Дина».
За время своего пребывания во вражеском тылу указанные группы и агенты провели следующие боевые операции.
Группа т. Ничволода
5 ноября прошлого года на заминированном в трех местах шоссе Стасево—Поворотье подорвались две автомашины и один мотоцикл противника.
7 ноября прошлого года на шоссе Витебск—Смоленск группой был вывешен плакат с надписью «Кончай войну, долой кровавую собаку Гитлера».
Подступы к плакату были заминированы. При попытке снять плакат подорвались двое полицейских. Один убит, другой тяжело ранен.
В ночь с 26 на 27 ноября прошлого года группой было заминировано шоссе Витебск—Смоленск на участке между деревнями Красино и Стасове).
Проходившие по шоссе неприятельская танкетка и грузовая машина с 10 солдатами подорвались.
Организованной засадой вблизи заминированного участка были обстреляны скопившиеся около места взрыва 7 грузовых машин с солдатами. Убито и ранено 48 немецких солдат.
В ночь с 29 на 30 ноября прошлого года на заминированном шоссе Витебск—Сурице подорвалась проходившая колонна немецких солдат в количестве 150 человек. При взрыве убито 13 и ранено 9 немецких солдат.
На этом же участке разведкой группой было срезано 700 м телефонного провода.
В ночь с 1 на 2 декабря прошлого года на шоссе Витебск—Смоленск в трех километрах от деревни Красино группа заминировала участок дороги.
Проезжавшие на двух подводах полицейские подорвались на минах, потеряв убитыми 8 и ранеными 4 полицейских.
3 декабря прошлого года на железнодорожной магистрали Витебск—Смоленск было заминировано железнодорожное полотно, на котором подорвался шедший со стороны Смоленска эшелон с немецкими солдатами.
[...]
Помимо вышеуказанных самостоятельных операций группа участвовала совместно с партизанскими отрядами «Володи» и Клименкова в боях с полицейскими отрядами.
В этих боях полицейские потеряли до 300 человек убитыми и ранеными. Взято в плен 11 человек. Группа потерь не имела.
В данный момент группа Ничволода после предоставленного ей отдыха и соответствующей экипировки вновь готовится к выходу в тыл противника.
Группа т. Медведева
Районом основного действия фуппа избрала участок железной дороги Ловша—Оболь—Сиротино.
В ночь со 2 на 3 ноября прошлого года группа заминировала в тех местах участок железной дороги в 5 км от моста через р. Оболь.
На заминированном участке подорвался воинский эшелон противника. Разбит 1 паровоз и 37 вагонов. Количество жертв противника не установлено.    ,
В ночь с 3 на 4 ноября прошлого года группа т. Медведева совместно с подрывником партизанского отряда т. Талаквадзе1заминировала железнодорожное полотно на участке Ловша—Оболь и в момент прохода воинского эшелона подорвала заложенные в трех местах подрывные снаряды.
Паровоз и часть вагонов силой взрыва были сброшены под откос. Нанесенный ущерб и потери противника не установлены.
В ночь с 5 на 6 ноября прошлого года группой было заминировано железнодорожное полотно в 5 км от ст. Ловша по направлению к ст. Оболь.
В результате взрыва разбит паровоз, 24 вагона и 11 вагонов пошло под откос. Поезд следовал с живой силой противника.
В ночь с 14 на 15 ноября прошлого года на заминированном учас¬тке Оболь—Ловша был подорван и пущен под откос воинский эшелон с живой силой противника. Количество убитых немецких солдат не установлено.
27 ноября прошлого года группа т. Медведева совместно со взводом партизан из отряда Зверева1 организовала засаду на шоссе Бешенковичи—Островно. Проходившая автоколонна с немецкими солдатами была обстреляна сильным огнем из автоматов и пулеметов.
В результате боя убито 73 немца и разбито 15 грузовых автомашин.
Боевые операции группы подтверждены справками командиров партизанских отрядов, действовавших в районе операций группы Медведева. Использовав имеющиеся боеприпасы и взрывматериалы, группа перешла на нашу сторону в районе севернее г. Великие Луки.
При переходе линии фронта группа была обстреляна немецкими частями, потеряв двух человек убитыми и двух ранеными.
Пропало без вести два человека, т. Медведев, раненный в ногу, остался в партизанской бригаде им. тов. Сталина.
В настоящее время группа после предоставленного ей отдыха готовится к выходу в тыл противника.
Группа т. Зайцева
Основные боевые операции группа провела на участке железной дороги Полоцк—Витебск.
В ночь с 15 на 16 ноября прошлого года группа заминировала участок железнодорожного полотна в 1 км восточнее ст. Лосвида железной дороги Витебск—Городок.
В момент прохода поезда по заминированному участку заряд был взорван.
В результате крушения уничтожен 1 паровоз и 8 платформ, груженных автомашинами, мотоциклами и дизелями. Количество жертв не установлено.
В ночь с 6 на 7 декабря прошлого года т. Зайцевым совместно с завербованным им дорожным рабочим было заминировано железнодорожное полотно в районе ст. Оболь.
В результате взрыва уничтожен 1 паровоз и 11 платформ, груженных танками.
В ночь с 14 на 15 декабря прошлого года группа заминировала учас¬ток железной дороги между ст. Оболь и платформой Глушаны.
При прохождении эшелона заряд был взорван.
В результате взрыва уничтожен 1 паровоз и 35 вагонов, из них 5 классных вагонов с живой силой противника, 13 вагонов с автоимуществом и 17 вагонов с боеприпасами.
Убито и ранено при взрыве 175 солдат и офицеров.
8 ноябре 1942 г. оперативно-чекистской группой НКВД по Витебской области был завербован и подготовлен как диверсант агент «Мех».
Будучи направлен в тыл противника и установив связь с действовавшими в г. Витебске нашими агентами-разведчиками «Болтом» и «Шутом», «Мех» разработал и успешно провел ряд диверсий на железнодорожном транспорте.
9 декабря прошлого года группой «Меха» был заминирован и взорван железнодорожный мост на железнодорожной магистрали Витебск—Полоцк.
Разрушение моста проверено через агентов-разведчиков «Василька» и «Ласточку».
В ночь на 21 декабря прошлого года на заминированном группой железнодорожном полотне в 4 км от г. Витебска в 3 часа 05 минут подорвался воинский эшелон противника.
В результате крушения уничтожен паровоз, 15 вагонов и платформ с автомашинами и продовольствием.
Факт диверсии подтверждается агентами-разведчиками «Тихой» и «Любой», а также разведкой партизанской бригады т. Бирюлина.
В ночь на 13 января сего года группа «Меха» вторично минировала этот же участок железнодорожной магистрали в 4 км от г. Витебска в направлении на Полоцк.
В результате взрыва разбито 17 вагонов с военным имуществом и продовольствием.
Данные о диверсии проверены через агента «Смелого» и партизанскую разведку.
Группа «Меха» продолжает действовать в тылу противника.
15 января 1943 г. оперативно-чекистской группой НКВД по Витебскому району была послана в г. Витебск агент «Дина» с задачей совершить диверсию путем взрыва в здании городской полиции, расположенной по ул. Толстого, д. 17.
