Перейти в ОБД "Мемориал" »

Форум Поисковых Движений

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Расширенный поиск  

Новости:

Автор Тема: Фантомные лазареты (Глубокое, Тернополь и др.)  (Прочитано 34915 раз)

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 102
  • Skype: v_sachkov
    • WWW

Цитата: Наталья30 от Сегодня в 12:12:45

    Тайлькоманды айнзатцгруппы, наверное, свой транспорт не выделят для этого?


:))) Именно для этого у зондеркоманд и был транспорт. Их задача была - уничтожение. Транспорт у них был для перевоза обреченных на места уничтожения.
Могла быть также комбинированная схема ж. д. и автотранспорта. Этим, к слову, отлично объясняется огромное расхождение цифр Н. Жукова и официальных по Новой Вильне, соответственно, 100 и 4,5 тыс. Умереть там действительно умерло 100 тыс., а захоронено из них 4,5. Не точно, конечно, приблизительно. Потому что вывозили хоронить в другие места, в т. ч., в частности, в Глубокое. Логистика (логика) простая. В один вагон входит втрое больше покойников, чем живых людей. А лагерь в Новой Вильне у всех на виду. Там же и хоронить - не комильфо. Глубокое специализировалось на захоронении. Кладбище в лесу, огорожено колючей проволокой, ничего не видно, близко никого не пускают. Хорони спокойно не хочу, ничто не отвлекает. В Новой Вильне все абсолютно наоборот: все у всех на виду, в том же лагере многие десятки тысяч живых пленных. Угроза эпидемий и для немцев. Тоже очень серьезная ненужная проблема.
Записан
Будьте здоровы!

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 102
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
С этого самого места и начинаются самые интересные вещи. Карточка Березняка заполнена на 319 Замостье в начале апреля 1943 г. А в то время тогда официально такого шталага и в природе не существовало. По всем справочникам значится 319/z Замостье, время деятельности - март - апрель 1944 г. 319 - это Холм (Хелм) и Скерневице, время деятельности тоже с весны 1944 г.
Хорошо, офлаг. Но: 1) офлага с таким номером не было и 2) Березняк-то не офицер. Такие вот неувязки...
Записан
Будьте здоровы!

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 102
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
шлензаку гестаповцу в Глубоком в должности писаря было самое подходящее место.
Помните штрих в воспоминаниях Волкова: поляк ругался с администрацией лагеря? Был бы он обычный пленный, обычный зэк, какие там ругани? Малейшее выражение недовольства - к стенке. Определенно агент гестапо. Только ему могли препирания простить.
Главная обязанность гестапо - выведывать политические секреты. Именно, раскрывать и ликвидировать организации вроде Братства советских военнопленных, легендарной "Молодой Гвардии", коммунистическое подполье Минска и т. д. и т. п.
Попадает в Дисне (северо-восточней Глубокого) якобы бывший зэк, якобы работавший в начале войны на строительстве укреплений на западной границе. Это в апреле 1942 г. А тот шлензак вдоль и поперек изучил до мельчайших подробностей, что происходило за тот период на трассе от западной границы до Глубокого. Вычислить, определить по принадлежности, отправить куда надо тому поляку не составляло никакого труда. Главное, что от него требовалось, - вычислить засланного советского разведчика, иначе, альтернативно, определить пригодность для использования на провокаторской работе, а если не подходит ни для того, ни для другого, то "пустить на мясо". Есть такое жаргонное выражение у уголовников, которые берут с собой в побег человека, чтобы его в дороге съесть. Ленинградцы, с которыми бежал Волков, должны были его выдать партизанам как якобы засланного агента, чтобы сильнее внедриться в отряды и т. д. Таким образом "на мясо" пустить.
Записан
Будьте здоровы!

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 102
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
Еще одно важное следствие из воспоминаний Акопова. По арифметике выходит, что поступление в туберкулезное отделение лимитировалось количеством умиравших. Сколько умирало, столько и освобождалось мест для пополнения (в среднем примерно по 15 чел. в месяц, 8%). В Глубоком явно было не так. Т. е. там явно действовала какая-то другая закономерность.
Записан
Будьте здоровы!

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 102
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
>Зябликов – тоже 344 Вильнюс (фамилия заканчивается на w, а в большинстве карт из 344 на - ff, специально и точно я не сравнивала.) Умер в Глебоки 323, видимо, ошиблись. Только как-то трудно спутать 323 и 342.

Нет, не ошиблись.
Опа!

Шталаг 323? http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300265014 3-4.1944. Stalag 323. Чиров (Chyrow) Украина. 3-7.1942. Stalag 323. Тарнополь (Tarnopol) Тернополь (Ternopol) Stalag 323, (Front. Stalag 323), Gross Born, Гросс Борн Это не Беларусь.

http://wap.vilnius.borda.ru/?1-14-0-00000020-000-10001-0
Записан
Будьте здоровы!

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 102
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
1. Stalag 323, (Front. Stalag 323), Gross Born, Гросс Борн

Шталаг 323 (II G), [полное название: Kriegsgefangenen Mannsschtatsstammlager -стационарный лагерь для военнопленных] был создан в мае-июне 1941 года на территории II военного округа Германии в районе населённого пункта Гросс Борн и предназначался для приема советских военнопленных.
Первоначально в документах появляется обозначение "Front. Stalag 323".
В районе Гросс-Борна был создан большой полигон, в состав которого входило и местечко Westfalenhof. На территории полигона и создаётся первый лагерь для советских военнопленных. Первоначально, как это было повсеместно, постоянных строений в лагере не было и пленные размещались под открытым небом на территории, огороженной колючей проволокой.
Первая партия военнопленных около 1.500 человек была доставлена в лагерь 27 июля 1941.
Вторая, тоже численностью около 1.500 человек, прибыла 1 августа 1941.
Последовательно 15, 16, 21, 22 и 23 сентября 1941 в лагерь прибывали партии военнопленных. Вероятно, администрация не смогла организовать порядок в шталаге и поэтому при регистрации ряд военнопленных повторно получили новые номера. Общая численность шталага составила около 11.500 человек. [известный максимальный номер военнопленного: 323 - 15 576].
2, 4 и 9 октября 1941 состоялись переводы части военнопленных в шталаг II A, Нейбранденбург.
Согласно свидетельским показаниям политзаключенного Заксенхаузена Эмиля Бюге: "11 октября [1941] из шталага № 323 [в концлагерь Заксенхаузен] прибывает на грузовиках 600 человек, среди них десятки уже умерших. Военнопленные укладывают трупы умерших товарищей на землю в один ряд. Тут подходят двое из СС и начинают фотографировать трупы. Я знаю, что эти фотографии будут выставлены в Берлине в специальных витринах—"Большевистские зверства".
Предположительно в октябре 1941 деятельность шталага 323, Gross Born - Westfalenhof на территории полигона прекращается..
[с ноября 1941 шталаг 323 переводится в район Перемышля и два его филиала расположены в Нейрубке и Пекуличах. В сводных списках лагерей есть информация, что с марта по июль 1942 шталаг 323 располагался в Хырове (?) и с июля по ноябрь 1942 в Тернополе. Однако сведений о регистрации и пребывании в нем советских военнопленных в этот период не отмечено.]