Для этой цели ей был выдан специально подготовленный заряд, со¬стоящий из 3,5 кг тола и бикфордова шнура с капсюлем-детонатором.
Прибыв в г. Витебск, агент «Дина» в течение 16, 17 и 18 января сего года под предлогом исправления паспорта ежедневно посещала здание полиции, изучая наиболее удобные моменты для совершения дивер¬сии.
19 января сего года примерно в 11 часов дня, прибыв в здание полиции, она незаметно спрятала заряд между печкой и стеной, после чего, улучив удобный момент, заложила бикфордов шнур, подожгла его и вышла из помещения. Через некоторое время в этом здании произошел взрыв.
Для проверки этого сообщения 23 января сего года послана агент «Тихая», которая через свою знакомую, жительницу г. Витебска, установила, что в первой половине дня 19 января сего года в здании горполиции произошел взрыв, в результате которого разрушены внутренние стены и часть потолка, убито 2 и ранено 5 полицейских, в том числе ранена жена начальника полиции Туровского. Эти данные подтверждает и раз¬ведка партизанской бригады т. Бирюлина.
Зам. руководителя оперативно-чекистской группы НКВД по БССР подполковник госбезопасности Гусев'
Примечания:
Гусев Дмитрий Степанович (1902—?) полковник (1943), заслуженный работник НКВД, уроженец Торопецкого уезда с.Жуково — полковник госбезопасности (1943). С апреля 1941 г. — начальник УНКГБ по Гомельской области (БССР), с сентября 1941 г. — начальник УНКВД по Гармской области (Таджикская ССР). С октября 1942 г. — заместитель начальника оперативно-чекистской группы НКВД БССР. С августа 1943 г. — заместитель наркома госбезопасности БССР по кадрам. С апреля 1944 г. — заместитель наркома госбезопаснос¬ти БССР, с 1946 г. — заместитель министра госбезопасности БССР. Приказом МГБ СССР № 148 от 16 января 1948 г. уволен из органов госбезопасности за невозможностью дальнейшего использования с направлением в распоряжении ЦК КП(б) Белоруссии.
1 Ничволод Николай Васильевич (1920—?). С ноября 1942 г. по март 1943 г. — руководитель спецгруппы НКГБ БССР, действовавшей на территории Витебской области.
2 Медведев Семен Борисович (1912—?). С октября 1942 г. по январь 1943 г. — руководитель спецгруппы НКГБ БССР «Донской».
3 Зайцев Петр Михайлович (1911—?). С мая 1942 г. по январь 1943 г. — руководитель разведывательно-диверсионной группы НКГБ БССР «Пленный».
1 Талаквадзе В.М. — командир группы, затем партизанского отряда, который организационно входил в Сиротинскую партизанскую бригаду. Последняя действо¬вала на территории Витебской области.
1 Зверев Николай Андреевич (1921—?). С 20 апреля 1942 г. по май 1944 г. — командир партизанского отряда «Сибиряк» бригады «За Советскую Белоруссию» Витебской области. В мае 1944 г. пропал без вести.
25.09.2011 г. Александр Слободянюк
« Последнее редактирование: 25 Сентябрь 2011, 06:53:41 от Александр Слободянюк »
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 040
Re: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР
« Reply #193 : 06 Октябрь 2011, 18:28:49 »
Сообщение УНКВД БССР по Витебской области № 48/3 в НКВД и НКГБ Белорусской ССР о состоянии истребительных батальонов
4 июля 1941 г.
 
По области организовано 26 истребительных батальонов, в которых состоит 3528 человек, из них 3029 человек вооружены винтовками, 15 пулеметами и 137 револьверами.
Включительно по 3 июля 1941 г. истребительными батальонами по области всего задержано 143 человека. Из них немецких летчиков — 4, дезертиров из частей РККА — 4, бежавших из-под конвоирования заключенных - 42, беженцев из областей, занятых противником, — 82, других подозрительных личностей — 11, в том числе по подозрению в светосигнализировании — 1, в разрушении телефонной сети — 5.
Из задержанных 143 человек: уничтожено — 4, передано военной прокуратуре — 1, передано облвоенкому — 3, заключено в Витебскую тюрьму — 42, эвакуировано в другие области союзных республик и БССР — 32, нахо¬дятся в выяснении и расследовании — 11.
Характерный факт. 2 июля с.г. быв. инструктор Суражского РК КП(б) Б Посихидов, призванный в РККА, пытался покончить жизнь самоубийством путем нанесения себе ран в области шеи и утопления в реке, заявляя при этом: «Все равно жизнь плоха».
Для задержания диверсантов и подозрительных личностей на въездных и выездных местах г. Витебска из состава городских истребительных батальонов ежедневно выставляется 7 пикетов, по 2-3 вооруженных бойца, по ули¬цам г. Витебска дежурят 25 парных вооруженных патрулей.
Бомбардировкой неприятельскими самолетами городов и населенных пунктов Витебской области, по далеко не полным данным, убито свыше 60 человек и ранено свыше 40 человек.
3 июля с.г. населенные пункты Межовского района (ст. Бычиха, Езерище. сельсовет Кузьминский) подвергались 6 раз налетам и бомбардировке, в результате убито 5 человек, ранено 4 человека.
3 июля с.г. населенные пункты Сиротинского района (ст. Сиротино, поселок Оболь и районный центр) подвергались три раза налетам и бомбарди¬ровке, в результате ранено 3 человека, в том числе ребенок гр-ки Аксельрод.
По Витебской области от налета самолетов противника пострадали города Орша. Полопк, Лепель и железнодорожные станции Толочин, Сиротино, Бычиха, Езерище.
За этот период, по имеющимся далеко не полным данным, по Витебской области сбито свыше 8 неприятельских самолетов.
2 июля 1941 г. бойцы Лиозненского истребительного батальона под командой командира батальона тов. Гутникова' совместно с бойцами войсковой час-ти413 винтовочным и пулеметным огнем сбили один неприятельский самолет, который упал на территорию колхоза им. Ленина Выдрейского сельсовета.
Все четыре немецких летчика разбились насмерть, радиоприемник, два пулемета поломаны, а пистолеты, карта, план подобраны2командиром войсковой части 413.
Для значительного улучшения работы истребительных батальонов по разработанному плану с 2 по 4 июля в четырех группах района Витебской об¬ласти силами опергруппы НКВД-НКГБ БССР и головного истребительного батальона при УНКВД проводятся инструктивные совещания всех командиров истребительных батальонов.
2 июля с.г. в г. Витебске проведено инструктивное совещание командиров истребительных батальонов, на котором присутствовали: три командира городских истребительных батальонов, 6 командиров районных истребительных батальонов (Витебский, Городокский, Лиозненский, Межовский, Суражский, Сиротинский).
2 июля с.г. выехала опергруппа во главе с лейтенантом госбезопасности т. Смирновым в Полоцкую группу района для проведения инструктивного совещания с 6 командирами истребительных батальонов (Полоцкий, Ветринский, Дриссенский, Освейский, Россонский, Ушачский).
3 июля с.г. выехали две опергруппы во главе со ст. лейтенантом госбезопасности т. Тарубариным3 и лейтенантом госбезопасности т. Сосниным в Богушевскую, Чашникскую группы района для проведения инструктивного совещания с 11 командирами истребительных батальонов (Богушевский, Оршанский, Дубровинский, Сенненский, Чашникский, Бешенковический, Лепельский, Толочинский).
Штабом головного истребительного батальона при УНКВД с 30 июня 1941 г. введен ежедневный выпуск в 6 экз. оперативной сводки (выпущено 4), где освещаются происшествия и работа истребительных батальонов по Витебской области.
Происшествия. 3 июля с.г. народный судья Толочинского района Вододохов, член партии, получив револьвер «Наган», при чистке в своем кабинете произвел нечаянный выстрел в потолок. За это по приказу начальника заградительного отряда интенданта 1 ранга Маслова народный судья Вододохов был немедленно расстрелян. Об этом факте сообщено военпрокурору и секретарю обкома КП(б)Б т. Стулову'.
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 040
Re: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР
« Reply #194 : 11 Октябрь 2011, 21:09:45 »
От многоуважаемого историка спецслужб Сергея Леонидовича Чекунова (г. Москва):
- Себежское специальное училище НКВД СССР никаких "дальних разведчиков и диверсантов" не готовило. Из него выпускались офицеры двух специальностей: 1) "Инструктор служебного собаководства"; и 2) "Инструктор физической подготовки"...
В новой книге Иосифа Борисовича Линдера и Сергея Александровича Чуркина «Легенда-Лубянки. Яков Серебрянский». Москва,2011 г. на странице 584 сообщается, что начиная с 20-30-х гг. в Себежской школе, а затем военном училище НКВД готовили партизан и диверсантов….
   С началом войны Павел Судоплатов, который возглавил работу по формированию диверсионно-разведывательной службы внес предложение о возвращение в строй Якова Серебрянского, ожидавшего расстрела в застенках НКВД по надуманным мотивам… С личной санкции И.Сталина при его участии с декабря 1941 года он приступил к восстановлению ранее существовавшей как Специальной группы особого назначения 1-го Управления НКВД (группа «дяди Яши»). Именно Я.Серебрянский организовал подготовку специальных диверсионных кадров из числа нелегальных сотрудников НКВД, которых после обучения переводил в оперативный состав особой группы. Одним из первых среди них стал Николай Кузнецов…. В книге приводится интереснейший факт, когда приговоренный к расстрелу руководитель отдела НКВД одного из российских городов, обратился к Л.Берия с просьбой заменить расстрел заданием любой сложности на фронте. Просьба была удовлетворена, бывшему начальнику ГО НКВД было поручено возглавить Оперативную группу в южных районах Белоруссии, но для того, чтобы держать его под постоянным контролем в группу был внедрен из состава Особой группы оперативный сотрудник (выпускник Разведывательной Школе Коминтерна в Уфе), которому П.Судоплатов и Я.Серебрянский поставили задачу - при любых подозрениях к измене привести приговор в исполнение…
   
И еще один очень интересный факт. Как мы помним из предыдущих материалов, низовым звеном диверсионно-разведывательных подразделений РККА являлись отдельные саперно-маскировочные взвода стрелковых дивизий.
В войсках НКВД на базе Саратовского пограничного училища НКВД существовал учебный саперно-маскировочный дивизион….
МИХЕЕВ АНАТОЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ  (1911, Кемь — 23.09.1941). Родился в семье сторожа железнодорожной ремонтной артели. Русский. Член ВКП с 03.32 (член ВЛКСМ 1927—1933).  Образование: школа 2 ступени, Архангельск 1927; военно-инженерная школа ЛВО 09.28—05.31; 4 курса Военно-инженерной академии РККА им. Куйбышева 12.35—02.39. Чернорабочий на лесопильном заводе № 1 топливного отделения Управления Северных железнодорожных станций Перминово 09.27—09.28. В РККА с 09.28: ком. взвода Отдельного саперного батальона 7 стрелкового корпуса, Украинский ВО 05.31—05.32; командир саперной роты Отдельного саперного батальона 7 стрелкового корпуса 05.32—11.33. В войсках ОГПУ—НКВД: курсовой командир саперно-маскировочного дивизиона 4 пограничной школы ОГПУ—НКВД, Саратов 11.33—04.35; командир-руководитель оборонительных и необоронительных построек 4 пограничной школы НКВД, Саратов 04.35—12.35. В органах НКВД: начальник ОО НКВД Орловского ВО 04.02.39—07.09.39; начальник ОО НКВД Киевского ВО 07.09.39—23.08.40; начальник ОО ГУГБ НКВД СССР 23.08.40—12.02.41; начальник 3 Управления НКО СССР 08.02.41—19.07.41; начальник ОО НКВД Юго-Западного фронта 19.07.41—23.09.41. Погиб на фронте. Звания: ст. лейтенант 1936; капитан 1938; майор (РККА) 1939; капитан ГБ 04.02.39; майор ГБ 07.09.39; дивизионный комиссар 1941; комиссар ГБ 3 ранга 19.07.41.  Награда: орден Красной Звезды 26.04.40.
Из книги: Н.В.Петров, К.В.Скоркин
"Кто руководил НКВД. 1934-1941"
11.10.2011 г. Александр Слободянюк

Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 040
Re: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР
« Reply #195 : 16 Октябрь 2011, 19:11:36 »
Генерал Кирпиченко о нашумевшей в свое время книге Павла Судоплатова "Кремль и Разведка".
Серия «Рассекреченные жизни»
Вадим Кирпиченко
РАЗВЕДКА: ЛИЦА И ЛИЧНОСТИ
Москва «Гея» 1998

Автор — генерал-лейтенант в отставке, с 1974 по 1991 годы был заместителем и первым заместителем начальника внешней разведки КГБ СССР. Сейчас возглавляет группу консультантов при директоре Службы внешней разведки РФ.
".....В год смерти Сталина и ареста Берии несчастной кривобокой улице было, наконец, возвращено ее историческое название — Золотаревская.
Пройдя по улице Золотаревской, вернемся к книге Серго Берии. Она самым удивительным образом перекликается с нашумевшей книгой Павла Судоплатова «Разведка и Кремль». Одни и те же персонажи из скопища псевдоагентов свободно перемещаются из одной книги в другую, внедряя в сознание читателей уверенность
в полной достоверности описываемых явлений и событий.
В целом книга Судоплатова — это отнюдь не рядовое явление. Автор — сам участник нашей мученической истории, свидетель эпохальных событий от первых послереволюционных лет до победы советского народа во второй мировой войне, доживший до распада СССР и до нашего смутного времени, и к тому же человек, проведший долгие годы в заключении как ближайший сподвижник сталинского сатрапа Лаврентия Берии.
При внимательном чтении этих мемуаров сразу возникают три вопроса:
1. Кем они написаны?
2. С какой целью это сделано?