http://sgvavia.ru/forum/30-89-1

По совокупности имеющихся фактических данных с находившимися в 323 предположительно происходило примерно так. 323 расформировывается, отправляют оттуда, с Западной Украины, в Литву, в 344. По пути часть умирает. Свозят с пути и хоронят в сентябре 1942 г. в Глубоком. Так логично выходит. Т. е. фиксировать приписку к 342 не требовалось по смыслу фактического положения дел (342 - только место фактического захоронения, а не содержания; из содержания вытекала масса практических следствий, ведь по численности определялось количество отпускаемых продуктов, число охранников и т. д. и т. п.; а для покойников все это никакой роли не играло). Могли считать умерших по дороге кому как удобнее - по 323 или 344.
Хотя может быть даже и полярно наоборот. 323 в Тернополе - лагерь "темный" вроде Глубокого (возможно, - только морг ("Bootshaus") и место захоронения, считающиеся лагерем (Тернопольская тюрьма?), замаскированные под лагерь). А с Виленским дело обстоит более или менее яснее. Т. е. отправили не из Западной Украины в Литву, а наоборот, в 323, в лагерь, где прибывавшие умирали очень быстро. А умереть человек мог в пути, не доехав даже до Молодечно. Там перегрузили покойников, скончавшихся в дороге и отвезли хоронить в Глубокое. Т. е. предполагалось, что захоронен будет в 323, живым туда не доедет, а умер гораздо раньше, чем рассчитывали.
И еще. Даты! Все те же самые, что в Глубоком, Варшаве. За зиму очень немногие остались живы, из живых почти все в крайне тяжелом состоянии - доходяги, дни жизни которых были сочтены. Для использования на работе не годились. Лечить их было в целом обременительно, но были и не безнадежные, которых имело смысл помещать в "настоящие" лазареты, пропускная способность которых и возможности лечения были крайне низкими. Основная масса "доходяг" поэтому, по логике, должна была быть отправлена на скорую верную смерть (куда живыми вообще доезжало значительное меньшинство, убийство тяготами пути было умышленным) в псевдолазареты типа Глубокского и 323, что и начало систематически исполняться с весны 1942 г. Наверно, так.
« Последнее редактирование: 24 Май 2010, 22:49:06 от nestor »
Записан
Будьте здоровы!

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 102
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
Вот тоже исправления и дописки в карточке:
Макаров В.Е. с 4.4.43 в лаз. Замостье
(исправления в росте 161 см зачеркнут - дописано 157 (кем, где??? - теми же чернилами, что и дописана дата 12.1 (7) рождения)...
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300712397
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300712399
*****
Сейчас вот думаю - дописывали дату не обработчики карт после войны (ибо зачем обработчику в карте Зимина А.Т писать по немецки? воинское звание "сержант", проставлять справа вверху лагерный номер и под ростом и цветом волос "не разборчиво" что-то дописывать) - судя по всему это делалось (см записи на обороте о прививках и заболевании tbc) кем-то в лазаретах Замостье - Скробов?

http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=2829.msg95326#msg95326
Записан
Будьте здоровы!

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 102
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
Важные отрывки из воспоминаний Акопова:

"Концлагерь Скробов

     В концлагерь Скробов (или, по-польски, Скробово) прибыл наш эшелон с больными и медработниками туберкулезного отделения Варшавского лазарета в середине мая 1943 г. Общее количество прибывших было немногим меньше двухсот человек".

Кусок о Скробове опускаю, я выше его уже цитировал, здесь важна дата. Статистика, приведенная Акоповым по Варшавскому лазарету, выходит, за год - с начала апреля 1942 г. по середину мая 1943 г.