3. Какие материалы были использованы при их написании? Начнем с того, что книга написана не самим автором, а группой дельцов, в которую входили американские граждане супруги Джеральд и
Леона Шехтеры. Джеральд — журналист, хорошо известен в России, так как несколько лет возглавлял в Москве бюро журнала «Тайм», а Леона — предприниматель, владелица нескольких фирм, в том числе и литературного агентства. Рассматриваемое коллективное творение вначале вышло в США и, следовательно, учитывало запросы и интересы американского литературного рынка и политику Вашингтона. Впрочем, это не отрицает и сам Судоплатов. В предисловии к русскому изданию, вышедшему за месяц до его смерти, он пишет: «К сожалению, у меня не было иного выхода, как издать воспоминания первоначально на Западе, так как отечественные издатели намерены
были их опубликовать только после консультации в «компетентных инстанциях». Я искренне благодарен Дж. и Л.Шехтерам, которые сделали литературную запись моих воспоминаний и помогли им увидеть свет». Этим, кажется, все сказано. Вместе с американцами над составлением книги трудился и сын Судоплатова — Анатолий
Судоплатов, профессор-экономист.
В чем состоят главные цели создателей книги? Со стороны Шехтеров — укрепить распространенные на Западе представления о советской разведке как о главном источнике зла на планете, а со стороны Судоплатовых — внушить читателям мысль, что Павел Судоплатов не входил в число ближайшего окружения Берии и не имел прямого отношения к испытаниям смертельных ядов на людях.
Какие материалы шли в ход при написании книги? Во-первых, все, что писалось на Западе в разные периоды о деятельности советской разведки, было соответствующим образом обработано Шехтерами и освящено именем Судоплатова и «подтверждено» его «личным» участием. Во-вторых, авторами были использованы многочисленные архивные материалы органов госбезопасности СССР, которые были
открыты после августа 1991 года, и на их основании были сделаны соответствующие интерпретации. В-третьих, Павел Судоплатов поддерживал тесные отношения с ветеранами органов безопасности и разведки, и они кое-что рассказывали ему. Ну и, в-четвертых, сам Судоплатов, несомненно, многое сохранил в своей памяти, хотя последние сорок лет жизни не имел никакого отношения к делам нашей разведслужбы. Анализ перечисленных в книге фактов конкретной разведывательной деятельности приводит к следующим выводам: примерно треть материалов соответствует действительности, вторая треть — это полуправда и, наконец,
последняя треть — чистой воды выдумки.
К выдумкам, в частности, относятся утверждения о принадлежнос-ти к агентуре советской разведки крупнейших ученых-специалистов американского ядерного проекта «Манхэттен» и, в частности, Роберта Оппенгеймера, а также Ольги Чеховой, польского графа Я.Ф. Радзи-вилла и многих других. Не соответствуют действительности и утверждения о сотнях агентов, внедренных в особо охраняемые
объекты западных стран, абсурдны фантастические суммы, выделенные советской разведке на организацию заговоров с целью свержения неугодных СССР режимов и ликвидации иностранных лидеров.
Появление книги Судоплатова вызывало в России много откликов, появились «очевидцы», которые нанизывали на измышления авторов свои собственные. Особенно муссировалась тема атомного шпионажа. В одной из телевизионных программ состоялась дискуссия на тему о том, как была создана атомная бомба в СССР. При этом, ссылаясь на материалы книги, участники передачи утверждали, что все
ведущие американские ученые-атомщики являлись агентами НКВД. В этих условиях бездарным советским ученым во главе с Курчатовым ничего не приходилось делать самим, они лишь реализовывали сведения, которые доставлялись им мешками и содержали полную документацию по американской атомной бомбе. Досталось, конечно,
и советским разведчикам, которые, не затрачивая каких-либо усилий, выполняли простейшую функцию почтальонов по отправке материалов «манхэттенского проекта» в Советский Союз. Эта ложь, думаю, в комментариях не нуждается.
На страницах 410 и 411 книги Судоплатова содержатся утверждения, что автор в 1953 году, будучи еще заместителем начальника разведки, имел конкретный план задействования нелегальных резидентур для слежения за 150 основными западными
стратегическими объектами в Европе и в Соединенных Штатах Америки и был готов вывести их из строя путем диверсий. Не здесь ли зарыта главная собака? Сто пятьдесят нелегальных резидентур с диверсантами! Вот, оказывается, чего надо было бояться и прежде, и сейчас! Вот почему не надо жалеть денег на разведывательное сообщество США! Вот почему неуклонно надо двигать НАТО к
границам России!
Компетентные люди и в разведке, и за ее пределами, конечно, без большого труда разобрались, что из себя представляют книги Серго Берии и Павла Судоплатова и какие цели преследовали их авторы. Очень точный и глубокий анализ этих книг сделал ветеран внешней разведки, ныне литератор и журналист Виталий Геннадиевич Чернявский в газете «Деловой мир» от 20 мая 1995 года. Наши выводы полностью совпадают. Материалы В.Г.Чернявского ценны еще и тем, что он работал в разведке, и именно по Германии, в военные годы и имел непосредственный доступ к тем сведениям, на которые ссылаются авторы упомянутых книг.
Возникает и законный вопрос, а есть ли вообще какая-либо польза от рассматриваемых здесь книг? Как это ни удивительно, определен-ная польза все же есть. Она заключается в том, что специалисты разведки, отталкиваясь от материалов книг, могут проверить достоверность всех изложенных фактов, открыть для себя новые страницы истории внешней разведслужбы и понять, с какой целью
запускается та или иная дезинформация. Так что нет худа без добра.
Ряд интересных материалов у Судоплатова содержится, в частности, в главе «Разведка в военное лихолетье». Здесь он наиболее компетентен, так как во время войны был начальником 4-го (разведывательно-диверсионного) управления НКВД, сотрудники которого проводили боевую работу на советской территории,
оккупированной немцами. В этой главе Судоплатов назвал многих сотрудников своего управления, совершавших героические подвиги во время Великой Отечественной войны. Надо сказать правду, что большинство оставшихся в живых сотрудников 4-го Управления с любовью и уважением вспоминают П.А.Судоплатова, и если бы не его книга, написанная американскими руками, то он остался бы в
памяти разведчиков-партизан истинным героем Отечественной войны, тем более что за героизм, проявленный во время войны, отпускаются все грехи: и прошлые, и будущие.
В 1991 году в нашей стране произошли кардинальные изменения на книжном рынке. Классику и вообще серьезную литературу отодвинули на задний план книги ужасов, порнография, дешевые детективы, астрология, мистика и многочисленные пособия, которые гарантируют читателю овладение английским языком за несколько месяцев и даже недель, и, конечно, мемуары, мемуары и мемуары... Если раньше
воспоминания разрешалось писать маршалам Советского Союза, командующим фронтами, изредка — командующим армиями и «выдающимся деятелям международного коммунистического и рабочего движения», то теперь мемуары можно писать всем, и
все их пишут. Мне кажется, что большинство этой мемуарной продукции только запутывает историю, так как авторы, как правило, ссылаются на покойников, изобличают ушедших в мир иной, спорят с ними и каждый полностью оправдывает себя. Он, мемуарист, дескать, все видел, все понимал, всем возмущался, всегда страдал и даже сигнализировал о недостатках, но вышестоящие начальники его не
слушали, ничего не понимали и продолжали разваливать государство, Думаю, что большинство авторов мемуаров склонны переоценивать значение своей продукции.
Вот он сочинил мемуары, пригвоздил своих противников к позорному столбу, поддержал единомышленников, провозгласил истину в последней инстанции, полностью очистился таким образом от скверны и обвинений в свой адрес и успокоился... А что же дальше? А дальше ничего! Читают мало, а главное, уже не верят никакому печатному слову, равно как и голосам из телевизионных ящиков.
Трудно нынче писать, но все-таки надо.
Вот и Служба внешней разведки пишет очерки своей запутанной истории. Авторский коллектив, состоящий из ветеранов нашей разведслужбы, уже несколько лет работает над «Очерками истории российской внешней разведки».
Написать историю своей службы без идеологической зашоренности, без привычных штампов, без устоявшихся лозунгов и, главное, без исторических ошибок чрезвычайно трудно. Мне кажется, что написать историю какого-либо общественного явления одному человеку в наше время вообще не под силу. Один отдельно взятый
человек не может быть абсолютно объективным, ибо у него есть политические пристрастия, свой индивидуальный взгляд на исторические события.
Нельзя доверять и очевидцам, если рядом с очевидцем нет свидетелей, нельзя полностью доверять и документам, так как документы тоже составляются людьми и очень часто по прямому указанию начальников с заранее сформулированной
основополагающей политической концепцией. Поэтому создать более или менее объективную историю может в наших условиях только коллектив, в котором люди придерживаются разных взглядов на одно и то же явление, где идут бесконечные споры, борьба мнений, а главное, проводится бесконечная и изнурительная проверка фактов.
Мне кажется, что наш коллектив именно так и работает, развеивая басни, легенды и ложные утверждения об отечественной разведке.
...."
16.10.2011 г. Александр Слободянюк
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 040
Re: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР
« Reply #196 : 21 Октябрь 2011, 10:20:55 »

         СПЕЦШКОЛА УНКВД ПО Москве и Московской области

   На основании приказа начальника Управления НКВД по городу Москве и Московской области от 18 сентября 1941 года на базе бывшего дома отдыха УНКВД МО в селе Северском Коломенского района была организована специальная школа. Для разрушения всех видов транспорта, коммуникаций, средств связи, складов, баз, штабов и уничтожения живой силы противника здесь должны были готовить диверсантов, в совершенстве владеющих средствами подрывного искусства, холодным и автоматическим оружием.
Кроме того, на школу возлагалось оснащение подготовленных подрывников-партизан средствами и материалами для совершения диверсий в тылу врага. Для этого при ней
были созданы хозяйственно-технические подразделения (ОМТО, спецмастерская и химлаборатория).
Отбор кадров для командно-преподавательского состава школы производился в основном из числа лучших бойцов истребительных батальонов и сотрудников НКВД.
Срок пребывания учащихся был очень коротким – от 10 до 20 дней. Но согласно программе обучения за это короткое время будущие диверсанты должны были научиться не только подрывной работе, но и рукопашному бою, стрельбе из разных видов оружия, ориентированию на местности.
В школе имелась лаборатория, которую курсанты называли мини-КБ (конструкторское бюро). Там создавали и испытывали мины, с которыми диверсанты уходили за линию фронта. Главнымдостижением мини-КБ стала универсальная мина Зуева (УМЗ), названная в честь ее создателя и одного из первых руководителей спецшколы майора госбезопасности Зуева. Корпус мины изготавливался из дерева, и поэтому ее было трудно обнаружить с помощью миноискателей и собак.
После «выпускных экзаменов» бойцам выдавалось снаряжение: на группу – ручной пулемет; на бойца – автомат или винтовка с 60-ю патронами, две противотанковые гранаты, четыре бутылки с горючей смесью, финский нож и мина Зуева. Группы получали провизию на две-три недели из расчета в сутки на человека (например зимой): 100 г
колбасы копченой, 100 г корейки, 100 г масла сливочного, по 300 г галет и сухарей, 200 г концентрата каши гречневой, 75 г концентрата супа горохового, 10 г соли, 50 г сахара рафинада, 25 г шоколада, 100 г спирта, 25 г махорки. Но на деле диверсанты проводили во вражеском тылу гораздо больше времени – по два-три месяца. Если заканчивались продовольствие и патроны, то они добывали их у противника, а из подручных средств мастерили примитивные взрывные устройства, продолжая наносить урон фашистам.
   
Только за первый год школой было подготовлено 3187 человек. Из них: 1020 диверсантов-партизан, входивших в состав диверсионных групп и партизанских отрядов; 604 бойца истребительного мотострелкового полка; 239 саперов-миноразградителей Московской области; 357 чекистов – сотрудников УНКВД по городу Москве и Московской области; 200 диверсантов для диверсионных групп 4-го отдела УНКВД по городу Москве и Московской области. Каждая из них перед уходом за линию фронта получала особое название: «Борцы», «Бесстрашные», «Дерзкие», «Сестры», «Неуловимые» и другие.


         По агентурным данным.
Лучшая часть личного состава истребительных батальонов, прошедшая специальную подготовку в школе,  возглавляемая оперативным составом Управления, была направлена в ноябре–декабре 1941 года в захваченные противником районы Московской области для выполнения специальных заданий по истреблению оккупантов, дезорганизации их тыла и помощи местным партизанским отрядам.
В октябре 1941 года, когда противник продвигался к Москве, 23 городских истребительных батальона и 8 батальонов пригородных районов были сведены в полки и переданы в распоряжение командования Московского военного округа.
Из отчет об агентурно-оперативной работе Управления НКГБ г. Москве и Московской области за ремя Великой Отечественной войны, который был направлен наркому Государственной безопасности СССР и начальнику 2-го управления (контрразведка) НКГБ СССР.
«В соответствии с решением Государственного Комитета Обороны в июле 1941 года во всех районах города Москвы и Московской области Управлением были сформированы истребительные батальоны численностью в 28 500 человек.
Всего в этот период были подготовлены к переброске 7540 человек, 5429 из которых перешли линию фронта и действовали в тылу врага. В короткий срок они истребили 2014 солдат и офицеров противника, взяли в плен трех офицеров и уничтожили 30 танков и бронемашин, 64 грузовых и 15 штабных автомашин и 27 мотоциклов. За этот же период было взорвано 5 мостов, минировано 11 дорог, повреждено 400 линий телеграфно-телефонной связи.
Кроме того, в период наступления частей Красной Армии в Подмосковье (декабрь 1941 – январь 1942 года) специальными группами, которые возглавляли чекисты, было освобождено от войск противника 14 населенных пунктов.
Уполномоченные 4-го отдела Управления при секторах охраны тыла имели на связи 1090 агентов и осведомителей, выполнявших задания в тылу противника. В их числе было 218 агентов – содержателей явочных квартир. Разведывательные данные, получаемые через эту агентуру, принесли значительную пользу командованию Красной Армии.