"Вскоре познакомились и с "внутренним распорядком" и снабжением. Во многом он напоминал режим Седлецкого офлага: те же 300 граммов хольцброда, та же баланда с гнилой картошкой и дохлой кониной, но все же в этом лагере не было такого большого количества умирающих за день, как в седлецком лазарете, хотя и здесь были бараки-изоляторы для больных с открытым туберкулезом, и здесь умирали немало. Но так же, как в других лагерях, всюду было чисто. И здесь туалеты тянулись вблизи у колючей проволоки и также были очень чистыми.
...
Пленные лагеря и лазарета были разделены на "здоровых", в том числе инвалидов, которые помещались на территории лагеря, отделен­ного от лазарета внутренней проволокой. Больные военнопленные были раз­мещены по блокам, в соответствии с заболеваниями (в первом - инфекционные, во втором - терапевтические, в третьем - хирургические, в четвертом и пятом - туберкулезные). Пятый блок находился на территории лагеря, обще­ние с которым было свободным. Врачи жили в домике из двух комнат на территории 1-го блока (10 чел.) и 5-го блока - 4 чел.
...
Что касается лазарета, то сравнительно "мягкие" условия создавались оберартцем (главным врачом) Харвальдом, который нам был известен как гуманный человек еще со Скробовского лагеря, где благодаря ему и другому австрийскому врачу оставались в живых врачи-евреи (о чем было сказано выше). Во многих случаях Харвальд обнаруживал антифашистские настроения и гуманизм.
...
     Харвальд с большой симпатией и сочувствием относился к советским военнопленным, особенно к врачам. Посещая лазарет, оберартц иногда приглашал меня, как "шефартца" (старшего среди военнопленных врачей) обходить блоки. При этом омы обсуждали разные вопросы политики, экономики, культуры...
Хотя его симпатии по отношению к нам были многократно доказаны он однажды поразил меня сообщением, что один из азербайджанцев из больных пятого блока предает нас абверу. На мой вопрос: "Что же мы можем сделать с ним?", он ответил: "Переведите его в другой лагерь с открытым туберкулезом!". Но это было сложно сделать, поскольку этот больной страдал от туберкулеза лишь коленного сустава, что затруд­няло его перевод в другой лагерь. Однако большая озабочен­ность Харвальда вызвала у меня тревогу, тем более, что он не сообщил, кого и как предает этот тип. Оберартц сам вывел меня из тревожного состояния, заявив: "Мы пойдем с Вами в пятый блок, сделаем обход больных, и вы увидите, - сказал Харвальд, лукаво улыбаясь, что у него имеется и легочный туберкулез в острой форме". Подойдя к этому больному, мы начали аускультацию, обнаружили "подозрительные" очаги, но он стал говорить, что у него болит только колено. Однако мы произвели запись в истории болезни, послали мокроту на исследование и вскоре окончательно оформили его как больного с открытым туберкулезом, наметив перевод в другой лагерь. Но случилось непредвиденное: в день отправки, когда уже все построились, лагерный полицай Иван предложил всем вернуться в свой блок... Я был сильно взволнован, а спросить было не у кого: Харвальда не было в лагере, распоряжение об отправке в другой лагерь было подписано им. "Что делать? - думал я, - выходит, лагерный полицай мо­жет отменить распоряжение самого оберартца?" Целый день я пребывал в тревоге, но к вечеру ко мне зашел студент московского университета Артур, который работал в канцелярии лагеря и помогал подпольной орга­низации. Он сообщил, что его прислал полицай Иван, чтобы заявить, что в другой лагерь будет отправлен не тот, который был намечен. Больше никаких пояснений Артур не сделал, лишь сказал, что это будет в ближайшие дни. А через несколько дней была построена группа лиц, которых отправляли в штрафной лагерь. Я не знал, кто и за что отправлял их в этот лагерь, но среди них оказался и предатель-азербайджанец!"

Самый информативно ценный кусок - история отправки в лагерь для больных туберкулезом в открытой форме предателя азербайджанца.
Глубокое явно относилось к такому типу лагерей, подавляющее большинство прибывавших куда быстро умирали - в пределах месяца. Отличительна для них исключительная трудность совершения побега, строгая изоляция от внешнего мира, соблюдение повышенной секретности о том, что происходило внутри.
Записан
Будьте здоровы!

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 102
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
Дальнейшие обобщения по воспоминаниям Акопова

1. В Варшавском лазарете отделения для инвалидов не существовало. Они находились вместе со здоровыми, т. е. совсем никакого медобслуживания не получали вообще.
2. Из 1479 чел., прошедших лазарет за год, умерло 304, т. е. около 21%. Из последних в основном туберкулезники (181 - 12% от общего количества), в большинстве явно больные туберкулезом в открытой форме (которых было всего 182).
3. Туберкулезное отделение, где работал Акопов, за год прошло всего 348 чел. Из них, вместе с персоналом отделения, было вывезено, по его словам, около 200. Следовательно, единовременно там примерно столько больных постоянно и содержалось. Или, иначе говоря, в целом сколько прибывало, столько и умирало, примерно по 15 чел., соответственно, ежемесячно. Из общего количества 348 умер 181 (52%).
4. А в специализированных лагерях для больных с открытой формой туберкулеза, по свидетельству мемуариста, положение было несопоставимо хуже, т. е. направление туда означало неминуемую скорую смерть. Глубокое относилось к лагерям примерно такого типа. Т. е. хотя туберкулезников с открытой формой там вовсе не было или было совсем мало, туда отправляли в основном, по всей видимости, сильно ослабленных и тяжелых инвалидов. Акопов замечает, между прочим, что прибывавшие в лазарет сильно ослабленными, как правило, умирали по прибытии в самые первые дни.
Похоже, Глубокое именно на содержании таких в основном и специализировали.
Записан
Будьте здоровы!

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 102
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
Так я и говорю Bootshaus, т. е. лодочная станция, т. е. Присвилье. Если ехать со стороны Латвии - Ленинградского фронта. А с другой стороны, с запада - остается пока вопрос. С другой стороны притом в документах говорится точно - место захоронения. Умереть могли вполне по дороге (Присвилье, Bootshaus). Захоронили в Глубоком. Все так. Все сходится, если исходить из генеральной схемы. Но немцам-то на строгое указание места захоронения было плевать. Им главным было отчитаться по количеству. Прибыло в Присвилье столько-то, из них в Глубокое живыми доставлено столько-то, а сколько где именно захоронено - не важно. Просто насчет Bootshaus обмолвка как объяснение, почему фотографии нет. Тут есть еще один важный момент - район Присвилья представлял собой сплошные немецкие гарнизоны. Т. е. там местного гражданского населения не было почти вовсе. Поэтому то, что там на самом деле происходило, остается до сих пор по большей части тайной. Не исключено, что и в районе Присвилья может иметься крупное массовое захоронение. А может, и нет. Поскольку оно в Глубоком есть. Но одно другое не исключает на 100%. Т. е. 27 тыс. захоронено в Глубоком и, может быть, не меньше того и в Присвилье. Отсюда становится понятнее странность названной в истории гетто Глубокого цифры 43 тыс. военнопленных, которые умерли по пути в Глубокое.
В чем тут тонкость? Те 43 тыс. должны были прибывать, раз, по свидетельству историка, они поступили по железной дороге, со стороны Минска. Период. До конца лета. Тогда еще Молодечненский лагерь не заработал по-настоящему. Что-то не так. А со стороны Латвии, Ленинграда вполне могло быть. Свидетельства имеются. Такое предположение правдоподобней. Т. е. прогон шел не от станции Глубокое до Березвечья, а в противоположном направлении (от Присвилья, как начального пункта этапирования). Тогда все логично, все становится на свои совершенно понятные места.
Т. е. на Присвилье прибыло 43 тыс. Из них в Глубоком должно было быть оставлено 16 тыс. Должно было быть отправлено дальше, соответственно, 43-16=27 тыс. Которых физически не оказалось - одни покойники. Вот и все. Стало быть, недостающие 27 тыс. - im Bootshaus.
Записан
Будьте здоровы!