В частности, с помощью агентуры партизанских отрядов был установлен аэродром противника близ деревни Ватутино Можайского района. На основании этих данных советская авиация разбомбила этот аэродром, уничтожив 40 самолетов. По тем же данным, были подвергнуты бомбардировке штаб армейского соединения, артиллерийский склад, радиостанция противника в городе Можайске.
Разведывательные данные успешно использовались военным командованием 5-й, 16-й и 43-й армий, а также 17-й и 415-й стрелковых дивизий Красной Армии.
   После изгнания немецко-фашистских войск из районов Московской области оперативный состав 4-го отдела Управления провел значительную работу по выполнению директивы НКВД Союза ССР о насаждении нелегальных резидентур и специальных групп в районах северо-западного, западного и юго-западного направлений,
находившихся под угрозой возможной повторной оккупации.
В ходе этой работы было создано 15 нелегальных резидентур с задачей ведения военно-политической разведки по заданиям центра. В состав этих резидентур были подобраны 75 агентов и осведомителей, проверенных на выполнении специальных заданий в тылу врага. Все эти резидентуры были снабжены рациями.
137 резидентур с общим числом в 652 человека были подготовлены для ведения военно-политической развед ных связников.
33 резидентуры были созданы для ведения контрразведывательной работы: для выявления агентуры противника и вражеских пособников в случае повторной оккупации районов. Кроме того, 55 резидентур было подготовлено для выполнения диверсионных террористических заданий в тылу врага.
В западном, юго-западном и северо-западном направлениях (от Москвы и до границ области) были созданы четыре агентурные дороги с общим количеством в 21 явочную квартиру.
В 1942 и 1943 годах Управлением была осуществлена переброска в тыл противника, в районы Смоленской области и Белоруссии, 15 специальных групп с разведывательными и диверсионными заданиями. Всего в этих группах участвовали 142 человека. Они действовали в районе Ярцево – Сафоново, Вязьма – Гжатск, Борисов – Смолевичи, Могилев – Шклов – Быхов, Смоленск – Рудня, Починок – Рославль и др.
Указанными группами были уничтожены и повреждены 27 паровозов, 366 вагонов и платформ с живой силой и техникой противника, 31 цистерна с горючим, 122 танка, 64 орудия разных калибров, 12 бронемашин, 67 грузовых, легковых автомашин и тягачей.
Участники диверсионных групп взорвали восемь мостов, вырезали 1050 метров телефонно-телеграфного кабеля, подорвали подземный кабель прямой связи штаба центральной армейской группировки противника со штаб-квартирой Гитлера, взорвали продовольственный склад противника, истребили свыше трех тысяч немецких солдат и офицеров, расстреляли шесть предателей.
Тогда же в тыл противника были переброшены 11 квалифицированных агентов с задачей ведения военно-политической разведки, внедрения в разведывательные и административные органы противника.
Из агентурных комбинаций, проведенных в тот период, заслуживает внимания радиоигра «Находка», осуществленная оперативным составом Управления с Катынской разведывательной школой противника.
По плану, утвержденному Наркоматом, были перевербованы два агента-парашютиста противника, завязавшие радиосвязь со школой. В результате радиоигры Катынская школа прислала двух своих агентов-связников с новыми заданиями, деньгами и питанием для рации, на которой работали перевербованные нами парашютисты. Оба эти агента были арестованы.
Всего, по неполным данным, в результате боевой деятельности партизанских отрядов, диверсионных и разведывательных групп 4-го отдела Управления в 1941–1943 годах противнику был нанесен следующий урон:
1 Истреблены свыше семи тысяч солдат и офицеров противника, в том числе: 162 средних и старших офицера и пять высших чинов германской армии. Взяты в плен четыре офицера.
2 Уничтожено:
самолетов..................................... 4
танков и бронемашин...............193
автомашин................................411
орудий разных калибров........... 83
паровозов................................... 29
вагонов..................................... 366
цистерн с горючим.....................31
складов с боеприпасами,
горючим и продовольствием....... 8
штабов противника..................... 3
3 Взорвано мостов........................ 25
4 Минировано дорог..................... 98
5 Вырезано телеграфно-телефонного
кабеля – около 55 тысяч метров.
6 Сожжено 1 волостное управление,
.1 гараж, 2 смолокуренных завода…»
    Отчет за 1941–1943 годы был подписан начальником Управления НКГБ Москвы и Московской области генералом-лейтенантом Блиновым. 

            Сердце Родины – Кремль.

   Малоизвестные страницы. Во время первой бомбардировки Москвы и Московского Кремля в ночь с 21 на 22 июля одна из фугасных бомб весом в 250 килограммов пробила крышу и потолочное перекрытие Георгиевского зала Большого Кремлевского дворца. По счастливой случайности бомба, долетев до пола зала, не взорвалась, а развалилась, образовав в полу бесформенную воронку.
Из сводок о бомбардировках Московского Кремля. Их сложно читать без волнения:
12 августа 1941 года при попадании в Арсенал фугасной авиационной бомбы (1000 кг) погиб зенитный пулеметный расчет 11 роты полка, возглавляемый лейтенантом Г.Г. Ходаревым. В эту бомбардировку была разрушена «восточная часть здания Арсенала, серьезно пострадали малый (сталинский) гараж, расположенный во дворе этого здания, общежития подразделений гарнизона, складские помещения, столовая и кухня ХОЗУ
УКМК. Разбиты стекла в оконных переплетах здания рабоче-крестьянского правительства (корпус № 1), здания УКМК (корпус №14), 3-го корпуса (старое здание Оружейной палаты) и в остальной не разрушенной части Арсенала». Всего Комендатура Московского Кремля потеряла в этот день 15 человек убитыми, 13 военнослужащих не были найдены, 40 – ранены.
«29 октября 1941 г. в 19.22, через 2–3 минуты с начала объявления воздушной тревоги, в момент следования подразделения из Арсенала в бомбоубежище, с вражеского самолета в Кремль на территорию двора Арсенала сброшена бомба фугасного действия (предположительно 500 кг). Пострадало 146 чел. Убито – 41 чел., не найдено – 4 чел., тяжело ранено – 54 чел., легко ранено 47 чел. Кроме того, разрушен малый гараж, разбиты
3 автомашины и один мотоцикл. Разрушены две лестницы Арсенала, выходящие во двор. В помещениях возник пожар, который также дополнил разрушения».
В августе 1942 года был составлен общий акт о разрушениях зданий и сооружений Московского Кремля, вызванных бомбардировками немецкой авиации. Стоимость восстановительных работ по этим объектам составила 3 миллиона 5 тысяч 908 рублей. Капитальные работы, связанные с восстановлением поврежденных зданий и сооружений Московского Кремля (Арсенал,
Большой Кремлевский дворец), в основном были закончены к середине 1942 года.
Проведенные комендатурой маскировочные мероприятия в комплексе с другими мерами (в том числе с активным применением средств ПВО) способствовали сохранению архитектурного ансамбля Московского Кремля, находящихся на его территории зданий, музеев, исторических и культурных ценностей, а также помогли уменьшить возможные масштабы людских потерь. Всего за годы войны Московский Кремль бомбили восемь раз – пять раз в 1941 году, три раза в 1942 году (последняя бомбардировка зафиксирована 29 марта 1942 года). На Московский Кремль и его ближайшие окрестности было сброшено 15 фугасных бомб (весом от 50 до 1000 кг), 151 – зажигательная (термитная) и две осветительные бомбы.
Однако главная задача – спасти Московский Кремль, была выполнена.
(продолжение следует) Использованы материалы из: Сборника ФСБ «За и Против» №1(08) 2010 год. Издание Общественного Совета при Федеральной службе безопасности Российской Федерации.
21.10.2011 г. Александр Слободянюк
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 040
Re: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР
« Reply #197 : 21 Октябрь 2011, 18:31:55 »
Указание НКГБ Белорусской ССР № 174 Управлению НКГБ по Полесской области о порядке комплектования и обучения партизанских отрядов и активизации борьбы с противником
20 июля 1941 г.
Народный комиссар государственной безопасности СССР комиссар госбезопасности 3 ранга тов. Меркулов в своей директиве № 222 указал нам на целый ряд недостатков в деле организации партизанских отрядов и их практической деятельности.
Партизанские отряды комплектовались наспех, из людей, не имевших опыта партизанской борьбы, не знавших местных условий и не владевших оружием. Посылаемые партизаны не получали достаточного инструктажа по боевой работе.
В целях большей организованности в подборе кадров, постановке задач и обучении партизанских отрядов руководствуйтесь следующим:
1. Партизанские отряды организовывать из надежной местной агентуры, а также проверенного местного советского актива, внедрять и наших оперработников, способных самоотверженно бороться в тылу врага.
2. При подборе подходить персонально, учитывая личные качества партизан, не допуская лиц, вызывающих сомнения в их боевых качествах.
3. Перед отправкой тщательно инструктировать, знакомить по карте с местностью, где предстоит действовать, с политико-экономическим состоянием района действия, наличием там контрреволюционного элемента и т.п.
4. Отправлять партизанские отряды одетыми в чекистскую форму категорически воспрещается.
5. Перед отправкой тщательно продумать методы связи с партизанскими отрядами и возможность оказания помощи как материальной, так и оружием и боеприпасами.
6. Для большей маскировки партизан в районах, где прошла поголовная мобилизация, необходимо в случае подозрения в шпионаже заявлять: «Служил в Красной Армии, попал в плен, а затем освобожден для работы в поле, так как являюсь жителем данного района».
7. Снабжение оружием и боеприпасами партизанских отрядов необходимо производить при комплектовании отряда. Использовать также возможность добывать оружие в прифронтовой полосе за счет брошенного немцами и нашими войсками. Для этого необходимо высылать в эти районы небольшие группы партизан для отбора и доставки этою оружия в определен¬ное место с таким расчетом, чтобы с прибытием на место партизанского от¬ряда они могли бы использовать это оружие для действий.
8. Имеются случаи, когда сформированные партизанские отряды под на¬жимом частей противника отступают вместе с населением. Подобные слу¬чаи прекратить.
В таких случаях необходимо использовать разрывы между наступающи¬ми частями противника и через эти разрывы проникать в тылы противника для проведения диверсионно-подрывной работы
О проделанной работе донесите.
Зам. наркома госбезопасности БССР
майор госбезопасности                                                Духович
ЦА ФСБ России
21.10.2011 г. Александр Слободянюк
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 040
Re: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР
« Reply #198 : 21 Октябрь 2011, 18:35:40 »
Предписание начальника УНКВД по Курской области П.М. Аксенова о проведении оперативной работы в партизанских отрядах
[Не позднее 14 сентября 1941г.]
Предлагается Вам 14 сентября 1941 г. выехать в ... район Курской области, где в течение трех суток провести следующую оперативную работу:
I
По партизанским отрядам
В дополнение указания емплярах] представить в 4-й отдел УНКВД. В списках отрядов указать клички каждого партизана (объявив каждому о его кличке).
5.   Составить точные сведения о наличии в партизанском отряде оружия и боеприпасов (винтовки, гранаты, пулеметы, патроны, бутылки со смесью, взрывчатка и т.п.), а также продовольствия и одежды.
6.   Составить точные сведения о продовольственных и вещевых базах в районе, заложенных для партизанского отряда: а) сведения о месте закладки (план, чертеж), б) точное наименование и количество заложенного продовольствия, одежды, горючего в каждой базе.
7.   Одновременно представить в УНКВД два их] военных казармах расположен лагерь военнопленных. Содержится в нем до 1000 чел. Немецким командованием изданы приказы, обязывающие зарегистрироваться всех, кто подлежал призыву в Красную армию, но по каким-либо причинам не был призван (приказ коменданта от 10 октября), и второй приказ от 25 октября [19]41г. запрещает появление верховых на территории Дмитриевского района.
По селам немецким командованием назначены старосты. В Неварьском сельсовете старостой назначен ем] отделении совхоза Золотухинского района, помещается штаб какой-то части противника. В 14 час. 11 ноября на станцию и в пос. Шумаково прибыло до 70 чел. пехоты противника, вооруженных автоматами.
           Агентурная разведка УНКВД установила, что 12 ноября в селах Беседино и Воронцово Бесединского района находится до 600 чел. немецкой пехоты и до 120 мотоциклистов. В с. Букреевка Бесединского района располагается три роты противника. В с. Котовец Бесединского района противником зарыто в землю четыре танка. В доме, через три двора от моста, размещается какой-то штаб противника. В селах Беседино, Воронцово и Котовец немцы отбирают у населения зерно, которое на подводах отгружают в Курск. 12 ноября противник вел артиллерийский огонь по с. Безобразово. В результате обстрела возник пожар, сгорел один колхозный двор.
Оперативная разведка Тимского РО НКВД 13 ноября донесла, что в с. Беседино мост через реку Рать противником восстановлен. В течение 12 ноября противником заняты деревни Карасевка, Безобразово, Костино, Шеховцово Бесединского района. В с. Шеховцово находятся два танка противника и в лесу на поляне установлены минометы. В дер. Карасевке находится до 100 чел. пехоты противника.
Оперативная разведка УНКВД установила, что 12 ноября в селах Будановка и Волобуевка Свободинского района находится пехота противника. В каждом дворе размещено по 8-12 солдат. 11 ноября в дер. Мощеное Свободинского района приезжал отряд противника в количестве до 50 чел., отбирали у населения продукты питания и отправили в направлении на Свободу. В Корочанском районе на 12 ноября противник находился в 40 км от гор. Короча, в дер. Ушаково. Силы противника - 100-150 чел. пехоты. Противник, кроме того, занимает с. Виленцы. В Шебекинском районе противник занимает с. Неклюдово и, по данным разведки, подтягивает туда силы. В Сажновском районе противником заняты села Шляхово и Ушаково. Численность противника в этих селах не установлена. В Беленихинском районе противник находится в селах Большие и Малые Маячки. В Прохоровском районе противник численностью до 500 чел. пехоты находится в с. Прелестное, в 7 км от райцентра Прохоровка.