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 102
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
"Госпитали в лагерях для советских военнопленных — всюду, где они существовали, — были только пародией на лечебное учреждение, местом надругательства и издевательств над больными и ранеными людьми. Трудно понять, с какой именно целью создавали гитлеровцы эти «лазареты». Возможно, только потому, что это предписывал им устав. Ведь с уверенностью можно сказать, что делали они это вовсе не из страха перед инспекцией со стороны Международного Красного Креста! Правда, в конце второй мировой войны речь, повидимому, шла об отделении больных, особенно инфекционных, от здоровых пленных, которые были нужны Германии для работы.

Самыми тяжелыми были условия в лагерных «лазаретах» в 1941 —1942 годах, но и последующее улучшение было весьма незначительным и относительным. В 1941 —1942 годах пленных в госпиталях вообще не лечили: не было ни медикаментов, ни врачей; немецкий медицинский персонал не «осквернял» себя лечением «недочеловеков», а советский врачебный персонал был бессилен что-либо предпринять ввиду отсутствия медикаментов, перевязочных средств, инструментария и соответствующих санитарных условий.

К этому следует добавить, что этот персонал был чрезвычайно немногочислен, так как значительная часть врачей была уничтожена в ходе отбора «нежелательных». Отсутствие

1  Z. S t y p u l k o w s k i, op. cit, s. 63. 423
нательного белья и постельных принадлежностей, ограниченное снабжение водой (которой иногда и вовсе не было), скученность в госпитальных помещениях, «организуемых» зачастую в сырых подвалах или конюшнях, больные с гноящимися ранами, лежащие без перевязки на голой земле, на грязных нарах или на соломе, —  таков облик подобного «госпиталя». В таких «лазаретах» часто вспыхивали эпидемии сыпного и брюшного тифа, дизентерии, туберкулеза и других болезней, которые буквально косили находившихся там больных. В результате всех этих эпидемий, зачастую распространявшихся на целые лагеря, дело кончалось гибелью почти всех больных. В ряде случаев германские власти применяли своеобразный способ борьбы с эпидемиями: больных убивали путем смертельных впрыскиваний или иными способами.

После войны и изгнания гитлеровцев из оккупированных районов существовавшие в этих «лазаретах» условия стали предметом расследования советской Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и польской Центральной комиссии по расследованию преступлений нацистов на территории Польши.

Рассматривая вопрос о «лазаретах», следует помнить о положениях, содержащихся в Конвенции Красного Креста, особенно в статье 1, гласящей, что все раненые и больные, которые попали в плен к противнику, «должны пользоваться покровительством и защитой при всех обстоятельствах», а также «пользоваться человеколюбивым обращением и уходом без различия национальности». Лишь при сравнении с этими положениями конвенции станет ясной картина того, что имело место в лагерях и «лазаретах» для советских военнопленных. Ибо распоряжения ответственных командиров вермахта, касающиеся обращения с больными и ранеными военнопленными, ничего общего с духом конвенции не имели. Генерал-квартирмейстер ОКХ генерал Вагнер издал 24 июля 1941 года приказ, в котором дал волю своим чувствам ненависти к советским солдатам:

«С целью оградить страну от наводнения русскими ранеными приказываю:

1. Транспортабельных легкораненых пленных, которые предположительно выздоровеют в течение 4 недель, следует отправлять на пункты, где они будут приняты аппаратом ОКБ.

2. Остальных... помещать в лазареты, которые нужно организовать при дулагах, но на расстоянии по меньшей мере 500—-1000 метров от них. Для лечения пленных и ухода за

424

ними следует использовать под немецким надзором исключительно русский персонал как из числа военнопленных, так равно и гражданский... 3. Следует использовать исключительно [разрядка наша. —  Ш. Д.] русский больничный инвентарь, а также русские лекарства и перевязочные средства, но прежде всего русскую сыворотку...» ' Тенденция этого приказа совершенно ясна. В госпиталях, расположенных в глубоком тылу, где условия лечения были более сносными, должны были находиться только те, в отношении которых имелась надежда, что они выздоровеют и их можно будет использовать на работах. Четкий наказ разместить остальных — тяжелораненых — в лазаретах на расстоянии 500—100 0 метров от лагеря в приказе не мотивируется. Однако в свете гитлеровской практики 1941 —1942 годов совершенно бесспорно, что речь идет не о том, чтобы лечение проводилось вдали от лагерного шума, а скорее всего о том, чтобы основная масса военнопленных не слишком-то быстро разобралась, какая судьба готовится их раненым товарищам и как выглядит само это «лечение». Запрещение использовать немецкий больничный инвентарь и немецкие лекарства, а равно запрет немецкому медицинскому и санитарному персоналуоказывать медицинскую помощь военнопленным означали, что больных и раненых военнопленных в большинстве случаев не будут лечить вообще. Такое указание давалось исподтишка, а вместе с тем это была и совершенно четкая инструкция германского командования о том, как следует поступать с ранеными советскими военнопленными. Таким образом, заявлялось, что армия —  а через нее и рейх —  не заинтересованы в усилиях, имеющих целью сохранить жизнь тяжелораненым и больным солдатам «идеологического противника».

Это было не что иное, как смертный приговор, что и подтвердила гитлеровская практика 1941 —1942 годов.

Итак, советский солдат, который был тяжело ранен в бою и попал в руки немцев, если он не был добит на месте, мог желать себе только одного: скорейшей смерти. Гитлеровцы не заботились о нем, а возможности советского медицинского персонала из числа пленных почти равнялись нулю. Немецкие полевые госпитали, передвижные медпункты, не говоря уже о санитарных поездах, самолетах и госпитальных судах, не предназначались для советских военнопленных. Советский медицинский персонал делал все что мог для спасения раненых и больных пленных, но, как мы указывали выше, возможностей у него почти никаких не было.

 i OKW/Gen. St. d. H./Gen. z. b. V./Gen. Qu„ 24/VII 1941; «Russische Kriegsgefangene»; PN-[2, KOKW-2423, dok. prok., t. IX, s. 171—172 .

425

На сборных пунктах для военнопленных гитлеровцы не оказывали им никакой медицинской помощи. Положение в дулагах было ничуть не лучше. В районе города Гайсина (Украинская ССР) в местном дулаге в августе 1941 года сотни больных и раненых военнопленных лежали в конюшнях на голой земле, без всякой медицинской помощи. В это же время в дулаге в Умэни около 15—20 тысяч раненых лежали под открытым небом, в запыленных повязках, пропитанных кровью, гноем, без всякой медицинской помощи со стороны гитлеровцев, при полном бессилии советских врачей, лишенных возможности получить бинты, медикаменты и хирургический инструментарий '.

Разумеется, в подобных условиях тяжелораненые быстро умирали. Десятки тысяч легкораненых и больных все же попадали в постоянные лагеря и в организованные там лагерные «лазареты». Ниже мы приводим краткий обзор условий, существовавших в некоторых из этих «лечебных учреждений».

О лазарете в Харькове авторитетно высказался «начальник военнопленных» на Украине в 1942 году генерал Эстеррейх: «Тяжелобольные были размещены в помещениях, где не было отопления и все окна выбиты... больные не имели одежды и обуви. В результате в этом госпитале ежедневно умирало от истощения и эпидемических заболеваний 200—300 человек» 2.

Подобные же условия были и в лагерном лазарете в г. Даугавпилсе (Латвийская ССР):

«Редко кто выходил живым из этого госпиталя. При госпитале работало пять групп могильщиков из военнопленных, которые на тележках вывозили умерших на кладбище. Бывали часто случаи, когда на тележку бросали еще живого человека, сверху накладывали еще 6— 7 трупов умерших и расстрелянных. Живых закапывали вместе с мертвыми; больных, которые метались в бреду, убивали в госпитале пал-

В лагерном «госпитале» в Демблине (форт «Болонья») пленных не лечили, а умерщвляли путем впрыскивания в область сердца отравляющих веществ4.

    1 См. показания бывшего военнопленного врача Евгения Кивелиши; «Нюрнбергский процесс», т. IV, стр. 147 и сл.
    2 «Нюрнбергский процесс», т. III, стр. 130.
    3  Показания свидетельницы В. А. Ефимовой, работавшей в госпи» тале; «Нюрнбергский процесс», т. IV, стр. 105.
     4 См. «Об убийстве немцами советских военнопленных в крепости Демблин», стр. 14.

426   

В «лазарете» лагеря № 336 для советских военнопленных (Каунас, форт № 6) с сентября 1941 года по июль 1942 года умерло 13936 советских военнопленных1."

"В лагерном «госпитале» в Риге с сентября 1941 года по апрель 1942 года от голода и эпидемических заболеваний погибло свыше 19 тысяч военнопленных5. В Севастополе гитлеровцы организовали «лазарет» для раненых и больных военнопленных в городской тюрьме. В ходе организации «лазарета» фашисты в течение шести дней не давали больным ни воды, ни хлеба, заявляя, что это является наказанием за упорную оборону Севастополя. Раненым не оказывали никакой медицинской помощи, и они лежали, истекая кровью, на цементном полу6.

«Госпиталь» для военнопленных в Смоленске до июля 1942 года был лишен перевязочных средств. Больные и раненые во время суровой зимы 1941/42 года лежали в неотапливаемых помещениях, на полу, на сенниках, в грязной и пропитанной гноем одежде7.

1 «Нюрнбергский процесс», т. IV, стр. 116."

Прошу обратить особенное внимание: Рига - Даугавпилс - Каунас. Это та самая трасса, проходившая на запад через Молодечно - Глубокое.

"Чрезвычайная государственная комиссия определила число убитых, заморенных голодом и затравленных насмерть больных и раненых военнопленных солдат и офицеров Советской Армии, прошедших за 2 года через «гросс-лазарет» в Славуте, в 150 тысяч человек1.

Заместитель главного обвинителя от СССР полковник Покровский, докладывая на Нюрнбергском процессе «дело» о «гросс-лазарете» в Славуте, отметил следующее: «Трудно сказать, является ли пределом человеческой подлости то, что совершено гитлеровцами в отношении советских военнопленных в так называемом «гросс-лазарете» города Славуты Каменец-Подольской области. Но при всех обстоятельствах истребление гитлеровцами советских военнопленных в «гросс-лазарете» —  одна из самых мрачных страниц, составляющих историю фашистских преступлений»-. Славута, «Болонья» (Демблин), Каунас, Смоленск и т. д. —  это не случайные и изолированные явления. Все «лазареты» в лагерях для советских военнопленных слишком сильно напоминают нам «лазареты» в Освенциме, Штуттгофе и других концентрационных лагерях. «Лазареты» для военнопленных являлись составной частью общей «лечебной» системы фашистов, основанной на планомерном истреблении больных и раненых военнопленных. Эта система органически связана в одно целое с гитлеровской программой уничтожения «нежелательных» и «нетрудоспособных»."

"Если ОКВ и РСХА согласились с тем, что истребление военнопленных необходимо в интересах третьего рейха потому, что они являются комиссарами, представителями интеллигенции, евреями или «коммунистами-фанатиками», то можно было согласиться и с тем, что у третьего рейха нет никакого интереса кормить и лечить такие категории советских военнопленных, от которых Германия не получит никакой пользы и труд которых она никогда не сможет использовать. Согласиться с этим было тем легче, что даже в отношении своего немецкого  населения с самого начала войны осуществлялась «программа эвтаназии», повлекшая за собой истребление десятков тысяч «бесполезных едоков».

Так, в категорию «нежелательных» была включена еще одна группа жертв, определенная как «unheilbar krank» («неизлечимо больные») или порой —  на «деликатном» языке СД — «unbrauchbar» («непригодные, бесполезные»).

Трудно установить точную дату, когда возник вопрос об истреблении «неизлечимых». Мы не располагаем ни одним письменным приказом ОКБ или РСХА по этому вопросу ja период 1941 —1945 годов, когда это истребление осуществлялось. Возможно, ..что такого письменного приказа никогда и не существовало. В то же время имеются единодушные и авторитетные немецкие сообщения, утверждающие, что уже в начале войны этот вопрос обсуждался на совещаниях заинтересованных военных органов и РСХА и что по этому щекотливому делу были даны устные инструкции, которые потом и были проведены в жизнь. Имеются также официальные немецкие документы этого периода дойны, отражающие реализацию упомянутых инструкций".

Суть, кажется, проясняется:

"Составляя рапорт, Кунтце пытается добраться до сути: откуда взялись эти инвалиды в полицейском лагере и почему вермахт передал их СД! Он приходит к следующему выводу.

«Ни здесь в управлении [полиции безопасности и СД в Житомире. — Ш. Д.], ни в его отделении [в Бердичеве. —  Ш.Д.] нельзя было установить, по каким именно причинам бывший начальник [полиции безопасности и СД в Житомире. — Ш. Д.] принял этих калек-пленных и отослал их в воспитательно-трудовой лагерь. В данном случае не было никаких данных относительно их коммунистической деятельности за время существования советской власти. По-видимому, предоставили в свое время этих военнопленных в распоряжение здешнего отделения для того, чтобы подвергнуть их «особому обращению», ибо они, вследствие своего физического состояния, не могли быть использованы на какой-либо работе»2.

Каждый офицер СС знал и считал естественным, что существует приказ Гейдриха о передаче вермахтом советских военнопленных в руки СД для ликвидации их «за коммунистическую деятельность». Однако не каждый из этих офицеров знал, что вермахт (как в данном случае правильно догадался Кунтце) избавляется от «бесполезного балласта» в виде нетрудоспособных военнопленных, передавая их СД для ликвидации.

Бердичевский урок не прошел даром. Экзекуции советских военнопленных инвалидов, которые проводились после описанных событий, совершались с соблюдением всех мер предосторожности — преимущественно в местах, откуда невозможно было бежать: в концентрационных лагерях. "

Датнер, Шимон | Datner, Szymon
ПРЕСТУПЛЕНИЯ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКОГО ВЕРМАХТА В ОТНОШЕНИИ ВОЕННОПЛЕННЫХ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ
________________________________________
Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Датнер, Ш. Преступления немецко-фашистского Вермахта в отношении военнопленных во Второй Мировой войне — М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1963
Оригинал: Datner, S. Zbrodnie Wehrmachtu na jeńcach wojennych w II wojnie światowej, Warszawa, 1961
Книга на сайте: http://militera.lib.ru/research/datner_s/index.html
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)

Датнер, Ш. Преступления немецко-фашистского Вермахта в отношении военнопленных во Второй Мировой войне / Пер. с польского Я. О. Немчинского; Вступит. статья С. К. Тимошенко; Под ред. Д. С. Карева. — М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1963. — 486 с /// Datner, S. Zbrodnie Wehrmachtu na jeńcach wojennych w II wojnie światowej, Warszawa, 1961.

Глубокская тюрьма в монастыре была не обычным шталагом, а учреждением СД, где проводилось систематическое массовое уничтожение тяжело больных инвалидов пленных?

И еще обратите внимание на даты. Лазареты в Каунасе, Риге, Даугавпилсе начинают работать с сентября 1941 г. Как и, предположительно, Молодечненский.

И еще. 6-й форт Каунаса - точно такая же тюрьма, что и в Глубоком. Побег оттуда так же невозможен.
Записан
Будьте здоровы!

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 102
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
А здесь по всем признакам тоже должно быть Глубокое, НО карандашом - Могилев, и тоже с 4.4.43 в лаз. Замостье:
Капустин А.С.
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300718002
http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=300718004

*****
И самый главный вопрос - почему (зачем) инвалидов (только небольшую часть, которых обозначил выше),  из Глубокого направили на территорию генерал-губернаторства в лаз. Замостье (прибыли 4.4.43, даты смерти апрель 43 - август, октябрь 43), и далее Скробов (даты смерти - август, октябрь 43).

http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=2829.msg99363#msg99363
Записан
Будьте здоровы!

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 102
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
Цитата: НикЗим от 05 Май 2010, 14:09:45

    И самый главный вопрос - почему (зачем) инвалидов (только небольшую часть, которых обозначил выше),  из Глубокого направили на территорию генерал-губернаторства в лаз. Замостье (прибыли 4.4.43, даты смерти апрель 43 - август, октябрь 43), и далее Скробов (даты смерти - август, октябрь 43).

    С уважением, Николай


По логике, похоже на разгрузку. Общий механизм - движение с востока, из относительно близкого тыла, во все более дальний тыл. Польша это "еще не вполне рейх", туда можно. Кстати, как далеко от Глубокого до Замостья? Если не сильно дальше пределов Виленской обл., наверно, поэтому. Иначе отправили бы в 344. Просто отправили в тыл дорогой не на Вильно, а через Гродно. Короче, похоже на подготовку Глубокого к приему итальянцев
Записан
Будьте здоровы!

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 102
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
А зачем, на самом деле, гонять вагоны с (полу)покойниками на достаточно дальние расстояния, для того только, чтобы их скрытно и лучше, по санитарным соображениям, захоронить? Скрытность увеличивалась, конечно, но, поскольку перевозки были регулярными, обеспечена на 100% быть не могла. Смотрим теперь на хронологию. Фантомные лазареты появляются примерно с конца весны 1942 г. Как раз в это время в Белоруссии становится весьма ощутимым для оккупантов партизанское движение. Растет число диверсий на железных дорогах. Что самое важное в составе? Паровоз, который обычно идет впереди. А если перед ним поставить несколько вагонов с балластным неценным грузом, то угроза его повреждения значительно понижается. Наверно, платформы с покойниками годились для этого лучше всего. Действительно. Живых пленных перевозить в них не жалко, но везти их следовало в сторону фронта, а они могли бежать. Но мертвые не убегут.
"Опытные инструкторы обращали внимание партизан на любую мелочь, ведь в реальном бою судьбу может решить даже незначительная ошибка. Помимо своих подопечных непосредственно в партизанских отрядах на Украине часто бывал и легендарный советский подрывник Илья Старинов. Он разрабатывал хитроумные способы для того, чтобы каждый фугас принес как можно больше вреда гитлеровцам.

Рассказывают, что Илья Григорьевич требовал не просто подрыва рельсов, а уничтожения при этом и железнодорожного состава. Это требовало повышенного риска, ибо нередко бывали случаи, когда перед особо ценным эшелоном фашисты пускали дрезины. И тем не менее партизаны находили выход из положения."

http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-29717/

Здесь говорится: дрезины. Они недостаточно эффективны. Годятся как "профилактическое" средство. Платформы в дополнение к ним значительно повышают надежность.

"цифры потерь украинских партизан в личном составе находятся в обратно пропорциональной зависимости к цифрам, показывающим количество совершенных на железных дорогах врага диверсий. Наибольшие потери партизаны понесли в сорок первом году, когда провели всего тридцать крушений поездов. В сорок втором году потери в людях сократились, а число диверсий возросло до двухсот двадцати. В феврале же и марте сорок третьего потери партизан вообще оказались мизерными, а под откос только за два месяца полетел уже сто двадцать один эшелон врага!"

"— Даже не догадываются, какой сюрприз им приготовлен! — усмехнулся Кальницкий. Окончательно рассвело. День настал пасмурный, унылый. Ладно еще снег с дождем не сыпал. Гул идущего поезда донесся со стороны Олевска. Повернули бинокли направо. Долго ждать не пришлось. Показалось восемь фашистских солдат с двумя ищейками и катящиеся за солдатами под уклон две железнодорожные платформы с балластом. В первую минуту я даже удивился: а если платформы возьмут разгон, что тогда? Но тут в поле зрения появился тянущийся за платформой канат, а там и бронепоезд показался, удерживающий платформу на канате. Вот оно что! Сначала, значит, пускают собак, чтобы вынюхивали тол, и если собаки идут спокойно, то пропускают платформы (они потяжелей, под солдатами мина могла не взорваться, а уж под платформой-то рванет наверняка!), и лишь в случае полной безопасности движется вперед бронепоезд… Солдаты и собаки остановились внезапно. Тут же и платформы замерли, удержанные бронепоездом. Донесся лай: ищейка обнаружила «мину», которой, разумеется, на этом месте не было: заменяли ее несколько неприметных для человеческого глаза крошек тола. Гитлеровцы засуетились, принялись устанавливать заряд взрывчатки. Расчет был прост: подорвать заряд, уничтожив коварную русскую мину. Заряд установлен, солдаты разбегаются, валятся в снег. Двадцать, тридцать, сорок секунд — взрыв! Выбит кусок рельса. Солдаты бредут к насыпи, поднимаются на нее, продолжают путь. Еще три раза ищейка предупреждала об опасности, и еще три раза гитлеровцы подрывали рельсы и убеждались, что мин нет. Тогда вражеские саперы решили, видимо, что пройденный участок уже не опасен, сняли с привезенных ими платформ и положили на выбитые участки дороги так называемые "рельсовые мостики", и махнули машинисту бронепоезда: можно! Бронепоезд тяжело, уверенно прополз над нашими минами замедленного действия в сторону Коростеня, где шел напряженный бой… Первая не обнаруженная противником мина должна была стать на боевой взвод примерно в четырнадцать часов, а первый вражеский состав появился со стороны Коростеня в 11 часов 40 минут. Волочил платформы с подбитыми танками и орудиями. Через рельсовые мостики состав еле полз. За ним, через двадцать минут, проследовал к Олевску поезд с классными вагонами и теплушками. Наверное, везли раненых. За поездом с ранеными появилась вагонетка: гитлеровцы привезли куски рельсов, сняли "рельсовые мостики" и залатали поврежденные участки полотна. Следующие поезда, один за другим, бодро проследовали к Коростеню из Олевска около 13 часов. Потом так же уверенно, уже на хорошей скорости, проследовали еще три состава: два из Коростеня и один из Олевска. Противник осмелел. Урочный же час приблизился. Вот и четырнадцать часов. Первая мина «проснулась». Очередной вражеский состав, появившийся со стороны Коростеня, толкая перед собой две платформы с балластом, идет со скоростью не менее пятидесяти километров в час. Спешит засветло добраться до Сарн. И все вагоны в составе — классные, офицерские! Ну!!! Мощный взрыв разметал снег, гравий, песок, шпалы и рельсы. Обе платформы и паровоз, увлекая за собой вагоны, поползли и рухнули под откос. Скрежет рвущегося железа, треск дерева, пламя… Из неупавших еще вагонов стали выпрыгивать на нашу сторону гитлеровцы: с противоположной стороны близко к дороге подходил лес, оккупанты боялись обстрела."

http://lib.rus.ec/b/160420/read

(Старинов, разумеется). Все так и есть, использование платформ имело место. А насчет перевозки в них покойников вопрос остается.

Между прочим, в Витебской области, где через Глубокое проходит ж. д. Молодечно - Полоцк, действовало более половины всех партизан Белоруссии.
« Последнее редактирование: 23 Май 2010, 16:41:07 от nestor »
Записан
Будьте здоровы!

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 102
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
Нельзя более-менее определенно утверждать, что использование платформ с покойниками для подстраховки паровозов было сколько-нибудь систематическим, однако везти (полу)мертвых в сторону фронта было где-то даже рациональнее, чем живых. Между тем, в Прибалтику систематически привозили на массовое уничтожение евреев из далеких европейских стран, случалось, в Смоленск из Варшавы, а дальше, ближе к фронту, не возили. С нашими же мертвыми военнопленными делать это можно было абсолютно без опаски: покойные не сбегут.
Записан
Будьте здоровы!

mastersven

  • Участник
  • *
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 12
Понимаю, что гипотезу нужно «подпитывать», но, извините, не за счёт искажения фактов:
1. «Тут есть еще один важный момент - район Присвилья представлял собой сплошные немецкие гарнизоны. Т. е. там местного гражданского населения не было почти вовсе. Поэтому то, что там на самом деле происходило, остается до сих пор по большей части тайной» - данное предположение не соответствует действительности:
а) в Подсвилье действительно располагался немецкий гарнизон как и на любой соседней ж/д станции (Зябки, Крулевщизна, и т.д.), но до брутального образа «сплошные немецкие гарнизоны» это как-то не дотягивает;
б) гражданское население из Подсвилья никто никуда не выселял, карательных акций оккупационными властями против них не проводилось;
в) исходя из вышесказанного ничего «супертайного» там происходить не могло, особенно если учесть значительное количество партизан в округе (см. nestor  Reply #33 : Сегодня в 15:26:37)
2. Bootshaus и его связь с Подсвильем видится мне тупиковым направлением, т.к. до начала 70-ых никаких лодочных станций на тамошних озёрах не было.
3. «А зачем, на самом деле, гонять вагоны с (полу)покойниками на достаточно дальние расстояния, для того только, чтобы их скрытно и лучше, по санитарным соображениям, захоронить? Скрытность увеличивалась, конечно, но, поскольку перевозки были регулярными, обеспечена на 100% быть не могла. Смотрим теперь на хронологию. Фантомные лазареты появляются примерно с конца весны 1942 г. Как раз в это время в Белоруссии становится весьма ощутимым для оккупантов партизанское движение. Растет число диверсий на железных дорогах. Что самое важное в составе? Паровоз, который обычно идет впереди. А если перед ним поставить несколько вагонов с балластным неценным грузом, то угроза его повреждения значительно понижается. Наверно, платформы с покойниками годились для этого лучше всего. Действительно. Живых пленных перевозить в них не жалко, но везти их следовало в сторону фронта, а они могли бежать. Но мертвые не убегут.»
Нет фактов транспортировки тел в/п или кого-либо другого на балластных платформах, применявшихся для защиты подвижного состава от подрывов на партизанских минах. Если у Вас есть, хотелось бы ознакомиться.
Записан

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 102
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
а) в Подсвилье действительно располагался немецкий гарнизон как и на любой соседней ж/д станции (Зябки, Крулевщизна, и т.д.), но до брутального образа «сплошные немецкие гарнизоны» это как-то не дотягивает;
Бездоказательно. На самом деле можно сказать, что Подсвилье по жизни было военным городком. Там самые крупные сооружения - военные казармы, построенные чуть ли не в 19 веке. Остальное - малюсенькие домики обывателей. Но дело не в этом.
Цитировать
б) гражданское население из Подсвилья никто никуда не выселял, карательных акций оккупационными властями против них не проводилось;
Прочитайте самый первый текст в этой ветке. Порядок охраны ж. д. станций и дорог. Так сказать нельзя. Сейчас там два с половиной инвалида живет, а тогда было еще меньше, причем в большинстве евреи. Из всего Подсвилья в живых остался после войны только один еврей, а их там было было подавляющее большинство. Но дело опять же не в этом.
Цитировать
в) исходя из вышесказанного ничего «супертайного» там происходить не могло,
Наоборот. Там естественно исторически сложилось "секретное" место. Военный городок, станция, где, по сути, ничего, кроме него нет. Озера. Леса. Остальные окрестные нас. пункты не слишком близко, маленькие. Место не оживленное.
Цитировать
особенно если учесть значительное количество партизан в округе (см. nestor  Reply #33 : Сегодня в 15:26:37)
Витебщина, извините, не округа. Так мы договоримся называть округой Зауралье. Именно в том месте как раз активность партизан в радиусе 50-100 км практически отсутствовала.
Цитировать
2. Bootshaus и его связь с Подсвильем видится мне тупиковым направлением, т.к. до начала 70-ых никаких лодочных станций на тамошних озёрах не было.
А что мешало их гитлеровцам построить и потом убрать? Но дело опять же не в этом. И насчет Bootshaus пока исключительно предположение. Пока это только слово, которое может решительно что угодно означать и даже не быть связанным с каким-то конкретным местом. Кодовое обозначение чего-то невыясненного, скажем так.
Цитировать
3. Нет фактов транспортировки тел в/п или кого-либо другого на балластных платформах, применявшихся для защиты подвижного состава от подрывов на партизанских минах. Если у Вас есть, хотелось бы ознакомиться.
И это тоже не важно. Могло быть, могло не быть - не суть. Важно другое. Со станции Подсвилье на Глубокое шла (и до сих пор идет) древняя достаточно прямая хорошая булыжная дорога. Не слишком длинная, примерно 25 км. Причем по ней можно выйти прямо в Березвеч без заезда в Глубокое. Идет почти все время по лесам, по дороге максимум четыре деревни. Так что еще вопрос, где лучше разгружаться, если от Новой Вильны ехать по ж. д.
Действительный вопрос в другом. Зачем гнать порожняк (хоть с покойниками, это сути не меняет) с направления Новой Вильны в Глубокое или Подсвилье. Вы тут разводили псевдофилософию, пытаясь ответить на мой вопрос о том, зачем евреев из Франции везли в Эстонию, чтоб по доставке сразу же их захоронить. А там все просто. Везли на место добычи сланцев. Военных действий там не было. Военных перевозок по-настоящему не требовалось. Необходимо было пригнать в Прибалтику пустые платформы (вагоны) и загрузить там сланцем для перевозки его в Европу. Там же, в пустые выработки, и доставленных евреев захоронить.
Здесь принцип тот же. Только вместо сланцев что-то другое. Вовсе не обязательно именно поблизости от Глубокого. Но и не слишком далеко. Одним словом, что-то такое, для чего требовалось бы гнать порожние вагоны Вильнюса примерно в район Глубокого. Не знаю, что это может быть. Какие-то полезные ископаемые. Надо разобраться. Примерно так.
« Последнее редактирование: 23 Май 2010, 20:45:15 от nestor »
Записан
Будьте здоровы!

Наталья30

  • Опытный пользователь
  • Участник
  • ***
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 1 151
  • Наталья Викторовна
По территории Витебской области проходят две крупных европейских магистрали E30 (магистраль М1) и E95 (магистраль М8), пересекающиеся в районе Орши. Также через Оршу проходит железная дорога Москва — Минск.
Беларусь богата запасами: калийные и каменные соли, мело-мергелевые месторождения - одни из крупнейших в Европе, самые востребованные у концессионеров.
Имеются: бурый уголь, нефть, железная руда, торф.
http://www.belarus-tv.by/rus/rbcaf.asp
Полезные ископаемые: калийная соль (второе место в Европе по запасам), каменная соль, торф, доломиты, гранит.
Древесина хвойная.
Записан
С уважением.
Наталья.

nestor

  • Пользователь
  • Участник
  • **
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 3 102
  • Skype: v_sachkov
    • WWW
Угу.

"Витебская область богата месторождениями полезных ископаемых. Промышленно добываются:

    * доломит
    * глина
    * торф
    * песок
    * минеральные воды".

Грузите минеральные воды платформами? :)
Записан
Будьте здоровы!

Геннадий Кушелев

  • Кушелев Геннадий Юрьевич
  • Эксперт
  • Участник
  • *****
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 10 760
  • Skype: g_kushelev
Вячеслав, зачем им минералка из Витебской? У них Perrier в полном распоряжении.
Записан
С уважением,
Геннадий
Буду благодарен за информацию о побегах советских военнопленных
Suche alles über Fluchtversuche von russischen Kriegsgefangenen
Страниц: 1 [2] 3 4 5 6 7 ... 9   Вверх
« предыдущая тема следующая тема »