В Томаровском районе противник занимает с. Яковлево (на шоссе Белгород-Обоянь). Там находится 10 танков и несколько автомашин. Горючее отсутствует. По непроверенным данным, у солдат нет боеприпасов. Небольшие группы противника в селах Журавка и Радьково отбирают у населения домашнюю птицу. В пос. Поныри Поныровского района находится до 50 чел. пехоты противника. Штаб противника находится на станции Возы. В гор. Малоархангельске на 13 ноября расквартировано до 250 чел. пехоты противника. Остальные войска из города ушли.
Зам. начальника УНКВД по Курской области,
капитан госбезопасности   Ал
Записан

Александр Слободянюк

  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 040
Re: ОМСБОН войск НКВД/ОООН НКГБ СССР
« Reply #199 : 21 Октябрь 2011, 21:31:20 »
Из справки Московского комитета ВКП(б) о деятельности диверсионных
                                            групп в тылу противника
[Декабрь 1941 г.]
Для выполнения боевых и диверсионных операций в тылу противника в первой половине ноября 1941 г. из состава полка УНКВД по г. Москве и Мо¬сковской области2 была сформирована 31 группа общим количеством 474 человека (15—17 человек в группе).
Они были направлены: в Рузский район — 10 групп, 156 человек; в Верейский район (Дороховское направление) — 11 групп, 168 человек; в Боров¬ский район — 10 групп, 150 человек.
Две оперативные группы, скомплектованные из работников милиции г. Москвы, возвратились после проведенных ими боевых и разведывательных действий в тылу противника (они действовали до 19 ноября 1941 г.).
Первая группа в составе 16 человек под командованием тов. Колесова' совместно с несколькими красноармейцами 15 ноября 1941 г.в д. Ново-Павловское (Осташевский район) попала в окружение 70—80 автоматчиков противника и забросала их гранатами. В результате до 60 немецких автоматчиков было уничтожено, в том числе один офицер. Из состава группы был тяжело ранен один человек.
Вторая группа в составе 20 человек под командованием тов. Базылева в течение четырех дней вела разведку в деревнях Притыкино, Немирово, Пуп¬ки (Осташевский район) и Верхнее Сляднево (Ново-Петровский район). В частности, во время засады на дороге между деревнями Притыкино и Немирово было установлено передвижение танков и мотопехоты противника, сосредоточение до 100 танков и одного полка мотопехоты. Все сведения были переданы в штаб воинской части. Эта группа за время пребывания в тылу противника потерь в личном составе и оружии не имела,
Возвратившиеся из тыла противника три оперативные группы из Ново-Петровского и Осташевского районов под общим руководством тов. По-лушкина провели боевые операции, в результате которых убито и ранено 14 немцев, уничтожены автотанковая ремонтная база и две автомашины.
Кроме этого, группой Полушкина были переданы сведения командованию Красной Армии о расположении противника, в результате чего предпринятое немцами на следующий день наступление было отбито.
Пять бойцов из группы тов. Механика при выполнении боевой опера¬ции убили 8 немцев, уничтожили две повозки и в нескольких местах перере¬зали телефонные провода.
В Лотошинский и Волоколамский районы было направлено 7 разведывательно-диверсионных групп (по семь-восемь человек в каждой), скомплектованных из числа курсантов, окончивших спецшколу НКВД
Все группы после десятидневного пребывания в тылу противника, выполнив задание, возвратились без потерь.
Три группы под командованием тов. Давыдова, установив на тракте Городище-Микулино-Лотошино большой поток автотранспорта с горючим, орудиями и прожекторами, активное движение мотомехчастей противника, в ночь с5на6ис6на7ноября заминировали этот тракт на большом протяжении, заложив 39 мин с усиленными зарядами тола. Как установлено, все заложенные мины взорвались.
Группа под командованием тов. Давыдова обнаружила расположение караула около с. Рюховское в трех больших стогах сена. Вблизи указанного места группой были заложены две крупные мины с часовым механизмом. Первой миной намечалось уничтожить караул и привлечь к месту взрыва части противника. Вторая мина, взрыв которой должен был последовать спустя 15 мин. после взрыва первой, предназначалась для уничтожения собравшихся немцев.
Взрывы мин были услышаны группой после отхода в лес.
Большую работу по минированию дорог проводили также группы тт. Степанова', Морозова.
Группа тов. Зинчука во время минирования, заметив немецкую пяти¬тонную автомашину с грузом, подпустила ее на близкое расстояние и гранатами уничтожила грузовик. Водитель и сопровождающие груз солдаты были убиты.
Группы тт. Морозова, Давыдова разведкой и боевыми действиями оказали помощь частям Красной Армии. Добытые ими сведения были переданы в штаб танковой части и в Особый отдел НКВД 16-й армии.
В целях расширения боевых возможностей производится объединение групп в истребительно-диверсионные отряды численностью 25—30 человек каждый с задачей истребления живой силы противника и дезорганизации его тыла.
Секретарь МК ВКП(б)                                                         Яковлев
ЦА ФСБ России
Примечание:
Колесов Виктор Васильевич (1913 — ?) — младший лейтенант, оперуполномоченный 11-го отделения ОУР Управления милиции г. Москвы, в 1941 г. — командир опергруппы УНКВД по г. Москве и Московской области. 1 августа 1942 г. исключен из списков лично¬го состава как пропавший без вести при выполнении спецзадания.
Базылев Михаил Васильевич (1908 — ?) — сотрудник Управления милиции г. Москвы, в 1941 г. — командир опергруппы УНКВД по г. Москве и Московской области. В последу¬ющие годы работал в органах милиции, в августе 1950 г. уволен по сокращению штатов.
Механик Израиль Бенецианович (1909 — ?) — старший лейтенант, спортсмен-штангист, заслуженный мастер спорта, член добровольного спортивного общества «Локомотив». С 1941 г. служил в органах НКВД, руководил оперативной группой УНКВД по г. Москве и Московской области, действовавшей на временно оккупированной территории Московской области, был ранен. За участие в партизанском движении награжден медалью «Партизану Отечественной войны» I степени. В 1944 г. — начальник отделения отряда военной и физической подготовки военной группы при ЦВО НКПС СССР.
Давыдов Валентин Сергеевич — руководитель опергруппы УНКВД по г. Москве и Московской области.
Степанов В.А. – командир опергруппы УНКВД по г.Москве и Московской области.
Зинчук В.Г. командир опергруппы УНКВД по Москве и Московской области
В течение декабря 1941 г. были освобождены города и районные центры Московской области: Истра (II декабря), Клин (15 декабря), Высоковск и Ново-Петровское (16 декабря), Волоколамск (20 декабря), Наро-Фоминск (26 декабря), Высокиничи (27 декабря), Угодский Завод (30 декабря). В это же время были освобождены гг. Калинин, Калуга и другие населенные пункты.
21.1-.2011 г. Александр Слободянюк
Записан
Страниц: 1 ... 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »